Мама

Даше было 17 она жила с матерью в однокомнотной квартире. Мама у неё была очень красивой женщиной, она занималась бальными танцами и обладала обалденной фигурой. У мамы были длинные густые чёрные как смоль волосы, при этом они естественно завивались в роскошные локоны. Тонкие чертылица делали её похожей на аристократку. Изящная шея, великолепная полная дерзко приподнятая грудь, узкая талия, упругий плоский животик, крутые упругие бёдра и красивые икры. И всё вместе это составляло необыкновенно привлекательное тело, несмотря на 40-летний возраст матери. Ну а сама Даша как истиная дочь своей мамы унаследовала все черты матери. И густые чёрные волосы и её изумительную фигуру. Несмотря на свои великолепные данные мама не имела любовников, наверно обида на Дашеногоотца сказывалась. А поклонников у мамы было хоть отстреливай! Даша всегда считала свою маму самой красивой женщиной но по новому она её увидела совсем не так давно. Поскольку они с мамой жили в однокомнатной квартире то и спали на одном раскладном диване. В тот вечер как обычно мама готовилась ко сну, сама Даша уже забралась в постель а мать сушила волосы после вечернего душа. Невольно Даша принялась разглядывать маму поражаясь насколько она хороша не смотря на возраст, она стояла перед их туалетным столиком и тёплые струи воздуха развевали её великолепные волосы, на ней был одет шёлковый халат доходивший до середины бёдер. Из под халата выгля — дывали красивые стройные ноги Даша почувствовала как её охватывает волнение медленно растекаясь по её недавно созревшему телу. Чем дольше Даша разглядывала маму тем быстрее охватившее её волнение перерастало в томление. Тем временем мама скинула с себя халат под которым ничего не было надето, у Даши сердце замерло а потом забилось сильней. Вид обнажённой матери возбудил юное тело Даши, несмотря на то что она и раньше не раз видела её голой. Дыхание сбилось заставляя чаще вздыматься упругую молодую грудь, соски затвердели дерзко вздыбив шёлковую сорочку и приятно раздражаясь пускали микро — молнии, уходящие к низу живота. Туда где находилась нежная пробудившаяся девичья плоть, наполняя её соками и заставляя приглашающе раскрыться. Мама же стала втирать крем для кожи растирая по лицу и шее, она стояла спиной к Даше и не видела лихорадочного взгляда дочки. Даша не отрывая взгляда от матери рассматривала изящную спину мамы, у неё была великолепная осанка которой бы могла позавидовать сама королева, упругие полушария ягодиц чуть подрагивали и так соблазнительно перекатывались когда она переминалась с ноги на ногу. А так же восхитительные мускулистые но от этого не менее женственные ножки, это было умопомрачительное и возбуждающее зрелище. Неожиданно Дашу пронзило острое чувство наслаждения она с трудом подавила — стон и только сейчас поняла что сама не заметила как запустила свою руку между бёдер начав ласкать себе мокренькую девочку. Что её огорошило так как ничего подобного раньше она не вытворяла! Быстро вынув руку Даша вцепилась в одеяло обеими руками чтоб не дай Бог они не забрались обратно. Мама неторопливо направилась к стулу на котором висела приготовленная ко сну сорочка, а Даша загипнотизированая покачивающимися бёдрами не могла оторвать взгляда. Накинув сорочку на голое тело мама направилась в постель а Даша полуприкрыв глаза продолжала любоваться её телом, разглядывая об- тянутые шёлком сорочки чуть покачивающиеся полные груди раскачивающимися бёдрами, время от времени выглядывающими из разреза. — Спокойной ночи милая. — пожелала мама забираясь в постель и обнимая Дашу. — Спокойной ночи мам. — проборматала Даша чуточку сдавленным голосом тоже обнимая мать и прижимаясь к ней своим возбуждённым телом. — Я тебя так люблю мама! — И я тебя тоже очень люблю Дашка. — с нежной улыбкой произнесла мама. И вот уже пару недель шокированная и растерянная своей реакцией на мать, Даша не находит себе места изнывая от желания ласкать материнское тело и отвращения к себе самой. В конце концов Даша убедила себя в том что это всего лишь реакция созревшего и ещё не знавшего ласки тела. Что нет в этом ничего не обычного, в подростковом возрасте все испытывают влечение к своим родителям и ничего страшного в этом нет со временем пройдёт. И жизнь как то сразу наладилась хотя Даша по прежнему возбуждалась от одного взгляда на маму, но она научилась наслаждаться этим сладостным томлением. Как обычно по вечерам в последнее время Даша готовилась к поступлению в институт когда с работы вернулась мама. Выглядела она уставшей и не много осунувшейся. — Привет мам выглядишь очень утомлённой. — Привет Дашунь, на работе совсем загоняли сил уже не хватает наверно старею. — Не говори ерунды мам ты у меня ещё такая конфетка, молодые девчонки удавится готовы от зависти а ты о старости. Ты на себя в зеркало глядела? — Ну каждый день смотрюсь а что? — Мать взглянула на Дашу с надеждой услышать комплимент и она не стала разочаровывать маму, которой как и всякой женщине нравилось внимание. — А то, я такой обалденной фигуры не у одной женщины не встречала! — глаза мамы засияли щёчки покрылись румянцем а у Даши нестерпимо заныло между ног. — Мам давай я сделаю тебе массаж? — Ничего подобного раньше она матери не предлагала а потому замерла в ожидании ответа. — Ммм, пожалуй сегодня массаж мне действительно необходим. А то завтра просто не встану! — Мама тоже была немного смущена Дашеным предложением. — Тогда иди в душ а я пока приготовлю постель. — Радостно сказала Даша, от предвкушения чего то не обычного у неё сладко защемило в груди. Соски напряглись и при малейшем движении восхитительно тёрлись о ткань маечки. Киска распалилась тут же промочив трусики насквозь и сладенько ныла в предвкушении нежных ласк. Мысли у Даши куда-то разбежались голова шла кругом, долго сдерживаемое желание наконец вышло наружу. Ей было уже всё равно что она хочет свою мать, да и вообще казалось это самые естественные отношения между ней и мамой. Но всё же она попыталась скрыть свои желания что бы не испугать маму. Наконец из ванной появилась мама закутанная в махровое полотенце и смущённая от чего выглядела ещё соблазнительней. — Иди сюда ложись на постель я уже всё приготовила. — Сказала Даша замерев от восхищения на диване, на ней самой было надето только беленькая маечка и крохотные такие же беленькие трусики. Напряжённые соски темнели сквозь слегка просвечивающую ткань. Заметив столь пикантную подробность состояния Даши, мама ещё гуще залилась краской смущения и потупив взгляд направилась к постели на которой восседала дочка. Опустившись рядом она подняла смущённое лицо и встретилась с Дашей взглядом. — Даша а ты умеешь делать массаж? — Смущаясь спросила мать после чего отвела свои прекрасные глаза. — Нет, разберёмся как нибудь что там такого сложного. — Дрожа от нетерпения пробормотала Даша. Протянув руки к полотенцу в которое была обёрнута мать Даша распустила его, тут же обомлев от изумления и восторга. Соски у мамы были напряжены и гордо возвышались, дерзко поглядывая на Дашу Положив ладони матери на плечи Даша опустила её на постель и помогла удобней устроится, мама выдавила смущённую улыбку и перевернулась на живот. Подложив руки под голову мама замерла, не совсем представляя что делать Даша выдавила на ладонь ароматического масла и стала неторопливо растирать его по спине. Ощущение шёлковой кожи и упругих мышц спины доставляло не чем не сравнимое удовольствие, но мама была слишком напряжена что мешало Даше добиться нужного ей результата. — Тебе нужно расслабится. Иначе в массаже нет смысла. — Нежно проворковала Даша продолжая неторопливо массировать спину … мамы. — Я постараюсь. — Пробормотала мать. — Просто сегодня был трудный день, так сразу не отойти. Продолжая растирать и массировать спину матери Даша почувствовала как та наконец расслабилась, чем она неприменула воспользоваться забравшись на неё и устроившись на бёдрах. И одновременно переместив ладони на мамину ядрёную попочку, мягко сжав аппетитные полушария Даша чуть не застонала. А по телу мамы прошла дрожь удовольствия в этом у Даши не возникло никаких сомнений, нежно сжимая и поглаживая её попочку она продолжала массировать, чувствуя как тоненькие золотистые волоски поднимаются и приятно щекочут ей ладони. Они обе не замечали что Даша уделяет слишком много внимания попке или не хотели замечать. — Мам у тебя такая бархатная попка, это просто потрясающе! — мама ничего не ответила, только её учащённое дыхание говорило о том что она сейчас испытывает. — Мама ты меня слышишь? — Ммм… Поняв что мама сейчас находится в прострации Даша склонила голову к её попочке и нежно припала губами к ней, ощущая её бархатистость медленно стала покрывать поцелуями. Потом чуть высунула язык и неторопливо заскользила им по весьма аппетитной ягодичке испытывая непередаваемые чувства, мама же в ответ на столь неожиданную ласку инстинктивно приподняла попку и сладко застонала. На что в свою очередь из груди Даши вырвался томный стон, выпрямившись она стянула с себя маечку и охваченная неудержимым желанием прижалась своей грудью к спине мамы. По обоим охваченным страстью телам прошла дрожь удовольствия, и два сладострастных стона слились в один. Подцепив свои трусики Даша стала их снимать не забывая ласкать своим горячим телом мать. От чего обе распалялись ещё больше и тихо постанывали. — Что мы делаем Дашенька, так же нельзя!? — Не то простонала не то выдохнула мать. — Не знаю мам, но ведь так хорошо! — Прошептала Даша. — Нам нужно остановится! — Но не одна не решалась прекратить столь сладкие и безумные ласк. Целуя плечи, шею, Даша перевернула мать на спину и не прекращая жарких поцелуев нашла её губы, страстно припав к ним стала пощипывать их своими губами, слегка покусывать зубками исторгая тем самым из её груди лёгкие стоны. Мама одурманенная страстью отвечала взаимностью, скользнув язычком по нижней губе дочки она погрузила его в приоткрытый ротик вызвав у той дрожь и томный стон. При этом скользнув ладонями вниз по телу Даши к её упругой аппетитной попке, сильно сжав попку она прижала бёдра дочери к своим. Даша же развела стройные ноги мамы и устроилась меж её бёдер нежно прикоснувшись своей сочной киской к мокрой киске мамы. Оторвавшись от чувственных губ матери Даша проложила горячую дорожку поцелуев к полной груди, страстно обхватила губами сосок пососала потом слегка прикусила зубками, обвела ореол горячим язычком и вновь сомкнула губы вокруг гордой пирамидки. Посасывая, покусывая и лаская язычком она развлекалась с сосками, слушая стоны выгибающейся мамочки. Скользнув свободной рукой по плоскому животику мамы она зарылась пальчиками в аккуратненький треугольнечик шёлковистых волос на её нежном лобке, перебирая их и играя с ними пробралась к мок- рой от выделений щёлочке. Легонько скользнула пальчиком вдоль и нежно погрузила в призывно раскытую киску мамы. Раздался стон и бёдра мамочки подались навстречу а стеночки влагалища жадно сомкнулись вокруг Дашиного пальчика. А Даша уже и второй погрузила и была вознаграждена благодарным погружать пальцы в сочную киску мамы. Мама же страстно заработала бёдрами насаживаясь на стройные пальцы. Наслаждаясь восхитительным видом матери охваченной желанием, Даша стала прокладывать дорожку из поцелуев к тому чудесному местечку где сейчас орудовали её пальчики. Наконец добравшись до заветной цели Даша жадно впилась губами в сочную и благоухающую непередаваемым ароматом плоть. Целуя и лаская язычком она изучала каждый миллиметр этого сокровища не переставая работать пальчиками в жарком лоне матери. И обе от этих ласк испытывали чувственное наслаждение. Скользнув язычком к небольшому капюшону Даша высвободила жаждущий её ласк бутон, обхватила губками и стала посасывать, раздражать языком пока из груди мамы не вырвался громкий крик. Мощно подавшись бёдрами вперёд, насаживаясь на стройные пальцы мама выгнулась дугой и стала содрогаться в конвульсиях оргазма. Немного придя в себя но ещё всхлипывая от полученного наслаждения, не говоря не слова она опрокинула Дашу на спину и приникла ртом к её девочке. Стала страстно целовать и лизать исходящую соками киску дочери, погружая то язык то пальчики в её алчную дырочку. Посасывая и облизывая трепещущий, набухший клитор, пока Даша не зашлась в сладострастном крике извиваясь как недавно извивалась она сама. Не давая дочке придти в себя мама перевернула её на живот развела упругие ягодицы и впилась в коралловую розетку ануса, облизывая языком и проникая жадными пальцами ей в попку. Разработав пальцами анус Даши она засунула в него остренький язычок, погружая раз за разом стола трахать её попу пока в очередной раз доченька не забилась в оргазме. Всхлипывая и рыдая Даша поставила мать на четвереньки надавила на поясницу вынуждая ту прогнутся, с восторгом наблюдая как чуть разошлись полушария ягодиц. Припав к анусу мамы она стала похотливо вылизывать его одновременно расслабляя и доставляя ей удовольствие. После чего ввела ей в попку палец и любуясь открывшемся видом принялась трахать её пока мамочка не кончила. Полежав какое-то время, приходя в себя после произошедшего между ними. Они с улыбками стали переглядываться понимая что теперь их дни наполнятся сладкими и чувственными запретными удовольствиями. Потом крепко обнявшись мать и дочь заснули а на их лицах играли удовлетворённые улыбки.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Без рубрики

Мама

Войдя в комнату, сын увидел свою маму. Раскинув ноги и обнажив покрытое красивой полоской волос влагалище — она держала двумя руками вставленную в задний проход огромную морковь. Судя по той её части, которая была снаружи, она очень глубоко засадила этот толстый корнеплод в свой пышный зовущий своей мякотью и нежно-розовым цветом зад. Глаза её были закрыты, ротик приоткрыт, а влажный язык касался нежной верхней губы этой женщины. Раскинутые полусогнутые ноги открывали вид на полные половые губы большого женского влагалища, сверкающего влагой, возбуждённого, розового — вернее красного — с обнажённым клитором, полуоткрытыми, как бутон розы складками влагалища. Волосы на лобке создавали красивый возбуждающий треугольник половой щели. Массивная грудь с большими торчащими вверх сосками плавно вздымалась в такт движениям красивого мягкого женского животика. Рядом на кровати в беспорядке лежали массивные фигурные свечи, скалка, батон кончёной колбасы надетым на него презервативом, банан, пустая бутылка из-под пива. Сергей понял назначение предметов на кровати матери и член его тут же налился кровью, натянув брюки в области паха. Сергея охватило желание, член напрягся до предела и в таком виде мама увидела своего любимого сыночка, открыв глаза. … Мама сосала его член уже несколько минут. Он уже был готов кончить в этот большой тёплый рот. Несколько он раз сдерживал давление спермы. Она сосала головку, заглатывала ВЕСЬ (!!!) член в рот — по самое горло, несколько раз даже поперхнувшись головкой пениса своего взрослого сыночка. Сергей держал её за голову, гладил волосы, трогал уши, притягивал то за волосы то за уши голову матери к своему пенису и натягивая её голову на этот отросток. Наталья любила отсасывать у мужиков. Ей нравилось доводить их до оргазма, потом смаковать вкус спермы, размазывая её по поверхности своего рта языком, потом глотать — иногда даже пить — настолько много спермы было у некоторых мужчин. Сперма текла в её рот, оставалась после утех и во влагалище, вытекала из задницы… … Мама лежала на кровати, головой на подушке, а Сергей двигал своим твёрдым пенисом в её рту. Член входил полностью. Проходил рот, касался языка, упирался в горло и затем головка входила в горло дальше. Сын ебал маму в рот уже довольно долго. Движения становились более глубокими. Они то замедлялись, то ускорялись — член влетал в мякоть рта и втыкался в горло, нёбо, в щёки или язык. Несколько раз мама брала пенис за щёку. Когда он вынимал член из её рта, она лизала его яички, пах, целовала ствол пениса. Сергею нравилось, когда мама губами, сжатыми в колечко, сосала член, одновременно облизывала его языком, брала глубоко в рот и горлом толкала его головку. Ему не верилось, что его мама — взрослая серьезная и солидная женщина, начальник отдела в крупной фирме, строгая, интеллигентная и порядочная, сегодня вот так отдавалась ему, сосала его член, и даже ни капельки не сопротивлялась, когда он бесцеремонно мял все её мягкие места. Впервые он так вот свободно, так долго и так вдоволь мял женскую грудь, ягодицы, влагалище. А сейчас вот кормил маму своим пенисом, пихая его в её тёплый и нежный рот. А потом он напоит её спермой. Пусть попробует вкус спермы своего сына. Этот большой мясистый чупа-чупс матери явно нравился. Мышцы рта уже немного устали от сосательных движений. Сергей всё больше сам двигал членом во тёплом мамином ротике, вставляя его по самые яйца в горло. Член напрягся, головка налилась кровью, давление в пенисе стало критическим и… СПЕРМА БРЫЗНУЛА в пищевод матери в тот момент, когда член вошёл глубоко в горло. Толчки мышц члена выбрасывали крупные порции спермы в мамино горло, она глотала эту густую жидкость, удивляясь её количеству. Сын буквально залил рот матери своей спермой. Мамина голова, в этот момент нанизанная на член, замерла. Сейчас она выполняла всего лишь рот большого мягкого и тёплого спермоприёмника. Роль влагалища, принимая мужской орган и доводя его до оргазма. … Рука во влагалище матери довольно таки свободно уместилась, лишь вначале встретив сопротивление половых губ. Сергей почувствовал выступ матки, обхватил его двумя пальцами. Мама при этом закрыла глаза и стала слегка двигать бёдрами навстречу неумелым пальцам сыночка. Он стал двигать рукой, касаться стенок, пальцами толкать матку. Мама издала сладостный стон. Внутри её тела созревала огромная волна удовольствия. Все эрогенные центры обострились. Влагалище стало центром вселенной. Сын трахал мать засунутой во влагалище ладонью. Сегодня она падёт настолько низко, что трудно даже себе представить. Ведь не растерзанной и неосвоенной оставалась ещё её большая мягкая задница с упругим колечком анального отверстия. Задний проход мамы плотно захватил член Сергея. Пышные ягодицы плавно покачивались в такт толчкам, сплющиваясь при прикосновении мужских бёдер. Сын гладил большие мягкие полушария сочной женской задницы, мял их и наслаждался теплом прямой кишки матери. При каждом толчке вперёд мама резко толкала свои бёдра назад — навстречу члену. Ей явно нравился анальный секс. Упругая мягкая попка уверенно обхватывала пенис, а в момент, когда член доходил до упора — мама расслабляла мышцы прямой кишки, член попадал в нежную мякоть родительских внутренностей. «Мам, это мой друг — Андрей. Я тебе про него говорил. Он тоже хочет угостить тебя…». Наташа растерянно глядела на мальчиков, соображая, что они от неё хотят. То, что она говорила Сергею во время секса она, конечно же, помнила, но воспринимала это игрой воображения. Сейчас она пыталась сообразить как себя вести. С одной стороны, приятель Сергея — это посторонний мальчик. Андрей, Симпатичный и спортивный мальчик из класса Сергея. Плечистый. Высокий. Наверное у него большой… С другой стороны, что она теряет? Сергей наверняка рассказал приятелю. Мальчик он порядочный. Будет молчать. И почему же такому хорошему мальчику и сыночку родному не дать? Пусть попробуют настоящей женщины, а не своих плоских тощих девочек, которых тискают на горках после школы. Максимум что могут их подружки — так это отсосать. Наташа же сосала вместо вступления. Быстро сообразив, она сказала: «Раздевайтесь. Я сейчас поставлю кофе. Снимайте одежду, я сейчас приду». С этими словами Наташа ушла на кухню. Быстро щёлкнув кнопку чайника, она запустила руку в трусики… Влагалище намокло от желания, клитор сразу попал в руку и: Раз. два. три. Ааааааааа оргазм!!! Она вынула руку. Опустилась на стул и закрыла глаза от сладостной истомы, охватившей всё тело. Предвкушение развратного вечера пьянило Наталью. Она уверенно вошла в комнату. Ребята сидели на диване и смотрели порножурналы. Рубашки и брюки. Наташа подошла к Андрею и села рядом. Ребята стояли по обе стороны от Наташи. Сидя на корточках, она держала их эрегированные члены в своих ладонях, поочередно поворачивая голову и беря в рот, заглатывая и облизывая языком, эти великолепные пенисы. Каждый пенис она облизывала языком, сосала, брала глубоко в рот и снова лизала, сосала и глотала. Пенисы были покрыты слюной и блестели. Мальчики подошли близко к голове женщины и она могла сосать две всунутые с двух сторон головки мужских пенисов. А потом поочерёдно заглатывая их в рот, второй член массируя ладошкой. В чулках, ажурных трусиках, закрывающих только волосатый треугольник лобка спереди и полоской уходящих в складку между большими пышными ягодицами сзади, лифчике, стянутом с груди и подпирающим массивные груди с торчащими вперёд сосками и большими красными ореолами сосков, Наташа в свои 40 лет выглядела супер эротично. Её большой и влажный рот с массивным умелым языком и мягкими щёчками, за которые Наталья так уверенно засовывала пенисы своего сына и его друга, сделали своё дело. Мальчики были готовы удовлетворить эту распущенную женщину. Её влагалище и прямая кишка изнывали от ожидания этих твёрдых настойчивых пенисов. … Член Сергея плотно проник в задний проход матери, потеснив там … пенис своего друга. Мама чувствовала напряжение своего ануса, чувствовала два этих мускулистых пениса в своей попе. Необычно чувство — двое мальчиков, один из которых твой сын, берут тебя в задний проход как самую распущенную и дешёвую шлюху. Мальчики же, благодаря своей молодости, энергии и практически постоянной потенции, вот уже несколько часов беспрерывно трахали, ебли, сношали эту женщину во все мыслимые и немыслимые отверстия. Они уже кончили ей в рот, по одному разу кончили во влагалище, сейчас вот готовы были наполнить её задницу спермой. Они поочерёдно впихивали свои разгорячённые члены в глубь большой и мягкой задницы интеллигентной взрослой женщины. Женщина при этом охала и стонала, двигая задницей навстречу вероломному двойному натиску молодых жеребцов с большими твёрдыми и выносливыми членами. Ей нравилось ощущать себя натянутой на два мужских члена одной упругой резиновой попочкой. Сергей активно начал массировать анус, рывками входя в задний проход. Активизировался и Андрей. Его член налился кровью от того, что сын этой женщины ебёт в жопу свою мать вместе с ещё одним мальчиком, то есть с ним — с Андреем. Не желая отставать от друга, Андрей тоже стал толкать член в задницу Наташи. Иногда они одновременно входили в неё, иногда поочерёдно. Сергей за счёт более выгодного положения сверху сильнее и резче входил в зад, руками помогая себе — притягивая массивные бедра матери к себе. Мама и сама активно двигала массивным своим задом навстречу пенисам. Сергей лихорадочно и жадно гладил мягкие мамины ягодицы, правой рукой — сначала левую ягодицу. Потом правую. Двумя руками — опустив их вниз и развернув ладонями к ягодицам мамы. Пенис от этого становился большим и твёрдым, а сперма готова была выстрелить в лоно материнского зада. Наконец он рванул вперёд и… Сдерживая поток спермы, он вынул член из растянутого зада матери. «Соси» — сказал он и сунул в лицо мамы налитый кровью член. Успев рукой обтереть член, Наталья заглотила пенис сына. Пососав его минуты три, Наташа, почувствовав, что сын вот вот кончит, глубоко глубоко взяла в рот пенис сына — головка упёрлась в мягкое горло мамы. И спустя секунду сперма хлынула в горло. Андрей вылез из-под мамы и уже пристроился сзади, засунув в анальный проход свой эрегированный пенис. Резиновая мягкая и влажная попочка женщины обхватила пенис мальчика. Именно резиновой — иначе как бы в неё влезли два здоровых эрегированных члена вместе? Наташа уже давно мечтала о таком вот натяжении. Мечтала, ждала и… боялась. Мечтала когда засовывала в попу сначала простую канцелярскую ручку себе в задний проход, потом — когда длины ручки стало не хватать и ручка уже не удовлетворяла Наташиному воспалённому сознанию — её заменила длинная под конус свечка. Свечка удобно входила в попу и не могла причинить никаких неприятностей — она была мягкой, а при резком смене угла вхождения в анальный проход либо гнулась либо ломалась. Потом свечей стало несколько. Под конус, цилиндрические большого диаметра, шаровидные, фигурные — в виде спиралей, ёлочек, фигурок животных и сказочных персонажей. Или же просто 5—10—15—20 и более вытянутых разноцветных как карандаши свечек. Однажды в саду — Наталья не могла уже терпеть — и прямо на грядке — сорвав большой огурец, засунула его в задний проход и стала отчаянно двигать им в своей заднице, глядя на молодое упругое тело своего сына — школьника и торчащий сквозь плавки полуэрегированный член. Потом — на веранде — она использовала таким образом всю корзину с огурцами. Теперь, когда сына не было дома, она часами дрочила себя кабачком среднего размера — в пизду, и огурцом — длинным и пупырчатым — в задний проход. Иногда это была морковь — твёрдая в отличие от огурца и свечей — она жёстко массировала внутренности и не ломалась, а безжалостно насиловала внутренности. Игрушки, свечи, овощи… Хотелось живого упругого члена. Наталья уже давно с любопытством и замиранием сердца смотрела на коней с соседней фермы, стоящей как раз после её дома метрах в 200. Порядка десяти коней в ферме не давали Наталье покоя. Кони. Наталья, наконец то решилась потрогать то место, где у коня был пенис. Бугорок 20 см длины торчал из брюха животного. При касании женской руки тёмная конская головка полезла вперёд. Причём довольно быстро и очень далеко. После нескольких минут массажа руками красавиц член длиной около 50 см и толщиной со среднего диаметра батон копчёной колбасы торчал из коня почти параллельно полу. Наташа присела и чмокнула данный экземпляр сбоку. Конь радостно задвигался. Ему нравились такие ласки. Пройдя губками и языком по всей длине конского хуя Наташа оказалась у головки. Не мешкая она взяла её в свой рот, широко открыв его и захлопнув губы после того, как он упёрся в горло. Тёплая упругая и пряно пахнущая головка члена коня заполнила весь рот женщины. Наталья сноровисто и по деловому стала сосать этот большой кусок плоти животного. Собаки. Первый дог Натальи был собакой её знакомых, оставивших свою собаку на неделю с Натальей. Которая не применила возможностью отсасывать по три — четыре раза у этого милого животного, обильно поливающего её спермой. Поиздеваемся над мамой. Привязав маму к скамейке — руки под скамьёй связаны а ноги привязаны к ножкам — Сергей снял ремень. Большая мягкая задница матери вызывала у него животное желание разорвать её на тысячи кусков. Взмахнув ремнём, Сергей с силой ударил по ягодицам матери. От боли она закричала и заёрзала на скамье. «Аааааай. Ты что! Мне же больно!» Не успела она договорить, как второй удар — ещё сильнее и резче — хлыстнул по ягодицам, сотрясая их мякоть и оставляя вторую ярко-красную полоску. «Сергей! Ты с ума сошёл! Мне же больно!» — громко и чуть не плача кричала мама. «Терпи! Сама просила! Получай!» и снова удар. Потом второй, третий, четвёртый. Полоски штриховали нежную плоть женщины. Когда их стало слишком много, Сергей полил задницу солёным раствором. На лице мамы появились слёзы. Пороть собственную мать по пизде мало кому приходилось. Закрепив ноги Наташи так, чтобы удобно и беспрепятственно хлестать по влагалищу ремнём и плёткой, Сергей с удовольствием поднял вверх ремень. Мама закрыла глаза и приготовилась к удару. Удар по нежной коже влагалища — хлёсткий и сильный вызвал крик боли. «Хватит надо мной издеваться. Сергей, сынок. Я всё сделаю, только не бей так сильно. Я же твоя мама.» — умоляла она. Но садистская рука сына снова поднялась вверх. Ннаа! Половые губы расплющивались при ударе. Капли влаги разлетались от удара в стороны. Половые губы налились кровью и напухли. И по лицу матери текли слёзы, но Сергей продолжил экзекуцию. На этот раз он хлестнул по внутренней поверхности бедра, оставив на ляжке широкую смазанную красную полоску. Затем по другой ляжке и снова по пизде!!! И снова по ляжке слева, потом по пизде, потом по ляжке справа. Мама ёрзал и крутилась от боли и унижения. Нанеся полсотни ударов и превратив половую щель матери в разбухший комок красного цвета, Сергей на время прекратил порку. Его внимание легло на массивную большую мамину грудь. А почему не похлестать по ней? Наполнив клизму горячей водой, Сергей вставил пластмассовый наконечник в анус матери и нажал на клизму. Горячая струя воды заполнила анальный проход и обожгла внутренности. Наташа почувствовала как будьто огромный раскалённый прут вставили ей в жопу. Половые губы Натальи были увешаны как елочные гирлянды разноцветными зажимками. Затянутая туго в верёвки правая грудь налилась кровью и стала синеть. Левую грудь Сергей вот уже полчаса мял обеими ладонями, превратив её в отбивную. Боясь повторения порки, Наталья открыла рот и когда струя мочи потекла из пениса сына, мама стала её глотать. Надев на дрель пластмассовый вибратор и переведя ручку в режим перфоратора, Сергей приставил кончик этого пластмассового устройства к маминой измученной пизде.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики
Без рубрики

Мама

До пяти лет я жил с матерью в женской общаге. Почему так случилось и что у них с отцом не заладилось — это для меня тайна, покрытая мраком, и по сей день. Мать никогда не развивала эту тему. Потом у матери появился мужчина и в результате этой связи родилась моя сестрёнка. Мы переехали в нему в частный дом, в Ростов НД. Я не очень хорошо его воспринимал (мне не нравились их отношения с матерью), но сейчас о нём нельзя плохо. Он погиб на охоте пару лет спустя. Больше, после этого, я никого рядом с мамой не видел. Итак, мы остались втроём: мама, я и сестра. Кроме того, к нам часто заходила его мать с дочерью. Первая хотела увидеть внучку, вторая — племяшку, поскольку моя сестра, в отличие от меня, была для них прямой родственницей. Это — предыстория. Почему я это пишу?… Не спрашивай меня — мне нечего ответить! Наверно потому, что во мне щас сидит 0, 5 «Беленькой», потому, что приходила и тока-что ушла сестра, и мы с ней много и долго говорили (она — под винцо, я — под водочку) о жизни, вспоминали яркие и интересные моменты (Мммммм, ещё какие «интересные»!). Она ушла, а я продолжал ещё копаться в своём прошлом. Вдруг я до мельчайших деталей и во всех подробностях вспомнил такое, что не удержался, сел за комп и пишу щас всё это! Действительно «вдруг» потому, что…… То, о чём я хочу рассказать случилось 10 с лишком лет тому… 10 лет… А я всё помню, как будто это было вчера! Мне тогда было 22 года. Матери, соответственно — 44. Я только-только защитил диплом и планы у меня были громадные. Я хотел уехать на Север (я там родился). Хотел поехать туда работать, о чём и сообщил со всей юношеской прямолинейностью матери и сестре. Они поохали, посетовали на долю свою женскую, но запрещать мне никто не стал. Я взял билеты и мысленно уже был в дороге. В тот раз, в конце мае 2001-го (26-го! Я навсегда запомнил эту дату!), мы, вдвоём с матерью, поехали на дачу. Всю осень, зиму и, практически, всю весну мы там не появлялись, поэтому работы скопилось достаточно: грядочки, там, заборчики всякие. Тут вскопать, там подкрасить… Это было нужно сделать, тем более, что скоро мать лишиться моей помощи. Работали целый день, а вечером, почистив пёрышки и переодевшись, мы сели за стол. Мать, как сейчас помню, приготовила тогда вкуснейший плов и пирог с рыбой. Ммм… Тёплый плов, горячий — с пылу с жару — пирог и ледяной, из погреба, смородиновый сок… Мы ели, разговаривали о том, о сём. В основном, конечно, о том, что меня ждёт на чужбине. — На родине, мама, на Родине!Я улыбался, а мать заметно загрустила. — Ну да, — тихо сказала она, — природу не обманешь. Тянет туда, где родился. А как же мы останемся тут одни? — Мам, ну не надо так! Быт у нас налажен, Ирка в универ поступила уже. А я вам денюжку буду оттуда слать каждый месяц, как зарплату. Только бы удачно устроится!Я взял стакан, наполовину наполненный розовым, душистым напитком, и протянул его матери. Она приняла этот тост и чокнулась со мной своим недопитым чаем. Говорили мы долго: об их будущей жизни, о моей, обо мне, о ней, об Ирке. Плавно разговор перешёл в плоскость личных отношений… Пару раз мать задавала мне неудобные вопросы и пару раз я выходил курить, чем вызывал её недовольство — ей это очень не нравилось. Я возвращался. Мы пили уже по третьей чашке чая. Снова говорили тихо и грустно. Вспоминали. Она плакала. Я обнимал её.Когда я пошёл в свою комнату, было уже за полночь. Я поднялся на второй этаж, разделся, оставшись в трусах и в футболке, и ещё раз покурил в окно. В конце мая в Ростове уже довольно тепло и я всегда сплю так — в футболке, но без одеяла. Лишь кидаю лёгкую простыню в ноги на случай, если лапки к утру подмёрзнут. Уснул я очень быстро: когда я ложился, то знал, что мать сейчас начнёт убирать на кухне и будет звенеть посуда, и я приготовился послушать это некоторое время. Но было тихо. Даже странно: мать никогда не ложилась спать, если кухня не убрана! Прошла минута, вторая, пятая, десятая — было тихо. Половицы не скрипели, значит, она всё ещё сидела на кухне. Я прислушивался ещё некоторое время и незаметно уснул.Проснулся я оттого, что что-то необычное происходило с моим членом. Хотя, это щас я знаю, в чём причина, а тогда сон, просто, медленно стал отлетать. Не резко, очень-очень плавно стало приходить осознание: где я; что я делал; сколько времени и что происходит? Где я… Что я… Это понятно! Я на даче и я сплю. Время… Судя по луне, повисшей в левом верхнем углу окна, щас часа три ночи или около того. Пока я осознавал это, с членом происходило что-то приятное. И это «приятное» не прекращалось… Я сосредоточился на этих ощущениях и единственное, что они мне напоминали — это тёплые губы и мягкий язык. Но как??? Дома никого не было! Я говорю «никого», потому что никогда не смотрел на мать, как на женщину. Я смотрел на сестру, каюсь, но об этом не здесь и не сейчас! Но факт остаётся фактом: я чувствую, как что-то — и я просто уверен, что это язык — касается моего члена… Я чувствую, как он гуляет по головке, по её основанию, как он касается ствола и скользит по нему снизу вверх… И я чувствую, что мой член стоит и пульсирует… Вот! Губы сомкнулись на головке и она, начавшая было холодеть от испарений слюны, словно оказалась в горячей печке… Мой член во рту и я это знаю! Но у кого? У матери??? Быть этого не может!!!…Всё это я ощущал, лёжа с закрытыми глазами. Но я не спал уже давно. Я уже не сомневался, что это мать, но поверить в это не мог ну ни как! Я лежал на спине. Моя голова была повёрнута в сторону и чуть вверх и тогда я ме-е-е-е-е-е-едленно-медленно, чтобы не шелестела наволочка, стал сначала опускать её, а потом так же медленно поворачивать… Тогда я приоткрыл глаза. Это было не сложно: я чувствовал свой член у неё во рту и она просто не могла увидеть моих глаз. Да, это была… моя мать! Голова её медленно, но с постоянными ритмом опускалась и поднималась… Она была в том же халате, в каком сидела за столом. Он был не развязан, что дало мне повод думать, что она это делает не с целью самоудовлетворения. Я уже знал, что такое минет, однако такого нежного языка и таких умелых движений я не испытывал до этого никогда! Она то легко касалась члена языком, то неглубоко брала в ротик головку, посасывала её и язычком ласкала дырочку… То брала член в рот полностью, опускаясь на нём так, что я чувствовал её нос на своём лобке, а кончиком чувствовал её горло… У меня затекла шея и хотелось немного поменять положение, но я понимал, что если сделать резкое движение, то всё это прекратится вмиг. А я не хотел этого — ох, как не хотел! Её нежные губы, теплый влажный язычок, жаркий ротик… В комнате больше не было матери и сына! Была красивая, сексуальная и умелая женщина, желающая сделать приятное своему мужчине! Почему она пожелала это сделать — загадка… Хотя, впоследствии мать понемногу рассказывала мне, что же на неё нашло…Она сосала нежно и настойчиво… Сколько же она сосёт? Я не сплю уже минут 7—10, а когда она начала я не знал… Я чувствовал, что если так будет продолжаться ещё пару минут, то я кончу и я решился на сумасшедший поступок! Я осторожно приподнял правую руку, лежащую вдоль тела, и… положил ей на затылок! Она дёрнулась, как от удара электрическим током и попыталась сняться с моего члена, но я держал её голову и не давал ей отстраниться… Другой рукой я взял её запястье, чтобы она не помогла себе… Она вырывалась, но я держал… Борьба продолжалась с полминуты и, наконец, она, перестав сопротивляться, застыла, не двигаясь с членом во рту… С полминуты мы молчали. Моя рука всё ещё была на её голове, но я уже не давил на неё, а тихо перебирал её волосы… — Мамочка, мне так хорошо, — наконец прошептал я. — Не останавливайся! Всё уже случилось и завтра мы подумаем, что нам делать и как дальше нам жить, а … сейчас… Продолжай, мам…Она ничего не делала и хранила молчание. — Мама, ты же понимаешь, что я не смогу жить, если мы не закончим начатое… Мы, мама… Я не сплю уже десять минут, поэтому тоже ответственен за это… За то, что позволил это тебе… Я не усну, мам, ни сегодня, ни завтра, да и никогда уже, наверное… И завтра мы не сможем говорить… ты будешь винить себя, я буду хотеть того, чего не случилось… но это будет уже невозможно: другой день, другие мысли… Это будет преследовать меня всю жизнь и приведёт к краху, мама… к краху нашей семьи… Или же завтра мы вместе решим, что нам приснился одинаковый сон… Пообещаем друг другу, что не будем вспоминать о нём и будем жить дальше… (специально для pornoskaz.ru.ru— секситейлз.ру) Я тебя не виню, мам! Всё, что ты делала когда-либо, всегда было продиктовано логикой и имело основание. И если щас я её не вижу — это не значит, что её нет… Не бойся, мам — у нас всё будет хорошо… Важно только, чтобы не осталось недосказанного — тогда говорить и что-то решать будет много легче… Ты же сама меня учила этому, мам… Не бойся… Мы никогда не потеряем друг друга…Я понимал, что у неё в голове сейчас бушует буря. И я говорил. Говорил много, полушёпотом, чтобы она по моим словам, по моей интонации поняла, что ничего трагичного в нашей семье не случится из-за этого. Говорил, как я люблю их. Что она да Иришка — это всё, что у меня есть, и ничто на свете нас не разлучит. «Главное — не замолчать!» — думал я. И снова говорил… Она молчала, но я почувствовал, как её язычок лизнул головку. И она тоже знала, что я ощутил это! — Да, мам… Молодец… Ты всё поняла… Ещё… пожалуйста.Её язык начал двигаться смелее, лаская её по кругу… Я опустил свою руку с её головы на щёку, погладил её… Она снова ритмично двигала головой на члене: погружала его в свой ротик глубоко, уже не боясь разбудить меня… Рукой она гладила и сжимала мои яички. Я гладил её шею, плечо и просунул руку глубоко в разрез её халата — она была в лифчике! Размер у неё, наверно, 2+ и её грудь полностью легла в мою ладонь. Я несильно сжал её через ткань лифа и мама мгновенно остановилась… Она замерла, прислушиваясь, видимо, к своим ощущениям и взвешивая, как в детской сказке, что такое «хорошо» и что такое «плохо»… — Мамочка… Да… ещё… ммм… Как хорошо, мам… Прекрасно… не останавливайся, мам… да.Не знаю: мои слова или мысль о том, что всё равно всё уже сделано и завтра всё равно нужно будет искать выход, не позволили ей выпустить изо рта мой член… Её голова снова стала ритмично двигаться, губы — засасывать головку, язык — облизывать её и ствол… Я тоже смело сжимал и гладил её грудь… И если судить по её всё более размашистым движениям, её это тоже заводило! Я снял халат с её плеч и помог ей освободить руки… Она сосала уже совсем яростно, дрочила его себе в ротик, играя с головкой язычком… Я без труда мог стянуть с неё лиф с плеч вниз, но… Мне захотелось тогда подчинить её себе! Я гладил её груди через кружевную ткань: — Сними его, мам.Ни на секунду не останавливаясь, она завела руки за спину. Щёлкнул замочек. Она повела плечами и лифчик упал вниз. Я тут же взял обе её груди в свои ладони и стал из сжимать. Мама глубоко задышала. Я продолжал сжимать их и гладить. Я смочил слюной свои пальцы и стал ласкать ими её соски: круговыми движениями, слегка пощипывая… Когда пальцы высыхали, я снова смачивал их и продолжал играть с сосочками… Мать выпустила мой член изо рта и, надрачивая его рукой, несколько раз глубоко вздохнула. Глаза её были закрыты!»Боже мой!… Ей нравится!» — подумал я и от этой мысли чуть не кончил ей в руку.Она снова взяла ротиком мой член и стала быстро-быстро двигаться на нём головой… Дрочила его себе в рот, гладила яички, вылизывала ствол… — Мам. Я хочу большего, мммм, мамОна выпустила мой член и, гладя его рукой вверх-вниз, посмотрела на меня. — Чего? — Тебя, мам. Твою киску. — Нет! — Мам, ну пожалуйста, ммм. Мам, не убивай меня. Я хочу тебя… — Нет!Она накрыла ротиком мой член и слизала язычком все мои возражения… Она сосала быстро, глубоко… Ещё… Ещё быстрее… Дрочила его себе на лицо и, прикрыв глаза, гладила им себя по губам, по щекам… — Мама… Мммммммм… Мам!… ааааааа… кончаю, мам… — Ммм, — промычала она, не прекращая работать языком и губами. — Подожди!… я щас кончууууу… подожди, мам!Я попытался отстранить её голову от себя, но она сопротивлялась и не выпускала его. На секунду она снялась с члена, чтобы коротко и быстро бросить «Давай!» и в этот же момент струя спермы брызнула ей на щёку. Вторую порцию она поймала ртом, накрыв им мой член и загнав его себе глубоко в горло… Я держал её за волосы — член продолжал сокращаться, выжимая из себя остатки… Мама помогала ему губами, плотно обхватив ими его, и я видел, как она сглатывает… Наступила тишина…Я гладил её грудь, успокаиваясь после того, что произошло… Она выпустила мой член изо рта и еле слышно прошептала: — Господи, что я натворила?… Что же теперь будет?…Она застегнула лифчик, натянула халат на плечи, встала и поправила его. — Мам, — позвал я её, — останься, мам!Она постояла немного возле постели, подошла к окну и открыла его. Увидела на подоконнике пачку моих сигарет, взяла её и достала оттуда одну. Взяв лежащую рядом зажигалку, она подошла ко мне и протянула мне сигарету. Я машинально взял её. Она чиркнула зажигалкой возле моего лица. Я машинально прикурил. — Присядь, мама, — попросил я. — Давай поговорим? — Завтра, — бросила она через плечо и, открыв настежь окно, вышла из комнаты.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх