Массаж. После

Уже почти полгода я не изменяю жене. Разве что только иногда глазами, да и то не особо грязно. Самое интересное, что чувствую я себя просто замечательно. Уж куда святое дело флирт, и то почти забросил. Так, в общем по работе, можно сказать по необходимости. А все почему? Была причина, ох весомая причина у меня была. Уже полгода, как моя семейная жизнь очень круто изменилась. А изменилась моя семейная жизнь с измены моей жены. Да, да, жена мне изменила. Моя не порочная, моя принципиальная, моя верная жена мне изменила. Особо могу отметить, что это был настоящий групповой секс! В придачу ко всему, я практически сам выдал санкцию на это мероприятие. Нет, конечно, когда я соглашался с лучшей подругой моей жены Танькой понаблюдать за массажем моей суженной, мне и в мыслях не могло присниться, чему я стану свидетелем. Итак: массаж жены; её оргазм от массаж (это было нечто!); обнаженная мастурбирующая подруга жены; жена кончает (второй раз) от рук массажиста, всунувшего ей в киску два пальца; ласки массажиста и лучшей подруги жены; минет массажисту от лучшей подруги жены; секс массажиста с моей женой; секс моей жены с её лучшей подругой (третий раз кончает)! Ничего не упустил? Да, вроде все припомнил. Тот вечер в SPA-салоне врезался в мою память навсегда. Еще бы, я был всему свидетелем, да чего там, соучастником. Это все Танька, та самая лучшая подруга моей жены, провернула, и хотя она говорит, что многое пошло не по её плану, я уверен, что примерно в таком масштабе все и было ею задумано. В её духе. Что-то я сбился. Ах да, моя семейная жизнь круто изменилась, и это требовало объяснений, а дать их можно только вкратце, ОЧЕНЬ вкратце вспомнить тот вечер в салоне. Именно с этого вечера в мою семейную жизнь вошла Татьяна, то есть лучшая подруга моей жены. Собственно она в нашей с женой жизни и была, статус вот только новый добавился. Танька, конечно, не стала моей второй женой, нет, а вот моя жена приобрела себе еще одного мужа. Ну а какое еще слово подобрать? Давайте все ж по-другому. Жена и Татьяна, стали любовниками, или любовницами? Я уже не в первый раз пытаюсь подобрать определения и каждый раз путаюсь. Но мне кажется, что правильнее всего ситуацию освещает именно такое понятие — у моей жены есть еще один муж. Только у этого «мужа» есть сиськи, киска, обалденная фигура, и совершенно бесшабашная голова на плечах. Я поставил такое ударение по тем причинам, что в отношениях между женой и Татьяной, последняя явно доминирует. Эх, кажется, я опять вперед забегаю. Ладно, сейчас исправимся. В тот знаковый вечер мы отвезли Татьяну домой, а сами отправились к себе. Всю ночь я трахал жену, и никак не мог остановится, после того как кончу, перед глазами всплывали картинки из кабинета и пошел на новый заход. Могу смело сказать, что такого возбуждения я не испытывал еще с далекой юности, когда член не знал, что такое состояние покоя. Моя благоверная пыталась, соответствовать моему атакующему настрою, но было совершенно очевидно, она без сил. Я тогда поинтересовался, в порядке ли все с ней. Помню, она вытащила мой член изо рта и посетовала на перебор парной, ты же знаешь, мол, как на меня температура действует. Я ее, конечно, тогда пожалел, бедняжка, что ж ты так с собой, ведь знаешь о последствиях, а парной баловалась. Ты ложись солнышко, я сам управлюсь. Ну и вертел её, как хотел. Она не сопротивлялась, хоть и было видно, что она держится из последних сил. Жена неделю в себя приходила. Отпуск взяла, вот просто дома валялась, да с Танькой по телефону часами языки чесали. Потом еще на неделю на больничный ушла, пропадая каждый вечер у Таньки. А к телу меня не допускала, я тогда сильно разволновался, уж не поменяла ли моя жена «окраску», розовенькой не стала? На все вопросы я получил ответы, разумеется, от Татьяны. К моменту встречи мы не виделись с того самого «массажного» вечера, то есть примерно две недели. Мы сидели в кафе, я пил кофе, а наш гений планирования хлестала вискарь. Нервничала она будь здоров: — Миш, ты не злишься на меня? — Пока нет. Зрелище было запредельное. И я в некотором роде тебе признателен. Но если я не услышу вразумительные объяснения, что сейчас происходит с Юлькой, то я начну злиться. Ты об этом меня спрашиваешь? Танька махнула еще одну порцию спиртного и выдохнула: — Я люблю её, — еще большой глоток виски, — всё, сказала. Не скажу, что эти слова меня огорошили, в принципе нечто подобное я и ожидал услышать. Смущало только одно, это было очевидно, речь шла уже не просто о дружеской и любви, или привязанности, нет, тут дело пахло глубоким чувством. — Понятно, с тобой все понятно. А что Юля? Если Танька продолжит пить такими темпами, то разговора не получится, она естественно еще махнула порцию: — Миш, только потому, что ты адекватный человек, я решилась вообще поднять эту тему. Видано ли, шикарная баба влюбилась в женщину. Я… — Таня, — я старался быть абсолютно спокойным, — я задал тебе вопрос, что Юля? Как она? Не смотря на то, что я не святой, она моя жена. Её покой для меня не на последнем месте. Поэтому я тебя спрашиваю последний раз, и прошу ответить внятно, что чувствует Юлька, и что, черт возьми, с ней происходит!!! Татьяна поглядела мне в глаза и твердо ответила: — Она меня тоже любит. В положеньице я тогда был, доложу вам. Подумывал, бывало о том, что бы жена маленько оттянулась на стороне, как было бы не прочь поглядеть на это, да просто узнать, а тут, бах, и вот такое. Растерялся я, одним словом. Ведь думал о мимолетных связях с мужиками, а передо мной сидит не просто не мужик, а… ну вобщем гадство одним словом. Я тоже заказал себе выпить, но только водку, бутылку. Нахреначилсиь мы с Татьяной в тот день в сопли. Приехала нас забирать естественно Юлька, мы были просто не в состоянии даже стоять. Пока не накушались, Татьяна попросила дать еще время, она мне все расскажет и предложит, как собственно жить то дальше, попросила довериться ей. Прошла еще неделя, жена по-прежнему практически жила у Таньки. Но Татьяна слово своё сдержала и в назначенный срок мы сидели в той же кафешке. Начала она: — Я думаю, ты согласишься, что Юлька не должна знать о том, что ты все наблюдал? — Разумеется, это только между нами. Татьяна кивнула и с траурной ноткой сказала: — Она успокоилась. Поверь, ей много пришлось переосмыслить за эти три недели. Я не выдержал: — Таня, ты конечно занимаешь не маленькое место в сердце моей жены, подозреваю, что уже гораздо большее, чем было до того вечера. Но ты, пожалуйста, функции мужа на себя не взваливай, ага, а то у нас разговора не получится. Не заводи меня! Мы собрались, что бы решить, что делать будем. А ты мне бабские речи толкаешь, в роли мужа. Кашу ты заварила, но расхлебывать, так и быть вместе будем. — Ладно, ладно не шуми, — она примирительно сменила тон, — она и вправду успокоилась. Ты же не глупый, должен понимать, что такое для неё измена. Она так переживает. Блин, ты даже не представляешь, как она тебя любит! Я хмыкнул: — Ревнуешь что ли? Танька дернулась: — Будешь смеяться, но да, ревную. Она какие только бредовые мысли не выдвигала. Считает себя виноватой перед тобой, говорит, что ты обо всем догадаешься, как ей дальше жить, как тебе в глаза смотреть ну и так далее. — Мда, дела. Ну и чего ты думаешь по этому поводу? Меня Юлька к себе не подпускает. Кстати, раз у нас пошел такой откровенный разговор, а как она теперь к мужикам то относится? Татьяна откинулась на спинку стула: — С этим все по-прежнему, нравятся ей мужики и она хочет с ними спать. Я сжал скулы до хруста зубов. — Ладно, уж и пошутить нельзя. Я же тебе сказала, любит она тебя, отсюда и переживает так сильно. Но что-то внутри у неё поломалось, это факт. Миш, ты пойми, я желаю ей добра не меньше тебя. Я ведь люблю её. — Окей, с ориентацией определились, — я хлебнул чая, — а ты-то сама, как,… мужики теперь побоку? Танька плотоядно улыбнулась: — Нет, не дождешься. Я кстати очень серьезно рассматриваю начать отношения с Георгием. Я поперхнулся чаем: — С кем, с массажистом что ли!? — Да, а ты что, против? Удивила меня Татьяна, это точно. В принципе мне было по боку, с кем она спит. Однако здесь был один щекотливый момент, он назывался, Юлька. Мне мужик однозначно понравился, даже не смотря на то, что он трахал мою женушку, но тут больше вопросов к Таньке. А вот как она будет совмещать свои отношения с Георгием и отношения с Юлькой, вопрос. Жена так долго выходит из транса, а если она будет видеть массажиста, разговаривать с ним, встречаться с ним в одной компании? Не усугубит ли это её состояние? — С чего мне быть против, это твоя жизнь. Мне кстати Георг, как мужик очень понравился, — я пристально посмотрел Татьяне в глаза, — Вы там маленькие бардельеро часом не собираетесь втроем продолжать, а? Теперь Татьяна подавилась кофе: — Сума сошел что ли? — она вытерлась салфеткой, — не удивляйся, но я не позволю никаких левых мужиков, можешь считать меня гарантом её верности. — Ага, кроме тебя самой. Таня выдержала и мой взгляд, и моё ехидство: — Миша, я люблю твою жену. И да, мы занимались сексом с Юлькой за эти недели, и да не раз. Я продолжал смотреть на Татьяну и ничего не говорил, просто смотрел. Кто она, эта женщина, знаю ли я её, как думал прежде. С каждой секундой моей молчанки она теряла свою уверенность: — Ну, пойми же ты, её нужно было, как то успокоить. — Конечно, нужно, способы только ты выбираешь не стандартные. Танька чего-то совсем расклеилась. Она уставилась в одну точку на стене. Я вдруг увидел в её глазах огромную усталость, какой-то груз, который она несет уже не первый день: — Ты вот все издеваешься, а ведь мне тоже не просто. Я вижу, как она страдает, пытаюсь помочь. Уж извини, как могу, — она отпила кофе, — Миша, я же понимаю, что ты не ревнуешь ко мне, да и не против ситуации в принципе. Поэтому я тебя прошу, позволь мне любить Юльку, пожалуйста. Она смотрела на меня со слезами в глазах. Не думал, что когда-нибудь увижу Татьяну такой, мне неожиданно захотелось её к себе прижать, пожалеть что ли. Черт, делать то чего? Татьяна была права, я в принципе не был против их отношений, при этом обе женщины не отвергали сексуальной привязанности к мужчинам. Ну а что я собственно теряю, собственно и ничего. Да и не было у меня внутри никакого протеста. Я же не выступал в салоне, сидя за зеркальной дверью, когда сопереживал вакханалию на массажном столе, так чего я сейчас должен дергаться? — Тань, я первый раз слышу такую просьбу к себе. Что ответить, я не представляю. Я не вижу препятствий вашим отношениям, но есть пара пунктов. Татьяна вся собралась: — Да? — Юля должна жить дома. Как вы там собираетесь встречаться, это ваша забота. Но пропадать у тебя она не может. — Да, да, я тоже так думаю. Я закурил: — Второе. Прозвучит пафосно, но если ты искренна, то твое счастье в твоих руках. Я пока только услышал, что ты и моя жена придерживаетесь естественной ориентации. Почувствую, что это не так, будут проблемы. Понятно? — Мишка, — Татьяна даже улыбнулась, — я уже сказала, что все в этом плане в порядке. Мы разговаривали с Юлькой на эту тему. — И? — Ну, вот как описать, мы, что ли как наркотик друг для друга. Но мужчин мы любим. Я несколько успокоился, все-таки именно этот вопрос меня, почему то беспокоил больше всего: — Следующее. Как то должно объясняться, что она у тебя живет практически. — Не вижу проблем. Я приболела, или у меня был, например нервный срыв, Юлька и присматривала за мной, поддерживала. Я подумал, да, в принципе сойдет: — Ладно, думаю прокатит. Я уставился на Татьяну. Вперил в неё взгляд и молчал. Через полминуты я уже видел перед собой неуверенную в себе женщину. Повлияли на Таньку прошедшие дни, все же повлияли. Что бы она раньше не выдержала мужского взгляда, ха, всегда было наоборот. Но сейчас она нервничала: — Ну что еще? Я все прикинул: — Я вот все думаю, как я узнаю, что ваши отношения, это только для вас двоих? Напомню, что Юлька меня к себе не подпускает. Татьяна наклонилась вперед: — Тут то, как раз все просто. Я тебе уже сказала, внутри у неё рухнули стены морали, принципов и устоев, которые она выстраивала. Но теперь она пуста. Я постараюсь сделать так, что бы она пересмотрела своё отношение к сексу в принципе. У меня получиться, можешь не сомневаться. — И в чем это будет выражаться? Татьяна уже пришла в себя. Теперь она была сама предприимчивость, взяв у меня сигарету, закурила: — Она будет заниматься с тобой сексом. — Это я понял, в чем будут отличия? Татьяна выпустила дым из своих красивых ноздрей: — В этом и будет отличие, секс будет другой. — Что значит другой? — Миш, ты же её муж, ты спишь со своей женщиной второй десяток лет, ты поймешь. Не представляю, о каких изменениях сейчас говорила Танька, но ей удалось меня заинтриговать: — Интересно. Ну а ты? Я могу тебе доверять? Татьяна осторожно уточнила: — Ты о чем? — Будем считать, что по Юльке ты меня убедила. А вот ты, как я пойму, что ты осталась приверженцем нормального секса с мужчинами, ладно, кроме Юльки? Татьяна затянулась и ненадолго замолчала: — Для тебя это на самом деле важно? — Да, я хочу знать, что ты не затягиваешь Юльку в «розовую яму». Танька фыркнула: — Придумал же название. Георг, я по любому буду с ним встречаться, зацепил он меня, понимаешь. Теперь я фыркнул: — Ну, еще бы. Однако все это вилами по воде писано. Когда ты с ним замутишь, замутишь ли вообще, это вопрос. А пока ответь мне, я даже не буду извиняться за вопрос, ты когда последний раз с мужиком спала? Мне было наплевать, разозлиться Татьяна, или нет. Пошла к черту, жили себе жили, а она взяла и все взбаламутила. И вот я уже сегодня второй раз вижу сконфуженную Татьяну, ай да я, ай да сукин сын. — Почти два месяца. Я поняла, о чем ты говоришь, — голос стал тихим, — Я тебе признаюсь, что я ещё не разобралась в себе, честно говорю. Я растворилась в Юльке за последние недели. — Вот и я об этом, — назидательно подняв палец, сказал я, — ты мне тут заливаешь, что всё под контролем, а сама не можешь определиться, что ты хочешь, спать с мужиками, или спать только с моей женой. Мы замолчали, в руках у нас истлели сигареты, пуская дым в потолок. Прервал молчание я: — Мне кажется все простым, — Татьяна подняла на меня глаза, — тебе надо переспать с мужиком, вот и разберешься в себе. Татьяна, помедлив, ответила: — А ведь точно, я думаю это должно сработать. Осталось только подыскать кандидатуру и вперед. Момент так сказать настал: — Нечего искать, переспишь со мной. Танька просто выпучила на меня свои глаза и стала хватать воздух ртом. Я смотрел на неё, а ты что думала девочка, я в нашей «разросшейся» семье мужик, привыкай. Руководить будешь на работе и Юлькой. — Что смотришь? И не говори, что не думала об этом. Обещаю, все пройдет быстро, так сказать для чистоты эксперимента. И Танька промолчала. Вот так, как говориться, если не можешь остановить революцию, её нужно возглавить. — Когда? — тихо спросила она. Похоже, она действительно втрескалась в Юльку, даже не поторговалась. А может и хотела меня давно. Ну ничего, вставим, разберемся. — Да хоть сейчас, у меня полдня свободны. У тебя что? Танька полезла в телефон: — Так, это подождет, — она листала органайзер, — это можно на завтра. Окей, сейчас, так сейчас. — Ладушки, поехали, — мы направились к гардеробной. — А куда? — Танька остановилась, — не ко мне же, там Юлька. — Естественно не к тебе…. Поедем к нам. В глазах Татьяны были сомнения: — А сын? — Он на сборах, не будет еще почти неделю. Танька решилась: — Не нравиться мне эта затея с вашим домом, — но пожевав губу, решилась, — ну ладно, не в гостиницу же ехать, в самом деле. — Юльке позвони, предупреди, что задержишься. Докатились, женщине Тане (почти мужу) надо позвонить женщине (почти жене) Юле, что бы предупредить, она задержится на переговорах. Она схватила трубку, после ожидания вызова, сказала: — Привет родная, ты у меня? — очевидно услышав да, продолжила, — ты как, нормально? Ты такая умничка, я задержусь сегодня, сложные переговоры. Приготовь что-нибудь легкое, хорошо? Я тебя тоже люблю, пока. Одобрительно похлопав по плечу сказал: — Молодец, не зря свою должность занимаешь. Татьяна нервно стряхнула мою руку: — Поехали уже, пока я не передумала. Надо было расставить точки: — Ну так давай не поедем. Она посмотрела на меня и с легкой дрожью в голосе сказала: — Миш, дави по не многу, я и так вся на иголках. Я примирительно чмокнул её в щеку: — Ладно, не дуйся, поехали мириться. Танька даже попыталась улыбнуться: — Двинули. … Вспоминая секс с лучшей подругой, и одновременно любовницей моей жены, я всегда глупо улыбаюсь. Во ведь как все обернулось. В других обстоятельствах я никогда бы не спал с Таней. Она бы просто не позволила. А в тот день все случилось. Ну вот, опять забежал вперед. Хотя это и объяснимо… Татьяна ехала с Михаилом к ним домой и все еще обдумывала, правильно ли она поступает? Она не обманула Михаила, за последние недели они с Юлькой утонули друг в друге. Любовь захлестнула их, они были одним целым. Татьяна любила свою подругу неистово. Что творилось, когда Юлька приходила к ней домой сложно описать одним словом. Это был сплошная бездна. Не просто удовольствие, который доставляет секс. Он бывает, необходим просто физиологически, у них с Юлькой секс был любовью. Татьяна никогда раньше не видела различия между словами заниматься сексом и заниматься любовью. Только сейчас, рядом с Юлькой, она видела пропасть между двух этих понятий. Татьяна задавала себе вопрос, зачем она едет с Михаилом? Утоления сексуальной потребности она сейчас не ощущала. Может Михаил прав, ей действительно нужно именно сейчас переспать с мужиком, что бы разобраться в себе? Или она хочет это мужчину? Татьяна вспомнила Мишкин член, вспомнила мелькнувшую тогда мысль об этом члене в себе. Ничего не пойму, но еду дальше… … До нашей квартиры добрались быстро. Я не испытывал ни малейших угрызений совести. Они меня и раньше то особо не терзали, когда я спал с другими женщинами. Так почему же сейчас что-то должно измениться? С такими размышлениями мы зашли в квартиру. Таня еще раз контрольно по телефону проверила, что Юлька у неё и отключила мобильник. Мы стояли в прихожей и смотрели друг на друга. Наверное, мы ждали, кто начнет первый. Начал я. Взяв в свои ладони лицо Татьяны, я крепко впился в её губы. На губах был вкус кофе и сигарет. Она сначала не отвечала, стояла с опущенными руками, но через минуту стала не смело отвечать. Ну что ж, уже не плохо. Мои руки стали освобождать нас от одежды. Когда я стянул с неё сапоги, мы уже переместились в спальню. — Миша, я не могу в спальне, давай в гостиную? — Ты и сама знаешь, что здесь удобнее, — я расстёгивал её пиджак, — Тем более именно здесь ты подсматривала за нами. … Татьяна охнула, но как он мог заметить тогда её! Она была аккуратна, и не допустила не одного движения! А Михаил, оказывается, знал все это время, что она наблюдала за тем, как он с Юлькой занимался сексом! … Ага, удивил. Я воспользовался её замешательством и правой рукой стал мять её грудь. Белье прикрывало грудь, но было таким тонким, что я без труда смог нащупать сосок, надавливая на него большим пальцем. Татьяна, наконец-то стала расслабляться, частое дыхание выдавало подкатывающее возбуждение. Я переместил левую рук на её задницу. В голове всплыли воспоминания, как Георг нещадно мял её за попу, как тащилась от этого Татьяна. Под рукой заиграли упругостью половинки. Да, Танька умела за собой следить, попа была отмена. Продолжая её целовать, я стал задирать блузку. Отвечать на мои поцелуи Татьяна стала смелее, руками она ворошила мои волосы. Лед тронулся, господа. Вскоре мы остались уже только в одном белье, вернее Татьяна осталась, поскольку я уже успел снять трусы, они очень мешали члену. У меня был острый стояк, Таня пока еще не уделила внимания моему члену, и поэтому мне, дожидаясь ласк, пришлось тереться об её ногу. Мне надоело вот так стоять рядом с кроватью, и я буквально бросил на неё Татьяну. Передо мной лежала шикарная женщина. Белье было восхитительное, сквозь полупрозрачный лифчик я рассмотрел крупные соски. Трусики были очень рискованными, и не скрывали гладкий, лишенный какой-либо растительности лобок. Картину довершали чулки в цвет белья. Я стоял над Татьяной с вздыбленным членом, он хотел удовлетворения. Татьяна подала голос: — Миш, не стой, ты обещал, что все будет быстро. Я протяжно кивнул, обещал: — Сними трусики. Таня приподняла бедра, стаскивая белье. Вот она! Я увидел её пухлые срамные губки, такие же гладкие как и лобок. Опустившись перед ней на колени, я протянул руку и провел пальцами по пышной промежности. Затронув малые губки, выступающие тонкими лепестками, я заставил Татьяну вздрогнуть. Мне понравилась реакция, значит девочка не такая уж и замороженная уже. — Раздвинь ноги. Татьяна, немного помедлив, все же раздвинула колени. Не дав ей опомнится я припал губами к её киске… … Татьяна охнула, Михаил во всю длину своего языка в мгновение довел её влагалище до состояния болотца. Внутри все чавкало. Сразу же к языку, который переместился чуть вверх, Татьяна осознала в себе проникший между губок палец, который стал давить на клитор круговыми движениями. Пламя разгоралось, женщина еще шире раздвинула ноги. Татьяне не нужно было продолжение эксперимента, она и так уже поняла, что мужчины не куда не делись из её жизни. Они по-прежнему нужны. Эти сильные руки, этот неукротимый язык, то что, сейчас не видно было Татьяне, но точно стояло между ног Михаила. Женщина задыхалась, лизал Михаил бесподобно. Когда он втянул в себя её малые губки на подобие засоса, Татьяна не выдержала: — Ну же, вставляй, ну жеее… … Киска была восхитительна. Увидев, как под воздействием ласк полные губы становятся темно розовыми от поступающей крови, я раздвинул их и впился засосом во внутренности вагины. Эффект был оглушительным, Татьяна выгнулась и на автопилоте попыталась перевернуться на бок. Я не дал ей этого сделать, схватив за бедра не ослабевая хватку вагины своими губами. Продолжая эффект вакуума, я стал водить своим ртом по промежности. В этот момент Татьяна и выпалила слова: — Ну же, вставляй, ну жеее… Потом я себя спрашивал, почему я не одел презерватив, почему Татьяна об этом не попросила, на меня что ли понадеялась? Ответил я себе сам же, не было у меня желания одевать резинку. Я хотел трахать Татьяну в естественных условиях. А еще я дико захотел кончить в неё. Осеменить эту женщину. Спустить все до капельки в это обалденное чудо между её ног. Тем более… Закинув ноги на плечи, я направил член в Татьяну. Она приподняла свой зад, хорошая девочка, и я, без труда провалившись во влагалище, замер. На выдохе замерла и Татьяна. Она закрыла глаза, играя желваками. Что красавица, не ожидала, сейчас мы еще и двигаться будем. Я вытащил член почти на всю длину и снова вогнал. Татьяна только сильнее сжала веки. И еще раз. Член, мягко ударяясь, доставал до матки, я ощущал это. Еще раз до конца вогнал. Танька пискнула. Во, сейчас разгоним. Снова удар по матке. Татьяна, по-прежнему практически не издавая звука, стала прижимать ноги к себе, еще больше открывая мне доступ для движений. Я мысленно … похвалил Таньку, а когда колени прижались к её соскам, передо мной я увидел спелый персик, с крупными половинками, между которыми находился мой член. Я видел много женщин, я был во многих кисках, но увиденное я запечатлел, это было жутко сексуально. Уже не так мощно, я стал выводить и погружать член между двумя половинками этого чуда. Смакуя каждое движение, я радовался, словно мальчишка. Классно было скажу я вам. Такой знаете, вкусный секс был, просто чума! … Член вошел сразу до конца. Татьяна замерла. Она ничего не видела. Как же ей не хватало почувствовать в себе мужской член! Член почти вышел, Татьяна хотела было закричать от досады, но член тут же пронзил её опять на всю длину. Женщина сжала со всей силы зубы, хотя дикий крик вырывался из груди. Опять удар! Она невольно подтянула колени, она знала, что так будет еще глубже, она ждала. Снова удар! Всё, она больше не выдержит таких толчков! Её словно услышали. Михаил стал трахать её размеренными погружениями. Татьяна мысленно прошептала, спасибо, она была явно не готова к таким острым ощущениям, ей надо было пережить шок от ударов по матке… … Давнее желание и тлеющая злость сделали свое дело, я понял, совсем немного и я кончу. Хотел было спросить, а можно ли в тебя кончать красавица? Передумал, блин, не знаю почему, не стал спрашивать и все. Яйца загудели, сейчас. Я резко вогнал член между губок, и он стал дергаться, выбрасывая сперму во влагалище… … И без того твердый член, налился сталью. Татьяна поняла, Михаил скоро кончит. Не успела она подумать об этом, как член резво нырнул, достал до матки и стал извергать сперму. Странно, но она не возмутилась. Пока член Михаила, не переставая сокращаться, отдавал последние капли, Татьяна вдруг осознала, что уже забыла, каково это, когда в тебя кончает мужчина. Не в презерватив, а вот так по живому. А что, ей очень понравилось. Так естественно, и мужчине это доставляет большее удовольствие, закон природы, никуда не денешься. Татьяна не беспокоилась о беременности, таблетки она пила уже лет семь. Она только сейчас подумала, а для чего я их пью, я никогда не позволяла себе заниматься сексом без предохранения, но пила. Что касается здоровья Михаила, она тоже не переживала. Татьяна знала, подруга занимается сексом с мужем без презервативов, а подруга была здорова, значит и с Мишкой все окей. Её позабавила еще одна мысль, чего уж теперь стесняться, мы теперь одна группа, которая занимается сексом, пусть и не втроем, но по очереди уж точно. Татьяну насторожило вот это «занимается сексом по очереди», это что ж получается, с Михаилом будет еще? Ладно, обдумаем. Но это потом, она открыла веки, которые так и не разлепляла, увидела перед собой Михаила… … Оргазм был, был ну просто офигенный. Я уж и подзабыл, каково это кончать в женщину без резинки. С женой не в счет. Я вытащил член и поводил им по вагине. Через несколько секунд из влагалища стала вытекать сперма. Подхватив её концом, стал размазывать по губкам, а, потом, не удержавшись, еще раз нырнул внутрь. Клево. С довольной физиономией наклонился к Татьяне: — У тебя там просто сокровище. Я в восторге. Татьяна посмотрела на меня задумчивым взглядом: — Я рада, что тебе понравилось, правда. Скажи, каково было кончать вот так, по-настоящему? Я лег рядом, положил на грудь руку и стал аккуратно мять: — Здорово, что-то звериное просыпается. Нет барьеров, нет препятствий, кожа к коже. — Ты будешь удивлен, но мне тоже понравилось, — она развернула ко мне лицо, — а ты не подумал о последствиях? А если я забеременею? Я тихонько засмеялся: — Воспитаем, — но увидел грозно сдвигающиеся брови Таньки, поспешил добавить, — я знал, что ты на таблетках. … Сюрприз за сюрпризом. Татьяна была в легкой прострации. О ней так много знают, а она не сном, не духом. Впервые закрались сомнения, что она выпускает нити происходящего. Михаил явно видел больше, а соответственно больше держал под контролем. Ей требовалось с этим разобраться, как себя вести, да и вообще, что делать дальше. Из раздумий её вывел Михаил… — Продолжим разговор? Таня, встав с кровати, попыталась прикрыться пристанью: — Я в душ, а потом продолжим. Она вышла, я же наскоро протерев влажной салфеткой своего дружка, другой салфеткой тщательно затер следы на кровати. Вот так, вроде порядок. Пока Таня была в душе, я и, не собираясь одеваться, пошел курить на кухню. Интересно, как она выйдет из душа, а точнее в чем. Вот если она выйдет голенькая, то можно будет еще разок покувыркаться, если оденется, ну что ж, в другой раз. Не маловажным было и то, что скажет Татьяна. Мне реально не улыбалось получить жену лесбиянку, не те годы, что бы начинать новую жизнь. Ладно, посмотрим. Татьяна вышла в таком виде, который я определил, как 50/50. Она намотала на себя полотенце… … Стоя под струями воды, Татьяна смывала с себя остатки секса. Она уже призналась себе, любовник из мужа любимой, был отменный. Не смотря на то, что она не испытала оргазм, «высокая» цель была достигнута. Мужики нужны. Она ухмыльнулась, особенно такие, как Михаил. Ну и Георгий конечно. Здесь Татьяна была настроена решительно, Георгий будет её. Вот разрулим с Юлькой и Мишкой и она всерьез за него возьмется. Сладко потянувшись, Татьяна представила, трахаться она будет с Георгием, а любить она будет Юльку. Есть еще Мишка, но его в ряд сексуальных партнёров пока рано ставить. Да, такой жизненный распорядок будет верным, и Юлька поймет, нужно будет с ней только поговорить. Гармонию и комфорт в семье любимой и Михаила Татьяна должна достичь, во что бы то ни стало. И она знала как. Помог ей осознать окончательно это только что случившийся секс с Михаилом. Она в очередной раз промотала в голове цепочку, да, это должно сработать. Что ж, если будут отклонения, придется помогать, тем более это оказалось так остро, и так захватывающе. Закончив приводить себя в порядок, Татьяна обнаружила, что все вещи остались в спальне. Черт, придется замотаться в полотенце. Зайдя в спальню, Татьяна обнаружила, что Михаил так и остался голым. Он расположился на кровати и жестом пригласил её присесть рядом… … — Все нормально? От меня не укрылось, как Таня скользнула взглядом по моему дружку. Тем не менее, она была само спокойствие: — Да, все нормально, — она уселась на кровать, но в не досягаемости моих рук. Выглядела Танька, сногсшибательно. Я только сейчас обратил внимание, как светилась её кожа, она просто манила к себе. Капельки воды кое-где остались, делая кожу похожей усыпанной драгоценностями статую. Полотенце прикрывало, конечно, все интимные части тела, но в таком виде Татьяна еще больше притягивала к себе. — Ну что, вернемся к повестке дня? — я развернулся так, что бы Татьяна видела меня всего целиком. Она отвела глаза: — А одеться ты можешь? — Так я же дома, тем более я не привык стесняться женщин, с которыми переспал. Татьяна повернула голову, опять украдкой бросив взгляд на низ моего живота: — Ладно, хоть на голове стой, — она откинула волосы со лба (елки, если она так еще сделает, у меня встанет гораздо быстрее, чем я думаю), — я думаю мне нечего говорить, ты… обо всем и так уже догадался. Нормально с ориентацией, все естественно. Нет, подруга, так не пойдет. Подробности, без них не поверю: — Тань, таких слов мне было бы достаточно, если бы я общался с Юлькой. Как ты, верно, заметила я с ней сплю уже второй десяток. Мы пришли к взаимному согласию, что вопрос очень серьезный, — а член то начал просыпаться, хорошо, — а я вижу неуверенность в тебе. Юлька психанула: — А что хочешь увидеть, что хочешь услышать? Я протянул к ней руку и положил ладонь на коленку, так по-братски: — Тань, я хочу однозначности, от тебя. Звучит как то не естественно, но уж что есть. Ты должна понимать, что мы сейчас обсуждаем, по сути, нашу дальнейшую жизнь. Всех троих, — я не забывал легонько … поглаживать колено, — Но особенно вашу с Юлькой. Я не готов потерять жену. И не могу позволить тебе разбить ей сердце. Ты готова? Татьяна развернулась ко мне: — Я готова. Миша, она мой личный наркотик, я не могу без неё. Я не могу без её тела, я не могу без её киски, я не могу не обнимать её. Я сума просто схожу, — она перехватила мой взгляд, стала подвигаться ближе ко мне и выдохнула, — но я не могу и без этого… … Татьяна сидела к Михаилу боком, но все равно она его видела целиком. Вот же гад, разлегся голый на кровати. Ну да кровать его, и спальня его, но вести себя можно по-человечески! Причину раздражения Татьяна поняла сразу, член дразнил, она хотела прикоснуться, она хотела взять его в ладоши, в рот… Она встряхнула себя, разговор был серьезным. Но с каждым словом серьезного разговора взгляд предательски метался к мужскому члену. А как только Михаил положил руку ей на коленку, между ног стрельнула маленькая искра. Надо взять себя в руки, нужно собраться, ну же, у меня всегда это получается. Татьяна внутренне подобралась, и вновь взгляд на член. Просто чудесно, член начал подниматься. Голова пошла кругом. Татьяна услышала: — … ты готова? Да, Татьяна знала, что вскоре все сомнения у Михаила исчезнут: — Я готова. Миша, она мой личный наркотик, я не могу без неё. Я не могу без её тела, я не могу без её киски, я не могу не обнимать её. Я сума просто схожу, — в груди Татьяны клокотал огонь, — но я не могу и без этого… С последним словами Татьяна ртом поглотила член. Он был еще далек от боевой формы, но постепенно становился спелым, наливаясь твердостью. Татьяна сосала, не ничего не доказывая. Это была необходимость, она нуждалась в том, что бы член терся о небо, что бы её язык плясал на головке, проникая в маленькую дырочку. Она хотела слышать мужские стоны, вызванные мягким пленом её губ. Она хотела почувствовать, как её крепко держат за волосы, помогая рту насаживаться на член. Она не могла быть полноценной без возможности сосать мужской член. Через несколько минут член уже не помещался во рту, пришлось открыть рот больше. Татьяна обняла член ладошкой, помогая рту доставить максимальное удовольствие мужчине. (Специально для — ) Татьяна блаженствовала, член был великолепен, вот почему её дырочке было так сладко. Такой красавец, такой размер! Его было так же здорово сосать, как и член Георгия. И если в любви к члену Георгия она уже призналась, то сейчас она отдаст дань этому мужскому органу. Татьяна отстранилась от Михаила, легла на спину и открыла рот. Мишка всё понял, навис над Татьяной и ввел член ей в рот. Татьяна постаралась вспомнить весь свой опыт, все, что она умела. Она выгнула шею, сделав горло как бы продолжением рта, выдвинула вперед язык и приняла в себя член… … Это был не минет. Я просто трахал Таньку в рот. Горловой минет я видел только в порнушке. Вот не думал, что доживу до него в действии. Татьяна поначалу кашляла, что-то сглатывала, но не отстранялась. И я не стал останавливаться, раз за разом пропихивая член все дальше. Ощущения были те еще. Как у Татьяны получалось выдержать такое, я понять не мог. Я уже сбился со времени, вгоняя член в рот Татьяны. Она же и вывела меня из ступора. Вытащив член, она развернулась ко мне задом, оттопырив попку. У меня упала планка, передо мной был её персик. Его половинки не были так сомкнуты, когда я увидел эту киску первый раз. Сейчас половинки несколько разошлись, выпуская малые губки. На одной из губок я увидел капельку Татьяниных выделений, рассудок мой просто сорвался. Очнулся же я только когда член, судорожно орошал спермой плотные и влажные стенки влагалища… … Татьяне не сразу удалось приноровиться к проникающему на всю длину члену. В горле что-то мешало, но она подвигала шеей, и все встало на свои места. О, зря женщины отказываются от такого проникновения, в этом была своя фишка. Татьяна решила добавить остроты, просунув между изнывающими губками два пальчика. Они быстро нашли клитор, пробежались по нему и стали нещадно мучить. Ласки не прошли бесследно, влагалище требовало члена. Татьяна освободила рот, и быстро перевернулась на живот. Выставленная для Михаила киска, тут же была заполнена его членом. Татьяна не выдержала и сквозь жалобные стоны пропищала: — Сильнее, Мишка, ну глубже, аааа… Даа… Михаил яростно долбил членом. Татьяна уже плохо соображала, каждый удар отзывался волной по всему телу. Оргазм был близко, настолько близко, что женщина не услышала свои слова: — Бей, ооох… Кончай в меня, пожааалуйста, в меняяяааа… Тугая струйка спермы ударила внутри, вместе с членом Михаила задергалась и Татьяна. Её сокрушал оргазм. Потом она упала на кровать. Таня лежала не двигаясь, а между губок вытекала сперма. Очень восхитительное чувство, Татьяна развернувшись на спину, увидела улыбающегося Михаила. — Танюха, у меня к тебе больше нет вопросов. Только Юльку не обижай, Ладно? Татьяна повисла на шее Михаила: — И ты тоже не обижай. Мы её любим и она должна быть самой счастливой… … С тех пор прошло пять месяцев. Жена моя круто изменилась. Она стала более раскованной, веселой. Юлька цвела, как майская роза. Самые крутые изменения произошли в нашей супружеской постели. Мою супругу словно подменили, огонь, а не женщина. Секс стал просто ураганным, жена кончала неистово, требуя от меня ласк и самоотдачи. Она почти каждую неделю притаскивала какие-нибудь игрушки из секс-шопа, которые с невероятным успехом тут же применялись. Ей нравилось совместное чтение журналов, в которых была колонка SEX. Мы обсуждали содержимое статей, иногда применяли на практике описанное в журналах. Особенно меня умиляло, когда я читал, а моя дражайшая половина смаковала за щекой моего бойца, время от времени освобождая рот и комментируя написанное. А что Татьяна? Изменения были и в её жизни. Она встречалась с Георгием и отношения их были, насколько я понял очень серьезными. Своего она добилась довольно быстро, через месяц после нашего с ней «заключения договора». Об этом мне сообщила Юлька. Я тогда попытался усмотреть в своей жене какие-то загадочные нотки, но она просто весело мне выдала новость: — Слушай, помнишь тогда в SPA-салоне банщика, Георгия? Я притворно усиленно повспоминал: — Кажется да. Вроде приятный мужик такой. А что случилось? Жена даже бровью не повела: — Таня с ним начала встречаться, говорит серьезно у них. Вот примерно так я и узнал. Единственно пока она не знакомила нас с Георгием официально, так сказать как друзей. Но я и здесь не переживал. Танька молодец, ни грамма, ни в чем не обманула. Наступит благоприятный момент, просигнализирует. А что жена и Татьяна? Здесь все было очевидно. Женщины были без ума друг от друга. Я по началу, когда видел их вместе, все-таки нервничал, как они будут себя вести в моем присутствии, но опасения мои были напрасны. Вели они себя естественно, только что глаза их выдавали, так как в них был океан счастья. Конечно, они занимались любовью. Жена частенько задерживалась у Таньки, они якобы работают над новым проектом. Хм, знаю я их проекты, опять какую-нибудь игрушку испытывали. А Юлька потом некоторые их них домой приносит. Татьяна как-то сама проговорилась, вон мол, зажимы для сосков, очень полезная вещь. Ну, я и вытянул из неё все. Оказывается их купила Татьяна, на неё же эти зажимы и вешали, ну точнее на её соски. — Ну и как? — я поинтересовался. — Ты знаешь, мне не очень, соски крупные, а зажимы мелковаты. Повертел в руках, и кивнул в знак согласия: — А на Юльке? — Так вот она их забрала, с тобой захотела опробовать. Пробовали? Я покачал отрицательно головой: — Неа еще. Может сегодня. Хотя на сегодня меня обещали выпороть. Татьяна уставилась на меня не мигающим взглядом: — Чего-чего,… выпороть? — Не дождешься, это Юлька так шутит. Обычно заканчивается тем, что порю её я. Татьяна понимающе протянула: — Ааа, я уж думала чего-то пропустила. У вас как вообще? Я протянул ей сигарету и закурил сам: — Тань, да у нас с Юлькой все хорошо, — затянувшись продолжил, — сам удивляюсь, чем ты там её обрабатываешь, девка стала просто ураган. — Я же обещала все разрулить. Что сделала, это неважно. Я надеюсь, ты мне доверяешь, — она получила от меня утвердительный кивок, — хорошо, а то я тоже иной раз переживаю. Мне кстати помог наш «эксперимент» во многом разобраться. Не долго думая я ляпнул: — Может повторим. Глядишь, еще чего вскроем интересного? Она глянула на меня притворно надменно и ледяным голосом сообщила: — Обойдетесь Михаил, — и уже, куда мягким добавила, — Миш, я тебе признаюсь, мне иногда не хватает тебя. Но сейчас у меня есть Георгий. — Кстати, о Георгии. У вас реально с ним все так серьезно? Танька зажмурилась и задвигалась в такт какой-то музыке: — Мишка, я, похоже, влюбилась. Долго, правда, пришлось его ломать, все у него из головы тот вечер в парной не выходил. У него были большие психологические проблемы на почве работы. А после того случая он вообще чуть с катушек не слетел. Но уже все стабилизировалось. — А он знает про нашу семью, ну что мы друзья? — Знает конечно, — лицо Таньки покрыла небольшая тень, — боится он. Боится, что если мы будем общаться, он опять сорвется. А больше всего он боится Юльку. Да, ситуация: — Ну и что ты собираешься предпринять? Отстранять его от нашего общества долго не получиться, иначе ты с ним расстанешься. — Да знаю, это бесит больше всего. Он как упертый баран. Думаю. — А как Юлька, кстати относится к твоим серьезным отношениям? Татьяна пожала плечами: — Юлька любит меня и очень рада, что в моей жизни появился мужчина, который мне не безразличен. Еще она радуется, что моя пизденка опять будет трахаться не только её пальчиками. Я просто обалдел: — Чего, так и сказала? Таня рассмеялась: — Ну да, так и сказала. Подумав немного, я рискнул: — А ты не могла бы мне устроить сеанс наблюдения за вашими ласками? — Повторяю слово, обойдешься, — она вздохнула, — Миш, ну все же хорошо. А это наше личное, не дуйся. — Да я не обижаюсь, я все понимаю. Ты вот что, если нужна будет помощь с Георгием, ты говори. Мне Георг понравился, надо его как-то к нам присоединять. — Окей, буду иметь ввиду. … Наступала весна. Все больше теплых дней радовали и душу и тело. Именно в этот момент, Татьяна и вспомнила мое предложение о помощи с Георгием. Разговор проходил у неё в офисе. Услышав от Татьяны детали плана, меня взяли сомнения, уж как-то просто все Танька предлагает. Просто и банально. Я пока не понимал, в чем тут фокус. — Ну не знаю. Как то все смахивает на историю из пошлых романов. Несмотря на мои сомнения, Татьяна была уверена: — Миш, все получится. Надо сначала сблизить Георга с Юлькой. О тебе то они ничего не знают. Значит вся проблема в них. — Я согласен, нужно их каким-то образом свести. Но что-то все равно не стыкуется. Так, смотрю на Таньку и понимаю, чего-то она не договаривает: — Давай уже, колись. Она вздохнула: — Тебе бы психологом работать. Короче, я рассказала Георгию о нас с Юлькой. Ого, вот это номер! Удивила меня Татьяна, ох удивила. — Смело. И как отреагировал очередной член нашей маленькой тайной ячейки? — Все тебе придуряться. Надо было так, понимаешь, надо. Миша, у нас с Георгием очень серьезные отношения. Он в последнее время у меня практически живет. Стал замечать что-то, мы же с Юлькой у меня всегда встречались. А дома Георгий теперь. Ну и пошли вопросы. Не получалось уже его обманывать, да и не хочу я. Я в него влюбилась. Но Юлька для меня все, ты знаешь. Я и махнула рукой, расскажу, а там что будет. Я слушал Татьяну и переживал не меньше её: — Как отреагировал? — Да никак, молчал весь день. А потом пропал на неделю. Я вся извелась. А вечером, — Танька засияла, — сказал, что любит меня. Что все понимает. — Хм, повезло тебе. Два мужика, и оба понимают твои и Юлькины маленькие странности. — Хватит ржать, — Татьяна нахмурилась, — сам что ответишь? Я стал загибать пальцы: — Давай подведем итог. Ты просишь меня, что бы я позволил Георгию трахнуть мою жену, второй раз, между прочим. Татьяна вся сжалась: — Да нет, просто массаж. Так они сблизиться. — Угу, я помню, чем закончился предыдущий «просто массаж». Продолжу. Потом появляюсь я, и мы все вместе бухаем до потери сознания. Ты используешь ситуацию всеобщего алкогольного пофигизма и мы все чпокаемся друг у друга на глазах, ну или как получиться, я ничего не упустил? Великий комбинатор пожала плечами: — Ты сильно утрируешь, но в целом да, все верно. Даже если не будет, как ты выразился, «всеобщего чпоканья» в любом случае мы проведем вместе время. Все равно под воздействие алкоголя это будет проще сделать. Да, каша между нами была чудовищная. Георг знает про девчонок. Я знаю про девчонок. Татьяна знает, что про них с Юлькой знаю я и Георг. Юлька не знает, что знаем мы с Георгом. Георг не знает про меня. Юлька про меня тоже не знает. Юлька не знает, что знает Георг. Татьяна знает все. А теперь и я знаю все. Я призадумался, в общем то толково все Татьяна предлагает. Для запутанных ситуаций должны быть простые решения. Тем более она уже доказала, она может управлять процессом. Есть только… — Меня смущает один момент. Татьяна поднялла брови: — Какой? — А такой. Ты обещала, что Юлька не с кем спать не будет из мужиков, кроме своего мужа. — Да с чего ты взял, что я стремлюсь уложить Георга с Юлькой в постель? Я пристально посмотрел на Татьяну: — Я так не думаю, но все же, если это произойдет, ты не сможешь помешать, верно? Танька опустила голову: — Не смогу. Мда, ты, наверное, прав, может такое произойти. Я подошел к её креслу, присел рядом с ней: — Танюш, не парься. Если случиться, то случиться, ты же будешь рядом. Однако есть малюсенькая просьба. Татьяна расслабилась и наклонилась ко мне: — Говори партнер. Я совершенно невинно пожал плечом: — Ты же мне не откажешь, полакомиться своим персиком? Ну, если все пойдет не так? Напарник откинулся в кресло: — А я то всё думаю, в кого у моей Юльки столько разврата проснулось. Теперь ясно, муж да жена, одна сатана, — она еще раз внимательно посмотрела на меня, ухмыльнулась, — будет тебе персик,… если что. На том и порешили. … Юля слушала Татьяну: — Чувствует он себя уверенно, однако на сто процентов не уверен. Он сейчас не работает с женщинами, удалось в салоне договориться, только мужчины. Подруга говорила с набитым ртом, время от времени запивая пивом. Они сидели за столом на кухне у Тани дома. Татьяна ужинала, приготовленные Юлей спагетти. Подруга уплетала еду, а Юля молча любовалась своей любовницей. На душе Юли был покой. Последние полгода жизни серьезно изменили её. Наступившая тишина в душе успокоила пожар, чуть не спаливший её дотла. Вечер в салоне перевернул и едва не свергнул душу Юли в ад. Она содроганием вспоминает, как ей было плохо! Вокруг неё разрушился мир, окружающий Юлю всю её жизнь. Вопрос, стучавший внутри, не давал возможности спать, есть, дышать, жить. Как такое могло с ней произойти! В ту ночь она не сомкнула глаз, она не могла уснуть. Не потому, что муж её трахал всю ночь, не поэтому. В её сознании билась одна и та же мысль: измена, измена, измена! Если во время так называемого массажа, Юля была в не себя, то оказавшись в постели с мужем, она к своему ужасу вспомнила все до мельчайших подробностей! Вот муж направил в неё член и стал проталкивать его … во влагалище, она закрыла глаза… Георгий навис над ней, схватив её бедра своими крепкими руками и потянув свой пах вперед вставил ей свой член. Она открыла глаза… Михаил держал в своих ладонях её лодыжки, разведя её ноги максимально широко, наносил мощные удары по её матке. Его глаза светились не виданным раньше блеском. Она сильно испугалась, он знает, он все знает, он меня сейчас просто убьет, убьёт своей долбежкой! Юля закрыла глаза… Член Георгия скользил внутри Юлиной дырочки, плавно пробивая себе дорогу. Небо, какой же у него был все-таки классный член. Её ладошка запомнила каждый дюйм этого потрясающего мужского органа! А теперь еще и дырочка получила это шелковое, удивительно ровное чудо! Юля открыла глаза… Михаил кончал, издавая невнятные звуки. Сперма разлилась по Юлиному влагалищу, затекая в каждый уголок её дырочки. Какая же она свинья, её муж, её мужчина кончал, а она восхищается в это время чужим хером! Блядь, тварь, потаскуха! Она не могла так поступить, это не могло с ней случиться. Она принадлежит только мужу, только одному мужчине. Только он может прикасаться к ней, только он может её иметь! С такими вот не радостными переживаниями она, наконец, закрыла глаза и провалилась в недолгий сон. Не зря говорят утро вечера мудренее. Наступившее утро, чашка сваренного крепкого кофе, придали голове ясности. Муж убежал на работу, сын умчался в техникум, и она была предоставлена себе. Юля сидела перед окном, наблюдая, как первый снег отвоевывает себе территорию. Снежинки носились по небу, но, в конце концов, падали на землю. Нечто подобное творилось внутри женщины. Мысли носились в её голове, падая и поднимаясь вновь. Она сама уже несколько раз устремлялась ввысь, а увидев, куда её занесло, складывала крылья и камнем падала на дно своего сознания. Ей было стыдно от того, что она видела в высоте. Сложившееся за годы жизни сознание не принимало радость, оно кричало — ты грязная! Юля прикрыла глаза: три ослепительных вспышки, три сокрушающих оргазма, три жирных креста на её жизни, или три отправных точки её новой жизни? Женщина сделал глоток кофе, вздохнула, положив голову на кулачки. С мужем Михаилом они были женаты уже почти 19 лет. Сыну было 18 лет. Юля была довольна жизнью. У неё все было, о чем она мечтала девчонкой. Она прекрасно помнила, как юношеские мечты рисовали картину счастья: дом, муж, дети, долгая и счастливая семейная жизнь. Все так и было по началу. Было, Юля горько усмехнулась, жаль в юношеские мечты не попадают внутренние стенания о наступившей бытовухе. А бытовуха, после такого количества совместно прожитых лет была во всем — в отношениях, в быте, в жизни и самое главное в сексе. Муж вроде, как и исполнял свои обязанности, но этого было мало. Она уже не помнила, когда это началось, тело стало требовать удовлетворения. Тело требовало секса, жесткого, долгого, всепоглощающего. Тело проснулось, и Юля ничего не могла противопоставить этому пробуждению. Она пыталась спрятать грязные помыслы, но от этого становилось только хуже. Оказалось, что укрывание своих тайных стремлений заводят женщину еще сильнее. Юля попробовала как-то разнообразить их с мужем интимную жизнь. Научилась делать красивые интимные прически, регулярно меняя их. Втайне от мужа стала заниматься фитнесом, её тело подтянулось и выглядело не хуже тела её подруги Татьяны. Но всё что она предпринимала, не давало своих результатов. Юля понимала, она недостаточно смела для таких перемен. Мысль просто поговорить с мужем на эту тему продержалась в голове несколько секунд, ровно столько, сколько её можно было проговорить про себя. Она не могла позволить себе такого разговора. Что она скажет, милый я хочу оргазмов, я хочу, что бы драл меня, как последнюю блядь? Нет, она не готова к таким обсуждениям, хотя и понимала, муж как раз может это обсудить. Юля знала, что её муж Михаил гуляет от неё. Она знала, что он ей изменяет. Она никогда не ловила его с поличным, но она знала, женщины чувствуют такое. Она знала, и не могла решиться на очень важный разговор, который мог бы её спасти. Юля уже осознавала, её надо на самом деле спасать. Её внутренние силы таяли на глазах. Этому была еще одна причина. Почти как два года Юля была тайно влюблена. В данном случае книги врут, влюбленность не прибавляла ей сил, наоборот, постепенно убивала. Мало того, что она не могла найти внутреннего покоя и телесного комфорта дома, так она еще умудрилась влюбиться в не стенах своего дома. Юля пошла делать себе ещё кофе. Стоя у плиты, она не без содрогания вспоминала тот период своей жизни. Любовь, она забыла это чувство, да и было ли оно? Или это была не любовь? Может это была страсть? Или другой ответ, это было следствие неудовлетворенности. Тогда многое становилось понятным, ведь Юля была влюблена в женщину. Этой женщиной была её подруга Таня. Можно сказать, они и не были подругами, они были сёстрами, они были всем друг для друга. Новое чувство нарастало в груди Юли очень медленно, она всячески тушила возникающие искорки. Но время шло, тепло зарождающегося чувства уже было сложно прятать в закоулках души. Юля вздрогнула, она помнит, как ей было плохо! Как она мысленно резала свои руки, тянувшееся к Татьяне. Как она себя вязала веревками, когда в танце они обнимали друг друга. Как кусала до крови губы и язык, желавшие прикоснуться к груди подруги! Мысленно Юля всегда удивлялась, каким непостижимым образом она все выдерживала, что ей помогало? Все воспоминания пронеслись в голове буквально за секунду. А что теперь? Теперь возле плиты стояла женщина, которая вчера вечером испытала свои самые острые сексуальные ощущения в своей жизни. Вся трагедия для Юли заключалась в том, что её муж к этому не приложил никаких усилий. В этот знаковый для неё момент рядом был незнакомый мужчина, массажист из салона и её лучшая подруга. Странно, Юлю совсем не волновало присутствие подруги при её измене мужу. Более того, в этот роковой вечер между ними все разрешилось, любовь, и притяжение женщин было взаимно. Но об этом женщина сейчас не думала, открывшаяся любовь Татьяны к Юле не оказалась для неё чем-то отталкивающим, наоборот, она сразу восприняла эти чувства, как некую защиту, за которой можно было укрыться. Юля не представляла, что будет с их любовью, но она знала главное, что Таня её не оттолкнёт. Назвать же секс Юли с чужим мужчиной переживаниями можно было с большой натяжкой. Это была катастрофа и только сейчас, на трезвую голову Юля это поняла. Положение усугубляло фантастическое удовольствие, полученное Юлей. Она, так давно не испытавшая оргазмов от мужа, а тут за не полных два часа кончила три раза от рук и члена чужака! Справедливости ради, третий раз ему помогла Татьяна. Юля закрыла глаза, Танюша была единственным светлым пятном в этой истории. А какие у неё ласковые пальцы! Открыв глаза, женщина поняла, Татьяна остается в её жизни, а вот что ей теперь делать со свалившимся на неё осознанием? Наверное, лучше всего будет поговорить с Таней, Юле было жизненно необходимо побыть с подругой. Юля пропадала у Тани всё своё свободное время. Они болтали, ели, смотрели телек, просто сидели, прижавшись друг другу и молчали. Только спустя неделю, после того вечера в салоне, они первый раз занимались сексом. Несмотря на уже случившуюся связь, тот раз был для них первым. Они узнавали друг друга, они искали друг друга, они были не смелыми, они были пламенем, они были нежностью. Прошедшая следом неделя полностью вытеснила из головы Юли все страхи и переживания. Таня вознесла её на вершину блаженства. Юля отдавалась Татьяне без остатка. Проснувшаяся страсть изменила Юлю. Она чувствовала потребность в сексе, в его неукротимом притяжении. Все каких-то пару месяцев назад Юля и представить себе не могла, насколько её захватит желание. И непросто желание. В постели с Татьяной она стремилась к новому, неизведанному, что может привести её к взрыву. Раньше для неё все это было пошлостью и развратом. Ну как можно во время занятия любовью грязно ругаться? Как можно унизительно … выпрашивать, еще, еще? Но все это стало для Юли реальностью, за что она была бесконечно благодарна своей любовнице. Однако на этом радужном небосклоне оставалась маленькая черная тучка, Юля никак не могла себя заставить заниматься сексом с мужем. Она боялась. Боялась, что муж все поймет, что муж от неё отвернется. Таня долго её уговаривала, объясняла, что для Мишки важна она, его жена. Юля внутренне соглашалась с Татьяной, более того, она продолжала любить своего мужа, несмотря на то, что в её жизни появилась Татьяна. В итоге Татьяна убедила её, необходимо возвращаться. Но сделать это нужно по-особому. Татьяна тогда убеждала Юлю, ты обязана изменить вашу семейную жизнь, и сделать это можно только в постели. Её пугала такая перспектива, мало того она переживает, что муж догадается об измене, так еще и раскрыться перед ним в постели! Юля долго сопротивлялась, но все же решилась. Она неожиданно для себя осознала, что уже не сможет сдерживать себя, что ей самой требуются изменения. Еще она надеялась, что долгие годы совместной жизни не позволят мужу просто так перечеркнуть их отношения. Юля с благодарностью вспоминала настойчивость Татьяны и её дальновидность. С первой же ночи Юля открыла себя для мужа. О, это был взрывной коктейль. Самое главное для Юли было в том, что муж не был удивлен, он с радостью и воодушевлением принял изменения в жене. Все последующие дни, недели и месяцы Юля ловила себя на мысли, как странны бывают жизненные повороты. Её измена так, круто поменяла её жизнь. Через три месяца Юля с удивлением ловила себя на мысли, что сейчас муж принадлежит только ей. Она чувствовала, в его жизни нет других женщин. От этого она еще больше заводилась. А сколько она открыла в сексе! Если раньше минет был какой-то странной необходимостью, то теперь эта ласка стала одной из любимых для Юли. Как она научилась мучать своего мужа этой оральной пыткой, когда муж буквально молил об оргазме?! Могла ли Юля в прошлой жизни мастурбировать перед мужем, доводя себя до оргазма? Сколько раз за всю супружескую жизнь они занимались сексом в неподходящих местах, раз, два? Но не сейчас, неделю назад на последнем ряду в кинотеатре они устроили такое, что их попросили выйти из зала! Вошел в их интимную жизнь и анальный секс. Получилось вообще то случайно. Юля вспомнила, как она стояла на коленях, а Михаил играл с её киской вибратором. Она так текла, что и не заметила, вибратор практически сам нырнул в задний проход. Возбуждение предательски застлало глаза, и уже через пару секунд на месте вибратора был член мужа. Слава Богу, сына не было дома, оргазм мужа сопровождался звериным рыком такой громкости, что Юля даже испугалась. … Юля слушала рассуждения подруги о её мужчине. Да, они с Георгием, с тем самым массажистом были вместе уже два месяца. Юля чувствовала, как подруга прикипает к Георгию. Нет, он не ревновала. Женщины знали, они свое место заняли друг у друга в сердце. Более того, Юля была рада, что у Татьяны появилась возможность заниматься сексом с мужчиной, сама то Юля имела такое удовольствие и понимала насколько оно необходимо для женщины. А сколько пикантности добавляли воспоминания женщин о сексе с мужчинами, когда они сами занимались любовью! Все вроде складывалось замечательно… Вроде все. Но Юля себя знала, внутри её снова точили сомнения, а если быть точнее желание. Она успешно забыла про Георгия, когда в её жизнь вошла любовь к Татьяне. Но как только его фигура снова замаячила на жизненном горизонте Юли, она пришла к выводу, ничего она не забыла! Она помнила и его руки и его умопомрачительный член! Она помнила каждую секунду, когда этот член проникал в её дырочку! И она хотела вновь все испытать! От такого признания в груди давило. Что же получается, кем она стала? Татьяна допивала пиво, продолжая рассказывать о Георгии: — Он уже и на сеансы доктора ходит реже. Ты вообще слышишь меня? Юля встрепенулась: — Ну конечно, я рада, что состояние Георгия идет на поправку. Татьяна вытерла салфеткой рот и подошла к Юле. Она села рядом, обняла подругу: — Что с тобой родная? Я же вижу, в последнее время ты грустишь? Юля прижалась к подруге и поцеловала её в висок: — Все хорошо Танюш. — Да ничего не хорошо, дома что случилось? Не обманывай меня, я же все чувствую. Ну все, хватит, не могла она больше держать в себе. Юля выпалила: — Георгий. Татьяна отодвинулась от Юли и долго посмотрела на неё: — Что Георгий? Юля вскочила и стала метаться по кухне, заламывая руки: — Таня, я так больше не могу. Не могу от тебя скрывать. Я тебя люблю, я люблю своего мужа. Но это не все, — она остановилась напротив Татьяны, — я хочу Георгия, я просто сума схожу, когда ты произносишь его имя. Я занимаюсь сексом с мужем, а перед глазами член Георгия, я ласкаю тебя, а сама представляю, что сзади меня трахает твой мужик! Она упала на стул и, закрыв лицо руками заплакала. … Татьяна молчала и глядела на свою рыдающую подругу. Вот так. Татьяна закурила, глядя в потолок сквозь поднимающийся дым. Для неё не стало большим сюрпризом признание любимой. И, разумеется, в душе Татьяны не было никакого гнева. Еще в тот вечер она решила, что её мужчина, это мужчина и её женщины. Так, для начала надо успокоить Юльку. Она склонилась над подругой и стала гладить её по волосам: — Юля, ну что ты глупенькая. Почему ты мне не сказала сразу? Хочешь, я расстанусь с ним? Юлька резко подняла голову, и Татьяна увидела в заплаканных глазах ужас: — Нет, нет. Просто я такая дура. Ну что мне не хватает? У меня есть ты, дома полная гармония, а я веду себя как потаскуха! — она всхлипнула, — просто это же твой мужчина, а я… я… Юлька опять разревелась. Татьяна обняла её сзади, положив одну руку на грудь, а вторую на живот Юльки: — Успокойся. Не забывай, я тебя тоже люблю. Неужели ты думаешь, что я буду тебя ревновать? — рука на груди уже нащупала сосок и стала его сдавливать, — все моё, это твое. Рука на животе уже пробила себе дорогу вниз, нащупав волосики на лобке подруги. Сквозь плач Юльки, стали доноситься осторожные вздохи. Подруга постепенно возбуждалась. Татьяна не останавливалась: — Ты давно о нем думаешь? Юлька уже откинулась назад и немного развела ноги: — Как только ты с ним начала встречаться, — пальчик Татьяны лег на клитор, — Ох… Татьяна посыпала шею подруги поцелуями, а затем укусила её за шею. По телу Юльки прошла дрожь. Она освободилась от объятий Татьяны, скинула майку и вернула свое тело к её губам. Татьяна сама порядком завелась, но не стала упускать момент. Возложив руки на груди любимой, она стала их ласкать. Юлька уже успокоилась, выдавая один за другим глубокие стоны. — Почему ты мне ничего сразу не сказала? — пальцы сконцентрировались на сосках. — Аххх, — слова шли вперемежку с вздохами, — но как? Ооо… Он же твой, я не могу. Танюш, сильнее. Дааа… Что ты обо мне подумала бы? Аааа… Татьяна вернула одну руку между ног подруги, задрала юбку и сквозь трусики стала наглаживать её губки. Юлька сначала прижалась к ладони Татьяны, но передумав, отстранилась и быстро стянула с себя нижнее белье. Татьяна сразу же раздвинула губки любимой и погрузила мокрую Юлькину дырочку палец. Юлька охнула, раздвигая ноги еще шире. — Я бы подумала, что у моей девочки отличный вкус, — Татьяна разносила соки подруги по её вагине, — обещай мне, что все будешь мне рассказывать, обещаешь, — и нежно схватила между пальчиками клитор. — Даааа… , — дрожь пробила Юлькин голос, — Танечка, два пальчика, не дразни, два… Татьяна не заставила подругу упрашивать и погрузила внутрь еще один палец: — Любимая, я тебе дам все. Все что у меня есть, — пальцы двигались внутри влагалища подруги, — я хочу, что бы ты имела все, что есть у меня. Что бы ты получала удовольствие больше чем я. Татьяна почувствовала сокращения влагалища, Юлька была близка к оргазму. Чуть подожди … родная, есть кое-что еще. Она убрала руку от киски подруги, Юлька с сожалением ойкнула. Пользуясь смазкой на пальцах, Татьяна стала мучать сосок любимой. Другую руку она завела за волосы и слегка на себя потянула. Юлька только выгнулась в ответ: — Ты слышала меня, любимая, — Татьяна продолжала, и ласкать любимую и шептать ей, — я знаю, ты сделаешь тоже самое и для меня. Момент был очень удобен, Татьяна немного опасалась реакции Юльки, но напрасно: — Даа… Конечно, я так тебя люблю Танюша. Ты так многооо… для меня значишь. Все что моё, это твоёооо… … Юлька улетала. Ощущения от секса с Татьяной всегда были другие, нежели с мужем. С мужем был тайфун, драйв, немного боли. Какое-то звериное желание сучки правило бал внутри Юли. Томность, нега, нежность, постепенно накатывающиеся волны удовольствия, возносящие к срыву в пропасть, сопровождали секс с Татьяной. Находясь в руках Тани, Юля всегда испытывала невероятный кайф. Татьяна понимала её тело и всегда знала, в чем нуждается Юля. Сейчас, сквозь приближающейся вал оргазма, Юлька испытывала огромное облегчение от реакции Тани на её признание. Отдаваясь ласкам подруги Юля не представляла себе секс с Георгием, она просто радовалась, что её любимая вошла в её положение и готова разделять с Юлей всё. Любовь, страдания, счастье, желание и наконец, мужчину. Последнее пункт окончательно добил Юлю и она со вздохом кончила прям в руку любимой, орошая её ладонь своими соками. Открыв глаза, и переживая случившийся оргазм, Юлька вдруг спросила себя, а я готова делить своего мужа с Татьяной? Спросив себя, Юля не получила ответ. Она не знала, как относятся Михаил и Татьяна друг другу. Она никогда не замечала между ними какого-либо интереса. Подруга и муж были просто приятелями. Или нет? Юля помотала головой, не может быть, она бы заметила. Чувствовала же она, когда у мужа были другие женщины, да, чувствовала. Значит между Татьяной и Михаилом ничего нет. Но зачем Таня подвела к этому, Юля отчетливо понимала, что Татьяна неспроста затронула эту тему. Да почему, почему, Таня права. Она же готова делиться всем, что у неё есть, так почему она, Юля, должна оставаться в долгу у Татьяны? … Татьяна поглаживала грудь любимая, но чувствовала, как напряглась её спина, Юлька была в размышлениях. Интересно, интересно. — Танюш, — Юлька развернулась к Татьяне, прижимаясь к ней сосками, — спасибо тебе за понимание. Она замолчала, но потом продолжила: — Ты не обращай на меня внимание, дура я все-таки. Нужно уже уметь держать себя в руках. Тоже выдумала, секса мне не хватает, — она потянулась к Татьяне и нежно её поцеловала, — мне было так хорошо сейчас. Татьяна ответила на поцелуй и добавила: — Любимая, я от своих слов не отказываюсь, все мое, твоё. И когда ты этого действительно захочешь, я буду за тебя только рада, — она потянула Юльку в спальню, — а теперь пойдем, я хочу что бы ты со мной что-нибудь сотворила. Юлька радостная подскочила со стула и потянулась за Татьяной. Итак, все идет отлично, с Юлькой вопрос решен, остался Георгий, но с ним я уж точно все решу. Татьяна скинула с себя всю одежду, рухнула на кровать, и притянула к своей киске Юлькину голову. … Весна, настроение у Георгия было великолепное. На работе все шло замечательно, руководство довольно, ЗП подняли. В личной жизни Георгия тоже произошли перемены, он встречался с Татьяной, и их связь приобретала с каждым днем всё больший оттенок серьезных отношений. Он даже отцу рассказал о женщине. Отец очень обрадовался, так как переживал за сына. Настроение поднимала и то, что психологическая проблема окатывалась назад, совсем исчезая из сознания Георгия. Вот уже две недели он принимался за работу с женщинами, все было отлично, срывов не было. Георгию со временем очень понравился город, куда его забросила судьба. Он подумывал, может вообще здесь остаться. Именно в этом городе он получил покой и вернул себе самому профессиональную честь. Странно, подумал он, а ведь началось всё совсем не радужно. Он не любил вспоминать тот вечер, когда он сорвался. Пытаясь себя оправдывать, Георгий видел как сейчас двух обворожительных женщин: Татьяну и Юлю. Каждая по своему была хороша, у Татьяны было тело сродни фрукту, с ровной, хорошо натянутой кожицей. Прикасаться к нему было удовольствием, а уж работать с таким материалом было вообще сплошной космос. Юля. Эта женщина подарила ему одни из самых искрометных переживаний в его жизни. Её ладошка, блуждающая по его члену, время от времени всплывала в его голове. Георгий старательно гнал от себя эти образы. Помогала ему в этом как не странно Татьяна. Она вцепилась в него ка клещ. Георгий был не дурак, чтобы не понимать этого. Поначалу ему казалось, что она просто хочет удовлетворить с ним сексуальные потребности. Георг не стал оказывать, он все еще опасался, что Татьяна его выдаст. Потому и согласился, тем более удовлетворение Татьяниных потребностей приносили Георгию очень острые ощущения, в сексе Татьяна была сказочно хороша. Одна её киска чего стоила, настоящая драгоценность. Потом уже стало понятно, Татьяна не просто с ним трахается, она стала проявлять к нему чувства. Да и сам Георгий признался себе, женщина его волнует больше, чем просто любовница. Он стал частенько у неё ночевать, больше проводить с ней время. Вот тогда то он и приметил, что Татьяну, что то гложет. Она часто стала нервничать на пустом месте. Георгию это не нравилось: — Таня, я хотел бы понять, из-за чего ты так бесишься, но я не пойму. Я что не вовремя пришел? Извини, я хотел сделать сюрприз. Татьяна повисла на шее: — Прости, я чего-то психованная сегодня, на работе неполадки, — она подставила губы для поцелуя, — не сердишься? Георгий крепко её обнял и чмокнул: — Послушай, я не знаю, какое место занимаю в твоем сердце, но я вижу, вижу хорошо, оно не свободно. Татьяна отпустила его, села на стул и, закурив, сказала: — Присядь Георг, — Татьяна глубоко затянулась, — я долго думала, стоит тебе говорить правду, или нет, — она еще раз затянулась, — ты мне не безразличен. У меня очень давно не было такого чувства к мужчине. Она не смело посмотрела на Георгия, и грустно улыбнулась: — Может я влюбилась в тебя? Георгий молчал: — Ты прав, мое сердце, скажем так, не совсем свободно, — она увидела, как Георгий напрягся, и поспешила добавить, — но это несколько другое. Да, я влюблена. Но я люблю не мужчину. Георгий все понял. Он же был свидетелем тогда, в салоне, как Татьяна и Юля были нежны, как они целовались, как ласкали друг друга. Видел, помнил, и не сделал выводов. С другой стороны он сейчас практически услышал признание в любви от Татьяны. Сумасшествие какое-то. Татьяна оторвала его от размышлений: — Ты догадался сейчас, да? Георгий молча кивнул. — И что ты скажешь? А что он мог сказать, а ничего. В голове был сумбур. Назвать Татьяну лесбиянкой язык не поворачивался. При этом она любит женщину, и однозначно, Георгия только сейчас осенило, они занимаются сексом. Это то и взбесило Татьяну сегодня, к ней должна была прийти Юля. Теперь он, Георгий. Георгий мужчина, к которому Татьяну тянет, по меньшей мере. Дела. Вот так он узнал о том, что у его женщины есть любовница. Просто роман какой-то. Но это была жизнь, и Георгий взял тайм-аут, на неделю он остался один. Татьяна, очевидно, поняла его настроение, она не звонила и не искала встреч. Только на восьмой день Георгий сам набрал её номер. Татьяна отвечала тихо, спокойно, но Георгий понял, она едва сдерживает слезы. Когда же он к ней вечером приехал, он едва узнал её, осунулась, круги под глазами. Она поцеловала его, прям на пороге: — Спасибо, что приехал. Они провели чудный вечер. Татьяна поведала ему об их отношениях с Юлей. Как они, лучшие подруги, долго не могли разобраться в своих чувствах. Каким образом тот вечер в салоне расставил все точки в их отношениях. О том, как Юлька … переживала все случившееся и практически жила у Татьяны целый месяц. Георгий спросил, а знает ли о случившемся этом муж Юли, но Татьяна заверила, что нет, он не в курсе. Георгий тогда с облегчением вздохнул, слишком для него была не стандартная ситуация, и он подумывал, что и Михаил может быть в теме происходящего. А потом они любили друг друга, именно так охарактеризовал Георгий тогдашний секс с Татьяной. Георгий принял положение вещей, продолжая встречаться с Татьяной. Она как-то сама разводила их с Юлей, они до сих пор не встречались, хотя подруга Татьяны была в курсе, у её подруги серьезные отношения с мужчиной, да еще и с каким. Все вроде было нормально. Но все же одна вещь его беспокоила, Юля. Георгию никак не получалось забыть эту женщину. Он усмехнулся, ну вот, заразился у Татьяны, та тоже любила двоих. Георгий спохватился, любила, а он что испытывает к Юле, любовь, или вожделение? Черте что. Выяснить своё отношение к Юле пришлось довольно скоро. Дни становились теплее, деревья уже во всю зеленели своими нарядами. В один из таких погожих деньков Татьяна завела разговор о выезде на природу. А точнее на свою дачу, которую, наконец, доделали. — Удивила ты меня, — Георгий на самом деле был крайне удивлен, — не знал, что ты еще строительством занимаешься. — Сюрприз, — Татьяна порхнула к нему на колени, — три года мучалась. Все уже готово, я старалась как раз к сезону, — она обняла его, — не злись. Георгий обнял её за талию: — Да я не злюсь, просто думал, у нас больше нет секретов. Татьяна стала перебирать его волосы: — То же мне секрет. Но впредь обещаю, никаких тайн. Они поцеловались, Георгий хотел было продолжить игру, обещающую отменный секс, но зная уже неплохо Татьяну спросил: — Так в чем же еще сюрприз? — Мда, ничего от тебя уже не скроешь. Я хочу пригласить на дачу Юлю с Михаилом, — она напряглась, — ты как на это смотришь? Георгий смотрел на это двояко. Он понимал, что рано, или поздно все равно нужно будет знакомиться, так сказать в рамках семей, ого, уже семей. С другой стороны, его пронимала непотная дрожь, он будет рядом с Юлей, как он будет себя чувствовать? Не стоило забывать, что при встрече будет еще и её муж находится. Впрочем, что тут думать, надо встречаться, а там посмотрим. — Смотрю положительно, — он с хитрецой глянул на Татьяну, — давай уже выкладывай свои планы, вижу все уже тобой продуманно. Татьяна визгнула, смеясь: — Георг, ты просто красавчик, как говорит мой зам армянин, — она стала перечислять, — дача на самом деле готова, все коммуникации, ремонт, техника, мебель. Единственно, она после рабочих, то есть нужно прибраться. Я думала нанять кого, но потом пришла мысль другая, а почему бы нам вчетвером не привести все в порядок? Так сказать совместным трудом ударить по пыли и мусору? — Толково. — Вот и я так думаю. Георгий возобновил игру, поглаживая Татьянин животик: — А что думают твои друзья? — Юля за, Михаил пока не знает, но дело будет к выходным, так что он тоже согласится, — Татьяна успела положить свою ладонь на грудь Георгия и стала кончиком пальца обводить его сосок. — Ага, ну и последний сюрприз, — Георгий очень жестко мял женскую грудь. Татьяна зажмурилась, открыла глаза: — А еще на даче есть баня, — с последним словом она сняла с себя блузку и набросилась на Георгия. … — Так слушай меня и не перебивай, у меня мало времени, — Татьяна снизила голос, — в пятницу съезжаемся ко мне на дачу. Ты должен опоздать, придумай что-нибудь. Я был весь в предвкушении, очередной план: — Ясно, мне как то надо просигнализировать, что я еду, боюсь опоздать к самому интересному. Татьяна задумалась: — Интересный вопрос. Да, думаю нужно, но я пока не представляю, каким образом, по моим прикидкам мы будем заняты. — Ого, ты уже знаешь даже чем? Татьяна хихикнула: — Приблизительно. Миш, я тебе многого рассказать не могу. Я был сама невинность: — Да, ну и как мне с этим теперь жить? — Ладно тебе, ты обещал помочь. — Ага, ты тоже кстати кое-что обещала. Тишина в трубке: — Я помню, и не в чем не отказываюсь. Ты вообще будешь мне помогать? Буду родная, я по-звериному оскалился, конечно, буду: — Да, мне нравятся твои планы в исполнении. — Все, тогда договорились… avtormihailov@rambler.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх