Любовники

Она вошла, открыв дверь своим ключом. — Привет! Пока она поднималась по лестнице, у него было время подумать. Эта красивая женщина понравилась бы любому мужчине. — Как я тебе? и распахнув шубку, она крутанулась на каблуках, так, что разлетелись полы из красноватой норки. Полулежа на диване коричневой кожи, в снятой ею квартире, он любовался своей любовницей. Она действительно была красива: брюнетка тридцати с небольшим лет, по мальчишески худощавая, с небольшой грудью прекрасной формы и на редкость стройными ногами. Яна всегда хорошо одевалась. Благодаря мужу-владельцу агентства недвижимости в деньгах она не нуждалась, да и природный вкус и чувство стиля ей никогда не изменяли. Сегодня она с удовольствием демонстрировала обновку — темно синий костюмчик в стиле Шанель, явно холодноватый для вьюжного февраля, дополненный остроносыми, из тисненой кожи почти того же тона, сапогами на непрактичной высокой шпильке. Наряд довершал шелковый платок, покрывающий волосы и темные очки. — Хороша девочка? и она медленно расстегнула пуговицы пиджачка, под которым оказалось одно только черное боди с просвечивающими сквозь мерцающую ткань сосками. Он улыбнулся и она скользнула к нему на диван. — Больше всего я боялась, что он меня застукает в таком виде. Разрядилась как шлюшка. Одевалась и думала — что будет? То ли просто завалит в постель и никуда сегодня не отпустит. То ли все поймет — и тогда не сдобровать нам обоим — Я даже чулки для тебя одела, несмотря на мороз. Он провел рукой по серебристому колену. — Ты вся холодная, — и скользнул ладонью под короткую юбку. Она наклонилась и он почувствовал первый нежный поцелуй. — Я соскучилась. Ее рука завозилась с молнией его брюк. — Яна — — Молчи — и извлекла его торчащий член, потянулась к нему ярко накрашенными губами. Почувствовав, как он вздрогнул, бросила на него лукавый взгляд из-под темных очков. Минет в ее исполнении был безупречен. То сжимая головку, то легко пропуская его в глубину рта, она массировала его член добрые минут пятнадцать, позволив его руке хозяйничать у нее под юбкой. Мягкий мех шубки щекотал его щеку, пока его ладони нежно оглаживали ее круглые колени, мяли тугую грудь с напрягшимися сосками. Судя по тому что между ее ног сразу повлажнело, она получала не меньшее удовольствие. Они давно выяснили какие ласки доставляют наибольшее удовольствие друг другу. Достигнув высшей точки, он выгнулся и кончил ей в рот и расслабленно вытянулся. Она, откинувшись на спинку дивана, наблюдала за ним, просунув руку ему под рубашку и поглаживая его грудь. — Хорошо, что ты у меня совсем не волосатый. Ненавижу волосатых мужиков. Обняв ее, он притянул к себе и поцеловал в еще влажные губы. Сняв с нее темные очки и стянув с головы платок, он растрепал ее аккуратное каре и залюбовался ее точеным профилем — Ты просто прелесть… — Я сделаю кофе. Пойдем? На кухне они смололи кофе. Кофе Яна варила по правилам и со вкусом (сказывались восточные корни) — она приволокла из дома все необходимое и подолгу томила его над жаровней с раскаленным песком, наполняя все помещения запахами корицы и ванили. — Ты привыкнешь к моему кофе, а твоя жена так никогда не сможет. И когда я тебе надоем и ты меня бросишь, это заставит тебя страдать хоть немного. Мое кофе ты никогда не забудешь. Она как всегда слегка погрустнела и ее глаза потемнели. Он наклонился и поцеловал ее в зажмуренные веки. — Этого не случится никогда. И скорее все будет как раз наоборот. Думать ему об этом не хотелось, они старательно избегали этой темы. Они познакомились абсолютно случайно. После аварии он остался без машины и обреченно мерз под октябрьским дождем на остановке в семь тридцать утра. Машины проносились мимо — сколько не голосуй, остановить никого не удавалось, пока возле самых его ног не тормознула красная Тойота. За рулем оказалась Яна. Разговорившись, они проехали его станцию метро и она не раздумывая решила довезти его до работы. Он долго мялся набираясь смелости предложить ей свою сотенную, которую Яна брать естественно отказалась. А на следующее утро она снова ехала мимо и как сама потом призналась, безотчетно надавила ногой на тормоз. Вылезая возле метро, он попросил ее подождать и купил охапку свежих роз. В итоге всех этих поездок они оказались сначала в маленьком кафе возле Лубянки, потом в квартире друзей и наконец на этой кухне. Два состоящих в браке человека, без будущего и перспективы быть когда-либо вместе. Ни ее муж, ни его любящая жена не о чем не догадывались. А они крали один день счастья за другим, не задумываясь о последствиях. — Она снова потянула его комнату. — Давай танцевать. Танца не получилось, зато стриптиз был великолепен. Извиваясь по музыку, Яна сбросила пиджачок и юбку. Стоя перед ним в одном боди и одетых поверх чулок лакированных сапожках, она запустила себе руку между ног и ласкала себя, извиваясь у него на глазах и откровенно его провоцируя. Она закинула руки, обняв его за шею и потянула к дивану. В ее глазах вспыхивали лукавые искорки — Яна явно наслаждалась ситуацией. За то время, что они были знакомы, им удалось изучить пристрастия и слабости друг друга. И даже в самые страстные минуты они искали возможность доставить удовольствие партнеру. — Мы внимательны, как супруги со стажем — часто шутила Яна — С той разницей, что супруги со стажем не вызывают такого желания-. Он предпочитал не шутить на эту тему — так дорога стала ему эта миниатюрная женщина, с которой в обычной жизни ему вряд ли было бы суждено пересечься — — Так он и взял ее, опрокинув на спинку дивана, широко разведя ее ножки в лакированных сапожках и судорожно насаживая ее бедра на свой член. Даже это бесстыдство и жадность ее возбуждали. Скользя высокими каблучками по паркету, он старательно подмахивала в такт его торопливым движениям, От его энергичных толчков она поддавалась вперед и упираясь напряженной грудью в прохладную кожу дивана, прогибалась всем телом. — Не останавливайся-прошу тебя, еще-еще — Обычно молчаливая, в этот раз Яна не скрывала эмоций. Ее стоны и всхлипы лишь разжигали его. Вырвав влажно-блесящий, покрытый ее смазкой член, он резко развернул ее и усадил на диване, погрузив член в ее губы. С чмокающим звуком Яна втянула его в рот и он почувствовал быстрые удары ее язычка. Но возбуждение не спадало окаменевший член почти не поддавался на Янины ласки. Тогда, он снова поставил ее на колени, перекинув через подлокотник дивана, так что задралась ее круглая попка и раскрылась растерзанная, сочащаяся щелочка между двух красных, припухших губок и маленькое, трогательно-безащитное отверстие ануса. Туда он и направил свой чудовищно напряженный, твердый член. Преодолев сопротивление маленького мышечного колечка, он ворвался внутрь, чувствуя себя насильником и завоевателем. Свирепая радость конквистадоров ворвавшихся в обреченный на разграбление город инков меркла перед его экстазом. Он с наслаждением орудовал членом в яниной попке, чувствуя, как она корчится от наслаждения и боли. Ответом ему был жалобный вскрик, быстро перешедший в придушенные стоны. Янины коготки рвали кожу дивана не хуже кошачьих когтей-. Все закончилось, когда он выплеснул в эту мягкую податливую глубину мощную струю горячей спермы и обессилено откинулся на диван, рядом с изнеможенной жертвой — — Порочный мальчишка- — Яна со стоном перевернулась на спину, затем сползла на ковер. — Ты меня чуть не разорвал. Он поднял голову-она улыбалась. — Ты у меня там первый-Не смейся, я серьезно. Муж дважды пытался, но я не поддалась — уж очень больно вначале, а потом-Потом очень даже ничего!… С ним я бы все равно не смогла — иногда он бывает груб… Ну, ты понимаешь-А в этом случае я очень боялась, что не смогу его остановить-У тебя есть сигарета? Он молча курили, зная, что время неумолимо отсчитывает секунды. Вечерело — Яне пора собираться. — Надо же, даже чулки целы. Ни одной затяжки-Ты был очень галантен, милый — Когда она ушла, он нашел на кухонном столе две сотенные бумажки. Двести долларов. Их уходя оставила Яна. Он знал зачем по возвращении домой из двухдневной командировки ему будет чем отчитаться перед женой. И пожалуй, останется еще немного денег, что бы закупить продуктов в холодильник приходя на эту их конспиративную квартиру, Яна любила поесть. Она любила поесть, он любила секс и получала от жизни удовольствие и наверное, в душе любила и его — как одну из составляющих этой жизни, от которой она получала столько радости — О своих впечатлениях о представленном рассказе все, кого волнует затронутая в нем тематика супружеской измены могут присылать свои отзывы автору по адресу: habeas.corpus@mail.ru для ФИЛЛИПА

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Без рубрики

Любовники

Дашка, купалась. Напряженно сопя, Митька внимательно рассматривал через отцовский бинокль ее обнаженную фигуру. Он наткнулся на этот маленький заливчик, вспомнив, что, когда его отец был живой, они ловили в нем крупную плотву, которая на утренней зорьке бралась за наживку жадно. Может и сейчас с клевом повезет, и тогда, он наловит на уху или поджарку. А этот старый отцовский бинокль, он взял так, на всякий случай, вдруг пригодится? На рыбалке, не на охоте, он совсем без надобности. Заметив на берегу своего заливчика, склонившуюся над водой голую женскую фигуру, не рискуя приближаться к ней на опасное расстояние, чтобы не получить за это по шее, он вытащил, так кстати оказавшийся у него бинокль. Посмотрев в него, он сразу узнал Дашку Крылатову. Здесь, на своем, находящемся почти рядом покосе, она с матерью косит сено. Метров сто от реки, не больше. Значит, она пришла на реку охолонуться и смыть с тела пот. Ишь ты, как свои титьки тщательно отмывает! Титьки у нее, оказывается, ошеломляюще красивые. Круглые, и, наверно, тяжелые. Она наклонилась над водой, свесила их вниз, а они словно прилеплены к ней, не колышутся. Вон и соски выдаются на них нежно-розовыми шишечками. Зябко сморщились от прохладной речной воды. Все это можно было рассмотреть и невооруженным взглядом, но в бинокль были видны мельчайшие детали ее тела. Кажется, протяни к ней руку и ухватишься за титьку или задницу. Но, Митька то знал, что до Дашки ему никак не дотянуться. Даже если бы он мог. Она девка гордая с норовом, может запросто и по лапам надавать. Из деревенской молодежи, в их опустевшей деревне, остались он, да Дашка. Недавно, ему исполнилось шестнадцать лет, а она уже взрослая девка. Ей, если он не ошибается, уже лет восемнадцать стукнуло. Несмотря на столь незначительную разницу в возрасте, Даша выглядела, как настоящая женщина, а он против нее настоящий пацан. Поэтому он даже не надеялся на ее доброжелательность. В лучшем случае, наградит насмешкой, типа «иди отсюда сопляк», или что еще хуже, начнет смеяться над ним. Какие уж тут к черту ухаживания. Впору дружить с Наталкой и Ленкой, двенадцатилетними девчонками, оделяющими его повышенным вниманием. Еще в прошлом году они купались с ним даже без лифчиков, потому что им нечего было под ними прятать. Не выросло еще. Нет уже что-то намечалось, особенно у Наташки. А нынче уже в лифчиках ходят и стали стесняться его, а точнее, своих неузнаваемо изменившихся за зиму фигур. Где-то что-то, выпятилось, где-то налилось, где-то округлилось, а где-то, наверное, обильно наросло плотью. В общем его подружки начинают становиться девушками и вместо прежнего ровного и дружеского общения, встречаясь с ним, стали смущенно вспыхивать, прятать от него глаза. И, вообще, стали избегать прежних непринужденных отношений, когда они могли устроить дружескую свалку. Вечно облупленная мордашка Наталки незнакомо округлилась, ее глаза стали невыносимо большими и бездонно глубокими, а фигурка, округлилась и стала женственней. Постоянно толстая Ленка, наоборот, стала тоньше, изящнее, даже постройнела, обзавелась талией, а ее неуклюжая попка превратилась в два прелестно округленных полушария. Когда это с ними произошло, он понятия не имел. Вроде все вместе проводили лето, не расставались, а когда он встретил их в школе, наряженных в новые школьные платья, обалдел от нового вида подружек. Учебный год пролетел незаметно. Началось лето и он снова свободен, может всласть порыбачить и сходить на охоту с отцовским ружьем. Только вот и проблем у него прибавилось, потому что стало беспокоить собственное тело. Тяжелая работа наполнила силой его мускулы, которые тугими жгутами проступали под туго натянутой молодой кожей. Он тоже еще не привык к нему, как непривычно в новой одежде. Неведомо когда появившиеся мускулы иногда мешали ему, делали его чуть медленнее прежнего, пропала прежняя резвость, с которой он, подобно кошке, мог сноровисто лазать по деревьям, но вместе с тем, прибавилось сил. Когда его в первые дни появления в районной школе, собрались побить местные ребята, он запросто расшвырял их по сторонам. С уважением и опаской посмотрев на него, они оставили эту затею, поняв, что продолжать это с ним опасно для здоровья. Это заметили и девочки, среди которых у него мгновенно появилось множество обожательниц, но он, не замечал их. Не находя в своем окружении сверстников, Даша невольно понизила свои запросы к возможному поклоннику, и стала искать хотя бы кого-то, кто может стать достойным ее дружбы. Среди таковых, оказался лишь Митя Дмитриев. Поначалу вспомнив о нем, она чуть было не рассмеялась. Очень уж он зеленый для ее поклонника. Хотя, подсчитав его годы, она задумалась. Нет, мальчишка он, конечно, симпатичный и крепкий, но как он отнесется к ней? Вдруг он считает ее чересчур «старой» для себя, хотя по ее подсчетам, он младше ее даже меньше, чем на два года. Ей сейчас неполных девятнадцать, а ему уже семнадцать лет минуло. За неимением чего-то лучшего, и этот вполне сгодится. Хотя, почему только «сгодится»? Внешне он очень симпатичен и мальчик очень даже неплохой. Моясь на озере, она заметила его приближение и когда он внезапно исчез, усмехнулась, понимая, что прячась в кустах, он жадно разглядывает ее. Ей было стыдно, но в то же время, она не хотела смутить его, показать ему, что заметила его хитрость. Помыв грудь, она распрямилась и подавляя желание закрыться руками, неспешно отправилась к лежащей в траве одежде. Накинув на голое тело рубаху, она невольно почувствовала облегчение. Хотя в том, что он смотрел на нее, нет ничего такого, у нее есть что показать, но обычный девичий стыд заставлял ее спешить. Услышав за спиной шорох, она обернулась на звук и посмотрев на кусты, встретилась с его растерянными глазами. — Митя, выходи ко мне, я не обиделась на тебя и не буду ругать за подглядывание. Митя вышел и стыдливо покраснев уставился на ее голые ступни. — Прости Даша. — Ну и что ты рассмотрел? — Все, что хотел. Она, смущенно вспыхнула. — Тебе понравилось это? — Стыдливо краснея, тихо спросила она. — Ты очень, очень красивая Даша! Необычайно красивая! — Горячо воскликнул юноша. — Спасибо. Услышав это, он удивленно посмотрел на нее. Держа в руках прижатое к груди платье, она стояла перед ним в короткой нижней рубахе из-под которой виднелись ее стройные, высоко открытые ноги. Он отвел взгляд и увидел ее одежду. На самом верху лежали трусы. Так значит она, стоит перед ним… без трусов?!!! Заметив его взгляд, она посмотрела на одежду и поняла все о чем он только что подумал. Их глаза встретились и они дружно смутились. Ни он, ни она не вспомнили о разнице в своих возрастах. Сейчас они были просто смущенный парень и стыдливо покрасневшая полуобнаженная девушка. Митька даже не заметил, как оказался возле нее. Даша показалась ему такой желанной и доступной. — Даша… Почувствовав на голых ягодицах его дрожащие ладони, Даша вздрогнула. Ей было стыдно, волнующе и приятно. Наконец-то она кому-то нужна, наконец-то ее тело чувствует волнующее прикосновение чужих рук, домогающихся его. — Митя, не надо… — попросила она. Но сделала это так мягко и нерешительно, что он не послушался ее. — Даша, я не сделаю тебе ничего плохого, — умоляюще произнес он, быстро скользя ладонями по ее большим ягодицам. — Я знаю. Я верю тебе Митя. Но мне стыдно, что я стою в таком виде. — Даша, — умоляюще попросил он, — еще чуть-чуть. Я не сделаю ничего плохого. Его ладони нежно ласкали ее ягодицы. Тело Даши трепетало от наслаждения. Кожа его ладоней обжигала ее кожу. У нее не хватало решимости оттолкнуть его. Он оказался так нежен, что его ласки обезоружили ее, лишили сил. Жар желания заполонял ее тело…. Теряя силы, она прильнула к нему и в глубоком вырезе ее рубахи, Митя увидел упругие холмы нежных груди с возбужденно сморщенными ягодками розовых сосков. Нагнувшись к Даше он прильнул губами к нежной округлости ее груди и ожег ее страстным поцелуем. Даша ахнула и не в силах терпеть эти сладкие пытки опустилась без сил на свою одежду. Поднявшись на бедрах, ее рубашка открыла перед ним выпуклый живот с темным треугольником волос и самые красивые бедра которые ему впервые в жизни привелось увидеть. Опустившись вместе с ней, он взял ее за затылок и посмотрев в ее замутненные страстью глаза, с жадностью прижался к вспухшим губам. Обхватив его теплыми руками, Даша пылко ответила на его поцелуй и они медленно откинулись на траву. Если бы не она, не ее руки начавшие расстегивать его ремень, он бы ни когда, не отважился на это. Избавившись от брюк, он упал между ее ног, ощущая бедрами их нежность и тепло кожи сжимающих его девичьих ляжек. Поспешный толчок, жалобно-блаженный стон Даши, и они забились в любовном слиянии, спеша насладиться друг другом. Каждый толчок его члена вырывал из ее груди стон, словно она жаловалась на его грубость, но это были стоны наслаждения. Оплетя его руками и ногами, Даша лежала под Митей, отдыхая после прошедшей над ними бурей оргазма. Она еще чувствовала слабые содрогания влагалища, сжимающего сидящий в нем и уже утрачивающий былую крепость член. — Вот ты и стал мужчиной, — тихо произнесла она, — и навсегда влюбил меня. — А я, люблю тебя очень давно, но ты такая взрослая, что я боялся даже подойти к тебе. — Милый, забудь об этом. Все это уже в прошлом, а в настоящем — мы с тобой. Ты мой любимый и я никогда и ни кому уже не уступлю тебя. — Я не хочу, чтобы ты отдавала меня. С тобой, Дашенька, я чувствую себя взрослым. — Да, милый, ты и так уже взрослый. Настоящий мужчина. Иначе бы между нами ничего не было. Но ты, еще раз, только что убедил меня в этом. Я в восхищении от твоих аргументов. Они великолепны. — Сынок, мне кажется тебе еще рано женихаться. Да и Даша старше тебя. — Мама, прошу тебя, не будем обсуждать эту тему. — Сыночек, я не против Даши, она прекрасная девушка, но не спеши взрослеть. Успеешь еще нажиться. А Даша тебя и без того подождет. — Нет, мама. Даша меня может и подождет, а вот я не могу ждать. — Неужели у тебя с ней настолько серьезно? — Серьезней не бывает. — Помогай Вам бог сынок. Я мешать тебе не стану. Будь счастлив, сынок. Волнуясь Митька постучал в окно Даши. Выглянув в окно и увидев его, она радостно улыбнулась и побежала открывать дверь. — Ты, надолго пришел ко мне? — Можно я останусь с тобой до утра? — Ой! Да хоть вообще не уходи! — Радостно сказала она. И, тотчас насторожилась: — «Ты не с мамой поссорился? Может из-за меня?» Митя улыбнулся. — Нет, не ссорился, хотя с мамой о тебе у меня разговор был. — Она тебя сильно, ругала? — Вот ты и не угадала. Наоборот, она пожелала, нам с тобой, счастья. Я соскучился по тебе и решил, если оставишь, переночую у тебя. Мне плохо без тебя. — Ой, Митька! Как ты меня обрадовал! Конечно, я рада тебе. Ты не представляешь, как я счастлива! — Представляю, Дашенька. Потому что, сам чувствую то же самое. — Тогда я буду стелить на двоих? Да, Митенька? — спросила она, нежно прильнув к нему. Он крепко обнял ее. — Стели. Дашка, мне так хорошо с тобой! — Погоди, вот постелю только, ты мне покажешь, как любишь меня. — Еще как покажу Дашутка. Это была первая совместная ночь в их долгой счастливой жизни. А сколько их будет еще, это лишь одному богу известно. 3 мая 2004 г. E-mail автора: Severin809@rambler.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики

Любовники

Он пришел в ресторан в шесть, а ее все еще не было. Подождав немного, начал волноваться, что она вообще не придет. «Черт побери, куда подевалась эта баба? Задержали на работе, дома что-то произошло? Утром все было в порядке. Звонил, спрашивал? Нет, это все ее жуткий характер! Непредсказуема как российская экономика! Никогда не угадаешь, что она выкинет. С таким трудом вырвался в командировку, и вот, пожалуйста? А что если она вообще не придет? С ума можно сойти!» Подрагивающими от злости пальцами вытащил сигарету из пачки, закурил. Тоскливым взглядом повел по почти пустому залу — туда и к двери. Вон что это? Похоже, всевышний услышал молитвы! Резко, словно от порыва ветра, дверь распахнулась и его буквально обдало жаром: в дверях стояла высокая блондинка в ослепительно белом умопомрачительно коротком платье. Негромко звякнула и покатилась по паркету пустая салатница — ее выронил пробегавший мимо двери и споткнувшийся официант, за соседним столиком двое бритоголовых парней мафиозного типа оторвались от своих тарелок и уставились на вошедшую. Они вышли из ресторана и поднялись на второй этаж гостиницы. В коридоре никого не было, пустовал и холл со столиком дежурной. Она подтолкнула его к дивану, который стоял в укромном уголке, еще раз выглянула в коридор и, обняв за талию, прижалась всей грудью. «Что она делает? Неужели решила отдаться прям здесь? С ума сошла!» «Я просто теку, еще мгновение — и кончу, не дойдя до его номера. К черту все!» Он поднял голову, прислушиваясь. Ни голосов, ни стука дверей. Этаж казался вымершим. «Конечно, никто не гарантирует, но пока все так удачно складывается, можно было бы и попробовать. Чем черт не шутит, может, так никто и не появится. Глупо упускать такой случай», — думал он, ощущая в промежности ощупывающую руку и слабея с каждой секундой. Потом она припала горячим ртом к его удивленно полуоткрытым губам, и его истосковавшийся мальчик устремился ей навстречу. «Вот это да! У нее под платьем ничего нет! Смелая! За это и люблю! Нет, соврал, не только за это». Точно в подтверждение этой мысли она опустилась на колени, вытащила член, который уже был в полной готовности, плотно сомкнула губы вокруг твердого и горячего стержня. Извивающиеся точно пиявки губы сосали, облизывали и кусали член. Утихомиривая ее, он гладил и перебирал пальцами волосы, не делая никаких попыток перехватить инициативу. Но эта благоразумная сдержанность возбуждала ее еще больше. «О, какая ненасытная! Но, что это? Сюда кто-то идет! Нужно смываться!» Он похлопал партнершу по плечу и сделал движение назад бедрами, стараясь вытащить член изо рта. Но не тут-то было! Она сильно сжала губы, давая понять, что ни за что не отпустит. Паникуя и одновременно наслаждаясь, он принялся подмахивать, надеясь, что успеет до того, как? В этот момент их увидел молоденький уборщик, почти мальчик! Она не остановилась, нет. «А, пусть смотрит! Мне хорошо, зачем же останавливаться? Пусть глазеет, это, оказывается, возбуждает еще больше!» Она еще энергичнее принялась работать ртом, губами, языком. Уборщик с пылесосом в руке не отрывал от них взгляда. По его лицу было видно, что ему ужасно как хочется присоединиться к парочке. Но они не смотрели в его сторону. «Парочка вышла из ресторана. На эту в белом платье я сразу положил глаз. До чего же хороша, сучка. И горячая! Мне тоже нужно завести себе подругу!» «Хорошенький паренек, только совсем зеленый. Пойдет куда-нибудь в сортир и даст работу рукам. Извини, дружок, этой женщиной я ни с кем делиться не собираюсь». Он уже был готов кончить, когда она вдруг выпустила его член и выпрямилась, посмотрела на уборщика и засмеялась. Потом потянула платье с плеч и обнажила грудь. Встав коленями на диван, оседлала член, а он захватил губами ее сосок. Она ввела ствол во влагалище, и уборщик подумал, что оно наверное очень горячее, мокрое и тесное. Мужчине стоило немалых усилий сдержать себя, женщина откинула голову назад и застонала. Паренек нервно переминался с ноги на ногу, и она заметила, что его член буквально выпирает из брюк. Потом перевела взгляд обратно и, улыбнувшись, обрушилась на партнера всем весом. Его твердый, длинный клюв-ствол вошел буквально до упора, и она начала бешенную скачку, устремившись к той цели, что ждала ее в конце. «А я уже начал забывать, какое у нее влагалище. Никогда бы не подумал, что ее нисколько не смущает, когда на нее смотрят?» «Глубже, глубже, еще! Проткни меня насквозь! Хочу, чтобы он весь вошел в меня! Трахай, трахай!» Они кончили одновременно, оказавшись на седьмом небе от небывалого наслаждения. Два тела, словно сжатые вместе горячим взрывом эмоций. Еще какое-то время они не могли разъять объятий, хотя понимали, что пора уходить, что нельзя задерживаться. Тихо звякнул звонок над дверью в лифт. Они повернули головы и увидели, как уборщик уходит в лифт. Он повернулся и посмотрел на них с жалкой улыбкой. Только тогда они разъяли объятия и поправили на себе одежду. К лифту подошли в обнимку. Он нажал кнопку и, пока лифт спускался, нежно целовал ее щеки, губы и шею. Кабина остановилась, двери открылись. И она нежной, но твердой рукой втолкнула его в лифт. — А как же?… — только и успел он крикнуть. — Увидимся завтра, в это же время, — ответила она, и двери закрылись. Вернувшись к себе, любовники занялись мастурбацией. Каждый думал о другом, зная, что другой занят тем же. «Скорей бы ее увидеть. Надо принять душ и лечь спать. И тогда наступит завтра?» «Почти девять! Скоро придет муж. Скорее ложиться и баиньки. И тогда наступит завтра!…»

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх