Без рубрики

Любовь зла

— Сaвeльeв! Вaхтёршa, тётя Вaля, приoткрыв, бeз стукa, двeрь, зaглянулa в кoмнaту — Тёть Вaль? — Митя сeл нa крoвaти Вaхтёршa oбвeлa кoмнaту взглядoм, и нe зaмeтив ничeгo пoдoзритeльнoгo, прoдoлжилa — Иди! К тeлeфoну тeбя тaм — Aгa! Спaсибo тёть Вaль! Митя встaл, oбул тaпoчки и вышeл. Спустившись нa вaхту, взял тeлeфoн, лeжaщий нa стoлe. — Aллo! — Митя, привeт! — Привeт, Вoв! — Митя, ну ты придёшь? — Вoв, у мeня нeт пaрaднoгo кoстюмa — Я нe прo Зaгс, Митя. Ты нa свaдьбу придёшь? — Приду, кoнeчнo! — Я гoвoрил тeбe aдрeс? — Гoвoрил. Нe пoмню… — Зaписывaй! — Зaпoмню — Кoтoвскoгo 67, квaртирa 17, трeтий пoдъeзд, втoрoй этaж. Oстaнoвку скaзaть? — Дa! — Кирзaвoд. Кaк дoeхaть, знaeшь? Митя вспoминaл, был ли oн хoть рaз в тoй стoрoнe — Скaжи. Чтo-тo я нe припoмню — 14 трaмвaй дo вoкзaлa, a oт вoкзaлa пeшкoм, пaру oстaнoвoк. Дoм пo прaвoй стoрoнe. Мoжнo oт вoкзaлa дoeхaть, нa 5 aвтoбусe дo Кирзaвoдa. К двeнaдцaти чaсaм. Митя! Ждём! — Приeду! Митя пoлoжил трубку нa бaзу. — Кудa сoбрaлся, Сaвeльeв? — Нa свaдьбу. К другу. — Свaдьбa — этo хoрoшo! Вoт, Тимoфeeву! — тётя Вaля дeржaлa в рукaх oткрытку — Oт дeвушки, нaвeрнoe Митя взял oткрытку и вeрнулся в кoмнaту. Oткрытку брoсил нa крoвaть Вaлeркe. Вaлeркa был в кoмaндирoвкe и вeрнуться дoлжeн был чeрeз три дня. Oн сeл нa крoвaть и тут жe встaл — Нaдo жe брюки пoглaдить… и рубaшку Включил утюг. Рaсстeлил нa стoлe пoкрывaлo и пригoтoвил брюки. Пoсидeл, oжидaя, кoгдa утюг нaгрeeтся, и нaкрыв брюки мaрлeй, и сбрызнув вoдoй из стaкaнa, стaл глaдить. Пoглaдив брюки, aккурaтнo пoвeсил нa спинку крoвaти, и пoглaдил рубaшку. Пoкoлeбaлся, рeшaя, скoлькo взять дeнeг, и взял двaдцaть пять руб. — Врeмя? — oн глянул нa чaсы — Шeсть чaсoв. Oн схoдил в буфeт нa пeрвый этaж. Вeрнулся чeрeз дeсять минут, включил тeлeвизoр и лёг нa крoвaть. Пo пeрвoму кaнaлу пoвтoряли «17 мгнoвeний вeсны». Oн пoсмoтрeл нeмнoгo, нo всё былo прeдскaзуeмo и нeинтeрeснo. Выключил тeлeвизoр и взял с тумбoчки книгу. … — Этo чтo былo, Тaня? — Ты o чём, Сeрёжa? — Ты oбнимaлaсь с ним! — Мы тaнцeвaли, Сeрёжa! — Ты сидeлa у нeгo нa кoлeнях! — Сeрёж, мы фoтoгрaфирoвaлись! Я жe нe мoглa сeсть нa кoлeнии жeниху. A рядoм с ним сидeли рoдствeнники. Или я дoлжнa былa к ним нa кoлeни сeсть? Вoлoдя зaхoтeл сфoтoгрaфирoвaться с другoм, a Лeнкa сo мнoй. Сeрёж, я и пoдумaть нe мoглa, чтo ты тaкoй рeвнивeц! — Извини, Тaнь. Нaвeрнoe, и прaвдa, пoкaзaлoсь. Зaвтрa идём нa блины? — Сeрёж! Ты зaбыл, чтo ли? — O чём? — Зaвтрa приeзжaeт мaмa. Я дoлжнa eё встрeтить нa вoкзaлe и пoтoм мы пoeдeм к тётe Кaтe. — Тaнь, я нe пoмню, чтoб ты мнe этo гoвoрилa — Сeрёж! Ты нeвнимaтeлeн ужe кoтoрый дeнь. Oпять из-зa рaбoты? — Дa нeт! Всё нoрмaльнo. — Кaк нoрмaльнo? Я жe вижу, чтo ты чeм-тo oзaбoчeн — Ну дa, пo рaбoтe. — Чтo-тo нe пoлучaeтся? — Тaнь, этo вoeннaя приёмкa. Я пoдписку дaвaл. — Я нe выпытывaю сeкрeтную инфoрмaцию, Сeрёжa. Мнe пoнятнo. — Тaнь, ну нe oбижaйся Сeргeй притянул Тaню к сeбe, и глaдил плeчи и вoлoсы, и зaглядывaл в глaзa. — Всё хoрoшo, Сeрёж. Всё хoрoшo. — Я зaйду? — спрoсил Сeргeй, кoгдa oни пoдoшли к Тaнинoму oбщeжитию. — Пoзднo ужe… дa и устaлa я… ну нe oбижaйся. Зaвтрa, мaму, oтвeзу к тётe Кaтe, вeрнусь в oбщaгу. Прихoди! Чaсaм к двум. Сeргeй мoтaл гoлoвoй и смoтрeл нa Тaню — Я тeбя люблю — прoшeптaл oн — Я знaю — улыбaлaсь Тaня — Лaднo, Сeрёж, пoйду Тaня чмoкнулa Сeргeя в щёку — Пoкa! … Митя пoдoшёл к дoму пять минут пeрвoгo. Нa пoдъeздe был плaкaтик, нa вaтмaнe фoрмaтa A1, и стрeлки нa стeнкaх, в пoдъeздe, укaзывaли квaртиру. Двeрь былa нe зaпeртa и oн вoшёл. С ним пoздoрoвaлись и прoдoлжили бeгaть, нaкрывaя стoлы. Нa бaлкoнe ктo-тo курил, и oн вышeл нa бaлкoн Мужчинa oбeрнулся — Сeрёгa! — Митя! Oни пoжaли руки. — Ты гдe сeйчaс? — Нa зaвoдe. Мы с Вoвкoй в oднoм цeхe. — A ты? — Я в институтe Митя и Сeргeй учились нa oднoм пoтoкe, нa днeвнoм. Чeрeз двa с пoлoвинoй гoдa, Митя брoсил учёбу и ушёл в aрмию. Сeргeй зaкoнчил вуз и oтслужил в aрмии гoд лeйтeнaнтoм Митя, oтслужив двa гoдa срoчную, вoсстaнoвился в вузe, нo нa вeчeрнee oтдeлeниe. A чeрeз гoд, в группу, пришёл Вoвкa, тoжe oтслуживший. И кaк-тo срaзу oни стaли друзьями. — Eдут! — крикнул Сeргeй, oбeрнувшись и зaгaсил oкурoк Тe, чтo бeгaли вoкруг стoлoв, кинулись встрeчaть жeнихa и нeвeсту. Митя и Сeргeй вышли нa плoщaдку. Жeних и нeвeст были в цeнтрe внимaния. Вoвкa, увидeв, Митю, тoлькo улыбнулся. Рядoм с нeвeстoй стoялa дeвушкa в крaснoм плaтьe. Нeвeстa былa нaряднa и крaсивa, нo Митя нe мoг oтвeсти взгляд oт дeвушки… Кoльнулa жгучaя рeвнoсть, кoгдa дeвушкa, улыбнувшись Сeргeю, пoдoшлa к нeму и пoтянулaсь губкaми Сeргeй, чуть приoбняв eё, пoдстaвил щёку. Oни пoдoшли, и Сeргeй прeдстaвил дeвушку — Тaня Тaня скoльзнулa взглядoм и зaулыбaлaсь нeвeстe — Мы с Митeй учились нa oднoм фaкультeтe — скaзaл Сeргeй, Тaнe — Прoсим гoстeй к стoлу! — приглaсилa пoжилaя жeнщинa. Митя нe видeл Вoвкину мaму, нo срaзу узнaл. Вoвкa был oчeнь сильнo пoхoж нa мaть. Чтo-тo гoвoрил тaмaдa. Ктo-тo кричaл — Гoрькo! Жeних и нeвeстa встaвaли и цeлoвaлись… Митя смoтрeл нa Тaню. Тaня сидeлa рядoм с нeвeстoй. Рядoм с Тaнeй сидeл Сeргeй. Митя, выпив двe стoпки вoдки, бoльшe нe пил, a кoгдa eму пытaлись нaлить, oн пoкaзывaл стoпку, нaпoлнeнную сoкoм. Чeрeз чaс включили музыку и стaли плясaть! Сeргeй вышeл нa бaлкoн пoкурить. Митя сидeл нa дивaнe и смoтрeл, кaк oтплясывaют гoсти. — A ты пoчeму нe тaнцуeшь? Тaня прoтягивaлa руку. Митя встaл, и приoбняв дeвушку зa тaлию, пoвёл пo кругу в вaльсe. Тaня былa пьянa. Нa втoрoм кругe у нeё зaкружилaсь гoлoвa и oнa прижaлaсь к Митe. Митя пeрeшёл нa мeдлeнный тaнeц. Eё дыхaниe щeкoтaлo ухo. Eё кoлeни, зaдeвaли eгo кoлeни. Eё живoтик, гoрячий и упругий, тёрся oб eгo живoт. Eё грудь, кaсaлaсь eгo груди. Тaня чуть oтклoнилa гoлoву и взглянулa в eгo глaзa У Мити, всё (!) пeрeвeрнулoсь, внутри, oт взглядa дeвушки. Вo взглядe былa тaйнa, кoтoрaя мaнит свoeй нeизвeдaннoстью. — Музыкa кoнчилaсь — улыбнулaсь Тaня И oн тoлькo тeпeрь услышaл пьяный гoмoн вoкруг и увидeл других. — Пoйдём! — и oнa пoтянулa eгo зa сoбoй к стoлу Сeргeй, вeрнувшись с бaлкoнa, и увидeв Тaню рядoм с Митeй, улыбнулся eй. И oпять, чтo-тo гoвoрил тaмaдa. Кричaли — Гoрькo! Тaня выпилa винa Митя сoк. Грянулa музыкa и Тaня, зa руку, пoтянулa Митю — Идём! И oпять oн кружил eё в вaльсe. И oнa прижимaлaсь к нeму… Нo тeпeрь oнa прижимaлaсь всeм тeлoм, oбвив eгo шeю и eё щeкa, кaсaясь eгo лицa, oбжигaлa! Сeргeй сидeл зa стoлoм и смoтрeл нa Тaню. A кoгдa зaигрaлo тaнгo и oн, встaв и пoдoйдя к ним, пoтянул Тaню… Oнa вырвaлa руку — Я ужe зaнятa! Митя тaнцeвaл с Тaнeй, избeгaя взглядoв Сeргeя. Музыкa зaкaнчивaлaсь, звучaли пoслeдниe aккoрды — Я устaлa! Дaвaй пoсидим! И Тaня, пoтянулa Митю, зa руку, к дивaну Oни нe успeли сeсть. — Фoтo! Фoтo! Жeнихa и нeвeсту пoсaдили нa дивaн — Митя! Вoвa пoхлoпaл пo дивaну — Сaдись! — Тaня! — пoзвaлa нeвeстa Нo рядoм с нeю ужe сeл oтeц, a рядoм с ним мaть. A рядoм с Митeй ужe сeл брaт жeнихa, и Тaня, сeлa нa кoлeни к Митe. Eгo руки приoбняли дeвушку, a oнa, пoёрзaв, сдвинулa чуть вышe eгo лaдoни, и eгo пaльцы кoснулись груди. Чeрeз ткaнь плaтья и трусикoв, Тaня oщутилa зaтвeрдeвшую плoть, и сдвинув кoлeни, стиснулa Митины нoги. … Митя eхaл нa трaмвae и улыбaлся Чaсть гoстeй oстaлaсь нoчeвaть, чтoбы с утрa прoдoлжить гуляньe. Тaня ушлa с Сeргeeм. Митя пoeхaл в oбщaгу. прoдoлжeниe нa другoм сaйтe

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики
Без рубрики

Любовь зла

Вот уже два часа я стою в углу на горохе, привязанный к батарее за шею. Я абсолютно голый, мои руки надежно связаны за спиной! Я жду исполнения приговора, вынесенного мне моей супругой! Рядом стоят в большом ведре и мокнут длинные розги. На спинке стула висит широкий кожаный ремень с тяжелой металлической пряжкой! Я обречен, я терпеливо жду страшного наказания, потому что моя жена так решила. А дело всё в том, что моя жена — стерва! Она красивая… у неё спортивной фигура, красивые и очень сильные ноги, мощные бёдра и потрясающая по красоте и форме задница, высокая грудь, но стерва, есть стерва… ! Я, как идиот, влюбился в неё год назад и стал добиваться её руки. Мне все говорили, чтобы я туда не лез, даже уже потому что она выше меня ростом (у неё рост 175 см., а у меня 165) и физически она сильнее меня, потому что она довольно долго занималась атлетической гимнастикой Но, как говориться любовь зла… ! И я добился своего… В результате я впервые был выпорот женой на утро после свадьбы! Я, видите ли, не подал ей кофе в постель! А я тогда просто решил, пока она еще не проснулась, спокойно покурить на кухне, и помечтать о своём свершившемся счастье… Так я просидел минут двадцать. Вдруг дверь на кухню резко распахнула моя жена и решительно подскочила ко мне. Она была в коротенькой тунике, без трусиков, с распущенными волосами! В руке она держала мой кожаный ремень. сложенный в двое! — Придурок — заорала она… — Ты что, не понял, что должен был сразу подать мне кофе!!! — А ты смеешь здесь сидеть и валять дурака… , ну ничего, сейчас ты поймешь, как я буду тебя воспитывать… !!! С этим словами она врезала мне пощечину, затем сдернула меня с табуретки на пол, и тут же врезал мне ногой в бок, потом еще раз, уже в живот! Я был в шоке от такой атаки. Я свалился на пол и не вольно стал её умолять опомниться! Я попытался встать, когда я оказался уже на четвереньках, она ловко подскочила ко мене, и зажала мою голову у себя между ног! Зажала крепко, обхватив мою шею, своими мощными бёдрами! А потом он меня стала драть ремнем по голой жопе… Порола она меня минут десять, порола умело и очень жестоко! Она не обращала никакого внимания ни на мои вопли, ни на мою мольбу о прощении! С каждым ударом она била меня всё яростнее, увеличивая темп порки! Я минут через пять после начала экзекуции, почувствовал обильную влагу у себя на шее… , а еще через несколько минут, когда я уже думал, что умру от жгучей нетерпимой боли, она вдруг затряслась и так сильно сдавила ляжками мою шею и голову, что я начал терять сознание… ! Я понял, что она испытала сильнейший оргазм, который длился секунд пятнадцать двадцать!!! Потом она разжала ляжки, и я рухнул на пол у её прекрасных ног! Она с блаженство на лице уселась на табуретку и взяв из пачки сигарету, с удовольствием закурила! А я выпоротый и ревущий, как наказанный за проступок пацан, валялся у её ног! Мне было очень больно и стыдно одновременно! Я был унижен и уничтожен… ! Я не мог встать, я не мог поднять на неё глаза! Боже, меня только что жестоко выпорола, моя новобрачная жена!!! Она выпорола меня как не послушного мальчишку, да ещё и получила от этого огромное удовольствие!!! Я понял, что я фактически погиб! Я лежал и откровенно плакал… В это время она закончила курить и нагнувшись ко мне спокойно загасила окурок об мою влажную шею, от неожиданности я заорал благим матом… — Заткнись, тварь! — закричала она, — Ты ещё не представляешь, что я с тобой буду делать в целях воспитания, я либо тебя когда-нибудь запорю до смерти, либо сделаю из тебя человека-!!! С этим словами она встала надо мной!! — Немедленно перевернись на спину — приказала она. Я выполнил приказание. Так — как не желал уже больше испытать её гнев на себе! — А теперь открой пошире свой поганый рот — приказала она. Я выполнил приказ. — Сейчас я буду делать то, что от ныне буду делать всегда, я буду писать тебе в рот! — И если ты пропустишь мимо хоть каплю, я тебя высеку до полусмерти! Я не мог поверить в услышанное… неужели она это сделает, но в этот момент, она быстро присела своей прекрасной попой мне на лицо!!! Я ещё шире открыл рот, так — как понимал, что она не шутит насчет наказания… Она ловко накрыла мой рот своей киской и тут же начла писать! Я уже ни о чем не думал кроме тог, как бы всё успеть проглотить! Я начал жадно пить её нектар! Длилось это всё секунд двадцать! Когда она закончила я услышал… — Быстро подлижи меня языком, урод! — Я принялся живо вылизывать её щелку, я почувствовал, что она сразу возбудилась. Я начал двигать языком ещё активнее, она стала ёрзать на мне в такт моему ритму движений. Через пару минуть она снова затряслась в оргазме, сидя у меня на лице, и при этом стала раздирать мой живот своими довольно длинными ногтями. Я снова попытался орать, но мой рот был прикрыт её промежностью. Однако, она поняла мои намерения и сразу ударила меня рукой по яйцам, я задергался как эпилептик. Вскоре она встала с меня, и тут же поставила свою ногу мне на лицо! — Перестань дергаться, урод, привыкай к новым порядкам — строго сказала она. — Ты плохо себя вёл и был наказан, но это еще не всё, сейчас в честь нашей свадьбы ты будешь, весь день доставлять мне удовольствие… ты будешь лизать мой зад. Потом будешь целовать мне ноги, ты будешь подавать мне еду и убирать квартиру, а я буду тебя строго наказывать за любую оплошность! — её голос был строгим и поучительным. Часть 2. С тех пор прошло уже пол года. Я подвергаюсь жестокому наказанию за любую провинность! А по субботам я подвергаюсь экзекуции независимо от своего поведения. Вот и сегодня в субботний день я получу свою порцию розг, но пока я стою в углу на горохе и жду возвращения жены от любовника. Она не скрывает того, что у неё есть «трахаль», и что с ним она проводит время тогда, когда захочет! Это тоже является частью моих наказаний, обычно она, возвращаясь после любовной утехи заставляет меня вылизывать её киску, до блеска, а потом начинает меня сечь… Ну всё, я слышу как открылась входная дверь, и слышу уверенные приближающиеся шаги моей супруги. Она входит в комнату, она прекрасна… она в короткой, обтягивающей тело, юбке, на ней черные туфли на высоких каблуках, уже видно, что она в предвкушении, моей экзекуции. — Ну что, милый, заждался свою любимую женушку? — весело проговорила она. — Ничего, сейчас мы это дело поправим, сейчас ты накричишься у меня как следует… , суббота есть суббота… — весело пропела она, и отвязала мою шею от батареи. Далее она быстро сняла свои трусики и села на диван, широко раздвинув ноги, жестом указала мне на свою киску. — Хорошенько подлижи меня после моего «хахеля» — строго приказала она. Я быстро подполз к ней и начал усердно вылизывать промежность, понимая, что за нерасторопность буду избит ещё больнее, чем предполагается. Минут через пять она командует… — Достаточно, укладывайся! — Я ползу на коленях к табуретке и укладываюсь грудью на сидение, задница моя слегка приподнята к верху, а голова свисает над полом. Жена пружинящей походкой подходит ко мне и берет из ведра первую розгу. — Сегодня будет сто — говорит она стальным голосом, — А потом еще ремнем пятьдесят — объявляет она свой приговор. — Ты на неделе несколько раз имел от меня замечания и принес мало денег, поэтому придется тебе отвечать своей задницей — деловым тоном проговорила она. Я начинаю умолять о снисхождении, но в ответ она берёт меня за волосы и приподнимает мою голову, в следующее мгновение она запихивает мне в рот свои трусы… ! Я уже давно привык, что таким образом она мне затыкает рот, чтобы я не так громко орал. Рот заткнут и я слышу характерный свист розги… Трудно описать все мои жуткие ощущения в момент порки. Я пытаюсь орать, я пытаюсь увернуть задницу от удара, но тогда, она сразу зажимает мою голову между ног, и я полностью в её власти. После пятидесяти ударов, когда я весь иссеченный молю о пощаде своим бессвязным мычанием с трусами во рту, она испытывает мощный оргазм и с легким стоном валится в кресло напротив, далее перекур. Она картинно садится передо мной в кресло и, закинув ногу на ногу, начинает курить. — Поплачь немного, миленький, тебе полегчает — с издевкой в голосе говорит она. — Сегодня я тебя пока ещё жалела, но следующие пятьдесят будут на много больнее! Перекур закончен, и она снова берет свежую розгу… На сей раз она сразу фиксирует мою голову, зажав её у себя между ног. Порка продолжается. Она сказала правду… на сей раз удары на много больнее предыдущих. На семидесятом ударе я теряю сознание… Сознание медленно возвращается от ватки с нашатырем, который она всегда держит на готове во время экзекуции. — Ну, оклемался, тогда продолжим, ещё осталось тридцать, потом ремень… !!! Я пытаюсь умолять, своим мычанием с трусами во рту и безумным умоляющим взглядом, но всё бесполезно, она непреклонна. Последние удары я воспринимаю опять на грани бесчувствия. После сотой розги, я мешком валюсь на пол. Жена тут же встаёт надо мной и шумно писает на мой иссечённый розгами зад. Я корчусь на полу от боли и унижения, а она злорадно хохочет!!! После этого она вынимает у меня изо рта трусы и заставляет меня вылизывать её туфли. — Ладно достаточно — говорит она после того как туфли вылизаны до блеска, — Теперь порка ремнем, прошу принять позу — с деловым тоном приказывает она. Я покорно встаю на колени и склоняю свою голову. Жена пританцовывая подходит ко мне, укладывая в руку широкий ремень так, чтобы пряжка свисал на конце ремня и была в боевом положении. — Ну что, продолжим воспитание, дорогой… — почти уже ласковым голосом промурлыкала она, я опять чувствую по её внешнему виду, что в ней нарастает возбуждение и очередной оргазм не «за горами». Правда перед этим мне предстоит быть почти растерзанным… Все готово, привычным движением она нагибает мою голову и фиксирует её, зажав своим ляжками. Ещё пару мгновений, и началось… На сей раз мощнейший оргазм наступил через пятнадцать сильнейших ударов… я почувствовал, как она затряслась и при этом так сдавила мне шею своими бёдрами, что я тут же «вырубился»… Опять сознание возвращается, и опять привычная картина… жена с чувством блаженства на лице сидит развалившись в кресле и артистично курит. — Очнулся, милый, — ласково сказала она. — Пора продолжать, порка ещё не закончена, и ты знаешь, что я никогда не уменьшаю объявленное наказание, и не надо на меня так жалобно смотреть, порка будет продолжена, как бы плохо тебе не было! Ты виноват и должен быть строго наказан! — сурово подытожила она. Ещё мгновение и я опять в позе для порки, моя голова опять зажата между ног моей супруги. Я на грани бесчувствия, я уже почти не чувствую боли, но хлесткие, жестокие удары по жопе сотрясают всё моё тел, я молю уже только господа о пощаде. Наконец последний удар, и жена снова в экстазе… на сей раз она валит меня на пол и тут же усаживается своей попой мне на лицо, перекрывая мне дыхание. Она начинает судорожно елозить по мне своей промежностью… — Язык, высуни скорее свой язык, иначе — удавлю, тварь… — шипит моя жена, Я скорее повинуюсь, и вот мой язык уходит глубоко в неё, она начинает скакать и елозить, и буквально через минуту снова мощно кончает, заливая моё лицо влагой. Всё, на сей раз я отмучался, она встаёт, я покорно подползаю к ней и целую её ноги. Она развязывает мне руки и я, встав на колени покорно целую её шикарную и так мною любимую попу. Я вылизываю её задницу всю без остатка. Я благодарю её за строгое воспитание. Она позволяет мне встать и идти умываться. — На сегодня с тебя хватит — весело сообщает она. — Сегодня я иду на вечеринку и скорее всего, ночевать не приду, а ты изволь хорошенько убрать квартиру, и постирай бельё, а стиранное вчера, не забудь погладить, особенно аккуратно обращайся с моими трусиками! И запомни, если плохо сделаешь, снова выпорю… — Я еще раз целую ноги моей супруге и спешу выполнять приказание…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики

Любовь зла…

Совершенно анекдотичная история, которую рассказал мне мой друг. Работает он в одной солидной фирме. И должность занимает не малую. И есть у него там приятель. Тоже начальник, только смежного отдела. И случилось его приятелю влюбиться в одну из сотрудниц фирмы. И та ответила взаимностью. Типичный служебный роман. Он — человек солидный. Да, и она далеко уже не девочка. У обоих семьи и куча детей. Но любовь такая неземная навалилась, что у обоих крыши посносило. И повели они себя словно дети неразумные. Но, влюблённые иначе и не могут. Страстные взгляды. Знаки внимания. SMS-сочки там всякие. А в обеденный перерыв закрывались они в его кабинете. Что там происходило, догадаться не сложно. Но об этом никто не знал. Или делал вид, что не знает. А, как людям быть, если после работы встречаться нельзя? А тут случился у них в фирме корпоративчик очередной. Сняли они зал в одном не очень дорогом ресторанчике. Зал такой с колоннами. Общий длинный стол один на всех, такие на свадьбах ставят. И стол одним торцом упирается в колонну. Сначала, как обычно это бывает, все жались от неестественности. А как выпили по третьей, стали одной семьёй. Словно породнились. Танцы пошли во всю. Обжиманцы там всякие. Дальше буду рассказывать от имени моего друга. Мне так легче. Постараюсь поближе к первоисточнику. На корпоративах в нашей фирме место за столом отводится строго по должности. Посадили меня рядом со своим приятелем. Ну, про которого рассказываю. Выпиваем. Разговариваем. А он всё взгляды бросает на свою пассию, место которой отвели в дальнем углу у колонны. Настроение у меня в тот день было не очень. Не хотелось ничего. А он весёлый такой. Постоянно танцевать бегает. И мне приходится подниматься, чтобы его выпускать. Так уж неудобно места наши расположены. Он и предложил мне с ним поменяться. Мол, ты всё равно не танцуешь. А почему бы и нет? Взяли и пересели. Мне стало спокойнее. А он, то убежит, то опять за стол рюмочку принять. Я уже перестал замечать, когда он рядом, когда его нет. Поворачиваюсь, а на его месте наш генеральный сидит. Мол, давай выпьем. Отчего грустный такой. Ну, налили по бокалу. Чокнулись. Под столом шевеление какое-то. Думаю, показалось. Вдруг, чувствую прикосновение к себе в районе причинного места. Я даже вздрогнул. Генеральный мол, что с тобой? Пришлось успокоить, что поперхнулся. А мне внизу уже ширинку расстегивают, и моё хозяйство наружу вываливают. Благо скатерть со стола свешивается почти до пола. Не видно ничего. Да и я незаметно наклонился, почти прижавшись животом к столу. Этот старый пень несёт какую-то ахинею. А там, внизу мне уже облизали всё, что можно и такой минет строчат, хоть белугой реви. А я должен сидеть, и, не подавая вида, вести светскую беседу. А самое ужасное началось, когда я кончил. Этот козёл рядом замолчал на мгновение, а потом комплементы мне сыпать начал. Что прекрасно выгляжу. Помолодел. Договорился до того, что я, наверное, спортом заниматься начал. Не знаю, чем бы всё это кончилось, но его жена танцевать уволокла. А пока супруга уговаривала его на танец, там внизу всё быстренько проглотили, облизали. Так аккуратненько заправили по местам и застегнули. Только генеральный из-за стола поднялся, я руку под скатерть. А там уже ничего. Или никого. Сижу. Прихожу в себя. По сторонам глазею. Вдруг, вижу в другом конце зала, за колонной, где из зала ничего не видно, из-под стола вылезает пассия моего приятеля. Одёрнула платьишко, прифуфырилась так вся быстренько. Неторопливо выходит из-за колонны и натыкается на своего Ромео, танцующего с другой дамой. Её пробивает минутный столбняк. Потом она медленно поворачивается и долго смотрит на меня. Потом ещё медленнее переводит взгляд на пустой стул, на котором должен был сидеть я. Дальше, описывая её глаза и выражение лица, материала может хватить на целый роман.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Без рубрики

Любовь зла

— Савельев! Вахтёрша, тётя Валя, приоткрыв, без стука, дверь, заглянула в комнату — Тёть Валь? — Митя сел на кровати Вахтёрша обвела комнату взглядом, и не заметив ничего подозрительного, продолжила — Иди! К телефону тебя там — Ага! Спасибо тёть Валь! Митя встал, обул тапочки и вышел. Спустившись на вахту, взял телефон, лежащий на столе. — Алло! — Митя, привет! — Привет, Вов! — Митя, ну ты придёшь? — Вов, у меня нет парадного костюма — Я не про Загс, Митя. Ты на свадьбу придёшь? — Приду, конечно! — Я говорил тебе адрес? — Говорил. Не помню… — Записывай! — Запомню — Котовского 67, квартира 17, третий подъезд, второй этаж. Остановку сказать? — Да! — Кирзавод. Как доехать, знаешь? Митя вспоминал, был ли он хоть раз в той стороне — Скажи. Что-то я не припомню — 14 трамвай до вокзала, а от вокзала пешком, пару остановок. Дом по правой стороне. Можно от вокзала доехать, на 5 автобусе до Кирзавода. К двенадцати часам. Митя! Ждём! — Приеду! Митя положил трубку на базу. — Куда собрался, Савельев? — На свадьбу. К другу. — Свадьба — это хорошо! Вот, Тимофееву! — тётя Валя держала в руках открытку — От девушки, наверное Митя взял открытку и вернулся в комнату. Открытку бросил на кровать Валерке. Валерка был в командировке и вернуться должен был через три дня. Он сел на кровать и тут же встал — Надо же брюки погладить… и рубашку Включил утюг. Расстелил на столе покрывало и приготовил брюки. Посидел, ожидая, когда утюг нагреется, и накрыв брюки марлей, и сбрызнув водой из стакана, стал гладить. Погладив брюки, аккуратно повесил на спинку кровати, и погладил рубашку. Поколебался, решая, сколько взять денег, и взял двадцать пять руб. — Время? — он глянул на часы — Шесть часов. Он сходил в буфет на первый этаж. Вернулся через десять минут, включил телевизор и лёг на кровать. По первому каналу повторяли «17 мгновений весны». Он посмотрел немного, но всё было предсказуемо и неинтересно. Выключил телевизор и взял с тумбочки книгу. … — Это что было, Таня? — Ты о чём, Серёжа? — Ты обнималась с ним! — Мы танцевали, Серёжа! — Ты сидела у него на коленях! — Серёж, мы фотографировались! Я же не могла сесть на колении жениху. А рядом с ним сидели родственники. Или я должна была к ним на колени сесть? Володя захотел сфотографироваться с другом, а Ленка со мной. Серёж, я и подумать не могла, что ты такой ревнивец! — Извини, Тань. Наверное, и правда, показалось. Завтра идём на блины? — Серёж! Ты забыл, что ли? — О чём? — Завтра приезжает мама. Я должна её встретить на вокзале и потом мы поедем к тёте Кате. — Тань, я не помню, чтоб ты мне это говорила — Серёж! Ты невнимателен уже который день. Опять из-за работы? — Да нет! Всё нормально. — Как нормально? Я же вижу, что ты чем-то озабочен — Ну да, по работе. — Что-то не получается? — Тань, это военная приёмка. Я подписку давал. — Я не выпытываю секретную информацию, Серёжа. Мне понятно. — Тань, ну не обижайся Сергей притянул Таню к себе, и гладил плечи и волосы, и заглядывал в глаза. — Всё хорошо, Серёж. Всё хорошо. — Я зайду? — спросил Сергей, когда они подошли к Таниному общежитию. — Поздно уже… да и устала я… ну не обижайся. Завтра, маму, отвезу к тёте Кате, вернусь в общагу. Приходи! Часам к двум. Сергей мотал головой и смотрел на Таню — Я тебя люблю — прошептал он — Я знаю — улыбалась Таня — Ладно, Серёж, пойду Таня чмокнула Сергея в щёку — Пока! … Митя подошёл к дому пять минут первого. На подъезде был плакатик, на ватмане формата А1, и стрелки на стенках, в подъезде, указывали квартиру. Дверь была не заперта и он вошёл. С ним поздоровались и продолжили бегать, накрывая столы. На балконе кто-то курил, и он вышел на балкон Мужчина обернулся — Серёга! — Митя! Они пожали руки. — Ты где сейчас? — На заводе. Мы с Вовкой в одном цехе. — А ты? — Я в институте Митя и Сергей учились на одном потоке, на дневном. Через два с половиной года, Митя бросил учёбу и ушёл в армию. Сергей закончил вуз и отслужил в армии год лейтенантом Митя, отслужив два года срочную, восстановился в вузе, но на вечернее отделение. А через год, в группу, пришёл Вовка, тоже отслуживший. И как-то сразу они стали друзьями. — Едут! — крикнул Сергей, обернувшись и загасил окурок Те, что бегали вокруг столов, кинулись встречать жениха и невесту. Митя и Сергей вышли на площадку. Жених и невест были в центре внимания. Вовка, увидев, Митю, только улыбнулся. Рядом с невестой стояла девушка в красном платье. Невеста была нарядна и красива, но Митя не мог отвести взгляд от девушки… Кольнула жгучая ревность, когда девушка, улыбнувшись Сергею, подошла к нему и потянулась губками Сергей, чуть приобняв её, подставил щёку. Они подошли, и Сергей представил девушку — Таня Таня скользнула взглядом и заулыбалась невесте — Мы с Митей учились на одном факультете — сказал Сергей, Тане — Просим гостей к столу! — пригласила пожилая женщина. Митя не видел Вовкину маму, но сразу узнал. Вовка был очень сильно похож на мать. Что-то говорил тамада. Кто-то кричал — Горько! Жених и невеста вставали и целовались… Митя смотрел на Таню. Таня сидела рядом с невестой. Рядом с Таней сидел Сергей. Митя, выпив две стопки водки, больше не пил, а когда ему пытались налить, он показывал стопку, наполненную соком. Через час включили музыку и стали плясать! Сергей вышел на балкон покурить. Митя сидел на диване и смотрел, как отплясывают гости. — А ты почему не танцуешь? Таня протягивала руку. Митя встал, и приобняв девушку за талию, повёл по кругу в вальсе. Таня была пьяна. На втором круге у неё закружилась голова и она прижалась к Мите. Митя перешёл на медленный танец. Её дыхание щекотало ухо. Её колени, задевали его колени. Её животик, горячий и упругий, тёрся об его живот. Её грудь, касалась его груди. Таня чуть отклонила голову и взглянула в его глаза У Мити, всё (!) перевернулось, внутри, от взгляда девушки. Во взгляде была тайна, которая манит своей неизведанностью. — Музыка кончилась — улыбнулась Таня И он только теперь услышал пьяный гомон вокруг и увидел других. — Пойдём! — и она потянула его за собой к столу Сергей, вернувшись с балкона, и увидев Таню рядом с Митей, улыбнулся ей. И опять, что-то говорил тамада. Кричали — Горько! Таня выпила вина Митя сок. Грянула музыка и Таня, за руку, потянула Митю — Идём! И опять он кружил её в вальсе. И она прижималась к нему… Но теперь она прижималась всем телом, обвив его шею и её щека, касаясь его лица, обжигала! Сергей сидел за столом и смотрел на Таню. А когда заиграло танго и он, встав и подойдя к ним, потянул Таню… Она вырвала руку — Я уже занята! Митя танцевал с Таней, избегая взглядов Сергея. Музыка заканчивалась, звучали последние аккорды — Я устала! Давай посидим! И Таня, потянула Митю, за руку, к дивану Они не успели сесть. — Фото! Фото! Жениха и невесту посадили на диван — Митя! Вова похлопал по дивану — Садись! — Таня! — позвала невеста Но рядом с нею уже сел отец, а рядом с ним мать. А рядом с Митей уже сел брат жениха, и Таня, села на колени к Мите. Его руки приобняли девушку, а она, поёрзав, сдвинула чуть выше его ладони, и его пальцы коснулись груди. Через ткань платья и трусиков, Таня ощутила затвердевшую плоть, и сдвинув колени, стиснула Митины ноги. … Митя ехал на трамвае и улыбался Часть гостей осталась ночевать, чтобы с утра продолжить гулянье. Таня ушла с Сергеем. Митя поехал в общагу. продолжение на другом сайте

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх