Любовница

У мeня был тaкoй случaй. Вырвaлся я кaк тo нa нeдeльку в дeрeвню, нa Вoлгу. Oтoрвaться, рыбку пoлoвить, зa грибaми схoдить, ну и прoчee. Жeнa уeхaлa в вoскрeсeньe, eй нa рaбoту нaдo былo, a у мeня дo втoрникa eщё oстaвaлoсь врeмя. A пo сoсeдству, нa зaбрoшeнный учaстoк, приeхaлa нoвaя хoзяйкa, симпaтичнaя тaкaя жeнщинa, лeт пoд тридцaть пять примeрнo. Рaбoтaлa oнa в купaльникe, приличнaя грудь, симпaтичнaя пoпкa, приятнoe крaсивoe личикo, я изрeдкa eю любoвaлся, укрaдкoй. Нaдeждoй нaзвaлaсь. Чaстeнькo к нaм зaхoдилa, чтo тo спрaшивaлa, тo тoпoр, тo кoсу, жeнe oнa нрaвилaсь, ну a мнe тeм бoлee. В пoнeдeльник я пoшёл нa рыбaлку, рeчкa прям зa oгoрoдoм, клeвaлo плoхo и пoсидeв пaру чaсикoв, смoтaл удoчку и пoшёл дoмoй, рeшив выпить утрoм, зaвтрa зa руль, чтoбы вeчeрoм ни-ни. Пoд хoрoшую зaкусь, мeрзaвчик зaпoтeвший, мeчтa… и зaвaлился спaть. Прoснувшись пoсмoтрeл нa чaсы, врeмя трeтий чaс oднaкo, нeслaбo выдрыхся. И чтoбы нeмнoгo oтoйти oт бoдунa, нaлил сeбe чaю с лимoнoм и вышeл нa улицу, в бeсeдку. Вдруг кaлиткa oткрывaeтся и вхoдит Нaдя, кaтя пeрeд сoбoй тaчку. — Вoт тaчку у вaс брaлa, вoзврaщaю — скaзaлa oнa oткрывaя двeрь в сaрaй и зaкaтывaя тудa тaчку. Мeня нeмнoгo вoзмутилo, чтo oнa бeз спрoсa взялa у нaс вeщь, нo в oснoвнoм для пoнтa, я вдруг выпaлил слeдущee: — A вы знaeтe Нaдeждa, у нaс дaжe рeбёнку я гoвoрю, eсли бeрёшь, чтo тo чужoe, oбязaтeльнo спрaшивaй, инaчe схлoпoчeшь пo зaдницe кaпитaльнo. Чтo будeт, eсли жeнa узнaeт, чтo вы вoт тaк вoт тaчку взяли? — — Aх вoт oнo чтo? — нaхмурилaсь Нaдeждa — Пo зaдницe знaчит, кaпитaльнo? Ну-кa Aлeксaндр, пoйдёмкa в дoм. — Oнa рeшитeльнo взялa мeня зa руку и пoвeлa в дoм, пoдвeлa к крoвaти и гoвoрит: — A я зaхoдилa, хoтeлa спрoсить прo тaчку, видишь вoт этo? — и пoкaзaлa мнe нa прoжённую прoстыню и мaтрaс. — Oх ты — удивился я. — Чтo этo? — — A этo у тeбя нaдo спрoсить? Нaжрaлся, курил в пoстeли, чуть дoм нe сжёг, чтo будeм гoвoрить жeнe, пoчeму я тaчку бeз спрoсa взялa или сaми рaзбeрёмся? — — Нaдь, a пoчeму нa ты кo мнe? — — A я с тeми кoгo выпoрoть сoбирaюсь, нa вы нe рaзгoвaривaю и нe смoтри нa мeня тaк — скaзaлa oнa, пoймaв мoй oцeнивaющий eё фигуру взгляд. — Eсли бы ты хoтeл eё — oнa пoсмoтрeлa сeбe мeжду нoг. — Тo нe с тaчки нaдo былo нaчинaть, A тeпeрь, вмeстo пoтрaхaться, ты у мeня пoлучишь пo зaдницe… кaпитaльнo — язвитeльнo прoизнeслa oнa. — Мнe пришлoсь зaлить вoдoй, a тo мaтрaс тaк нe пoтушишь. Выбирaй, или пo зaдницe кaпитaльнo и я ничeгo нe гoвoрю жeнe, или думaй сaм- Я пoдумaл и рeшил, чтo лучшe пo зaдницe, чeм рaзбoрки с жeнoй, дa и oт нeё и пo зaдницe скoрee всeгo пoлучил бы, a тaк oтбрeшусь, чeгo нибудь придумaв. Я скaзaл eй, чтo выбирaю пo зaдницe, тoлькo спрoсил нa всякий случaй, дaжe бeз нaдeжды в гoлoсe: — Пo гoлoй? — — Нeт в oдeждe и чeрeз oдeялo, пo гoлoй кoнeчнo-, прoдoлжaлa издeвaться oнa. У мeня прoтив дaжe вoли, стaл пoднимaться члeн, oт нeё этo нe ускoльзнулo, oнa пoдoшлa кo мнe и чуть пoглaдилa eгo, oтчeгo oн мoмeнтaльнo встaл в пoлную бoeвую гoтoвнoсть: — Ну a зaoднo и нa нeгo пoсмoтрим, тoлькo бoюсь тeбe пoслe пoрки нe дo этoгo будeт. Я пoйду к сeбe, у мeня свoй рeмeшoк для тaких дeл имeeтся, oчeнь бoлючий, oн с истoриeй, ты тут пригoтoвь чeгo нибудь, гдe тeбя лупить, вeрёвки принeси, свяжу oбязaтeльнo, сeйчaс приду. — Я пoшёл принёс мaлeнькую, oчeнь устoйчивую лaвoчку, спeциaльнo кoгдa тo мнoю скoлoчeнную пo прoсьбe жeны. Сaнтимeтрoв пятьдeсят в длину, сoрoк в высoту и пятнaдцaть в ширину. Чeрeз нeё нaдo былo пeрeвaлиться и стoять фaктичeски в пoзe рaкoм, при этoм кoлeнки чуть oтстaвлeны нaзaд, a лoкти упирaлись в пoл. Нaдeждa вeрнулaсь oчeнь быстрo и пoкaзaлa мнe рeмeнь. Я удивился, oн был нe ширoкий, a узкий. — Нe смoтри, чтo oн узкий — скaзaлa Нaдeждa. — Мaлo нe пoкaжeтся. Я нa свoeй шкурe eгo испрoбoвaлa. Тoчнee муж мeня им чaстeнькo пoтчeвaл, звeрь был, a нe чeлoвeк. Тaк чтo пoркa твoя будeт в нeкoтoрoм смыслe мeстью, вaм мужикaм зa всё хoрoшee, иди зaкрoй дoм и рaздeвaйся. — Я зaкрыл дoм и вoшёл в кoмнaту, рaздeвaться былo бoязнo и смущaлся, пeрeд в принципe мнe пoчти нeзнaкoмoй жeнщинoй. — Ну дaвaй, нe тяни врeмя, рaздeвaйся дoгoлa — пoдстeгнулa мeня Нaдeждa, — пoвысив гoлoс. Я приспустил джинсы, снял рубaшку пoтoм стянул джинсы и нoски. — Трусы снял быстрo — oпять пoдстeгнулa мeня Нaдя — Пoслeдний рaз гoвoрю-, видя, чтo я мeдлю. Я снял с сeбя трусы и прикрывшись рукaми стoял пeрeд нeй. — Руки пo швaм, пo швaм, я скaзaлa — oпять прикрикнулa нa мeня oнa. Я нe хoтя слoжил руки, кaк oт мeня трeбoвaли. — Тaк oтличнo, тeпeрь пoвeрнись, oтличнo. Всё лoжись- Oнa тoлькo тeпeрь oбрaтилa внимaниe нa лaвoчку. — Oй, кaкaя чуднaя вeщицa, всё пoнятнo, кaк и чтo, дaвaй чeрeз нeё пeрeвaливaйся. Нoги привяжу к нoжкe дивaнa, тaк, чтo сюдa пoближe. — Я пeрeвaлился чeрeз лaвoчку, oнa нaчaлa мeня связывaть. Снaчaлa руки у зaпястий, пoтoм нoги к нoжкe дивaнa, пoтoм к лaвoчкe чeрeз спину и пoслeднeй вeрёвкoй привязaлa чуть вышe кoлeнoк к лaвoчкe, тaм были спeциaльныe вырeзы для вeрёвoк. — Кaкaя чудeснaя лaвoчкa, этo ктo кoгo нa нeй вoспитывaeт? — Спрoсилa Нaдя. — Мeня жeнa инoгдa, ну мы бoльшe игрaeм в нaкaзaниe- — Ну я игрaть в нaкaзaниe нe буду, я буду нaкaзывaть — скaзaлa oнa и взяв рeмeнь в руки пeрeшaгнулa чeрeз мeня и сжaлa мeня кoлeнкaми в oблaсти тaлии. — Ну чтo пoeхaли? — спрoсилa Нaдeждa. — Нe нaдo Нaдь, ну пoжaлуйстa, прoсти — я испугaлся. — Пoзднo бaтeнькa, выпoрю прoщу — и кaк врeзaлa мнe, oй ты гoспoди, кaк бoльнo, этo жe нaдo? Тaкaя хoрoшeнькaя, крaсивaя и тaкaя бoль… Удaр, eщё удaр, eщё, eщё eщё… — Нaдюшкa милeнькaя, нe нaдo, уй кaк бoльнo. Уй-я. Нe нaдo- Нe-a, прoдoлжaeт, я тудa сюдa, нe вырвaться, привязaлa нa сoвeсть и тoлькo крeпчe мeня кoлeнкaми сжимaeт. Слёзы снaчaлa сaми пo сeбe зaкaпaли из глaз, пoтoм и oрaть нaчaл и плaкaть нaвзрыд, a oнa прoдoлжaeт и чтo тo пригoвaривaeт. Жoпa кaк нa рaскaлённoй скoвoрoдкe, a кaждый нoвый удaр, кaк лoжкa кипящeгo мaслa, a oнa тoлькo пригoвaривaeт: — Хoрoшo, вoт здoрoвo, этoт oтличнo прoшёл, будeшь знaть, кaк вeсти сeбя с дaмaми, вoт тeбe, вoт тeбe, пoлучaй, фу устaлa, пeрeрыв, oй кaк здoрoвo, душу oтвeлa, всeх вaс тaк дрaть нaдo, кaк кoз сидoрoвых. Был бы у мeня тaкoй муж, кaк ты я бы тeбя вoспитaлa, кaк нaдo, шёлкoвый хoдил бы- Oнa пoлoжилa рeмeнь нa стoл и зaкурилa. — Сeйчaс пeрeкурю и прoдoлжим — смeясь скaзaлa oнa. — Oднoй рукoй пoглaживaя, пoщипывaя грудь, a другoй глaдя прoмeжнoсть, сигaрeту клaлa, тo в пeпeльницу, тo прoстo дeржa вo рту. Я рыдaл, мeня тaк никoгдa нe лупцeвaли, дa, рeмeнь у нeё был тo, чтo нaдo, ширoким тaк бoльнo нe будeт, я дaжe нe знaл, чтo узким мoжнo тaк бoльнo пoрoть. — Нaдeнькa, нe нaдo бoльшe, чтo хoчeшь сдeлaю, тoлькo нe нaдo. Нe мoгу кaк бoльнo. — Oй, вoт тoлькo нe скули, a тo и трeтья хoдкa будeт — был oтвeт — Нeт рeмeнь и прaвдa хoрoш, срaзу пoлoсы прoявляются, рaзукрaшeн будeшь будь здoрoв кaк, пoстaрaйся чтoбы жeнa нe увидeлa, a тo вeдь всю прaвду рaсскaзaть придётся, ну чтo пoeхaли дaльшe? — — Aй нe нaдo, oй, aй, кaк бoльнo, Нaдяяя — Я ужe вoпил. Никaк нe пeрeстaёт. У мeня ужe в глaзaх тeмнo. Скoлькo я пoлучил? Oнa вслух вo всякoм случae, нe считaлa. Хoрoшo в дoмe стeны тoлстыe, при зaкрытых oкнaх, хoть oбoрись никтo нe услышит. Нaкoнeц oнa прeкрaтилa пoрку и oпять стaлa мять сeбe грудь и глaдить прoмeжнoсть. Зaтeм снялa с сeбя трусики и встaлa пeрeдo мнoй нa кoлeнки и зaстaвилa лизaть. Я лизaл бeзoгoвoрoчнo, a oнa стoнaлa oт вoзбуждeния. Пoтoм мeня рaзвялa, пoвaлилa нa дивaн, a у мeня нe стoит, пeрeнaпрягся и жoпa гoрит, кaк oгoнь, нo oнa всё тaки пoднялa eгo минeтoм и глaдя рукaми, пoтoм сeлa нa мeня и мы пoскaкaли в стoрoну мoря. Тeпeрь кoгдa я в дeрeвнe oдин, oнa инoгдa прихoдит кo мнe пoтрaхaться и кoмaндуeт, a я смoтрю, чтoбы eй всё пoнрaвилoсь, a тo нe дaй бoг выпoрeт снoвa.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Любовница

Меня зовут Юля, мне 36-лет из них я замужем уже 16-лет. Я высокая брюнетка с великолепной фигурой. У меня привлекательное лицо, полная дерзко приподнятая грудь, узкая талия с небольшим но очень сексуальным животиком. Потрясающие ноги с не менее потрясающей попочкой, при виде которой у мужиков яйца в горле встают. Моёму мужу 40 он привлекателен для женщин, и раньше я не испытывала с этим никаких проблем. Но как говорится седина в бороду, бес в ребро! Началось всё пару месяцев назад, то у мужа голова болит представляете, то устал на работе, то рано вставать и дел по горло. Сначала думала что всё так и есть, мало ли и в правду на работе зашивается ну а потом стала подозревать в измене. Подумала этот гад молоденькую нашёл! Стала играть в детектива и все мои подозрения подтвердились, кроме одного она была моложе меня всего на три года. И кто вы думаете это была, она оказалась блондинка! Контрастов ему блин захотелось, одно утешало вкус у него оказался хороший. Она была очень красива роскошные белые волосы до плечь, смазливое личико, грудь полнее чем у меня, обалденные ноги, и восхитительная попа. И самое неприятное, на глупую дуру она не походила! К своёму изумлению я поняла что испытываю не столько ревность (хотя и не без этого) сколько злость. О своём расследовании я никому ничего не сказала, и ходила с недельку мучилась. Потом в моей очровательной головке созрел очень коварный план мести своёму мужу, к блондинке я на своё удивление никакой неприязни не испытывала. Для начала я выяснила распорядок их встреч, потом в какой квартире она живёт и как её зовут. Сколько времени он у неё проводит и когда уходит, после проанализировала их поведение по отношению друг к другу. И стало ясно что всё это у них довольно таки серьёзно, что меня разозлило ещё больше. Дальше я пошла в секс-шоп и выбрала член побольше на ремешках такой, он был достаточно крупных размеров у редкого мужика такой встретишь. Но поскольку повредить Ире (так зоувут блондинку) я отнюдь не хотела, то более крупные экземпляры оставила без внимания. Выбрав подходящий день я приступила к осуществлению своёго плана. Но поскольку то что я задумала раньше не вытворяла, меня всю мандражировало. Пришлось тяпнуть стопарик коньячку, немного перестало трясти но возбуждение от предстоящего только усилилось. Сев в машину я отправилась к месту предстоящего действия. Приехала я за 15-минут до предпологаемого отбытия моёго супруга, вышел этот гад как по расписанию и не оглядываясь испарился. Я быстренько юркнула в подъезд и поднялась на нужный этаж, глубоко вдохнув надавила на кнопку звонка. Услышала как она подбежала к двери и не глянув в глазок открыла. — Забыл что-то милый?! — она удивлёно замерла на пороге увидев меня. Ира придерживала рукой полы халатика накинутого на голое тело. Волосы были чуть влажные после душа. Я же наглым танком забурилась в квартиру сдвигая Иру в глубь прихожей, она отошла впуская меня в нутрь. Удивление прошло у неё быстро и сменилось спокойствием, по её взгляду я поняла что она знает кто перед ней стоит. — Пришла скандалить? — спокойно поинтересовалась Ира. — Нет я взрослая женщина. — на удивление хладнокровно произнесла я, дикое волнение куда-то ушло и осталось только возбуждение. — Но у нас возникла одна проблема. Видишь ли я живая женщина и климакс у меня ещё не наступил. Ну а поскольку мой благоверный растрачивает весь пыл на тебя и мне ничего не остаётся, будет только справедливо если ты восполнишь мои потери. Говоря всё это я одновременно раздевалась, она же стояла и пыталась осмыслить сказаное мной. Доходить до неё стало когда я уже прикрепляла фаллоимитатор к бёдрам, она бросилась в глубь квартиры и решила заперется в спальне. В дверях спальни я её и настигла, толкнула в спину и она распласталась животом на широкой кровати. При этом халатик задрался до самой поясници открывая взору розоватую упругую попочку, я набросилась на неё вся дрожа от восторга и возбуждения. Схватив член рукой быстро направила в её киску, которая к ещё большему восторгу оказалась мокрой. — Аааа… ты что дура спятила!? — крикнула Ира при этом приподнимая свои роскошные бёдра. — Ой ёёёй… он же огромный, ты меня порвёшь! — причитала она, я же стала погружать член глубже практически не ощущая сопротивления её киски. — Тебе нравится. У моёго не такой большой, правда? — сказала я уже погружаясь в неё сильными толчками. — Ой… Ааа… ааа… ой… дура не так сильно! Я же ещё не привыкла! — снова запричитала Ира, ритмично покачивая упругими бёдрами. — Так лучше? — спросила я более мягко входя в неё. — Ох! Хорошо! Не торопись пожалуйста! — простонала Ира Чёрт её подери! Она оказалась такой пластичной, О Боже как Ира двигалась я только от вида этого изгибающегося тела готова была кончить. Теперь я отлично понимала своёго супруга! Не переставая медленно погружать в её хлюпающую киску член, я стащила с неё халатик и принялась любоваться ею. Она же широко развела свои красивые ножки так что я оказалась между ними, согнула их в коленях закинула мне на поясницу уперевшись взъёмами стпупней в мои ягодицы. Эта поза лягушки мне показалась на тот момент, самой эротичной из когда либо виденных мной. Продолжая проникать ей в горячее лоно, я ощущала как упругие полушария её попки прижимаются к низу моёго живота лаская его. Таких острейших ощущений я не испытывала никогда в жизни! Тут Ира напряглась, задрожала, прогнулась… — Ааааа… мммм! — она кончала тесно прижимаясь к моёму обнажённому телу. — Давай девочка, давай! Кончай, вот так, хорошо! — шептала я, практически кончая вместе с ней. До этого я никогда не видела кончающей женщины, и была откровенно поражена увиденым. Меня просто переполнила нежность к Ире и я стала тепло поглаживать её тело. Я и подумать не могла что могу доставить женщине такое наслаждение. Охваченая страстью, восторгом и нежностью я стала покрывать Иринино тело поцелуями, не пропуская не одного миллиметра её шеи и спины. Добралась до попки и залюбовалась её прекрасными формами, попочка была розоватой подрагивающей а на ощупь бархатной. Высунув язык я ласково провела им по ягодици повторяя её контуры, вызвав этим действием дрож удовольствия у Иры. Улыбнувшись я поцеловала другое полушарие и услышала благодарный стон, снова высунув язычёк я стала с наслаждением лизать роскошную попку. Потом взяла подушку подложила под животик Иры и замерла от открывшегося вида. Упругие полушария ягодиц круто переходят в не менее упругие бёдра, пухлые губки её гениталий покрыты светлыми коротко вьющимися волосками. А из этих пухлых губок выглядывают другие, розовые набухшие от желания и приглашающе раскрытые. Бесстыдно просящие окунутся в их нежную глубину и доставить своей обладательнице ещё большее наслаждение. И от осознания что всё это великолепие принадлежит мне я испытываю мощный оргазм! Должно быть я чертовски перевозбудилась от того что вытворяла с любовницей мужа, которая с удовольствием принимала мои нескромные ласки. — Что ты хочешь девочка!? — хрипло выдавила я. — Всё! Делай со мной всё! Я так хочу! — задыхаясь от желания прошептала Ира. — Нет, скажи чего ты хочешь!? Что мой муженёк с тобой не делал!? — допытывалась я. — Полижи меня! — выдохнула она — Да! Я вылижу тебя бесстыдница. Ничего подобного я раньше не делала и в мыслях ничего такого никогда у меня не было, но сейчас я просто мечтала вкусить её плоть. Между прочим ничего подобного со мной муж тоже не делал! Не заставляя её и себя ждать я припала к сочной киске губами, потом высунула язычёк и прошлась по щёлочке меж её алчных губок. Ира сладко постанывала а я в восторге терзала нежную плоть истекающию обильным соком, всунув … ей во влагалище язык я жадно стала её трахать. Ира же вращала попочкой насаживаясь на мой язычёк, нежные стеночки её влагалища плотно обжимали его и массировали. Мы обе получали незабываемое наслаждение от того что делали, почувствовав что она на грани оргазма я усилила движения языком. — Ахх… ты ж… ммммм… — Ира просто впечатала попу мне в лицо, а мой носик утонул меж её ягодиц уткнувшись в анус. Что нас обеих привело в восторг! Я стала жадно глотать стикающие крпные мутноватые капли её кончины, наводя языком порядок в её киске. Такого кайфа я ещё не ловила! Пока я всё это делала Ира сново возбудилась, пустив к её киске пальчики я стала ими ласкать губки продолжая лизать. Чуть разведя губки в стороны я сдвинула капюшончик открывая жемчужину её клитора, и тут же обхватила его своими губами исторгая из её груди стон. Слегка посасывая клитор я пальцами нежно мяла ей киску, а пальцами другой руки стала трахать её влагалище. Ира же вцепилась в простынь и сладострастно раскачивая бёдрами помогала таким образом себя трахать, при этом не переставая стонать и метатся на пастели. — Даааааа… — поняв что она кончает я быстро отрываюсь от неё. — Аааааааааааа — это я вогнала в неё со всей дури резиновый член, чем вызвала ещё один оргазм и слёзы. Ира всхлипывая продолжала бится в конвульсиях вызывая у меня зависть от такого бурного двойного оргазма! На этот раз я даю ей придти в себя, она медлено переворачивается член выскальзывает из её киски слышится протяжный стон. Ира обнимает меня за талию, томно прижимается ко мне приникает своими губами к моим, её ладонь начинает поглаживать мне живот. Я уношусь в головакружительный полёт, только женщина может так целовать! Её ладонь медлено скользит к моей груди, накрывает её одновременно с этим язык Иры проникает в мой ротик. Я не могу сдержать стон наслаждения её проказливый язычёк гуляет у меня во рту, играет с моим языком я обхватываю его губами посасываю затем сново отпускаю его гулять наслаждаясь им. Ира не торопится давая мне прочувствовать какая она искусная любовница, а её ладонь ласкает мою грудь и пальцы теребят набухший сосок. — Ты свихнувшаяся от ревности баба! — шепчет она оторвавшись от моих губ. — Не остонавливайся! — единственное что я смогла из себя выдавить. Губы Иры впиваются в мою шею и начинают скользить по ней, вот они приоткрываются горячий язык прикосается к коже и продолжает путешествие вместе с её губами. Я выгибаюсь на встречу и вподаю в прострацию, начинаю сама ласкать руками её шею, плечи, спину, полные груди и каменые соски, добираюсь до попки и массирую её. Иринины же губы и язычёк добрались до моей груди, я подставляю её под обжигающие поцелуи. Она обхватывает мой торчащий сосок вбирает в себя и начинает забавлятся с ним, то посасывая губами то лаская языком. Другую грудь она продолжает ласкать своей ладонью, потом её ладонь сменяет рот а рука отправляется по животу к моей текущей ручьём киске. Ира на удевление ловко избавляет меня от фаллоимитатора, накрывает ладонью мою киску сжимает и начинает мять. Потом пальчиками находит клитор и так восхитительно его массирует. — Оооооххх… — теперь уже я кончаю, извиваясь под продолжающимися ласками. — Ты так наспускала! — хрипло шепчет Ира — Сколько же у тебя не было секса!? К сожалению я ей ответить не могла усердно занятая своим оргазмом. А она поднесла ладонь на которую я кончила к моим губам, и я стала слизывать свой же нектар с ладони. Между прочим очень вкусный, если бы я могла отлизать сама у себя я бы не отрывалась от своей киски. Ну а Ира тем временем уже пристроила свою белокурую головку между моих ножек, и что со мной творится столо я не могу передать словами. Надо сказать что у меня до этого никто не лизал и это был мой первый опыт. Я зажала Иринину голову бёдрами и металась по всей постели, она же крепко держала меня одной рукой за живот пальцами другой таранила моё влагалище. — Аааааа… — вновь заголосила я, меня просто пдкидывало в конвульсиях. Пока я очухивалась Ира успела нацепить член после чего нежно вошла в меня, я застонала от удовольствия и боли. Кажется с размером я переборщила, удивляюсь как Ира из под меня не выскочила лично я готова была это сделать. Не выскочила я из под Иры только потому что она крепко меня держала, и не стала сразу трахать дав немного привыкнуть. После чего я обхватила её ногами за спину и дала ей погрузится в меня глубже до самой матки. Это было потрясающе Ира нежно раскачивала бёдрами тараня мне матку, что вызывало у меня острейшее наслаждение. Потом она стала увеличивать темп трахая более агрессивно, после чего снова переходила к нежности. Такая игра продолжалась минут десять она то распаляла меня то давала остыть. — Господи Ирка я щас сдохну!!! Дай кончить! — прохрипела я между стонами. — Потерпи ещё немножко. Сейчас будет хорошо. — страстно зашептала она — Дай же… аааааааааааааа Феерверк вспыхнул в глазах, тела своёго я больше не чувствовала! Я парила! Парила где-то высоко, где-то под звёздами, и возвращатся я оттуда не хотела. Но всё хорошое всегда заканчивается, вот и я спустилась на грешную землю. Открыв глаза я увидела перед своим лицом роскошную задницу Иры и её истекающию киску, она же вовсю обрабатывала мою киску. Ухватив обеими руками её попу я впилась губами ей в киску, и мы обе причмокивая стали лизать друг у друга. Пока очередной оргазм не унёс нас обеих к далёким звёздам. Когда пришли в себя Ира вытинулась рядом со мной, наши тела касались друг друга но нам обеим нужно было отдохнуть. — Ты коварная женщина Юля! — расслаблено сказала Ира. — Вовсе нет! — возмутилась я — Что бы ты стала делать на моём месте? — Ну не знаю. Наверно плюнула на всё и ушла. — задумчиво произнесла она. — И что оставить его безнаказаным! — возмущение так и пёрло из меня. — Хочешь что бы я рассказала ему что ты со мной делала? — игриво улыбаясь спросила Ира. — Забавная мысль! — рассмеялась я — Ну нет это всего лишь разовое удовлеритварение! — Так чего ты тогда хочешь? — недоумённо Ира взглянула на меня. — А ты как думаешь? — лукаво поглядывая на неё спрашиваю. — Наставлять ему рога с его же любовницей? — тоже лукаво поглядывая на меня и смеясь спросила Ира — Я же говорю ты страшная и коварная женщина! Я стала неторопливо оглядывать её великолепное тело, его изгибы завораживали и были очень притягательны. Никогда я так женщину не разглядывала, и мне чёрт возми нравилось смотреть на Иру. Я опять чувствовала как наростает возбуждение, и она это видела и тоже возбуждалась. — Ну и как ты меня находишь? — хрипло поинтересовалась Ира. — Супер, девочка! — пожирая её глазами ответила я — Ирка твою задницу когда-нибудь трахали!? — Нет, ты же… — Сейчас трахнут! — оборвала я её натягивая фаллоимитатор. — Да ты спятила! Он же меня порвёт! — у неё аж глаза на лоб вылезли. — Ничего страшного. Вставай раком! — воскликнула я. У неё была роскошная попа и сама мысль о том что я её сейчас в неё трахну, страшно возбуждала меня. Ира же хоть и была напугана тоже завелась не на шутку, и уже приняла нужную позу. Я раздвинула её ягодицы и впилась ей в анус, стала целовать его и лизать а она громко постанывала. Постепенно колечко расслабилось и впустило мой язычёк, а через пару минут я ввела в него пальчик став её им потрахивать. — Ещё один давай! — попросила она, и я тут же удовлетворила её просьбу. — Так хорошо девочка! — прохрипела … я жутко заведённая происходящим. — Дааа, сильней, ещё сильней!!! — не унималась Ира. Достаточно раздрачив ей анус я развернула её к себе личиком, и вставила в её рот член который она тут же жадно стала сосать. А сосать она умела я даже пожалела что у меня не настоящий, она заглатывала его на такую глубину я только диву давалась! Когда я решила что она уже достаточно его наслюнявила вынула из её ротика, она же ещё и обиделась что я отобрала у неё такую большую игрушку. Но она быстро забыла свою обиду когда я пристроила его к её попе, медлено я стала вводить член в попочку ей было больно но она терпеливо стояла. Мне понадобилось минут десять что бы ввести член до конца, при этом не навредив Ирке. Потом ещё минут пять стояли неподвижно пока она не проплакалась, и только после этого я медленно стала её трахать. — Ох, больно, ах не надо, помедленней! — такие восклицания я слушала ещё минут пять. — Ну потерпи, сейчас станет хорошо, ещё чуть-чуть. — так на них отвечала я. Ну и в конце концов я дождалась от неё сладострастных стонов, тут уж я дала ей жару. Так стала ей всаживать что у нас обеих зубы заломило, а Ирка уже во всю глотку орёт матерится и просит ещё. Я же насмотрется на всё это не могу, здоровенный член елозит у неё в заднице то скрывается целиком то вновь появляется. С нас обеих пот градом льётся а я всё продолжаю таранить ей попу, раз за разом насаживаю и насаживаю. Тут она не выдержала и опустилась грудью на пастель, попочка задралась ещё выше и я уже по самые искусственные яйца вонзила ей. — Аааааааааааааааа… — у меня уши заложило от этого крика. А Ирка растянулась на кровати и затихла жутко перепугав меня этим. Сердце в пятки ушло я даже дышать перестала. Через кокое-то время она зашевилилась. — Ну и сука же ты Юлька! — едва слышно прошептала она — Всю задницу разворатила! — Ну что ты сладенькая, ты ведь в порядке? — до сих пор не придя в себя от испуга выдавила я. — Незнаю, ещё не поняла! — так же тихо прошептала Ира. — У меня для тебя подарок есть. — ластясь к ней сказала я. — Какой? — оживилась она. — Как насчёт моей попочки, она тебе нравится? — проборматала я снимая фаллос и вставая сама раком. Сама я так же хотела попробовать столь пикантный вид секса раз уж выдался денёк сексуальных открытий. Упрашивать Иру не пришлось она даже как-то резво вскочила и натянула фаллоимитатор. Как и я до этого Ира впилась губками в мой анус и стала его вылизывать. Ммм… это было волшебное ощущение а когда в мою попу проник её шаловливый язычёк я практически визжала от наслаждения. Потом мне в попу вошли её длиные пальчики сразу два, и стали трахать меня а я до этого никогда не испытывавшая такого удовольствия насаживалась на них как можно силней. Но вот они исчезли… — Ааааааааа… бляяяяяя — завопила я. Видимо Ира не забыла как я долбила её зад, потому вогнала в меня эту дубину без всяких нежностей. У меня искры из глаз посыпались вместе с ручьями слёз, она меня словно на вертел насадила. Через пятнадцать минут я стала испытывать не только боль но и наслаждение, это была непередаваемая смесь ощущений до селе мне неведомых. Так Ира меня насаживала часа полтора за это время я успела кончить раз пять, точнее определится не могу со мной творилось такое не могу выразить. Потом мы обе забылись сладким сном, проспали до самого вечера приняли вместе душь не упустив возможности более подробней изучить наши тела. После чего я с ней тепло попрощалась и направилась домой к рогоносцу муженьку. Теперь я прихожу к Ирине сразу после того как уходит от неё муж, она уже к моёму приходу разогрета и мы со смехом наслаждаемся друг другом. А мой муженёк так и находится в счастливом неведение. P. S. Девочки, правильно ли я подала своё блюдо мести, мужу?

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Любовница

Ровно год назад я расстался с Наташкой, со своей любимой пиздой, многолетней любовницей и практически второй женой. Расстался на почве ее расширяющихся притязаний на мою жизнь, притязаний, уже давно вышедших за рамки простого секса. Расстался нелегко: со слезами, соплями и истериками, со всем тем, что всегда бывает, когда рвутся давние связи, со всем тем, что я больше всего ненавижу и чего более всего боюсь в жизни. Но все-таки расстался… Просто вышел от Натальи год назад и дал себе слово больше не возвращаться. Она еще долго, где-то с месяц, звонила мне на работу, звала к себе, были долгие, по часу и дольше, разговоры-переговоры, она рыдала, умоляла приехать, первое время я терпеливо слушал, тупо глядя в какую-то одну точку на потолке, потом стал бросать трубку телефона, потом вообще перестал ее поднимать, звонки еще продолжались, потом стали раздаваться реже, все реже и реже и наконец она позвонила в последний раз… долго молчала… потом спросила: «Ты вернешься ко мне?…» я ответил: «Нет!» и с того момента не видел и не слышал ее больше никогда… Сейчас я жалею о Натахе… Мне ее очень не хватает… И дело не только в сексе. Натаха была прекрасной собеседницей и с ней я мог говорить обо всем. Мы обсуждали мельчайшие подробности семейной жизни друг друга, обсуждали свои самые тайные и развратные желания, фантазии, обсуждали особенности своей физиологии, психологии и… и, конечно же, мы говорили о сексе… Хотя в наших отношениях был не один секс, но он несомненно был на первом месте. Секс, секс и секс связывал и объединял нас… не просто секс… а Большой Секс, Супер Секс… Наташка была первоклассной любовницей. Она не уставала никогда и я не уставал никогда рядом с ней. Вместе мы поставили пять мировых сексуальных рекордов, правда среди любителей и никем не зарегистрированных, но абсолютно реальных… Первый-по продолжительности поцелуя-однажды мы целовались 12 часов подряд. Второй-по продолжительности ебли-как-то мы трахались целую неделю, прерываясь только на еду и сон. Третий-по продолжительности минета-иногда Наталья сосала мне три часа без остановки. Четвертый-по количеству оргазмов за сутки-в день нашей самой запомнившейся встречи я кончил 10 раз, а про Натаху даже и говорить нечего, она кончала беспрестанно. И, наконец, пятый и последний рекорд-по колличеству спермы, стекшей с моего конца за один раз — Наталья могла сделать мне такой минет, что когда она сплевывала сперму изо рта в стакан, он наполнялся до половины, а после второго раза он был уже полным и Натаха выпивала его до дна, будто это был стакан молока, а не спермы… Вот такая она была… А началось все больше десяти лет назад. Тогда я устроился на работу в один Научно-исследовательский институт. Коллектив мне понравился. Мужики: работяги-технари и на подхвате бабы: бабы на любой вкус, от молодых до пожилых, от худых до полных, от блондинок до брюнеток. Самой молодой, самой полной и самой брюнетистой была Наталья. Я сразу поставил на ней жирную галочку, что типа надо бы поиметь в виду. Но поиметь пришлось не сразу. С месяц я притирался к сослуживцам, изучал их нравы и обычаи, попивал водку с мужиками, потихоньку обхаживал баб. Потом как-то вдруг и сразу у меня начался бурный роман с одной старой, тощей и замужней блондинкой. Та неожиданно воспылала ко мне какой-то нездоровой страстью и сделала все, чтобы затащить меня к себе в постель. Ну, а я собственно и не сильно сопротивлялся, что и говорить, люблю когда меня сильно хотят. Где-то полгода я усиленно еб эту блондинку, ездил с ней на юга, таскался по квартирам ее и моих друзей, по гостиницам и еб, еб и еб. Потом я от нее устал и этот мой роман плавно перетек в другой, с Галей, секретарем комсомольской организации, соской двадцати трех лет. Это был роман даже уже как бы с видом на женитьбу. Но комсомолка не оправдала моих надежд. Она много хотела, но мало делала, в рот брать отказывалась категорически, видать партийная клятва мешала. Я послал ее на хуй, не на свой, а на чей нибудь другой. Тут подвернулась моя будущая жена, я ее раскрутил, сломал целку, перееб, она забеременела и пришлось жениться. Началась семейная жизнь, родился ребенок, я маленько затих, затаился, расслабился… Так прошло два года. Все это время я не выпускал из вида Наталью. Каждый день я слышал, доносящийся из соседней комнаты ее громкий, заливистый и очень темпераментный смех. Каждый день я видел ее внушительный, а для телки 22 лет, слишком внушительный зад и такой же необхватный бюст. Она не была совсем уж толстой, но была полной, на очень стройных, сужающихся к низу, ножках и сильно напоминала рюмку или фужер для шампанского, сосуд, который надо непременно наполнить до краев, а потом выпить до дна. Иногда она и выглядела так, будто вчера ее кто-то выпил до дна. Она тихо сидела за своим столом, неподвижно глядя прямо перед собой огромными черными глазами. Чувствовалось, что у нее какая-то своя бурная жизнь, которая бьет ключом и иногда исключительно по голове. Об этой жизни я знал только то, что в свои еще очень молодые годы Наталья была уже третий раз замужем. Это ее третье замужество случилось уже при мне и я очень хорошо помню, как на «чаепитии» в отделе по этому поводу Наталья пообещала: «Даю слово, что это-в последний раз… Бог любит троицу! Юрочку своего я уже ни на кого не променяю!» Может это ее обещание и сдерживало как-то меня от решительных действий, хотя я всегда знал и чувствовал, что это моя баба, что мы с ней созданы друг для друга и, что рано или поздно мы окажемся с ней в одной кровати. Нужен был только удобный случай. И вот этот случай случился. Была осень, сентябрь, бабье лето. Всем отделом мы выехали в Пирогово на «день здоровья». Кто работал в НИИ, подобном нашему, тот знает и помнит, что такое «день здоровья». Это такой день посреди рабочей недели, когда весь институт продолжает трудиться и гробить этим свое здоровье, а какой-нибудь отдел всем составом выезжает на природу, по смыслу, вроде бы воздухом дышать и спортом заниматься, а на самом деле, мясо жрать, водку пить и сношаться друг с другом, как получится. Вот мы приехали, расположились, дров наносили, костер развели, пока мясо жарилось в футбол поиграли, потом сели, выпили, опять поиграли в футбол, в волейбол, вышибалы, опять сели пить и больше уже не вставали до вечера. Водка делала свое дело. Народ расслаблялся все больше и больше, лица покраснели, глаза заблестели и я все чаще и чаще посматривал на Наталью. Она щебетала что-то без умолка, громко смеялась и в какой-то момент, неожиданно, пьяным голосом затянула старинную русскую песню. Тут-то я и решился, подсел к ней, стал подпевать. «Ой да не вечер, да не ве-е-чер… Мне малым мало спало-о-сь… Мне малым-мало спалось, ой! да во сне привиделось…» Мы пели и наши голоса сливались в одну мелодию, прекрасно дополняя друг друга. Я пододвигался к Наталье по бревнышку все ближе и ближе, обнял ее за талию, стал шарить по спине… Она убрала мою руку, но я, переждав минуту, вернул ее обратно. Не останавливая песни, Натаха повернулась и внимательно посмотрела на меня. Наши взгляды впервые встретились. Глаза в глаза, мы очень долго смотрели друг на друга и этот обмен взглядами решил все. Моя рука осталась на ее талии. Мы выпили еще. Потом еще. Многие мужики вокруг нас были уже в отрубе. Женщины тоже еле держались на ногах. А Наталье все было мало. Как потом оказалось и мать, и отец у нее были алкоголиками и передали дочери по наследству свое умение пить. Я как мог поддерживал ее, но во время остановился и стал по тихому сливать свою водку в траву… Водка, конечно, вещь хорошая, но если собираешься бабу ебать, ею лучше не злоупотреблять. Потом были танцы, топтания на месте под магнитофон… Я, естественно, танцевал с Натахой. Ее все-таки уже немного покачивало. Я плотно прижался к ней, крепко обхватил руками. Хуй тут же встал и Наталья могла чувствовать его через штаны. Мои руки под ее растегнутой курткой, залезли под ее одежду и стали шарить по ее голой спине. Я почти уже дотянулся до лифчика, когда Наталья вдруг взбрыкнулась, вскинула руками и отпрянула от меня. «Не надо так!» — строгим пьяным голосом сказала она. Наши взгляды снова пересеклись. Она немного постояла так, покачиваясь и будто раздумывая, что-то решила и мы опять слились в «танце»… Тем временем народ стал собираться домой. Сборы в таких ситуациях отнимают много времени. Пьяные мужики долго слоняются по поляне в поисках своих вещей. Менее пьяные женщины подгоняют их. Осенью темнеет рано и женщины хотели успеть домой засветло. Наконец собрались и весь отдел цепочкой нестройно вытянулся на тропинке по направлению к станции. Замыкали шествие мы с Натахой. Чем дольше мы шли, тем больше растягивалась наша колонна, тем сильнее отставали мы с Натахой от всех. Наконец настал момент, когда последний человек скрылся за поворотом, я потерял своих из вида, мы остались одни. Можно действовать. Я остановился, скинул сумку с плеча на землю, обхватил бабу руками и впился в нее своими губами. Она ответила мне тем же. Некоторое время мы так и стояли на дороге. Наши языки переплелись, играя и все дальше и дальше проникая в чужой рот. Потом я стал пододвигать женщину с тропинки, прижал ее к стволу березы, рука быстро и привычно проникла к ее лифчику, скользнула под нее, ухватила сиську. Наталья застонала и тут словно очнулась. Она снова задергалась, пытаясь освободиться, замахала руками, оттолкнула меня. «Ты что? Ты что? Ты чтоооо?» — очень строго, чуть ли не криком, заорала она на меня. «А что?» — вопросом на вопрос ответил я ей. — «Что? Ну что?» — «Ты чтооо?» — опять завопила она. — «Ты что меня за сиськи-то лапаешь? Ты что совсем охуел? Ты что думаешь, если я пьяная, то я дам тебе?» — «А что не дашь?» — «Не дам! Я Юрочку своего люблю и ему верная буду! Я его не для того завоевывала, что бы вот так по пьяни ему изменить! И хуем своим можешь ко мне не прижиматься!» Я от такого разворота событий сразу же как-то протрезвел, протрезвел и тут же обозлился. Я в этом отношении мужик гордый и за сучкой долго никогда не бегаю, чтобы дала. Не хочешь и хуй с тобой. «Да на хуя ты мне сдалась!» — зло так огрызнулся я. — «Не хочешь, так и мне не надо. Нет так нет. Давай двигай ногами шибче, своих догонять надо!» Вышел на тропинку и пошел. Через несколько шагов оглянулся. Наталья еле ковыляла за мной. Я ускорил шаг.»Сережа! Подожди!» — услышал я ее голос. — «Подожди! Ну подожди же!» Остановился. Подождал. Она подгребла. «Чего тебе?» — спросил я. — «Чо ты еле тащишься?» — «Ну подожди,» — снова сказала она, — «Куда ты сразу побежал. Подожди!» — «А чего ждать то? Уж договорились обо всем!» — «Да ни о чем мы с тобой еще не договорились! Ты не понимаешь! Люблю я своего мужа! Люблю! Можешь ты это понять! Люблю!» — «Ну и люби! Кто тебе мешает! Люби на здоровье… только пошли быстрее отсюда.» — «Ну подожди! Подожди! Ну не торопи ты меня! Я и так мозги свои в кучку никак не соберу! Ну, подожди!» — Наталья как-будто опять задумалась о чем-то. Понятное дело. Колеблется. И целку хочется сохранить и удовольствие получить. И хочется и колется. Но главное, что все-таки хочется. Я не стал ждать, что она там нарешает. Обхватил ее, повалил на травку, прижал к земле, коленкой в пизду уперся… Ну и она сдалась. Сдалась и отдалась со всем своим темпераментом. Вот тут то я в первый раз и прочувствовал это ее половое бешенство. Она просто тащила меня на себя, к себе и в себя, она раздевалась и раздевала меня, она каталась на траве, она обслюнявила своим ртом все мое лицо, она терлась своими сиськами о меня, терлась о меня своей пиздой, похотливо и нетерпеливо двигала ногами, жопой, она хотела моего хуя, хотела, чтоб ее выебали… А я, то ли был ошеломлен всей этой излившейся на меня энергией, то ли не мог простить ей ее колебаний, то ли просто водки много выпил… Короче, у меня вдруг не встал. Ну не встал и не встал. Я к таким вещам отношусь спокойно, трагедий из этого не делаю. А язычок на что, а ручки… В общем отлизал ей пизду, такую чистенькую, безволосую, как у девочки, а потом трахнул рукою, двумя пальцами. Боже! как же она орала, как же стонала, как же визжала… Я такого никогда не слышал. Бешенный, просто бешенный темперамент… Орет и на руку лезет, лезет и лезет, и насаживается… я даже испугался, как бы не порвать, не проткнуть ей что-нибудь… А она, знай лезет, лезет и орет… В общем полюбились таким вот образом, отдохнули, встали, оделись, дальше пошли… «Ты что расстроился?» — спрашивает Наталья у меня. «Да нет!» — отвечаю. «Ну ты не обиделся на меня? Скажи не обиделся? Правда не обиделся?» — «Да не обиделся я, чо ты заладила, отстань!» — « Ты только не обижайся! Ты мне очень нравишься! Я сначала думала, что ты тихий-тихий, и бабы тебя не итересуют, а потом ты как-то на меня посмотрел. Оооо! я тогда подумала, вот это взгляд, вот это мужик… Только вот перед Юрочкой мне стыдно, что изменила ему, очень стыдно!» — «Да где ты изменила то? Я ж тебе не вставил… значит и измены не было, даже в Коране записано, что измена это когда мужик бабе головку члена в пизду вставит и дальше, а так… да ерунда!» — «Нет не ерунда! Трахнул ты меня и не важно как и чем, главное, что в голове я тебе вся отдалась… Значит и изменила!» От всех этих разговоров, у меня прошел весь этот предательский спазм сосудов, и я почувствовал, как член медленно, но верно наливается кровью… Значит можно повторить-с. Надо же ей показать, как со мной бабы по-настоящему изменяют… Вокруг уже стемнело. Мы шли по поселку и вдоль дороги за заборами желтели окнами частные дома. Затащиться было некуда и я завалил Наталью прямо на обочине дороги. Она не сопротивлялась и с готовностью подставила свою пизду во второй раз. «Только куртку под жопу мне постели, а то у меня воспаление придатков…» — единственное, что пожелала она. Своим хуем в темноте я нашел ее дырку и вставил. Она опять заохала, завздыхала. Я не торопился, кайфовал, медленно поводил членом в ее пизде, привыкал к ее теплу, изучал… Абажаю я эти минуты, первые минуты торчания в новой пизде. Ааабажаю… Пизда у Натальи оказалась очень неглубокой. Даже своими пятнадцатью см я достал до ее дна, какой-то язычок щекотил мою залупу, а когда эта сука раздвигала ноги особенно широко, хуй проникал ей прямо в матку. Я все больше наращивал темп, все сильнее засащивая свой хуй в дыру, Наталья орала все громче, я вовсю тащился и был уже близок к тому чтобы кончить, как вдруг невесть откуда на дороге появилась машина и дальний свет ее фар вырвал нас из темноты. Я представляю, что почувствовали водитель и пассажиры этой машины увидев на краю шоссе две белые, ярко освещенные, голые жопы: мужскую и женскую и хуй мужика в пизде у женщины. Машина притормозила невдалеке от нас, подъехав к одному из домов. Мне редко что может помешать доебать бабу до конца, я могу ебаться и на сцене в театре и на площади при огромном стечении народа, но здесь… здесь мне фишку все-таки сбили. Да и Наталья как-то сразу затихла. «Пойдем отсюда,» — умоляюще запросила она. Испугалась, наверное — набегут еще мужики со всей деревни и как… Мы быстро встали и на ходу натягивая и застегивая одежду, заторопились к платформе. И вовремя! Последняя на сегодня электричка стояла уже под парами. Редкие пассажиры сидели в вагонах. Наших нигде не было видно, видно уехали с предыдущей лошадью. Мы сели в последний вагон, на последнюю лавочку, в уголке, отдышались… Наташка, виновато улыбаясь, посмотрела на меня: «Бедненький! Ты опять не кончил! Ну прости меня!» — «Да ты-то тут причем! Просто не везет…» — «Ну ничего… ну не расстраивайся… иди ко мне… дай я тебя поцелую…» И она с готовностью подставила свои уже давно сильно изсосанные мной губы. Мы снова стали целоваться. Электричка тронулась и под ритмичный стук колес было очень удобно затеять новую игру. Я снова запустил руку в ее роскошное тело. Лифчик уже не был застегнут и я легко нашел под ним две огромные арбузные сиськи с невероятно большими сосками. Я тискал эти сиськи, мял соски пальцами, а Наталья сбивчиво и глубоко вздыхала, постанывала и все глубже протискивала свои губы промеж моих. Свою руку она сунула мне в штаны, нашла хуй и мастерски стала его поддрачивать. Чувствовалось, что это не первый хуй, который она держит в руках… Я перешел рукой вниз, на ее нижние органы и она с благодарностью раздвинула ноги. Я помял ее жирненький безволосый лобок, потянул его кверху, средним пальцем зацепил вылезший из половых губ клитор, потер его, скользнул вниз, пизда текла и сочилась, я ввел в нее палец, другой, изнутри нащупал утолщение клитора и стал раздражать его, одновременно двигая и поворачивая рукой. Наталья сначала мычала, пытаясь сдержать свои стоны, но в какой-то момент не выдержала, сильно сжала рукой мой член, и захлебываясь на вдохе, прокричала на весь вагон: «У-ууу-ууу-ууу-ой!!!… Оооо-ой!… Ой!…» Несколько пассажиров с испугом обернулись в наш угол. А Наталья уже затихла и только подрагивала всем телом в такт стуку колес. Когда она открыла глаза, на лице у нее расплылась блаженная улыбка: «Милый! Миленький мой! Как же ты мне хорошо делаешь! Мне так никто никогда не делал! У меня конечно много мужиков была, но я никогда не думала, что можно так кончать от руки! Ты прямо играешь на мне… как на рояле… А сам страдаешь… Пойдем в тамбур! Пойдем! Тебе обязательно надо кончить!» Я повиновался ей. Мы вышли. Натаха встала в угол, спустила до колен свои штаны, задрала свитер, я первый раз на свету увидел ее голой. «Я тебе нравлюсь?» — свистящим шепотом произнесла она. — «Я тебе, правда, нравлюсь? Смотри на меня! Это все твое! Все! Можешь все это взять! Все! Я тебе даю!» Я тоже, по ее примеру, спустил штаны, она впервые увидела мой член и прилипла к нему взглядом. Я задрал свитер, сделал пару шагов к ней, она притянула меня к себе, мы прижались обнаженными частями тела. «У тебя такой классный член, такой толстый, такой хороший, и не длинный совсем, я не люблю длинных, мне становится больно, а с тобой так хорошо, ты так хорошо ебешь…» и она все прижималась и прижималась ко мне, похотливо и доверчиво… Тут случилась остановка, двери электрички открылись и какая-то тетка хотела сесть в вагон, но увидав нас, испуганно ойкнула и побежала вперед к другим воротам. А нам уже все было по хую, мы были заняты только друг другом, мы продолжали ласкаться и ласкаться и никак не могли насытиться. Я уже думал, что от такого непомерного возбуждения или выстрелю в воздух или вообще уже не кончу больше никогда. Но Наталья почувствовала это мое состояние, сползла вниз на корточки, приподняла обоими руками свои сиськи, обложила ими мой член со всех сторон и взяла получившийся гамбургер в рот. Только с ней и тогда я понял, что такое настоящий минет. В минете ведь что главное: убрать зубы. И вот кого я только не ебал в рот, зубы все равно всегда чувствовались, а тут… я не знаю как Наталья это делала, но мой хуй, мою обнаженную залупу касалась только бархотка мясистого языка и пухленьких щек, и никакой твердости, никакой остроты зубов… Мне уже немного надо было… Я затряс жопой и стал сливать… ей в рот, в ее с готовностью раскрытый рот, в эту его мягкость, в эту теплоту… Ээээх! Как же хорошо тогда было! Яйца пульсировали и гнали сперму в канал члена, член сокращался и гнал ее дальше к своему выходу, Наталья подсасывала ртом и помогала густой застоявшейся сперме, стекать на ее язык… Боже мой! Боже мой! Как же хорошо! После такого можно только умереть. Я уже слил все до последней капли, а Наталья все продолжала облизывать и сосать залупу, яйца… Видимо это ей нужно было самой. Правой рукой в это время она ласкала себя между ног. Электричка снова остановилась на какой-то станции, снова открылись двери. Два пацана и одна девка, все еще очень молодые и несовершеннолетние, протиснулись в вагон за моей спиной. «Ни хуя себе!» — услышал я шопот одного из них. «Ничего, ничего!» — подумалось про себя, — «Вам молодым это не мешает увидеть! Учитесь, как любовью надо заниматься!» И тут как раз Наташка дошла в очередной раз, замычав ртом на моем хую. Сколько же она может кончать, подумал я тогда, но ответа на этот вопрос не знаю до сих пор… Несколько минут она отдыхала, потом я поднял ее, приодел, поцеловал в разъебанный рот. «У тебя изо рта моим хуем пахнет!» — предупредил я ее, — «Муж то не прорюхает?» — «Да?» — устало улыбнулась она, — «Надо бы покурить. У тебя нет сигаретки?» У меня не было, я тогда еще не курил, но раз женщина просит… Я пошел в вагон и стрельнул сигаретку у тех самых подростков-они с любопытством осмотрели меня еще раз, а я только подмигнул им в ответ… Через пять минут была наша остановка, мы вышли, и пошли пешком, Наташка жила недалеко. Сначала шли по улице, потом дворами. У одного из домов Наталья присела на лавочку. «Подожди!» — сказала она. — «Давай еще покурим!» Я опять стрельнул у проходящего мужика. «Знаешь,» — сказала Наталья каким-то тусклым голосом, — «Я теперь не знаю, как идти домой. Мне так стыдно перед Юрочкой, что я ему изменила. Вот ты наверное думаешь, что я блядь и мне все равно с кем трахнуться. Да я блядь, и знаю это, знаю, что на пизду слабая… но и Юру своего я очень люблю… только бы он не узнал ничего… он ведь такой ревнивый… Ты ведь не расскажешь никому про меня? Правда не расскажешь? ты ведь хороший… Ты мне тоже очень нравишься!» Опять она за старое, опять про мужа… Я исправно мотал головой на все ее вопросы-то «да» — вверх вниз, то «нет» — справа налево, а сам все сильнее обхватывал, вдруг ставшее таким родным тело, руками. Мне опять захотелось ее… Никому не отдам, никакому мужу… Мое, только мое… Когда она докурила, я обхватил ее голову руками и взасос поцеловал, потом поднял с лавки и потащил за руку вглубь двора, к стоявшим там гаражам. Я поставил ее лицом к стенке гаража, нагнул, стянул штаны до самого низу, она расставила ноги и подставила жопу. Я насадил ее на свой хуй и стал ебать сзади. Я должен был ее выебать. Пусть! Пусть возращается к своему любимому мужу… пускай… пусть возвращается, но с моей спермой в пизде. Пускай возвращается к нему, только прежде мы ему тут рожки наставим. По тому как Наталья подмахивала, как обхватила меня под жопу руками и как прижимала меня к своей жопе, я понял, что она поддерживает мое желание, что она не хочет оставаться не доебанной… Она начала тонко, фальцетом, голосить… Бедные жители тех домов! Что они подумали! Хорошо еще милицию никто не вызвал! Рядом сбоку я услышал чье-то поскуливание. Оглянулся. Шагах в пяти от меня стояла восточно-европейская овчарка, а еще чуть подальше, видимо, хозяин овчарки. Оба они, и человек и собака смотрели на нас. Что ж такое то сегодня, вечно кто-то под руку лезет, мешает! Но сейчас помешать мне уже не сможет никто. Хотите-смотрите! Смотрите! Смотрите, как мужик бабу ебет! Я чужую жену ебу! Как ей хорошо со мной… на моем хую! Как я ее щас выебу… выебу и… потом к мужу отведу… пускай она его любит… и он ее… ее раздолбанную пизду!… ее раздолбанную моим хуем пизду!… выебанную мной пизду… Я кончил. Наконец-то я в нее кончил… Теперь, по любому закону, она моя любовница… и я на нее право имею… тоже право имею! Я повернул ее к себе и заставил взять в рот, пускай оближет, пускай… У меня тоже жена есть и я должен вернуться к ней с чистым хуем, а не как ты со спермой в пизде. Я выпятил член вперед и смотрел, как старательно скользит она своим ртом по моему стволу. Иногда я поворачивал голову в бок и смотрел на того мужика с овчаркой. Смотрел насмешливо и с превосходством: « Что брат! А ты так сможешь? Уж не твою ли жену я ебу? Не твоя ли жена мне хуй сосет? Или у твоей свои кореша имеются! Смотри, не проворонь…» Мужик стоял, открыв рот… Смешной такой… Наталья закончила процедуру и мы двинули к ее дому. Идти было уже совсем недалеко… Вот он ее дом, вон на третьем этаже окно горит, ее окно, муж наверное там сидит, сидит и ждет, ждет не дождется. Мы вошли в подъезд, поднялись на площадку между вторым и третьим этажом. Встали у окна. «Ну все! Вот и все!» — сказала Наталья. — «Давай прощаться!» Мы обнялись, слиплись губами… Бля! Ну не хочу я ее отпускать! Не хочу! Хочу еще поиметь! Еще выебать! Еще хоть разок! И я ее выебал… Прямо перед дверями ее квартиры. Перед дверями за которыми муж. Выебал, зажав рот рукой, чтобы не орала. И снова кончил, классно кончил… Туда, во внутрь, в ее спермосборник… «Ты прямо бешенный какой-то!» — отдышавшись сказала она и показала на пальцах. — «Семь раз! Семь раз я от тебя сегодня кончила! Видишь, как ты мне нравишься! Прямо не хочется даже с тобой расставаться!» — «Натах! Ты мне еще дашь?» — спросил я. — «Я не знаю! Правда не знаю! Ты мне очень понравился! Но я замужем и люблю своего мужа, Юрочку своего!» — «А можно я на этого Юрочку хоть посмотрю?» — попросил я, — «Что там за чудо такое?» — «А пойдем! Пойдем я тебя с ним познакомлю!» И она позвонила в дверь. Раздались шаги. Темная лестничная площадка озарилась светом из квартиры. На пороге стоял высокий, худой, симпатичный мужик, в очках и с роскошными усами. «Котяра!» — подумал я, — «Еще тот котяра! Ну а будешь теперь козлом!» Он внимательно посмотрел на меня, протянул руку: «Юра!» — «Сергей!» — «Зайдешь к нам, чайку выпить!» — «Да нет, спасибо, в другой раз! Мне домой надо! Поздно уже!» — «Ну тогда, до свиданья!» — «До свиданья!» — «До свиданья, Серега!» — помахала рукой из-за спины мужа Натаха. Пока, пока! Дверь закрылась. Так закончилась наша первая с Натой вязка. А сколько их еще будет впереди… и не сосчитать!… А пока… Утром следующего дня я пришел на работу, Натахи не было! Сослуживцы ухмыляясь смотрели на меня, типа мол, ну как у Вас там сладилось, заебал женщину. В обед, не выдержав, я поехал к ней домой. Она была одна и действительно болела. Ангина. Хуи поменьше сосать надо. Мы поговорили. Она держалась, как чужая. Все твердила про мужа и про то, как она его любит. Я было полез к ней, но она была холодна. Я все таки напрягся и трахнул ее через силу, без ее ответной реакции и без удовольствия. Нет насильником я никогда не был и в любви всегда ценил взаимность, а без этой взаимности и не надо ничего. «Ну бог с тобой золотая рыбка! Живи как знаешь!» Мы расстались. В стране была на излете перестройка-недостройка. Все НИИ, в том числе и наше, дышали на ладан, медленно умирая. Я взял полгода за свой счет, потом вообще уволился. Прошел год, потом еще какое-то время. Как-то весной я вспомнил о Наталье, подумал-а вдруг и поехал к ней. Но наш давнишний разговор повторился. Она снова была холодна, продолжала любить своего мужа и мне не светило ничего. Накормила меня обалденным борщом и на этом мы снова расстались. Еще на два года. Долгих два года… Было лето. Я сидел в своем офисе и охуевал от жары. Работать не хотелось, но и мыслей о том, куда навострить лыжи, тоже не было… Противно зазвенел телефон — опять какому-нибудь клиенту неймется. Я вяло поднял трубку и выдохнул в нее: «Ху?» — «Привет!» — услышал я в ответ после непродолжительного молчания. «Здравствуйте!» — на всякий случай проффессионально отбил я, тем временем напряженно сканируя память для идентификации голоса. «Не узнаешь? Это Наташа!» — промурлыкала трубка. Сканер тут же прыгнул в нужную ячейку мозга, разархивировал zip-файл и погнал на терминал информацию. Одновременно активизировались синапсы дополнительного канала и возбуждение высоковольтным сигналом прошло по спинному мозгу, шибанув по яйцам. Наташка! Это что-то такое большое и белое, круглое и мягкое, громкое и темпераментное, стонуще-дрожащее, что так приятно держать на хую, поливая изнутри спермой… Наташка! Наташка! Наташка! Созрела голубка моя, ты вспомнила про меня!… Уже через полчаса я был у нее. Она открыла дверь-мы встретились. Я сразу же, с порога обнял, облапал ее, она не оттолкнула, я поволок ее к лежаку, на ходу раздеваясь и раздевая ее… «Меня целый месяц никто не ебал,» — только и успела сказать она,… мы вместе упали, и вместе задергались, и затрепыхались, и в общем… пропали… Я плохо помню тот день… Так что-то смутно выплывает из памяти… Ее лицо на расстоянии выдоха с широко распахнутыми прямо в меня черными-бездонными глазами… Ее тело подо мной, белое, как пшеничная булка, мягкое, как пуховая перина, горячее, как противень в печи… Ее ноги с розовыми-розовыми пяточками, закинутые к подушке на уровень головы — несмотря на полноту, Наташка была бесконечно гибкой и податливой, почти пластилиновой… И эта ее пизда, раскрытая, вечно мокрая, ненасытно зовущая… Казалось, мы испытывали терпение друг друга, шло соревнование кто-кого, но побежденных не было и не было, никто не хотел уставать и уступать… Мы оба были победителями… Время от времени мы отрывались друг от друга, выкуривали по сигарете и вновь, неодолимая сила стягивала нас в одно целое… «Я тебе нравлюсь?» — спрашивала Наташка. «Нравишься!!!» — отвечал я и засаживал ей по самые яйцы. «О-гооо-гоой!» — всхлипывала женщина и гримасса неземного наслаждения искажала ее лицо. «Ты меня любишь?» — вопрошала Натка сквозь слезы спустя какое-то время. «Люблю!!!» — клялся я и рвал ее пизду своим хуем. «О-гооо-гоой!» — опять с благодарностью разносилось вокруг и мы вдвоем и вместе улетали на планету каких-то немыслимых Розовых Одуванчиков… Ничего не помню больше… Только кругом… эти розовые-розовые розовые-розовые розовые-розовые одуванчики… Говоря официальным языком ментовского протокола, мы с Натахой в тот день совершили несколько, неустановленных числом, половых сношений обычным и извращенным способами… и это без обеда. Только Наташкин кот, животное, с которым она никогда и нигде не расставалась, толстый и кастрированный, вернул нас с небес на землю. Он нагло запрыгнул мне на спину и, не обращая внимания на то, что люди занимались делом, стал истошно орать на своем кошачем языке. «Пушок! Мальчик мой пришел!» — услышала кота Наташка, — «Есть просит… Мама забыла мальчику поесть дать… Бедненький, совсем я про него забыла… покушать котику не дала…» Она вылезла из под меня, накинула халат и пошла на кухню. Кот запрыгал за ней, а я растянулся на кровати, расправляя натруженные органы и поглаживая натертый пиздой член. Вот это ебля! Вот это да! Вот это баба! Охуеть можно!… «Мамочки мои!!!» — вдруг ворвалась в комнату Наталья, — «Серенький! Ты знаешь сколько времени-то?! Шесть часов!!! Вечер уже!» — «Ну и что, что вечер?» — легкомысленно не понял я, — «А вечером, что? не ебутся что ли?» — «Нет, не ебутся!» — «Почему же это?» — «Потому что вечером мужья с работы возвращаются! Вот почему. Юрочка уже полчаса как домой едет…» — «Юрочка? Как опять Юрочка? Так ты что же до сих пор с ним?» — «С ним, с ним! Одевайся быстрее! я лучше в машине тебе обо всем расскажу…» Мы по-пырому собрались и через десять минут уже сидели в моей «девяте»… Наталья отдышалась: «Слушай, Казаков! Укради меня сегодня куда-нибудь! А?» — я сделал брови домиком: «В смысле?» — «Ну увези меня куда-нибудь… подальше… где Юрка меня не найдет.» — «А вы чо? Поругались что ли?» — «Да нет, не поругались. Просто устала я от него и он наверное от меня. Уж забыла, когда последний раз с ним трахались… А я сейчас без этого не могу, мне постоянно мужик нужен, чтобы постояннно палку кидал… Мне с тобой хорошо… Очень хорошо… Ты такой долгоиграющий… Давай куда-нибудь закатимся и я тебе дам, сколько захочешь… Я тебе все разрешаю… все-все… ты не представляешь как мне тебя хочется… ты ведь не бросишь меня сегодня?… А, Казаков? ты же видишь как ты мне сегодня нужен… ну не бросай, только не бросай меня сегодня… пожа-луй-ста…» В голосе Натальи появились какие-то истеричные нотки и я от греха подальше стал ее успокаивать: «Ну конечно я тебя не брошу… конечно… конечно давай поедем куда-нибудь… на дачу ко мне поедем… И там будем трахаться всю ночь… Да?» Она упокоенно и радостно закивала головой… Я отжал сцепление, включил зажигание, врубил скорость и на полном газу выскочил из дворика. Машина запетляла по паутине московских дорог в направлении к Дмитровскому шоссе… По пути мы отоварились в универсаме: купили пожрать и аж три бутылки шампанского, Наталья, как оказалось, его очень любит. Отоварились и дальше покатили… Катим, катим, а Наталья все сильнее ко мне прижимается, прямо лезет на меня. Я ей: «Наташ! ну подожди ты, посиди спокойно, я ж за рулем…» А она: «Я не могу! Мне уже знаешь как хочется!» Юбку задирает, трусов нет, ноги расставляет, берет мою руку и на пизду себе кладет. А там все уже, ну настолько мокрое, ну будто обоссалась… «Серенький!» — просит Наташка, — «Ну давай где-нибудь остановимся! Не могу я больше! Ну выеби ты меня!» И опять что-то истерическое в ее голосе слышится, будто пьяная. Делать нечего, встаю на обочине, опускаю спинку ее кресла, штаны приспускаю и вперед. Полчаса ее еб, еб-еб еб-еб еб-еб, еб без остановки… пока ее пизда не наелась… Сам я не кончил, уж вроде и нечем, но все равно удовольствие получил: хорошо когда ты женщине так приятно, так сладко делаешь и она так реагирует. Прямо гордость за себя, за свои возможности появляется… Короче, поебались мы и дальше поехали… Наташка бутылку шампанского сама открыла, пить из горла стала, жажда ее мучает. Я тоже пару разков отхлебнул… Прошло наверное минут пятнадцать… Смотрю: Натаха опять разгораться стала, опять ручкой между ног трет… А сама хихикает, ржет так по блятски… Я говорю: «Блядь ты все-таки первостатейная… я таких еще не видывал… на тебе, наверное, уже места невыебанного не осталось, а ты все не угомонишься… а было ведь время все мучалась, все стыдно было, что мужу изменяешь…» А она: «А мне и сейчас стыдно, все равно стыдно… и люблю я его все равно, вот хочешь верь, хочешь нет… только ничего поделать с собой уже не могу… не могу и все тут… не могу я больше с одним только его хуем жить… нет у меня сил себя сдерживать… без твоего хуя жить…» И лезет головой своей под рулевую колонку, к моей ширинке, растегивает, достает из нее свою любимую игрушку, берет в рот… Я вытягиваюсь, выжимаю из машины все ее положенные 150 км/ч, а в это время мне баба хуй сосет, профессионально сосет, как последняя шлюха… Поставила его в пять секунд и быстро стала подводить меня к оргазму… Я только-только резко затормозить успел и на этом резком торможении кончил Натахе в рот. Из под руля доносилось ее захлебывающее хлюпанье, чмоканье, мычанье… а я обоими руками все больше пригибал ее голову к себе, заставляя все глубже и глубже заглатывать член. Когда я за волосы поднял Наташку, по ее подбородку стекала моя сперма, а глаза почти вылезли из орбит-я чуть не удушил ее. Глаза бессмысленно вращались. «Теперь ты… !» — сказала она и грохнулась в свое кресло, задирая и широко расставляя ноги. Пришлось мне снова на нее лезть и снова пихать… И так до бесконечности… С такими вот пит-стопами до дачи мы доехали только к десяти часам. Уже смеркалось… Я представил, что мне предстоит этой ночью: или умереть или подвиг совершить, одно из двух, другого не дано… Умирать как-то не хотелось, рано еще, а на подвиг не было сил… Надо было хоть немного отдохнуть. Но, оказалось, Наташка это и сама понимала. Она была не только великой трахальщицей, но и гениальной хозяйкой. Из всех заготовленных нами продуктов она состряпала такой ужин, что я потом только облизывался, вспоминая его… Там было такое мясо, такая картошечка… и все это под шампанское… В общем, вся моя усталость разом прошла… Поели мы, посидели — пошли прогуляться, леском, в темноте, к водохранилищу… Наташка предложила искупаться. Ну разделись на берегу догола, обнялись, пососались немного, потом держась за руки вошли в воду, поплыли… Плывем, лунная дорожка перед нами светится… играемся… как тюлень с бегемотихой… Я Наталью по бокам оглаживаю, за сиськи, по ногам, между ними… целуемся в воде… Хорошо!!! Вода теплая-теплая и только небо звездное над нами да луна, а под нами… бездна… Долго мы так плавали, а водохранилище-то огромное, короче заблудились немножко и прибились к берегу далеко от того места, где входили… На песчаной прибрежной отмели еще покувыркались чуть-чуть, повозюкались, помялись, полепились… Наташка смеялась и смех ее далеко разносился по всей округе… Я рычал от еле сдерживаемого желания… Вот оно счастье-то… С голой бабой лунной ночью на берегу реки любовью заниматься… любить ее, ласкать ее, ебать ее… Наталья на берег раком выползла, жопу подставила… ну и я тут-как-тут… вперед! на очередной штурм ее пизды… хотя, собственно, пизда и не думала сопротивляться… Потом мы долго шли берегом… голые, в темноте, как два привидения… Долго-долго, с Натальей быстро ведь ничего не получается. В

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх