Маленький свой автобус

Она стояла перед лобовым стеклом маленького автобуса — «микробуса», как любила их называть, и смотрела, как с вальяжной неторопливостью отъезжает ее последний автобус. — Дура! Куда под колеса лезешь! — высунувшись из кабины, орал водитель «микробуса». А на другой стороне дороги последний автобус уже отваливал от обочины. Она поняла, что даже если перебежит дорогу, остановить этого монстра ей не удастся. И тут чаша горя опрокинулась в ее душе, и она горько зарыдала. Водитель микробуса открыл рот, медленно сел на место, выключил мотор и вышел. Все равно они стояли уже почти на краю дороги. Он вышел и, не решаясь дотронуться до нее, заглянул, наклоняясь, ей в прикрытое ладошками лицо. — Боже, что случилось. — Она рыдала, — что могло такое случиться, что ты глупая бросилась под колеса и так плачешь? Она помотала головой не в силах остановиться. Он все же, решившись, обнял ее, и чуть покачивая, снова спросил: — Что случилось — Сын… — выдавила она. — Что сын? Успокойся, — он наклонился и заглянул в ладошки, — скажи что случилось, может я помогу? Она помотала головой, впрочем, немного успокаиваясь, мерное покачивание и тепло его тела сгладили ту бурю эмоций, что бушевала сейчас в ней. — Пойдем, сядешь, успокойся, нет безвыходных ситуаций. Он не знал, что его удерживало возле нее. Но она была такая миниатюрная, беззащитная и вокруг нее витала такая аура вселенского горя, что он инстинктивно остался рядом с ней, а, не обругав, уехал. Он оглянулся, скамейки вокруг не наблюдалось и поэтому, распахнув дверь в салон он почти внес ее и посадил на сиденье, сел сам и снова крепко обнял, покачивая как малое дитя. Наклонился, пытаясь заглянуть под массу распущенных волос, в лицо и снова тихо попросил: — Ну, давай успокойся. Я тебе помогу, расскажи, что случилось? — и подождал, вслушиваясь, в стихающие рыдания, чувствуя запах ее волос. Он покачивал ее, а сам, испытывая тянущее чувство чего-то прекрасного, вдыхал этот запах, естественный, манящий запах ее волос. Они чуть-чуть пахли шампунем, но это только ощущалось. Рыдания стихли, она пошевелилась и судорожно попыталась найти платок в кармане. Он отстранился, не мешая ей, и наблюдал, как она вытирает глаза, чуть покрасневший нос, стирает немного смазавшуюся тушь под глазами, снова нос, не решаясь высморкаться при чужом человеке. Дав ей время, он сказал: — Ну, рассказывай, ты же спешила куда-то: Что сын… Расскажи, может я смогу помочь тебе: Нервно комкая платок, склонив голову, инстинктивно пряча заплаканное лицо, всхлипнув последний раз, она тихо начала сбивчиво говорить: — я сына в незнакомой фирме оставила, мне надо было… съездить… не долго туда и обратно… сказала сидеть и ждать меня… я задержалась немного… много… два часа уже прошло… а автобусы ходят раз в час… а пешком я не знаю города, я не найду… я очень волнуюсь… Видя, что она опять готова зарыдать, он быстро протянул руки и взял ее ручки в свои, кулачки полностью поместились там. — Ну-ну, не плачь, — быстро заговорил он, боясь передумать, — я помогу, скажи, какой номер автобуса должен был идти, я подвезу тебя, я знаю город, ну — какой? — 325: — ответила она, на мгновенье, подняв голову и заглянув в его глаза, на уровне подсознания отметив, что он не врет, не смеется, что он симпатичный… — Ну вот, — удовлетворенно вздохнул он. Поднялся, неловко вышел из салона, стараясь не прикоснуться к ней, не толкнуть. Сел за руль. — Я поеду по маршруту автобуса, а ты смотри, скажешь, где надо остановиться. — Он повернулся к ней, не успев посмотреть в лицо, — так быстро она опустила голову. — Угу? — спросил он — она покивала. Он медленно тронул машину и поехал. Проехал немного, заглянул в зеркальце заднего вида. Отметил симпатичное лицо, чуть покрасневшие нос и глаза, пожалел, что не может рассмотреть цвет их. Он ехал чуть быстрее автобуса, с автоматизмом опытного водителя отмечая все вокруг, и не думал ни о чем, просто вел машину. Из ступора его вывел негромкий вскрик: — Вот, вот здесь! — Она в нетерпении даже приподнялась, указывая на большое красивое здание, в котором размещалась прорва разных контор и которое гордо именовалось… Он притормозил у двери, она, забыв о нем, распахнула двери салона и поспешила к входу. Он вздохнул, припарковался, закрыл двери и тоже поспешил за ней, еще не осознавая, что не в силах расстаться с ней. Открыл двери, вошел и увидел счастливое лицо симпатичного мальчугана лет шести, повисшего на ней, который со взрослой серьезностью выговаривал ей: — Ну, где же ты пропадала? я жду, жду… — Она поставила мальчика на пол, поглаживая, заглянула в глаза, — еще чуть — чуть и пойдем, подожди, я только отдам документы и вернусь, ладно? — он кивнул, из-за ее плеча заметив высокого мужчину, с интересом наблюдающего за ними. Мальчик увернулся от поцелуя, сразу нахмурив брови, начал отпихивать объятия и серьезно сказал: — Ладно, ладно, я подожду, только ты не долго… Наконец оторвавшись от него, и не замечая ничего вокруг, она взлетела по ступенькам наверх, приостановилась, оглядываясь, заметила мужчину, кивнула обоим. — Я сейчас, я быстро… — полетела дальше наверх. Он подошел к мальчику, присел, заглянул в глаза, сказал: — Привет: — Привет… — он немного отступил, нахмурившись. Мужчина оглянулся, заметив стулья, кивнул на них: — Посидим, подождем? Тот с независимым видом повернулся, подошел к стульям, вскарабкался на один из них и сел, наблюдая за мужчиной. Немного помолчав, мужчина сказал: — Я подвез ее… — Спасибо, я уж думал, она потерялась… — Как тебя зовут? — Сергей — чуть картаво ответил мальчик. — Ну вот, а меня Владислав, можно просто Влад, — Влад протянул руку. — Она потерялась? — пожав руку, улыбнулся Сергей. — А почему она плакала? — Ты заметил? — удивленно приподняв брови, спросил Влад. — Нет, не плакала, почти нет… И тут его зрачки расширились, рот чуть приоткрылся в восхищении, он смотрел на лестницу. Там спускалась она. Чуть улыбаясь, щеки немного раскраснелись, волосы волной спускались к плечам, плечи развернуты, и восхитительная небольшая грудь четко обозначилась под платьем, красиво очерченная талия, круглые коленки и маленькие ножки в босоножках. Только тут он заметил восхитительные накрашенные пальчики в них. Одним мгновением он охватил этот вид, и, чуть наклонившись, тихо спросил: — И как зовут это чудо? Мальчик недоуменно на него посмотрел, и так же тихо прошептал: — Света. Светлана подошла, с улыбкой обозревая вид двух своих мужчин, повернулась к Владу: — Спасибо, вы просто спасли меня, — обнимая за плечи, прижимая к себе сына, сказала она. — Да нет, ну что вы, — тоже переходя на «вы», смущаясь, ответил Влад. И решившись, спросил: — А куда вы сейчас? Может я подброшу? — В гостиницу. Сережа устал, ему надо отдохнуть, — ответила, — а мне позвонить домой, — добавила она. — Пойдемте, я подвезу, — чувствуя, как все внутри оборвалось от последних слов, сказал он, — я подвезу, — повторил и пошел, не оглядываясь к выходу. Они тихонько пошли за ним, Светлана наклонилась к сыну и спросила, так чтобы он не слышал, — вы познакомились? — Угу, он очень хороший, его зовут Влад. — Почему «хороший»? — Она удивленно приподняла брови. — Он смотрит на тебя по-другому. — … — Ну не как другие, — он оглянулся, показал кивком головы на толстенького дядьку в красивом костюме, — не как он. Она оглянулась, посмотрела в масленые глазки дядьки, который уже раздел ее. — А он как? — Спросила. — Хорошо. Они уже подошли к микроавтобусу и Сергей, с независимым видом, полез на сиденье. Она замешкалась, еще не веря и размышляя, как такой маленький человек мог замечать разницу во взглядах на нее. Посмотрела на Влада. Да, в его глаза светилась грусть, он не раздевал ее, а любовался в целом, как она любуется красивой бабочкой. На всякий случай спросила: — Вы правда подвезете нас? — Правда — Почему? Тут Сергей, которому уже надоело ждать, сказал: — Мама садись, не бойся, он хороший. Влад улыбнулся, ответил: — Потому что я хороший И они поехали. По пути Сергея укачало, он задремал на сиденье. Светлана взяла его на руки и вышла из машины. — Давай, помогу, — тихонько попросил Влад. Она осторожно переложила сына на руки Влада и пошла вперед, открывая двери. В номере Влад аккуратно положил Сергея на постель и вышел в другую комнату. Светлана осторожно сняла с сына сандалии, прикрыла, задумчиво посмотрела, потом вышла. Влад курил на балконе. Восхитительный вид — высокого, сильного и даже симпатичного мужчины. Она тоже вышла на балкон. Он повернулся к ней и наконец-то рассмотрел цвет ее глаз — зеленые, чуть приподнятые к вискам, в обрамлении густых, чуть подкрашенных ресниц. Ему так захотелось еще раз почувствовать запах ее волос, что не осознавая что делает, он обнял ее, прижал и вдохнул этот запах. — Не бойся, я не буду ничего делать, — заметив как она трепыхнулась, как уперлись в грудь ее маленькие кулачки, быстро и горячо зашептал: — Ты такая красивая, ты такая маленькая, беззащитная. Я не буду, не буду, — замечая, как расслабляются ее руки, — я не буду ничего делать, что ты не захочешь, — наклонился, бродя горячими губами около ушка, — ты восхитительна. — Осмеливаясь, наконец, поцеловать ее. Мир вдруг закружился вокруг нее и она начала тонуть в этом бессвязном шепоте, сильных теплых ласковых руках и горячих и настойчивых губах. Он, чувствуя, как она опадает в его руках, подхватил, и, не переставая целовать, еще не веря в свое счастье, понес ее. Не сегодня ни завтра она не уехала из этого города, где автобусы ходят раз в час. Он стал для нее родным. У нее есть теперь свой автобус, правда маленький: Январь, 2004. Ир

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх