Марго

Часть первая.Маленькая бандаШёл 1665 год. Войско нашего короля победило в очередной схватке с врагом. Воины, как и народ, праздновал победу. Лишь один король не принимал участие в этом, так как был слишком больной. Всю эту войну, можно сказать, во главе войска стояла молодая двадцатилетняя принцесса по имени Марго. Было известно только ей, как она умело руководила столькими воинами. В народе принцессу Марго называли не только победительницей, но и настоящей шлюхой. Подобных сплетен о себе, не сносила никогда; я был личным свидетелем, как пару месяцев назад, она, проходя по рыночной площади с двумя охранниками, набросилась на торговца, который посмел при всех, крикнуть на неё: «Шлюха благородная», и плюнуть ей в след. Такого надругательства сносить не стала, охрана сразу ж схватила торговца, и по жесту руки Марго спустили с него штаны. Она лично взяла нож, лежащий на столе, на мясном прилавке — одной рукой зажала крепко мошонку, другой — занесла нож вверх и с размаху отсекла бедняге яичка. От крика вырвавшегося с его глотки, уже сожалел, что при всех опозорил королеву, за что теперь остался без ядер… Молодица не остановилась на достигнутому, — затолкала в рот то, что ещё недавно было его гордостью, приказала проглотить… На что встретила сопротивление. На это охрана королевская, силой зажала ему челюсть… а окровавленное лезвие ножа пристроилось к его члену… марго не церемонилась: «Хочешь остаться евнухом полностью»? На что он покачал отрицательно головой… и проглотил собственные ядра. — «Так-то лучше! И подобное ждёт каждого кто осмелиться сказать недоброе о будущей королеве!».Толпа скопившаяся стояла молча, не выдавая и звука; казалось, здесь был только этот кастрированный, который стонал от боли, и больше никого в целой округе. Для Марго не составляло труда жестоко расправляться со всеми, кто противился ей! Женщинам она разрывала вагину, и вырывала грудь раскалёнными щипцами, мужчинам уделяла особое внимание — отрывала, по ходившим слухам, собственными маленькими ручками яичка, а член могла растянуть так, что его потом завязывала бедняге узлом…Когда она узнала о сговоре и мятеже, что планировал поднять её кузен Стефан, — собственно взяла нож, и придя ночью в его покои — вогнала ему нож в сердце, а также той ночью была убита вся его семья; а тех, кто был замешан в этом, мужского пола, приказала при ней, кастрировать, и сослала на каторгу добывать камень, который шел бесплатно тем её придворным, которых она считала верными, которые строились в её королевстве, жили, трудились на полях, уплачивали честно дань королевской казне…После того случая на рыночной площади я не могу спокойно спать несколько ночей подряд. Снилось мне, пятнадцатилетнему бродяжке и воришке, как отрезают письку и засовывают мне рот. В то время я возглавлял небольшую банду, таких же бездомных, как и я сам. Мы занимались тем, что воровали у богатых кошельки и пищу, добывая, таким образом себе на пропитание. За нами постоянно охотились местные хранители порядка, но к счастью пока никого не поймали. Ибо мы все видели, во что вылилась поимка другой банды состоящей с пяти человек. Их в день поимки, на площади, двоим, отрубили обе кисти руки; а вожаку, и ещё одному, который в свои семнадцать лет не только воровал, но и насиловал жён богатых жертв — отрубили голову, забили их на кол, а тела сложили рядом и находились они там воняя несколько недель, покуда полностью с них не истлела кожа.Моя банда состояла с восьми человек, всем от четырнадцати до семнадцати лет. Не смотря, что Афон был самый старший по возрасту, главным был я — Камень. Уже тяжело и вспомнить, за что мне дали такое прозвище. Может потому, что я всегда больше всех мог унести с места кражи.На улице была тёплая летняя ночь, мы собрались бандой на дело, не зная, во что это нам выльется. Решили обокрасть местного налогособирателя, у которого было денег не меряно. Сам он, за проверенной информацией сегодня должен был быть в племянницы, а дом пустовать.Залезть в дом не составило особого труда; аккуратно вытянутое стекло с окна, и мы уже внутри. Двое стояли на карауле. Ничего не вещало беды, за исключением периодического мяуканья, на которое зря, что не обратили должного внимания. Когда мешки вдоволь наполнили вещами, и мы собирались покидать здание, засветились внезапно во дворе, а потом во всех комнатах факела, наполнив дом светом. Зарычали псы… Это была настоящая облава на нас. Дина и Палку сразу схватили во дворе, те, не успели нам даже сообщить об опасности. Стражи ворвавшиеся застали нас врасплох, сразу обезоружили от наших дубинок и пистолета, с которого я даже не успел пальнуть. В комнату, довольно, с истомой на глазах вошел хозяин дома Люций. — Что попались шавки? — Долго вас пришлось выслеживать! — рявкнул довольно шеф местного правопорядка, который был подчинённый и преданный Марго! — Он вышел с соседней комнаты, с пистолетом в руках. — Но вы ещё спасибо нам скажите, что первые вас поймали мы! Иначе вам бы грозило то же, что и банде Стивенсона. — А так, что им будет? — недовольно откинул налоговик Эвенсон. — Они сколько честных людей обокрали!!! — Не подумайте, мистер Эвенсон, что они останутся безнаказанными!!! Уж точно, каждому отрубят руку, а кому и голову! — он посмотрел на меня, ехидно заулыбавшись. Отчего мне стало страшно, ведь мне хотелось жить. Но я понимал — свобода закончилась, и приговор долго не заставит себя ждать.Всех нас восьмерых отвели в тюрьму, упрятав в одну тесную камеру, с туалетной дырой, в которую каждый бы из нас нырнул, если б там имелся выход. Но его там не было.В эту ночь никто ни о чем из нас не говорил, каждый жалел лишь о том, что не успел сделать, или сделал больше чем надо. Последнее касалось Афона. Два месяца назад он ночью залез в особняк госпожи Розы, к её дочери Риме, и под угрозой смерти изнасиловал её. Всем были известны слова госпожи, перешедшие с уха в ухо: «Когда поймают этого мерзавца, опозорившего имя нашего рода, я ему лично отрежу член, а потом перережу горло».Вот теперь эти слова могли воплотиться в жизнь, ибо они никому не были нужны, и с нами могли сделать, что захотят. — Что нас ждет? — Афон спросил, едва не в слезах. — Я не знаю! Но думаю ничего хорошего…Утром нам связали руки и повели, на наше общее удивление, в замок принцессы Марго. Вело десять придворных охранников, возле каждого из нас был один приставлен. Один шёл спереди, ведя не центральной улицами, а в обход. Последний шёл замыкающий, обвешанный пистолетами. Переступив порог замка повели вниз — в тюрьму, как мне сперва показалось. На пути нам никто здесь не встретился, в отличии по пути сюда. Остановились лишь в конечной угловой комнате с огромным пылающим камином и служанкой, что на нас посмотрела — подкладывала очередную охапку дров в камин. Лишь потом я заметил, что у неё нет глаз… — Здесь нас казнят? — Грег крикнул. — Заткнитесь! — прокричал один с охранников, и коленом ударил парня между ног; отчего тот скорчился от боли и закричал: «Больно! Изверги!». — Не нужно туда бить, пока их тела не осмотрены! — нежный, уверенный голос послышался за спиной у нас. Это была та самая принцесса Марго. Одета в полупрозрачное ночное платье, под которым не было нижнего белья. За ней шло три светловолосые прислужницы, а замыкающим был высокий, стройный, мускулистый парень; красиво одетый (видно что не прислуга как все), на вид лет девятнадцати. — Так вот та самая банда, которая не давала покоя два года, оставаясь безнаказанными? — она грозно засмеялась, прикусив свою алую губу.Мы стояли молча, никто не решался что-либо ей сказать. — Они самые! — ответил тот. — Как от вас пленные воняет! — она … закрыла нос. — Разденьте их! Сожгите эту одежду с неприятным потным запахом и затёртым видом. После — выдадите им ляну новую.Этого никто из нас не ожидал услышать, ведь это для нас было позором. Я, как и все остальные принялись противиться. Стукая охранников ногами, толкая руками. — А они противятся! — крикнул главный придворный, что пытался стянуть с меня рубашку. — Если так не хотят… — Марго закусила губу, а её грудь красивая напряглась, — Завяжите им руки сзади, не спереди!Когда это исполнили стражи, она приказала сорвать с нас одежду. Как мы противились, но с завязанными руками получалось не сильно противостоять. С нас одежда просто слетала. Сорочку с меня сорвали, откинув набок, то же случилось и со всем остальным, я был абсолютно голый. Через пару минут всех раздели, и мы не знали, что нас далее ожидает. Ведь от Марго можно было ожидать многого! — Какой строй красивый! — крикнула в восторге одна из служанок. — И только теперь, я понял почему её восторг был такой сильный. У всех нас член почти стоял; парней и меня возбуждала принцесса Марго. — Вижу они все созревшие! — охрана едва не ползала по полу смеясь. — Ну-ка тихо!!! Привяжите их вон к той балке длинной — показала на стену, где был большой брус. Нас насильно поволокли туда, привязав за руки заломленные назад. — Теперь выйдите, — приказала она охране. — Ждите сверху, я вас позову. Мне надо с голыми узниками поговорить по душам.Мы понятия не имели о чем пойдёт речь, только в недоумении переглядывались. — Может она нас сейчас кастрирует, — сказал я рядом стоящему Афону. — Я бы её с радостью поимел приятель! Оставив внутри её щели свои взбитые сливки.Охрана тихо покинула помещение. То же сделала и служанка слепая. — Вы воровали, вы обманывали, вы насиловали… — Начала неторопливо госпожа. — За это каждого из вас суд, с моего веления, приговорит к виселице, либо к гильотине. Но вы такие молоды и сочны, что троих из вас я оставлю с собой на первом этапе, вы будете удовлетворять меня и мои желания… И только один из четырех останется после тяжких испытаний здесь в замке, для удовлетворения всех моих желаний! Только один станет выдрессированным рабом выполняющим безоговорочно всё, что я скажу! Любую похоть! — Заулыбалась, зная, что это очень не просто.Мы её перебили криками, один перед другим: — Можно меня оставить? — А меня? — Лучше меня! Я лучше их! — кричал третий… Эти возгласы не утихали, так как все хотели жить… Только я молчал. — А почему ты не просишь? — спросила она меня, подойдя ближе. — Ты аппетитная и страстно выглядишь, но лучше казнь, чем быть твоим рабом! — Как ты смел ко мне обращаться на «ты»? К твоей освободительнице, к будущей королеве? — Быстро подошла ко мне, ухватив за мошонку, над которой вздымался стержень; скрутила её так, что я пал на колени от боли. — Твоя дерзость меня не радует! Я могу сейчас позвать любого из моей охраны, и он тебя будет иметь в анус целую ночь, пока ему не надоест! А у него член длинный и толстый! Поверь в моей придворной охране с мелкими членами не водятся, а если и есть с небольшими, но они с ним способны на такую выдержку и упорство, что тебе и не снилось малыш! А у моего любовника Канина… — повернула голову к парню, что всё это время стоял в дали и не покидал помещение полностью, (она кивнула ему); тот быстро подбежал, слыша намек быстро спустил штаны и задрал рубашку, чтобы могли увидеть его орган. Нас пенис впечатлил. Длинная, толстая, алая сосиска свисала почти до колен; мошонка реально была огромной, больше напоминала большой спелый гранат.В душе все мы позавидовали его габаритам, сравнивая свои жалкие «стручки», и его.Канин подошёл к госпоже, скинув одежду полностью. Она взяла правой рукой его свисающую «кобру», принялась наглядно водить по ней рукой. — Мне скучно, и я решила воспитать достойного соперника этому моему любовнику! Вы — восемь красивые телом, (только отмыть нужно будит вас), но лишь трое останутся для испытаний, что я вам приготовлю. И лишь один выйдет на финиш для состязания с моим Канином! У вас у всех стоит почти полностью, — осмотрела нас каждого, подойдя и потрогав член рукой, словно выбирает огурцы на торговой площади, — я уже практически определилась с тройкой, кто пойдет со мной. Осталось проверить, кто из вас и как брызгает живительной влагой мужской. Марго подошла ко мне, взяла член крепко рукой и принялась водить вверх-вниз, вверх-вниз… — Мом дорогие рабыне, зайдите ко мне! — прокричала она, не переставая мне дрочить.Служанки враз подскочили к Марго, их было четверо, и поняв сразу, что от них хочет принцесса, подошли к тем, на кого указала госпожа, принялись делать тоже. Четверо парней стояло смотря, как играются с органами их приятелей по беде. — Этот кончает, сказала рядом стоящая со мной молодая служанка. — Быстро ты его довела! — Марго отдала ей мой пенис, а сама взяла Грега. Через пару мгновений густые струи вылетали с его перегретого члена. Капли пачкали одежду госпожи, а парень испытывал наслаждение страшное, ведь не каждому могло присниться, что ему мастурбирует сама Марго. — Он посмел кончить!!! — в ужасе крикнул Канин.Я не понимал, что здесь произошло такого неестественного. — Этот подходит к финишу! — проговорила вторая служанка, бросая член, отдавая порочной Марго, а сама переходила к другому свободному заключённому. Через какое-то время Марго подошли ко мне, и принялась доделывать, то, что ей передала её служанка. Мой возбуждённый член уже был на пике следствия. Уже кончило пятеро, все так или иначе пачкая влагой госпожу. Один Канин, чей член переходил с руки в руку, не кончал, хотя орган торчал горизонтально, с большой каплей смазки на кончике.Маркос заорал кончая, словно это у него впервые в жизни. Может оно так и было, но мне в это мало верилось.Я подходил к финишу, и мой «хобот» ухватила Марго. Её ночная рубашка была полностью заляпанная спермой. — Я тебе раб запрещаю извергать! — ошарашила меня таким приказом; тебе Лиза, я позволяю довести член моего Канина, а я этого оставлять не буду, узнаем, кто из них сможет продержаться дольше, и кончить последним… Член Канина замялся ещё интенсивней; одновременно с моим. Теперь стало ясно. Что задумала принцесса — узнать, кто дольше не кончит. Перед тем, как застонал я, услышал крик служанки: наш разбойник и дебошира Стэнли кончил. Не смотря, что дрочил часто, я излил солидную порцию на Марго.Оставив член мой в покои, сказала: — Я так и знала, Канин бы от твоих рук Лиза не кончил, он от моих может выдержать и не спустить, что там говорить за твои… Итак — остаются: этот, — указала на чернявого… — Палк, зовут меня, — ответил он. Немного озадачив прозвищем — А тебя? — указала на рядом со мной стоящего. — Афон, госпожа. — И ты, любящий перечить? — Валерий.Смотрите избранные кого должны превзойти — самого Канина! — И в чем?? — спросил я, пользуясь моментом. — Он, в отличие от нас даже, как все тут понимают, кончить не способен!Канин с отчаяньем посмотрел на нас. — Он то может! — Заступилась Марго. Я ему яйца сохранила! Ему нельзя кончать вообще без моего веления. — Я, и парни поразились этим. — Как «нельзя»? Вообще??!! — Он мой любовник два года, за это время он кончил считанное количество раз. Да, Канин? — другой рукой схватила жадно мошонку огромную, … не умещавшуюся в руке нежной. Принялась сжимать её. Парень застонал. — Марго, ты права полностью. Не надо только так её сжимать…За этим разговором мы как то и не заметили, как Налк достиг оргазма и сперма выплёскивалась с горловины ударялась в каменный пол постукивала, как крупные капли дождя по крыше дома.Марго вообще не придала значение произошедшему, продолжала разговор: — Тебе ведь приятно?! Хочу, чтоб пленные убедились, как тебе не легко… Охрана! — не успела позвать, как все были здесь! Уведите остальных, кроме этих троих, возле которых служанки. А именно возле меня, Афона и Налка.Парней быстро отвязали и голышом вывели куда-то. Всё это время она непрерывно дрочила парню, сжимая мошонку «спелую». — А почему один из нас троих должен будет заменить его? — Палк спросил с любопытством. — Канин ответь! — командно сказала ему. — После первого сношения без извержения в её вагину, начинается отсчет одиннадцати раз которые можно извергнуть полноценно сперму; после чего… — Он замялся, то ли от накатившего возбуждения, то ли от продолжения предложения… — Затем я его лично кастрирую, а член прижгу огнём, и он никогда не сможет получать удовольствие! Так как осталось один раз — ему пора подыскивать замену… Но, если он достойно сразится в поединке, я ему обнулю счетчик и он станет как новоприбывший… — Госпожа любимая, два раза осталось! — занервничал молодой парень. — Раз! Сегодня ты кончишь!.. — Нет, — возмутился он. — Я тебя заставлю это сделать, чтоб показать то, что происходит, когда ты кончаешь. — Пожалуйста, не нужно! Я готов тебя Марго любить членом целые сутки, и ты знаешь, я это смогу! Только не надо ставить цель, чтоб я кончил… — Я сделаю так — кончишь! Ты сколько дней назад кончал изливаясь? — 98… — А без семя, признайся, когда испытывал неполноценный оргазм? — Каждый раз, когда мой член проводит время в твоём лоне… — … Ты конечно силен… Просто я тоже сильная, и не только там в лоне, но и в руках…Мне стало немного жаль парня. — Он зараз кончит! — сказал я. — Кончик пениса в белой сочащейся жидкости! Я в этот момент ваше величество на пределе, он щас брызнет!!! — Юнец, вижу ты раскрепощённый! Но он не ты, будит терпеть долго, он как механизм, который я хочу сегодня сбить ради своего удовольствия! А капли вправду белые — из-за застоя внутри. Нет у Канина смазки, как такой обычной. Дорогой, мне не нравиться, что у тебя в последнее время такая интенсивная «течь»! Пора уже осушить его, чтоб не текло так! Ведите, обмойте этих троих воришек хорошо, поставьте клизму каждому, и приведёте их в камеру страсти, мы там будим с Канином. И мальчики, не думайте бежать! Казнят как и тех, которых увели. Не забывайте — для моего народа вы преступники!Нас мыли в большой бочке. А клизму доверили делать одной, на вид самой старшей со служанок Габриэле. Две остальные вышли. Не долго думая — завалили её на пол, она сильно и не противилась. Отымели, как злостные волки во все дырки. Когда молодой мой «поршень» перестал удерживать сперму «закачал» её внутрь её лона, чему девушка сильно противилась как и той сперме, что испускал постанывая Афон, в рот её.Когда отпустили, Габриэлла схватила меня за член и проорала: — Если ты не станешь новым любовником Марго, твой член отсеку тупым ножом первым!Нас отвели в комнату наслаждения. Канин был привязан к плоской доске и висел верх ногами. Марго крутилась рядом, дёргая член распухший, тело дёргалось в конвульсиях, но он сдерживал семя. Мошонка была как дыня, раз в десять превышала обычный размер… — Подустала с ним мальчики, он не сдаётся! — Канин только улыбнулся дрожа, полагая, что его верх взял. — Если я заставлю его вмиг кончить, вы мне, если не стану вашим любовником, не отрежете яйца тупым ножом? И отпустите на волю всех, кто был со мной, которых увели?Она задумалась… Ей стало любопытно. Она не шла на подобные договорённости, так как это не к лицу тем, у кого кровь королевская. — А ты наглец!!! Выбирай что-то одно: либо яйца, чтоб оставила, либо друзей на волю. — На волю друзей! — не мешкая сказал я. — Мне проще тебе яйца не отрезать… Ладно, я еще с ним поиграю; потом у тебя будит ровно две минуты, чтоб заставить кончить, если не сумеешь — всем твоим друзьям отрежут их молодые яйца! Габриэль, иди-ка принеси часы.Часы песочные были быстро принесены. Марго час спустя уступила место мне, не веря, в то, что я смогу. Перед этим дала немного времени парню остыть, и была уверена, что с него за две минуты ничего не выдавишь. В этом был уверен и Канин.Часы запустили, песок в них побежал…Я знал, что делать, поднял с пола большую, толстую соломинку, здесь их было куча. Член парня свисал перед лицом. Рукой, ухватил раскалённый член, на головке раздвинул губки и воткнул туда неторопливо поднятую соломинку. В толстую кишку она прошла свободно, оставив немного сверху кончика; достал ещё две вставил туда ж. Никто не понимал, что я делаю. — У тебя меньше минуты, воришка!! — Так делал мне брат, чтоб я сильней получил оргазм… — Раскрыл им свои намерения. — У тебя ничего не выйдет, я — не ты!Но я их не слушал… сильно сжал член парня посредине длинного ствола (отчего он окаменел), вытянул две тростинки, оставив одну и проговорил гордо, смотря на расширенные зрачки любовника молодой принцессы: — Куда ему велите госпожа кончить? — В чашу, что возле него! У тебя времени осталось почти ничего. — Марго сгорала от любопытства, понимая, что здесь может быть как грандиозный обман так и целое действие о существовании которого она даже не подозревала.Взял торопливо чашу, подставил под напряжённый, торчащий вниз член… и сжимая «жало» мужское стал медленно вытаскивать другой рукой последнюю соломинку… На часах уходили последние секунды времени… Песок пересыпался… — НЕ-Е — Ет! — закричал придворный закованный и свисающий вниз головой! — Он уже не мог контролировать себя. Сперма сперва побежала медленно, как только это произошло я быстро и полностью выдернул соломинку, затем она забила с такой скоростью, что ударяясь об дно подставленной посуды. Струя настолько мощно ударяла о дно посуды, что брызги — выскакивали за обод, капая вниз на живот, подбородок… Всё это время не переставал водить рукой по стволу… Чтоб доставить как можно больше блаженства парню и как можно больше «сдоить» с него «молока». — Да-а-а! — закричала Марго! Он это сделал с тобой!!! — Подбежав к Канину стояла и не могла поверить своим глазам. Его огромная мошонка уменьшалась на глазах, я не верил своим глазам — спермы было словно у быка, парень забился в очередном микро оргазме, сперма побежала с новой силой… — Царица! Новость! — послышался радостный голос гончего несущегося сюда по лабиринтам коридора. Это немного смутило Марго, так как она не терпела подобного отрывания от столь любимого занятия с молодым пополнением.Человек ворвался в комнату… и только теперь осознал, что может быть наказан за то, что отвлёк госпожу. — Какая новость у тебя важнее моего воспитания? Если мне она покажется не существенной — прощайся с яйцом… второе я тебе уже отрезала! — все присутствующие засмеялись. Даже Канин, смотря на свои ещё целые яйца. — Его наконец поймали! — радостно произнёс, зная — за такое царица яйцо не отрежет. — Кого?… Неужели вы ничтожества смогли наконец поймать — Азама? — Его самого! Поймали в самый раз — в постели с одной из городских проституток… Он даже не успел с ней до конца переспать! — Врач его осмотрел? — грозно спросила, в голове придумывая наказание для беглеца которому она так доверяла и который так умело удовлетворял её в постели. — За те шесть часов, как он покинул замок он ещё не извергал свой божественный мужской нектар. — Не смейте больше величать Азама! Это всем ясно? — крикнула, — эхо холодное пошло по стенам! Он предал меня, предал мои приказы… Он предал все королевство!! Немедленно ко мне его привести сюда в комнату наслаждений!Пока раб побежал на всех выполнять приказ Марго подошла до Канина. Он по-прежнему тяжело дышал. Одной рукой ухватила вялое основание пениса, отчего тот невольно начал крепнуть. — Азам! Ты пожалеешь о своём предательстве!… С тобой малыш я разберусь позже! Отвяжите его! — приказала Марго. — Есть человек который по достоинству оценит это место…Все понимали — речь идёт о Азаме. Не успел Канин отойти в сторону как послышались крики в коридоре. Вот перед нами стал он сам. Большая гора мышц, что едва удерживало восемь человек. Когда он вышел на свет всем стало не по себе от гнева Азама. С ним по силе мало кто мог сравниться. Ему ничего не стояло одним ударом сбить троих отправив их в царство вечного сна.Азама привели полностью голым. Я оторопел когда моим глазам, как и присутствующим, открылось его пах. Не мог поверить — у него свисал не член, — палка, достающая практически до колен; толстая и жилистая. Вся алая с просто огромной мошонкой которая напоминала ананас, покрытый густыми волосами. Лобок средней растительностью. По сравнению с его счастьем, наши, даже того самого Канина выдавались небольшими отростками…Азама привязали не быстро. Он постоянно вырывался. У него была огромная сила. Одного из конвоиров — не крепкого юношу он ухватил за пах и отбросил метров на пять от себя. Чем вызвал протест всех, кто собрался. Марго долго на это смотрела злобно улыбаясь… И вот подошла к нему: — Не так нужно его успокаивать!!! Страха перед ним она вообще не испытывала, — обхватила двумя ладонями его габаритную мошонку и сдавила, ногти влезали под кожу. Коренастому парню было хоть бы что! Он заулыбался высокомерно как будто он не пленный: — Забылась Марго, как ты меня дрессировала как пса дни напролёт? Уча сносить боль подобную? Ты можешь меня по частям резать, я буду только смеяться с твоей беспомощности передо мной! Ты с меня сделала полового охотника которого то и дело заставляли сидеть на голодном пайке, благодаря тебе! Ты с моего члена за годы сделала длинное бесчувственное бревно, которое слушается не меня — а твоих приказов! Но со вчерашнего вечера я обрёл свободу! Можешь делать со мной что угодно здесь, но там за стенами этого замка есть те женщины, которые в сотню раз лучше тебя… Но они боятся того, что я имею между ног! Только одна принять согласилась меня с таким и то твои стражи меня схватили, и просто вытащили силой с неё как только я начал чувствовать в ней движение своего жала. — Я помню чему тебя учила. У тебя была я, но ты убежал от меня. — Охрана — положите его горизонтально к двери!Приказ тот час выполнили — доска, на которой он был привязан намертво была склонена простым верёвочным механизмом вниз. Я, Афон и Налк с любопытством наблюдали за происходящим, и даже вообразить не могли, что Марго уготовила для изменщика.Когда его член грохнулся ему на живот — кончик практически прикасался к груди начисто выбритой.Марго в этом положении было удобно. Ухватила его «змею» и принялась водить туда — сюда. Оголяя головку, которая с каждым движением руки твердела. Было видно посредине огромную широко открывающуюся дыру влажную. Куда с лёгкостью проскользнул мизинец госпожи… Она туда его засунула полностью, стараясь причинить как можно больше боли… — Принесите немедленно масла! — Скомандовала. — Горячего королева? — спросил слуга с любопытством. — Обычного! Сварить в масле, я смогу всегда! А вот пытать достойно сразу — буду… — Королева — если будите так и дальше продолжать — я кончу наконец за долгие месяцы мучительного воздержания. — Не кончишь, я тебе не позволю! — Твои приказы для меня уже ни что, пустое место! Слышишь? — глаза горели ненавистью. — Чтоб кончить тебе придётся разрезать свой член. — И чем ты мне его заткнёшь? Если свой палец воткнула, то думаешь, что давление собравшееся там не сможет его вытолкнуть? — Он дико и противно для всех засмеялся. — Или завяжешь тряпкой? Или проще вообще отсеки!!! Удружи мне, избавь от такого размера! — Увидишь! — Марго взяла принесённое масло поставила рядом с пленным. — Те неподалёку — уже нашла мне замену? — он посмотрел на нас. — Возможно Азам! Но будет соревнование между кем-то из этой тройки молодых и Канином, кто останется, тот останется… Но ты на это действие не попадёшь точно… — Они не поддадутся воспитанию — поверь! И у них малые члены, чтоб ты смогла их вытянуть им до моих размеров.Королева заметила как мой член начал набухать, и я ничего не мог поделать… — Иди сюда! — позвала меня. Я подошёл, побоялся ослушаться… Она неторопливо продолжала дрочить Азаму, вытянув со ствола мизинец. Другую руку смочила в масле, когда я подошёл — принялась делать тоже и мне. Все находящиеся были в шоке, и не понимали, что Марго хочет… Как только он полностью выпрямился движения её мягкой шелковистой руки стали ещё более приятными. — Да — он у него молодой и малый. Этот раб не знает что значит повиноваться и не извергать свою жидкость, как бы ему того не хотелось!По моему телу накатывала волна означающая только одно — скоро выброшу «ингредиент» на парня лежащего. Я не хотел туда, но конец был туда поставлен. Я принялся сдерживать себя от выброса.Марго практически перестала водить рукой по его члену. — Мальчик скоро кончит. Насладись этим моментом, так как ты этого уже не сможешь почувствовать и увидеть… — Что ты задумала тварь!? Если этот отбросок хоть каплей своего дерьма попадёт на меня — оторву его яйца и заставлю сожрать!Мне стало от этой злобы не по себе.Марго стала сзади меня по-прежнему держа член и играя с ним… Потом взяла за руки и повела к изголовью прикованного. — Он именно на твоё ничтожное лицо и кончит! — Принялась интенсивней водить по члену.Меня накаляло изнутри. Королева понимала — я извергать буду; прокрутила ствол наполовину диаметра, изогнула вниз, чтоб головка смотрела в правый глаз Азама. — Малыш не бойся этого пса!!! Левой рукой сильно стала сжимать мои яйца. Терпеть я уже не смог…… Сперма заливала его глаз, Марго только хохотала от того как Азам взвыл. Хорошо, что голова его была крепко зафиксирована, а то бы он и вправду откусил кусок моей плоти. — Жжет, воды мне немедленно… — Но он забыл — его уже служанки не слушаются как раньше. — Тварь, я бы тебе оторвал бы твой бивень голыми руками…Мне позволила Марго отойти. — Второй глаз тебе пригодится чтоб видеть моё дальнейшее наказание… — Села возле него, поstrongглаживая тело — переходя на член пальчиками нежными… — Я тебе не говорила никогда — слабее мужчина становится не на поле боя когда из его раны бежит кровь, а в постели, когда на этом конце — … показала на головку Азама, — выступает первая густая капля… А когда он извергнулся полностью — поразить тело не составит сил, энергия полностью ушла с него… — Слуги, — принесите мне коробку с моей комнаты…Служанки быстро побежали выполнять приказ, а она любовалась огромной каплей, что выделилась и начала на нитке медленно спускаться на его живот. Пальцами двумя растянула головку, открыв большую дыру, что переполнялась белой баламутной жидкостью… Сдавив пару раз мошонку — жидкости стало ещё больше…С коробки она вытянула стеклянную колбу с небольшими клопами. — Хочешь, чтоб меня защекотали эти ничтожно малые клопы? — он впервые за это время захохотал, дёргая покрасневшим и затекшим глазом. — Вопрос первый — почему ты от меня сбежал? — Ты — сука, а не царица! — плюнул ей в лицо, оно уклонилась от плевка. — Ответ не верный!Взяла его член у основания и надела на колбу. Не смотря на её большущую ширину — член едва достал дна. — Я понял — хочешь чтоб клопы мне стрелу мою защекотали? Думал ты придумаешь что-то оригинальное!Марго ничего не ответила… Просто смотрела как клопы присасываются к его дёргающейся головке.Всем, кто здесь находился стало интересно, что будет дальше…Сперва минуты для узника шли тихо, потом он принялся дергаться, словно под ним жар… — Отрежь его лучше, только не позорь себя такой ничтожной пыткой! — он ехидничать пытался. — Отрезать — проще простого! Я никуда не тороплюсь, милый! У тебя может член и мошонка стальная, а вот «вторая голова» которой то и дело дай сноситься — точно нет! — Знаешь, что я б сейчас с тобой сделал? Выебал как шлюху…… Не прошло и двух часов ожидания, как Азам слал проклятье на весь род царский. Член полностью распёр — оперся в стекло. На дне в сантиметрах четырёх пустоты плавали огромнейшие клопы в жидкости накапавшей с конца, в раз десять больше тех, что были до этого; пятеро из них закрывали собой дно; хотя сперва все умещались слоем на дне… Остальные сосали и щекотали головку… , они её полностью обтянули собой. Азам не видел и не чувствовал многих членом — некоторые из них были глубоко внутри пениса… Лишь через часа три нервного возбуждения он заметил что клопов все меньше, и оставшиеся на дне всё растут и растут… — Практически все из них уже внутри него… Их сдерживает только горлышко колбы… Потом они полезут к источнику, — сдавила напряженные яйца. — Они не смогут убить меня! — заявил Азам постанывая… — Неприятное движение внутри испугало парня: — Мне хотелось свободы, потому и убежал! — сними колпак!!! — извиваясь прокричал. — Снимите колбу! — отдала приказ.Она едва слезла с опухшего члена. На дне теперь осталось лишь два огромных насекомых; а брюхо третьего торчало с искусанного отверстия, что было полностью сухим.Марго ухватила клопа видневшегося за брюхо и вырвала, к чему приложила не малые силы… Парень заорал словно его ножом порхнули по яйцам…Член торчал как камень, Азам почувствовал клопов внутри… они вызывали странное чувство — возбуждение и невероятное щекотание. Когда она сжала член — теперь только почувствовал настоящий толстый кол внутри себя… который ворошился, продвигался вперед… И Азам начал отвечать на все вопросы Марго. Она только злобно хохотала, получая быстрый ответ на любой свой вопрос. — Убей меня, но не мучь! — крикнул ей. — Ты сейчас такой возбуждённый… Последний вопрос: — Ты давно извергал семя? — Очень давно, госпожа! — норов парня полностью угас.Она отомкнула Азаму правую руку, сняв полностью наручник с правой руки. — Тебе может помочь только сильный оргазм. Очень сильный! Возможно он вытолкнет клопов с тебя!! Или ты хочешь чтоб они убили тебя?… Иначе очень долгая мучительная смерть…Доброта такая показалась подозрительной для Азама, но он ухватил член нащупывая там насекомых в канале и сильно дерганул… — А ты не забыл спросить разрешение на это!?Азам её не слушал, нервно как никогда терибил орган. — Он дрочит без разрешения королевы! — прокричал Афон со стоящим членом.Вот после нескольких минут оттягивания кожицы настал долгожданный миг для Азама — оргазм. Он попытался выгнуться дугой, чтоб посильней выстрелить с «пушки» длинной… Но вместо этого его начало разрывать из глубины члена… С головки не выступило и капли…Нее-е-ет! — Орал в оргазме он продолжая с неистовой силой дрочить свой долгий и прекрасный член… Тело забилось в конвульсиях… он продолжал водить по члену… Такого оргазма у него ещё не было… И он на какое-то мгновение потерял сознание…Очнулся подвешенным за руки, нарастающая боль пронзала пах… В камере уже находился с трема мужчинами молодыми; как он понял по разговору Марго с охраной это были заговорщики, которых госпожа видела на каждом шагу. Их всех раздели; напоили отваром отведенным для определённой пытки, и ждали пока зелье подействует. Все трое были привязаны верх ногами, крепко к доске, один возле другого. Напротив их был прикован только один Азам находящийся в нормальном положении. Который сперва позавидовав увидав их живые члены, которые ещё не поддавались пыткам, в отличии от его.От выпитого зелья у пленных окрепли члены, превратившись в натянутую струну.Марго приказала служанке взять первую колбу стеклянную наполненную какими-то шариками небольшими и приниматься насаживать в неё член самого старшего из пленных, которому не было больше двадцати пяти лет, имитируя половой акт.Голая служанка подошла к парню, открыв ему снизу свою вагину сладкую, в которую он бы с радостью сейчас всадил свой орган. — А у него госпожа хороший член! — Можешь пососать…Она с радостью ухватила пенис. — Но не позволь кончить!Девушка с радостью принялась за минет… Парень вскоре задрожал. — Он готов, королева!!! — Надевай прибор… — командно и без сожаления приказала.Как только его фаллос напряжённый вошёл внутрь парень заорал не своим голосом; никто из прикованных не понимал в чем беда. — Сука!! Освободи меня от этой дряни! Иначе я когда освобожусь, разорву ею твоё отверстие между ног. Член в колбе покрывался белизной, никто не понимал в чем дело, кроме злостной Марго любящей истязать достоинство мужчин. Служанка сильно сжала мошонку его, доставив ещё сильней мучений… На дно колбы побежала смазка. Попадая на камушки белые сразу испарялась… Это была едкая сухая сера… — Тебе больше твой отросток не нужен! Сера вскоре разъест его… и он у тебя отвалиться. Но моей доброте нет предела — позволю тебе кончить… Только имей ввиду — чем меньше выбросишь жидкости, тем меньше будут твои страдания…Колба в руках рабыни до этого просто застывшая в руке начала движение по стволу, вторая рука массировала огромные подпухшие от напитка яичка. Эти движения причиняли невыносимую боль. Парень орал как резанный. Но вместе с болью чувствовал приближение оргазма… Его массивное тело задрожало, в голову ударила кровь… А густая сперма в дно колбы… Он потерял сознание. Очнулся снизу под ним горела лампа, а орган напоминал обугленное бревно. Он опять потерял сознание. Его отвязали и убив тело выбросили в реку.Второму — мошонку зажали в орехокол, потихоньку сдавливая (это проделывала сама Марго), служанка в это время интенсивно водила рукой по его члену молодому. Сперма бежала каплями без оргазма. А в момент настоящего оргазма Марго полностью сдавила … две половинки приспособления для пыток — превратив яичка парня в тоненькие блинчики. Сперма с него била как сумасшедшая, так как наружу выплескивалось всё без остатков. Грудь служанки превратилась в реку по которой просто лилась сперма прямиком к лобку. Парень корчился от боли. Ему даже посочувствовал Азам. Когда бедняга очнулся — посмотрел на орган — волосы везде спалены, кончик просто припаленный… Мошонка напоминала месиво. Он снова заорал…Третьему — самому молодому из троих в анус вставили палку и насиловали ею… сперма бежала даже без оргазма, а когда он настал и ударила первая струя… Королева одним махом отрубила острым лезвием всё дрожащее в оргазме хозяйство. Парень умер от шока. — С тобой Азам поговорим утром! — Марго ухватила за член его распухший другой рукой поднесла к лицу отрубленный пенис и мошонку. На кончике головки застыла густая капля спермы. — Я тебе тоже отрежу… А может и не отрежу! Буду смотреть как умираешь в муках… Посмотрим!! — и она покинула его. Он остался сам среди крови смешанной с жидкостью мужской…На утро первым делом пошла к Азаму… Его тело содрогалось от били. Член синий напоминал убитую змею, приговоренную к смерти… — За что ты меня так королева наказала? — Хрипло спросил. — Я!!?? Ты себя сам приговорил, когда восстал против меня и скрылся с замка! — … — Он ничего не ответил. Тихо мыча… — У тебя печальная участь, ты умрешь в заточение, в темноте, от жажды, от голода, от того, что крысы съедят твоё красивое тело… Я решила эту комнату заложить, она в обед перестанет существовать… А ты еще здесь промучишься… Сам знаешь, стены толстые, как и та, стена, что закроет вход сюда. — Помилуй королева! Я всё сделаю, прости меня… — А ты с твоим непригодным членом мне не нужен… У меня есть на данное время Канин. А потом, возможно ему найдется достойная замена! — Не-еее-т! Прости.Марго ушла. Вернулась через час со слугами, среди которых был щекатур, которые несли раствор, кирпичи… От увиденного, Азам побелел, покрылся холодным потом. — Подождите несколько минут, мне надо с ним попрощаться… и принесите крыс! Он должен умирать не сильно долго… А также воды… — Воды мне дайте, воды! — кричал Азам умоляя… — Вот и пришел твой час, я потушу лампадку, когда буду уходить или оставить гореть? — Вода госпожа! — Габриэль принесла кувшин с водой. — Габриэль, погоди… — Остановил её Азам! — Иди отсюда, а то окажешься вместе с ним… — Марго пригрозила, и девчонка быстро убежала.Марго подошла с кувшином и начала поливать рот узника, тот тотчас открыл рот и жадно поглощал воду… в этот момент он был готов её выпить ведро. — Напоследок, я хочу тебя сделать приятное, мне всегда твой член нравился больше чем Канина. — Она принялась гладить ствол парня, отчего тот крепчал в мгновение ока. За минуты полторы он полностью окреп не смотря на ту боль, что разрывала его изнутри органа. И она начала дрочить огромный, пересохший член. Это ему было не сильно приятно, так как сжимая семявыводящий проток, в котором уже умерли клопы, была резкая боль. Прощупав рукой весь ствол, Марго не нашла твёрдости в районе начала члена над мошонкой. То ли клопы оттуда сами ушли более глубже, то ли вчера, когда он кончал. Сперма протолкала всех наперёд, образовав с центра затвердение идущее до самой головки… — Марго, дай мне напоследок почувствовать тебя на своем члене, хоть раз, и делай со мной, что захочешь… — Ты изменил мне со шлюхой неблагородной, после этого ты еще хочешь моего лона чистого?? — Я тебя прошу, Марго! Сделай это для меня! — его тело тряслось, она не переставала дрочить его напряжённую палку опухшую! — Щас я не ставлю тебе ограничений! Можешь кончить, когда будешь готов, я подарю тебе этот момент счастья… Последнего в твоей жизни… Но садиться на член, который позавчера насаживал лоно шлюхи… — Госпожа, можно?? — раздался стук в дверь железную. — Крысолов, проходи!Мужчина лет за сорок зашёл в камеру неся в руках корзину с крысами. Жадно грызущими деревянные прутья. — Крысы скоро перегрызут клетку и вырвутся на свободу, госпожа. Надо торопиться… — Видишь, Азам, мне придётся поторопиться… — Таких несчастных глаз пленного она ещё не видела. Один с которых полностью заплыл… — Ты как одноглазый монстр. — Всё тот юнец, который это сделал… Я б его порвал моя б воля!! — он попытался вырваться, но крепко привязанное тело, не давало это сделать, к тому ж всё тело затекло, некоторых частей он не чувствовал вообще… Это не касалось члена, возбуждение нарастающее в нём он прекрасно чувствовал… — Крысолов, передай там за дверьми, пускай срывают двери, а я тут пока закончу… — Хорошо, госпожа! — Крысолов ушёл, оставив крыс на полу возле принцессы.Она подняла клетку со зверьками и поставила между разведённых вширь ног Азама. Он так и косился на них, они пищали, грызя во всю клетку.Дверь сняли быстро. Щекатур начал неторопливо закладывать дверь, кладя два кирпича, чтобы не было слышно звуков издаваемых жертвой в агонии. Одна самка высунула голову и лапку, но полностью вырваться не получалось никак… — Давай скорей, кончай! Я тебя никогда не торопила, но я хочу, чтоб ты испытал сладствие перед невыносимой болью… — Я хочу, чтоб ты села на него… — продолжал молить Азам. — Нет, я уже ответила! Я наверное ещё так не унижалась, как вот сейчас с тобой! Я должна была тебя бросить на растерзание грызунам, и мне должно было чихать на твоё удовольствие… — Она ближе приставила сетку, так что она зажалась между ног, парень заорал, так как те сразу начали кусать плоть… а та самая норовистая самка, которая все не могла вырваться наружу, носом оперлась в волосатую мошонку узника. — Как она и норовит тебя там покусать, милый! Может за столь короткое время здесь вы и сдружитесь? — Ехидно Марго улыбнулась. Сильно не кричи, я сделаю тебе и этому маленькому животному приятное… Достав ножик с пояса, черкнула им по стволе, чуть выше яиц. Азам подумал сперва, что она ему отсекла яичка, но боль оказалась совсем незначительная. — Что ты сделала? — возбудила аппетит у этой самки… Свежее мясо будет ей по вкусу с нежной спермой! Только ты не сильно брызгай, а то потом эти грызуны не простят такого надругательства над ним, и твои мучения продляться дольше обычных… — Я не смогу кончить, те заразы в члене не дадут ей выйти… — Теперь думаю сможешь! Маленький надрез и ты это чувство испытаешь в последний раз… — Госпожа, вы можете уже выходить… — Штукатур её отозвал. Показывая, что осталось доложить с десяток кирпичин, и узник будет замурован. — Ожидай, уже скоро… Да дорогой? — Ты забыла, что я могу подолгу держаться и не кончать? — храбро отвечал парень, делая вид, что ему не страшно совсем то. Что его ожидает! — Щас это в твоих интересах, иначе если не кончаешь. Я покидаю тебя… — она отпусти член и сделала рывок к выходу… — Подожди!!! Пожалуйста госпожа смилуйся, дай мне это кончить!!! Я уже готов, только несколько твоих нежных движений по члене…Она вернулась… И правда, сделав с десяток сильных движений по члену, она почувствовала в нём дрожь, она поставила его вертикально, как можно больше выгибая в сторону клетки… Сетка была уже почти поточенная, оставались … считанные минуты, перед тем, как крысы вырвутся наружу… Где доставали, они грызли ноги бедняги, а самка откусила пару мелких кусочков мошонки…… Долгожданный взрыв в теле Азама обрушился на него сладственным чувством удовольствиям! А на грызунов пошли брызги семени, которые обливали их сетку… по ходу им не по вкусу пришлась сперма узника. Сперва животные испугались такого сильного «впрыскивания», а потом сильно взъерошенными стали, задергались по клетке и… стали проскальзывать в наделанные щели. Первой выскользнула самка, которая так рвалась. Начала жадно обнюхивать источник, с которого только что летели белая жидкость, которой было настолько много… Мошонка узника уменьшилась, но исходя с того, что была облита семенем, а крысы были голодные и не поёные. То они первым делом присосались именно туда… — Аааа-ааааа, кричал от боли Азам. Марго еще помассировала его толстый член, чтоб парень мог максимально насладиться последним оргазмом… Быстро поцеловав головку сухую губами, завернула конец в сторону ног, заложила ослабленный член парня в клетку к крысам… Хоть их там, не было, все бегали по телу и по полу, госпожа быстро выскочила с камеры, переступила через готовый порог, который крысы не перескочили… и дала команду замуровывать. Она стояла и смотрела, как крысы облепили тело пленного, как он пытался от них избавиться, но это у него никак не получалось! Лампадку она не успела забрать, а посылать служанок за ней, не видела смысла… Самка, или самец, с коридора, она толком не видела грызунов, забежав в клетку наклонила как стебель злаковый пенис и стала его жадно грызть с уздечки… Азам наполнил комнату адскими криками… последние кирпичи вошли в проем, сделав с него каменную стену… И наступила практически тишина. Крики узника доносились, но они были едва слышными и непонятно было, откуда исходят… Самое удивительное для Марго стало то, что через каких-то пять минут они полностью стихли… И она направилась наверх, в свои покои, обдумывать всё, что она хотела б осуществить.Первое испытание для воришек было назначено ровно через шесть месяцев после того, как их банду словили. Пятерых, как и пообещала Марго, выпустили на волю, только приказали покинуть королевство; пообещав, если увидят хоть где-то на владениях короля Генриха — им обеспечена казнь.Вот нас вели троих, где нам предстояло пройти первое испытание из трёх уготованных основных. Мы даже понятия не имели, что нас ожидает. Когда мы шагали уверенной походкой по залу, за нами шла Марго, было сразу заметно, как она нами любовалась. Наши молодые тела за полгода окрепли, набрались силы. Каждый день мы тренировались. У всех виднелся рельефных пресс, толстая шея и крепкие плечи. Также, благодаря тренировкам, у каждого из нас был практически одного размера член с обрезанной крайней плотью; который красиво свисал, а при ходьбе или беге грациозно болтался между ног; в любой момент был готов кинуться в бой. За это время, за нашими семяизвержениями тщательно следили как во время тренировок сексуальных, как и ночью, чтоб никто не смог само удовлетворять себя. Раз Налк посмел пойти против приказа и тихо мастурбировал себе, стиснув зубы, чтоб не издать лишнего звука… И ему это практически удалось… Довольный, излив горсть спермы на кусок ткани, поутру засунул её в щель пола. Ему было так хорошо, ведь получил такую долгожданную разрядку… Член болтался свободно между ног с чувством состоявшегося органа. На слишком мягкий член и обратили внимание стражи, когда как обычно досматривали ребят на следы мастурбации. Но не это его выдало. При тщательном досмотре обнаружили слипшиеся волоски на лобке. Сперва он говорил что попала еда и слепила их, после — что член непроизвольно ночью вывел пару капель его мужской жидкости. «Если б я игрался с ним, была б вся одежда в следах?» Обыскали кровать, следов никаких не было… Но подозрения оставались… Поскольку у остальных член был тоже повисший, однако под долей напряженности. Ибо ежедневно воспитывали — дрочили, но нельзя было извергать; из-за этого постоянное напряжение давало о себе знать, члены оставались постоянно на грани напряжения… всё стало явным когда общупали мошонку Налка. Она легко сжималась и «шары» легко прощупывались… Так как это было впервые за такое неповиновение ему прижгли чуток головку пениса. Не сильно, но боль держалась несколько первых дней… Только теперь, после двух месяцев, после того наказания, стоя в зале на первом испытании, он смотрел и видел между ног свой член, головка которого восстановилась и могла получать удовольствие, если бы было позволение на это! — Сегодня мы проверим впервые на пригодность называться жеребцом моего гарема. Каждый должен повторить то, что сделает Канин. Мне одинаковы вы все трое, привилегии ни у кого из вас нету; вам надо пройти через три испытания, и одному, кто останется — состязание с Канином… Я хотела бы всех видеть жеребцами в своём гареме, не зря вас тренировали эти полгода; вы все восьмеро заслуживали умереть на дыбе за свои злодеяния. Пятерых, по доброте своей я отпустила… Но если они впредь появятся в королевстве — им не жить! Мест в гареме для моего мужчины мало, максимум два, но я хочу только одного достойного… Поэтому, за каждым испытанием, один из вас будет выбывать с прямой… — Мы внимательно слушали каждое её слово. — … Кто не пройдет первое испытание «наездник» будет кастрирован… и… я буду добра — выпущу на волю… Но попадитесь снова — будете казнены!!! — прокричала она грозно.От мысли, что могут выпустить на волю при этом отрезав самое стоящее — делалось всем не по себе. Но и каждый понимал — значит задание не легкое, если его можно не пройти… — Канин, Лиза, Габриэль — выйдите ко мне. — За ширмы появился её любовник и две прислужницы. Втроем они были полностью раздетыми…Лиза и Габриэль — это молодые рабыни. Подойдя к средине комнаты, сразу ж стали на колени, расставив по шире ноги… У всех нас вскочил член…Мы не понимали что нам нужно сделать… Поиметь? Нам хотелось поскорее сноситься с этими девчонками. — Вы должны всё в точности повторить, что будет делать Канин. Если кто не сможет — кастрация прям здесь. — И она позвала мистера Юня со своими двоими толстыми охранниками. Таким массивным парням не составит труда оторвать яйца одной рукой, не прибегая к холодному оружию.Канин напряженный член подстроил к вагине Лизы и с силой вогнал член по самые яйца… — И самое основное мальчики! — страстно, облизывая палец на руке, проговорила, — у каждого из вас есть только полчаса на испытание… Время Канина пошло — она перевернула колбу с песком…Парень быстро вошел в ритм и без спешки имел теплые женские недра.Постанывая вонзал и вынимал, наслаждаюсь ритмом… У нас у всех в отверстии члена появилась капелька жидкости, что с каждой минутой увеличивалась, пока не стала скачивать по набухшему стволу… мы находились в невероятном возбуждении. Никому из нас не хотелось, чтоб данное испытание заключалось в воздержании жидкости, которой накопилось много в наших кожаных мешочках. За всё время, что мы здесь каждый из нас пролил семя при полноценном выбросе, не более раза, за исключением Налка, у того, на одно больше. Мы всё это время терли член под указаниями мастера и любовника Марго Канина. Он нас обучал мастерству онанизма. Мы коллективно могли водить по члену часами, а увидев, что кто-то будет кончать — нас обливали ледяною водою… желание пропадало сразу и надолго… Так могло длиться целый день… до ночи, когда приходилось ложиться покорно спать, зная что между кроватями прохаживается стража, готова за трение о постель возбужденным членом поддать пытке — сутки в подземной комнате связанным по рукам и ногам; и твоё счастье если крыса не тронет тебя… Кто там … был не оставался без увечий. Когда сам Канин попался во время обучения на извержении, был брошен в заточение, где — ему крысы оставили незабываемый след на ноге возле щиколотки…… Тем временем Канин не испытывая никаких эмоций, как зомби, в очередной раз вместо того, чтоб вынув — снова вогнать на всю длину… Повернулся к Марго и с извергающим членом, повернулся на мгновение к Марго, и сразу ж наскочил на вторую девушку покорно ждущую свою очередь. Головка члена сразу и с легкостью скользнула в анус. Рабыня сперва застонала, как в принципе и жеребец на ней; ему тоже это было не в наслаждение… Но оба быстро умолкли. — Когда приходит пора — извергаете, но не позволено вам ловить наслаждение! — Холодным голосам сказала Марго. — У вас есть время — можете вогнать стрелу свою лишь до того, как перестанет фонтан брызгать! Когда я замечу, что кто-то из вас подошел к одной из моих рабынь, а сперма не выплескивается с члена — кастрация! — довольно сказала Марго. Присев на кресло царское, продолжая наблюдать за действием… — Это легкое задание, — тихо проговорив Афон, стоящий впереди всех нас.Эти слова Марго расслышала четко, хоть парень говорил почти шепотом, но на них ответила своим следующим: — Кто не успеет извергнуть прилюдно во второй раз до окончания времени — тоже кастрация! — Далее язвисто добавила: — милый поторопись! Твоё время на исходе, правило одно для всех!И он задвигался ритмичней…У нас учеников у всех закрались недоброе чувство о судьбе яиц мастера, и своих собственных. Я прекрасно понимал, что нужно время, чтоб можно было кончить во второй раз… И я тихо спросил Афона как самого старшего из нас: — Ты сможешь пройти испытание? — У меня или у тебя есть выбор? — ответил приятель, повернул свою голову через плечо. — Канин, у тебя минута! — мальчики, не пройдя испытания останутся без яиц, коль ты не сможешь этого сделать во имя королевы, а Юнь оставит тебя и без члена!! — Да славиться королева Марго! — заорал дико парень всаживая член быстрее чем бьется его сердце…Юнь с двумя стражниками к нему подошли, остановившись вблизи за пару метров. Они желали, чтоб он не кончил… Чтоб ему отсечь всё за миг… В прошлом они оба — любовники покойной матери королевы… Она им лично отрезала фаллосы… Самому Юню это сделали за считанные секунды перед извержением, когда был готов извергнуть; он так и не испытал последний оргазм… — Во имя королевы!!! — хрипло повторял Канин… — Вынул дрожащий член с ануса, повернулся лицом к королеве… Часы пропустили последние песчинки… — Я тебе предан королева!!! — тело, как и член толстый опутанный вздутыми венами, дрожало… Но не проронил, с влажной натруженной алой головки и капли жидкости…Мне немного стало хорошо, я признаюсь, был рад, что моему наставнику отрежут всё, а мне только яйца. Я был потрясен — ибо думал, что он владеет техникой манипуляции над оргазмом…Мы все стояли полукругом справа от королевы, а с лева — место совокупления…Стражи Юня ухватили Канина за руку, но он ловко увернулся… И побежал к нам… они погнались за ним… Но один взмах руки королевы, и погоня прекратилась… Пробежав возле нас, посмотрел на наши вздыбленные ростки и перепуганные лица. Его лицо не выдавало испуга… Но глаза казалось, выйдут с орбит, и тело всё напряженное… Ему быстрый шаг давался не легко… И мы не знали, каково будет продолжение…Он остановившись возле королевы, пересохшим горлом сказал: — Великая королева, я знаю к какому дню приурочено первое испытание для этих юнцов. Ты в этот день, как и твоя мать, начинаешь отсевать зерно от суржи, каждый год. День в день. Сегодня день Солнца. С сегодняшнего дня оно начнет подыматься выше и светить дольше! Слава светилу небесному! Мне, твоему слуге, исполняется двадцать лет сегодня. Вот мой тебе подарок. — Обхватил крепко ладонями под венцом головки, пару раз провел по члену — застонав начал кончать. Фонтан медленно бил, не выбивая за края пальцев, плотно обхвативших головку. Ладони наполнялись. Сперва Марго этот подарок не оценила, пока головка не покрылась полностью спермой, которая по-прежнему продолжала извергаться…«Столько можно извергнуть»? — подумала Марго!»Он ведь только что кончил в Лизу!». — Ты смог меня удивить! Не зря я тебя держу в своём гареме… Ты меня поразил! Теперь сними ладони с члена, только не пролей свой нектар на пол.Канин повиновался. Все в изумлении наблюдали за происходящим. Член уже не извергал, но продолжал подергиваться… Ладони держали горсть спермы молодой. Слуга и предположить не мог, что заставит с ней сделать госпожа… — Бокал сюда! — через минуту он уже был в её руках. Она поставила его на пол и приказала парню всё слить туда. Он так и сделал. Его белые красивые руки были влажные, между пальцами оставалась сперма… а лицо выдавало счастье от похвалы Марго! — Так мог проделать только лучший из лучших моих жеребцов! — наклонилась, взяла с пола светлый бокал с мутной жидкостью, практически наполненный под венец… — Только мои жеребчики способны на такое, — подняла вверх переливающийся бокал, — и это всё благодаря воспитанию мальчики! — кивнула в нашу сторону. — Не все из вас смогут стать такими спермоотдатливыми. Но вернемся к тебе Канин, не смотря на такое представление ты не уложился во время отведенное мной, чтоб показать пример другим.Юнь вытянул сразу нож… — Нет, не быть этому! — Слова Марго успокоили Канина, сердце которого забилось. Госпожа непредвиденная, и могла не смотря на все дать приказ отрезать ядра и жезл. — Но я тебя однако накажу… — поднесла к губам нектар и принялась неторопливо его пить… — Канин упал на колени, ибо не знал, что может сделать с ним королева. — Вкусная! — оставив половину недопитой, сказала она, поставив остаток на пол и посмотрев на парня стоящего на коленях. Ослабленный но большой член свисал между его прекрасных ног. — Сядь теперь, чтобы твои ягодицы коснулись пяток.Он так и сделал. Горячая открытая головка уперлась концом в пол. Парень жалостно посмотрел на это… Ему было б лучше если она уперлась в теплое лоно. Яичка повисли, и практически доставали пола…На каплю сочащейся жидкости с кончика головки, прибежали маленькие муравьи, ставшие сперва пить эту жидкость, когда одни из них в ней повязли, другие полезли по стволу вверх, запутываясь в волосках перемазанных подсохшей спермой. Ползающих количество всё увеличивалось и минут через пять их там было около сотни. Они вызывали своим перемещением зуд, особенно когда ножками крутились по нежной головке, пощипывая её; сперва это вызвало некоторое возбуждение члена, и он подорвался — завис над полом. Теперь муравьи получили полный доступ к этой части и свободно облепили её… пощипывания были сильные, которые в момент вызвали выступление жидкости. — Тебе так сидеть пока не закончиться первое испытание молодых… Можешь поудобней сесть на корточках. И не смей двигаться, я лично за тобой слежу… Видишь — понравился твой стержень и смазка моим муравьям! Ты ведь знаешь — не навредят тебе, они не ядовитые; а тебе будет испытание на прочность и закалку тела… Не голодать же муравьям??… — Взяла недопитую сперму и выплеснула собранную жидкость прямо в пах парня… Канин стиснув сильнее зубы… Насекомых набежало так много, что между ног видел не свой член — палку на которой кишит жизнь насекомых. Но он решил твердо высидеть, ибо в противном случае гнева королевы не избежать… — Начнем! — он/pа присела, не отводя взгляда от мучающегося жеребца,… член у которого вскочил… — Ты первый! — Показала на меня, — и быстро перевернула часы. — Время пошло!Я сперва растерялся, но быстро взял себя в руки. Подбежал к Габриеле наспех засунул хоботок вздыбленный в неё. Она тихо простонала, затем тихо сказала: — Тебе яйца дороги? Тогда делай это быстро! Давай, двигай задом!И я завелся, дергал поршеньком как заводной, мне, как и всем остальным хотелось кончить… Мы об этом все мечтали. Сперма скоро придавила к выходу, вовремя вспомнил — надо выброс показать королеве, — когда первый залп ударил в вагину, — выдернул жезл, выпрямившись показал Марго, как с недр моих бьёт мутноватая, с желтым оттенком влага. Вдохнув глубоко — головку содрогающуюся пристроил к анусу Лизы. Хорошо, что её разработал Канин, а так бы я этого не смог сделать слегка ослабленным членом. Движения в анусе давались не легко, никогда не думал, что сразу брать по второму разу не приносит такого ожидаемого изначально удовольствия — только жжение; член, после вагины, не хотел чтоб им после совокупления снова совокупляли… Видно одному богу как, но оргазм приблизился, ещё пришлось поусердствовать, чтоб знать наверняка, вылетит струя счастья, как мы его это называли в компании.Я кончил на глазах королевы, сразу после того, как головка перестала тереть кишку… Спермы было мало, но во время отведённое вложился. С радостным лицом повалился на пол, не имея сил. На меня сразу наскочили муравьи древесные, я мигом подорвался, вскочил — стряхнул с себя и принялся смотреть как проходят испытание другие.Вторым был Налк. Он взял Лизу первой, но она была и последней у его молодой жизни… Кончить получилось, а на анус сила мужская вмиг покинула его. Как он бедный не старался — член даже не проник вовнутрь… Время вышло. Стражи оттащили от рабыни, скрутили крепко паренька. Юнь, не смотря, что парень дёргался легко схватил мошонку. Одним движением ножа сделал надрез. Сдавил — орехи, и они сами выскочили наружу… Срезал, как плод доспевший… Бросил ядра на пол. Марго засмеялась только. Парня вывели с комнаты, и с замка. Бросили в кусты раздетым, только через время вынесли сорочку, чтоб не показывался на люди, а то сразу за то, что кастрирован засмеют. Парень лежал скорченный в слезах… Без яиц, но на свободе. Королева и на этот раз сдержала своё слово.Похожее выпало на судьбу Афона. Никто бы не мог сказать, что он не сможет пройти испытания. К Эльзе подходил с членом, головка которого проливала не смазку — сперму. Член просто сочился… Ему хватило пяти движений в лоне, чтоб кончить. Но с Лизой ему так понравилось, что он пролил сперму внутрь неё, не показав член брызгающий Марго. За это недопустимое — Юну был дан приказ отрезать только одно ядро. Второе оставить невредимое… И выкинули на улицу. Когда его бросили в заросли к нему с утешением подошел Налк. Хотел утешить брата, хотя по правде все его не любили, хотя бы за то, что он был старше за всех, и пытался всеми руководить. К тому ж — имел большой чем у всех остальных детородный орган. При том, что сам был не из самых крепких. И вот когда узнали, что ему отрезали только одно… Их злоба укрытая — вырвалась… Парень ещё толком не понимал почему это недавний друг скрутил ему руки и потащил в чащу, что была рядом! — Налк, я тебе сделал? — простонал он. — Что? — Злостно прокричал парень. — Всё это время тебя выделяли из остальных, из-за твоего длинного фаллоса, который длиннее немного чем у нас остальных. И даже теперь, ты проиграл, но тебе отрезали не оба, а только одно яйцо! Ты теперь мог бы жить и делать потомство в отличие от меня, но на зло судьбе, я не ушёл отсюда… Его лицо белое, с длинными волосами. Придающим мужество, засеяло злостью, он повалил сильнее парня и пинками потянул к молодому ореху, ветвь которого была надколотая при земле.Налк ударил Афона по голове камнем, положил на рожки дерева, и оттянул ветвь треснутую в сторону, придерживая её в таком положении ногой, рукой подтянул бесчувственного парня наперёд, чтоб его член прошел в ту щель, что образовалась в дереве… Как только это сделал, перестал удерживать ветвь массивную… Она со всей силы сошлась воедино, защемив орган накрепко. Афон быстро очнулся от невыносимой боли, и понял своё беспомощное положение… его руки были связанны за спиной, ноги тоже привязаны вместе, а член сдавлен, он не мог ничего предпринять, чтоб освободить свой орган. Любое движение вызывало невероятную боль. — Это тебе! — Налк протянул несчастному нож, и швырнул напротив на землю… — Один из способ освободиться. Только сперва тебе необходимо освободить руки, я их не крепко связывал, думаю у тебя получится. А потом, чтоб освободиться, тебе придётся отрезать себе все ущемлённое у основания… Вряд ли ты захочешь кричать о помощи, тебя засмеют все кто отзовутся…Тот, кого он считал другом убежал, оставив беднягу на произвол. Четверть пениса, что выглядывало — посинело, парень не чувствовал ни члена ни ядер… — Итак, на финиш вышел Камень, только он сумел пройти второй отбор. Третье испытание для тебя будет заключаться в том… — она быстро умолкла, не захотела выдавать свои тайны… посмотришь завтра на рассвете! Канин, любимый, можешь подыматься и идти принять ванную, я вскоре к тебе присоединюсь…Парень только этого и ожидал! Он вскочил, быстро не удалось пойти, как затекли ноги. Руками быстро стряхивал муравьёв с себя, особенно с члена, который они обкусали, отчего он покраснел. И побежал в сторону покоев Марго.Я был озадачен тем, что мне не верилось, что я смог пройти испытание, в отличие от моих друзей Налка и Афона.На утро меня вывели за город, на поле… Среди присутствующих не было Канина, одна госпожа, Габриэль и двое пожилых солдат. Мне приказали полностью раздеться и напрячь член… Это проделал без усиль… И мы стали чего-то ждать… — Если ты вынесешь достойно это испытание, то сможешь сразиться с моим Канином, в противном случае погибнешь, от моих рук. Я тебя не буду кастрировать, я тебе просто перережу глотку… И ты умрёшь быстро. Скажи мне, ты хочешь состязаться в поединке и выиграть? — Да, — утвердительно ответил! Так как во мне брала верх похоть, и я хотел попробовать лоно принцессы. — Что-то они опаздывают! — Вон там, смотрите наша королева! Вон идут! — вдали показался силуэт ведущий быка запряжённого, который тянул тележку какую-то… — Госпожа, — спросила служанка, — вы прикажете этому юнцу сношаться с животным? — Увидишь сейчас!Как только крестианин подвел быка, тележка узкая, что была с ним, отстегнулась и… мужик стал возле быка. Держа его, так, чтобы задними копытами тот упирался в телегу…Настала тишина, никто ничего не делал. Мне разрешили поесть грибов, что росли на траве, так как утром погнали сюда, даже не дав как обычно каши поесть.Через минут пятнадцать, со стороны города пришел Канин. — Ты опоздал, почти на полчаса, дорогой! — прокричала Марго. — Извини, проспал… — Быстро оголяйся, и ложись на деревянный помост… Как ты хочешь, кто с вас будет сверху? — Я дорогая госпожа, прокричал вмиг слуга покорный. — Отлично! Щас вы ляжете друг на друга. Ты Камень снизу, Канин на тебя… и отсосете друг у друга! В то время, Габриэль подоит член быка. Ваша задача кончит побыстрее, до того, как он кончит! Если проиграет кто-то из вас, будет там лежать, под задом животного, пока тот не нагадит на вас. Если вдвоём надумаете не кончать и подставлять друг друга под навоз, то вместе и будете лежать, лицом к заду животного, пока то. Не опорожнится на вас!! Тебе юнец советую не пытаться убежать исходя с того,… что у тебя руки и ноги развязанные и ты вне города! Здесь ты никуда не скроешься быстро, мои всадники быстро тебя догонят и сделают с твоего тела дырявое решето! — Я и не думал убегать! — Я предупреждаю наперёд…Мы легли. Я впервые взял в рот член, а мой оказался во рту парня. Это было приятно. Служанка залезла под быка и быстро принялась его доить. Отчего животное мычало; а мы стонали тоже от совместного удовольствия, что приносили друг другу… мы так расслабились и забылись, что нас привело в чувство ор и топтания быка… Он кончил, сливая большую порция мимо рук доильщицы. В этот момент, под умелыми руками Канина я не удержался и кончил… меня удивило, но он припал губами к головке и всё отсосал, как божественный нектар. После этого и он сам кончил, на что я не стал принимать в рот его сперму белковую. Она залепила мне подбородок и горло… А потом он придавил всем своим телом меня… просто повалился на меня как на кровать, не поддерживая тело. Весом парень был не сильно тяжелей моего, но это просто перехватило у меня дыхание… — Просто молодцы! Это было красиво! Достойно отсосали друг у друга! Однако, животное быстрее извергло! Поэтому все лицом к нему под зад и ждите маски для лица… — Она хихикнула. А Габриэль просто залилась смехом… Через полчаса лежания вместе голышом на природе, под пристальным взглядом собравшихся изначально, мы почуяли бурчание в желудке животного. Крестианин все подносил и кормил животное, на что оно приятно мычало и жевало, жевало… Вонючие, редкие лепешки начали падать прямиком на наши лица… Мне заляпало сразу глаза и нос. Канину все пало в рот, чтоб как-то дышать ему пришлось сразу протереться рукой от навоза вонючего. На миг. Мне показалось, что это возбудило парня напротив, или это возбуждал я его. Мне было не ясно. Но он меня крепко держал всё это время за верхнюю часть бедра, поглаживая живот и слегка волосистый лобок. Моя рука не прикасалась к его телу, просто лежала рядом… Но мне впервые было приятно, что рядом со мной такой красивый взрослый парень. — Теперь пойдемте обратно. Через неделю состоится финальное испытание между вами! Только один из вас выйдет с него победителем… А кто-то свариться заживо…Меня и Канина это напугало, так как даже он не знал, что за истязание придумала Марго. Нас повели обратно. Только в конце дня мне разрешили искупаться в проруби, очиститься, насколько это было возможно от навоза. В камере, где нас до этого было трое, было невыносимо одиноко. Полностью открытые двери не позволяли разрыдаться от одиночества… Я понял, что скучаю за друзьями.Вот настала долгожданная пятница, когда должно состояться состязание между мной и любовником Марго. Честно говоря, мне хотелось занять его место. Я был этого достоин, как мне казалось. Очень многие испытания выпали на меня, в мои неполные семнадцать лет. Мой боевой дух говорил идти вперёд и не падать духом… А член и так каждый день подымался и мог несколько часов подряд стоять торча ввысь. Канин меня уже не тренировал. Мне только приносили поесть и заставляли заниматься бегом, качанием мышц, и учили мастерству владения мечом… Боевым приёмом меня обучал сам грозный Юнь. Сперва я его боялся, потом просто привык к тому, что он всё воспринимает серьёзно, и если б я не нужен был Марго для соревнования, он мне б голову отрубил бы в одно мгновение, перед этим кастрировав без какого-либо ножа. Со слов мастера, я понимал, для него оторвать яичка не составляет какого-либо труда, так как силу в руках имеет очень большую. За эту неделю, мне пришлось стать случайным свидетелем, как к нему привели раба, который не был способен заплатить дань королевству. Так он одной рукой стал закручивать его мошонку до тех пор, пока бедняга не потерял сознание от боли… Юнь доделал своё дело, яичка выдавленные были у него в руках… Юня и его двух прислуг охранников боялись пожалуй в королевстве больше, чем кого-либо! Наверное, сколько силы и злости не было ни в одном представителе мужского пола или того, кто когда-то им был.Посредине зала стояло два котла подпёртые твёрдо на полу, чтобы они не могли, колеблется. Котлы не сильно большие, с полтора метра в высоту, и столько ж примерно в ширину. С одной стороны обложены дровами, которые потрескивали от жара, вздымающегося ещё с полметра над котлами. Когда мы подошли ближе, увидели в них воду, что грелась. Емкости наполнены были чуть больше половины. Два котла, с обратной стороны от пламени соединял деревянный помост. На котором уже стояла Марго. Помимо неё в зале на зрелище собралось с два десятка разных богатых гостей, которые заплатили принцессе за то, чтоб поприсутствовать на таком зрелище.Меня связанного за руки сзади держал слуга госпожи. Мне хотелось поговорить, расспросить, что нам уготовано, но оказалось, он был без языка. Вскоре, Марго раскрыла, что ожидает меня и Канина, который в момент монолога Марго, стоял возле неё. — Вам предстоит нелёгкое задание, не сравнимое ни с чем ранее вам встречавшимся! Огонь закаляет тела, но я не собираюсь вас жарить как кроликов… — Откинув голову в сторону, убрал волосы длинные на плечо и ехидно улыбнулась… — Я вас собираюсь варить… — Что?!! — этого я не ожидал услышать! — Да, именно мой дорогой воришка Камень! Но, только вы будете определять и влиять на исход процесса! Только вы сами сможете выйти живыми и невредимыми с воды. Когда вода ещё немного подогреется, вы зайдете каждый в отдельный чан с водой. Вы присядете и ваши руки и голова будет крепко зафиксирована в деревянном креплении, которое накрепко привяжется к краям котла. К одному сядет голая Лиза, ко второму Габриэль. Вам придется с ними сношаться в таком неудобном положении для вас. Как только огонь нагреет сильно воду, что ни одна из моих служанок не сможет выдерживать её, а вы не кончите до того, они уйдут. А вы сваритесь! — Какой у нас выход, побыстрее сноситься? — Канин был в недоумении от сути состязания. — Именно!!! Только один из вас выживет сегодня! Второй медленно свариться на виду у всех! Раздевайтесь, и воришку подведите ко мне, поставьте со второй стороны от меня, напротив второго чана.С меня быстро сорвали рубашку и штаны, подвели к Марго. Канин тоже уже разделся и стоял махая своим большим детородным органом! Мой пенис, в сравнение с его был немного короче, но толще.Марго взяла в руки наши члена и начала их массировать. Мы слегка простонали от удовольствия… — Мне оба ваших нравится. У Канина проверенный орган лично мной, у тебя воришка — тренированный, но не насколько как у моего жеребца, — махнула на любовника. Но я отдаю предпочтения свежему телу, Канин сегодня может уйти на покой… А ты должен будешь выполнять все мои прихоти, какие б я не загадала! — Канин, ты помнишь мою прихоть на этой недели? — Да госпожа! Я танцевал у воздухе, на канате… подвешенным за гениталии собственные… А потом дважды удовлетворял вас! — Ты с этим успешно справился! А ты бы справился, воришка? — Не знаю, принцесса… — Я был озадачен таким. — Мы сию минуту посмотрим! Вы хотите этого увидеть, дорогие гости, пришедшие на этот праздник? Праздник, где определится любовник вашей будущей королевы! — Да-аааа! — Звучали восклицания со всех четырёх этажей зала. Среди гостей были не только мужчины, но и женщины, пришедшие, ради любопытства посмотреть за развлечением… — Я не хочу в этом принимать участие, — возмутился я. — Но под возгласы восторженной публики меня мало кто слышал. Слуги Юня быстро забрались на четвёртый этаж, закинули верёвку в кольцо над потолком, один конец скинули назад, его ухватил сам Юнь, подбежал ко мне и замотав канат на корне члена, проведя под мошонкой, завязал на узел… … Как только это проделал, её дерганули со всей силы стоящие наверху. Резкая боль ударила в голову, а ноги перестали чувствовать пол. Я ухватился за верёвку, чтоб ослабить давление, и не дать, чтоб мне его оторвали… — Плясать, пляши, танцуй… — Закричала толпа…Я начал делать движения, которые раскачивали меня со стороны в сторону, моментами огонь поджигал мою задницу… Марго этим зрелищем любовалась… В то время, как я скулил от боли. Бедные мои яичка посинели, а член наполовину уменьшился и тоже посинел. — Хватит с него! В котёл спускайте! — меня просто швырнули в емкость. Вод была горячая. От перепада температуры переняло дыхание. Я еле сумел отвязать верёвку от себя; как меня тотчас руки и голову зафиксировали в деревянном креплении.Канин сам зашёл в чан. Благо, что на дне его был деревянное настилания, отчего температура с железного края не сильно передавалась телу, а только воде. Как только Канин стал закреплен, ко мне спустилась Габриэль, а во второй чан Лиза. — Если хочешь не свариться, давай делай это побыстрее… Я долго терпеть не намерена. А свариться с тобой тоже не хочу! Её нежная маленькая рука ухватила мой член, вставив его в свою вагину. В то время, Канин уже имел во всю Лизу. Мои движения были ограниченные, мог двигать только тазом. Небольшие брызги воды выскакивали за края, слышалось шипение — вода пыталась затушить бревна раскаленные, но это не получалось…Поршень внутри Габриэль ходил как огретый; я старался разогнаться на полную, но среда горячая не давала сосредоточиться и вырвать сильному возбуждению с меня… Я не знал когда кончу, а вода становилась все горячей. Стало тяжело дышать. Девушка стала мне помогать, массируя насколько это возможно в ритме, яичка. Теплое нутро её вагины и горячая вода, в которой я был окунут почти по грудь, стали давать наконец-то чувство приближения «лавы страсти», и её должно было быть много, так как я её много извергал. — Он кончил, госпожа! — прокричала Лиза. — Для меня и служанки, что была подо мной это прозвучало как приговор… Для меня точно.Принцесса подошла к чану, посмотрела в слегка мутноватую воду, и сказала: — Я должна видеть следы оставленные мужчиной, здесь я их не наблюдаю!!! — Я кончил госпожа, — откинул он, приподнялся, насколько это было возможным, показал член красный. — Я не вижу спермы дорогой, ты же не разучился извергать?? — Я кончил, — стоял парень на своём… — Пока еще Лиза не ушла, можешь продолжать, когда я увижу сперму, тогда скажу о твоей победе… — Дорогие гости, соревнование продолжается! Следов подтверждающих слова мной не обнаружены!!!Некоторые зрители довольно захлопали в ладоши… А некоторые, не замечая ничего вокруг продолжали совокупляться… Для них это казалось забавным, и возбуждающим… — О, мой бог, Марго, я готов кончить — прокричал я на всё ослушанье. — Выйми его с себя Габриэль. — Марго строго посмотрела на служанку. Та беспрекословно выполнила. — Камень, подымись, чтоб член был твой над водой.Я так и сделал, подвёлся с корточек, и приподнялся, член распаренный торчал над водой, когда Марго к нам подошла. Я уже стонал, не сколько от удовольствия, а как от жара, что становился сильным, моё тело уже горело, я был готов зарыдать, так жгло в спину, ибо именно с той сторону был разведено кострище. — Если ты и впрямь готов кончить… — Она пальцами ухватила мою головку и медленно массировать принялась. Не прошло и десяти секунд, как с него ударил гейзер мутной жидкости. Спермы было много. Мне показалось, я так давно не кончал. Я насчитал двенадцать полноценных «залпов» за которыми выдавалась новая порция жидкости… Марго понравилось видно чувствовать биение семени в руку её, она не переставала играться с головкой, даже после того, как «вулкан» иссяк. Мне было безразлично, мои глаза уставились на неё, просили одного — освобождения от котла. Габриэль покину чан сразу, как только я кончил. Я чувствовал, что начал вариться, мои ноги подкосились, член с руки Марго шуганул с моим телом вниз, на дно; не было сил стоять… Один мой взгляд просил о спасении… Я был готов на всё, даже провисеть на долбанной верёвке подвешенным за яйца, только не этот ад. — Этот воришка выиграл!!! В отличие от моего бывшего любовника! Она обратила свой взор на парочку в воде, им тоже жгло, но они стремились к победе…Канин и Лиза в своем старании так и не слышали, что победитель провозглашен.Меня тотчас выпустили, с кипятка я просто выскочил. И повалился с радости на холодный каменный пол! Публика молчала, потом как начнет аплодировать стоя… Только теперь Канин обратил внимание, что меня освободили. И пришел в ужас от своего беспомощного состояния… — Госпожа, смилуйся, освободи меня! — молил парень. Пар над ним то и дело усиливался.Лиза не вытерпев жара сбежала. — Ты должен принять достойно поражение, публика, собравшаяся здесь пришла посмотреть на смерть одного из рабов. И я им дам вдоволь насладиться! — Но я тебя могу спасти… — Что?? — вознегодовали зрители, не понимая, почему наследница престола отказалась от своих слов, сказанных минуту назад. — Подыми ноги, однако тебе будет легче. Не долго думая, он подтянулся на руках, освободившись от воды, его кожа на спине, чуток была покрыта водой. Канину полегчало… полагал, что это спасение. Марго поднесла верёвку, которая была привязана на мне, и обвязала вокруг стоп парня. Дерганула за неё, дав знать сверху, чтоб те подтянули.Канин не понимал, что делают, но когда его ноги поднялись вверх, и ему не пришлось держаться, он облегчённо вздохнул… Это расслабление было проделано зря. — Гости, не печальтесь! Я вам предоставлю зрелище! Настоящее! Так он бы просто и быстро сварился в кипятке… а так… медленно свариться на горячем! Вы этого хотите дорогие мои гости??Со всех сторон начало доносится утвердительное «Да». — Но я не могу добавить красок в это зрелище!!! — Марго засмеялась, что не сулило ничем хорошим… В этот момент вода закипела. Бедный парень заорал, как можно сильнее подтянулся за брус, тем самым обрывая кажу на руках. С кипятка то он вынырнул, но горячий пар стал есть его плечи и всю спину. Спина быстро стала покрываться волдырями. — Как он кричит! Он прям мычит!!! — Так ему и надо. Крикнул кто-то с первого этажа, недалеко от пленного.Канин просил смиловаться, он просто находился в слезах и вере, что его услышит та, которой он был так долго предан. Марго стояла над ним, от пары лицо покрылось потом, тело вспотело, платье на груди прилипло к телу. Её злорадству не было границ.Ухватив член бедняги, громко проговорила: — Уважаемые подданные, вот этот член, племенного коня; вы все видите его размер! Согласитесь, не у каждого вашего коня, который стоит вашей конюшне есть такой член! Это была моя гордость! Я его член показывала всем, ибо было что показать… — С этими словами принялась сжимать член, водить по нём, делая приятное…Парню было не до этого, он держался, что есть силы за брус, чтобы не окунуться в кипяток. Тем не менее, он ощутил эрекцию, госпожа умела поднять любое бревно, в этом случае это была целая толстая кишка, смело болтавшаяся по животу. Выпадая за его края, чувствуя пар, скакала, как живая, в центр живота… Марго это разнообразила, и теперь член окреп… — Потешь, гостей напоследок! — с улыбкой, сильнее задёргала член, — покажи, как ты умеешь красиво кончать, может кто-то сжалится над тобой, и захочет подлечить, взять рабом… — Кто-нибудь желает взять его себе в рабы? Он достойный самец, поверьте!… Вы в этом щас убеждаетесь, видя, какой у него пенис. Но у вас будет шанс увидеть, как он будет кончать, и сколько! Правда, он лгать любит… Он сговорился на этом испытании с моей служанкой, чтобы одержать победу… — Он тебе солгал, королева! — недовольно крикнула девушка, неподалеку находящаяся. Видно ей тоже было жарко от костра, что она приспустила наплечники платья. — Именно, дорогуша, он мне солгал!!! — Я и вправду кончил, госпожа! — Еле найдя сил проговорил в ответ обвиняемый. — Ты можешь красиво лгать кому угодно, я всё знаю! Ты не кончил вовсе. Служанка моя тоже будет наказана, и впредь лишится на полгода права находиться в моем замке! По истечению этого времени, она сможет вернуться… — Нет королева, прокричала девушка стоящая неподалеку, и переживающая за судьбу пленного, а теперь её заволновала судьба собственная больше. — Мои приказы не обсуждаются! Стража, выкиньте её на улицу!! И запрещено ей на полгода входить в этот замок! Малыш, давай кончай, я знаю, ты еще на это способен! — Отпустив ствол, взяла сому головку, полностью влажную, то ли от соков то ли от жары и принялась массировать уздечку… — Он на приделе, гости мои!! — Радости Марго не было границ… ! И тут ей пришла очередная гениальная мысль: — Кто из вас милые дамы хочет испить этот живительный нектар, который вот-вот вырвется наружу… — В ответ ничего не услышав, она продолжила искушать: — Не стесняйтесь, не бойтесь своих желаний! Давайте скорей, а то он кончит, и влага пропадет зря, сбежит в кипящий котел… Всего тысячу монет, и это удовольствие станет для вас доступным! — Это сильно большая цена, принцесса! — сказала незнакомка, чье лицо было сокрыто навесом. — Как это дорого?! Вы утомитесь пить с этого источника! Он выдаст вам не две-три порции семени, а не менее десяти! Поверьте, я то знаю, как он кончает…Стояла тишина, одни стоны парня не давали покой небезразличным к этому страшному наказанию. Плеч, шеи у него целых не осталось, куски кожи свисали оттуда… Целым, но обожжённым оставалась возле ягодиц… А выше, всё было при своем виде… — Дамы, и господа, тысячу золотых сейчас и вы сможете не только попробовать нектар моего раба, но и он станет полностью вашим, вы с ним сможете сделать, что угодно… Только прошу, уведите подальше от этого замка, если его поймают, ему будет моментальная смерть! Я не признаю чужих рабов на моей территории. — Я уплачу эту цену! — голос девушки вырвался с этажа второго! — Подойди ко мне красавица! — голос госпожи нашей подобрел, видно стало только теперь, что она не хотела смерти парня, и эта сделка ей была на руку…Чернокожая девушка спустилась вниз, подошла и положила на стол связку монет. — Здесь даже немного больше, чем тысяча! Королева, мне нужен раб бесполый, чтоб нянчил наших с мужем троих детей. Чтобы, когда они подрастут, выучил мастерству боя. — То есть он тебя не интересует как мужчина?! — удивилась принцесса, так как ожидала, что кому-то её жеребец понадобится… — Да, принцесса Марго! — уверенно ответила дама. — Деньги твои, свою цену я назначила… Ты уплатила, он твой… — Я всегда мечтала об одном, королева… — Подошла к ней, и прошептала на ухо шепотом… — Но я сама не смогу это сделать, с таким большим парнем, я то худенькая… Мужа просить не хочу, он дал мне эти деньги на покупку готового раба… — Я это сделаю! Сейчас погоди! Освободите руки и голову раба! Но пускай висит подвешенным! Чтоб не противился, свяжите ему руки…По истечению минут десяти, приказание было выполнено. Канин, уже не имел сил никаких сопротивляться! Он уже жалел, что эта дама не дала ему свариться на пару и умереть… Он почти не мог шевельнуться, спину обдавала жаром, и любое движение приносило невыносимую боль.Марго дала распоряжение Юню стоять сзади подвешенного, и держать того за руки заломленные назад, чтоб тот не сопротивлялся, если Канин вздумает.Собравшиеся с интересом ожидали финиша, не зная, что придумала чернокожая девушка.Марго подошла, и принялась завершить начатое — довести парня к оргазму. Член быстро выпрямился… Девушка подошла к костру, выхватила оттуда бревно большое, которое горело вовсю, и подошла с ним к приговорённому… Парень не понимал, что на уме у его новой госпожи… — Я готова, королева!Марго опустила руку на корень члена, и надавив на мошонку, поставила член в горизонтальное положение. С головки мирно каплями скапывала то ли смазка обильная то ли семя зрелое.Гелена, так преставилась толпе девушка, пододвинула как можно ближе огонь к члену, чтоб не задеть руку Марго. Юнь крепко держал парня за ноги, чтоб тот не мог откинуться, ускользнуть назад… Капли на головке органа сразу пересохли, парень учуял неладное для своего члена… В этот момент уже не смог контролировать свою природу… сперма, со всех сил ударила со ствола. Она вылетала с такой силы, что парень не смотря на боль, почувствовал оргазм. Он его постиг полностью, до кончиков пальчиков как на руках так и на ногах… Но в этот момент женская рука жестоко пододвинула бревно раскаленное на член… Марго сразу убрала руку… Лобковые волоски вмиг сгорели. Юнь принялся хохотать, смотря, как перед его лицом горит мужское достоинство… Парень быстро потерял сознание от такой нестерпимой боли… Мучители продолжали зверствовать: Марго взяла и себе бревно горящее, им продолжила обжигаться то, что до не давно едва не обожествляла… Большой член теперь висел под жаром, медленно обугливаясь. Головка как и член потемнела, покрылась волдырями… Мошонка, начала надуваться, как шар, по мнению Марго такое происходит, когда в яичках закипает сперма… — Достаточно с него! — Марго убрала палку с жаром, и отдёрнула руку с бревном пылающим девушки. — Иначе он не выживет! Он уже пожизненно останется инвалидом не способным не то, что на продолжение рода, но и на то, чтоб почувствовать эрекцию… Как по мне, когда ожог сойдет, половина члена усохнет, а придатки уже останутся для поддержания красоты, не более того… А может также отпадут… — Марго вытерев руки полотенцем, что подала Габриэль, от черноты древесного угля, пошла по залу, молвив: — Представление окончено!!! Все могут расходиться.Канат, на котором висел парень, перерезал собственно Юнь, и последовал следом за королевой…Только через час. Пролежав на холодном полу, обмазанный мазью, что велела принести Марго на прощание, парень очнулся в невыносимой боли… Он не чувствовал ни спины ни того, что раньше делало его мужчиной… На месте большого и красивого члена был обжаренный стручок, весь покрытый волдырями… Мошонка — затвердела, яичка казалось, сцепились в ужасе, между собой мёртвой хваткой…Так Канин с придворного любовника Марго превратился в бесполого раба, который раньше мог называться самым настоящим желанием любой женщины, желающей мужчину…Часть втораяРакхель… Марго, после смерти отца, сама провозгласила себя королевой. Судьи королевства одобрили это коронование. И принцесса наконец-то стала полноценной королевой…. Царица шла в другое крыло замка, где была ещё одна комната пыток. Она обожала пытать, и в основном мужской пол… так как у них есть то, чем «поигравшись» можно довести до состояния, когда мужчина начинает рыдать лишь бы отпустили; и/или убили не издеваясь так. — Ты закончила дорогуша? — королева обратилась к служанке, что стояла над привязанным человеком, манипулируя руками над его гениталиями. — Прекрати это! — хриплым голосом кричал едва дышащий воин.Каждый … выдернутый волосок с его паха приносил ему такое мучение. Королева приказала выдёргивать с гениталий по одному волоску… И так покуда там не останется ни одного. Яичка уже были общипанный, слегка подпухшие. Поначалу Тенос на это не обращал никакого внимания, но когда это затянулось на сутки, не давая уснуть… Даже эрекция появлялась, просил проиграться с фаллосом, на что не получал никакого ответа — только щипание волосков. Член с которого сочилась сперма смотрел постоянно служанке в лицо, Дина не имела права отклониться от приказа. Однажды она не повиновалась, за что была жестоко наказана — ей в вагину запихнули гнилую кость свиньи, и она её не имела права вынуть целый день… — Дина, ты его надеюсь не удовлетворяла? — грубо спросила, осматривая член. — Не прикасалась, Госпожа! Честно. Но со стороны были попытки искусить меня и нарушить ваш приказ. — Я ж бык, а вы играете со мной… — Возбуждение зависло в него на слегка возбуждённом члене.На каменном полу, лежала целая кучка волос… Лысый половой орган подёргивался при каждом последующем вырывание волосков… Их оставался маленький кустик над основанием пениса. — Ты толстопуз — налогосборщик. Мошенник, что ворует с королевской казны… Ты так любишь золото, — ехидно улыбнулась, смотря на достоинство которое подпухло…Член тем времени полностью остался без волосков. Марго со стола взяла длинный прут. — Это чистое золото… Я тебе его засуну в зад, наслаждайся им…И она хладнокровно стала сзади него, нащупывая его анус… Со всей силы втолкнула поршень золотой внутрь. Человек пытался вырваться, ничего у него не вышло… Когда осталась снаружи только держатель, сказала Дине: — Делай это быстро, вот так… — Быстро вывела и опять загнала внутрь прут золотой; отчего истязаемый заорал как будто на него вылили ведро огненного металла.Рабыня садистка знала это дело хорошо… Человек задёргался пропорционально движению внутри него, пытаясь наивно соскочить не позоря своё мужское имя Ракхель.Госпожа села на стул почти возле его члена, смотря на это ничтожество подымающееся. — Сильнее давай! Не жалей зад!Отросток выпрямился и выплеснул струю спермы, попавшую прямо в глаз Марго. Подобная непредсказуемость взбесила её. Сперва первой мыслей было ударить Дину… Потом смотря как разряжается влагой сильный но короткий член… Звериное проснулось внутри, ибо подобной наглости не видела на своём веку. Ракхель хохотом задался, смотря как по щеке стекала его белая смесь. Такого наслаждения лицезреть подобного и предугадать не мог… Но тут рука оскорблённой госпожи потянулась и ухватила грубо член, что ещё выделял жидкость; опустилась ниже, схватив мошонку — принялась сразу крутить яичка сдавленные в левую сторону… Марго под душераздирающие крики открутила ему мошонку за считанные минуты…Часть третьяАкробатыМарго решила пойти на представление гастролирующих братьев-акробатов с неизвестно каких краёв. Она полагала — искусство её вторая натура. Не зря она создавала комнаты пыток по своим собственным вкусам. Такой хрупкой девушке не стоило труда, как уже говорилось отрезать возбуждённый пенис мужчине за несколько минут до эякуляции, при ошеломлённой дворовой публике…Представление началось близко к полуночи. На сцену, посреди площади рыночной, окружённой толпой зевак, выскочили два парня белокурых, грациозно размахивали факелами и кричали славу своему королю Едину. Это сразу не понравилось толпе, ибо они прекрасно знали чем для парней такие возгласы закончатся, если в толпе затаилась разведка королевы. Но никто и подумать не мог — в толпе стоит и наблюдает за всем сама королева… В голове у которой созревал план наказания для таких вот выскочек ниоткуда…Парни начали представление, они так виртуозно делали пластику, сгибались дугой и также быстро выпрямлялись, что публика аплодировала вовсю. Один из них заложил ноги за плечи и дёргал ими играясь мячом; второй сложился в маленький деревянный ящик и был там несколько минут…Не дожидаясь конца королева пошла в замок, оттуда приказала стражникам привести гастролёров; второе что сделала — позвала мастера; пока он шёл — делала броски на бумаге жадно посасывая край пера. — Вот это сделать просто, сказала она появившемуся мастеру, — и протянула лист с бумагой, — сколько на изготовление уйдёт времени у тебя? — Королева, не более нескольких часов. — Тогда иди немедленно приступай.Акробатов доставили вскоре после того, как орудие, которое изобрела Марго было сделано. Не долго думая — назвала его чайник меховой. С себя представлял мешок с меха, согнутый по полам и стоявший на подпоре. На одном конце трубка толстая, дюймов двадцать, медленно переходящая к верху — тонкую. На другом «чайника» меха, нагоняющие воздух в первый отсек к трубке, и не дающий ему назад выходить. — В моём королевстве вы ничтожества посмели славить своего короля? — Един, вскоре завоюет и ваше мелкое королевство! — сказал один из братьев; пытаясь вырваться с рук крепких стражников.Марго такой наглости никак не могла простить… Сама лично с них обоих сорвала одежду, порвав её на части. Рассмотрела их члены, слегка помассировав мошонку первому, более покрепче в плечах… Его член за секунды окреп и торчал с алой головкой, перед её очаровательными карими глазами.«Слишком молодой, что насколько возбуждённый» — подумала Марго, принявшись массировать мошонку другому… Но как только к ней притронулась, сразу поняла, что перед ней кастрат с хорошо развитым мужским телом. Её огорчил факт отсутствие яичек у акробата. — За что тебя так? — спросила парня. — Не твоё дело стерва! — грубо ответил парень, понимая, что вряд ли королева сможет его во второй раз кастрировать… Забыв при этом абсолютно, что у него остался здоровый член, внушительных размеров… — Со мной так говорить нельзя! Охрана, принесите мне мой пыточный набор…Стражи быстро выполнили приказ. И на столе лежал разный инструмент, частью напоминавший чемодан лекаря… Кстати, это и был чемодан лекаря. Которого убил её отец, когда тот сказал, что его дочь обречена на смерть из-за тяжкой недуги, скрывающейся внутри её тела…С чемодана, она, на стол выложила всё, включая разные порошки, которыми любила пользоваться… — Держите покрепче! — приказала стражнику, который ещё сильнее заломил парню руки назад, и стоял за ним горой. По сравнению с ним парень казался худеньким. Королева достала перчатки с тонкой кожи, затем с мешочка взяла пучку какого-то порошка. Подошла к кастрированному акробату, села перед ним на корточки, смотря на его длинный член… — Перед тем как ты мне всё скажешь, признайся — у тебя он стоит ведь без яиц?? — И что с этого? Наш Един, когда тебя словит, будет трахать твою задницу до конца твоих дней! Слава Едину! — А я просто хотела… — не договорив до конца, взяла рукой отодвинула шкурку с головки, высвободив прекрасную, нежную головку. И взяла её в рот. Парень задрожал, полагая, что это продлиться долго… Но она только смочила её своей слюней… — Крепись теперь! Ты полагаешь, что можешь мне хамить, ибо у тебя нет ядер? Ты ошибаешься! Причём сильно! У тебя ведь росток целый?? Ты зараз поимеешь своего брата в задницу… — После этих слов головку члена посыпала порошком с другой руки.Парень почувствовал нарастающее жжение, которое всё время только усиливалось. Будто поднесли к головке факел и он просто сжигает его плоть. На фоне этого появилось возбуждение и эрекция. Он пытался вырваться, но ничего не получалось. Марго стояла перед ним … и злобно улыбалась наблюдая как порошок сперва сушит, от его нежная кожица и влажная дырочка превращались в пересушенную кожицу… Которая начинает понемногу трескаться, как бы по швам; даже от легко колыхания по воздуху… — Поимей брата, пока не поздно! Дальше мучения будут ещё хуже. — Он мой брат! — крикнул парень, смотря то на брата с завязанным ртом, который жалобно что-то пытался сказать, то на свой орган который всё сильней болел…Марго ничего не ответила…От боли и жжения у парня возникла эрекция… Которая принесла невероятную боль… Головка начала сочиться и покрываться кровью, казалось на ней нет живого места… — Ты сдохнешь наволочь! — прорычал парень…На это она только ещё взяла порошка и посыпала не только головку — весь член до основания; перед этим смочив его слюной.Парня посадили — привязав, к табуретке, в котором не было днища. Под него подвинули приспособление «чайник». Смазав основание конца трубки и анус бедолаги. Как только начал в капсулу поступать воздух — вторая половина выгнулась вверх и остановилась у ануса парня… Ещё два нажатия механизма — трубка легко проникла в анус, вошла до упора, раздвинув отверстие максимально. Слуга принялся качать воздух… Живот акробата начал разбухать на глазах… Дошло до того, что он мог едва дышать. Его распирало… При этом член стоял как каменный, ибо движения трубки в анусе, даже не существенные, когда поступал воздух, приносили ему удовольствие, которому он не мог противостоять… Тут произошло то, на что Марго даже не могла рассчитывать от кастрата — тело вздрогнулось; грубый, иссушенный кровоточащий член… принялся как сумасшедший бить спермой. Семя просто стреляло с дырочки покрытой волдырями и летела на раздутое тело парня большими хлопьями. Слуга, качавший меха, увидев это — ещё сильней принялся их наполнять воздухом… Акробат посмотрел на недоумевающее лицо мучительницы… и душа покинула его тело… Только теперь Марго увидела как мошонка оттягивается вниз… и там появились яичка небольшие; их парень мог прятать умело в своём чреве, не позволяя им появляться на месте без надобности…Королева приступила ко второму акробату…Она посадила его на место брата, когда его тело наполнилось воздухом и член зверски вскочил — взяла верёвку и узел накинула на член, не затягивая его… Повторилось то же, что и у предыдущего — в какой-то момент член напрягся… Ударила первая струя… Мучительница крепко дёрнула за концы петли — пережав напрочь выход спермы… Она смотрела в глаза парню и видела, как они мутнеют, словно сперма не вышедшая пошла в глаза… Боль причинённая Марго доставляла муку парню, но он терпел. Когда член ослаб, она сняла петлю, стала с наслаждением наблюдать как сперма застрявшая капельками скапывает с члена… Парень умер в муках распёртый воздухом, но королева долго не отдавала приказа остановиться… Тело издавало хриплые стоны… в этот момент королева наблюдала как с члена капает обильно сперма…Часть четвертаяПленные воиныЗверства Марго не знали придел. Ей не стояло труда причинить боль кому-то лишь потому, что ей так хотелось. Ради удовольствия!!Однажды, после успешного сражения, зная вкусы королевы, солдаты её величества, решили сделать королеве подарок — привели двух пленных воинов. На первый взгляд ничего с себя особого не представляли — молодые закалённые в битвах воины, с небольшими шрамами по телу, которые стояли на защите своих земель. Одного высокого звали Ахр, второго, на пару лет моложе первого — Дехр. Они имели невероятную силу. Воинов Марго калечили руками, а с оружиями представляли невероятную силу. Чтоб обезоружить их, и связать — погибло больше десяти человек; и столько ж сильно покалечены. Когда их привели к Марго, и рассказали, какой силой обладают пленные, она сперва не поверила словам воинов… Но в этот момент Дехр освободил одну руку, казалось напрочно связанную… Схвативши растерявшегося воина за голову — так сильно за её дерганул, что треск шеи услышали все узники находящиеся в подвальных помещениях замка. Марго это очень не понравилось. Какие-то ничтожества на её глазах убивают её воинов! Просто так это оставить не могла… — Вы оба пожалеете об этом! Я никому не прощаю убийств моих преданных подданных!! Ты сломал ему шею просто так, ни за что! Он подобного даже на уме не имел по отношению к тебе! — после этих слов плюнула убийце в лицо… — Но сперва… Вымойте их! А то мне отвратительно к ним прикасаться… От них воняет дерьмом и гнилой соломой!С них тотчас полностью сорвали одежду, служанки принялись их отмывать от грязи. Они ещё никогда не видели настолько грязных людей. Марго за этим процессом внимательно наблюдала… в пленных увидела симпатичных самцов, с которыми можно хорошо поразвлечься перед тем, как их истребить. И одновременно проверить их силу во всех планах.Пленные были родом с других селений, вовсе не умели говорить на внятном для сего королевства языке.В Ахра член выдался довольно привлекательным как и в Дехра. В обоих это были толстые, длинные огурцы, мирно свисавшие между ног… между больших ядер. — Их народ очень коварный, госпожа!!! — сказал историк, которого она позвала. — Они настолько подлы… Могут вырезать всю свою семью если заподозрят, что их жена имела сношение с другим мужчиной! И эта месть им сойдёт с рук, их никто не осудит за злодеяние… — Я с ними разберусь! — Отведите обоих в темницу, надёжно застегните наручники в цепи…С резиденции госпожи, после того как их служанки тщательно вымыли, каждого вели по семь воинов. Так как те не оставляли постоянных попыток вырваться… — У них такой нрав! Они не могут быть пленными! Им лучше смерть, чем позор быть в плену… причём… у женщины! — додал захлёбываясь запыхавшийся историк, уходя в свою комнату, где было всё забито свитками исписанным им собственноручно.К пленным королева спустилась вскоре, после того как их приковали намертво, они даже не могли свободно поворошить запястьями… — У вас красивые ядра! — похвалила она парней, смотря на тот дар, которым их надарила природа… — Они ничего не ответили поскольку ничего не понимали с того что она говорила. Это вызвало с их стороны только агрессию, их лица перекосило, что им было не к лицу, они были готовы её убить… Были одержимые злостью.За Марго, в камеру к ним, зашла её служанка. Она боялась и не могла позволить остаться госпоже с этими вандалами наедине. — Посмотри какие красавцы!! — Вы их не боитесь?? — осторожно спросила молодая грациозная девушка служанка. — Не смеши милая!! Мне не страшна смерть, а эти пленные тем более!!Ахр, понимая, что не получается вырваться — взял, плюнул в королеву. Но плевок попал в щеку Анны, которая успела прикрыть госпожу! — Хвалю моя милая, но не стоило этого делать! — Марго погладила девушку по губам пальцами. Я их перевоспитаю! — Ты только посмотри внимательно — члены у них, как у породистых жеребцов! — На что девушка жадно прикусила верхнюю губу, рассматривая два члены, дюймов по тринадцать каждый. — Госпожа, их мошонки — как кокосовые орехи. И если их ядра ничем не больны… — Верно, Анна мыслишь! Там полно спермы! — Возьми член что покороче. (У Дехра).Девушка сперва испугалась к ним приближаться, но потом побоявшись гнева госпожи — подошла, несмело взяв отросток, которых содрогнулся в её нежной руке. Парень задёргался, принялся бранить ором девушку… Анне казалось — вырвись сейчас — он ей оторвёт голову в одно мгновение. — Давай, делай дело! — крикнула Марго пойдя … ко второму пленному. Тот, как только она взяла его член у основания — одной рукой, а другой уцепилась в его мошонку, — попытался вывернуться… Но это ему не удалось проделать… Детородный орган был в руках Марго, и она принялась водить рукой по стволу. Но эрекция не возникала.По лицам парней было видно, что они не хотели, чтоб над ними так превосходили… Но ничего не могли предпринять.Не прошло и десяти минут: — Госпожа, он скоро кончит! — Анна, с чего ты дурёха это взяла? Ведь у него, как и в этого, нет никакой реакции на мои манипуляции! У другого уже б давно встал!!! Может они оба непригодные?? — Госпожа, я вам говорю — этот будет кончать!!! — Она сама не знала как это понимает, просто видела, что по телу парня пробегает волнистая дрожь, так всегда бывает перед извержением. Не смотря на то, что действительно эрекции полной не было.Марго подошла поближе, и принялась смотреть как тело парня дрожало словно лист осенний, который знает что ему уготовано, но который со всех сил противостоит этому… — Возьми его в рот! Давай интенсивней, я хочу это видеть!!Анна взяла головку в рот, принялась сразу за интенсивное сосание, ожидая нектар почувствовать на своих губах. — Я хочу чтоб ты довела его до венца, а на сам апогей предоставила его мне!! — Марго заворожено смотрела за заглатыванием леденца, который наконец принялся толстеть, и еле входил в рот девчонки.Рука Марго спустилась к своей писе, и принялась теребить мокрую вагину… Её сразу же постиг оргазм, после которого ей надо была сесть, ибо довела себя до обморочного состояния. — Он готов, ваше величество! Ещё несколько движений и струя ударит… — Служанка отстранилась от узника, который не понимал, почему прекратили в самый неподходящий момент…Королева разврата стала напротив парня; указательным и средним пальцем взяла под венец пульсирующей головки, подушечкой большого надавила на отверстие в самой головке; оно было податливое, тёплое… Принялась затем массировать дырочку… Она становилась с каждым нажатием всё влажней и влажней… — Анна, как думаешь он сможет сейчас извергнуть, словно справляя нужду?? — То бишь госпожа без брызг во все стороны? — Именно! — Полагаю нет. — Почему? — поинтересовалась Марго. — Потому, что его тело сильное, молодое, и будет вести как естественное мужское… Брызги полетят во все стороны… — Я действительно чувствую, что парень на грани извержения, но старается сдержать неминуемое… Теперь отвернись, дурёха!Анна отвернулась, стала рассматривать второго парня…Раздался звук, похожий на хлопок чего-то лёгкого на пол. Затем движение стола. Девушке было очень любопытно и страшно за свою жизнь, ведь мог узник вырваться… «Марго бы прокричала… , что проделывает госпожа?»,… осмелиться повернуться не сумела. — А-ааааа, хэээээээээ… — проорал душераздирающим голосом пленный сзади неё. « Что с ним может проделывать королева»? — Не прошло и пяти минут, как Марго сказала: — Поворачивайся дитё!Анна оборотилась на 90 градусов…Руки Марго были слегка окровавлены, как и ткань, которой опоясала парня так, что виден был только стоящий ветвистый член, на кончике прочная капля спермы… Когда посмотрела на глаза до этого уверенные и жестокие — сейчас они практически выкатились с очных впадин, и издавали просьбу о помощи… — Вы его госпожа кастрировали? — Нет, Анна! — Тогда что? — Он, как и его соплеменник, ответят за свой бурный нрав!! — Вернёмся к тому, как полагаешь он сможет кончать без извержений мощных? — Он что ещё не кончил? У него ведь головка в сперме… — Я тебя о другом спрашивала!!! — закричала Марго. — Я думаю он вообще не сможет кончить, после того, как вы с ним что-то сделали… — Вот и ошибаешься во всём! А ещё одна из моих любимых служанок!!! Стой где стоишь и смотри…Марго подошла сзади воина, провела руками по его торсу мускулистому… Одной рукой ухватила член, другой полезла под ткань опоясующую гениталии, на виду оставался только пенис, в район мошонки… Парень на это заорал как резанный; попытался в очередной раз вырваться — ничего не получилось… — Подойди, возьми его член в руку. Отдала приказ служанке. Анна так и сделала…Член был как камень, с кончика сочилась сперма, была настолько вязкой что застывала на краю головки… — Представь Анна, на этого «зверя» насадили насильно не одно женское лоно… — Я бы и сама добровольно на нём посидела… — Закусила и облизала губки девушка… — Мы с него «сольём» весь нектар… Последний вопрос: — Его член, как думаешь, сейчас способен начать извергать без стимуляцией с твоей стороны!? Учти — вся «утварь» в твоём распоряжении… У меня доступ к его мошонке. — Нет, мне надо поводить по стволу рукой либо языком, чтоб он задрожал и смочил мою сухость своей влагой… — Ты ошиблась снова! — и ты за это будешь наказана!… Но позже… — Парень заорал и задёргался, Анна сперва испугалась,… Посторонилась, но член с руки не выпустила… В этот момент с головки побежала сперма… Ровно два сокращения сделал орган парня выдав мелкие струи со спермой… — Он кончил госпожа? — Анна не знала как эту порцию можно было назвать… Но столько смазки она точно никогда не видела… — Шутишь?? — засмеялась королева в ответ… Делая одновременно с этим манипуляции с его яичками, скрытыми от глаз девушки. Воин опять заорал душераздирающе, с глаз побежали ручейком слёзы… А с полового члена — ручей медленно вытекающей спермы… Когда ладонь полностью наполнилась нектаром, член вмиг перестал её подавать; что удивило служанку ещё больше… Манипуляции королевы интриговало. — Возьми эту сперму, что он дал тебе — размажь на лице второго пленного…Больше не спрашивая ничего — быстро повиновалась… Парень негодовал что его лицо в сперме… За это унижение он стал на всё готов, лишь бы отомстить — убить осквернившую и её служанку.Анна выполнив приказ подошла снова к источнику… который дал столько влаги. — Ты хочешь попить? — прислоняйся губами к нему…Как только член оказался в её рту, она не успела толком поласкать язычком уздечку. Парень опять заорал, словно его в это время укусила пчела за член… сперма побежала ручейком… Член легко содрогался выдавая всё новые и новые порции…Когда Марго увидела, что Анна напилась и больше ей не лезет — ведь выпила не меньше стакана… Она сорвала повязку, чтоб та увидела, как этого добивается… Мошонка была разрезана и два больших яйца были крепко зажаты в руке Марго. — Дорогуша! — подержи теперь ты… и она отпустила яйца громадные, жалко свисающие на двух жилах, ниже волосатой мошонки… — Самое интересное будет в конце… — Марго кивнула, взяв головку члена уже слегка ослабленную в рот… Анна сильно сжала живые яичка… Такие нежные и большие. Пленный заорал снова — член продолжил выдавать сперму… «Орехи» на глазах уменьшались в руках девчонки… — Жми сильней! — а то сперма почти не бежит! — Все попытки Анны увенчивались ничем, спермы больше не ставала во рту Марго! — Видимо мы выжали с него всё… — Дай мне одно, а ты держи второе… На счёт три тянем вниз…Парень не понимал но почувствовал что ему собираются теперь их оторвать… — … Три… — На … полу лежали два оторванных яичка… Парень потерял сознание… — Четыре — одним махом Марго ножом отрубила член и засунула в рот парню находящемуся уже без сознания… — Пойдём ко второму… На его члене ты Анна будешь скакать до того времени, пока он будет стоять… Хоть и сутками на пролёт, но я сомневаюсь, что его на столько хватит… Как только у него силы сойдут на нет — этим ножом отрежешь всё хозяйство… — Протянула ей нож.Анна завопила от счастья… Бедного парня хватило ровно на четыре акта, после чего силы пропали… и девушка отрубила ему сперва яичка, затем орган, которым делают детей в любом королевстве… Через месяц Анна узнала, что забеременела, а через девять — с согласия королевы родит королеве слугу… Которого в первую неделю кастрируют во избежание проблем…Часть пятаяВоспоминанияМарго вспомнила эпизод с детства, когда к её отцу королю Людвигу пришли двое графов, со своими сыновьями. У одного было двое, во второго — один. У них умер дядя, оставив им наследство десять килограмм золота. Распорядился, что оно достанется отцу, у кого самый сильный сын. Им самим не удалось определить кто с их сыновей сильней… Людвиг их просьбы помочь выяснить кто сильнее — выслушал, минут пять стояла тишина, он думал как определить по справедливости… Оба графы понимали — король любил пошлости, но им ничего не оставалось как повиноваться и исполнить всё, что он прикажет. На кону была гора золота, которую каждый хотел заполучить себе, не делясь ни с кем. Людвиг был богатый, ему их золото казалось каплей в море… — Принесите весы со стеклянными блюдечками, — приказал он слуге. Тот быстро принёс. — Они точны, и их невозможно обмануть, — Людвиг взял перо воробья, положил на одну половинку весов — они сразу среагировали перевесив.И приказал сыновьям графов раздеться, и исполнять все дальнейшие приказы, кто откажется — сразу отрубит обе руки. Графы заволновались, но решили стоять до конца…Когда трое стояли голые, отец Марго приказал отцам парней взять в руки половой орган сына и довести его движениями до извержения. Всё семя, что будут изливать, собирать на блюдечке…Граф у которого было два сына — обрадовался, не смотря на пошлость испытания, его сыновья в любом случае дадут больше эякулята, чем один сын его брата.Второй граф расстроился, ибо не верил, что его единственный сын сможет извергнуть семени больше чем двое, при том, его был меньше по возрасту, чем те двое. — Чего семени будет больше, тот и получит всё наследство!Марго с любопытством смотрела как отцы подошли к сыновьям и начали теребить их отростки. Первый граф разминал одновременно орган двоим, в то время как второй неторопливо сжимал только головку пениса, и делал это настолько нерешительно…Вот старший сын графа застонал и брызги понесли сперму мимо тарелочки весов. Как отец не старался направить струю — ничего не получалось… Большая часть жидкости была потрачена. Граф разозлился на сына толкнул на пол — избил носком сапога… Когда его злость стихла — продолжил мастурбировать второму, приговаривая: «Если кончать будешь неуклюже, как твой брат, — не только побью, но и с дома своего выгоню… Пойдёшь миром… « Эта угроза видно сильно подействовала на него, что когда дошёл к финишу — сперма не брызгала во все стороны — не сильным фонтаном высвобождалась с головки, пачкая руки отцу, теряясь понапрасну, нежели наполняя им отведённое мерило… Тем не менее больше половины густой жидкости легло в отведённое место. — Почему ты тянешь со своим? — спросил король второго графа, который, по-прежнему, неторопливо водил рукой одной по стволу сына, второй — массировал влажную головку. Сын постанывал от удовольствия… — У меня только один сын, в отличие от других. Ты король не говорил, чтоб мы быстро доводили своих сыновей к оргазму. Поэтому я не тороплюсь. Нам есть что терять, поэтому изволь продолжить… — Продолжай, — приказал король. Видя по лицу парня, что ему осталось не долго терпеть… — Отец, как долго мне ещё терпеть терзании? — тихо проговорил парень, чтоб король не слышал. — Сына, я ценю тебя как потомка. У тебя такой же сильный и длинный фаллос как и у меня. Я понимаю, что тебе сейчас неудобно… Думаешь мне приятно?? Но ведь цена всего этого достаточно большая! Мы богаты, но не настолько как хотелось бы. — Он всё это тихо шептал на ухо, теребя член. — Но нам надо выиграть! Скажи отцу по правде, не соври — ты давно извергал? — Я извергал сезон назад, когда спал с нашей служанкой Лизой. Но после того, как ты её убил, у меня больше не было желания совокупляться. — Я верю, что ты мне не врёшь! Мне не было известно, что ты спал со слугами! — Он чувствовал пульсирующий хобот парня и его влажную головку, с которой то и дело выделялась смазка. — Ты сильно разряжаешься — как те парни?? Влага будет лететь мимо ёмкости?? — Не знаю, но я это не смогу контролировать! — пробормотал сын, чувствуя приближение оргазма. — Стерпи то, что я сделаю, когда будешь кончать! Прими это достойно не вырываясь! И не крича. Если мы выиграем, я тебе не только прощу, по молодости, сношение с женщиной грязного рода, но и помогу найти достойной крови… — Хорошо, а что ты задумал?? — шёпотом спросил он. — Когда будешь кончать — представь что изливаешься в лоно дочери Людовика, что сейчас рядом с ним сидит! Ты ведь не кончишь как простолюдин, брызнув пару раз?? — Нет конечно! Отец, чресла давят, там чувствую много собралось жидкости. Но как кончить, чтоб всё до капли оказалось в ёмкости нашей, а то веса перевешивают не в нашу сторону… — Терпи сын до последнего, как только поймёшь, что нет сил и вулкан двигается наверх дай знать!! — Он шлёпнул по слегка волосистой, но налитой силой, мошонке; которая подтягивалась к основанию члена.Пальцем большим опёрся во влажную горловину, и сильно надавив принялся тереть её… От удовольствия смешанного со щекоткой с глаз парня побежали слезы, он еле стоял на ногах, боясь упасть на отца дрючившему его член. Ему так хорошо ещё не разу не было… Видно было — отец был мастером в этом деле… — Когда мне было одиннадцать лет, я не просто игрался с членом своим по ночам, но и имел до пяти шлюх за ночь! Ты может себе и представить не сможешь, как это член плюхает, кончу третий раз за ночь, а ты делаешь вид, что ничего не происходит — и всовываешь дрожащий член в горячее лоно следующей… Это счастье! — Я так бы не смог! Мне нужен отдых, перед очередным актом. — Сын, так многие умеют, а сразу как я — единицы!! Пойми это!! Тяжелей всего — представить это, нежели испытать.Отец сильно сжал мошонку сына, что у того даже покатились снова слёзы, которые он пытался безуспешно сдержать… В этот момент наступил оргазм. Сперма полилась на чашу весов, она была густой и слегка желтоватой… Её было на удивление много, когда чаша перевесила в сторону их, король не мог поверить даже этому! Сперма ещё скапывала, отец бережливо направлял в ёмкость чаш. — Кто получит наследство — определённо! — грозно сказал король. Только твоему сыну я отрежу одно яйцо, ибо так много извергать удел королевский, а не простых дворян!После этого он лично пошёл и принёс ножницы и дезинфицирующую жидкость. Парня схватили охранники, держали пока король сделал небольшой надрез, выдавил ядро и отрезал от сосуда. Парень завопил, но терпеливо повиновался… Когда операция была завершена, король сказал: — Теперь можете идти и распоряжаться своим наследством как … хозяева. Твой молодой сын сможет завести не только жену но и детей будете иметь; одного ядра ему вполне хватит для продолжения рода своего.Вот так сын простого дворянина смог извергнуть спермы больше не только чем двое его ровесников, но и чем сам король.У Марго было достаточно воспоминаний подобного рода с детства. Сколько она себя помнила, она видела мужское достоинство постоянно. И не только на парнях, но и как атрибут — украшение на стенах замка. Бывали повстанческие придушенные толпы, после которых король возвращался с целым мешком засушенных половых членов, как по отдельности так и вместе с мошонкой. И это количество набралось с тех несчастных, которым отрезалось всё это при их жизни… Как-то после очередного возвращения с похода, с мешка Марго выбрала один наибольший член, который был с её развёрнутую ладонь; и это у неё была игрушка, которой она игралась пока он не рассыпался по кусочкам…Часть шестаяУниженияОб извращения и зверствах царящих в здешнем королевстве были наслышаны в ближним и дальнем округе…Если другие короли пытали своих предателей забивая их кнутом до такой степени, что на спине не оставалось и полоски кожи — одно разорванное мясо, то Людовик, отец Марго первым делом раздевал виновного догола перед толпой городской на позорной площади — возле замка; стегал собственноручно свежей крапивой по гениталиям, нескольку часов, несколько дней подряд, пока член и мошонка не распухали до невиданных размеров. Затем бил молодыми ветвями акации, а получив всё нужную информацию — пленного подвешивали за то, что когда-то было гениталиями… Всё добавляя и добавляя груз к рукам и ногам, но в основном ядра и член отрывался под весом собственного тела жертвы… Это нужно было видеть в каких криках перебывал пленный, он корчился, орал, выл под хохот толпы; всё это зрелище людям было по душе; никто не задумывался — следующим может оказаться один из них. Далее пленного король не мучил, как остальные добивая до смерти… С позорного постамента, когда его уже нельзя было назвать мужчиной — ему позволяли сбежать… Но в большинстве случаев виновные проживали не долго и умирали от причинённого членовредительства…Самым большим упущением в своей жизни она считала глупость, которую совершила в пятнадцать лет. Тогда ей на день рождения подарили девятнадцатилетнего араба — Аима. В ту ночь она с ним слилась воедино; поняв — у раба очень хорошие данные — член толстый, мошонка — напоминала кокосовый орех средних размеров. В ту ночь он сумел её молодую удовлетворить аж четыре раза подряд. Марго это очень понравилось, даже сильно. Утром поев, и искупавшись в бассейне, приказала привести Аима. Его привели голого и заспанного. Первое что она сказала ему, подойдя впритык: — Мне ночью понравилось с тобой… Я раньше не раз видела, как в загоне конь на лошади толчется. Часто — днями с неё не слазит, всё всаживает в неё и всаживает… Через срок — лошадь приводит красивых детёнышей. Это всё из-за того, что конь выбрасывает семя в лошадь; тоже и у людей… Хорошо что ты это сам понимаешь, и ночью со мной выбрасывал своё семя мне в рот; со рта ребёнок у меня не родится! — она счастливо засмеялась. — Сегодняшний весь день и всю ночь ты будешь меня развлекать, как конь кобылу… Все сутки! — Увидев разочарование в его глазах добавила: выпей весь пузырь этой жидкости, и протянула пузырь со снадобьем. — Это вызывает желание и бесконечные реки с семенем. Выпей! — она протянула. Но парень наотрез отказался пить. Марго позвала двух слуг отца — больше напоминавших грозных палачей. Один заломил парню руки, и захватил в обхват шею; второй — в одну руки взял жидкость; раб сопротивлялся, стиснув сильно зубы; левой ухватил его за мошонку и сильно сразу ж сдавив. С грудей вырвался крик и в тоже время в горло полилась горьковатая жидкость. Марго махнула — Аима сразу ж отпустили… — Наверно много вы в него залили. Отец выпивает три ложки и ему хватает на всех служанок.Аим попытался что-то ответить, но не мог, ибо ему с детства отрезали язык. Его член набрался сил и возникло страшное желание сношаться… Он набросился на ожидавшую этого Марго… И через минут десять комната наполнилась запахом спермы — парень разрядился на живот дочери короля. Он не стал кончать внутрь, потому что знал на что способен король, если слуги не слушаются приказов его дочери. Он прекрасно помнил — наказание публичное мятежников. Среди них был и он. На площади возле дворца их всех двадцати двух, среди них были не только сами участники мятежа но и их сыновья; голыми привязали к стене с палок, кругом. Вокруг собралась толпа зевак. Не знающая, чего и ожидать. Сперва все думали, что их всех живьём сожгут… Но вышел сам король… И подходя по очереди к каждому предателю, брал его за мошонку и выкручивал её; его руки были настолько сильными и умелыми — хватало несколько полных оборотов — нежные яичка врагов оказывались оторванными. Быстрей всего отрывалось детям, со взрослыми приходилось повозиться… Аим видел как корчился от боли его отец, когда тиран закручивал яичка в одну сторону. Но отец, единственный из всех, кто не потерял сознание, когда яичка были оторванными. Когда тиран взял и начал выкручивать мошонку Аима, тот неожиданно даже для себя, почувствовал возбуждение. Член выровнялся не по-детски, и как только король сделал ещё один поворот рукой — сперма брызнула с молодого члена; струя была настолько сильна, что попала на подбородок короля. Люд этого не заметил, в отличие от эрекции. Чтоб мальчик никому об этом не рассказывал — Людовик вытянул нож и отрезал полностью язык. Перешёл потом ко второму узнику, оставив яичка мальчика невредимыми… Тот инцидент позволил ему сохранить своё мужское достоинство.Аим с тяжестью вспоминал это всегда, когда видел кого-то с королевской семьи.Возбуждение от выпитого зелья только усиливалось! НЕ смотря на то, что он только что кончил — он вообще не почувствовал недомогание. Влажная киска молодой дочки короля его завела ещё сильней, он набросился на неё, и начал не сношаться — насиловать, не жалея свой член. Он как бы мстил через дочку королю. Марго орала от удовольствия… Сперма с Аима лилась рекой. Он кончал раз за разом. Так было двенадцать раз за десять часов. На тринадцатый — он простонал, но спермы выделилось уж вовсе ничтожное количество. Ранее большая мошонка как кокос — стала жалким вялым помидором не габаритным. На четырнадцатый раз, во время извержения, член Аима дрожал как всегда, но не выдал жидкости… Марго с сожалением подумала, что парень непригодным стал вовсе. Приказала положить на огонь приспособление под названием крокодил… Аим знал, что это такое, пытался объяснить, что завтра он сможет по-прежнему кончать, что он не потерял к этому способностей… Марго не понимала, что он ей мямлит, приказала привязать… Взяла раскалённый крокодил — с жалостью посмотрела на истощённый, но ещё частично при эрекции член… и ухватила его за головку нежную. Гарь плоти сразу разнеслась по комнате. Аим вмиг потерял сознание. Марго на это не обращала внимание — ухватила вновь головку приспособлением. Ткань за полминуты успела укрыться волдырями и обуглиться…Только теперь по истечении пяти лет Марго прекрасно осознала, что лишила себя отличного жеребца Аима. Знала бы она тогда, что отсутствие спермы, после бурных оргазмов не показатель того, что завтра запасы спермы не будет пополняться, не изуродовала парня до конца жизни; причём у него был отличный член!Часть седьмаяИзмена… Марго не было в королевстве чуть больше суток — ездила по важным государственным делам в другое королевство… и вернулась для всех раньше чем е ожидали, включая любимого Канина, не ожидавшего скорого возвращения Королевы.Как только она переступила порог … любимой комнаты… на её кровати лежал Канин с кузиной Лутесой. Они лежали в обнимку на кровати царской. И сперва даже не заметили приезд королевы. Он имел кузену настолько страстно, как Канин это делал с ней… Гнев охватил Марго неимоверный, она прокричала: — Ненавижу!!! Вы оба будете наказаны за это предательство.Только после этого любовники поняли, что их застукали, и это им просто так не пройдёт.Королева приказала Канина запереть в подвал, а Лутессу бросить в темницу. Сама закрылась в своей комнате на сутки, придумывая как можно наказать предателей. На мысль о способе вдохновила постель, которая была не только вся исковеркана, но и пропитана запахом Канинового семени.Канин просидел в подвале больше недели. По приказу королевы его изобильно кормили, в основном свежими фруктами и мясом. Перед днём, когда Марго должна была вынести приказ, ему в еду подмешали зелье вызывающее желание к сношению — соответственно сильная эрекция его мучила всю ночь перед наказанием. На рассвете, как и Лутессу — вымыли, и голышом повели к Марго. — Канин, за такое предательство ты будешь наказан, но я тебе прощу, если ты попросишь у меня прощение! — она посмотрела на его приподнятый член, и понимала, что его стоит простить хотя бы за то, что он обладает таким достоинством. Ты должен до заката сдавать как можно больше спермы… И она показала небольшой железный кувшинчик, в котором заваривают кофе… А ты Лутесса… примешь все это в себя. — Похотливая кузина только улыбнулась, облизала губы и не понимала в чем здесь наказание, ведь казалось это удовольствие… — Госпожа, я это исполню для тебя, только прости меня похотливого, ведь у меня только одна госпожа — ты! — Снимите с его рук наручники! — приказала она.Как только его руки освободились он ухватил чайник, который ему приказали наполнить спермой, и принялся тут же дрочить. Он знал — это ему под силу, так как у него сперма скоплялась внутри неделю… Да он ночью, при виде эротического сна, кончил, но выброс был незначительный, а облегчение сильное. Хорошо, что служанки поутру этого не заметили и не доложили Марго, иначе она бы взбесилась, и приговор был более серьёзней!Дрочить он принялся сильно, дерзал член дерзковато, и через пять минут с его длинного члена, со слегка загнутой головкой вниз, брызнула сперма, ударившая сразу об дно ёмкости. Первой жидкости было много, и она была вязкой, казалось она желейная. С первого раза ему удалось наполнить заварку на треть…… Между ног Лутесы выступили капельки жидкости, смотря за всем этим она сильно возбудилась, она бы сейчас и жизнь отдала, лишь бы почувствовать эту густую сперму в себе…Второй, третий, четвёртый раз выстреливал и все больше наполнял посуду… Когда чайник был почти полон, и Канин немного потерял сил, к нему подошла Марго, и чтобы предать сил — кончиком языка слизала застывшую капельку семени на кончике члена…Чтобы кончить в пятый раз ему пришлось потрудиться больше двух часов. Эрекция была, но эякулята все не было… Но когда момент наступил — криком наполнились покои царевны. Он кончал, словно раненый бык, только крик смешивался с удовольствием.Но до полной ёмкости не хватало ещё чуток… Уже приближались сумерки, солнце доходило до небосклона…Сумерки наступили, Канин дёргал в бешеном ритме член, но дойти до пика все не получалось, и он уже сомневался: сможет ли этот выстрел наполнить до края посудину.Чтоб помочь, Марго скинула одеяние царское, — расставила шире ноги, чтоб вид её киски его вдохновил на рывок. И это у неё получилось. Как только он увидел прелести госпожи, щекотка раздалась в члене и брызги ударили. Первая мимо, вторая и третья — в посудину… наполнив до краёв… — Молодец!!! Перед тем как тебя прощу — скажи милый: ты любишь Лутессу? — пристально стала смотреть в его измученные мастурбацией глаза. — Нет, она меня искусила… — Чем? — Своей писей, госпожа! — Что ты от него хотела ещё, кроме сношения, Лутесса? Я не верю, что тебе нужен был просто секс с ним? Признавайся! — крикнула Марго! — Подойдя к ней, пальцами указательным и большим, проникла вглубь её влагалища… Нащупав там клитор, сжала его сильно отчего девушка застонала от боли и удовольствия. — Отвечай, сучка!!! — То, что я от него хотела — получила больше месяца назад, а последний раз я хотела просто насладиться сексом с ним и все! — И что ты от него получила раньше? — любопытство взяло верх. — … Ребёнка… — ответила она. — Кого? — в шоке стоял и не мог поверить сказанному Канин. — Ребёнка, ты был мне нужен, для чтоб дать мне здорового ребёнка… — Та за это… — Вскипела Марго, — тебя Канин надо кастрировать, так как я не позволяю рабам размножаться без моего разрешения на это! — Это решает бог, а не ты ведьма! — Как ты меня назвала?!! — Шлюха?! Бог говоришь, решает? Это ты вместо него решила на чей ствол, который тебе выгоден, сесть в нужное время!! — Охрана, привяжите её к вертящему колесу!Два сильных нелюдимых кастрата ухватили девушку, и потащили к колесу. Распластали на нем, раздвинув ноги по сторонам, она напоминала наездника, туловищем привязанным к спине животного.Канин на это смотрел молча, не веря, что в лоне этой красавицы живёт его ребёнок…Марго взяла семя раба, поставила сверху на раскалённые камни камина, что располагался рядом Лутессой. — Принесите винт любви! — приказала она кастратам, а сама подойдя к привязанной девушке, принялась гладить её лобок, а потом живот… — Так теперь там малыш… Канин, подойди… — Да, госпожа! — Ты наделал много плохого, надо его исправить… Достань ребёнка своего!!! — Как? — перепугался парень, не зная намерений госпожи. — Рукой! Засунь, как ты засовываешь член свой огромный, только руку… и вырви его оттуда… — Не-ееее-ееет. В истерике забилась Лутесса, пытаясь высвободиться. — Я тебе приказала? — Я не могу убить ребёнка не рождённого, при чем своего… — Давитель несите мне сюда, быстро, — приказала возвратившимся кастратам. Забрав у них винт любви… — Держите Канина, — приказала она охране. Два огромнейших парня, обхватили парня, так что он не мог пошевелиться. Марго нащупав в мошонке яичко одно, вставила в давитель (состоящий с двух плоских пластин соединённых винтом) и зажала первый раз. Канин заорал от боли… — Я тебя раб избавлю от детей вот таким образом навсегда!! — Нет, госпожа! Смилуйтесь!!!Марго не слушала, сдавливала и дальше яйцо…Канин, не выдержал, высвободил руку и проник ею в лоно Лутессы, судорожно пытаясь проникнуть в матку. — Не-ееееееееееееет, — кричала девушка, чувствуя как её разрывают изнутри. Он засунул руку свою по локоть, чувствуя боль и удовольствие кузины Марго. Влагалище сократилось и девушка кончила, кровь побежала с неё ручейком…Канина члена тоже стал прямо… Марго перестала затягивать винт… — Я тебя оставляю с двумя придатками! Ты искупил свою вину. И доказал преданность мне… Марго учуяла запах палённого — сперма в посудине кипела, разливаясь на камни горячие. Она побежала, ухватила ёмкость, и приказала Канину вытянуть руку — вставить винт любви в лоно кузены. Он приказ выполнил. Половые губы раздвинулись, открыв глубину всю, появилась настоящая щель. Прокрутив колесо так, чтоб вагина оказалась внизу, а тело несчастной под колесом, Марго посмотрела на щель, потом на сперму … доведённую до кипятка, и подумав немного… Хлюпнула одним движением все содержимое вовнутрь Лутесы. От этого возник болевой шок и девушка потеряла сознание. — Теперь Канин выеби по полной стерву!!! Я пропарила матку, и детей точно у неё не будет никогда!! — засмеялась истерически, чувствуя власть над каждым в своём замке.С его яичка госпожа сняла давитель, а с кузины винт любви. Когда член раба проник в внутрь ошпаренного лона — оно все кипело, и ему казалось оно ошпарит его нежный член. Но вскоре он привык, и уже двигался ритмично, принося наслаждение зрелищем госпоже Марго. По его мошонке сбегала кровь текущая с глубины девушки, что находилась в бесчувствии. Канин ошибался, полагая, что не сможет уже сегодня кончить… Ему нечто придало сил, он даже не понимал что… Что-то мягкое, что постоянно упиралось в его член и сильно щекотало головку… — Марго, я уже скоро кончу… — Спускай на её пушистый и окровавленный лобок.Раб сделал пару интенсивных движений и вынув член — брызнул на лобок кудрявый… Спермы не было, одна обильная смазка прозрачного цвета… Через минуту с влагалища женщины выпал комок маленький… Это был не народившийся ребёнок Канина и Лутесы…Часть восьмаяФранцискоКак-то поутру к Марго забежала служанка, и трепетным голосом стала будить госпожу: — Госпожа, к нам едет сам Франциско! — Кто? — с полусна переспросила девушка, не воспринимая эти слова всерьёз. — Франциск Шапр.Марго быстро вскочила с кровати. — И что ему понадобилось в моих владеньях? — Не знаю госпожа, но могу сказать, что по делу. — Откуда ты это знаешь, дурёха необразованная? — Слуги Ваши мне донесли. Он уже у Ваших владеньях, в кабаке вино пьёт и с девками развлекается. — Хорошо, что доложили. Если б это было не настолько важно и ты меня разбудила, то знаешь, что за это получила плетьми по спине! А так, я тебе сегодня позволяю брать кушанья со стола, только есть их в другой комнате. — Спасибо госпожа! Как прикажите готовиться к приезду Франциска? — Как всегда, когда мы встречаем знатных и влиятельных людей! — Хорошо!Не успел гость переступить порог замка, как его сразу повели к столу, где на царском кресле сидела Марго. Ей пришлось ждать гостя приличное время, что она даже подустала сидеть за столом, который валился от еды. — Здравствуй королева Марго! — поклонился приезжий, подойдя поближе. — Рада видеть тебя Франциско! Последний раз ты был у наших с отцом краях больше года назад, когда отец мой Людовик был жив… Зачем пожаловал снова? Садись к столу. Начинай трапезу со мной.Налив бокал вина и выпив его за один мах, он присел за стол. Отломал ногу испечённого гуся, надкусил и неторопливо ответил: — Не буду скрывать, ты самая развратная королева, которую я когда-либо знал во всех округ, которые мне известны. Я воевал, был во многих дальних странах, но только о тебе, твоей похоти там далеко ведут разговоры. Тебя боятся полководцы закалённые войнами, ещё до встречи с тобой. Я со многими говорил, и никто не желает с тобой знакомиться… — Я в восторге от таких вестей, этого я и не знала… — Но ты ведь не для того ко мне пожаловал, чтоб рассказать всё это?! — У меня есть дочь, немного моложе тебя… Все хорошо было, пока она не влюбилась в парня… — Что здесь такого? Я тут причём? Чем могу помочь? — Он мятежник, пытался поднять против меня мятеж… Я его поймал и мог убить… Но не могу, дочь однако узнает об этой казни и возненавидеть меня до конца жизни… Я прошу тебя устроить пир, где устроишь оргию, с центральным героем мятежником Марком. Я его тебе доставлю под охраной. Ты меня с дочкой официально пригласишь на этот банкет. Там она увидит своего возлюбленного… Ты должна Марго то-то придумать развратное, чтоб дочь увидела и убедилась, что Марк ей не пара; что он ничтожное существо не способное контролировать себя. — Мне эта идея не совсем по душе, но могу помочь… Тебе только придётся щедро заплатить! — Об этом не беспокойся, с Марком я передам мешок золотых монет… — Мешка будет достаточно! — Уже вторую неделю Марка поим травами, после которых он потеряется во времени и пространстве. Когда он перестанет их пить, у него будет приступы сильной агрессии, он будет требовать дать ему отвара чудодейственного… Это продлиться дня два, потом, если он продержится, его попустит… Зато потом, не менее суток, его будет мучить сильная эрекция! Эта трава, которой мы поим, вызывает полное отсутствие желания полового, когда её принимаешь… Потом, после прекращения, это все наваливается с такой силой… Я на себе испытал ее действие. Когда после освобождения с плена, где меня этим поили месяц, думали с меня сделать бессильного податливого раба, я пришёл в себя на свободе… Сперва я калечил своих воинов, так как они не могли мне дать такого зелья, которого было предостаточно в плену… После, у меня постигло невероятное желание сношаться… Я сутки то и дело совокуплялся сперва со своими воинами, потом с дикими животными, которых специально ловили для меня… Это было что-то! У меня член не уставал, хоть я сам сильно изматывался. Желание брала верх над телом. — Ты можешь дать мне рецепт трав входящих в тот загадочный эликсир? — заинтригованно спросила королева. — Извини, королева, не могу! Его знает только наш врач, он этот рецепт получил от пленного знахаря, которого я пленил специально, чтоб узнать рецепт. — И что он так просто сказал? — Его пришлось пытать… Мы отрезали по частям его части — сперва уши, нос, мошонку отсекли тупым ножом… Не помогало! Тогда мы взяли табачный лист, скрутили тоненькую сигарету, пропитали ее в спирте… И засунув это в член подожгли… Он клялся, что не ведом ему став трав… Но после того, как понял, что его член сейчас быстро истлеет изнутри… признался… И отдал душу богу…. — Я помогу тебе! Когда доставишь Марка с золотом? — Через два дня! А через три должен быть уже пир. — Хорошо! Я устрою рукопашное сражение между ним и моими воинами, все это будет показательное выступление. У него в это время должна быть последняя стадия агрессии, чтобы к вечеру у него возникла непреодолимая эрекция, чтоб я показала твоей дочке его ничтожность. Поверь, я сделаю с него ничтожество!! Если мои воины в бою его не искалечат, я его покалечу…Марка привезли с конвоем охраны, через полтора суток, после уезда Франциско. Сам он получил приглашение от Марго на пир, через двое суток, после того, мятежник был у Марго. Он сообщил дочери Софии, что королева Марго их приглашает на состязание богатырей и рабов. Так же дал намёк, что там у плену ее Марк. Узнав это, София вскипела, потребовала помочь освободить Марка, если он у Марго. На что отец ответил грозно: — Я в тех владениях никто, он участвует в состязании, если победит, то я смогу попросить Марго продать его мне в рабство… Но по любви к тебе, тогда я смогу дать ему свободу…София и Франциск прибыли в назначенное время. Город гудел уже от празднования. Народ веселился. Замок Марго был украшен цветами. На площади возле него в клетке сидел заточенный раб. София его узнала сразу, это был ее любимый Марк! Только на этот раз на нем лица не было. Он был сильно агрессивен, пытался зубами перекусить решётку, и вырваться на свободу. На вид крепкий, молодой парень напоминал раненного зверя, готового порвать всех.София пыталась докричаться к любимому, но он ее не слышал. Ближе подойти к нему не было никакой возможности…. Поле арена была ограждена вокруг колючими ветвями, где в центре и была клетка с Марком.К королеве Софья отказалась идти, и отца не пустила. Они стали дожидаться боя. Через пару часов, когда день подходил к концу, были разведены костры, свет от них стал освещать всю площадь отведённую под арену; прозвучал гонг, на башню вышла Марго, чтобы наблюдать за всем (с ней вышло пару слуг) и представление началось. Арену окружил простой люд. Везде стояла охрана — воины окружили поле с внутренней стороны в два ряда. На поле вышел сперва один воин, звали которого — Феликс, затем второй, имени который не имел, зато имел большую массу тела и лицо в шрамах. Один взгляд на него приводил в ужас толпу, казалось всем, что он голыми руками готов разорвать жертву… — Начнём представление, — прокричала грозно Марго!После ее слов, голого Марка выпустили с клетки. С рвение два парня, желающих победы любой ценой, набросились на беззащитного, на первый взгляд, воина! Но он тотчас же начал им противостоять!!! Кулаки его били по лбу противников, ногами бил по почкам, а когда воин в шрамах увернулся от этого удара, — со всей силы заехал ногой в пах, удар пришёлся как раз по яйцам свисающим… Визг толпы разнёсся моментально, один противник упал, казалось замертво, схватившись за своё достоинство…Феликс, ловко изворачивался от ударов, Марк никак не мог его существенно ударить, чтоб свалить с ног. Толпа кричала диким лаем, полетели объедки и мелкие камни в сторону бойцов… Вот наконец Марк ухватив противника за голову, зажав локтём горло… И начал душить. Боец никак не мог вырваться с крепкого зажима. Его ноги подкосились и они оба повалились на землю…На улице стояла уже ночь, но из-за яркой луны в небе и костров вокруг, было видно происходящий бой до мелочей, особенно королеве, которая за всем тщательно наблюдала. — Маркос, держись!! — услышал он голос любимой… И у него появилась сила, которая уходила до этого с него. Он ещё сильнее начал давить горло парня… Все попытки вырваться заканчивались неудачей… Феликс даже оголился, сорвал с себя набедренною повязку, пытаясь ею в ответ ухватить Марка за горло. Однако, не получилось. Зато всем собравшимся представилась возможность увидеть подымающийся член Феликса. — У него встало от нехватки воздуха, — Кто-то крикнул с толпы. — Отрежь ему член, — крикнула женщина, в поддержку Феликса. — У него сильная хватка, — констатировала королева, смотря за зрелищем.Дыхание Феликса замедлялось, силы его покидали, просто вытекали с него; Марк поняв это, решил поиздеваться над ним немного, перед тем как лишит полностью чувств… Он попустил захват, дав противнику несколько раз глубоко вдохнуть… От такого обильного объёма кислорода член Феликса взлетел как стрела. Головка обнажилась, на которой Марк увидел выступающую жидкость… — Так ты ещё мразь получаешь возбуждение от того, что я тебя душу? — прокричал он ему на ухо. — Второй, рукой, которой держал противника за живот, схватил за его торчащий член, и резким движением заломил в противоположную сторону… Противник взвыл от боли… Так как это напомнило ему своё первое сношение с парнем, его вынудили изнасиловать мальчика… В период акта тот резко вырвался и член оказался вывернутым, что было больно, однако не настолько как сейчас. Марго это заметила, толпа недосмотрела, так как вообще никак не отреагировала; кричала по-прежнему: «Смерть Феликса». Массам припал до души Марк… Им нравился он по виду, хотя внутри он тоже был хорошим человеком… — Мне больно! — проорал Феликс. — Сученок, ты хотел меня убить, и ты после этого будешь мне говорить, что тебе больно??!! — Марк обозлился, и сильнее выгнул член… Эрекция не пропадала, он чувствовал дрожание мужского органа, и этот «жезл» принадлежал ему, он мог с ним делать что угодно, не неся за это никакого наказания! Если б противника кто-то хотел защитить — ему бы бросились на помощь… Тут он почувствовал, как его член начал набираться сил…Чувствуя преимущество над противником, и то, что его силы покидают, и тот сильно не сопротивляется Маркос решил поиздеваться над ним по максимуму… Когда большой «корешок» лёг между ягодиц, Марк большим пальцем согнул головку и всунул ему же в анус. Как взвыл боец! Это было полнейшее унижение для него… Толпа не понимала, что произошло… Марго сперва даже показалось, что Марк оторвал член противнику… Но потом поняла, что это было ошибочное мнение… Зато она сразу поняла, что леки действуют, и у Марка эрекция проснулась… — Я вижу у бойцов одинаковые силы! Но преимущество на данное время у Марка! Поэтому я прерываю бой, и коль у вас у обоих встал ваш «орган плодородия», я провозглашаю второй этап сегодняшнего вечера… подвешивание! Стражи, растяните борцов!Охрана оттянула Марка от Феникса, в тот момент, когда они это делали, увидели, куда Марк всунул член противника! Это вызвало бурный смех и ясное дело презрение к Феликсу. Парень понимал, что это ставило крест на его поединках, так как от такого позора его будут считать шлюхой, свои ж собратья.Никто с них двоих даже не подозревал, что им уготовила Марго! У каждого из них член торчал ввысь, это заводило толпу, особенно женщин, которые уже мысленно представляли, как скачут на этом творении дарованном для удовольствия…На средине площади быстро, в течение получаса выстроилась конструкция, напоминающая эшафот, где свисали две верёвки сделанные с петлёй… Сперва парни, которым судилось там очутиться, подумали, что это для их повешенья, однако петли были сильно низко опущены, они не понимали, что это может их ожидать…Двух несчастных парней, подняли на эшафот, где их привязали к двум балкам, они были между собой так тесно размещены, что когда мучеников привязали, их тела соприкасались. Они смотрели друг на друга и не понимали. Какое их участие ожидает!Если у Феликса эрекция практически пропала, то у его противника она была без изменений! Как Марк не пытался заставить себя сбросить напряжение, это не получалось! Член торчал сочной головкой ввысь… упираясь легонько в низ живота противника.Через несколько минут, после того, как их вместе привязали к ним поднялась Марго. Взяла член торчащий и слабый и начала играть ними своими нежными руками… Это шоу вызвало крик у толпы! Визжала от недовольства София. Но ничего поделать не могла, так как прорваться к любимому не представляло возможности никакой. Она чувствовала, что он знает, о её присутствии среди толпы…Розовый, большой член Марка в руках Марго казался таким необузданным и непокорливым, что королева чувствовала дискомфорт с ним! Словно он находился внутри её влагалища и не помещался там, вызывая тем самым сильный дискомфорт.Член Феликса напрягся от стимуляции, он был немного меньше, чем Марка. Но такой же крупный и весь в венах, так и обкрутивших член. Словно узника. — Мальчики, суть этого этапа в том — кто-то из вас кончит должен первым… Тому я не всуну… — она достала со шкатулки, которая была при ней, механизм — тоненькую, длинную трубку, состоящую с трех пластин, на конце большая железная груша с внутренним винтом… — этот шедевр моего механика в член… Сердца парней задёргались, так как неизвестно было, что будет, после того, как этот прибор войдёт в уретру.Но им не дали долго думать. Марго взяла в одну руку член один, во вторую другую; свела их вместе и начала тереть один об другой. Сперва стволами, потом открытыми головками. Толпа затихла в ожидании, что будет, с тем вторым, кто не кончит… Софии сердце предчувствовало неладное в замысле королевы…Рабы противились против такого трения, но больше всего своего состояния не понимал Марк, так как его член так яро стойко долго никогда … не стоял; сейчас он готов был поиметь свою Софию во все дыры, и в каждую кончить.Феликс был озлоблен, но ему ничего не оставалось, как держаться, и дожидаться конца, так как руки королевы касались и тёрли его достоинство! Это целое событие в его жизни, так как до этого члена касались одни шлюхи… В свои двадцать восемь лет у него было семеро детей, от разных жён, и он жил почти с каждой не больше года; содержал семьи за счёт победы в боях уличных…Марго умело водила члены, уделяя время трению головок парней… Они стонали, стиснув зубы… Каждый хотел кончить первым, чтоб в его ствол не вводили посторонние предметы… — Пусть это участие постигнет тебя чужеземец, — прокричал довольно Феникс, смотря в лицо противника…Марго остановилась, чтоб Феникс не сумел первым кончить, так как она хотела ему ввести этот новый прибор внутрь… Но он сумел достучаться до природы самца… Все присутствующие могли наблюдать, как член Феникса задрожал и белые густые струи брызнули на торс Марка. Спермы было не много, но этого было достаточно, чтоб объявить, вопреки своему нежеланию, проигравшим… Феникса. Это его застало врасплох! Как и толпу. Позвав охранника, Марго выхватила у того нож, порхнула им по придаткам парня… Марк от ужаса окаменел… Парень орал, мошонка отчленённая от тела была в руках королевы… Подержав ее немного она выбросила её, с досадной улыбкой посмотрев на Марка.Бедного Феникса спустили с эшафота… Там остался только Марк и злобная королева уготовив что-то для парня… — Я попрошу подойти в первые ряды женщинам, а мужчинам отойти, если они не хотят испачкаться…Девушки стали пододвигаться наперёд. Среди прорвавшихс, почти к самому эшафоту была и София. Её взгляд на Марка был замечен Марго… — Отпустите его, королева Марго!! — не сильно сказала девушка, королева её слова услышала… — Молчи несчастная, если не хочешь, чтоб я с ним поступила так же, как с тем, кого только что спустили отсюда… без яиц.Руки женщин так и тянулись к парню, чтоб ухватить его за мошонку, но не доставали… Они кричали от сожаления. За попытки такие охрана била женщин ремнём по рукам… — Теперь, как я и обещала, штык в фаллос! По моим просьбам было изобретено моими мастерами изобретение, которое я хочу апробировать на этом узнике! За время, что он перебывал в моем замке под замком, он находился заточенным, и не имел возможности сношаться с кем-либо. То есть, за последние несколько дней, он впервые может кончить… — «Как это могу?… Я действительно не кончал давно, и последнее извержение своё помню несколько недель назад… Когда смог находясь в плену, погонять по члену…» — «Стручок» так я назвала своё изобретение! — Марго показала горящей толпе этот прибор, напоминавший больше толстый гвоздь, с грушей но конце… Ухватив член Марка крепче, сказала: « Советую не дёргаться». Конец «стручка» подвела к основанию члена и расширив головку, ввела его туда. Парень от холода железа щекотавшего уретру задрожал, но ничего поделать не мог… Его руки сзади были крепко связаны… Длина «стручка» была очень большая, намного длиннее, чем его 21 сантиметровый член, он почувствовал его в себе, когда тот перестал двигаться внутрь… Посмотрев на член — на нём выглядывала только часть — груша; остальное уже было внутри него. Рукой королева взяла и помассировала мошонку, что доставило ему небывалое удовольствие. Этот прибор внутри приносил наслаждение его телу. Сделав несколько манипуляций, «груша» откинулась набок, и стала видна трубочка, идущая вглубь члена. С обратной стороны «груши», которая была скреплена прямо со «стручком», шёл маленький механизм, похожий, на стрелки часов…Самое интересное для толпы началось тогда, когда стрелки королева начала вертеть… «Стручок» начал расширяться, просто раздвигать уретру… Особенно дырочку головке… Толпа взвыла от удовольствия, ибо такого она даже не могла вообразить… Одна София плакала, понимая, какие муки испытывает её любимый. — Я всегда хотела узнать насколько может широко открываться мужской канал! Но это всегда было кратковременным в то время — секунды — когда вы мужской пол кончаете… Но стоит сперме прекратиться, как канал ваш сужается… Сейчас, каждая девушка, желающая посмотреть внутрь мужского фаллоса, получит эту уникальную возможность. Вы этого хотите??? — Да королева!!! — крики доходили со всех сторон!!! — Пусть он в таком положении кончит, нам интересно, как это будет! — Он кончит обязательно, мне самой интересно на это посмотреть! Но это чуть позже, теперь надо винт раскрутить на полную, чтобы по максимуму открыть прелесть… Поднесите поближе факел!!!Стражи тотчас примчались с горящим светилом. — Куда его воткнуть, королева?? — На палку, перед самим членом пленного, чтоб всем было максимально видно внутрь…Так всё и сделали. Стыдное место парня освещалось, как днём. Дыра в члене была не сильно заметная…Королева стала поворачивать стрелки механизма… под аплодисменты большинства из толпы, дырочка на члене расширялась, превращаясь в нору крупного насекомого…Марк стонал, это ему стоило много сил… Его будто разрывало изнутри, щемленое было настолько сильное, что у него непроизвольно выступили слёзы… И злобная гримаса перекосила лицо. Эрекция немного спала, но это было почти незаметно толпе, только Марго, которая довольно крутила механизм… При этом она вообще сейчас не стимулировала член…Мужская сторона, стоящая в толпе, включая охрану возле эшафота, сочувствовали страдавшему; каждому из них становилось не по себе от мысли, оказаться на месте пленного. — Королева, достаточно!!! Убей лучше меня!!! — простонал Марк. Чудовищной боли и удовольствия одновременно он ещё не испытывал доныне…Его яйца большие двигались в мошонке… Она видела в них столько спермы, что это предел мечтаний каждой королевы… Дырочка настолько расширилась, что превратилась в дыру… куда с лёгкостью проник мизинец до средины пальца… Толпа просилась тоже всунуть палец, но стражи порядка быстро успокоили пыл горячих девиц дворовых. — Какое отверстие!!! — Восторженно сказала королева! — Но почему оно сухое??? Кто мне ответит на этот вопрос? — Может он не способен на плодородие? — сказала девушка с толпы, сгорая от возбуждения. — Может, стоит просто подёргать его ствол, и там внутри станет всё мокро? — Я не знаю, но предполагаю, что он семенной! Давайте, я вздрогну его ствол… И она принялась водить рукой по стволу накалённому от страсти и боли… Но трубочка была сухая… Марк чувствовал возбуждение, но не мог даже пока подойти к тому, что называется тем, что следует перед оргазмом… Он бы хотел его теперь испытать, даже если это будет последний он в его жизни.Марго стало самой интересной почему нет смазки, у такого казалось здорового быка озеленителя…От гнева она перестала ему дрочить, взялась за приспособление, решив открутить его по максимуму…Каждое движение рычага выдавало рёв с горла молодого мужчины… «Стручок» сидел так глубоко в нем, и расширял не только верх ствола, но и там внутри… Когда наконец стрелки отказались наотрез поворачиваться, случилось спермотечение… С окованной головки жидкость жидкая просто начала выступать и сбегать по стволу… — О, наконец!! — Марго была в восторге! Семя с парня просто вытекало небольшими порциями… — Вмиг я его доведу до оргазма, и он кончит!!! Так что готовьтесь дамы, будете пить жадно его нектар…И она начала дрочить член парня… Обхватив одной рукой член и водя по нему, а другим, сжимая мошонку… Железная дырка была настолько … широко открытая, что ствол с тыльной стороны так выпирал под кожи, казалось ещё немного, и он вырвется и отделится от члена… Но благо, что он настолько прочный, и этого не случилось… — И дамы, открою вам секрет, который поможет вам разоблачить своих неверных мужей!!! — В толпе настала тишина. — Вы сейчас узнаете, со сколькими женщинами имел отношение данный слуга!!! — С одной, Софией, — прокричал что было сил испытуемый. Он чувствовал, что она здесь. — А мы это проверим!!! Женщины моего королевства знайте, когда ствол парня извергает вдаль семя, он был не с одной женщиной!!! И чем больше он раз брызнет, то по количеству можно определять скольких женщин он имел!!! Молодые девственники, которые первый раз с женщиной, не будут брызгать семенем вдаль, оно у них просто сбежит с головки мелкой лавиной! Семя может быть довольно много, но оно будет выступать но не выстреливать рывками вдаль! Я была со многими девственниками, только после того, как они побыли со мной в первый раз, их член начинает делать один залп извергая, остальное просто выбегает! Когда они при мне переспали ещё с двумя женщинами, то потом уже со мной, член стрелял ввысь три раза!!! — А если партнёрш было больше пятнадцати? — ехидный вопрос задал человек с толпы. — Тогда мой дорогой, это тяжело проследить, так как у тебя не хватит семя, чтоб это просчитать! — В толпе пошла беседа, все не могли поверить в слова королевы… «Неужели это правда»?София сама задалась этим фактом, который её озадачил! Так как до этого, она таким даже не думала, ибо верила, что у Марка она первая, как и он у неё… А во время соитий никогда не предавала значения как выстреливает его сперма… Главное что им было хорошо… — Это неправда! — Прокричал Марк! — Всё зависит от степени возбуждения!!! Чем оно сильнее, тем больше «залпов»! — Ты лжёшь королева!!!Марго поднялась с корточек, к уху, и шепнула: — Когда будешь кончать и стрелять, должен называть имена женские, если ты этого не сделаешь… Я тебе отрежу не только яйца но и член изуродую!!! Ты меня понял? — грозно проговорила. — Если я соглашусь лгать, называть имена тех, с кем я якобы имел отношения… Вы меня отпустите??! — Отпущу!! — Слово королевы!!!… Вижу, ты уже на подходе к финишу… — Я признаюсь, о всех, кто у меня был! — Сказал парень…Тело задрожало… Сперва жидкость с члена просто побежала ручьём, и все подумали, что так он кончает… Но через мгновение, сперма начала бить далеко вдаль, попадая на лица дам… — Энни, — первая моя. — Тана, — вторая, — Иннет, — третья… — Он придумывал имена на ходу, по мере вылета спермы… Решил просчитать так, чтоб последней была София. — Риши. — Четвертая… — Ненси, — восьмая… — Никто не мог поверить — сперма с него выстреливала как с вулкана большими белыми хлопьями… — София, — последняя… Но в этот момент Марго взялась за его член и стала массировать… И он брызнул густой струёй в девятый раз… — Королева Марго!!! — Толпа зааплодировала… Марго не знала, как себя вести… Нажала кнопочку на механизме, прибор вернулся в своё начальное положение и легко вынулся с уретры. С члена ещё сбегали остатки спермы… Но королева покидала эшафот… Крикнув: — Освободите и отпустите его на все четыре стороны…… Сойдя с эшафота, ему кинули стражи кусок тряпки, чтоб он мог обвязаться… Толпа расходилась, оставшись довольной зрелищем… И тут он увидел её — свою Софию… Она была вся в слезах. Он подошёл к ней, в ответ, она дела ему пощёчину, и сказала: — Мерзавец, чтоб мои глаза тебя больше не видели!!! Ненавижу тебя!!! — Ты поверила тому, что я говорил, ради своего спасения?? — Отойди от меня… — Заревев, она побежала прочь… Оставив его самого…София через пару часов покончила жизнь с собой, выпив яда.Вместо заключительной частиСудьба МаргоМарго судилось править не долго. Как и было предречено — болезнь крови вскоре дала о себе знать… За несколько месяцев королева угасла, и вскоре скончалась… Её тело обнаружили в царской опочивальне с телом любовника, прозвище у которого было Камень. Никто так никогда и не узнал его настоящего имени по причине, что парнишка сам не знал, как его назвали при рождении… Отчего тот умер и как — остаётся лишь поводом для домыслов, которые за столько веков припали пылью и превратились в повесть…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Марго

Жизнь иногда преподносит нам сюрпризы, причем не всегда приятные и не всегда желанные. Вот такой-то сюрприз разбудил меня в семь часов утра телефонным звонком. Я с трудом разлепила веки, кого там так раздирает, и без того голова раскалывается (Вчера бурно отпраздновали окончание летней сессии). Я потянулась к трубке. — Алло — Прохрипела я (да, надо было вчера меньше петь). — Марго, привет — Заверещала трубка, голосом моей мачехи Линды, — Как настроение? — Какое на фиг, настроение в семь утра! — Ну не злись у нас здесь уже вечер! — У вас вечер, а я страдаю. — Не будь букой, я звоню сказать, что сегодня к тебе приедет Антон, его не путевый папаша, опять куда-то делся. Он поживет до осени у нас! Хорошо? — Линда не дала мне рта открыть, даже возмутиться! — Ну, все Маргоша, целую, папочка тебя тоже целует! — Пропела она, и в трубке раздались короткие гудки. Вот, только этого мне не хватает, Антон — сын моей мачехи от первого брака или от второго? В общем, не в этом суть! Значит, они с моим папашей свалили на Ибицу, а мне развлекай этого парня! Я его даже толком не видела. Лет семь назад, мне тогда было 15, а ему не то 13, не то 14. Маленький, худенький, россыпь веснушек на курносом носу и вечно взъерошенные волосы! Ну, делать-то не чего, я с трудом сползла с кровати и поплелась в ванную. Приняв контрастный душ, я почувствовала себя лучше, завернулась в полотенце и пошла на кухню, варить кофе. Только я собралась выпить чашку черного ароматного кофе, как в дверь позвонили. Я взглянула на часы половина девятого, и кого это в такую рань притащило? Подошла к двери и, не глядя в глазок, распахнула ее. Нет, мне определенно надо смотреть, кто приходит. На пороге стоя симпатичный загорелый парень с карими глазами и, улыбаясь, смотрел на меня. — Привет, я Антон, не узнала? Можно войти, мама сказала, что я могу пожить у вас? — Да конечно проходи, — Я пропустила Антона вперед, ох ни фига себе, каким он стал. — Кофе будешь, я как раз собиралась завтракать. — Если не трудно, то сделай, пожалуйста. — Хорошо, тогда ванна направо, освежись с дороги и проходи на кухню. — Антон пошел в ванную, обалдеть какой же он классный, я бы его… так хватит, что за мысли! — Марго, помоги мне, пожалуйста, — Я зашла в ванную. — Что случилось? — Антон стоял в одних плавках и улыбался. — Я не могу найти мыло? Где оно? — Сейчас, — Я потянулась к шкафчику, открыла дверь и вдруг почувствовала, чьи-то руки на своих бедрах (хотя, почему чьи-то, руки Антона). Я медленно повернулась. — Что ты делаешь? — Ну, как тебе сказать, пристаю к тебе, — Сказал он и поцеловал меня в губы. Его губы были влажными и очень нежными. Он сдернул с меня полотенце и восхищенно протянул — Класс! — Он провел рукой по моей груди, другой стал гладить меня по бедру. — Антон, может быть не надо? Не стоит совершать глупостей. — Я просто обожаю делать глупости. — Произнес он, посадил меня на край ванны, опустился на колени и стал целовать мое бедро. Потом он поцеловал меня в половые губки. Провел язычком по клитору, опустился к дырочке, ввел свой язычок в нее, я тихонько застонала. — Тебе нравится? — Оторвавшись, произнес он? — Очень. — Он улыбнулся и стал опять целовать меня, проводя язычком по каждой клеточке, и я скоро почувствовала, как потекла. Он наслаждался моим соком, потом поднялся, развернул меня спиной и вошел в меня. Несколько медленных изучающих движений. Он погладил меня по спине, и увеличил темп, двигаясь все быстрее и быстрее. Его член входил так глубоко, что казалось, он проникает до самого желудка. Мое тело отвечало на каждое его движение, сдавленным хрипом, приятное тепло разлилось по венам. — Возьми его в ротик, детка, пожалуйста. Я повернулась к нему лицом, встала на колени и взяла его член в руку. Поцеловала его и осторожно взяла головку в рот (а он ничего на вкус). Я заскользила по члену губами, то, сжимая его, то отпуская. Я двигалась все быстрее и быстрее, заглатывала его член полностью, то отпускала до конца. Антон рывком поставил меня на ноги, развернул спиной, резко вошел и начал двигаться с большой скоростью. Я закусила волосы, что бы не кричать, но сдавленные хрипы все равно вырывались наружу. Да такого у меня не с кем не было! Я уже успела кончить два раза, а Антон, кажется, даже не собирался останавливаться. Вдруг я ощутила, как его член напрягся, дернулся и меня, словно, окатило обжигающе приятной волной. Я развернулась к нему лицом. Антон обнял меня и поцеловал в губы — Ты даже не представляешь, сколько лет я мечтал о тебе. Что-то мне подсказывает, что это лето, будет самым лучшим в моей жизни! — Пойдем пить кофе, Ромео. — Усмехнулась я, и подняв полотенце с пола, пошла на кухню

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх