Наказание для распутницы. Часть1

Андрей ждал. И ждал он уже довольно долго. Объект его ожидания сильно задерживался. Молодая черноволосая девушка, его бывшая одноклассница, должна была прийти домой в девять часов. Но уже шел одиннадцатый час. На улице стемнело, что делало задуманное им гораздо проще — в темноте меньше вероятность привлечь чужое внимание. Но в то же время росла уверенность, что сегодня она вовсе не вернется домой, и его ожидание окажется тщетным. Когда он докуривал уже восьмую сигарету, у входа в подворотню послышалось цоканье каблучков. Почти добитый окурок полетел на асфальт и тут же был затушен подошвой ботинка — не стоит раскрывать свое присутствие сигаретным огоньком. Пару секунд спустя появилась и сама девушка — он увидел стройную фигурку в свободной короткой юбке с маленькой сумочкой на плече. Остальные детали одежды с трудом рассматривались в темноте. Она быстро процокала мимо, даже не заметив прижавшегося к стене Андрея. Он проследовал за ней. Девушка зашла во двор и свернула к первому подъезду. Стараясь ступать потише Андрей последовал за ней. Домофон сказал металлическим голосом «Входите, дверь открыта» и, широко распахнув дверь, девушка вошла внутрь. В подъезде на первом этаже не было света, а значит, все складывалось как нельзя более удачно. Андрей подбежал и успел придержать закрывающуюся дверь. Бежать не было необходимости — она была широко распахнута и закрывалась очень медленно, — но рисковать не хотелось. Он беззвучно зашел внутрь. Девчонка переступала с ноги на ногу в ожидании лифта. На табло светилась цифра «8». Андрей прикинул — с восьмого этажа лифт будет спускаться секунд двадцать. А значит у него хватает времени до того момента, когда двери лифта раскроются, девушка зайдет внутрь и, обернувшись, чтобы нажать кнопку, увидит его. Мягко ступая, он приближался к ней: поднялся по нескольким ступенькам, которые вели на площадку с дверями квартир первого этажа и створками лифта. По дороге он выудил из карманов левой рукой сложенный пополам для плотности носовой платок, а правой флакон с клофелином. Скрутив пробку, он щедро плеснул содержимое на платок, и, закрыв флакон, отправил его на место. си его шагов ни тяжелого учащенного дыхания — волнение давало о себе знать. На табло над дверями лифта загорелась цифра «5». Наступал решающий момент, и дальше медлить было нельзя. Распущенные волосы девушки спадали до середины спины. Андрей сделал выпад вперед. Его правая рука ухватила волосы. Круговым движением кисти он намотал их на ладонь на один оборот так, что его рука оказалась у самого затылка, и рванул на себя. От испуга девчонка издала то ли вскрик, то ли всхлип, но тут же его левая рука с пропитанным клофелином платком легла ей на лицо, зажав одновременно и рот и нос. При этом рукой он случайно зацепил проводок и вырвал наушник у нее из уха — так вот почему она его не слышала. Он резко потянул ее за волосы вправо, увлекая за собой худенькое тело, но тут же, изменив направление движения, дернул влево, развернув свой корпус и выставив ей на встречу бедро. Она перелетела через него и глухо шмякнулась боком о пол площадки, издав стон, почти не слышимый через платок и ладонь. Андрей припал на левое колено и надавил на платок, прижав ее голову затылком к своей груди. Теперь осталось выждать, пока пары клофелина подействуют. Только сейчас после первого шока до девушки начал доходить смысл произошедшего. Он несколько раз дернулась, засучила ногами по полу, изогнулась всем телом, пытаясь вырваться. Ее правая рука с растопыренными пальцами, украшенными длинными ногтями, выстрелила назад через правое плечо, целясь в лицо, а если повезет, в глаза напавшему. Андрей успел сместить голову влево и ногти, лишь царапнув его по лбу, соскользнули и вцепились ему в плечо. Не ослабляя давления на платок, другой рукой он сорвал ее кисть и больно вывернул, заставив девушку едва слышно вскрикнуть — платок глушил все звуки. Открылись двери лифта залив желтым светом лестничную площадку и два борющихся тела на ней. Девушка замотала головой и попыталась закричать, но слышно было лишь сдавленное мычание. Не дождавшись пассажира, лифт закрылся, вновь погрузив площадку в темноту. Тут Андрей почувствовал, что сопротивление его жертвы ослабевает и попытки вырваться сходят на нет. Движения стали гораздо медлительнее и слабее. Вскоре она и вовсе затихла. На всякий случай Андрей выждал, досчитав до тридцати. Девчонка не шевелилась и теперь на сто процентов была в отключке. Выпрямившись, он сунул платок в карман, достал телефон и, включив на нем встроенный фонарик, бегло осмотрел площадку. Никаких предметов, которые бы выпали из карманов и могли бы навести на мысли о покушении, он не увидел. Перекинув женскую сумочку через плечо, он поднял девушку — ее голова свесилась ему на грудь — и пошел вниз. Выйдя из подъезда, он подошел к припаркованному рядом автомобилю, открыл заднюю дверцу и положил девушку на сиденье, на всякий случай, укрыв пледом. Сначала были мысли засунуть ее в багажник, как это делают персонажи гангстерских фильмов, но он быстро отказался от такой идеи — если его вдруг тормознут гаишники, он может сказать, что девушка просто выпила лишнего или устала и уснула по дороге, а вот если ее найдут при случайном обыске в багажнике, то проблем он не оберется. Он осмотрелся по сторонам — двор был абсолютно пуст, его никто не видел. Заведя машину, он выехал в арку и помчал, набирая скорость. Вся операция у него заняла меньше пяти минут… 2 Андрей подъехал к своему дому через десять минут. Заглушив двигатель, он вышел и снова тщательно осмотрелся вокруг. Не было никого. Открыв дверь своего подъезда, он зашел внутрь и прислушался — на площадках никого не было. Тогда он вернулся в машину, снова взял девушку на руки, на всякий случай прихватил и ее сумочку, и потопал наверх. На лифте он ехать не стал — будет глупо, если двери раскроются на его этаже, и он наткнется на вышедшую вдруг из квартиры соседку. Любых возможных свидетелей следовало избегать. Он поднялся на четвертый этаж, опустив ноги жертвы на пол и придерживая ее одной рукой, открыл двери квартиры. Только захлопнув за собой дверь и закрыв ее на все замки, он вздохнул с облегчением. Крайне рискованная авантюра была выполнена, хотя в любой момент весь план мог рухнуть. Ему никогда еще не доводилось заниматься похищением человека, и уж тем более он никогда не думал, что ему удастся провернуть такое дело в одиночку. И все-таки удалось. Но игра стоила свеч — теперь в его руках была девушка, которая всегда его привлекала и которую он всегда хотел. И она была в полной его власти. При этом никто не может даже догадываться, что она здесь, поэтому, где бы ее ни искали, на него милиционеры не выйдут. Вдобавок эта девушка когда-то очень обидно ответила на его ухаживания, но это мелочи по сравнению с тем, как она предала его лучшего друга, поставив его на грань самоубийства. Именно поэтому он и решился на это похищение. И именно поэтому он может не ограничивать себя в средствах воздействия — она заслуживает любого наказания, каким бы жестоким оно не было. Андрей притащил девчонку в зал. Швырнув ее на диван, он плотно завесил шторы и только после этого включил свет. Девушка спала, тяжело дыша, ее полосы разметались, частично закрыв лицо. Звали ее Катя. Это имя в переводе с греческого означает «чистая, непорочная». Правда такое значение имени никак не вязалось с той шалавой, которой Катя была. Только сейчас Андрей смог ее рассмотреть: не раз крашенные черные волосы средней длины с обрезанной челкой, на лице слой косметики, особо выделяются пухленькие губы под слоем гламурно-розовой с блесками губной помады. Белая блузка, черная юбка до середины бедра, колготки в крупную сетку. Андрея всегда возбуждали такие колготки, но при этом он всегда считал, что их могут позволить себе носить исключительно шлюхи. На ногах ее были босоножки с высоким каблуком. Одежда на ней только помешала бы тому, что Андрей собирался с ней сделать, поэтому, он сразу расстегнул блузку и, стянув ее, бросил в угол комнаты. Под ней открылся белый полупрозрачный бюстгальтер, почти не скрывающий грудь второго размера. Расстегнув юбку, Андрей стянул ее до Катиных щиколоток и отбросил в сторону. Следом отправились и колготки. Под ними обнаружилось дополнение к бюстгальтеру — полупрозрачные беленькие стринги, скорее всего из того же комплекта. Просвечивая, они распутно демонстрировали гладко выбритый лобок. Нижнее белье Андрей решил с нее пока не снимать. Открыв шкаф он вынул несколько мотков веревки и шариковый кляп. Перевернув Катю на живот, он скрестил ее руки за спиной, накинул на них веревочную петлю и, затянув, несколько раз обмотал ее запястья крест-накрест и закрепил на узел, тщательно проверив, чтобы веревки были достаточно туго натянуты. Так же он связал и ноги на уровне щиколоток, скрестив ее лодыжки (в таком положении она не сможет стоять вертикально, так как ступни находятся в неестественном положении относительно друг друга, и при этом не сможет свести вместе колени, поэтому доступ к ее паху всегда будет открыт). Еще одним куском веревки он обмотал щиколотки и, подтянув их к связанным рукам, закрепил. Теперь ее ноги были согнуты в коленях под большим углом. А бедра разведены еще шире. Андрей почувствовал, как под джинсами напрягся член. Его возбуждал не столько внешний вид практически обнаженного тела девушки с узенькой полоской стринг, протянутой между ягодицами, сколько осознание того, что эта девушка теперь полностью беспомощна и полностью принадлежит ему, а поэтому он может с ней сделать все, что захочет. Вернее она сама сделает все, что он захочет, надеясь, что он, когда развлечется, отпустит ее. Он поднял ее голову, засунул несколько пальцев в рот, чтобы раскрыть его пошире и вставил шарик кляпа. Поправив волосы, он застегнул ремешки на ее затылке. Пряжку Андрей застегнул на самое крайнее отверстие, до которого смог натянуть ремешок — его края врезались в уголки рта Кати, но его это не смутило. Зато теперь он мог быть уверен, что она никак не сможет вытолкнуть этот кляп языком. К тому же дополнительная боль сделает ее более послушной. Приоткрыв форточку, Андрей раскинулся в кресле и закурил. Теперь оставалось только подождать пока его «игрушка» придет в себя. 3 Прошло двадцать минут, прежде чем Катя подала первые «признаки жизни». Сначала она едва слышно застонала, чуть повернула голову, уткнувшись щекой в лужицу собственной слюны, вытекающей из раскрытого рта через кляп. Ее тело несколько раз шевельнулось. Возможно, это была попытка перевернуться с боку на бок, только веревки ей не позволили подобного. Ее глаза открылись. Первые несколько секунд они были затуманены, как всегда бывает спросонья, но вскоре взгляд стал осмысленным. Она резко дернулась, отчего веревки сильно врезались в запястья и щиколотки, и тут же замычала от боли. Девушку захлестнула волна паники, и она принялась рваться, извиваясь всем телом на диване. Андрей даже порадовался, что догадался подтянуть ей ноги к рукам, что значительно лишало ее подвижности. Она уже не мычала, а визжала через кляп, и стоило всерьез задуматься о том, как бы ее не услышали соседи. Если до этого парень с интересом наблюдал за ее жалкими попытками освободиться, то теперь уже не следовало тянуть. Он поднялся с кресла и подошел к ней. Она ерзала на животе — Андрей обхватил ее за талию и одним движением перекатил ее на спину, тут же без замаха влепил ей пощечину. Визг сразу же оборвался. Ее взгляд бешено метался по комнате — в нем читался прямо-таки животный ужас. Она очень часто дышала — грудь то вздымалась, то опадала. На щеке наливался красным след от его ладони. Подойдя к телевизору, Андрей включил его и нажал на первый попавшийся канал, звук сделал погромче. Теперь если она начнет кричать, соседи вряд ли услышат. А звук телека вряд ли станет их смущать, пусть даже и в такое время. Он присел на корточки возле дивана так, что его лицо находилось чуть выше лица девушки. Взял за подбородок и заставил посмотреть на себя: — Ну как себя чувствуешь? Ничего не болит? В ответ он услышал только мычание. Занеся руку, он влепил девчонке еще одну пощечину, уже посильнее — ее голова безвольно дернулась. Из глаз ручьем хлынули слезы. — Ну что, Катюша, теперь помолчишь? Или может мне тебя еще раз по морде треснуть за твою болтливость? На этот раз она издала короткое мычание, которое скорее всего должно было означать слово «нет». — Ничему ты не учишься, — и, привстав, Андрей наградил ее новой звонкой оплеухой. Все ее тело попыталось сжаться в комок. Правда положение, в котором она была связана, ей этого не позволило. Глаза зажмурились, голову она попыталась повернуть, пряча лицо, но не успела. Удар пришелся по тому же месту, что и предыдущие. Теперь ее левая щека горела огнем, и на ней уже начинал наливаться синяк. Девушку сотрясли рыдания, но абсолютно беззвучные. Теперь она старалась задавить в себе любой звук, лишь бы ее не били снова. — Теперь будешь молчать? И в ответ Катя быстро-быстро закивала. — Хм, — Андрей притворно улыбнулся. — Все-таки кое-чему тебя можно научить, жаль только что не в первого раза. Хочешь, чтобы я тебя еще раз ударил? — ответом было такое же быстрое и испуганное мотание головой. — Значит, будешь делать все, что я скажу? — в ответ торопливое кивание. — Точно ВСЕ будешь делать? — снова кивание. «А ведь она даже ни секунды не помедлила перед тем, как согласиться», подумал Андрей. «Хотя любая девушка, проснувшись после похищения связанной в одном нижнем белье, должна понимать, услышав такой вопрос, что сейчас ее, скорее всего, будут трахать. Значит, действительно готова на все, лишь бы он ее не мучал». — Меня ты узнала? — несколько кивков. Еще бы не узнать бывшего ухажера. — Знаешь, зачем ты здесь? — отрицательное мотание. — А хочешь узнать? — несколько секунд задержки и затем кивание. — Значит так, я сейчас выну кляп, но рот ты раскрывать будешь только тогда, когда я разрешу. Ясно? — покорное кивание. — А решишь закричать или позвать на помощь — тебе будет очень и очень больно. Ясно? — опять кивки. Хотя ее согласие и испуг еще не означают, что она так не сделает. Угрожать и красочно описывать возможные пытки как-то не хотелось — не факт еще, что слова произведут желаемый эффект. Лучше было бы дать ей возможность убедиться на деле, что он не шутит на счет боли. — Больно тебе будет примерно так, — он сбросил бретельку бюстгальтера с ее плеча и стянул чашку вниз, обнажив грудь. Ожидая протестующего мычания, он уже приготовился бить еще одну пощечину, но необходимости не возникло. Девушка молчала и покорно ждала своей участи, только по бившей ее дрожи чувствовалось то напряжение, в котором она сейчас находится. Скинув и вторую чашку, он погладил соски, поиграл с ними, затем легко сжал каждый с двух сторон пальцами. А после этого сжал уже изо всех сил и сначала крутанул в разные стороны, а после дернул вверх, словно собирался поднять Катю, ухватив за груди. И действительно поднял ее на несколько сантиметров. Уже через секунду комнату огласил визг. Кляп сдерживал его, но все же был риск, что соседи услышат даже через звуки перестрелки из какого-то фильма. Но визг тут же был оборван привычным хлопком пощечины. Теперь Катя не просто плакала — ее колотило в истерике. Правда, в абсолютно беззвучной истерике — она до смерти боялась издать хотя бы малейший звук. Лишь в один момент она издала едва слышный всхлип, но тут же посмотрела на Андрея с таким ужасом, ожидая очередного наказания, что он впервые испытал к ней чувство жалости. Когда Катя немного пришла в себя, перестав вздрагивать от рыданий, он решил продолжать. Снова за подбородок развернул ее лицо к себе. Оно было горячее и припухшее от слез, а левая часть еще и от множества пощечин, тушь размазалась, а по подбородку обильно стекала слюна, которую кляп не позволял сглатывать. — Это меньшее, что я с тобой сделаю, ясно? — в ответ множество кивков. — Значит, будешь звать на помощь? — девушка замотала головой с такой неистовостью, что, казалось, та сейчас оторвется. Теперь еще одна важная часть вечера подошла к концу — Катя была полностью сломлена. За волосы Андрей стянул ее с дивана. Она глухо ударилась о пол, даже не застонав. Так же за волосы он поставил ее на колени и затем усадил на пятки. Несколькими несильными пинками по внутренней части бедер он заставил ее развести их как можно шире. Ей было неудобно так сидеть со связанными крест-накрест ногами, но это были ее проблемы. Катя смотрела в пол прямо перед собой, не решаясь поднять глаза на своего мучителя. Теперь наступил момент, которого он так долго ждал… 4 Андрей присел перед девушкой на одно колено, взял ее за подбородок и заставил посмотреть себе в глаза. — А сейчас мы с тобой мило побеседуем, — он наклонил к себе ее голову, расстегнул застежку ремешка и вынул шарик кляпа изо рта пленницы. В уголках рта и вдоль щек остались красные следы от вдавившегося в кожу ремешка. Шарик был весь в слюне. Так же как и ее подбородок и шея. Катя безмолвно закрыла ротик. Скорее всего затекшие мышцы лица давали о себе знать, но вида она не подала. — Ты помнишь, как я к тебе подкатывал раньше? Девушка два раза кивнула в ответ. — Можешь отвечать словами. Только негромко. Если мне покажется, что ты пытаешься привлечь внимание соседей, снова пройдусь по тебе зажигалкой. Только держать буду подольше. Ясно? — Да, — тихим-тихим шепотом, буквально на грани слышимости. — Почему же ты мне отказала, выставив при всех на посмешище? — Простите, простите меня, пожалуйста… — снова потекли слезы. — Ничего себе, ты меня уже на Вы начала называть! Так зачем поступила со мной так? Отвечай на вопрос, — Андрей лишь чуть повысил голос, но Катя дернулась от этого всем телом, словно снова получив по щеке. — Простите… я не думала тогда… я просто… просто… — Что просто? — Просто… развлекалась… — выдавила она наконец из себя, и тут же содрогнулась, представив, что с ней будет, если это слово обидит его. Андрей с ответ только усмехнулся. Для нее тогда действительно это было просто развлечение. И она просто хотела поиздеваться над ним, отхлестав перед подружками его по лицу букетом роз, что он принес для нее. И заявив, что не желает встречаться с «малолетним девственником». Они были одногодками. Весь комизм ситуации заключался в том, что тогда он почему-то был для нее малолеткой, а теперь она в страхе обращалась к нему на Вы. — Думаешь, ты поэтому здесь? Она кивнула, опустив глаза. — Мне было тогда очень больно, но я смог бы забыть и простить тебе этот поступок. Но ты надругалась над чувствами моего лучшего друга. Помнишь Сергея? По ее вскинутому взгляду он понял — она помнила. — Он был влюблен в тебя по уши. Бегал за тобой как верный пес. И все для того, чтобы ты трахалась налево и направо с каждым встречным? Помнишь, до чего ты его довела? — Я помню, — прошептала она. Андрей тоже это помнил. Помнил с его слов о том, как тот узнал об ее изменах, как она после ссоры и истерики с его стороны назначила ему очередное свидание, на которое пришла с другим парнем, и начала с тем демонстративно сосаться прямо на улице, не стесняясь прохожих. Единственной причиной этого было просто желание поиздеваться над влюбленным. Только Сергей вместо того, чтобы послать ее и дать ее новому парню в рожу, в слезах убежал домой, чтобы порезать себе вены, запершись в ванной. Помнил, как чудом его спасли врачи. И как сам Андрей уже полгода вынашивал план мести. У него были разные идеи, но идея такого похищения оказалась наиболее заманчивой… — Какого наказания ты заслуживаешь? — Пожалуйста, только не делайте мне больно… — А что с тобой сделать? Катя с надеждой взглянула на него: — Отпустите… Андрей в ответ только зашелся смехом. Вот уж наивное создание ему попалось! Катя, в отчаянии закусила губу, понимая всю глупость сказанного. — Отпущу, если ты будешь очень послушной. — Да, да, я буду… — Тебя когда-нибудь трахали трое парней одновременно? Девушка вскинула на него глаза и неуверенно ответила: — Нет, никогда… — А сколько человек тебя имели за раз? — Двое… Андрей аж присвистнул от удивления. Он понимал, что Катя довольно распутна, но такое не укладывалось в его понимании. Он видел подобные сцены только в порно, но никогда не сталкивался с этим в жизни даже на флэтах, где нравы быстро падали с количеством выпитого. Да и спросил он просто так без задней мысли. — Так ты настоящая шлюха! Расскажи-ка, как это было. Надеюсь, ты не станешь ничего скрывать, — для дополнительного эффекта он выудил из заднего кармана складной нож и с щелчком раскрыл его. Увидев лезвие девушка быстрым шепотом затараторила: — Это вышло случайно. Меня пригласили в гости двое знакомых. Мы играли в карты на желание. А когда я проиграла, они сказали, что хотят со мной переспать сразу вдвоем. Я не могла отказаться, правда. — Тебя во все щели отымели? — Нет, — она замялась. — Один трахал меня в киску, а второй в рот. Потом они поменялись. Я правда не могла отказаться… — Это было, когда ты встречалась с Сергеем? — Да… Вот уж об этом Сереге уж точно не следует знать. Андрей провел ножом по шее пленницы. Провел осторожно тупой стороной, но уже этого оказалось достаточно: — Пожалуйста, не убивайте, я все сделаю! — взвыла она во весь голос. Перебросив нож в левую руку, парень правой влепил ей такую пощечину, что она как подкошенная рухнула на ковер. — Ты забыла о нашем уговоре! — Простите, умоляю, простите… — она, извиваясь, подползла к его ногам и принялась целовать стопы. — Я сделаю все, что прикажете… Член Андрея встал колом. Он и не думал, что это так возбуждает — когда полуобнаженная и беспомощная девушка, унижаясь, лижет ему ноги. Тем более та девушка, которую он всегда мечтал отыметь. Схватив за волосы, он рывком поставил ее на колени — та даже не пикнула. — Ты любишь делать минет? — Да. Очень… Так это или нет он даже не стал задумываться — разумеется сейчас она будет обожать все, что он ей скажет. Он расстегнул застежку лифчика на ее спине, ножом срезал бретельки на плечах — Катя дважды вздрогнула, когда лезвие коснулось ее кожи. Помяв ладонями обнажившуюся грудь, Андрей встал во весь рост, избавился от ремня на своих джинсах и, раскрыв ширинку вынул возбужденный член. — Сейчас посмотрим, что ты умеешь, — Кате и не требовалось другого предложения. Она сразу же обхватила его головку губами и начала торопливо сосать, двигая головой с бешеной скоростью. Мучитель, намотав волосы на кулак, отвел ее голову, вынув член у нее изо рта: — Ты не просто отсосешь, ты отсосешь так, чтобы мне понравилось. Если я останусь недоволен, твоей груди еще больше достанется. Ты усекла? Снова испуганное согласное кивание. И едва он отпустил ее волосы, Катюша снова приступила к делу. Теперь она не торопилась. Ее язычок, порхая, пробежался по стволу члена, двигаясь то вверх то вниз. Спустился к яйцам. Вылизав их, она осторожно прошлась по ним губами, едва захватывая кожу. Ее горячее дыхание дополнительно возбуждало. Прошлась губами по стволу члена, затем, взяв в рот головку, принялась вращать вокруг нее язычком, не забывая про уздечку. Андрей застонал от удовольствия — такого испытывать ему еще не доводилось. Обе руки он положил на груди девушки и начал их мять. Катя же снова вернулась к возвратно-поступательным движениям головой, с каждым разом заглатывая член все глубже. Из-за большого количества слюны, член входил в ее ротик с хлюпаньем. Она двигалась так, пока не смогла заглотить его целиком по самые яйца. Ей далось это тяжело, но она терпела, с трудом преодолевая тошноту. На несколько секунд она застыла, касаясь губами лобка Андрея, а потом снова продолжила движения, наращивая темп. Во время минета она извивалась всем телом, чтобы ускорить движения. Поверх ее головы Андрей видел ее связанные позади руки, сжатые в кулачки, и ниже попу, едва ли скрываемую трусиками. Он почувствовал, как горячая волна поднимается по члену и, шумно вдохнув воздух, кончил. Катя только еще ускорила и без того быстрые движения. Она старательно пыталась проглотить все, что вылилось ей в ротик, но спермы было слишком много. Она вместе со слюной выплеснулась ей на подбородок и потекла по шее на грудь. Андрей стоял опустошенный. Такого удовольствия он еще никогда не испытывал. Только несколько минут спустя после оргазма он пришел в себя, осознав, что Катюша по-прежнему «полирует» его член, не решаясь остановиться. — Ладно, хватит, — сделав шаг назад, он вышел из ее рта. — А ты отлично сосешь. Мне даже понравилось. Лицо Кати просто расцвело от счастья. Было неожиданно увидеть такую реакцию на похвалу у девушки, которую только что изнасиловали. Но она ведь прекрасно понимала, что ее ждет в случае, если Андрею не понравится. Ее губы, накрашенные розовой помадой, были покрыты густой пеной пузырящейся спермы. Сперма была и на подбородке и, каким-то чудом, даже на щеках. Было приятно осознавать, что, поскольку ее руки связаны, она так и будет сидеть, залитая спермой, не в состоянии стереть ее с лица. Андрей опустился в кресло. — Оближи губы, — приказал он, и Катя покорно слизала языком остатки спермы там, где смогла достать. Его взгляд опустился ниже — на залитую семенем грудь, с торчащими затвердевшими сосками, прошел мимо живота и остановился на промежности. Маленький треугольник стринг снизу промок от выделений и стал практически полностью прозрачным — оказывается она и сама неслабо возбудилась, пока отсасывала. 5 Андрей стянул с себя джинсы и майку с трусами. Сев в кресло, он поманил Катю пальцем: — Ползи сюда, соска. Катя на коленях поползла к нему. Между ними было не больше трех метров, но их она преодолевала минут десять — связанные щиколотки едва ли позволяли двигаться, а привязанные к ним руки и вовсе делали ее практически не способной перемещаться. Дважды она падала на бок и долго извивалась на полу, пока ей удавалось снова занять положение «на коленях». Парень с ухмылкой наблюдал за ее возней. Когда она доползла к креслу и как собачонка ткнулась лицом в его коленку, пот катился с нее градом. Андрей широко развел ноги и, оттолкнувшись ступнями от пола чуть подъехал к ней, так что ее лицо оказалось у самого его паха. Он поднял уже почти опавший член и, положив Кате ладонь на затылок, направил ее голову вниз. Она поняла его без слов. Ее язычок снова заработал, облизывая яйца. Время от времени она по очереди обхватывала их губами и осторожно посасывала. Когда Андрей почувствовал первую волну возбуждения, он снова за волосы оторвал ее от занятия и впихнул начавший уже затвердевать член ей в ротик. Катюша безропотно приняла его, заглотив сразу на всю длину, и пройдясь языком по его основанию. Губы ее сложились буквой «О» и она начала размашистые движения головой — то во рту у нее оставалась одна головка, то губы упирались в лобок, а подбородок касался яичек. Когда член окончательно затвердел, девушку чуть не вытошнило, после того как она очередной раз попыталась его полностью заглотить, и он ткнулся ей в горло. Теперь она брала его только на две трети, но стала двигаться гораздо быстрее, собираясь еще раз довести парня до оргазма. Но у Андрея были другие мысли на этот счет. Позволив ей пососать еще несколько минут, он, потянув за волосы, прервал ее занятие. Ее лицо застыло в нескольких сантиметрах от члена. От губ к головке протянулась блестящая ниточка слюны. — Открывай рот, — приказал он и Катя послушно широко раскрыла ротик. Перегнувшись через подлокотник, Андрей поднял с пола кляп. Всунув шар в раскрытый рот девушки, он наклонил ее вниз, заставив лицом прижаться к своему бедру, и застегнул ремешок на затылке так же туго, как и в первый раз. Встав, он поднял нож и перерезал веревку соединяющую Катины запястья с щиколотками. — А теперь становись раком, — последовал приказ. Сидя на пятках, девушка наклонилась вперед и сначала уперлась лбом в ковер, а затем перешла в более удобное положение, опершись на плечо и прижавшись к ковру щекой. Одновременно с этим она выпрямила колени до угла в 90 градусов. Теперь ее попа была задрана высоко вверх, а перехваченные веревкой руки подняты еще выше над ней. Половинки ягодиц в таком положении оказались разведены, открыв взгляду белый шнурок трусиков, ранее спрятанный между ними и края половый губ, неприкрытые в том месте, где передний треугольник переходил в шнурок. Андрей ухватил за резинку стрингов и одним движением стянул их до колен. Поигрывая клитором, он ввел большой палец в киску. Внутри было очень мокро и жарко как в доменной печи. Введя внутрь уже указательный и средний палец, он около минуты двигал ими. В завершение Катя даже стала подмахивать ему тазом, что ему совсем не понравилось — он собирался наказать ее, а не доставлять ей удовольствие. Достав из кошелька в джинсах презерватив, он разорвал упаковку и раскатал его по стволу члена. Запоздало пришла мысль, что стоило заставить Катю надеть ему презерватив ртом, но не снимать же его теперь, скручивая в первоначальное состояние. Опустившись возле девчонки на одно колено и отведя второе в сторону, он приставил член ко входу в киску. Катюша дрожала от возбуждения, и едва он ее коснулся, протяжно застонала. Только он не хотел позволить ей наслаждаться, поэтому решил взять ее как можно жестче и больнее. Положив ладони ей на талию, Андрей резким движением вошел глубоко в киску. Катя охнула и дернулась вперед, пытаясь вынуть из себя член. Но парень удержал ее, сжав бока руками, и рывком вогнал член снова уже на всю длину. Девушка издала стон, замычала и заворочалась на полу, наивно пытаясь вытолкнуть шарик изо рта языком. Завозив руками, она попыталась оттолкнуть ими Андрея, но ее пальцы лишь едва касались его живота. Насильник даже не стал наказывать шлепком — отрываться просто не хотелось. Намотав ее волосы на кисть руки, он тянул их на себя, заставляя ее голову сильно запрокидываться, другой мял ее грудь. Одновременно он жестко драл ее в киску, почти полностью выходя и сразу же вгоняя член внутрь. Его движения тазом напоминали сильные удары. Живот задорно шлепал по ягодицам девушки. Она уже не пыталась вырываться, а лишь жалобно скулила, вздрагивая при каждом ударе. Андрей же получал огромное удовольствие. К чисто физиологическому удовольствию от секса добавлялось ощущение неограниченной власти и вседозволенности, которое подхлестывало его, вознося на вершины блаженства. Наконец он почувствовал приближение оргазма. Когда уже не было сил сдерживаться, он рванул Катины волосы на себя, моментом подняв ее из положения «лежа, задрав попу вверх» на колени. Встав, он стянул с члена презерватив и, надрачивая его, прижал им к Катиному лицу. Очень хотелось снова кончить в рот, но Андрей всегда мечтал обкончать девушке лицо, и не мог сейчас лишить себя такого шанса. Катя едва успела закрыть глаза, когда сперма залила ей волосы, лоб, щеки, губы и шарик, зажатый между ними. Водя членом по лицу и размазывая семя, Андрей чувствовал удовлетворение — он унизил Катю почти так, как она этого заслуживала. Правда лишь почти… — Тебе понравилось, сучка? Любишь, когда тебя трахают раком? Катя, как и прежде, кивнула. — Вот и славно. Теперь ты будешь стоять в таком положении, пока я не вернусь. Ясно? Она кивнула и издала едва разборчивое «угу» из под кляпа. За это стоило бы влепить ей пощечину, но Андрей побрезговал касаться ее лица. Надев джинсы, он вышел на балкон и закурил. Прохладный ветерок приятно холодил разгоряченное тело. Через щель между шторами он видел Катюшу. Она, как и было приказано, стояла в том же положении. И тут Андрей осознал, что он действительно счастлив. Если раньше ему подолгу приходилось уламывать девушек, и после этого постоянно выслушивать капризы вроде «не входи слишком глубоко» или «я не люблю в этой позе», а то и вовсе терпеть истерику, если он, не сдержавшись, кончал в ротик после минета, то теперь у него была собственная секс-игрушка, которую он мог драть во все щели в любых позах. Ему даже с трудом верилось, что все происходящее реа pльность, и эта прежде неприступная для него красавица стоит по ЕГО приказу на коленях, обнаженная и связанная, с залитым ЕГО спермой лицом. Приоткрыв дверцу в комнату, он скомандовал: — Ноги шире расставь, шалава! Бедра Кати тут же разъехались в стороны, насколько им это позволяли натянувшиеся между ее коленями стринги. Их резинка врезалась ей в кожу. Докурив, парень метнул огненную искорку бычка вниз с балкона. И вернулся в квартиру. Взяв мобильник, он нашел номер Сергея и нажал вызов. Как бывший парень, преданный ею, он просто обязан был приехать и развлечься с ней как захочет. … Кисти рук и ступни ног Кати затекли, и она уже почти не чувствовала кончиков пальцев. Сперма на лице начала подсыхать, неприятно стягивая лицо коркой. Глаза она по-прежнему держала закрытыми, понимая, что если она их откроет, семя сразу же попадет внутрь, вызвав нестерпимое жжение — у нее раньше уже был такой опыт. Вдобавок ныла от множества пощечин щека, и после дикого секса ощутимо болела киска. (Специально для pornoskaz.ru — секситейлз.орг) И, тем не менее Катя понимала, что с готовностью станет трахаться как самая развратная проститутка, выполнит любой приказ и стерпит любое унижение, лишь бы мучитель отпустил ее, потому что именно от него сейчас зависела ее жизнь. Услышав совсем рядом разговор Андрея, в котором он приглашал к себе своего друга, она застонала в отчаянии. Теперь ей придется обслужить еще одного. Но тут же получила сильный удар по щеке за свой стон. С ужасом она осознала — то, что с ней уже сделали, было только разминкой, а основная часть издевательств еще впереди…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх