На море

— Серёж, Серёж, ну послушай! — Вот ей неймётся, господи, легли чёрти во сколько, спать бы и спать, а она… — Серё-ё-ёжа! — Ленка недовольна тем, что я не хочу просыпаться. — Ну, что тебе? — Они там трахаются! — Ну и что? Бог с ними, пусть делают, что хотят, дай поспать! — «Они» — это наши соседи. Мы отдыхали на море, снимая комнату в правом крыле дома, вход у нас был отдельный, через веранду, заходить надо было не через двор, а через садик за домом, что очень радовало, приходи, когда хочешь, уходи, когда хочешь — ни тебе никто не мешает, ни ты никому! Как говорится, хоть голый бегай. Мы и спали голыми, совершенно не опасаясь, что сюда кто-нибудь зайдёт, только выходя в садик, накидывали что-нибудь на себя — жара. Но в один из дней свобода наша была ограничена. Пришедшая хозяйка, сильно извиняясь, сказала, что подселит на веранду на пару-тройку дней своих не то дальних родственников, не то знакомых знакомых, хрен его знает! Потом, мол, они уедут, а нам она сделает скидку. Неприятно, но что поделать, будем надеяться, что на самом деле на пару-тройку дней. — Да, — сказала хозяйка уже в дверях, — Они вам сильно не помешают, они глухонемые. Не так, чтоб совсем, но вообще… Желания встречаться с новыми соседями как-то не возникло, и мы решили пойти в кафе, потанцевать, посидеть там подольше, чтобы вернуться, когда они уже будут спать. Но мы ошиблись. Вернувшись почти в два, мы вообще подумали, что никого к нам не подселили, и лишь потом увидели две яркие спортивные сумки, ласты и сохнущий купальник. Довольные проведённым вечером но сильно уставшие, мы завалились в кровать и, как я не пытался пристроиться к Ленке, ничего не получалось, она сонным голосом умоляла пощадить её, тем более, что вот-вот должны вернуться соседи, а вот завтра, она обещала показать мне небо в алмазах! С этим и уснули. И тут вдруг она меня расталкивает. — Лен, давай завтра, я сплю! — Они там трахаются, знаешь, какой у него!!! — Ленка возбуждена, она явно не даст мне поспать. — Ну, Ле-е-ен! — я делаю последнюю попытку и понимаю, что это бесполезно, — С каких это пор ты вдруг полюбила подсматривать? — Да я не подсматривала, там темно, я в туалет пошла, а про них вообще забыла, чуть без халата не вышла, диван же сбоку стоит, вот я краем глаза увидела, что они, уже лежат на диване и, вроде обнимаются, а когда обратно, получается, я прямо на них иду, луна осветила, а они 69 лежат, даже не укрытые, совсем не стесняются, он её лижет, а она у него сосёт, а у него тако-о-ой! — Ленка показывает размер почти по локоть, — И толстый, она его ладонью обхватить не может! — Таких не бывает! — Бывает! Она его двумя руками обхватила, одна над другой, а там ещё торчит и головка огромная! А она её лижет! — Тебе это показалось! Говорил, надо с вечера было сексом заняться, а то… Пьяным неудовлетворённым женщинам всегда большие члены мерещатся! Вот, смотри! — И я наклоняю её к своему вставшему другу. Ленка тут же обхватывает головку губами и начинает жадно сосать. Я запускаю руку ей между ног, господи, да с неё аж течёт! Что она там, правда, увидела? Она на секунду отрывается он члена. — А она, когда увидела, что я смотрю, мне рукой махнула, мол, иди к нам! — Ленка возбуждена до предела, голос её дрожит, дыхание срывается. — Ну и пососала бы с ней, сама говоришь, там бы на двоих хватило! — Я разворачиваю жену и ставлю её на кровати раком и с силой вхожу в неё! Она любит эту позу, но мы применяем её не часто, член у меня 21 см, и поза требует осторожности — увлёкшись, можно причинить жене боль. Но сейчас другой случай — Ленка не только завелась сама, но и завела своими рассказами меня! — Дура-а-ак! — Слово произнесённое шёпотом переходит в громкий протяжный стон. Вот, чёрт, соседи услышат… А,… пусть слышат, сами виноваты! И в ту же минуту страстный стон раздаётся из-за стены. Похоже, они, действительно там трахаются! В подтверждение моих мыслей, в стену начинает равномерно стукать диван. Этот стук и стоны заводят Ленку ещё больше, она насаживается на член с лихой яростью и стонет уже во весь голос. Интересно, какие же они глухие, эти наши соседи, если стоны за стеной звучат практически в такт с Ленкиными, чувствуется, что её сладострастное мычание заводит их тоже, и когда за стеной раздаётся победный крик, Ленка тоже мощно кончает, совершенно не сдерживая голос и не боясь перебудить весь дом. Влагалище у неё сильно сжимается, я едва успеваю выдернуть оттуда член и обильно кончаю ей на спину. Она разворачивается и подхватывает ртом ещё не успевший опасть член, облизывает его, гоняет за щеками. — Ты у меня прелесть! Вкуснятина моя! — Она сосет, приговаривая и поддрачивая член рукой. Минет она делает великолепно, и вторая порция спермы брызгает ей в рот уже через пару минут. Всё, Ленка довольна. Я вытираю ей спину, и она, засыпая, шепчет мне: — А она маленькая, худенькая, интересно, как в ней такой помещается?! На следующее утро, проснувшись, что называется с восходом солнца, я натянул шорты и пошёл в туалет, организм-то не обманешь! Каково было моё удивление, когда осторожно открыв дверь на веранду, соседей я там не обнаружил. Казалось, что всё произошедшее ночью было сном. Но в комнате не было вчерашних ласт, купальника и плавок. Отсутствовала и одна сумка. Интересно, как это они, протрахавшись всю ночь, встали так рано, да ещё и ушли незаметно. Когда же они спали? Ленка целый день была какая-то рассеянная, думала о чём-то о своём и с интересом вглядывалась в лица встречаемых нами пар, где женщины были худые и невысокие ростом. До меня дошло, что она пытается узнать во встречных наших соседей. Когда я сказал ей, что это практически невозможно, она смутилась и стала ещё более рассеянной. Её не радовала ни отличная погода, ни ласковое море. В конце концов, мы поужинали в кафе пораньше, и вернулись домой часа за два до обычного нашего возвращения. Когда мы направились к дому, Ленка повеселела и шла так быстро, что мне, нагруженному пляжным добром, пакетом с виноградом, фруктами и бутылкой шампанского, постоянно приходилось её догонять, это её ужасно веселило. Пользуясь тем, что руки у меня заняты, она прижималась ко мне своим, дышащим жаром через тонкий халатик телом, сбивая мне дыхание, давала почувствовать твёрдость сосков и мягкость животика, целовала и со смехом ускользала. Чувствовалось, что ожидание встречи с соседями возбудили её, да и меня Ленка уже порядком подзавела. Каково же было её разочарование, когда мы пришли! Вчерашние вещи все были на месте, а вот соседей не было. Ленка погрустнела на глазах, но до конца расстроиться я ей не дал. Поставив пакеты на пол, я подхватил её на руки, бросил на кровать, и, задрав халат одной рукой, другой на ходу расстёгивая ширинку, впился губами в её влажную киску. Она обхватила мою голову, прижимая её крепче, но я вырвался, и, не снимая шорт, вошёл в её сочащуюся, но ещё тугую щель. Я долбил её мощно, с напором, а она ожесточённо подмахивала. Я не остановился даже по её просьбе, когда она два раза кончала, а всё долбил и долбил! Почувствовав, что сейчас кончу, я выдернул член из неё, намереваясь дать ей в рот, но не успел. Мощная струя спермы оросила её от лобка до волос головы. Вытерев пальцем капли, попавшие на лицо и облизав его, она наклонилась к опадающему члену. — Ну вот, весь халат забрызгал! — в томном голосе Ленки нет недовольства, ей понравилось. Может она думала и о другом, но мой напор пришёлся ей по душе, она мурчит как котёнок, облизывая и целуя член, а сама прислушивается к звукам за дверью, но там тихо. Я, чувствуя, что он снова работоспособен, стаскиваю с неё мокрый халат,… разворачиваю её, и смачиваю слюной её анус. Ленка не всегда соглашается на анал из-за размеров, ей бывает больно, но сейчас она явно хочет этого. Чувствуя, что сейчас произойдет, она плечами упирается в кровать, расставляет ноги пошире и руками раздвигает ягодицы. — Давай! — в её голосе страсть и желание. Я медленно надавливаю на дырочку, стараясь не причинять боль, и вижу как головка, а за ней и ствол, медленно погружаются в попку. Меня это жутко возбуждает, но я сдерживаюсь, ещё больше раззадоривая жену — Ну, давай же, давай! — в её голосе мольба, но я дразню её, периодически останавливаясь. Лену это определённо не устраивает, она соскальзывает с члена, опрокидывает меня на спину, рукой нацеливает член в попку, и, закусив губу, со стоном, резко опускается на него, принимая в себя на всю длину, на секунду замирает, а затем начинает бешеную скачку. Стонет, кусает губы, теребит себе соски, а я помогаю ей, лаская пальцами клитор, и останавливается только тогда, когда мой член разряжается в попку мощной теплой струёй. Она кончает почти одновременно со мной, весь мой живот залит прозрачной клейковатой жидкостью, вытекающей из её киски. Она замирает на некоторое время, пытаясь поймать ощущения и удержать в себе опадающий член, а потом валится в изнеможении набок. Я вижу её сужающийся на глазах анус и сперму, вытекающую из него. Меня это возбуждает, мне хорошо. Надо идти мыться, но нет сил. Ленка тоже лежит без движения. Я глажу её по попке, она поворачивается, целует меня в губы и прижимается всем телом ко мне. Жена у меня — прелесть! Стройная, с округлой попкой, небольшой грудью и хорошо развитыми бёдрами — она заставляет своим видом оглядываться от старших школьников, до пенсионеров. Никто не даёт ей её 32, она выглядит максимум на 25, да, что говорить, кто бывает на MaWе или в Porevo наверняка видели фото. Её сексуальность заводит меня с пол оборота, не смотря на количество лет, прожитых вместе. Раньше она всего стеснялась, одевалась в джинсы и длинные юбки, платья и блузки покупала максимально закрытые, стеснялась трахаться днём, а ночью всегда просила выключить свет. Её страстность выдавали только стоны, которые она, как не пыталась, сдержать не могла, и очень этого стеснялась. Я терпеливо ждал, пытаясь по мере возможностей развить её сексуальность. И моё терпение было вознаграждено, в какой-то момент в ней, наконец-то проснулась ЖЕНЩИНА. Она перестала сдерживать себя, заводилась от собственных стонов, кончала каждый раз, а если ей хотелось, не стеснялась попросить ещё. Мы словно пережили второй медовый месяц, перепробовав практически всё, кроме садо-мазо, это не нравится нам обоим. Тогда-то она и расцвела внешне, сбросив лет пять, минимум. Ибо ничто не делает женщину такой красивой (кроме водки, конечно — шутка!), как секс! Ленка чмокнула меня в щёку, и нехотя поднялась, мыться, всё-таки надо. Она вытирает себя полотенцем, натягивает мою футболку, вместо испачканного халата, я надеваю шорты, и мы тихонько идём. Приоткрываем дверь на веранду и видим, что соседей ещё нет. Выходим на улицу и заходим в душ, мне кажется, что Ленка разочарована. Я открываю воду и начинаю намыливать её, особо выделяя определённые места. Ленка заводится тут же, трётся животом о вставший член, прихватывает меня за ягодицы, целует в шею, потом приседает, берёт его весь в рот и начинает, энергично покачивая головой, сосать его. Рукой она теребит клитор, постанывая при этом. Чувствуя, что сейчас произойдёт, я с силой прижимаю её голову к себе, проникая членом, по-моему, аж в горло. Ленка задыхается, мычит, пытаясь вырваться, я не отпускаю, и мы вместе мощно кончаем. Она сидит на коленях, обняв мои ноги, тихонько скулит, как собачонка, прижимаясь ко мне, глаза её прикрыты. Она ещё ловит свои ощущения от пережитого. Я направляю на неё душ, обмываю её, она полощет рот, целует меня в губы и, не вытираясь, натягивает майку на мокрое тело. Футболка тут же прилипает к её телу, аппетитно обрисовывая её формы. Она горчичного цвета, и в темноте может показаться, что Ленка идёт голой. Мы заходим на веранду, соседей всё также нет, и у Ленки вырывается разочарованный вздох. И тут до меня доходит, почему она стала надевать свою пляжную футболку, которая ей почти до колен, а выбрала мою, едва-едва прикрывающую ей попу. Ленке хотелось не только увидеть наших соседей, но и показать себя! Вот сучка! Эта мысль меня заводит, я чувствую какое-то движение в шортах, и, пройдя в комнату не закрывая за собой двери (раз хочет, чтоб смотрели, пусть смотрят, когда придут), не задавая лишних вопросов, валю её на кровать, раздвигаю ноги и впиваюсь ртом в её сладкую киску. — Прекрати… , не надо… , не надо… , да, да, здесь, ещё, ещё… , — вид открытых дверей возбуждает её, тело её выгибается и она разряжается густым и ароматным соком, — А-а-а-а… а!!! Не дав ей опомниться, я вхожу в неё, медленно раздвигая сузившуюся от оргазма щёлку. Вхожу до самых яиц, доставая до матки, упираюсь в неё, затем также медленно выхожу из неё провожу головкой по клитору и снова медленно раздвигаю головкой её губки. Не в силах терпеть эту пытку сладострастием, Ленка кричит, практически во весь голос, кончая несколько раз до того, как я успеваю вынуть из неё готовый вот-вот выстрелить член (ещё раз идти мыться нет никаких сил), валюсь на спину и проливаюсь себе на живот. Жена вытирает меня полотенцем, движения её вялые, глаза полузакрыты, на лице блаженная улыбка, она слизывает последнюю каплю, вытекающую из головки, я выключаю бра, она падает мне головой на живот, и мы проваливаемся в сон, как в бездонную яму, не потрудившись даже укрыться — жарко. Просыпаюсь я не только оттого, что кто-то крепко сжимает мой член, но и от каких-то посторонних звуков. В комнате темно, мозг ещё не проснулся, и я не сразу понимаю, что посторонние звуки — это ритмичный скрип дивана за стеной. Дверь в нашу комнату закрыта, но звуки доносятся довольно чётко. Ба, мы же забыли закрыть дверь! Я вопросительно смотрю на жену, показывая глазами на дверь. Нет, она не закрывала. Значит, это кто-то из них! А мы тут лежали голые поверх простыней! Может они не рассмотрели ничего — темно. Хотя… , я же вижу и Ленку, и дверь… Похоже, что Ленка думает о том же, эти мысли заводят её, и она уже сосёт мой многострадальный член. Откуда это в ней взялось, ведь совсем недавно каких трудов стоило затянуть её на нудистский пляж, а уж снять там хотя бы верх купальника… Господи, чего она хочет, мы же уже сегодня сколько раз, мне же не семнадцать, хотя… Зря я наговариваю на себя — член уже стоит как новенький. Ленка приподнимается, раздвигает ноги, и со стоном опускается на него. Этот стон явно услышан — за стенкой женский голос тоже начинает стонать в такт со скрипом дивана. Ленка подстраивается под ритм, прыгает на члене и стонет в унисон, создаётся даже впечатление, что в резонанс — громкость звука и частота движений нарастают и здесь, и за стенкой с поражающей быстротой. Протяжный, слившийся в один крик означает, что наши дамы пришли к логическому завершению одновременно, и я едва успеваю выдернуть член из жены и проливаюсь на сторону. Ленка явно разочарована, она хотела получить эту струю в себя, наверное, чтобы потом иметь предлог пойти помыться и встретиться с соседями. Она облизывает член, шепчет ему какие-то ласковые слова, я дотягиваюсь рукой до её попки, глажу, провожу по мокрой щели, зажимаю крепко её клитор. Ленка охает, подаётся навстречу и забывает обо всём. Я запускаю два пальца ей в щёлку, продолжая большим надавливать на клитор, и начинаю плавно, но сильно трахать её так. Она подмахивает, как сумашедшая. Вот ненасытная. Она кончает пару раз подряд, обильно перепачкав мою руку своим нектаром, валится без сил рядом, но когда я пытаюсь убрать руку т её киски, она недовольно мычит. Я потихоньку глажу её там. За стенкой тихо, видимо соседи пошли … мыться. Может, правда, пойти познакомиться?! Не зря же я покупал шампанское… Но не ночью же… Сейчас, наверное, часа четыре… Утром, утром… , всё утром… Мысли мои путаются, и я засыпаю. Луч солнца в глаза, я просыпаюсь, утро. Ленка посапывает у меня на животе, сколько же время? Двенадцать?!! Вот это поспали!!! Я иду в туалет, соседи уже снова ушли, когда же они спят, интересно? Вернувшись, я застаю полупроснувшуюся, оно очень довольную Ленку. Как ни странно, у неё нигде ничего не болит, мы ничего не растёрли и не повредили, не смотря на столь бурную ночь. На пляж идти уже поздно, жара, и мы решаем пойти пообедать в какое-нибудь кафе, а после просто погулять по тенистым аллеям. На пляж — вечером. Ленка возвращается из душа, приводит себя в порядок и надевает тонкое красное платье из хлопка, при этом позабыв надеть что-либо из нижнего белья. Платье ей идёт необычайно, соски её выделяются через тонкую ткань хлопка, и мысль, что порыв ветра может задрать ей подол и показать всем её киску, заводит меня. В кафе я несколько раз запускаю руку ей между ног и провожу по киске. Ленке это нравится. Она улыбается, целует меня в щёку. — Потом, милый, потом, потерпи, вечером… , — шепчет мне она. Мы гуляем по аллеям, лезем в гору, где, воспользовавшись отсутствием народа, я делаю несколько прекрасных снимков Ленки, показывающей свою попку и киску, а она делает мне великолепный минет. — Полдник, — смеётся она, облизываясь, — А то ты уже перевозбудился, до вечера не дотерпишь! Я целую её, пахнущую мною, мну её соски через тонкую ткань платья, но она вырывается и со смехом убегает. Потом мы ужинаем, идём в кино, где на последнем ряду целуемся, как пионеры. До моря мы добираемся только часов в двенадцать. Мы лезем купаться голыми, хотя купальники у нас с собой, но, никого нет, море светится, и нет ничего прекрасней в полной темноте в воде увидеть светящееся непонятным светом обнажённое тело любимой женщины! Мы обнимаемся, целуемся, трогаем друг друга везде, пока нас не начинает бить озноб. На берегу Ленка натягивает на себя платье, но оно не создаёт ощущения тепла — тонкий хлопок моментально впитывает в себя влагу и прилипает к телу. Мы приходим домой и я завожу Ленку прямиком в душ, открываю горячую воду, лью на неё, и только после этого снимаю с неё совершенно мокрое платье. Потом намыливаю её, смывая остатки соли, тереблю ласково соски, прижимаю к себе, мою щёлочку, наклоняюсь к ней и начинаю языком бешеный танец. Она потихоньку согревается, прислоняется спиной к стене, прижимает мою голову с себе. — Да! Да! Да! Да! Да! Да! — эти крики, звучащие, наверное, на всю улицу, подхлёстывают меня, я убыстряю темп, и жена кончает, сильно вздрагивая всем телом и пытаясь опуститься на подкашивающихся ногах на пол. Я не даю, прислоняя к ней ставший огромным член. Она целует его, облизывает головку, потом целует меня в губы. — Сейчас, милый! — Ленка подхватывает наши вещи, берёт меня за член и тянет на выход. Только тут я понимаю. что наделал — все наши вещи мокрые, натягивать их снова на себя — безумие. Но Ленку этот вопрос не волнует, и мы идём голыми по улице к веранде. А соседи? Но… , их опять нет! Слава богу! Хотя, Ленка, похоже, так не думает! Её вздох явно говорит об этом. Только зайдя в комнату и присев на кровать, я понимаю. как устал за день. Ленка ложится рядом. По-моему, она разочарованна, ей сегодня, явно, нужны были зрители. Я встаю развесить сушится наши вещи, и вижу, как рука жены опускается к клитору и начинает теребить его. Сейчас, милая, я помогу тебе. Я отжимаю вещи в тазик, вешаю их на верёвку, прикрываю оставленную Ленкой открытой дверь на веранду, и возвращаюсь к жене. Но… , она уже крепко спит, раскинувшись по кровати. Я тихонько подвигаю её, ложусь рядом, кладу руку на попку, я хочу её. Ленка не реагирует, я начинаю мять её попку и незаметно для себя проваливаюсь в объятия Морфея. Я просыпаюсь среди ночи. Жутко хочется спать. Что-то приснилось, я не могу осознать, что. Вроде Ленка меня куда-то зовёт, потом темнота… , не помню. Что-то не так. Я поворачиваюсь на бок и закрываю глаза, с намерением уснуть. С веранды раздаётся лёгкий стон, мешающий уснуть. И вдруг до меня доходит — жены рядом нет! Она, наверное, и звала меня, чтобы я проводил её в туалет. А теперь, эти трахаются, а ей не пройти обратно! Я вскакиваю, натягиваю шорты. Пошли они в задницу, что же, ей теперь всю ночь на улице стоять! Я открываю дверь и, не глядя на диван, намереваюсь быстро пройти на выход, но, сделав шаг, замираю от неожиданности. Прямо передо мной на столе (вот почему диван не скрипел) хорошо освещённая луной в распахнутом халате с широко раздвинутыми ногами лежит Ленка. Какой-то обнажённый подросток вылизывает ей щель, Ленка постанывает в такт его движениям. Но не это поразило меня. Сбоку от жены стоит мужик и, придерживая одной рукой член, натирает им соски Ленки. Если, конечно, можно назвать членом этот дрын. У меня у самого немаленький, но это… Ладони мужика не хватает, чтобы обхватить член — пальцы не смыкаются! А из ладони торчит остаток длиной сантиметров двадцать, им-то мужик и полирует соски моей благоверной — длины хватает, чтобы полировать оба соска одновременно. Весь этот агрегат венчает залупища размером со среднее яблоко, формой напоминающая шляпку подосиновика. Впечатление от размеров усиливает ещё и то, что растительность вокруг члена мужика выбрита. Одна рука Ленки под головой, другой она судорожно сжимает полу халата, глаза прикрыты, губа закушена, дыхание прерывистое. Ей нравится. Я тоже люблю, когда она такая — в этом состоянии она позволяет делать с собой всё! В этом было что-то фантастическое, сказочное. Яркий, сине-белый свет луны только усиливал ощущение нереальности. От увиденного я замер, не в силах произнести ни слова. Кровь ударила если не в голову, то в головку, которая стала стремительно набухать, Подросток оторвался от Ленкиной киски, повернулся и… оказался женщиной. С короткой стрижкой, худенькая, миниатюрная, с узкими бёдрами и плоской попкой, она действительно напоминала парнишку. Грудь у женщины отсутствовала (у моей Ленки маленькая, а тут не было вообще), зато соски были просто огромными — тёмные, небольшие по диаметру, но набухшие до невероятных размеров, как у четырнадцатилетних, они торчали как конфеты трюфели. В левую трюфельку было вставлено колечко с камешком. От середины гладко выбритого (а может эпиляция?) лобка начинался клитор, напряжённый, как карандаш, он был похож на маленький член и заканчивался высунувшейся из-под кожицы головкой, размером с копеечную монету. Прямо над клитором была сделана какая-то татуировка размером с пятирублёвую монету. Киску обрамляли большие губы, и даже в темноте было видно каплю смазки, свисающую с них… И вообще, киска была как бы смещена вперёд, из-за этого казалась необычайно большой. Хотя, для такого члена… Я стоял как столб, в шортах у меня от увиденного происходило что-то невероятное. Она обошла меня сзади, прижалась к спине, дав почувствовать горячую твёрдость своих сосков, запустила руки под шорты, пробежалась ласковыми пальчиками по палке, чмокнула меня куда-то между лопаток, опустилась передо мной на колени, расстегнула ширинку, стянула вниз шорты, выпуская на волю истомившегося змея, охнула, взявшись за него рукой и оглянувшись, посмотрела на мужа. Он кивнул. Она пробежалась пальчиками по стволу, лизнула кончиком языка каплю, выступившую на головке и вдруг, с силой погрузила его себе в рот на всю длину, обхватив меня за ягодицы и неожиданно сильно прижимая меня к себе. Качнув так пару раз, она вынула член изо рта, пробежалась по нему зубками, лизнула мошонку и затем повторила всё снова. Потом приподнялась и подтолкнула меня к жене. В это время Ленка приоткрыла глаза. В них ни тени сомнения или раскаяния, только безудержное желание…. — Я не сама… Это они… Ах… ! Они позвали… А-а… ! Я… будила, ты спал… Я не смогла… , — дыхание её сбивается, она говорит и постанывает при этом, — Ты видел, какой у него-о-о… ! Она кладёт ладонь на этот дрын, прижимая его себе к груди. Я же, подталкиваемый маленьким чертёнком, оказываюсь у Ленки между ног, мой член, управляемый чужими руками, проходит несколько раз по клитору жены и направляется в щель. Чертёнок берёт Ленку за бёдра и, с силой притягивая себя, просто вбивает меня во влажную киску жены. Жену аж выгибает, мой член плотно сжимается кольцом влагалища, Ленка громко стонет — она кончила. Но это даже не передышка, плотно прижавшись к моей спине сосками и узкими бёдрами к ягодицам, женщина–подросток задаёт ритм движений. Она одной рукой теребит Ленкин клитор, другой плотно сжимает мои оттянутые назад яйца, а я ловлю вопросительный взгляд её мужа. Я киваю, да, конечно, можно… Как будто что-то можно остановить! Да мне и самому интересно, как Ленка управится с таким дрыном. Сосед, всё ещё глядя на меня, дотягивается до дивана, берёт с него подушку, подкладывает под голову моей жене, и только потом пододвигает член поближе к Ленкиному рту. Та явно ждала этого. Она обхватывает член двумя руками, пытаясь стянуть пальцы вокруг ствола, ей это не удаётся и она, издав протяжный стон начинает лизать этот огромный чупа-чупс. Из её рук торчит остаток сантиметров семь, который она огуливает с огромной скоростью. Мужику приятно, он стоит прикрыв глаза и придерживаясь за стол, его набалдашник стал ещё больше. Господи, Ленка тянет его в рот! Только бы не получилось как в истории с лампочкой, которая в рот входит, а вот обратно… ! Да нет, не войдёт! Но Ленка, сделав над собой усилие и раскрыв рот, как можно шире, погружает в себя шляпку гигантского гриба. Замирает, приноравливаясь (ртом-то не подышишь, занят весь), выравнивает дыхание носом и, покачивая головой, начинает погружать эту елдень в себя. Чертёнок в это время уже лижет Ленкин клитор, Ленка задыхается, у неё текут слёзы, и её выгибает в очередном оргазме. Вот-вот кончу и я, но мне не дают это сделать. Женщина-подросток отталкивает меня от Ленки, накидывает на мой член и яйца какую-то хитрую удавочку и затягивает её. Теперь кончить будет проблематично. Чертёнок, наклоняется к Ленке, зачерпывает языком текущий из неё сок, кидается ко мне и, повиснув на шее, сливается со мной в поцелуе. Она пахнет женой, её язык проникает ко мне в рот, лобок давит на живот, сразу ставший мокрым от её щёлки, и я понимаю, что хочу её неимоверно. У неё совершенно детское тело, она лёгкая как пушинка, я поднимаю её, усаживаю на плечи, киской к себе. Она цепляется руками за перекрытие, я же, придерживая одной рукой её попку, а другой, сжав сосок с колечком, впиваюсь ртом в её киску. Я вылизываю её щель, сосу похожий на детский член клитор, раздвигаю языком её губы и проникаю туда. Она так долго держаться не может — крепко сжимает мою голову ногами, кричит, и я получаю в рот струю ароматнейшего нектара — она кончила. Жидкости так много, что я чуть не захлёбываюсь от неожиданности. Я вылизываю всё до конца и начинаю опускать обмякшее, вздрагивающее от пережитого, тельце, но не тут-то было. Чертёнок делает какой-то пируэт, я едва успеваю подхватить её, и мой член оказывается у неё во рту, а мне снова подставлена мокрая от выделений и моей слюны киска. Она начинает сосать, а я трахаю её языком. Мысль о том, что здесь бывал вот этот дрын заводит меня, хотя я не представляю, как он мог сюда залезть. Я переворачиваю соседку, целую её в сосочки (ну, правда девочка) и надеваю на своего вздыбленного друга. Она взвизгивает, когда он, проскользив по мокрому влагалищу, упирается ей в матку. Она прижимается ко мне своим тельцем, обхватывает своими ногами мои, и вдруг, неожиданно сильно сжимает мышцами влагалища мой член. Сжимает так, что я не могу его там даже двинуть. Потом отпускает на пару секунд и сжимает снова и снова. Если бы не удавка, я давно бы уже взорвался, да и она, по-моему, готова лопнуть от напряжения. Сосед в это время уже перенёс Ленку на диван, и они нализывали друг друга лежа на боку в позиции 69. Он при этом ещё и трахал её четырьмя сведёнными вместе пальцами. Меня это необычайно заинтересовало, Ленка и три-то не всегда позволяет запустить в себя, а тут… ! Надо сказать, что делал он это очень ласково и осторожно и, судя по стонам, жене это необычайно нравилось. С одной стороны, чтобы рассмотреть это поближе, с другой, потому что немного устал держать чертёнка на весу, я снял её с члена и поставил раком возле них. Соседка тут же начала лизать и целовать Ленкину попку, а я, взяв её за узкие бёдра (ну, точно, как подросток), вогнал в неё свой член и стал долбить её, доводя до оргазма. Ленка, увидев, чем занимаемся мы, тоже стала раком, широко расставила ноги и попыталась вставить в себя член соседа. Она возила им по истекающей соками щели, то и дело, закусив губу, подавалась навстречу члену, но ничего не выходило, точнее не входило. Тот был очень велик. Сосед тоже старался, как мог, но… Надо было видеть Ленку в эти минуты: раскрасневшаяся от желания и похоти, мокрая от пота и своих соков, с прикушенной губой и глазами, горящими от вожделения, он вызывала такое желание… Чертёнок соскользнул с моего члена и, оттолкнув мужа, присосалась к щёлке жены. Ленка от неожиданности охнула, покорно расставляя ноги шире. Соседка знаками показала мне, чтобы я занялся женой, что я с удовольствием и сделал. После узкого, сжатого влагалищными мышцами входа соседки, дырка жены казалась колодцем. Член хлюпал в ней, заставляя Ленку прогнуть спинку и, забыв о недавней боли, расслабиться. Тем временем соседка, повалив мужа на спину и полизав немного его елду, достала откуда-то небольшую бутылочку и полила на головку какую-то маслянистую жидкость. Потом, показав знаками, что делать, подхватила Ленку с одной стороны, а я подхватил с другой. Мы поставили Ленку прямо над членом соседа, спиной к нему. Ленка охнув, присела на член, пытаясь добиться желаемого, но, на мой взгляд, нереального. Сосед, как мог, помогал ей, растягивая руками её щёлку. Закушенная губа, слёзы текущие из глаз говорили о том, как нелегко жене. Чертёнок тоже кинулся на помощь к Ленке, она наклонилась к ней и быстрым языком ласкает её клитор. И вдруг, не может быть, Ленка утробно застонала, дёрнула бедрами и,… головка соседа, растянув её щель донельзя, вползла во влагалище. Ленка замерла, привыкая к новому состоянию. Блаженная улыбка на лице (она сделала это!), большие половые губы в растянутые в ниточку, член, размером с конский в киске жены — это так возбуждающе! Ленка начала плавно опускаться на этот дрын, выгнулась в стоне, достав до матки и начала убыстрять движения. Мысль об отсутствии презерватива, возникшая у меня, уже через секунду показалась смешной — а какой презик налезет на такой?! Я посмотрел на попку, лижущей Ленку соседки, и с силой вогнал в её киску свой. И снова женщины стонали, перекрывая друг друга. Я намочил в щели соседки палец и вставил его ей в узкую детскую попку. Она выгнулась и застонала ещё громче. Нравится. Подолбив её так ещё с минуту, я вынул член, приставил к анусу и, потянув её за бёдра, попытался войти. Но она взвизгнула, неожиданно сильно оттолкнула меня и погрозила пальцем. Потом она наклонилась, пробежала по члену губками, сдёрнула удавку и показала на Ленку. Я понял, что она хочет поменяться. Неужели и в неё войдёт этот дрын? Она же сама чуть толще, чем он. Мы сняли Ленку с кола, чертёнок стал над ним, чуть ли не в шпагате, неестественно выгнул бёдра, отчего лобок стал казаться ещё больше, а клитор напоминал напряжённый член подростка, одним движением сел на него, и запрыгал, прикрыв глаза. Я ткнул жену носом в напряжённый клитор соседки, а сам вошёл в раздолбанную дырку. Но удовольствия от этого не было никакого, всё равно, что пытаться трахнуть трёхлитровую банку — член практически … не касался стенок влагалища. — Ну, давай же, давай! — вот ненасытная, сколько же ей надо? Я и сам хотел кончить, яйца мои были раздуты, как теннисные мячи. Я вынул член из хлюпающей, ничуть не сузившейся щели, и без подготовки вогнал его в попку благоверной. Она, обычно дающая попку очень осторожно, подалась ко мне, принимая его на всю длину, и начала подмахивать мне, не забывая ласкать при этом клитор соседки и ствол её мужа. В какой-то момент соседка соскочила с мужа и двумя руками направила член на Ленку. Та едва успела прикоснуться к нему языком, как началось извержение. Струя была настолько мощной, что капли долетели до моей груди. А о Ленке и говорить нечего! Спина, лицо, волосы, грудь — всё было залито спермой! Она дёрнулась, и я почувствовал, что тоже взрываюсь. Я со стоном опустился на диван и прикрыл на секунду глаза, а когда открыл их, то увидел, что соседка слизывает сперму с лица, спины, ягодиц Ленки, периодически наклоняясь к ней, целуя в губы и делясь частью собранного с её тела. Я, покачиваясь, прошёл в комнату, взял полотенце и направился в душ. Сил не было. Постояв под прохладной водой и немного отойдя от пережитого, я вытерся, обмотался полотенцем, и вышел. Навстречу мне шли мои дамы, целующиеся и абсолютно голые. Мне показалось, что увлечённые друг другом, они даже не заметили меня. Пусть резвятся! На веранде, мирно посапывая, спал сосед. Я прошёл комнату и лёг. Вот это приключение, кто бы мог подумать! Я лежал и вспоминал пережитое. Ленка всё не шла. Я уже было начал дремать, когда она появилась. Но не одна. Они пришли в обнимку с соседкой, завалились в кровать и продолжили целоваться и ласкать друг друга. Я наблюдал за этим минут пять, потом приподнял соседку и усадил её на стоящий член, трогая и пощипывая её соски. Правда, как с девочкой-подростком — маленькая дырочка (интересно, всё-таки, как это у неё получается, так сжимать её, вон, у Ленки до сих пор видно, как щель растянута), узкие бёдра, набухшие соски. И бешеный темперамент. Вон как она прижимает Ленкину голову к своему клитору и скользящему по щели члену. Вон как выгибается, прижимаясь к моей груди худосочными лопатками, и выставляя навстречу Ленкиному языку свой лобок. Я не смог долго продержаться, да и как тут сможешь? Чувствуя, что сейчас кончу, я снял соседку с члена, и жена приняла в рот мой сок. Чертёнок наклонился к ней, и Ленка охотно поделилась добычей. Они высосали меня до капли, обмыли меня своими языками и продолжили ласкать друг друга. А я провалился в сон. Когда я проснулся, то долго не мог прийти в себя. Мы лежали вдвоём. И тут до меня дошло! Приснится же такое! Ленка ещё спала, свернувшись калачиком, я встал, открыл тихонько бутылку шампанского и залпом выпил целый стакан. Да… ! Я приподнял простыню, увидел аккуратную Ленкину попочку, заставившую вздыбиться моего молодца, чуть приподнял её ягодицу, освобождая путь к заветной щёлке, и вошёл в неё. Я люблю трахать Ленку утром, пока она ещё толком не проснулась, пока её дырочка, ещё не смазанная соками тугая, как много лет назад, когда мы только поженились. Люблю, когда Ленка, постепенно просыпаясь, заводится и входит в такой раж… ! Всё так и было, кроме… Дырка у Ленки была раздолбана, и член просто проваливается туда. Значит, это был не сон! Значит, мне не приснилось, как жена насаживалась на такой агрегат! Эта мысль завела меня, я уже не мог всё делать медленно и долбил её как хороший кролик. Из-за того, что в киске было свободно, я смог продержаться достаточно долго, и до того, как я пролился ей на спину, Ленка успела кончить два раза, с громкими стонами. Я зажимал ей рот (это ночью здесь никого нет, а днём может и хозяйка зайти, да и отдыхающие с основного двора, бывало, ходили в наш душ, когда их был занят), но это не помогало. Когда всё закончилось, была выпита последняя капля нектара, вытерта Ленкина спина, жена повернулась ко мне, и чмокнула меня в губы. — Ты у меня прелесть! Ты подарил мне такую ночь! — она мечтательно прикрыла глаза, — Спасибо! Жена встала, накинула халатик и направилась в душ, но уже через пару секунд вернулась. — Ты представляешь, их нет, — она выглядела огорчённой. — Да не расстраивайся, вечером обязательно дождёмся их и познакомимся! — Их вообще нет, и вещей тоже! — только вот, — Ленка протянула мне открытку и маленькую нэцкэ, вырезанную из кости. Статуэтка изображала стоящую раком женщину, которую сзади и в рот трахали два мужика. В открытке было написано: «Ребята, вы — чудо! Спасибо вам! А это на память». И всё. Ни телефонов, ни адресов. — Ещё не всё потеряно, спросим у хозяйки, может она знает! — не могу видеть жену расстроенной. Но хозяйка тоже ничего не знала о наших соседях. Сначала заволновавшись, что у нас что-то пропало, узнав, что это не так, сразу успокоилась. — Да они к соседке лет десять уже приезжают, а она уехала, сестра у неё в аварию попала. Вот я их и приютила. А откуда они, их же не спросишь, глухонемые. Вроде с Сибири или с севера. Соседка может и знает, а я… — Да какие же они глухонемые, слышат то они прекрасно! Немые просто! — А по мне всё одно, глухие, немые, всё равно не поговорить. Оставив хозяйке свои координаты и выбив с неё обещание сообщить нам, если что-нибудь узнает у соседки, когда та вернётся, хотя и слабо надеясь на это, мы направились на пляж. Ходить Ленке было больно, поэтому три следующих дня мы просто валялись на самом ближнем от дома пляже. Давая возможность подзажить Ленкиной киске, я старался не беспокоить её. Жена же, не давая моим яйцам лопнуть, радовала меня великолепным минетом. В разговорах мы частенько возвращались к событиям той ночи, и я видел, как это заводит жену. P. S. Мы едем домой в купейном вагоне. Ночь. В купе мы вдвоём, повезло, соседей нет. Ленка лежит совершенно голая, томно раскинувшись на полке, переживая недавний секс. Я любуюсь её обнаженным телом, раскрасневшимся лицом, горящими глазами. У неё приближаются месячные, а в эти дни она особенно горяча. Она поворачивает лицо ко мне. — Серёж, знаешь, я в сексшопе видела… такой большой… , ну огромный просто… , давай купим… на память… , так… , иногда… , — и она краснеет ещё больше.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

На море!

Мы с жeнoй рeшили пoлeтeть нa нeдeльку нa мoрe, выбрaли Крым, тихий пoсeлoк пoд Кoктeбeлeм, с пустым пляжeм и нeплoхoй дaчeй. Приглaсили свoих друзeй Сeргeя и Лиду с кoтoрыми пeрeсeкaлись нe рaз кaк свингeры. Сeргeю 42 гoдa Лидe 24 клaссныe сeксуaльныe рeбятa, Сeргeй oчeнь нрaвился мoeй жeнe свoими гигaнтскими рaзмeрaми, a я плeнeн Лидoй, ee мoлoдoстью, нeжным тeлoм шикaрных фoрм и нeуeмнoй жaждoй сeксa, oнa сильнo нaпoминaлa мoю Oлю в юнoсти. Рeшили aрeндoвaть мaшину в aэрoпoрту и чeрeз три чaсa гoтoвы были oтпрaвится из aэрoпoртa к мeсту oтдыхa. Дaчa дeйствитeльнo oкaзaлaсь oчeнь уютнoй в 200 мeтрaх oт мoря, зaрoсли винoгрaдa сoздaвaли приятную тeнь, двe бoльшиe спaльни, бoльшaя гoстинaя с удoбными дивaнaми в oбщeм пoнрaвилoсь. Скaжу чтo я бисeксуaл, нo Сeргeй стрoгo гeтeрo. Жeнщины oбe бишки и приeхaв oни пoшли принимaть душ. Из душa снaчaлa дoнoсилoсь вeсeлoe щeбeтaньe пoтoм стaлo тихo, пoсмoтрeв друг нa другa мы улыбнулись. Пo дoрoгe мы купили винa, фруктoв, всякoй снeди, рaсстaвляя нa стoл зaкуски мы бoлтaли и Сeргeй рaсскaзaл, чтo Лидa в пoлoжeнии, идeт трeтья нeдeля и oн ужe нe зaнимaeтся с нeй пoлнoцeнным сeксoм, тaк кaк из зa свoeгo рaзмeрa тaк кaк бoится нaврeдить плoду. Я скaзaл, чтo тoжe буду прeдeльнo aккурaтным и нe дoстaвлю врeдa. Дeвчeнки вышли из душa спустя пoл чaсa и пo тoрчaщим сoскaм и тoмным глaзaм мы пoняли, чтo oни пoлучили нaслaждeниe кoтoрoгo нaвeрнякa и oжидaли. Пeрeкусив и выпив нeмнoгo сухoгo винa рeшили прoвeрить пляж. Пляж нaм тoжe пoнрaвился, с нeбoльшим уютным угoлкoм, кoтoрый был пoчти скрыт oт пoстoрoнних глaз.Вeчeрeлo и oн был aбсoлютнo пустым. Рaздeвшись я eщe рaз пoзaвидoвaл Сeргeю, eгo oрудиe в спoкoйнoм пoлoжeнии дoстигaлo двaдцaти пяти сaнтимeтрoв в длину нe гoвoря ужe o диaмeтрe. Рaсстeлив бoльшoe oдeялo мы брoсились купaться, вoдa oкaзaлa нa нaс нa всeх бoдрящee дeйствиe и я oбнял Лиду и пoцeлoвaл ee губы, пoчувствoвaв кaк oнa oткликнулaсь нa мoй пoцeлуй. Присeв нa oдeялo, гдe ужe Oльгa дeлaлa Сeргeю минeт, я нaчaл лaскaть груди и живoт Лиды, мeдлeннo спoлзaя к ee пиздeнкe, нa чтo oнa oтвeтилa ширoкo рaсстaвив нoги пoкaзaв прeкрaсныe губы и крупный клитoр, впившись губaми в эту рoзу я цeлoвaл взaсoс ee прeлeсти, чувствуя кaк oнa нaпoлняeтся влaгoй. Кoгдa oнa кoнчилa oт мoих лaск, мы с удoвoльствиeм нaблюдaли зa Сeргeeм и мoeй жeнoй. Eгo oгрoмный члeн, eлe вхoдивший в рoт мoeй жeны был прeкрaсeн. Сeргeй лeг нa спину, Oльгa сeлa нa нeгo a Лидa пoмoглa eй нaсaдится нa этoт кoл, кoгдa oн вoшeл в нee дo кoнцa oнa тихoнькo вскрикнулa и тут жe нaчaлa скaчку, нaблюдaя зa нaшими супругaми мы стaли цeлoвaться, я лaскaл ee сoски, мoй пaлeц утoпaл в ee влaжнoй плoти. Oкoлo дeсяти минут длилaсь этa бeшeнaя скaчкa, Oльгa нaчaлa oргaзмирoвaть, глaзa пoмутнeли, губы тряслись и внeзaпнo сoскoчив oнa лeглa нa спину, ширoкo рaзвeдя нoги кричaлa кoнчи, кoнчи, я бoльшe нe мoгу. Oгрoмный члeн Сeргeя вoшeл в нee и чeрeз нeскoлькo кaчкoв oн зaстoнaл, выстрeлив в мoю пoхoтливую жeнушку спeрму. Oни зaтихли, в вoздухe пoявился aрoмaт oргaзмa, смeсь спeрмы и жeнских выдeлeний. Я aккурaтнo пoвeрнул Лиду нa бoк и вoшeл сзaди, срaзу пoчувствoвaв укрупнeнную мaтку. Aккурaтнo сoвeршaя фрикции я чувствoвaл кaк Сeргeй смoтрит нa жeну, oн приблизился к нeй и дaл свoй мoкрый члeн eй в рoт, oнa oблизывaлa eгo мoкрую гoлoвку и я пoчувствoвaл чтo oнa кoнчaeт. Oльгa лeжaлa пeрeд нaми бeсстыднo рaздвинув нoги и мы видeли ee тoрчaщий клитoр и пoмятыe пoлoвыe губы из кoтoрых сoчилaсь спeрмa Сeргeя. Я ускoрил движeния видя кaк нaпрягaeтся члeн Сeргeя. чeрeз минуту я кoнчил. Пoмeнявшись жeнaми я лизaл бeсстыдную пизду жeны, тo жe сaмoe дeлaл и Сeргeй. Oльгa ярoстнo дрoчилa eгo члeн и я чувствoвaл чтo сeйчaс приблизится рaзвязкa. Тaк и случилoсь, oтстрaнив мeня Сeргeй oпять зaсaдил мoeй жeнушкe, пoслe чeгo oнa нaчaлa oпять oргaзмирoвaть и сo стoнoм oпять нaчaл сливaть в нee свoю спeрму. Пoтoм нaступилo врeмя Лиды oнa вылизывaлa вaгину мoeй жeны, сoсaлa ee клитoр oт чeгo ужe мoй члeн oпять встaл в бoeвую пoзу. Пoтoм oни стaли пo oчeрeди oтсaсывaть мoeгo дружкa и кoгдa я пoнял чтo сeйчaс кoнчу вoшeл в мoкрую пизду мoeй жeны и длиннo и прoтяжнo кoнчил.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

На море

Мы познакомились с тобой случайно, как это часто бывает на юге. Я прогуливался после работы, а ты проводила очередной день своего отпуска, так похожий на предыдущие — Море, кафе, снова море и так без конца, и без серьезных приключений. Перекинувшись парой обычных фраз, означающих, что каждому из нас решительно нечем заняться, мы решили, что невинная прогулка по городу нам не повредит, тем более, что еще светло и день был теплый и морской бриз и шуршание пальм и звук прибоя так и просят не думать ни о чем серьезном, а медленно идти и болтать о чепухе, о том как хороши горы, как вообще здорово жить на юге. Ты взяла меня под руку, так как наступление сумерек, когда воздух становится прохладным и нежным, навеяло тебе какие то далекие и неопределенные воспоминания о чем-то добром и теплом, из далекой юности, когда романтические мысли, кажется вот-вот осуществятся. Я почувствовал тепло твоей ладони на своей руке, и твое романтическое настроение передалось и мне. Мы уже не болтали, а просто шли, наслаждаясь шумом моря и тем редким настроением,, когда чувство умиротворенности перерастает в чувство восхищения всем окружающим и желанием поделится своим теплом. Быстро наступила южная ночь, а мы оказались на дальнем конце набережной, в месте, где в море впадает бурная горная речка. Ты подошла к парапету и молча смотришь на воду. Мне кажется, что ты слегка продрогла, и я обнимаю тебя сзади за плечи и чувствую легкую дрожь, ты ждала этого. Я нежно глажу твои плечи, прижавшись лицом к твоим волосам, и упиваюсь их запахом. Ты заводишь руки назад, и я чувствую твои ладони на моих бедрах. Здорово, теперь я могу взять в ладони твою грудь, боже — ты без лифчика, и я уже ласкаю твои затвердевшие соски. Мы уже давно целуемся полным ртом, балуясь языками, кто кого сильнее возбудит, и поэтому стараемся провести языком по самому краешку губ друг друга или просто сплестись языками. Мой член уже готов разорвать мои потертые джинсы, а ты, играя, гладишь его или прижимаешься к нему попкой. Я продолжаю одной рукой ласкать твои груди, а другой спускаюсь ниже по животу, сначала робко, боясь, что в самый последний момент ты испугаешься, и все это безумие прекратится. Вот я нащупал бугорок твоего лобка, под тонким платьем и шелковыми узенькими трусиками прощупываются твои волоски, твоя рука накрывает мою, неужели все кончилось. Секунда, две и ты решилась. Твои пальцы направляют мою руку ниже, бедняжка ты вся уже мокрая. Трусики плотно облегают твои половые губки, я продолжаю двигать пальцем взад и вперед легко касаясь ткани, дразню тебя. Ты все шире и шире раздвигаешь ноги, идя на встречу моей руке, потом, не выдержав, хрипло шепчешь… «сними». Но я хочу немного продлить эту сладкую муку и только сдвигаю ткань, чтобы освободить промежность. Теперь я ласкаю каждую твою складочку в отдельности и, особенно, клитор. Я продолжаю целовать тебя, твои глаза, твою шею, твою грудь. Ты уже полусидишь на теплой каменной плите, раздвинув ноги, а я целую и ласкаю тебя. Вот мои пальцы вошли в тебя, ты вздрогнула, и подтянула колени к груди. Умница, теперь я легко освобождаю тебя от трусиков. Ты так и сидишь, удерживая руками колени, ноги раздвинуты, и предмет моего особенного вожделения раскрыт подобно цветку. Я опускаюсь на колени, очень сильно желание впиться губами в это сокровище, и я не могу отказать себе в этом удоволь ствии. Я вылизываю тебя, упиваюсь твоим мускусным ароматом, кончиком языка касаюсь твоих губок и внутренности бедер, спускаюсь ниже к влагалищу и попке, беру в рот каждую губку и при этом щекочу ее языком. Тебя колотит, ты конвульсивно откидываешься назад, хватаешь ртом воздух а потом кусаешь губы, чтобы не вскрикнуть. Я прижимаюсь к твоему лицу мокрой щекой и шепчу… «Я хочу приласкать клитор, помоги мне». Ты отвечаешь сдавленным шепотом с оттенком укоризны… «Что ты со мной делаешь?», ладошкой вытираешь мне лицо и впиваешься в мои губы длинным поцелуем, потом говоришь… «Делай, как тебе нравится». Я кладу тебя спиной на парапет, беру твою руку и кладу ее на лобок. Ты широко раздвигаешь ноги, а пальцами руки обнажаешь клитор так, что я его могу захватить губами. Я сосу его и щекочу языком, вдруг ты изгибаешься, а по всему телу проходит дрожь, потом ты в расслаблении распрямляешь согнутые колени и лежишь неподвижно, я целую твои глаза и шею, губы, я рад, что это случилось, ты кончила… Начало не плохое. Вот ты открываешь глаза и, как бы извиняясь, говоришь… «Я уже… , а ты?» и садишься на корточки передо мной, задрав платье и широко раздвинув колени. Я помогаю тебе стянуть с меня джинсы, боль в яичках и внизу живота невыносимая, но мой боевой товарищ, оказавшись в твоих ладонях, сразу повеселел. Вот ты уже играешь с ним, прикасаясь губами к головке и слегка целуя, одной рукой массируя мои набухшие яички. Я уже выключаюсь и жалобно шепчу… «Возьми его «. Вот он уже у тебя во рту, и ты нежно и ритмично сосешь его, язычком касаясь головки. Ты сбрасываешь бретельки платьица с плеч, и платье соскальзывает вниз,. обнажив твою грудь, я вижу, как у тебя начинают снова твердеть соски. В этот момент струя спермы с силой выплескивается в тебя, ты замерла, на какое то мгновенье, сглотнула, а потом высосала все до последней капли, сказала шутя… « Не пропадать же добру…». Я поднял тебя с корточек, моя рука сразу же оказалась у тебя между ног, я снова тебя хочу, но чуть попозже. Мы слились в поцелуе, и сидели так, обнявшись, приходя в себя минут десять. Я шепчу тебе… «Я хочу тебя по настоящему, ты как?». «Давай попробуем» — ответила ты и нежно взяла меня за член и поцеловала головку, а потом прошлась язычком, от чего он тут же вскочил как пионер. Я бросил на парапет рубашку и усадил тебя. Классно, твои бедра пришлись как раз напротив моего члена. Ты развела ноги и согнула их в коленях, мы обнялись, твои прохладные босые ступни прижались к моим бедрам. Целуясь, ты рукой направила мой член в себя, но не ввела сразу, а головкой касалась своих половых губ и бедер, и так играла им, пока не намокла снова. Теперь ты медленно стала вводить мой напряженный член в себя, рукой придерживая яички, что возбуждало меня еще сильнее, я же мял твою грудь, чувствуя ладонями твои соски. Мы двигались все быстрее, я положил тебя на спину, а руками развел твои ноги широко в стороны, теперь я весь в тебе, и я чувствую, как мои яички касаются твоего ануса и как он рефлекторно сжимается при каждом движении. Я очень очу взять тебя в попку. Слюной смачиваю тебе зад, ты все поняла,» Только осторожно…» — просишь ты. Я сгибаю твои ноги и прижимаю их к твоей груди, потом развожу в стороны. Ты вся передо мной, влагалище широко раскрыто и источает влагу, которая стекает к попке. Ты лежишь, закрыв глаза, ожидаешь боли. Нет, больно не будет. Я нежно целую твои ступни, твои бедра, твою киску, языком проникая во влагалище и анус. Теперь ты расслабилась, можно начинать. Я подношу член к твоему лицу и касаюсь твоих губ, ты его тут же берешь в рот и обильно смачиваешь слюной. Я осторожно, по миллиметру проталкиваю свой член в тебя, ты выгнулась, тебе немного страшно, но ты терпишь, милая моя девочка. Все, я вошел. Я наклоняюсь к тебе, ласкаю твою грудь, шею, бедра. Ты расслабляешься снова. Я начинаю двигаться, сначала осторожно, затем все сильнее и сильнее. Ты уже не боишься, ты вся отдалась мне, мы превращаемся в единое целое, нас захлестывает восторг любви и нежности друг к другу. Я ввожу пальцы тебе во влагалище, ты уже не помнишь себя, только еле слышно произносишь… «Да… , так… , не останавливайся… , я вся твоя… , милый…». Я распрямляюсь и в лунном свете вижу тебя, обнаженную и чувственную, широко раскрытую для меня… Все, струя спермы выплеснулась в твою попу, нас затрясло обоих. « Не спеши « — просишь ты и, сжимая ягодицы, выдавливаешь последние капли спермы из моего расслабляющегося члена… Buenos Aires

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

На море

1. Знакомство Свою империю я строил довольно долго. Начинал, как и все, с лотковой торговли всякой дрянью. Потом — первые ларьки. Потом — магазины. Когда все это барахло наскучило, решил заняться серьезным бизнесом. И вот теперь — вот он я! Во всей своей буржуйской красе! Как говорится, владелец заводов, блядей, пароходов… Ну, насчет второго, не то чтобы владелец, но, во всяком случае, постоянный клиент. Итак, я богат. Я владею несколькими крупными предприятиями, парой газет, тремя телеканалами. Мне почти тридцать. А жизнь, тем не менее, проходит стороной. Причем, не лучшей. А все потому, что не только деньги для меня главное (хотя без них совсем труба). Хочется, как говорится, личной жизни. А какая личная жизнь у холостого бизнесмена? Правильно… никакой! Со шкурами связываться как-то неохота… сифилисы там всякие, спиды. Ну, и потом удовольствия — никакого. Потому что знаешь, что секс с тобой для нее — всего лишь работа. Ну вот, где-то годика полтора я так тосковал. И однажды мне, наконец, повезло. Было, вроде, воскресенье. Проснулся я утром какой-то мятый, недовольный, неудовлетворенный. Короче, хотелось чего-то, а чего — в таких случаях обычно понять бывает невозможно. И я с горя такого горького решил в своем бассейне не плескаться, а поехать в городской — так, для разнообразия. Поскольку было воскресенье, утро, на улице сыро и прохладно, в бассейне кроме меня присутствовала только, пожалуй, вахтерша. Я быстро переоделся в раздевалке, вышел в огромный зал большой ванны, взобрался на десятиметровку и красиво так, спиной, плюхнулся в хлорированную воду. Естественно, спину отбил хорошо. Еще подумал… «Ну вот и всё, Юрий Сергеевич! Пиздец тебе пришел полный! Олимпийскую медальку за прыжки в воду ты не получишь, зато красивым мраморным памятником одарен можешь быть». Однако на поверхность я почему-то всплыл. И даже успел глотнуть немного воздуха. Тут же в глазах все поплыло, и я, как пес Шарик из Простоквашино, пошел ко дну… Когда я открыл глаза, первое, что я увидел, было прекрасное личико женского пола. Голубые глаза, нахмуренные в испуге черные брови, курносый носик, сочные губы. И красивые каштановые волосы. «Так вот он какой — апостол Петр», — успел подумать я и снова впал в забытье. Вторично я очнулся от довольно болезненной пощечины. Я как-то сразу пришел в себя и даже резко сел. Передо мной на корточках сидел ангел. Маленькая, стройная, очень красивая девочка. Лет двадцати, не больше. Она испуганно прижимала к небольшой, обтянутой мокрой материей купальника, груди руку, которой, по-видимому, и привела меня в чувство. — Извините, пожалуйста. Я вас, кажется, ударила. — Казалось, что девчонка ожидает от меня ответного удара. Я представил, как мы выглядим со стороны. Картинка меня даже рассмешила… на полу сидит здоровенный бугай (по молодости я имел глупость заняться культуризмом, и теперь приходилось держать форму), а его бьет по физиономии девчушка, весом раза в три меньше. Видимо, моя улыбка немного успокоила девушку. Она машинально откинула со щеки прядь волос и, протянув руку, тихонько произнесла… — Я Иринка. Извините, что пришлось вас стукнуть. Но я думала, что вы совсем утонули. — Такое не тонет, — довольно бодро для моего положения чуть-чуть не утонувшего ответил я и пожал протянутую ладошку, которая буквально утонула в моей ручище. — А я — Юрка. Будем знакомы! Я поднялся на ноги. — Да… Мне думается, что водных процедур мне на сегодня хватит. Я обернулся к скамейке, чтобы поднять полотенце, как вдруг почувствовал на спине горячую ладонь. — У вас вся спина красная. Синячище будет — будь здоров! Прикосновение, несмотря на легкость, было довольно болезненным, но я даже не обратил на это внимания. Потому что вдруг со всем стыдом понял, что мой член начинает самым бесстыжим образом подниматься. Я неловко согнулся пополам и резко сел на скамейку, успев прикрыть срам полотенцем. Иринка озабоченно склонилась надо мной. — Что, больно? Извините, я опять вам больно… — Да перестань ты извиняться, — прервал я ее. — И не надо меня на вы… Я же не старик еще. — Ну ладно, — просто согласилась она. — Тогда я провожу вас… тебя до раздевалки. Там сейчас, наверняка, никого нет. Я хотел было возразить, но не стал. Действительно, что плохого в том, что такое прекрасное создание побудет со мной еще несколько минут? Член мой утих, можно было двигаться, и мы пошли. Ирина ошиблась насчет того, что в раздевалке никого нет. Стоило нам только войти вовнутрь, как из душевой прямо нам в лоб вылетел паренек лет пятнадцати, совершенно голый. Его стройное тело было в каплях воды. Член довольно крупного размера болтался в густой поросли лобковых волос. Увидев нас, паренек остановился как вкопанный. Остановились и мы. Краем глаза я заметил, что Иринка во все глаза пялится на мальчишечий член, который на глазах стал расти. Неловкую сцену прервал я (потому что мой член тоже зашевелился в плавках, грозя вырваться наружу)… — Ирина, спасибо за заботу. За спасение. За прогулку. Предлагаю через полчаса встретиться в холле. Иринка, наконец, оторвала взгляд от уже полностью вздыбленного члена и посмотрела на меня. Ее личико раскраснелось. Она учащенно дышала. Глаза были словно стеклянные. Перевозбудилась девочка! Я задел ее за руку. — Ну как, согласна? — Что?… А, да, конечно, — торопливо произнесла она и стремглав выскочила из раздевалки. Я прошел мимо обалдевшего пацана в душевую, сделал воду похолоднее и стоял так до тех пор, пока возбуждение не сошло на нет и член мой опять не принял свои положенные двенадцать сантиметров. Через двадцать минут мы встретились с Иринкой в холле бассейна. И больше уже не расставались. 2. Иришка Мне повезло. Видимо, это и есть судьба. Оказалось, что Иришка работает в бассейне тренером у малышни. А утром в воскресенье пришла, как и я, чтобы развеяться. Специально пришла рано утром, чтобы никого не было. Она зашла в зал как раз тогда, когда я совершал свой героический полет прямо в пасть смерти с десятиметровой вышки. Иринка, не раздумывая, бросилась мне на помощь. Она появилась в моей жизни, как персональный ангел-хранитель — вовремя. Я даже воды хлебнуть не успел. Ну, все остальное известно. Прямо из бассейна мы направились… Нет, не ко мне. Ни я, ни, тем более, она не собирались портить всю романтичность нашей встречи банальным трахом. Из бассейна мы поехали в гости к ее родителям. Иринкины родители оказались довольно интеллигентными гражданами (я, во всяком случае, не поймал на себе укоризненный взгляд… что, мол, сволочь бандитская, над нашей кровиночкой надругаться решил?). Накрыли стол, усадили меня во главу, и мы просто стали беседовать. Нет, не болтать, а именно беседовать… сначала, как водится, о погоде, политике, экономике. Плавно беседа перешла на книги и кино. Никто на меня не давил, пытаясь выяснить, кто я такой и чем промышляю (моя ярко выраженная внешность подсказывала окружающим, что у станка я не стою и сталь не варю). Потом пришло время семейного фотоальбома, и я получил возможность увидеть Иринку совершенно голой. Правда, на снимке ей было где-то около года. Поэтому мой член не ввел меня в неловкое положение. За беседами и чаем пролетел день. Заметив, что за окном уже темно, я извинился за свое наглое появление в доме и столь продолжительное в нем нахождение и откланялся. Получив официальные приглашения почаще заглядывать в гости, я вышел в подъезд и побежал по ступенькам вниз. На душе было легко. Так легко, как не было, пожалуй, никогда. Да, в тот момент я был счастлив. На площадке второго этажа я услышал сверху торопливые шаги. «Мой ангел бежит». Это действительно была Иринка. Не говоря ни слова, она подбежала ко мне, обхватила меня руками, плотно прижавшись ко мне всем своим хрупким тельцем и впилась в мои губы страстным поцелуем. От неожиданности у меня даже дыхание перехватило. Но я справился и ответил. Так мы с ней и стояли в полумраке грязного подъезда и целовались, как сумасшедшие. В тот момент о сексе я даже и не думал. Я просто был счастлив. На другой день мы встретились прямо с утра. Целый день мы гуляли по городу, жевали бургеры, запивая их холодной (явно неуместной поздней осенью) колой, смеялись, молчали, болтали. Я чувствовал себя подростком, влюбленным впервые в жизни. Вечером я проводил Иринку до дома. Я хотел было поцеловать ее на прощанье, но она меня остановила… — Подожди меня, я сейчас. И убежала. А я остался стоять в сгущающихся сумерках в полнейшем недоумении. Наконец, Иринка вернулась. Не глядя мне в глаза, она выпалила… — Я предупредила родителей, что буду ночевать у тебя. — Она робко подняла на меня глаза. — Можно? Я не ответил. Просто молча притянул ее к себе и поцеловал. И мы отправились ко мне. Как я и ожидал, первые двадцать минут Иришка восхищалась моим домом. Я тем временем сооружал некое подобие холодного ужина. Из буржуйских фильмов я знал, что любой, даже самый убогий, ужин легко украсят свечи или камин. Я зажег и то, и другое. Мы уселись за стол, я разлил по бокалам вино и выдвинул невероятный по оригинальности тост… — За нас. Мы выпили вино залпом, как заправские алкаши — водку. Ели молча, лишь поглядывая друг на друга и улыбаясь. Было видно, что Ирка сильно смущается. Честно говоря, я недалеко от нее ушел. Нельзя сказать, что в моей жизни не было романтических встреч, заканчивающихся в постели. Но никогда не было настолько романтично. Это во-первых. А во-вторых, несмотря ни на что, я не знал, как себя вести, чтобы не испортить ничего. Как это бывало в большинстве случаев, ситуацию спасла женщина. Иринка, отодвинув тарелку, молча встала, подошла ко мне, уселась ко мне на колени, вплотную придвинулась, прижавшись своим лобком к моему, обняла и приникла своими губами к моим губам. Она гладила меня по волосам, шее, спине, плечам. Мои руки скользили по материи ее топика, потом соскользнули на теплую бархатную кожу ее спины. У меня перехватило дыхание. Каждый раз, когда впервые касался обнаженной кожи женщины, меня словно током ударяло. Вот и сейчас. Все тело покрылось мурашками, слегка закружилась голова. Я возбудился до предела. Иринка слегка качала бедрами, елозя лобком по грубой ткани моих джинсов, под которыми вот-вот готов был взорваться мой член. Мои руки двинулись ниже по иркиной спине и проникли под ткань ее юбочки. Ирка закрыла глаза, откинула голову и задвигалась на мне более энергично. Вдруг она задышала часто-часто. Она с силой вжалась влагалищем в мой член и… Мы оба кончили. Несмотря на то, что мои трусы и джинсы были мокрыми от моей спермы и иркиных соков, я был счастлив. Иринка наклонилась ко мне и еле слышно прошептала… — Пойдем в постель. Меня не надо было упрашивать. По пути в спальню мы разделись, раскидав одежду по всему пути следования, и подошли к кровати полностью обнаженными. Я слегка толкнул Ирку, и она упала на постель, раскинув руки. Она лежала передо мной — прекрасное создание. Ее волосы разметались по подушке. Тело ее было прекрасно. Тело не по годам развитой девочки-подростка. Небольшие округлые груди с дерзко торчащими маленькими сосочками, плоский животик с сексуальным пупком, узкая талия, не очень широкие бедра, длинные стройные ноги. Иринка чуть развела ноги в стороны, открыв моему взору вход в самую прекрасную пещерку. Я опустился на Ирку и стал покрывать ее тело поцелуями. Шейка, плечи, груди, соски, животик, лобок с короткими жесткими волосками. Языком я нащупал горошину возбужденного клитора. Иринка вздрогнула и громко вздохнула. Я принялся обрабатывать ее клитор, руками гладя животик, грудь, бедра. Ирка кончила второй раз за вечер уже минуты через две. Затем она повалила меня на спину и повторила все, что до этого делал я. Она осыпала мое тело поцелуями. Добравшись до члена, она нежно взяла его обеими руками и несколько раз провела вверх-вниз. От одного этого я чуть не кончил. Иринка прижала член к моему животу. Кончиком языка она провела по яичкам, отчего я вздрогнул. Затем ее горячий язычок прошелся по члену от основания до головки и обратно. Пощекотав уздечку под головкой, она обработала дырочку, после чего взяла головку в рот целиком. Ирка не сосала мой член. Нет. Он буквально плавал в горячей слюне. Ирка то заглатывала его почти целиком, то оставляла во рту только головку. Вот Ирка дви… И тут я кончил. Моя сперма мощными толчками наполняла ее рот, а Ирка продолжала двигать головой, отчего мой оргазм продолжался гораздо дольше положенных природой двух-трех секунд. Мой член начал увядать, и Ирка выпустила его изо рта. Она подползла ко мне, и мы слились в страстном поцелуе. На ее губах я чувствовал свою сперму. Неприятных ощущений от этого я не испытывал. Было даже приятно… 3. На море дикарями С той первой ночи прошло уже более полутора лет. Мы поженились (не для себя, а, главным образом, для родителей, чьи взгляды не одобряли безбрачных отношений). За это время бизнес отодвинулся на второй план. У меня очень умные менеджеры, поэтому я могу себе это позволить. Я как-то вдруг почувствовал, что устал от постоянного напряжения деловой жизни. Мне стало приятно просто приходить домой, смотреть телевизор, читать любимые книги возле камина. И любить свою жену. За эти полтора года наша сексуальная жизнь не стала менее энергичной. Может быть, ушла былая острота, как это бывает в любых продолжительных отношениях. Но мы по-прежнему безумно влюблены друг в друга. А два месяца назад случилось, по моим понятиям, чудо. Точнее, узнал я об этом неделю назад. О том, что что-то происходит, я начал догадываться раньше. Ирка как-то неуловимо по-другому стала себя вести. Нет, вроде бы все было как всегда. Но… Последние недели наша сексуальная жизнь резко пошла в гору. Мы занимались любовью при любом удобном и неудобном случае. Ирка будто взбесилась. Едва я появлялся дома, я себе уже не принадлежал. Ирка испытывала оргазм за оргазмом и не хотела останавливаться. Она стала с громадным интересом смотреть порнофильмы. Особенно с групповухами, где одна женщина благодаря сразу нескольким жеребцам получала максимум удовольствия (если честно, то я очень сомневаюсь, что эти женщины испытывают хотя бы просто возбуждение перед камерой). И вот неделю назад Ирка буквально огорошила меня. Мы как раз в очередной раз закончили и лежали в постели, отдыхая (точнее, отдыхал я, потому что Ирка, казалось, не устала ни в малейшей степени). Я лежал на спине, а Ирка ласкала мой опавший член. — Слушай, — вдруг сказала она, не прекращая, тем не менее, ласки (меня всегда поражало умение женщин заниматься сразу несколькими совершенно разными делами). — Я хочу тебе сказать кое-что очень важное. — Давай, — не открывая глаз, промурлыкал я. Ирка вздохнула и выпалила… — Через семь месяцев ты можешь стать папой! У меня внутри что-то перевернулось. Дыхание и сердцебиение на мгновение сбились. Меня прошиб озноб, за которым по всему телу побежали мурашки. Я почувствовал, как моя мошонка вместе с членом сжались в иркиной руке. Я резко сел. — Что ты сказала? Ирка тоже села (не прекращая мять мой член). — Я говорю, что беременна. Я схватил Ирку в охапку и стал целовать. Ирка весело завизжала, пытаясь вырваться. Но, как обычно, ее трепыхания не привели к желаемому результату, и вся наша борьба закончилась тем, что я засунул свой член в ее влагалище, и мы дико кончили, почти одновременно, после чего уснули самым счастливым сном, крепко обнявшись. А наутро мы решили ехать на море. Мы решили, что, поскольку наша свободная жизнь совсем скоро закончится, надо на прощанье оторваться на полную катушку. Поэтому на море мы поедем не как богатые туристы (что за нашу совместную жизнь мы делали раз пять), а как дикари. Я тут же, прямо из постели (Ирка в этот момент делала мне минет), заказал билеты на самолет до Сочей. Мы дикарями едем в Сочи! И я кончил… … Вылет задержали из-за сильной грозы. Поэтому в Сочи мы прилетели под вечер. Уже прямо в аэропорту нас начали осаждать таксисты. Нам приглянулся небольшой мужичонка, который пообещал быстро обеспечить нас недорогим, но комфортным жильем в частном секторе. — У меня бабка одна знакомая есть, — убеждал нас мужичок. — У ней такой сад! Она вам летнюю кухню сдаст. Она большая, на две комнаты. А берет недорого! А бабка одна живет. К ей только внук на лето приехал. Ну, он не салага уже — годов пятнадцать, так что по ночам реветь не будет! Ха-ха-ха! А какой сад! Во дворике — тенечек. С улицы ничего не видно — развлекайтесь, как хотите, никто не увидит! Ха-ха-ха! А тишина кругом! Главное, до моря — семь минут! Поехали, а? — Поехали! — согласились мы. Мы разместились в стареньком «москвиче», и машина понесла нас прямо в объятия города-курорта Сочи. Красота! 4. В Сочи Когда мы доехали до места, уже стемнело. По моему наблюдению, мы находились то ли в Хосте, то ли где-то рядом. Слева в лучах луны плескалось Черное море. На горизонте на рейде стоял катер-пограничник. Воздух был просто одуряющий! Григорий (так звали шофера) свернул направо в темный переулок и остановился у каких-то ворот. — Не боись, молодежь! — успокоил нас он. — Это тут сейчас темно и страшно, а днем — красотища! Он вышел из машины, посигналил и заорал… — Эй, тетя Зина! Отворяй ворота — гостей привез! После четвертого или пятого сигнала за воротами послышался недовольный голос… — Ну, кто тут хулюганит?! Шас милицию позову и собаку с цепи спушу! — Да ты че, тетя Зина? — опешил Григорий. — Это же я, Гриша. Я тебе постояльцев привез, а ты нас ментами пугаешь. А собаки у тебя и нету… — Ой, Гришенька! — В воротах заворочался замок, дверь открылась и оттуда выскочила большая тетка в ночной рубахе, поверх которой была надета какая-то серая тужурка. — А я уж спать легла. Думала, никого уж сегодня не будет. Ой, какие хорошенькие, — это было обращено уже к нам. — Откуда? Из Москвы? Ой, какие молодцы! Да чего же мы здесь-то стоим? Заходите! Вслед за тетей Зиной мы вошли в просторный дворик, который со всех сторон окружали абрикосы, яблони, груши и прочие насаждения. — Вот, мой домик, — показала тетя Зина на высокий большой каменный дом слева. — Тут я живу. Да еще Женька, внучек мой. На каникулы приехал. А вон и ваш дом. — Тетя Зина повела нас к строению поменьше, располагавшемуся в глубине зарослей. — Он небольшой, да уютный. Там две комнатки и кухонька. И даже телевизор. Десять долларов в день. Тетя Зина с Гришей явно ожидали, что от названной суммы мы сейчас хором упадем в обморок. Мы не упали. Тогда тетя Зина добавила… — Можно в рубликах. Иринка огляделась вокруг, шумно вдохнула немного прохладный воздух с запахами всевозможной растительности и сказала… — Мы согласны. — Ну, вот и хорошо. Шас я вас чайком напою, постельку застелю. У меня там две постельки, но мы их вместе сдвинем, матрасик положим и будете спать, как младенцы! — Или еще чего. Ха-ха-ха! — зашелся смехом Гриша. — О-ой, — укоризненно посмотрела на него тетя Зина. — И как тебе не стыдно! Какие вещи говоришь при людях. Тьфу, страмота! — Да ладно тебе, тетя Зина. Тут же все свои. — Ага, свои. Женьке-от, поди, рано ешо такое слушать. — Да ладно тебе, баба Зина, — произнес спускающийся с боковой лестницы, ведущей на чердак, паренек лет пятнадцати. — Я уже практически взрослый, и ничто человеческое мне не чуждо. — Тьфу и на тебя! — плюнула тетя Зина и все, включая ее саму, рассмеялись. — Это внучек мой, Женя. Он сам в Краснодаре живет. У меня там сестра и дочь. Только ведь Краснодар — не море. Вот и приезжает ко мне на все лето. Но вы не думайте, он у меня мальчик славный. — Ну-у, ба-абушка! — Нет, не бабушка. Шас в твоем возрасте кругом одно хулюганье! И людям надо знать, что мы с преступностью не дружим! Тут все просто грохнули. Тетя Зина махнула рукой. — Да ну вас! Издеваетесь над старой больной бабкой. — Ты у меня, баб Зина, супер! — успокоил ее Женька. — Ага, супер… Ладно, пойду вам постельку постелю, а то ведь устали с дороги, а вы пока вон за стол садитесь. Шас застелю и чаю пить будем. — Тетя Зина, — занервничал Гриша. — Мне ехать надо, а то Ленка с гов… с потрохами сожрет. — Ой, Гришенька, заболталась, совсем старая стала. Тетя Зина проводила Гришу до ворот. На прощанье она ему что-то дала, отчего тот заулыбался. — Спасибо, теть Зина! Сто лет тебе и еще столько же! — Да ну тебя, баламут! Тетя Зина закрыла ворота и пошла «застилать постельку». А мы с Женькой сели за стол, стоящий под огромным абрикосовым деревом. — Вам у нас понравится, — завязал беседу Женька. — У нас тут хорошо, тихо. И до моря — рукой подать. Правда, пляж — так себе… одна галька, а песок только на глубине. Зато народу мало. Так что отдохнете хорошо. — Надеемся, — бодренько сказал я. — А как тут насчет культурных заведений. Кино там, танцульки. Стрип-бары. — Стриптиз только в городе, — не обращая внимания на мой игривый тон серьезно ответил Женька. — Кино — там же. А дискотеку могу и сам устроить. У меня и аппаратура есть, и цветомузыка. — А ты упакованный парень, — усмехнулся я. — Ну дак! — А ты где живешь? — спросила Ирка. — А вон, — Женька кивнул в сторону лестницы. — Мой офис наверху. Днем жарко, зато ночью не мерзну. К тому же бабка не лезет — ей на такую верхотуру непросто забраться. Кстати, у меня там видик есть и кассеты разные. Так что общими усилиями со скуки не помрем. Я вам тут все покажу. — Это радует, — подытожил я и протянул руку, — Юрий. А это моя жена — Ирина. Взгляд Женьки быстро скользнул по фигурке моей жены — вверх-вниз — и чуть задержался на груди. Ирка была в коротком белом топике «на босу ногу», так что ее соски явственно выпирали под тонкой материей. — Очень приятно. А я — Евгений, можно просто Женька. Будем знакомы! Вернулась тетя Зина и мы стали пить чай с домашней выпечкой. Потом она показала нам наши владения. Домик оказался действительно очень уютным, так что мы были весьма довольны. Нас ждал спокойный, но не скучный отдых на море. Экзотика, которой мы были лишены, отдыхая на Гавайях или в том же Сочи в «Лазурной». Только тетя Зина распрощалась с нами и отправилась спать, Ирка скинула с себя всю одежду и, поглаживая себя одной рукой по груди, а другой — по волоскам лобка, промурлыкала… — Я так хочу крепкого мужского тела, что согласилась бы даже с этим мальчишкой переспать. — Ну, уж нет! — взревел я и накинулся на обнаженное тело. Я обхватил руками иринкину попку и чуть грубовато повалил на постель, целуя ее лицо, шею, плечи. Потом я отстранился от нее и скинул с себя все, что на мне было. Ирка же, тем временем, принялась тихонько ласкать себя. Я заметил, что за маленьким окошком что-то промелькнуло. «Наверно, пацан», — усмехнулся я мысленно. Но я был слишком возбужден, чтобы думать об этом, поэтому, наплевав на все, я повалился на Иринку. Одной рукой я мял ее грудь, пощипывая сосок, пальцами другой проник в ее влагалище, отчего Ирка выгнулась и застонала. Я вытащил один палец, нащупал им колечко ануса и надавил. Мокрый от иркиных соков палец легко проник внутрь. Ирка затряслась в волнах накатывающего оргазма. Она нащупала мои яички и стала их сжимать в такт моим движениям. Второй рукой она принялась мять второй свой сосок. Через десять секунд Иринка кончила, сильно дергаясь на моих пальцах. Ее оргазм длился минуты три! Невероятно! Я такого не мог вспомнить. Наконец, Ирка немного успокоилась. Она встала на четвереньки (оттопыренной попкой к окошку, за которым явно кто-то был) и принялась усердно обрабатывать язычком мой член. Свободной рукой она терла свой клитор. Наконец, кончил и я, излив свое семя прямо на иркино лицо. Иринка принялась пальцами страсть с лица сперму и отправлять ее в рот. Я мгновенно возбудился вновь (что было более невероятным, чем длинный оргазм Иринки). Я грубовато развернул ее попкой к себе, вставил член в ее влагалище и стал медленно насаживать ее на себя. Постепенно я увеличивал силу толчков, отчего Иринка застонала громче. Я вытащил член и направил его прямо в попку жены. Сначала она немного сдерживала меня, пока сфинктер не растянулся достаточно, чтобы мой член не причинял неприятных ощущений. Но потом стала даже подмахивать. Второй раз кончили мы одновременно. Я вытащил еще твердый член из иркиной попки и стал размазывать им вытекающую из ануса сперму. Ирка была на пике блаженства! Я достал из сумки полотенце, мы вытерлись, выключили свет и улеглись. За окошком раздался шорох. — Ушел, что ли? — сонно спросила Иринка. — Ты тоже заметила? — Ага. И мне было так хорошо. — Ирка потянулась. Я обнял ее, мы поцеловались и уснули, как младенцы. 5. Солнце, воздух и вода… Проснулся я раньше Иринки. Тихонько встал, достал летний набор одежды… плавки, шорты-бермуды, сланцы. Подхватил полотенце и вышел во двор. Первые лучи всходящего солнца робко пробивались сквозь листву плотно обступивших дворик деревьев. Прямо за «нашим» домиком я заметил небольшую будочку. «Ага, а это, наверное, душ». Точно, кабинка оказалась летним душем. Я обошел кабинку кругом. За ней в домике было окошко. Сквозь пыльное стекло я увидел спящую Иринку. Она была прекрасна. Покрывало сбилось в сторону, и она лежала абсолютно обнаженная, разметав по кровати руки и ноги. Трава под окошком была примята, а на стене были мокрые подтеки. Если бы не влажный климат, вещественных доказательств преступления не сохранилось бы — они просто-напросто высохли бы. Я провел пальцем по мокроте и поднес его к носу. Сперма. «Ну, Женька! Ну, засранец!» Хотя, чего удивляться, а тем более злиться? Ведь он — подросток на самой вершине полового созревания. Поэтому его интерес к половой жизни «дикарей» вполне оправданна. Я поймал себя на мысли, что начинаю заводиться. Член мой, хоть и не встал, но значительно увеличился в размерах. Он сильно пульсировал от прилившей в него крови. Я зашел в кабинку душа, открыл кран, и в меня ударили… струи холодной воды. Сердце на миг остановилось. Член превратился в маленький бобовый стручок. Я стоял под струями, часто дышал и пытался не заорать. Наконец, тело мое привыкло к холоду, и через несколько минут я даже начал получать удовольствие от душа. Закончив водные процедуры, я до красноты натер себя полотенцем, надел плавки, шорты, и, шлепая сланцами, вновь вышел во двор. И нос к носу столкнулся с Женькой. Его лицо мгновенно стало пунцовым. Он пробормотал… «Привет», — и попытался меня обойти. Я взял его за руку и повел к столу. Женька покорно поплелся за мной. — Ну, как, хорошо спалось? — Нормально… — А вечером хорошо уснул? Женька низко опустил голову. Я вдруг протянул руку и взлохматил и без того всклокоченные светлые волосы паренька. — Ладно, не тушуйся, парень. Женька настороженно посмотрел на меня исподлобья. — Если бы такое произошло у нас дома, я, может быть, и наподдал бы тебе, как следует. — Но мы здесь, — несмело возразил Женька. — Вот именно. Мы здесь. Курорт. Красота. Безрассудство. Так что я тебя… прощаю. — Я похлопал парня по плечу. — Ну, как, тебе хоть понравилось? — Кру-уто. Я первый раз такое в живую видел! — Тебе же ничто человеческое не чуждо! Неужто еще ни разу ни с кем?.. Женька опять низко опустил голову и густо покраснел. — Да ладно тебе. В твоем возрасте девственность — не порок, а добродетель. Ну, и потом, кто знает, когда тебе повезет… Я встал и пошел в домик, оставив ошарашенного парня посреди двора. Ирка проснулась часа через два. Все это время я пролежал рядом с ее обнаженным телом, боясь ее разбудить, и массировал свой член. Я не пытался кончить, так, баловался, как говорится. Ирка, не открывая глаз, взобралась на меня, вставила в свое влагалище мой член и стала медленно водить бедрами. Дыхание ее участилось. Одной рукой она упиралась в мою грудь, другой крутила свой сосок. Поскольку до этого я долгое время возбуждал себя сам, долго я не выдержал. Я напрягся и со стоном выплеснул в Ирку несколько мощных струй спермы. Это довело до кондиции и Ирку. Она упала на меня и, сильно дергаясь, тоже кончила. Мы еще немного полежали. — Мне бы сейчас прохладный душик, — потягиваясь, произнесла Иринка. — Пошли, покажу. Как раз прохладный. Иринка накинула одну из моих футболок, которая едва прикрывала ее восхитительную попку, и мы вышли во двор. Я под ручку повел ее к кабинке душа. Ирка взялась за ручку, распахнула дверь. Внутри полностью обнаженный стоял Женька. («Прямо как тогда, в бассейне»). Его средних размеров член смотрел почти вертикально вверх. Я чувствовал, что Ирка прямо сейчас и прямо здесь кончит. Наконец, Женька вышел из оцепенения, схватил полотенце и трусы, прикрыл этим свое хозяйство и, буркнув… «Стучаться надо», — пулей вылетел из душа и побежал в свой «офис». Ирка схватила меня за член и затащила в кабинку. Она сделала мне минет прямо под холодными струями воды. Мне было даже жарко. После завтрака (тетя Зина категорически отказалась принимать деньги за питание, хотя согласилась на покупку нами продуктов) мы решили идти на море. Женька уже полностью оправился от всех утренних событий (Иринка предположила, что намастурбировался вволю) и вполне приветливо предложил свою компанию. — Только вы тут одежду оставляйте. Идти здесь недалеко, а на пляже спереть могут. Я понял, что отрок просто лишний раз хочет полюбоваться на Иринку. Возражать я не стал. Похоже, что Ирка тоже разгадала маневр Женьки, поэтому надела самый свой горячий купальник… два треугольничка на грудях, два — на лобке и попке, и лямочки. Нарочито сильно вихляя бедрами перед подростком она первая отправилась в путь. Мы же, как верные пажи своей королевы, сдерживая порывы наших членов (мне, ввиду своего жизненного опыта это удавалось значительно лучше, чем Женьке), поплелись сзади. … День незаметно пролетел. Мы все время купались, загорали (не обгорели лишь потому, что дома регулярно пользовались солярием), жевали пирожки и мороженое, которые продавали тут же на пляже. Народу действительно было немного. Но те, что были, казалось, не отрывали от нас с Иркой глаз… женщины (и группка молодых парней явно голубой ориентации) — от меня, мужики (включая меня и Женьку) — от Иринки. Особенно когда Ирина выходила из моря, и ее мокрый купальник позволял достаточно хорошо рассмотреть соски и покрытый волосами лобок. Часика в четыре мы, наконец, насытились морем и решили запастись провизией на вечер. Женька охотно согласился показать нам, где тут что и как. Мы сбегали домой, оделись и отправились за покупками. Накупили столько, что всем троим хватило, чтобы чуть не заработать грыжу. А вечером закатили пир по поводу нашего прибытия на Черное море. Тетя Зина долгое время охала пор поводу наших трат, но мы ее в конце концов уломали, и она провела вечер в компании с двумя дикарями и внуком. Мы пили пиво (несмотря на тяжелые вздохи и укоризненные взгляды бабки, Женька довольно хорошо набрался), ели раков. Незаметно стало смеркаться. Тетя Зина отправилась смотреть какой-то сериал, «а потом и спать». Мы же втроем остались пить пиво. В жаре все капитально закосели, поэтому когда Ирка предложила поиграть в карты, никто возражать не стал — не мог. Решив, что на сегодня пива достаточно, мы убрали всю еду со стола. Играли в дурачка. Ввиду пьяного состояния фаворитов в игре не наблюдалось… каждый то выигрывал, то проигрывал. Стало прохладно и мы переместились в наш домик. Вот уже несколько партий Ирке везло и она вдруг предложила… — А слабо на раздевание поиграть? — Чего тут раздеваться-то? — возразил я. — На нас одежды-то — всего ничего. — Ну и что? — Женькины глаза загорелись хищным огоньком. — Зато у каждого будет шанс показать стриптиз. Я почувствовал, что возбуждаюсь, и согласился. После нескольких партий все, включая Ирку, сидели лишь в плавках. Наши с Женькой взгляды почти постоянно были прикованы к иркиной груди. Я заметил, что подросток сильно возбужден (но поскольку он был пьян, то не замечал этого). В следующей партии Ирка быстро закончила, и началась дуэль между мужиками. У меня была всякая мелочь и козырный туз. У Женьки положение было лучше, поэтому в результате проиграл я. Мои противники радостно заулюлюкали. Иринка закричала… — Залазь повыше, чтобы всем было хорошо видно. Я залез на постель и неуклюже стянул плавки. Мой член стоял колом. Я повернулся к зрителям. — О-о! — протянула Ирка. Она хотела хлопнуть Женьку по ноге, но слегка промахнулась, и ее ладонь приземлилась в опасной близости от вздыбленного под материей плавок члена подростка. — Женечка. Ты, как настоящий джентльмен, должен оставить нас наедине. Женька театрально вздохнул… — Ну вот, всегда так. Он забрал футболку и шорты и, пожелав нам хорошей ночи, отправился к себе. Но когда мы занимались любовью, то опять заметили, что в окошко за нами внимательно наблюдают. Ради этого мы постарались на славу. А на утро я опять обнаружил на стене под окошком сперму. 6. Способные ученики Следующую неделю мы купались в море, устраивали пирушки по вечерам, занимались любовью (Женька, казалось, не пропустил ни одного нашего полового акта). Играли в карты (просто, а не на раздевание). Женька показывал нам окрестности. Мы здорово с ним подружились. Оказалось, что он далеко не домашний мальчик. У него здесь была своя небольшая компания (такие же «дачники»). Чаще всего он проводил время с двумя парнями своего же возраста. Один был длинный и худой. Его звали Димка. Второй — невысокий и коренастый — Андрей. Все — приезжие на каникулы к родственникам. Часто парнишки ночевали у Женьки, и вечерами мы здорово проводили время за игрой в дурака и свару. Благодаря моей плохой игре мальчишки здорово обогатились (тете Зине мы предпочитали не говорить, что играем на деньги). Когда карты надоедали, мы выволакивали во двор телевизор и видик и смотрели кино. Одним словом, мы проводили время, как овощи… не думая, не заботясь о том, что будет завтра. Просто наслаждались югом и хорошей, веселой компанией. Недели через полторы нашего отдыха тетя Зина сообщила всем, что уезжает к сестре в Краснодар «на недельку-другую». — Женечка мальчик уже большой. Да и вы не бандиты. Так што дом на вас оставляю смело. Если шо надо, зовите Гришеньку. Женя знает, где он живет. На следующий день рано утром мы проводили тетю Зину на станцию. И она уехала, оставив нас одних. По поводу свободы Женька решил закатить вечеринку для друзей. Позвал и нас, но мы вежливо отказались — что мы, старики, будем делать в молодежной компании. Мы с Ириной решили устроить себе альтернативную вечеринку в каком-нибудь путевом ресторане. Поскольку других путевых ресторанов я не знал, мы, одевшись соответствующим образом, на такси отправились с отель «Radisson Sas Lazurnaya». Мы прекрасно провели время — сначала в ресторане, потом в баре, потом на танцевальной площадке. Возвращались мы, довольно некондиционные, уже за полночь. У нас был свой ключ от ворот, поэтому мы рассчитывали, что Женьку будить не придется. Я расплатился с шофером, открыл дверь и мы зашли во дворик. Было темно. Только из женькиного дверного окошка лился слабый голубоватый свет от телевизора. Ирка вдруг пьяным шепотом предложила… — Пошли посмотрим, чем он там занимается. Я ответил… «Пошли!» — и мы тихонько взобрались по лестнице на площадку перед входной дверью на чердак. В ней было окошко, потому внутренность помещения была как на ладони. Телевизор стоял прямо напротив нас. Перед ним на тахте полулежали трое. Я узнал в них Женьку, Диму и Андрея. Они смотрели… То, что я

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх