Минет, ещё минет. Часть 1

Прошло пару лет после окончания института. Наступал очередной новый год. Тридцать первое декабря. Но настроение моё было совсем не праздничное. За неделю до нового года я «насмерть» разругался со своей девушкой. А планы то, какие были! Родители ушли в гости к родственникам, брат где-то «фестивалил» со своей компанией. В общем, остался я на новый год один. Родители звали пойти с ними, но я наотрез отказался. Сидеть всю ночь с престарелыми мамиными тётушками и слушать их воспоминания двухсотый раз — нет уж, лучше одному телевизор посмотреть. Мама приготовила, как полагается, праздничные кушанья (чтобы сынок не оголодал!) и к вечеру они уехали, предупредив, что вернуться, скорее всего, вечером первого. Тоскливые часы тянулись долго, я даже задремал перед телевизором. Разбудил звонок друга Вадима, который весело поздравил с наступающим праздником. Мне стало ещё хуже. Послушал поздравления президента. Вот он и наступил — Новый Год. Выпил сам с собою пару рюмочек коньяка. Сразу после двенадцати позвонили и поздравили родители. Снова звонок телефона. На этот раз позвонил бывший сокурсник Фёдор. По голосу слышно было, что Федя сильно навеселе и вокруг него шумно — музыка, женский смех. — Ирку тоже поздравь — кричал Федька. — Некого поздравлять — мрачно ответил я. — Не понял. Ты с кем справляешь? — всё ещё веселился друг. — Один я справляю. Несколько секунд Фёдор помолчал. — Так давай к нам. Не кисни. У нас здесь весело. Мы у Кати. Адрес не забыл? — сразу вдохновился Федя — А то, я тут почти один среди кучи девчонок. — Всё. Ничего знать не хотим. Давай. Мы с Катей ждём. Приходи — и в трубке раздались гудки. Моё настроение улучшалось на глазах. Федя с мамой жили в соседнем микрорайоне, а Катя, его невеста, вообще в моём, метрах в двухстах. Я быстро побросал в пакет коньяк, шампанское, апельсины-мандарины и коробку конфет. Наряжаться празднично не стал, сделал ставку на удобство. На улице шёл снег, и было не очень морозно. Идти всего ничего, поэтому дойти быстрым шагом и вбежать на четвёртый этаж заняло десять минут. Даже из-за двери была слышна бухающая музыка. После звонка в дверь, открыла молодая девица с намотанной на шее ниткой серпантина, и, улыбаясь, томно произнесла: — Вы к нам? — Федю можно? — ничего более оригинальное я не придумал. — Фёдооооор! — закричала девушка вглубь квартиры. Мгновенно вынырнула из-за двери довольная и жующая голова Федьки. — А, пришёл. Заходи. Заходи — засуетился друг. Я быстро разделся, отдал пакет Федьке, который он тут же у двери и поставил. Я сразу сообразил, что квартира двухкомнатная. Мы вошли в комнату. Освещал комнату лишь телевизор и в центре извивалась в танце целая стайка девушек. Подошла Катя, поцеловала меня в щёку. Глаза её блестели от выпитого. Непонятно на кого показывая в толпе танцующих девушек, и, перекрикивая музыку, Катя стала перечислять: — Венера, Лена, Инна, Алмагуль, Света, тоже Катя, Марина, Машка и Жазира. Все мои сокурсницы из Пединститута. Ну, Венеру, Алмагуль и Жазиру я ещё мог выделить из всех по азиатской внешности, а остальных решил узнать в процессе, так сказать. Включился свет. Только тут я заметил, что у музыкального центра на кресле сидел какой-то парень, видимо он и рулил музыкой. По знаку Кати, музыка стихла. — Это Виктор. Прошу любить и жаловать — провозгласила невеста друга. — Прямо сразу любить? — весело уколола одна из азиаток. Девчонки прыснули от смеха. Я тоже посмеялся. Стол с угощениями был отодвинут в угол. По команде Кати все налили. Я с удивлением отметил, что острая на язычок азиаточка подняла не бокал с шампанским, а рюмку с водкой. Украдкой я осмотрел всех девушек — симпатичные, просто «малина» какая-то. Большинство девчонок были заметно разгорячены спиртным. Выпили. Закусили. И Катя опять представила всех девушек, указав в конце на парня в кресле, который так и не встал к столу, Слава. Мне пришлось выпить пару «штрафных» коньяка, на которых особенно настаивала Алмагуль, та самая азиаточка. Свет вновь погас, и Алмагуль потянула меня за руку танцевать. Скакали все с удовольствием, с визгами и криками. На медленном танце мне пришлось потанцевать с четырьмя девушками, которые хохоча, «отбивали» меня друг у друга. Так мы веселились с час. Я с трудом вырвался и, одев тапки, вышел на балкон покурить. Через минуту ко мне присоединилась Алмагуль. Я молча дал ей прикурить. Искоса я старался разглядеть девушку. На ней было слегка просвечивающее, так что было видно лифчик, фиолетовое платье с какими-то блёстками, а на чёрных блестящих волосах венок из серпантина. Симпатичная девчонка лет 20—22-х, раскосая, с пухлыми маленькими губами и смуглой кожей. Она была уже сильно пьяна. (Специально для pornoskaz.ru — секситейлз.орг) Бесцеремонно прижавшись ко мне плечом, она заговорила со смехом: — Катька сказала, что тебя надо любить. И что она имела в виду? Я молчал, лихорадочно соображая, пристаёт ли она ко мне и что это может значить. Я повернулся к ней и, глядя в мерцающие глаза, нагловато спросил: — А ты хочешь меня любить? Выбросив сигарету, она прижалась ко мне грудью, уткнулась головой мне под подбородок и изменившимся голосом зашептала: — Мне нравятся такие мускулистые мальчики. Люблю сильных… Я обнял её за талию. Алмагуль немного отстранилась и подняла лицо. Я просто поцеловал её в губы. Мы стали бешено целоваться, её язычок за секунды обследовал весь мой рот. Я не ожидал такого напора. Но её активность завела и меня. Я с удовольствием помял её попку и схватил за левую грудь. Дав мне, немного времени насладиться упругостью её груди, она мягко положила руку мне на ширинку. Мой зажатый в джинсах член радостно рванулся навстречу. Продолжая искать мои губы, девушка стала тереть рукой бугор на моих штанах, распаляя меня ещё больше. Я уже строил в голове планы, как овладеть девушкой, но она неожиданно отстранилась и зашептала горячечно мне куда-то в шею: — Я замёрзла. Пойдём.. Разгорячённый, я и забыл, что мы стоим на холодном балконе, а она в лёгком платьице. Взяв меня за руку, она целеустремлённо потянула меня за собой. Мы прошли через комнату, где танцы не прекращались, и вышли в коридор. Девушка дёрнула дверь, дверь приоткрылась. Мы быстро прошмыгнули в дверь — это оказалась ванная. Я нажал защёлку на двери. Свет горел. Я не видел, когда она нажала выключатель. Алмагуль сразу прижалась ко мне, и мы опять поцеловались. Я попытался задрать подол её платья и добраться до её попки, но она легко отстранилась и тихо произнесла: — Не так. Я сама всё сделаю… Я остолбенел, ничего не понимая. Она же сама привела меня сюда? Тогда зачем? Алмагуль опустилась на колени и до меня, наконец, дошло, что она задумала. Трясущимися руками я помог ей справиться с ремнём и пуговицей на джинсах. Девушка по-хозяйски опустила мои штаны до пола и ловко освободила из трусов член. Мой покрасневший фаллос закачался перед её лицом. Алмагуль нежно ухватилась за ствол и прижалась к моим яйцам лицом. Я почувствовал, как её губки быстро целуя яйца, побежали вверх. Неожиданно я подскочил, когда жёсткий и шершавый язычок прошёлся всей длинной по уздечке головки. Меня словно током ударило и от члена пробило куда-то под лопатки. Головка моего члена была уже вся мокрая от смазки и девушка с видимым удовольствием стала её шлифовать языком. Я уже горел, мне хотелось, наконец, очутится во рту Алмагуль. Как будто прочитав мои мысли, девушка всосала член в рот. Я застонал. Там было так нежно, тепло и мокро. Сильно сжав в руке ствол, Алмагуль сноровисто надевалась ртом на член. Я смутно ощущал, что её язык как будто выталкивает головку изо рта. Девушка вынула член и, ритмично мастурбируя его рукой, немного отдышалась. Стало холодно и неуютно. Но вот она снова впустила меня в свои нежные губки и мокрый ротик. Алмагуль стала резко и жёстко втягивать головку члена в рот. Я временами ощущал её зубки. Вот голова моя затуманилась, волна слабости устремилась к паху, ноги ослабели, и, протяжно застонав, я вытолкнул струю спермы в милый ротик Алмагуль. Девушка плотно обхватила губами мой член и громко задышала. Я, содрогаясь, изливался, а она терпеливо ждала. Сквозь туман в глазах, я видел, что Алмагуль мелко посасывает головку, прикрыв глаза. В моих ногах сил почему-то не осталось совсем и я со стоном сел на край ванны, с чмоканием выдернув член изо рта девушки. Довольная и сияющими глазами Алмагуль, встала и вытерла рот тыльной стороной ладони и отвернулась к зеркалу, поправляя наряд. Вот так, как ни в чём не бывало, как будто только что она не сосала мужской член, а просто водички попила. — Горькая. Как водка. Наверное, и опьянеть можно,… если много — услышал я чуть надтреснутый голос. Я с трудом натянул джинсы. Девушка, наконец, повернулась ко мне, чмокнула меня в щёку и открыла защёлку. Мне показалось, что нашего отсутствия никто не заметил. Алмагуль упорхнула танцевать, а я зашёл на кухню. Мне хотелось пить. Хозяева, оба, хлопотали на кухне. Когда Фёдор увидел меня, то тут же налил коньяка на троих, и мы с присоединившейся Катей выпили. Потом ещё. Организовался маленький «междусобойчик». Музыка громыхала, но на кухне разговаривать можно было не напрягаясь. Мы мило болтали, когда вошла девушка. Как я не силился так и не вспомнил, как её зовут. Невысокая крашеная блондинка, сероглазая с маленьким вздёрнутым носиком и рельефными сочными губами. Стройненькая, может даже худенькая, хотя грудь вполне нормальная, а не два бугорка. — Виктор, куда же вы делись? Вы же у нас единственный кавалер. Пойдёмте. — Ленка. Ты нам всю спитую тройку разбиваешь. Мы так прелестно общались — вступила шутливо в разговор Катя. — Ничего, ничего. Позже наговоритесь — улыбаясь, отбилась Лена и, взяв меня за руку, утянула в комнату ко всем. Алмагуль среди танцующих девушек не оказалось. Как будто прочитав мои мысли, Лена прокричала мне в ухо: — Гулька совсем опьянела, и её спать уложили в спальне. В ответ я только покивал головой. Лена взялась за меня плотно. Танцует рядом со мной, медленные танцы тоже почти все я танцевал с ней. Тут с криками ворвались хозяева, включили свет и, раздав всем по бокалу шампанского, заявили, что сейчас будем отмечать по московскому времени. Выслушали по телевизору поздравление уже российского президента, чокнулись, выпили и загалдели. Лена по-прежнему была рядом. Она потянулась губами к моему уху, что-то крича. Я склонился и услышал: — Дело есть. Я последовал за девушкой и… опять оказался в ванной. Лена пропустила меня вперёд и защёлкнула дверь. Я как был с бокалом в руке, так и присел на край ванны. — Что случилось? — как можно равнодушнее спросил я. А у самого в голове, роем неслись мысли. Она закрыла дверь! Презервативы в заднем кармане! Интересно, как она выглядит в позе «рака»? — Ты не вздумай влюбиться в Алмагульку. Она только голову тебе заморочит — встав передо мной, заявила Лена. — Да я и не думал… — как-то не очень бодро заверил я. — Она моя лучшая подруга и я её хорошо знаю. Она даже секса нормального тебе не даст. Она известная у нас коллекционерка вкусов… и больше ничего. — Не понял. Каких вкусов? — действительно не мог сообразить я. — Ну что ты как маленький. Тех самых вкусов. Тебя, я знаю, она уже попробовала… — Лена прижалась ногой к моему бедру. Ошарашенный я просто молчал. — Она любит пробовать сперму парней… , а больше ничего ей не интересно — как-то отчаянно выпалила девушка. — А тебе… , тебе интересно? — несмело выдавил из себя я. Лена поставила бокал на раковину, поставила ногу между моих ног и села промежностью мне на бедро. «Смело» — подумал я. — А мне всё интересно. Ты мне понравился. И я хочу тебя — глядя мне прямо в глаза жарко зашептала девушка. Я не стал заставлять себя упрашивать и впился в такие красивые, как будто выточенные из чего то, губы девушки. Я ощущал, что во мне поднимается тот сексуальный кураж, который появлялся у меня, когда я знал что девушка полностью моя. Я оторвался от её удивительно твёрдых губ, и иезуитски спросил: — Тебе всё интересно? — Да — слабо, с помутневшими глазами ответила Лена. — А мой… вкус интересен? — не унимался я. — Ты хочешь, чтобы я… тоже… ? — удивилась девушка. — Да… хочу — с садистским наслаждением подытожил я. Лена встала с моих колен. Я без тени смущения снял штаны и трусы и снова сел на край ванны. Меня буквально колотило от того, что эта девочка сейчас будет сосать мой член, на котором ещё осталась моя сперма и слюна Алмагуль. Лена встала на колени между моих ног и без всяких сомнений всосала головку моего члена в рот. Одной рукой девушка держала ствол, а другой играла моей мошонкой, ласково перебирая яички. Она не торопилась, как Алмагуль. Облизав весь ствол и яйца, она опять впускала меня в ротик. Приподняв мошонку, она облизала под ней и даже покусала слегка переход к заднему проходу. Моя фантазия пошла в разнос и этого мне было уже мало. А встал, посадил Лену на своё место и подставил член к её лицу. Она всё поняла и, слегка наклонившись, сама ввела мой член в рот. Я стал потихоньку поддавать вперёд. Лена упёрлась лбом мне в живот, и я стал вонзать член в её ротик, чувствуя, как сминается язык и головка ударяет иногда то ли в нёбо, толи в горло Лены. Иногда я так увлекался, что рука девушки, придерживающая ствол, ударяла её по губам. С животной похотью я терзал нежный ротик Лены. Насытившись, одурманенный оргазмом, я выплеснул семя в жаркий ротик девушки, схватив её за волосы и пытаясь глубже вдавить свой член. Она слабенько застучала ладошкой мне по бедру и, когда я ослабил давление, шумно и судорожно вздохнула. Глаза мои не хотели открываться, волны неги волнами проходили по моему телу, ноги дрожали. Лена, едва касаясь, облизывала головку моего члена. С трудом, но я разлепил веки, и посмотрел вниз. Лена сжала ствол и потянула руку вверх так, что из дырочки на головки показалась мутно белая капелька запоздалой спермы. Она просто слизала её. Отпустив член Лена встала. Вокруг её губ от носа до подбородка было мокро. Девушка отвернулась и, включив воду, ополоснула рот и лицо, вытерев висящим рядом жёлтым полотенцем. Я застегнулся, повернул Лену к себе, и с каким-то извращённым удовольствием поцеловал в губы, которые только что были в моей сперме. — Может, пойдём ко мне. Тут недалеко. Моих, скорее всего, до вечера не будет — предложил я, почему-то не сомневаясь, что она не откажется. — Только попозже, а то Катька обидится — и не отказалась Лена. Мы ещё раз поцеловались и вышли. Музыка уже не грохотала (А мы и не заметили!). Стол вновь стоял по центру комнаты, но за столом сидели всего четыре девушки, включая хозяйку Катю. Возле стены на диване спали Фёдор и Слава. Мы с Леной смущённо присоединились к застолью. Катя, понимающе сверкнув глазами, отрапортовала: — Иннка с Жазиркой ушли домой, а остальные девчонки в спальне повалились. — Понятно — только и смог выдавить я. Через час, мы с Леной попрощались только с все понимающей Катей и тихонько удалились.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх