Моя Любовь

В лесби-клуб меня привела моя подруга Светка. В то время я всё ещё переживала разрыв со своим бывшим парнем, которого я застала в неприятный момент с курносой девушкой. Светка как-всегда сидела у меня на кухне, курила одну сигарету за другой и беспорядочно расспрашивала обо всём случившимся с моим бывшим. Я же сидела напротив неё с опущенным носом, сигаретой в руках и полупостой кружкой кофе. Светка затянулась, мечтательно пыхнула дымом в потолок и подхриповатым голосом процедила сквозь зубы — «Все мужики — козззлы». Потом она пригубила огарок в пепельнице и с игривым выражением лица предложила: — А пойдём сегодня со мной в клуб? — Какой нахрен клуб, Свет, я сейчас зарежусь, — я в выражением посмотрела на кухонный нож на столе. — Какой, какой… лесби! — она произнесла последнее с наделано умным видом и поднятым вверх пальцем, — там, хдэ дэвушек хачют. — Хачют? Или хочут? — Смотря хде… Я затянулась. — Ну пошли! Там ведь не только… ну, в смысле, там ведь нормальные люди — потанцуешь, пива попьёшь. Я ещё раз затянулась, громко отхлебнула тёплого кофе. — Светка, я ни-ког-да не пойду в лесби-клуб… Через 3 часика мы стояли в очереди в клуб. «Как за колбасой в СССР», злобно заметила я. Светка подбадривающе пританцовывала. Надо сказать, выглядели мы странно. Она — 27 летний взрослый человек, танцующий как ребёнк в зоопарке, и я, 17-летняя девченка в мужской рубашке и джинсах, серьёзно смотрящая в асфальт. — Кто ж знал, что сегодня только VIP-персоны. — А ты там есть, думаешь? — Ага. Владелица — моя бывшая сокурсница, я здесь часто бываю. Она мне вроде звонила и препудпреждала, — Светка попыталась замять последниые фразы… — Ну… ну ты даёшь. А меня-т пустят, или на парковку отвезут, чтобы я тебя ждала? — Пустят. А не пустят, в окно полезем… — … туалетное окно… — … и грохнемся на кафельный пол… — … и ноги, нахрен, поломаем… — … грустно… — … очень… Мы рассмеялись, но тут очередь дошла до нас. Охранник проверил Светку — она была в списках, а вот на удочку «типа, мы лесбиянки с ней и любим друг друга всю жисть» не попался. Светка, как личность матёрая и пробивная, позвала владеилицу. Через несколько минут около нас стояла головокружительная женщина светкиного возраста. «Есть женщины в России,» — подумала я и с интересом смотрела на проходящих мимо мужчин, заглядывающихся на ВСЁ у этой красавицы. Владелица, а её звали Леной, окинула меня взлядом и сказала Светке: «Я вас пропущу, но с одним условием: сегодня ночью она будет моей». Комок застыл у меня в горле и я не смогла сразу возразить. А Лена просто говорила со Светкой о том с кем я проведу сегодняшнюю ночь… Я открыла рот чтобы сказать что-нибудь, но Светка толкнула меня и сделала знак, чтобы я молчала. Через мгновение мы зашли в клуб. Владелица чмокнула Светку в щёку, сказала, что у неё много дел и испарилась. Если бы я до тех пор была с открытым ртом, это было бы самым классным временем чтобы его закрыть. Света повернулась ко мне и подмигнула: — Не ссы, прорвёмся… она тётка классная — забудет… дел много, да и выпивка. — Уверена? — Нет. Но всё-равно, не боись. Следующие 15 минут я не знала что мне делать. Наверное, нужно было убежать, закрыться в квартире и почему-то яростно начать мастурбировать — всё это меня немного возбудило. С другой стороны, ситуация интересна, тем более, а вдруг мне совсем не придётся заниматься сексом с этой Леной? Вдруг это была шутка. Следующий час под разомляющим действием алкоголя и танцев я была спокойна как удав. Иногда я замечала любопытные взгляды девушек на себе, часто ко мне на танцполе приближались и предлагали потанцевать, на что я удивлённо качала головой и моих девушек уводила Светка. Во время медляков я сидела за столом и потягивала Мартини — всё шло своим чередом, так что к полуночи я пила с какой-то бисексуалкой и во всех подробностях рассказывала ей о моём бывшем парне. Он кивала, курила, смеялась… мы обменялись телефонами. В конце праздника я сидела за баром с совершенно пьяной Светкой. — Как домой будем добираться? — Пехом, — героически сказала она. Не то чтобы героически из-за того что не боялась идти пешком, а потому что это было правда трудно после выпитого. Я решила больше её не расспрашивать и потягивала коктейль. Тут появилась Лена, посмотрела на нас и с улыбкой предложила: — Подвезти? Я застыла. Всё вокруг остановилось. Она не забыла… хотя, может быть она просто хочет подбросить нас домой по старой дружбе со Светкой. Моя подруга снова героически кивнула и через несколько мгновений мы были около заднего выхода перед машиной. Лена и я помогли Светке забратья на заднее сидение, а меня же Лена бережно усадила на переднее. Волнение во мне всё больше и больше нарастало. Лена спокойно вела машину, мурлыкая себе что-то под нос. Светка тихо ругалась на себя за выпивку на заднем сидении а я, если честно, дрейфила ужасно. Показался Светкин дом — мы закинули её в её квартиру, уложили на кровать. «Останусь здесь у Светки,» — пронеслось у меня в голове. Когда Светка мирно похрапывала у себя в спальне, я сказала Лене, что, наверное, останусь. Лена улыбнулась улыбкой сатаны (ох, батенька, я так серьёзно попала), ничего не сказала, взяла меня за руку и повела к своей машине. Снова переднее сидение и я нервно ёрзаю на нём. Лена молчит. Она явно везёт меня к себе трахать, иначе, она бы спросила мой адрес. «Хоть бы я упала в обморок». Её квартира была стильно обставлена — четыре просторные комнаты с удобной мебелью и хорошим декором. Наверное, дизайнеры пыхтели здесь довольно долго. Но я не вижу всего этого. Как только Лена затащила меня к себе, она яростно впилась в мои губы и принялась мучать меня языком. Минута, две, мои губы сводит от её манёвров, её руки находят пуговицы на моей рубашке и начинают её расстёгивать. На секунду я в ступоре, но потом с ужасом и краской на лице понимаю, что хочу её. Берусь за низ её кофточки и тяну наверх, она выворачивает руки и стоит передо мной в лифчике и юбке. Её тонкие пальцы приканчивают пуговицы, руки скользят вверх по щели между полами рубашки и разводятся около шеи, обнажая мои плечи и часть груди в лифчике. Она смотрит на меня, ласкает руками ключицы, в то время как я поглаживаю её спину. Её следующий поцелуй больже похож на завлекалку — она горячо дотраговается до мих губ, но тут же исчезает, увлекая меня за собой в спальню. Тут она настойчиво легко толкает меня в плечо и заставляет лечь. Лена стоит передо мной, опустив одно колено на кровать рядом со мной. Я приподнимаюсь и провожу рукой по её ноге в чулке, начиная от коленки. Она улыбается и запускает руку в мои короткие волосы. Я подаюсь к ней, пропускаю руки на спину и медленно опсукаю их вниз. Она нетерпеливо сама берёт мои руки в свои и кладёт на застёжку юбки, но я не тороплюсь её обнажать. Круговыми движениями поглаживаю её, от чего она яростно смотрит на меня, но ничего не предпринимает. Я поднимаюсь, моя рука ложится на её ногу чуть повыше колена и я целую её шею. Одной рукой расстёгиваю застёжку на юбке и стягиваю её с неё не до конца. Лена отрывается от меня, ставит ногу на пол и полностью снимает юбку. — Моя хорошая девочка, — шепчу я ей, — вы даже носите нижнее бельё. — Извини, я не знала, что ты придёшь — отвечает она и опускает трусики. Моя рука скользит по её спине, заворачивает на бедре и ложится на лобок. Мои пальцы чувствуют её бархатную кожу и увлажнённую киску. Я решаю немного раззадорить её и сходу запускаю пальчик в неё, от чего она теряет контроль и с глубоким выдохом почти падает на меня. Я улыбаюсь, ловлю момент и освобождаю её от лифчика. Её красивые груди с яркими контрастными торчащими сосками вырываются наружу и быстро захватываю один сосок. Мой пальчик выскальзывает из Лены и я чувствую, как её рука на уровне рефлекса стремится вернуть меня на место, но я не даю ей этого, прижимая её руку к её бедру. Я покусываю её сосок и птактически держу её на руках, она опускает запрокинутую голову ближе ко мне и кусает моё плечо. Я улыбаюсь про себя и неожиданно запускаю в неё три пальчика и начинаю медленно вводить их на полную длину внутрь и полностью вытаскивать их. Она насаживается на меня, её голова кивает, губы беспорядочно касаются моей шеи и плеч. Я усиленно тружусь над её соском, она порядочно затвердел и как камушек чиркает по моему языку. Я держу Лену на вису, запускаю в неё четвёртый палец и ускоряю темп. Минута, две, она начинает громче дышать и я слышу быстрое биение её сердца. Она замирает, её рука ложится на мой затылок, мышцы влагалища захватывают мои пальцы… ещё мгновение и она полностью теряет равновесие и нависает на мне. Я держу её и целую в лобик. Лена в отключке, видимо, то, что всё происходило практически на весу очень возбудило её. Я ложусь на кровать и укладываю её рядом с собой. Её лоб покрылся холодным потом, я вытираю его и целую, откидываю пряди волос с лица. На моих пальцах её сок, я подножу их к лицу и облизываю, отмечая, что мне нравится. Лена, похоже, проснётся только завтра. Я нежно снимаю с неё чулки, раздеваюсь сама и ложусь на кровать. Засыпаю под её тихое мурлыкание. P. S. Отзывы? lesbi2005@yandex.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Без рубрики

Моя любовь

Здравствуйте… Вот я и начал повествование своей истории… Вроде бы все ничего… но в том числе все таки есть очень много особенных моментов неподдающихся никакому объяснению. Начну свое повествование с того момент когда мы с ней только познакомились. Мы в принципе были оба пока еще вроде бы детьми. Хотя тем не менее ей было уже 15 а мне почти уже 20. Многие говорили. Вот… прикольно. Это то что и надо если все ништяк пойдет. Воспитаешь девчонку в своем стиле. Это все ништяк. Я сначала тоже так думал. Но к сожалению произошло все по другому. Она попалась мне на редкость самостоятельной. А точнее не самостоятельной а просто очень гордой и упрямой. Но больше всего в ней было эгоизма. Это ее основное качество эгоизм. Для нее видимо с детства на самом первом месте всегда стояла она сама. Сначала мне казалось, что это просто ребячество, детские шалости, но в дальнейшем все оказалось намного сложнее. Расскажу сначала о себе. Вроде бы нормальный молодой человек. Достаточно симпатичный. Но есть во мне одна очень нехорошая черта. Это то что я влюбчивый и очень ВЕРНЫЙ. На самом деле все возможно так и думают, но скорее всего не верят этому, потому что это большая редкость… Но на самом деле это так… Я такой… меня уже не изменить… если у меня кто-то есть, значит мне больше ничего не надо. Это видимо не всем дано понять. Просто даже не в привыкании дело, а действительно в чувствах… это совсем другое. В этом можно убедиться очень просто. (Хотя может быть и не совсем просто. Кому как. Все зависит от доверия ко мне). Так вот, мне 24 года… я стройный симпатичный, общительный, обаятельный, влиятельный молодой человек и за всю свою жизнь я не бросил ни одной девчонки… а почему??? Да все очень просто… Просто по тому, что верный… если у меня есть кто то… значит есть… и мне больше не надо… Ну не знаю… просто по жизни у меня так все складывалось… Потом однажды возникло некое чувство, которое можно было бы наверно назвать моей первой любовью… причем не просто так, а действительно что-то случилось внутри… но опять же, это было очень быстро и никто этого не заметил. Видимо это было действительно первая любовь. Но об этом много чего написано… И так начнем о главном… жил я себе жил… тоскливо конечно. Но тем не менее друзья все были рядом… все вместе тусовались, отдыхали… Было мне тогда примерно 20 лет. И случись такому случаю, что девки в нашем дворе вроде стали как бы взрослеть, принимать формы. Вроде все пучком. Кроме одного — разница в возрасте. Если б конечно девкам было по 20, а нам по 25, то все конечно пучком. Но тут совсем не так. Нам, взрослым парням было по 20, а девкам только по 15. Дети еще. И тут как раз и начали возникать различные советы. Типа пацаны не парьтесь, цепляйте девок типа воспитаете под себя будет все пучком. Бред конечно, но доля истины конечно в этом есть… тем более что одна мне очень сильно запала в душу… ее звали Надежда… Это очень красивое имя. Вообще мне из женских имен нравится всего несколько из них самые самые, это Надежда и Светлана. В те времена мы были еще очень мало знакомы… но всем очень хотелось объединить наши компании. Типа нашу мужскую и ихнию женскую. Тем более предпосыл уже был. Один молодой человек уже встречался с одной девушкой. Все было бы ничего, кроме того, что я очень застенчивый человек. Мне очень нравилась Надежда, но я не мог подойти к ней и все это ей сказать, видимо от части из за того что она была еще маленькой. Но получилось так что она стала встречаться с одним человеком который был опытнее меня. Я был расстроен. Но они повстречались недолго, но зато он научил ее целоваться. Обидно конечно. Но я потом был первым в другом. Случилось мое день рождение. Как щас вспомню. Это было супер. Были все. И даже эти все девчонки. И даже та, которая мне больше всех нравилась — Надежда. Видимо скоре всего именно с того самого момента я и понял, что это именно та самая девчонка с которой у меня все получится. Она была еще маленькой и глупенькой, но очень симпатичной и общительной. Не знаю что произошло дальше, но вскоре она стала моей. Но не в полном смысле этого слова. А просто она стала встречаться со мной. Для меня это было очень приятно. Но очень скоро я начал понимать насколько мы разные, причем в основном в возрасте, если мы пацаны просто сидели, то им девкам просто необходимо было где-то мотаться и общаться. Все было бы нечего если б не один момент. Они стали покуривать. Для меня это самое главное. Девчонка не должна курить. Все. Других вариантов не существует. И вот именно с этого момента началась наша нелегкая жизнь. Сколько раз я говорил Наде не курить. Это просто не пересчитать. Именно тогда и начались все наши ругачки. Причем очень частые. Из-за сигарет. Мы постоянно ругались из-за мелочи. Из-за того что Надя не хотела чтобы мы были ближе друг к другу. Мне всего нужно было только 2 вещи, чтобы мы были почаще вместе и чтобы она не курила. Но нет, ее упрямство и настырность мешали ей бросить курить, а ее эгоизм мешал нам быть ближе друг к другу. Уже в то время я видимо влюбился в нее. Чувствовал что она для меня очень близка. Я чувствовал ее как самого себя… И вот однажды случился страшный момент. Мы провстречались год. Мое очередное день рождение. Уже никаких пышных встреч. Уже никаких гуляний. Мы с Надеждой только что помирились очередной раз и решили сходить ночью на пляж. Для меня это была полнейшая неожиданность. Она, еще пока девочка. Сама предложила сходить искупаться вдвоем ночью. И вот мы пошли. Не буду вспоминать все что там было. Главное, что было там все, и самое главное это то, что все это было у нас впервые. Не только у нее, но и у меня. Мы впервые соединились вместе. У нее это было впервые и у меня это тоже было тоже впервые. И наверное все-таки именно тогда я понял что люблю ее. Люблю только ее и больше никого на свете. Возможно именно тогда я решил, что только она будет именно моей и только она, потому что никто больше ее не заменит. Как щас все помню до мельчайших подробностей. Как шли туда. как там купались… Как… Как возвращались домой. С тех пор она стала для меня родной. Это действительно было так необычно. Я был просто на седьмом небе. Я чувствовал ее как часть самого себя. Она стала частичкой меня самого. Наши дальнейшие отношения становились все лучше и лучше. Она несколько раз бросала курить. Хотя трудно вообщето назвать что-то улучшением. Если раньше мы ссорились часто и не сильно. То теперь наоборот не ругались, но уж если случалось, то уж по крупному. Причем в основном все опять же по каким-то мелочам. Либо опять закурит либо не даст. Но видимо в то время ее упрямство и эгоизм видимо все-таки стали сдавать позиции. Потому что я все-таки чувствовал что я ей нужен. Может быть у нее тоже были какие-то чувства ко мне? Не знаю. За маской эгоизма трудно было понять что именно находится внутри нее. В то время мы были уже достаточно сильно близки, по крайней мере для меня. Уже тогда меня навещали иногда мысли о свадьбе. Но я их старательно отгонял. Я считал еще рано для нее, да и для меня наверное. Хотя в то время она заканчивала школу, а я устроился на хорошую работу. И вот случилось страшное. Умер ее отец. Это было действительно очень страшно. Могу только догадываться что было у нее внутри. Ее чувства. Я очень запомнил ее лицо когда ее увидел. Для меня же это был просто переворот в моей жизни. Я не знал что мне делать. Как теперь вести себя. Я знал только одно. Что мне надо как можно ближе быть к ней. Быть с ней всегда рядом. Помогать во всем. Что я и старался делать. Все мои мысли теперь были только о ней. Через некоторое время меня снова стали посещать мысли о свадьбе. К тому же на это были веские причины. Во первых я ее очень сильно любил. Это главное. Хотя конечно неизвестно любила ли она меня. Во вторых я чувствовал что нужен всей ее семье. Или мне так кажется. По крайней меря я чувствовал что должен им как-то помочь. Ведь отца теперь не стало, мать работала уборщицей, старшая сестра работала, а вот Надежда собиралась поступать в Университет. К тому же должен же быть мужчина в доме. И вот я стал готовиться к тому чтобы сделать ей предложение. Я не знал как это осуществить пока не представился подходящий случай. Приближался Новый Год. Незадолго до нового года у нас что-то стали разлаживаться отношения. Потому что мы опять начали ссориться, и опять по мелочам. Она поступила в университет и у нее появилась новая компания друзей, и почему-то она не хотела чтобы я входил в эту компанию. А я так хотел быть ближе к ней. Ведь я любил ее, и хотел быть рядом с ней, но она все чаще и чаще пропадала со своей новой компанией, а я оставался один. Ведь все очень просто. Были бы мы вместе, и ругачек бы никаких не возникало бы. Постепенно ниточка стала натягиваться. Я решил отметить Новый год вдвоем в каком-нибудь кафе или ресторанчике и там в момент наступления Нового года предложить ей руку и сердце. К моему великому удивлению она напрочь отказалась от посещения каких либо заведений. И настоятельно хотела провести новый год с друзьями. Я чувствовал что новый год будет очень плохой, потому что компания была не подходящая. Так оно и оказалось. Новый год прошел ужасно плохо. В один из моментов мы остались вдвоем. Отношения были натянутыми и мне пришлось предложить Надежде два варианта выхода из сложившейся ситуации. Либо мы женимся, либо расходимся. К моему огромному удивлению она больше склонилась к расходу. Я очень сильно расстроился. Но она пообещала подумать еще немного. И тут случилось страшное. Но сначала предыстория. Еще весной мы поехали в гости на дачу к общим знакомым. И так случилось что взяли с собой двоюродную сестру Нади. К тому времени я уже знал практически всех ее родственников, а она моих, к тому же наши родители стали дружить тоже. Ее сестра отличалась ото всех тем, что постоянно хотела, причем ей было совершенно плевать где и с кем этим заниматься. Она являлась как бы подарком хозяину дачи потому что у него никого тогда не было. Ну мы посидели, выпили и мне в голову вдарило искупаться. Была весна и лед только сошел. Тем не менее я все-таки залез в воду. После успешного заплыва, для согревания, меня напоили водкой. Ни в каком состоянии я пошел спать в соседнюю комнату, где и уснул. Каково же было мое удивление когда я проснулся от того что на мне сверху восседала Надина сестра и мой орган был в ней. Я конечно обалдел и на этом все закончилось… Ну вот, а теперь вернемся к тому что было уже через полгода, уже после нового года. Наденька вызывает меня и хочет со мной поговорить. Она сообщает мне что все знает про то что случилось весной между мной и ее сестрой. И что на этом наши отношения подошли к концу. Что творилось у меня внутри понять сложно. Я только начал понимать что я теряю самое драгоценное что у меня есть на свете. Позже я узнал что эта самая сестра приехала в гости к Наде и рассказала ей что тогда весной наоборот она спала, а я ее стал домогаться, а потом мы долго занимались с ней любовью. Не пожелаю никому испытать того что творилось у меня в душе. Такая наглая ложь еще никогда не была так остра. Из-за какой-то сволочи я терял пол своей жизни. Я терял все к чему так долго стремился. Я терял свою любовь… Это было ужасно. Мне было плохо. Очень плохо. Я хотел на ней жениться. Я хотел быть с ней. Я любил ее. Любил только Надю и больше никого другого, я готов был отдать себя ей всего полностью. Наверное еще хуже было Надежде. С начала отец, а потом известие что я спал с ее сестрой. Видимо ей тоже было не сладко. Отходил я от всего этого наверное с неделю, но потом понял, что должна еще сохраниться хоть капелька надежды на возобновление отношений. Я продолжал любить ее, но только наверное еще немного сильнее чем прежде. Мы стали просто друзьями. Мы продолжали встречаться в общей компании виделись почти каждый день. Но только она стала все чаще и чаще пропадать в университете. Ее университетская компания стала брать верх над нашей дворовой компанией. Наши отношения с Надеждой были в принципе такими же как были и раньше, только мы не были парнем и девушкой, мы были просто друзьями. Мы не могли целоваться и обниматься. Как же было тяжело все это выносить. Вроде вот она стоит рядом, улыбается, смеется, прикалывается, тебе тоже весело, но не хватает близости. Не телесной а духовной. Хочется быть с ней вместе. Но нельзя. Тяжело, очень тяжело. Так мы были друзьями несколько месяцев. Но в конце концов между нами стало снова зажигаться былое чувство. Я был счастлив. В начале лета мы стали как раньше, уже не просто друзьями, а было уже нечто больше. Мы вместе гуляли, встречались все было хорошо! Было начало июня по-моему. На тот момент если не считать разрывов в отношения мы встречались уже более двух с половиной лет. И вот июнь. Она собралась на летнюю практику. Для нее конечно это было что-то новое и необычное. Путешествие одной без родителей с веселой компанией на Урал. Перед этим мы много и часто беседовали о нас. В итоге получалось так что мы почти стали опять парнем и девушкой. Но на горизонте вырисовывалась эта поездка на Урал в городок Кувандык. Уже тогда я почувствовал что-то неладное. Я же предлагал поездку на море. Я хотел в Сочи. Я уговаривал Надежду чтобы она не ездила в Кувандык а поехала со мной в Сочи. Я думал что после такой поездки наши отношения вспыхнут с новой силой. Но она была непоколебимой. В ней опять заиграло упрямство и эгоизм. Она запросто могла бы и не ехать. На поездку нужны были деньги. Но можно было пройти практику и здесь в Саратове. Ее устремленность в Кувандык настораживала. Но я отбросил все плохие мысли. Ведь у нас все налаживалось. И к тому же мы договорились что съездив туда, она немного отдохнет от меня приведет свои чувства в порядок, ну а после возвращения мы договорились что начнем все заново и большее никогда никогда не будем ссориться. При этом мы часто гуляли в городе и подбирали вещи которые будут нужны нам в совместной жизни. И вот настал день отъезда. Я ее провожал. Мое сердце почему-то очень сильно сжалось. Я был подавлен. Я не хотел чтобы она уезжала. Я старательно отгонял все плохие мысли. Я собирался ждать ее возвращения. Чтобы заново все начать. Ее не было три недели. Она даже звонила мне 2 раза от туда. Я был счастлив. Я забыл про все пугающие меня мысли. Я очень сильно скучал без нее. И вот настал день ее приезда. Я встречал поезд. И я увидел ее. Я так по ней соскучился… У меня просто не было слов. Я думал что она тоже соскучилась, я думал что мы бросимся друг другу в объятия. Но ничего этого не было. Было просто привет, и все. Я понял, что-то здесь не так. Что было не так выяснилось на следующий день. Вечером этого же дня она сделала то что не должна была делать. Она специально спряталась от меня чтобы покурить. А ведь мы договаривались что она бросит. Я так сильно расстроился что сорвался на нее. Ведь она для меня была родная. Я любил ее, я хотел ее, но я ненавижу курящих девушек. На следующий день совершенно неожиданно она собралась в город гулять со своей группой. Я был в шоке. Мы не виделись столько времени, я скучал, а она была там с группой и опять собралась с группой. В моей душе произошел бунт, я был в шоке. Я не мог себе это понять, как это так неожиданно не предупредив меня сорваться в город… Еще никогда за всю мою жизнь со мной не было ничего подобного. Такого фонтана чувств бушевавших у меня внутри у меня еще никогда в жизни не было. Мое сердце бешено колотилось. Оно просто вырывалось наружу. Она уехала, уехала неизвестно куда и неизвестно с кем. Я не мог ничего делать, абсолютно ничего. Я не мог сесть, не мог лечь, я даже стоять спокойно не мог. Я бешено метался по квартире, я не мог найти себе места. Меня просто трясло. Хотелось орать. Орать во все горло. Слов просто не было никаких, был только крик, крик который застрял в горле как комок, и не мог вырваться наружу. А какая она была красивая. Я запомнил все до мелочей, она была очень красива. Она и так очень симпатичная, а в тот момент она была просто супер. Никогда еще я не видел ее такой красивой, тем более после такого долгого перерыва. Я знал, я чувствовал сердцем, что эта поездка неспроста. Видимо В Кувандык все-таки она нашла себе кого-то другого. А как же я? Я который любит ее всем сердцем и который хочет ее только добра, который старается делать ей только приятное. Перед ее отъездом договаривались же начать все заново. И вот на тебе. Ндааа… В тот момент времени я был не я. Всегда спрашиваю себя почему я такой? Ну почему я не как все? Почему я должен так страдать? Почему? Почему я не могу быть как все? Почему я не такой эгоист как она? Тогда мне было бы на все плевать! Но тот день запомнился мне на всю жизнь! Хоть бы никогда в жизни больше ничего подобного бы не случилось. И вот я не выдержал. Я сорвался. Сорвался с места и кинулся за ней вдогонку. Я хотел остановить ее. Сейчас вот вспоминаю это все и думаю — зачем я помчался за ней, может быть если б я не поехал, то может быть все уладилось бы. Не знаю. Для этого видимо надо быть либо очень сильным либо просто не любить человека. Я не мог не любить Надежду. Ч то сделано, то сделано. Я нашел ее в городе и мы еще раз поругались. Но я не успокоился. Я не верил что все заканчивается. Я остался ждать ее на остановке. У меня заболело сердце, мне было очень хреново, мне даже пришлось накупить валерианки и за время ожидания я съел несколько пачек. И вот… я это увидел. Я увидел ее. Она была великолепна. Она была моим идеалом, мечтой всей моей жизни. Она была красива, очень красива. Я не мог произнести не слова. Она шла не одна, она шла с двумя молодыми людьми в обнимку. Она сделала вид что меня не заметила. Я набрался смелости чтобы подойти, мой голос дрожал, я был как под наркозом, слова были тяжелыми и густыми. Началась ругачка. Она мне объяснила что все кончилось. Я не верил в это… Я не мог этого принять. Мой мозг и моя душа не хотели в это верить. Это была страшная чудовищная шутка. До сих пор вспоминается это все как страшный сон. Я был просто растерзан, унижен, оскорблен и растоптан. Все мои чувства были смешаны с грязью. Во мне не было ничего кроме пустоты заполненной горечью. И шок. Больше ничего… Так мы и расстались. Через некоторое время мы снова стали друзьями. Я все-таки уехал после этого всего в Анапу, хотел взять ее с собой, но она не поехала, хотел забыться на море. Забыть все что произошло, но к сожалению это было невозможно. После моего возвращения мы вместе отдохнули на турбазе. Я ей был другом. Для меня она другом не была, для меня она была моей второй половиной. Я смирился со своей участью. Я стал мечтать о том что ее новый парень Сергей бросит ее, что они поругаются и Надя вернется ко мне. Это стало моей мечтой. Потому что я хотел Надю. Я продолжал ее любить. Причем любить так же как и раньше. Только теперь она была не моей. Она была с другим. И я с этим смирился. Я просто хотел чтобы мы были просто рядом. Я даже был согласен на то чтобы мы были втроем. Глупо конечно, но не могу я без нее, не могу. Нужна она мне, не знаю даже зачем, просто нужна. Не знаю что писать дальше. Вот вроде бы и все. Осталось только дописать Happy End! С того самого злополучного момента прошло более чем полгода, чувства к Наде по-прежнему не изменились. И вот однажды мы как обычно «лучшие друзья» отмечали какой-то праздник. Не буду вдаваться в подробности, напишу только самую суть случившегося. Я пошел проводить Надежду и так уж получилось что она осталась с одним совершенно посторонним человеком в подъезде а я ушел за пивом. Возвращался я пешком и так уж сложилось, что неожиданно подслушал разговор Нади и этого молодого человека. Разговаривали они о нас. Надя сказала что Я ее очень сильно люблю. А она любит другого. Это было сказано так откровенно, что никаких сомнений в искренности ее слов не было. Причем это говорилось совершенно постороннему человеку. Тут видимо все и перевернулось. Нельзя сказать что я был как-то удивлен, но я просто не догадывался что это действительно будет так искренне. В тот момент я понял. Что все. Нам не по пути. Я понял что мне надоело играть из себя друга. Надоело ждать, надоело мучить самого себя, надоело быть собачкой исполняющей любые ее прихоти. Прошло более полугода и она продолжает любить его, а не меня. А что если она любит его точно так же как я ее. В таком случае ни на что рассчитывать не приходится. И принял очень сложное для меня решение. Я отказался быть ее другом. Решение было очень сложным. Я отказывался от встреч с ней. Я полностью отказывался от нее, от того самого человека которого продолжаю любить всем сердцем, всей душой. Не знаю что больше писать по этой теме. Все закончилось. Вспоминая прожитое, я бы не отказался прожить тоже самое еще раз. Самые сладостные минуты наших отношений сполна покрывают все ссоры которые между нами были. Мне было 20 ей 15, мне сейчас 25 ей почти 20. Мы знакомы 5 лет, из них почти 3 года мы были вместе. Это самые классные годы моей жизни. Не знаю, будет ли еще когда ни будь что-нибудь подобное? Вряд ли. Многих мучает вопрос — что такое любовь? А действительно что это такое? Кто ни будь знает ответ на этот вопрос. Для каждого человека любовь это что-то свое личное, свое родное. Сейчас я могу стопроцентно сказать что я любил, я люблю и я буду любить всего лишь одного человека. Любовь это когда можешь жизнь отдать за любимого человека. Странно все это. Наверное любовь это плохое чувство, оно заставляет людей мучаться. Теперь я один. Теперь я смотрю на мир совсем другими глазами, я стал замечать окружающих, я стал замечать других девушек. И к своему удивлению я понял что меня тоже оказывается многие любят. И причем достаточно много людей. Но нужно ли мне это. Оказывается мне это не нужно. Теперь смотрю я на это все и удивляюсь. Все что-то бегают, суетятся, а мне все по барабану. Я думаю только о Надежде. Мне уже самому это так надоело. Но что я могу поделать, ну не вылазиет она из меня. А так хочется выковырять ее из своего сердца. А в душе все равно теплится надежда, что может быть еще что ни будь будет. Ну да ладно, поживем увидим. Главное забыть ее навечно, а там уж и легче будет. Вот так вот, видимо несчастлив я буду когда у меня будет семья. Счастье в семье может быть только в том случае если в семье есть любовь, а во мне это чувство убито. Смогу ли я когда ни будь кого ни будь полюбить? Вряд ли! Брак будет по расчету, а мне этого так не хочется. Хочется любви, тепла, ласки, нежности. Причем ее любви, ее тепла, ее ласки, ее нежности. Ее — Надежды… Вот такая история… Спасибо всем за прочтение.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики

Моя любовь

Я ехал в маршрутке домой поздно вечером. Часов в десять, когда на улице ещё светло, но солнца уже нет, и неуловимая печать сумерек уже лежит на всём окружающем. Я был под маленьким градусом, мы с ребятами чуть-чуть выпили по поводу завершения проекта, за руль я не сел, поэтому и пришлось ехать в маршрутке. В салоне, напротив меня, сидела прелестная девушка со светлыми волосами, забранными в конский хвост. Она была одета в короткий летний сарафанчик, ничего не скрывающий, а только подчёркивающий все красоты тела обладательницы. Я, честно говоря, засмотрелся на неё. Мало сказать, она была прелестна, более того, такой красоты я ещё не видел.Я смотрел на неё и восхищался. Мужской взгляд неизбежно падает на женскую грудь, вот и я не стал исключением — но такой груди не бывает на свете! Высокая, упругая даже на вид, маленькие соски просвечивали через лиф сарафана. Я почувствовал, что возбуждаюсь. Взгляд мой скользнул ниже, туда, где заманчиво темнела ткань трусиков. Вдруг девушка сделала движение ногами, сразу напомнившее мне Шарон Стоун. Она медленно подняла одну ножку и положила её на другую. Я успел заметить её трусики и ещё более тёмный оттенок между ножек. У меня выступил пот. Стало тесно в шортах. Я заставил себя отвернуться. Но глаза так и норовили смотреть в сторону девушки. А она, между тем, заметила моё замешательство, и, видимо, поняла причину. Я, мысленно плюнув, повернулся к ней и… увидел, что она раздвинула ножки, подол её сарафана сполз к бедрам, и я увидел её междуножье. От увиденного у меня захватило дух. Девушка носила трусики-бабочки — то есть её лоно было открыто! Я почувствовал, как у меня выделилась маленькая капелька смазки. А девушка продолжала надо мной издеваться. Она то сводила, то разводила ножки, оттянув край лифа, она подула туда, и я потерял голову.Пересев к ней на диванчик, я быстро приник к её губам. И, к моей радости, она ответила! Так, целуясь, мы не заметили, как маршрутка приехала. Нас прервал голос водителя: — Всё, приехали, вылазь!Мы вышли из маршрутки и остановились в смущении. Голос водителя подействовал на нас, словно холодный душ. — Тебя как зовут? — смущённо улыбаясь, спросила девушка. — Женя, — ответил я. — А тебя? — Лена, — она, опустив голову вниз, проговорила, — хочешь в гости? — Конечно! — радостно сказал я, и мы пошли, взявшись за руки по направлению к видневшимся недалеко новостройкам.Поднявшись на пятый этаж девятиэтажного дома, мы прошли в правое крыло. Открыв дверь, Лена сказала, — Я сейчас! — И убежала внутрь квартиры. Я стал осматриваться. Квартира была богато обставлена. Красивое зеркало висело в прихожей, шкаф-купе орехового дерева почти не выделялся на фоне стен. Я разулся, и было направился в гостиную, но остановился, поражённый. Передо мной стояли две совершенно одинаковых Лены. Видимо, я был совсем никакой, потому что девушки звонко рассмеялись, словно рассыпались бубенчики. Я понял, что пропал. Я влюбился в обеих сразу, потому что они были одинаковые! — Я Лена, — сказала та, что справа. — Я Аня, — сказала, та, что слева. — Понял… — проговорил я. — Пошли чай пить, — сказала Лена, уже одетая в коротенький шёлковый халатик синего цвета, в отличие от сестры, которая была в длинной голубой футболке.И мы пошли пить чай. Девчонки предложили выпить, но я отказался. Чем заслужил уважительный взгляд обеих. А они выпили чуть-чуть белого вина. Мы разговорились. По мере общения я стал уже немного различать их, но только по голосам. Лена обладала мягким, обволакивающим голосом, а Аня отличалась небольшой хрипотцой. Девчонки предложили мне оставаться у них, так как было уже поздно, и вообще… Я, конечно же, согласился. Мы перешли в гостиную, Анька включила музыку, это была Энигма. Такая музыка действует на меня возбуждающе.Ленка села рядом со мной и прижалась ко мне. Мы разговаривали о них. Девчонки рассказали о себе, как они жили, чем они занимаются, где работают. Оказывается, они живут одни в трёхкомнатной квартире, мама вышла замуж за иностранца и уехала за границу, регулярно шлёт им деньги, и немалые, судя по всему. Аня сидит дома, занимается хозяйством, Лена ходит на работу в офис строительной фирмы, являясь секретаршей одной дамы — директора фирмы. В ответ на это я рассказал о себе — то, что я работаю дома, создаю программные проекты, вместе с друзьями-программистами мы пишем игрушки.Тут Аня, извинившись, вышла, а Лена приникла к моим губам горячим поцелуем, я ответил. Мы страстно целовались, мои руки гладили её спину, ноги, бёдра, кожа на ощупь была как шёлк, я касался её и млел от восторга. Она тоже ласкала меня, её шаловливая ручка уже залезла в мои шорты и игралась с другом. Вдруг я почувствовал ещё две руки на моих голых ногах. Встрепенувшись, я оторвался от губ Лены и услышал: — Не останавливайся, милый!Аня села с другой стороны от меня, и мы поцеловались с ней. Я опять потерял голову… Мы не заметили, как с меня исчезли шорты, футболка, трусы, а девчонки скинули свою одежду. Мы целовались то с Леной, то с Аней, девчонки целовали по очереди моё тело, я изнывал от сладости, вот Аня спустилась ниже и коснулась губами моего члена. В это время Лена целовалась со мной, а я ласкал её упругую грудь. Сквозь поцелуи я слышал, как Лена постанывает мне в рот. Это получалось у неё непроизвольно, и меня это завело ещё больше. Я почувствовал поднимающийся жар внизу живота и начал кончать прямо в рот Ани. А она, как ни в чем, ни бывало, не отрывалась от моего члена, пока не высосала его досуха. Затем подняла мордаху и сказала: — Люблю сперму! Только редко получаю!Лена прыснула и наклонилась к сестре, чтобы слизать капли спермы у той с подбородка. Слизывание как-то незаметно превратилось в поцелуи, и, вскоре, я с упоением наблюдал, как целуются две сестры. Мой дружок опять стоял, а я смотрел, как Лена играет с языком Ани, вот они слились губами, их груди соприкоснулись, вишенки сосков стали тереться друг об дружку. Я просто умирал от счастья. Ещё бы, ведь посмотреть на целующихся девушек было моей давней мечтой! А тут они не только целуются, а ещё и начали ласкать друг друга. Я чуть не взорвался от переполнявших меня чувств. А девушки продолжали. Лена опрокинула Аню на ковёр. Губами Лена начала покрывать тело сестры, начиная с шеи, потом ниже, немного поласкала две очаровательные грудки второго размера, напрягшиеся соски получили свою долю ласк; я внимательно наблюдал за разворачивающимся действом. Мой член разрывался, но я терпел. Аня, не переставая постанывала своим нежным голоском и получала ласки сестры, сама лаская руками её спину и волосы. Лена тем временем начала целовать, покусывать, поглаживать плоский живот сестры. Немного остановившись на пупке, она вдруг резко приникла губами к лону. Я затаил дыхание, ведь это был предел моих эротических желаний! Лена быстро работала языком, что заставляло сестру извиваться на ковре и кричать, кричать, не переставая. Но тут я не выдержал — вскочив с дивана, я бросился к отставленному заду Лены и вошёл в сочащееся лоно, отчего Лена вздрогнула, но не перестала лизать сестру. Лене хватило пары движений, чтобы она сама начала стонать, и чем дальше, тем громче. Аня затихла, подрагивая от волн оргазма. А я накачивал Лену. После перенесённого первого оргазма у меня всегда долго не приходит второй, поэтому я двигался минут десять, пока не кончил прямо внутрь Лены. Та была уже без сил от множества перенесённых впечатлений. Кончив, я повалился рядом с девочками.Утро застало нас лежавших прижавшихся друг к другу, меня между сёстрами. Под утро всегда прохладно, а тут ещё мы форточку не закрывали, вот я и проснулся первым,… потому что замёрз. Я потихоньку выпростался из-под сестёр, накрыл их покрывалом и, накинув чей-то халат, пошёл на кухню. Было субботнее утро, солнце уже вовсю орало в окна, но время было ещё раннее, всего семь утра. На кухне я полазил по шкафчикам и нашёл молотый кофе, турку и корицу. Сварив кофе с корицей, я отвлёкся на что-то и не заметил, как меня обхватили чьи-то руки. Это была Аня. — Так вот кто взял мой халат! — притворно строго проговорила она. — А ну делись!И она, развязав поясок, проникла руками мне спереди, прижавшись грудями и животом ко мне. Ну, я же не столб, чтобы не отреагировать! Конечно, я возбудился. И довольная Анька снова ухватила меня в рот. Да, миньет она умеет, — подумал я, кончая это развратной девчонке прямо в горло. — Ах вы, развратники! — воскликнула Лена, входя на кухню. — Я тоже хочу! — Ну, извини, сестрёнка, придётся немного подождать, — лукаво улыбаясь, пропела хитрюга-Аня. — А я знаю, как быстро заставить его встать! — сказала заговорщицки Лена. — Я предлагаю сначала выпить кофе, — быстро сказал я, потому что действительно хотел кофе. По утрам я без кофе не могу. — Ну вот, я сегодня без вкусного, — обиженно надув губки, проговорила Лена. — Нет, что ты, — я приобнял Лену — просто немного подожди, и я буду готов! — Лаадно, — примирительно сказала Лена, — уболтали, давайте пить кофе.И мы стали пить кофе. За кофе мы разговорились. Лена рассказала, что работает она около года, но в последнее время стала замечать некоторые странности со стороны начальницы. Самой директрисе было около тридцати, это была подтянутая, спортивная дама, натуральная блондинка без единой капли жира, ходила она всегда в деловом костюмчике с юбкой по колено. Мужа у неё не было (секретарши всегда знают такие вещи), был недавно любовник двадцати лет, но она его бросила недели три назад и сейчас жила одна. И вот странности — Екатерина Сергеевна часто стала посматривать на Лену каким-то необычным взглядом, глаза часто стали останавливаться на Лениных коленках (а юбка у Лены на работе — одно название, скорее макси-пояс), груди, в-общем, похоже, Катя запала на Лену. — Жень, что мне делать? А вдруг она приставать начнёт? — жалобно проговорила Лена. — Я боюсь её. — Почему? — недоумённо спросили мы с Аней. — Потому что она очень красивая и строгая. А вдруг я ей не понравлюсь потом, и она меня выгонит? — Ну почему не понравится такая прелестная девчонка? — сказал я и сделал восхищённое лицо. — Вот мне ты сразу понравилась, я вообще в вас двоих влюбился уже!Девчонки смущённо засмеялись. В итоге мы сошлись на том, что, если Катя начнёт приставать, то не противиться, а ответить ей на приставания, можно даже прямо в офисе, у Кати в кабинете. Тут Лена посмотрела на часы и спохватилась, ведь было без двадцати восемь. Лене осталось пятьдесят минут до начала работы. Она начала лихорадочно собираться, краситься, наводить причёску, и так далее. Но, всё-таки она опоздала на десять минут. И вечером, забегая вперёд, рассказала, что ей за это было. А пока мы с Анютой остались дома одни. За время Лениных сборов мы решили, что я перееду к ним жить. И поэтому мы с Аней собрались и пошли ко мне. По дороге Аня поведала мне свою историю.Они с Леной учились, естественно, в одном классе, закончили один институт, но в школе влюблялись в разных людей. Лена любила в одиннадцатом классе одного парня, Романа, с которым девчонки дружили с первого класса. А Анютка полюбила… учителя физкультуры, Наталью Ивановну, девушку тогда двадцати пяти лет. Которая выглядела только на шестнадцать — семнадцать, из-за своей миниатюрности и хрупкости. Но за этой фарфоровой хрупкостью скрывалась мастер спорта международного класса по художественной гимнастике. Казалось, в этого учителя были влюблены все в школе, но у Ани было особое чувство. Наталья Ивановна снилась Ане по ночам, причём по-взрослому, они и целовались там, и бегали раздетыми, но дальше этого дело не заходило, ведь Аня была ещё девственницей, и ничего не знала про секс, тем более с девушкой. Аня страдала, страдала, пока не помог случай.Однажды, Ане, она была в тот день дежурной, пришлось убирать класс. Ленка уже убежала, ей надо было на встречу с Романом, а Аня работала за неё и за себя. Закончив уборку, (это было в шесть часов вечера, когда в школе почти уже никого нет), сложив инвентарь в шкафчик, Аня взяла сумочку и пошла было домой, но в вестибюле встретила Наталью Ивановну. Та попросила её помочь в спортзале. Надо было всего лишь передвинуть стол из угла в угол. Так Аня оказалась один на один с Натальей. Они разговорились, Аня спрашивала про спортивное прошлое учительницы, та с охотой отвечала, девушки чувствовали себя наравне. И тут Наталья пригласила Аню к себе домой, в одинокую двухкомнатную квартиру. Конечно, Аня согласилась. Позвонив к себе домой, она предупредила мать, и девушки пошли к Наталье. Жила она недалеко, и поэтому новые подруги пришли быстро.Извинившись, Наталья прыгнула в душ. А Аня стала рассматривать фотографии, развешанные по стене. Там была Наталья во всех гимнастических позах, выполняющая множество упражнений. Она практически не изменилась с четырнадцатилетнего возраста. Только выросла грудь, и из первого размера стала вторым. — А, фотографии смотришь, — неожиданно сказала вернувшаяся Наталья. — Ну и как тебе? — Здорово! — искренне сказала Аня, обернувшись, и восхищённо уставившись на учительницу.И ведь было над чем восхищаться. Миниатюрное, стройное тело, не испорченное ни единой капелькой жира, без намёка на целлюлит, это тело звало к любви, звало целовать его, ласкать и вводить в экстаз. Пауза затянулась. Девушки стояли и молчали. Ростом почти вровень, они стояли и смотрели друг другу в глаза. Аня первая решилась, бросившись как в омут с головой, она прильнула губами к Наталье. И та ответила! Они целовались долго и самозабвенно, вскоре в поцелуе приняли участие и руки, Аня стала гладить спину Натальи, а та вдруг начала расстёгивать блузку девушки. Предчувствие чего-то невыразимо приятного охватило Аню. И она сама разделась, пытаясь не оторваться от губ подруги. С одеждой было покончено в пять секунд. А трусики Наталья стянула с Ани сама, попутно лаская губами тело девушки. Какие-то горячие волны ходили по её телу. И она почти без сил опустилась на мягкий ковер. А Наталья, не переставая, ласкала подругу, она гладила грудь, пощипывала соски, лизала и сосала их, ноготками проводила по коже живота, заставляя мышцы подёргиваться, она целовала всё тело девушки, от шеи до пупка. И в очередной раз, пощекотав язычком пупок, она спустилась ниже и коснулась лобка подруги, покрытого редким пушком светлых волос. Но там она не остановилась, язык скользнул дальше и проник в святая святых Ани, где до этого были только её пальчики. Жар охватил её тело. Она не смогла сдержаться и простонала, а потом и вовсе стонала не переставая, не замечая этого, что отзывалось музыкой в ушах Натальи. Она лизала лоно девушки, щекоча язычком клитор, губы подруги, проникая всё глубже и глубже, и если бы у Ани были силы удивляться, то она поразилась бы, как глубоко Наталья смогла просунуть свой язык. Но Аня не могла удивляться, потому что этот самый язык доставлял столько блаженства, что те горячие волны, которые качали её в начале, превратились в ураган сладкой боли, в океан экстаза…Очнувшись, Аня увидела, что Наташа смотрит на неё с каким-то непонятным выражением, на лице смешалось и сожаление, и счастье, и ожидание чего-то. Аня сразу поняла чего. Лукаво улыбнувшись, она приникла к губам Наташи. Резко опрокинув её на спину,… она стала покрывать кожу подруги быстрыми, обжигающими поцелуями, жалящими, казалось, прямо в душу. Наташа застонала, разгорячённая ласками Ани, она разметала ещё мокрые волосы по ковру, раскинула руки и ноги, а Аня уже приникла к нижним губкам подруги. Наташа оказалась немного терпкой на вкус и чуть-чуть кисловатой. Аня впервые пробовала женский сок, и он ей понравился. Она самозабвенно лизала, пока ещё неумело, но с каждой секундой всё более хорошо, доставляя Наташе бездну удовольствия. Наташа так сильно чувствовала, что не помнила себя. Её крики становились всё громче и протяжнее, они прекрасными нотами ложились на лист слуха Анны. Наконец Наташа вскрикнула особенно громко и затихла, так что даже Аня испугалась, что Наташа потеряла сознание. Собственно почти так и случилось, оргазм был так силён, что Наташа потеряла все силы, она не могла даже кричать…Потом они стали встречаться, это продолжалось и после школы, учась в институте, Аня бегала после учёбы в школу за подругой и оно вместе шли к той домой. Так продолжалось довольно долго, Аня стала и ночевать у Наташи, практически переселилась к ней домой, они проводили всё больше времени вместе. Аня узнала, что Наташа поняла, что ей нравятся девушки, когда стала взрослеть, то есть лет в четырнадцать. А так как это совпало с длительными командировками на соревнования сначала по России, а потом и за границу, то и девчонки, подруги по команде, стали подругами и в постели. Но вот наступил день, который и Аня, и Лена назвали потом Чёрным. Так совпало, что и Наташа, и Роман были в соседнем городке, Наташа ездила к матери, а Роман там работал в крупном автосервисе. Ну и по знакомству, Роман довозил иногда Наташу домой, когда так совпадало. В этот раз они тоже ехали вместе по трассе, и попали в аварию. В их машину врезался КАМАЗ с прицепом с бетонными балками. И так неудачно, что две балки слетели с кузова, и одна из них пробила крышу и раздавила ещё живых пассажиров легковушки. Романа и Наталью буквально собирали по кусочкам. После похорон ни Аня, ни Лена, не могли смотреть ни на кого из людей. Кое-как закончив институт, Лена пошла работать, а Аня осталась за домохозяйку. Их мать уехала, как только убедилась, что с сёстрами всё в порядке. И такой порядок сохранялся уже три года. В этом году сёстрам исполнялось двадцать три года. Как раз через неделю.Так за разговорами, мы и пришли ко мне. Я жил в маленькой комнате в коммунальной квартире, которая досталась мне от бабки. Там мы забрали мой компьютер, кое-какие вещи, покидали это всё в мой Джип Вранглер и перевёзли к сёстрам.Дома, да, теперь я называл дом сестёр своим домам, так близко они меня приняли, и я влился к ним, так вот, дома я установил комп, подключился к Инету, и пошёл на кухню помогать Ане, готовить обед. Обед мы приготовили вместе с ужином. Так, незаметно наступил вечер понедельника. Тут и Лена пришла. Лицо её светилось от восторга и счастья. — Рассказывай! — с порога воскликнули мы в один голос с Аней. — Вы не поверите! ЭТО случилось! — восхищённо сказала Лена. — Она меня наказала! — и Лена поведала нам свою историю, попутно раздеваясь.Оказывается, Кате прямо с утра было невмоготу. Всё-таки каждодневный секс с любовником у молодой женщины вошёл в привычку, а тут как раз середина овуляции, ну и ей очень хотелось. В-общем, так совпало, что и Катя, и Лена решились сегодня сделать всё, чтобы покончить с затянувшимся безобразием. Кате нужен был повод, и она его получила в виде опоздания секретарши. Лена, зайдя в кабинет начальницы, сразу извинилась, но это ей не помогло. Строгая Екатерина подошла к ней вплотную и тихим голосом с металлическими нотками сказала: — Елена! Вы опаздываете последний раз! А в этот — будете наказаны! — Как? — упавшим голосом спросила Лена. — Раздевайтесь! — приказала Катя.Лена медленно начала раздеваться. По правде говоря, она не знала, чего ожидать сейчас от начальницы. А та вскричала — Быстрее!Лена быстро скинула всю одежду, оставшись в одних трусиках-бабочках и лифчике. Катя протянула руки за спину Лене и расстегнула той застёжки бюстгальтера. Груди выскочили наружу, выставив острые напрягшиеся сосочки, которые тут же втянула в себя с тихим стоном Катя. А Лена прижала голову начальницы к себе поплотнее, так как возбудилась неимоверно. И тут у них, что называется, планку сорвало! Они ласкали друг друга неистово, губами, руками, их языки гуляли везде, доставляя их обладательницам массу удовольствия.Когда они очнулись от ласк, то обнаружили себя лежащими на мягчайшем ковре ручной работы, подаренном Кате клиентами с Востока. Они посмотрели друг на друга и рассмеялись. Игра в начальника и подчинённую кончилась. Теперь на ковре лежали просто две обнажённые девушки, одна краше другой. Они начали рассказывать друг другу, перебивая и захлёбываясь, как они нравятся (простите за повторение) друг другу. Как они заметили друг друга, как влюбились… они были схожи, и это тоже рассказала нам Лена, заметившая почти полную схожесть сложения их тел. Они обе обладали изящной фигурой, как я называю — гитарной, высокой полной грудью, обе — второго размера, ближе к третьему, причём и у Кати, и у Лены были небольшие соски с некрупными ареолами.Все эти рассказы очень возбудили нас с Аней, а так как мы целый день были заняты моим переездом, готовкой обеда, то и не занимались сексом. Поэтому мой дружок стоял как оловянный солдатик, что не преминула заметить Лена. Она быстренько стянула с меня штаны, трусы и взяла меня в рот. Надо заметить, что миньет она делала не хуже сестры, которая в это время прильнула к моим губам. Ну и я не остался без дела — я раздевал Аню, освобождая её от совершенно не нужного сейчас халата. Заодно и снял свою футболку. Мы любили друг друга как сумасшедшие подростки, как долго не видевшиеся любовники, как животные, в конце концов, так страстно, так неистово, что я порой пугался за нас, но в следующий момент уже забывал о своих страхах. Мы плавно перешли на диван в гостиной, я уже готов был кончить, но тут в дверь раздался звонок. Он был очень настойчив, этот звонок. Он прозвонил раз, другой, пока Аня не встала, накинув халат, и не открыла дверь.Мы услышали только Анькино: — Я не Лена, а Вы кто?Я быстро натянул шорты и выглянул в прихожую. Я увидел красивую женщину лет двадцати восьми, ухоженную, с уложенными волосами, в мини платье делового покроя. Она выглядела немного смущённой. — Здравствуйте, вы, наверное, Екатерина? — спросил я. — Да, а вы кто? — этими словами Катя показала, что она волнуется не слегка, как можно было судить по её виду, а очень сильно. Ведь воспитанная женщина, да ещё и бизнесвумен, редко позволит себе такое бестактное замечание. — Я — друг сестёр, а вы, видимо, к Лене? — Вообще-то, да… — растерянно сказала Катя. — А где она? — Я здесь, Кать! — вбежала в прихожую раскрасневшаяся от волнения, Лена. — Ой, — только и смогла сказать Катя, сравнив девочек.И тут мы все расхохотались, снимая неловкость. Через минуту, мы все сидели на кухне, и я готовил кофе. Катя быстро влилась в нашу компанию. После кофе мы выпили вина, причём не какого-нибудь молдавского, болгарского, а настоящего Бордо, 1985 года. Вино принесла Катя. Оно как-то быстро стукануло в голову, тем более, что мы как самые настоящие русские, выпили не одну бутылку, а три! Ну ладно я, всё-таки мужчина, и на меня алкоголь не сильно действует, а вот девчонки раскраснелись, повеселели. Вскоре я почувствовал чью-то ногу у себя между ног. Судя по тому, что наилучшая позиция для этого была у Ани — она сидела напротив — то я подумал, что это была она. Я не … ошибся, но в следующую минуту понял, что девушки созрели, потому что Катя сказала: — Почему у вас так жарко? Никто не будет против, если я сниму блузку? Жень, я тебя смущать не буду?Я внезапно охрипшим голосом сказал: — Нет, конечно, хоть совсем раздевайтесь…Она посмеялась своим мелодичным смехом. Но, тем не менее, блузку сняла, за ней последовал лифчик, юбка, и вот Катя осталась только в одних трусиках-ниточках, которые ничего не скрывали. Мой халат вздыбился в нужном месте. И это притом, что нога Аньки продолжала ласкать меня. — Пошли в комнату, — предложила Лена.Все согласились. Там девчонки скинули с себя то, что на них было (только лишь халатики), стащили с меня, мгновенно покрасневшего как рак, мой халат и принялись играть с моим другом. Вернее, играла только Лена, ведь она давно хотела моего коктейля, а Анька пристала к Кате. Та, впрочем, была не против. Меня просто разрывало от происходящего, с одной стороны чудесная девушка ласкает мой член, причём делает это не менее искусно, чем её сестра, а с другой — две прекраснейших девушки любят друг друга так неистово, что, кажется, что они сделают себе больно, но не заметят…Мне было так хорошо, что я очень быстро кончил прямо в рот Лене, а она не замедлила высосать меня досуха. К моему удивлению, член мой почти не упал, а через секунду снова стоял как столб! Этим быстренько воспользовалась Алёнка — она запрыгнула на меня, так, что мне пришлось подхватить её под попу. Её очень влажная киска моментально насадилась на меня, вызвав при этом протяжный стон хозяйки. Впрочем стонала не только она — две других подружки стонали не переставая, даря друг другу ласки, мешая порой друг другу, но не оставляя без ласок ни единого кусочка тела. Мы любили друг друга долго, неистово, менялись партнёрами, сворачивались в кучу — малу, до такой степени, что через два с половиной часа ни у кого не осталось сил. Я кое-как встал и проплёлся на кухню, набулькал себе водички из бутылки с Ессентуками 4, мне стало совсем хорошо. Взяв бутылку, я подошёл к моим девочкам и сказал: — А кому попить? — О, ты наш спаситель!!! — послышались голоса, и три руки потянулись с ковра за водой.Девчонки по очереди напились. Я любовался переплетением их тел. Две брюнетки и блондинка смотрелись очень неплохо, причём у всех торчали соски, поэтому я понял, что они как бы ещё и не против продолжить! Действительно, Катя потихоньку стала ласкать мочку уха Лены, а та указательным пальчиком копошилась в киске сестры, которая, в свою очередь, языком ласкала сосок Кати. Тут до меня дошло, что сегодня я ещё не любил толком Катю, но у меня уже не оставалось сил. То есть желание было, но физиология мужчины не позволяла. Поэтому я немного отошёл, сел на кресло и стал наблюдать за разворачивающимся действом. Посмотреть было на что. Девчонки распалялись всё сильнее — Катя уже целовалась взасос с Аней и ласкала её кису, Лена ласкала груди сестры, а Аня пальчиками двигала в промежности Лены. Я заметил, что Катиной киске ничего не перепадало, и решил восполнить этот пробел. Проскользнув к её ногам, я приник к благоухающей пещерке и стал работать своим языком. За это я был вознаграждён протяжным стоном. Пока я ласкал её пещерку, я почувствовал чьи-то губы на своём друге, который поникший, лежал на моей ноге. Краем глаза я увидел Лену, она, видимо, не напилась ещё моего коктейля. И, о чудо, мой друг зашевелился под опытным языком подруги. Ещё немного, и он встал в боевую стойку. Я ещё быстрее задвигал языком в киске Кати, она, уже не помня себя, ласкала рукой Аню всё быстрее, и та громко застонала. К слову, девчонки так стонали, что возбудился бы и мёртвый! Первой кончила Катя. Она как-то резко вскрикнула и задёргалась, прыская нектаром любви мне в рот и на лицо, я поразился этому, потому что никогда раньше об этом даже не слышал! Затем кончила Аня от резкого движения Кати в киске, а Лена решила поменять позу и села на меня верхом. Несколько движений — и она тоже падает без сил, содрогаясь в конвульсиях оргазма рядом со мной.Один я с торчащим другом и с небольшим сожалением остался лежать неудовлетворённым. Но член и не думал опадать. Наоборот, казалось, вся кровь организма прилила сейчас к нему, такой он стоял твёрдый и красный, с фиолетовой головкой. Первой такую несправедливость заметила опять Катя. — Девчонки, надо помочь нашему жеребцу! — с этими словами она вскочила на него, и, застонав от сладких ощущений, стала скакать на мне. Аня прильнула к моим губам, а Лена лизала киску сестры. Да, от такой работы мне стало уже невмоготу, и я кончил прямо в Катеньку, зарычав от наслаждения, острой стрелой пронзившего меня с головы до ног. Катя с сожалением слезла с меня и подползла к девочкам, которые уже целовались друг с другом. Теперь уже трое девочек ласкались самозабвенно, их усилия привели к почти одновременному оргазму.Незаметно для себя я уснул. Девчонок сморило следом за мной. Очнулся я от забытья часа в два ночи. Девочки спали втроём, свернувшись в клубок. Я накрыл их одеялом и полез в душ. Прохладная вода взбодрила мой организм, как будто и спать мне не надо было. Так, на подъёме, одев собственный халат, я включил комп и стал работать. Был у меня свой собственный проект крутой игры, над которым я работал в часы досуга. Такой бодряк был у меня, что проект в эти часы продвинулся настолько, как не двигался последние полгода, с тех пор как я его задумал! Время текло незаметно, за окном уже занимался рассвет, а я вёл программу уже к концу. Ещё два часа и бета-версия была готова!Удовлетворённый, я откинулся в кресле. В общей сложности я проработал пять часов. Было уже восемь утра. Свет бил в окно прямой наводкой. Начали слезиться глаза. «Ещё пару минут, и можно будет их закрыть», — подумал я, сохраняя на диск игру, чувствуя, как усталость всё-таки настигла меня. Выключая комп, я встал и пошатнулся. Да-а, надо завязывать с таким времяпрепровождением. Пошатываясь, я рухнул на кушетку в комнате с компом и отрубился.Проснулся я от того, что меня тормошили шесть рук. — Фух, очнулся, наконец, — проговорила с облегчением Аня. — А мы думали, всё, заснул навсегда! — Не дождётесь, — с усмешкой сказал я, и потянулся, оглядывая собравшуюся троицу. Три прелестные девчонки, одетые только в тонюсенькие халатики, с испугом смотрели на меня, наперебой рассказывая, как они испугались, когда начали меня будить, когда я не просыпался целых полчаса! Даже не шевелился! А я всегда, после выполненной работы отсыпаюсь долго. Но в этот раз я проспал только три часа, и сейчас уже пробило 11.30. Я узнал, что сегодня девчонки на работу не пойдут, всё-таки Катя — начальник, что сегодня мы все поедем на море, благо всего два часа езды до пляжа. Я лежал и балдел. Оказывается, я выспался отлично, гарем из трёх граций волновался за меня, и меня это так заводило, что мой дружок зашевелился. Он потихоньку принимал боевую стойку, и я ничего не мог с этим поделать. Первой это заметила Аня. Она округлившимися глазами взглянула на него, а потом тихонько переместилась поближе. Она откинула полу халата и всосала моего друга в рот. Девчонки замолчали от такой наглости. Лена сразу же приникла губами ко мне, а Катя присоединилась к Ане. Они ласкали меня уже вдвоём, а я просто таял от этого. Лена целовала меня в губы, в шею, в грудь, ласкала язычком мои соски, я же просто исходил сладостью. Её подруги ласкали яички в два рта, член лопался от переполнявшей его крови. Девочки касались друг друга губами, когда ласкали меня, и это заводило меня ещё больше. Но я знал уже, что долго не кончу, потому что бурная ночь увеличила время секса для меня. Тогда девушки, перемигнувшись, поменяли диспозицию. Катя оседлала меня сверху, а Лена, оттянув на себя сестру, принялась целовать её. Они опустились на пол, и я стал наблюдать за ними. Это возбудило меня до предела, и вскоре я заполнил Катю своим коктейлем, а она залила меня своим, наклонившись и укладываясь на меня без сил. Я обнял её, смотря на сестёр. А те уже легли в 69 позу и неистово лизали друг друга, пальчиками проникая в попу товарке. Это помогло им быстрее прийти к оргазму…Через некоторое время мы все по-очереди сходили в душ, покушали и стали собираться на море. Девочки наготовили бутербродов с копчёной колбасой, мы взяли воды, купленной мною в магазине, фруктов и овощей. Собравшись, мы гурьбой спустились в гараж, погрузились в мой джип, и в хорошем настроении, предвкушении чего-то очень хорошего, поехали на пляж…. продолжение следует…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх