Моя соседка Олеся. Вторая история

… Нам это быстро надоело, и мы стали просто разговаривать. Мы сидели на старых скрипучих стульях друг напротив друга. У нас вообще всегда было о чем поговорить, но когда мальчик и девочка остаются наедине, такие разговоры чаще всего скатываются в темы любви, секса и всего такого. Я, конечно, сразу заметил, что Олеся вернулась с дискотеки навеселе. Но сейчас мне казалось, что ее только сильнее развозило. Или же мы просто пьянели от компании друг друга.Леська рассказывала, как ее временами бесят ее соседки своими глупыми разговорами о парнях. Пересказала мне пару историй, которыми они часто делились с ней. Мне было несколько неловко, честно говоря, но слушать эти истории было приятно, чего уж скрывать. Особенно когда их мастерски рассказывала Олеся, театрально изображая постельные сцены, пародируя стоны. Было одновременно смешно и возбуждающе. Я поймал себя на мысли, что если бы сейчас я был в комнате один и слушал бы эти истории в записи, то я, скорее всего, начал бы мастурбировать (я по уши повяз в учебе, и секса у меня на тот момент не было уже месяц или даже больше). И даже рука дернулась. Мне стало смешно и я, до этого лишь улыбавшийся, вдруг засмеялся. Леська шутя легонько пихнула меня. — Эээй, чего, я тебе, вообще-то, тут серьезные вещи рассказываю, а ты ржать. — в шутку обиделась она, и чуть сама не засмеялась. — Да нет-нет, ничего, прости, — сквозь смех ответил я, пытаясь успокоиться. — Вообще, я тоже чуть сдержалась, чтобы не заржать, когда Анька мне рассказывала. Ну представь, он ей там лижет, значит, старается весь, вспотел аж, а ей так щекотно, что просто терпеть невозможно! Она мне с серьезным лицом таким, ну проблема же, представь! А я не могу, вот, думаю, бывает же! — Да что ты, это, безусловно, очень серьезная ситуация, и ничего смешного. — с нескрываемым сарказмом добавил я. — Мне не от этого смешно.Я ненадолго задумался, и медленно осознал, что Леська сейчас здесь мне самый близкий человек. Такой, с которым можно говорить о чем угодно, можно доверить любые секреты, хотя я ее, по большому счету, совсем не знаю. Я подумал, что надо будет как-нибудь еще раз так вот посидеть и просто поболтать. Мне захотелось рассказать ей обо всей своей жизни, самых счастливых и несчастливых ее моментах. Хотелось услышать ее историю, как она стала такой замечательной девушкой.В общем, меня пробило на откровенность, и я начал говорить, что думаю. — Представляешь, ты мне сейчас рассказываешь о сексуальных похождениях своих подружек… — Они мне не подружки — совершенно серьезным тоном перебила меня Леська. — Мы просто живем в одной комнате. — Хорошо, соседки, окей? Так вот, о похождениях твоих соседок, как они там пытались стонать, насмотревшись фильмов, а у тебя вообще отлично получается рассказывать, и я тут, похоже даже возбудился, у меня рука непроизвольно потянулась к штанам, прикинь! Будь я сейчас один в комнате, я бы начал мастурбировать. — У-ти мой слабонервный. — как маленькому ребенку сказала мне Леська и нежно погладила меня по голове. — И мне захотелось спросить, как часто ты мастурбируешь и как именно ты это делаешь? — спросил я нахально. — Я вот, например, вообще очень-очено редко. — соврал я, но так, чтобы это было понятно. — Ээээй, так нечестно! — засмеялась Леська и ткнула меня ногой в коленку. — Ты же знаешь, что когда я даже чуть-чуть пьяненькая, я не могу говорить неправду. — добавила она нарочито обидчиво. — Нууу, вообще-то не знал, но, да, спасибо, теперь знаю. — сказал я, сделав довольный вид. — Итак? — Итак, во-первых, юноша, если вы еще чего-то вдруг не знали, — начала Леська спокойным издевательским тоном и подвинула свой стул поближе так, что теперь наши колени касались друг друга (правда, это я заметил гораздо позже), — то вот вам еще одна неожиданность: стены у нас тут не слишком уж толстые, и когда вы тут, не знаю уж кто именно, включаете порнушку через колонки, то у нас там все прекрасно слышно. — Ну это точно не я, я только через наушники. — возразил я, не задумываясь, что тут же спалился. Но и вместе с этим осознав, что ребята, оказывается, балуются тут иногда порнушкой, а я и не знал, и надо бы сказать им, какого черта они врубают видео так громко через колонки, могли бы мои наушники взять. — Во-вторых, — продолжала Леська, явно довольная своей первой победой, — моя кровать стоит у стенки, и я девочка не железная. Поэтому когда я слышу из-за стены такие прекрасные стоны, я не всегда могу сдержаться, и тогда я делаю так…Она облизнула средний пальчик, глядя мне прямо в глаза (в этот момент получалось, что она показывает мне «фак»), затем, не отрывая взгляда, чуть втянула животик и опустила руку в образовавшуюся ложбинку между животиком и обтягивающими джинсами. Она сделала несколько движений рукой вперед и назад, откинув при этом голову и издав несколько сладких стонов. Все это она делала умышленно переигрывая, чересчур артистично. В общем, издевалась, как могла.Я, хоть и понимал, что это лишь игра, но при этом почувствовал, как мой член начал пульсировать и медленно набухать. Хотел закинуть ногу на ногу, чтобы моей слабости не было заметно, но обнаружил, что наши колени сцепились: ее правое колено было между моими ногами, а мое правое сжимали ее ноги. Тем не менее, я делал максимально безразличное лицо, слегка наклонив голову и подперев подбородок рукой. Как будто бы я уже насмотрелся этого настолько, что мне аж тошно. — Вооооот. — доставая руку из джинсов, сказала она с таким видом, как будто бы здесь сейчас ничего особенного и не происходило. — Но это, конечно, только тогда, когда в комнате никого нет, или только Анька наверху спит или учит. А может, — прищурившись, прошептала Леся, — она там сверху тоже мастурбирует тихонько. Пружинки, знаешь, иногда поскрипывают.Она так серьезно посмотрела на меня, а потом вдруг расхохоталась. Я тоже засмеялся, просто за компанию. Похоже, ей эти рассказы доставляли большое удовольствие. А я начал серьезно заводиться. Сияния монитора в полутьме хватало, чтобы было заметно появившийся на моих спортивках бугор между ног. Я принял позу мудреца, уткнувшись локтями в колени, а подбородком в ладони. Так все было менее очевидно, но мое лицо теперь было еще ближе к Леськиному. — Прикинь, — продолжала она, отходя от приступа смеха, — лежат такие две девчонки на двух ярусах друг под другом и типа учат чего-то, а на самом деле вместе синхронно наслаждаются своим телом. — Она так и сказала, «наслаждаются своим телом». От этой фразы у меня мурашки по коже побежали, я вздрогнул. — Забавная ситуация, да. — все, что я смог ответить. — Ладно, я шучу, Анька хорошая скромная девочка. — То есть, ты считаешь, что мастурбация делает девочку плохой и нескромной? — Нуууу, нет, я просто имела в виду, что она если и занимается этим, то уж точно, когда остается одна в комнате, это только я там такая. Один раз вообще так ступила, ночью, значит, просыпаюсь, и просто ни с чего вдруг захотелось… эммм, назовем это «захотелось ласки» — смеясь, продолжала Леся. — Вылазить из постели было лень, я протянула руку и взяла с тумбочки молочко для тела, а у него такой флакончик очень удобный, закругленный такой, ну ты понимаешь, — Леська смущенно заулыбалась. — я часто им… в смысле, ну вот, я им, как сказал бы поэт, «погасила свой огонь». и почти сразу вырубилась. А утром меня Анька будит и просит мое молочко. Я спросонья говорю, угу, и достаю из-под подушки флакончик! Потом уже позже когда совсем проснулась, вспомнила, вот я ж лоханулась, дурочка! Анька наверняка же все поняла, ну или подумала, что это мое секретное оружие, которое я храню под подушкой на случай атаки немцев. А потом подумала, а нафига ей с утра молочко для тела? — Подожди-подожди. — прервал я ее рассказ, который уже … перетекал в совсем неинтересное русло. — Мне показалось, или я заметил маааааленьку деталь: тебе было лень вставать из постели ночью, когда захотелось… эээ, ласки? В том смысле, что для этого, как вы, девушка, нам уже весьма талантливо показали, — теперь уже я изображал театрального режиссера, — требуется всего лишь рука. Откуда я делаю вывод, что где-то в комнатке у вас запрятано что-то интересное. — Черт, Шерлок, ты молодец! — сказала Леська, пытаясь скрыть смущение. — У каждой девушки есть свои секреты, и пусть это останется моим, хорошо? — завершила она, изображая обиженного маленького ребенка. — Так на чем я остановилась? — Ты рассказываешь о насыщенной жизни своих пальчиков и разных фаллических предметов твоей комнаты, а я начинаю думать, что тебе это нравится больше, чем секс. — я пытался подразнить ее. — Ты, наверное, думаешь, что я извращенка или типа того… — Нет-нет, — усмехнулся я, — вообще-то, всем людям это свойственно. — я почувствовал, что мы начали говорить какие-то глупости. — Да-да, — ехидно сказала она, и приняла ту же позу мудреца, опираясь на свои ладони (теперь наши лица были совсем рядом), — и даже тем юношам, которые говорят «очень-очень редко» и думают, что если они сидят в наушниках, то не только они ничего вокруг не слышат, но и их не слышат тоже. — Вот черт. — тихо и безразлично добавил я, смотря прямо в ее прекрасные глаза. — Ты пару раз забыл закрыть дверь, я стучала, а мне не открывали… — Я понял, спасибо, не продолжай. — улыбаясь и краснея одновременно сказал я. — Это же ненормально вот такие вещи рассказывать друг другу? — Да нет, просто два человека считают друг друга достаточно близкими, чтобы делиться всем, чем угодно.Ее носик был так близко, я нежно чмокнул ее в самый кончик и улыбнулся. Ее улыбка вдруг растворилась, пропала. Я, кажется, на долю секунды успел испугаться, но в следующее мгновение она уже обхватила мою голову руками, прижала к себе и целовала так, как умеет только она. Как это было в тот раз. Голова немедленно пошла кругом. Все вокруг перестало существовать. Я взял ее за талию и попытался притянуть к себе, но было жутко неудобно, стулья стояли уже вплотную. Тогда я потянул чуть сильнее, и она перебралась ко мне на колени. Мы просто целовались. Честно говоря, с того раза, я не думал, что у нас с Леськой что-то подобное повторится. Я по-прежнему не считал, что влюблен в нее, это было точно какое-то другое влечение. Об этом я рассуждал позже, в тот момент это было просто невозможно. Я взял ее за бедра и встал со стула, держа в руках. Мы развернулись к двухъярусной кровати. Мое место было наверху. Она встала на ноги, и я прижал ее спиной к верхнему ярусу кровати. Наш поцелуй перешел в неистовство. Наши языки переплетались, иногда Леся высовывала свой язычок, и я обсасывал и облизывал его со всех сторон, потом мы нежно покусывали губки друг друга, ласково посасывали их и вновь врывались языками в горячие рты и наслаждались этим бешенством.В это время внизу было не менее жарко. Леся встала так, что мое бедро туго упиралось ей между ножек. Ее кошечка терлась о мою ногу, вздрагивая от каждого движения. Я старался двигаться ей в такт, мой член тоже терся о ее ножку, это было очень приятно. Одна моя рука прижимала ее попку, вторая уже блуждала в поисках пуговиц на ее тоненькой рубашке. Рубашке повезло, что на ней были не пуговицы, а кнопки, иначе я наверняка бы что-нибудь порвал. А так Олесина потрясающая грудь постепенно оголялась одним легким движением. Лифчик уже был расстегнут: видимо, я как-то слишком усердно прижимал ее к себе, гладя спину. Он приспустился, освобождая грудь от плена. Мне не хотелось раздевать ее полностью, так она выглядела просто сногсшибательно. Я гладил ее грудь, сжимая целиком и пощипивая сосочки, с наших ртов уже текла слюна, между ног у обоих тоже давно текло, мы выглядели как два бешеных животных.Я резким движением развернул ее спиной к себе, она уперлась руками во второй ярус, положила голову на руки, тяжело дыша. Я плотно прижался к ней сзади и начал целовать ее в шею, облизывая, покусывая, впиваясь. Мой член лег ровно между ее ягодиц, она едва слышно ахнула. Мои руки уже расстегивали ее ширинку и начинали стягивать джинсы. Все это время мы двигались так, как будто уже занимались сексом, хотя еще были одеты. Мои трусы были наполовину мокрыми. Я забрался в ее трусики — они были мокрыми полностью. Я лишь пару раз провел ладошкой по ее влажным губкам, Леся тихонько застонала и откинула голову назад. Я целовал ее волосы. Еще несколько неловких движений, и джинсы с трусиками спустились достаточно, чтобы путь к ее сочной дырочке ничего не преграждало. Через пару секунд я уже был в ней. Я даже не стал ничего снимать, просто достал член и вошел в нее. Мы оба сладко застонали. В голове промелькнула мысль, что я занимаюсь сексом с девушкой, которую люблю больше всего на свете. Я даже зажмурился и быстро помотал головой, чтобы прогнать эту глупость.Ничего другого не хотелось, мы просто страстно занимались сексом, трахались как ненормальные. Не хотелось ни менять позу, ни говорить чего-то, ничего другого. Только секс. Мы шептали имена друг друга, я стонал «Леся… Лесенька… Леееся… даааа…», а она, кажется, не слыша меня, горячо выдыхала «Леша, даа… Лешаааа… даа… «. Ее влагалище просто обжигало, там было так влажно, но от этого еще более приятно. Мне казалось, мой член идеально подходил к ее дырочке, он так хорошо входил, с таким удовольствием. А когда он входил до самого конца, между нами, моим лобком и ее попкой, кажется, не было ни одного зазора, мы сливались в одно целое. Это была фантастика. Я так и не смог толком разглядеть ее грудь в ту ночь, но мне казалось, что по прикосновению я узнаю ее из тысяч любых других. Словом, эта девушка стала для меня особенной. Все в ней было особенное. Наше безумие продолжалось всего несколько минут, движения становились все быстрее и резче, стоны переходили в крики. Я очнулся, когда мой член извергал сперму, прижимаясь к Лесиной попке. Сперма перепачкала и мой живот, мои штаны, накапала на приспущенные джинсы и трусики Леси, кажется, что-то попало на пол. Леся отдышалась, подтянула джинсы не застегивая, схватила меня за штанину и увлекла за собой на кровать первого яруса. Мы упали без сил и заснули.Утром меня разбудил Денис, в этот день пары у нас начинались в одно время. Я лениво открыл глаза, потом резко привстал на кровати. Я понял, что спал на кровати Дениса, а он, значит, на моей. Я не слышал, как они вернулись ночью. Я извинился, сказал, что вчера просто прилег почитать, и, видимо, так и уснул. Параллельно я судорожно осматривал кровать, свои штаны и пол: никаких следов спермы не было. Мне не хотелось, чтобы ребята думали, будто я по ночам тут оргии устраиваю. Леська ушла рано утром и все убрала, это она мне потом рассказала. Обо всем позаботилась. Вот за это я ее и… люблю?(Продолжение следует. Возможно)

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх