Без рубрики

Наказание

— Ты не видела мою зеленую заколку? — спросила как-то раз Ольга у Светки. — Не, не видела. Ты же вчера положила ее на тумбочку. — Именно, что положила. А теперь не могу найти. Вот уже третью неделю они отдыхали в студенческом лагере на берегу моря. Они и еще четверо девушек жили в небольшом уютном домике, какие во множестве были разбросаны по склону горы над морем. За две недели они успели довольно прилично загореть (несколько раз побывав на диком пляже), поплавать в море и испробовать других развлечений, свойственных студенческому лагерю. Теперь смена подходила к концу. Впереди ждал 3-й курс. С некоторых пор Ольга стала замечать пропажу всяких мелочей. То мелкие монетки куда-то пропадут, то яблоко. Сначала она не придавала этому серьезного значения, но сегодня пропала ее любимая заколка. Они были в домике вдвоем. Остальные девчонки ушли на пляж, и Ольга решила поделиться своими подозрениями со Светкой. Оказалось, что Светка тоже заметила пропажу всякой мелочи. — Ну, и чего будем делать? Может в тумбочках посмотреть? — Ты, что? С ума сошла, по чужим тумбочкам лазить? — Так, в мою же кто-то лазил! — И ты хочешь также? В этот момент их спор прервался. Открылась дверь и в домик вошла Юля. На воротнике футболки у нее висела Ольгина зеленая заколка. Светка толкнула локтем Ольгу, чтобы она молчала. Юля что-то взяла из тумбочки и снова убежала. — Видела? — Вот тебе и ответ. — Надо сказать девчонкам. Вечером, перед отбоем, когда все собрались в домике, Ольга подошла к Юле, и как бы невзначай, спросила: — Юль, ты не видела мою зеленую заколку? — Н-нет, — слегка запнувшись ответила Юля. — Я видела, — Светка подошла к Юлиной тумбочке, выдвинула ящик и достала оттуда заколку. — Ого, — Лена тоже заглянула в ящик, — а вот мои щипчики для ногтей. Все девушки собрались вокруг Юли. Она сидела на кровати спрятав лицо в ладонях. — Так, вот куда галоши деваются, — попробовала пошутить Лариса, — Ну, что ж, подруга, завтра пойдем к начлагу, — Юля оторвала руки от лица. — Не надо к начальнику. Меня же из лагеря выгонят. — Ага! И из института, я думаю, тоже, — добавила Лариса. Юля заплакала. — Девочки, простите, я больше не буду: — А больше и не надо. — Раньше надо было думать, а не слезы теперь лить, — Все были рассержены и возбуждены и разговор грозил перейти в банальную драку. — Так, что будем с ней делать? — К начальнику. Пусть он разбирается. — Пожалуйста, не надо к начальнику! — Представляешь, какой будет скандал? — Пусть будет! Зато избавимся от этой: воровки! — Есть другой способ, — неожиданно спокойно сказала Светка. Все разом замолчали и взглянули на нее. Светка держала в руке предмет зависти всех девчонок — длинный, ручной работы, плетеный кожаный ремешок. Когда-то она купила его на Вернисаже. Ремень был почти круглый, метра два длиной. Обычно, идя на дискотеку, Светка завязывала его каким-нибудь красивым узлом. Сейчас она держала сложенный в несколько раз ремень в руке и недвусмысленно помахивала им. При виде этого глаза Юли широко раскрылись. Она даже перестала плакать. — Вы хотите меня: бить? — она не сразу нашла слово. — Не просто бить, а наказать, — пояснила Светка. Все закивали, — так, что выбирай: или это, — Светка показала ремень, — или начальник. — А сколько раз вы будете?… — голос Юли дрожал. — Ну, думаю, — Светка посмотрела на остальных, — по пять раз будет нормально. — Двадцать пять!? — Юля готова была снова разрыдаться. — Ага. Или начальник, — Юля опять заплакала. Прошла минута: — Я согласна: — Тогда раздевайся. Юля поднялась и трясущимися руками стала снимать с себя футболку. Потом последовали шорты. Когда настала очередь снимать купальник, Юля оглянулась, ища сочувствия, но все смотрели на нее в ожидании наказания. Она всхлипнула и потянула за завязки лифчика. Потом медленно сняла плавки и замерла, прикрыв одной рукой грудь, а другой — волосы на лобке. В отличие от других девушек, Юля не загорала на диком пляже и теперь след от купальника выделялся молочно-белой кожей на фоне загара. — Ложись животом на кровать, — скомандовала Светка. Юля опустилась на колени перед кроватью и легла на нее грудью. — Тебя держать или ты сама?.. — Держать: Двое девушек взяли Юлю за руки, двое за ноги. Перед этим Лариса вложила ей в рот сложенную в несколько раз гигиеническую прокладку и заклеила ее широким куском скотча. — Чтобы зубы не сломала, — объяснила она. Юля подчинилась. Светка встала сбоку, свернула ремень так, что получилось некое подобие плетки с несколькими концами, широко размахнулась и нанесла первый удар. Прочертив со свистом дугу, ремень со звонким шлепком опустился на Юлину попу. Несколько розовых полос прочертили треугольник белой кожи. Когда боль достигла ее сознания, она дернулась, ее глаза широко раскрылись и она громко заорала. Точнее попыталась заорать. Кляп действовал и вместо крика получился только тихий стон. Светка помедлила немного, следя, как розовые полосы постепенно наливаются краснотой, размахнулась, заметила, как сжимаются Юлины ягодицы в ожидание удара, и ударила еще раз. После каждого удара Юля дергалась всем телом, из ее глаз катились слезы. Если бы не кляп, она бы орала во весь голос. Сделав пять ударов, Светка уступила место Ларисе и экзекуция продолжилась. Так, с небольшими перерывами, пока девушки менялись, Юля получила двадцать ударов. Последней била Ольга. К этому времени попа Юли была покрыта хаотическим переплетением розовых, красных и багровых полос. Ольга была очень зла на Юлю из-за своей заколки, поэтому решила «разнообразить меню». Она сложила ремень так, чтобы он стал длиннее. Ноги Юли были широко разведены. Ольга размахнулась и ударила ниже ягодицы. Ремень обхватил ногу и ударил по внутренней стороне бедра. Юля, плакавшая не переставая, теперь взвыла. Второй удар пришелся по другой ноге. Дальше все повторилось. Когда пришла очередь последнего удара, Ольга обошла кровать и встала, обхватив ногами Юлину голову. Она сделала из ремня одну длинную петлю. Все с интересом следили за ее приготовлениями. Ольга широко размахнулась и нанесла последний удар. Ремень, проскользнув между разведенными ягодицами, добрался до самых интимных мест. Обезумевшая от боли Юля подскочила с такой силой, что девчонки уже не смогли ее удержать. Наказание было закончено. — Ну, вот. Теперь простили, — сказала Светка. Почувствовав, что ее руки свободны, Юля первым делом, сорвала кляп с лица. Потом она попыталась пощупать свою горящую попу. Это вызвало новый приступ боли, и Юля зарыдала, уткнувшись лицом в подушку. Так она плакала несколько минут и уже начала успокаиваться, как вдруг получила новый заряд боли. Она заорала в подушку, и попыталась закрыться руками, но обнаружила только мокрое полотенце на своей истерзанной попе. Примерно через полчаса она успокоилась и смогла лечь в постель. На следующее утро была устроена ревизия Юлиной тумбочки. Многие вещи, считавшиеся потерянными, были найдены. Дни до конца смены Юля не купалась. Даже на пляже она лежала в длинной легкой юбке, слегка открывая ноги и отговариваясь «женскими делами».

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики
Без рубрики

Наказание

Сегодня суббота. Классический день для порки. Значит, вечером мне предстоит расплачиваться за все прегрешения, накопленные за неделю. Любимый строг, но справедлив, а сегодня мне предстоит признаться в своей нерадивости. Дело в том, что на работе меня направили на курсы повышения квалификации, я училась хорошо, но в связи с праздниками пару раз прогуляла и завалила зачет. Поэтому получу сегодня по первое число, честно сказать, сердце уже заранее уходит в пятки куда-то. Вот поворачивается ключ в замке: здравствуй, любимый! — Ну что, рассказывая, моя дорогая, какие у тебя грехи за неделю. Я рассказываю о своем провале, он мрачнеет: что ж ты меня так опозорила? Придется тебя очень жестко наказать. — Да, любимый, я понимаю, что виновата, я соглашусь с любым наказанием, которое ты мне назначишь, — губы дрожат, я стараюсь произнести это как можно быстрее. Пусть накажет очень строго и больно, лишь бы собственноручно. Как-то раз он был так сердит, что не стал пороть меня сам, а поручил это сделать двум своим друзьям. Мне было ужасно стыдно раздеваться перед ними, а потом еще и нестерпимо больно, хотя пороли они слабее, чем он обычно, но от любимой руки и боль совсем другая. А потом он сказал, что дарит им на вечер мою попу. Только ребята захотели двойного проникновения. Он разрешил и это: мне было больно, стыдно, унизительно, я плакала навзрыд, зажатая между двумя молодыми мощными телами. Тут уж он меня простил и пожалел, подошел, посмотрел в мои заплаканные глаза и взял меня за руку. От сознания того, что любимый на меня больше не сердится, я расслабилась и под конец даже получила удовольствия. Но сейчас об удовольствии не будет и речи, а будет, скорее всего, очень больно. Я быстренько разделась, зная, что длительная подготовка к порке может только усилить его гнев, и встала на колени, прижавшись грудью к полу, задрав попу вверх и раздвинув ноги. Он взял из шкафа специальный толстый ремень, кожаную плеть, ротанговую розгу, веревку, потом принес из ванной, где всегда стоит ведро с березовыми и ивовыми розгами, два пучка мокрых прутьев. Я с ужасом смотрела на эти приготовления. Потом он мастерским узлом завязал веревку у меня на запястьях, чтобы не пыталась прикрыть попу. Встал поближе, зажав мою талию между ног, и замахнулся ремнем. Я выдохнула, боль первого удара всегда сильнее, чем ожидаешь. Он, как всегда, порол размеренно, широко замахиваясь, придерживая ремень на покрасневших горячих ягодицах, задевая бедра, особенно чувствительную внутреннюю часть бедра, где-то на пятнадцатом ударе я, постанывая, попыталась от боли свести ноги вместе, но услышала резкий окрик: раздвинь ноги, кто тебе разрешил изменить позицию? Я старательно и широко развела колени и в наказание получила несколько ошеломляющих ударов ремня между ног, прямо по губкам. Взвыв от боли, плотнее прижалась к полу, вцепившись руками в коврик: только бы не сдвинуть ноги еще раз, тогда уж точно мало не покажется. Попа горела, казалось, что больше мне уже не выдержать, а он все лупил и лупил, приговаривая: будешь знать, как прогуливать. Наконец любимый остановился и отбросил ремень в сторону, тяжело дыша, я старалась воспользоваться передышкой и немного отдохнуть от боли, прекрасно зная, что это только начало. — Встань и подойди к креслу! Я неловко поднялась со связанными и руками и подошла к мягкому креслу с высокой спинкой и деревянными подлокотниками, перегнулась через него. Любимый развязал мои руки, чтобы тут же привязать их к подлокотникам, ноги прочно примотал к ножкам кресла. Кожа на попе натянулась, попка еще не отошла от предыдущей порки, губки между ног распухли и тоже горели. Любимый взял в руки ротанговую розгу и стоял, откровенно любуясь открывшимся видом. — У тебя очень красивая киска, если ее выпороть, улыбаясь, сказал он, — пухлая, похожа на мини-попку. Надо почаще ее драть, будет еще пухлее. Я вздохнула и сразу же судорожно выдохнула, почувствовав, как обожгла мою попу сердитая розга. Она, казалось, была сделана не из ротанга, который собственно является лианой, а из раскаленного металла. Еще один ожог, еще: Вскрик, еще вскрик: любимый, прости меня, я больше никогда не буду. Почему я всегда это кричу во время порки? Знаю ведь, что все равно не остановится, что розог будет ровно 25, а если плохо вести себя во время порки, например, ругнуться нецензурно, то можно еще и добавки огрести. Один раз таким образом еще 25 огребла. На десятом ударе захожусь рыданиями, отбросив всякий стыд и первоначальное намерение стойко держаться, какая уж там стойкость, когда раз за разом задницу просто жжет ужасный прут. Любимый улыбается: ну что такое, дорогая, ревешь, как маленькая девочка? — Больно! — глотаю слезы. — Ну, ты уже не маленькая, чтобы так орать, 5 штрафных за такую распущенность. Во время штрафных кричать нельзя, иначе не засчитывается, собираю волю в кулак, начинаю размеренно дышать, чтобы вытерпеть молча эти проклятые штрафные. — Раз! Искры из глаз! Аж прямо в рифму получилось, но мне не до поэзии. Надо подготовиться ко второму удару. — Два! С шумом выдыхаю воздух, кажется, удалось продержаться уже два удара. Осталось всего три. На третий стискиваю зубы до хруста. Опять выдох. — Четыре! Четвертый пошел легче. Прижимаю голову к обивке кресла. — Ну и последний погорячее, на закусочку непослушным девочкам, — смеется любимый. Мне не до смеху, да и куда уж горячее, но оказывается можно и горячее. — Пять! Закусываю губу до крови. Все. Можно расслабиться. Мой повелитель дает мне отдохнуть пару минут, я благодарно ему улыбаюсь, пытаюсь расслабить напряженные ягодицы, покрытые красными двойными рубцами, начинающими уже наливаться багрово-синим цветом. Он берет в руки плеть. Ох уж это ощущение жаркой черной змейки на бедре. После жесткого ротанга мягкая кожаная плетка кажется чуть ли не облегчением, но это только сначала. Удары ложатся на уже изрядно побитую попу один за одним без паузы и боль нарастает. Снова изо всех сил стараюсь не кричать, зная, что любимый не любит моих криков под плеткой, считает недостойным так орать. Мычу, издаю шипящие звуки, кусаю губы, плеть жалит без счета, я не знаю, когда он захочет остановить экзекуцию и от этого еще страшнее. Наконец боль пересиливает, слезы катятся градом, но я еще держусь и не рыдаю, только тихо всхлипываю. Безжалостная плетка захлестывает бедра, намеренно попадает между ног, обжигает распухшие губки, и тут я уже не могу не кричать. Боль пронзает меня, кажется насквозь и я срываюсь на банальный поросячий визг. Ох как же мне больно и стыдно, что не могу сдержаться, но боль все же пересиливает. Любимый хмурит брови, он недоволен моим визгом и наносит пять заключительных ударов специально по моей раскрытой киске. Визг сменяется бурными рыданиями. — Ну все, все уже, дорогая, больше плетки не будет, не плачь, — он целует мою измученную попку, пальцами разминает набухшие губки и целует их тоже. Я безвольно повисаю на кресле: кажется, все. Но не тут-то было. Он отвязывает меня, ставит на колени и спрашивает: ты осознала, ты считаешь, что ты достаточно наказана? — Любимый, это тебе решать. Ты же знаешь, я приму от тебя любое наказание, — бормочу я сквозь слезы, — мне очень больно, но я согласна на все, что ты мне назначишь. Я знаю, что я виновата и хочу, чтобы ты меня простил. — Даже если я сейчас захочу добавить тебе уже без вины? Просто так? — Да, если ты так решишь. — Хорошо, я хочу, чтобы ты сейчас громко и убедительно попросила меня о дополнительном и очень жестком наказании. У меня опять сердце опускается куда-то в живот, что-то меня ждет, но я храбро и громко говорю, правда голосок предательски дрожит: да, любимый, ты наказал меня недостаточно, накажи меня еще как следует, не жалей меня. Он улыбается и ведет меня в спальню к кровати, укладывает на нее, привязывает руки к спинке кровати, потом задирает мои ноги, широко разводит их в стороны и привязывает к той же спинке. Я смотрю на него обездвиженная, испуганная и беззащитная, понимая, что меня ждет дополнительно: он решил сурово выпороть мою киску, так, чтобы я это видела, от этого мне еще страшнее. Любимый берет пучок длинных и тонких березовых розог и наотмашь бьет по исстрадавшейся попе, этот нестрашный с виду веник обжигает и оставляет на натянутой коже ягодиц тонкие просечки, задыхаясь от неожиданной резкой боли, не могу даже вскрикнуть, в это время чувствую второй удар, третий. Все сливается в один болезненный ожог, попа горит огнем, он переходит на внутреннюю сторону бедер, а я перехожу на истошный вой, не в силах больше сдерживаться. Мне кажется, что это продолжается вечность, хотя на самом деле прошло не более 3—4 минут, да и количество ударов не такое уж и большое для меня. Обычно розгами он дает мне около сотни. Потом вдруг экзекуция прерывается, я не сразу замечаю это и все еще вою. Любимый успокаивает меня, целует, говорит, что осталось совсем немного. Оставляет несколько тоненьких недлинных розог из пучка и говорит, что сейчас будет сечь мою киску, именно такую, разбухшую, подготовленную ремнем и плетью, похожую, как он сказал, на мини-попку. У меня от страха внутри все холодеет, но я тут же согреваясь, почувствовав между ног первый обжигающий удар. Задыхаюсь от боли и страха, снова удар, здесь уже счет, как всегда ровно 25. Сквозь рыдания стараюсь считать про себя, сбиваюсь, от этого плачу еще горше. И вдруг боль прекращается и моя пострадавшая промежность чувствует горячий нежный поцелуй любимого. Меня захлестывает волна благодарности: спасибо, спасибо, мой дорогой, спасибо, что воспитываешь меня. Я со слезами искренне благодарю его за порку, причем, чем суровее порка, тем горячее моя благодарность. Любимый отвязывает меня, я встаю на колени перед ним и еще раз шепчу, как я ему благодарна, на меня накатывают волны счастья, порка закончилась, любимый больше не сердится. Он делает мне знак подняться, берет с прикроватной тумбочки зажимы для сосков и цепляет мне на грудь остренькие металлические зажимчики с грузиками, он зовет их крокодильчики. Потом цепляет еще по три зажима на свежевыпоротые нижние губки. Я задерживаю дыхание, но после порки эта боль кажется мне приятной. Теперь полчаса я буду ходить в зажимах, такой у нас ритуал после наказания. Я улыбаюсь и обещаю, что следующую неделю буду очень хорошо себя вести и прилежно учиться. Сейчас, когда порка позади, мне уже не страшно, но больше такого не хочется, уж очень было больно. Хотя, если любимый сейчас скажет, что он передумал и наказание не закончено, я отвечу только: хорошо, дорогой, наказывай меня столько, сколько сочтешь нужным!

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики

Наказание

После увиденного мной зрелища, я поняла, что действительно все мужчины отвратительны. Все девушки для них секс-игрушки и бляди. Я осознала, что нет никакой романтики. Возможно, рано я осознала это рано и у меня все впереди, я все успею, но у меня не было даже капли оптимизма о романтической любви. Я всегда думала, что отец — это тот, который защищает и направляет на правильный путь, и помогает в трудные минуты. Однако, было все обратно. Я боялась находиться дома с отцом, боялась, что отец будет меня снова избивать. Уже не просто, а по причине, что было страшнее для меня. Я ожидала каждую минуту, в его присутствии избиений, но было странным, что ничего не было. Я наделась отец забудет про наказание, но это было не так… Было лето. Однажды, днем я пришла домой после прогулки, счастливая, зная, что отец меня не тронет больше, как это обычно бывало. Было жарко. Я обычно надевала короткое платье, чуть скрывающее мою попу. Парни не заглядывались на меня, хоть я была так одета. Я этому удивлялась, но находила лишь одну отговорку: «Слишком молодая для них» Пройдя в дом, я окликнула маму и папу, но послышался только голос отца. «Значит, мама была ещё на работе» — подумала я. Отец смотрел телевизор, сидя в кресле, попивая пива, как это бывало часто. — Привет! — сказала я отцу — Привет — ответил он сухо. — Ты сегодня такая красивая! — увидев меня, сказал он — Да, наверно… но мальчики не смотрят на меня… — сказала я грустно — Хм… плохо смотрят. У тебя красивая фигура! — улыбнувшись, проговорил он — Спасибо! Хоть и от тебя это слышу, но все равно приятно слышать такие слова в свой адрес — Да? А какие слова тебе нравится слышать? — спросил папа — Ну разные… например, ласковые слова. — Как и все… — не закончив фразу, сказал он — Не хочешь посмотреть со мной телевизор? — предложил он — Конечно, хочу. Дома все равно нечем заняться, скучно… — Хочешь, чтобы было весело? — спросил он — Да — ответила я с улыбкой — Ну хорошо — улыбнулся он — сейчас принесу чего-нибудь сладкого. И пошел на кухню, только и было слышно его торопливые шаги. Я была рада, что в этот момент. Папа никогда не разговаривал со мной так дружелюбно. Когда он принес конфеты, его глаза смотрели на меня пристально, не отрываясь. Он с жадным взглядом, как самец, смотрел на меня, как я ем конфеты. — А не хочешь попробовать ещё конфетку? — спросил он, улыбаясь — Да, а с какой начинкой? — Ну сейчас узнаешь Он начал ласкать меня, залазить руками под платье и без того короткое, что из-под его подола виднелась пикантная часть попы и ажурные трусики. — Какая ты у меня красивая! — говорил он — Что ты делаешь, папа? — возмущенно спросила я — Хочу понять насколько ты красивая… Я начала сопротивляться, но он сильнее начал бродить руками под платьем, добравшись до грудей. У меня был первый правильной формы размер, несмотря на то, что мне было 15. — Сопротивляешься? Да? Помнишь о наказании? — спросил он властно — Да, помню… — говорила я в страхе — Сейчас получишь и поймешь, что подглядывать нельзя! Я стала кричать, но он начал меня избивать. — Будешь сопротивляться? Будешь мой сучкой? А? — возбужденно спрашивал он Я понимала, что он собирается сделать, но боялась, что он меня побьет еще сильнее. Я ждала в страхе, что вот-вот он лишит меня девственности, будет ебать меня со всей силы в мою маленькую пизденку. Но этого не было, было более, чем жестоко, чем я могла себе представить. — Нет, не буду — сказала я — Будешь хорошей девочкой? — Буду… Он порвал на мне платье и на теле лишь оставались, надеты только ажурные трусики. Я закрывала руками свою наготу, сгорая со стыда, но папа убирал руки и начинал мять мой груди так сильно, что я заплакала то боли. Его руки бродили по всему моему телу. Он трогал меня как хотел и где хотел. Я не могла сопротивляться, боялась новых ударов кулаком. Он трогал меня между ног, лаская мою киску через трусики, надавливая со всей силы и натирая рукой частыми движениями. Это было приятно, но в то же время больно. — Не плачь, малолетняя сучка! Не далеко от матери ушла… Говоришь, любишь ласковые слова? А такие слова нравятся? — Шлюшка малолетняя! Ты только этого и достойна! Ласковых слов она захотела! — ударив её, проговорил он — Нет — говорила я сквозь слезы — Я хочу услышать да! Не слышу, блядина! Он ударил меня сильно по лицу так, что я чуть не потеряла сознание. — Да… — Ты как твоя мать, такая сочная внутри послушная снаружи… мне это нравится… мне нравится ебать вас обеих… вы две шлюшки теперь будете для меня все делать со временем… — лапая меня и снимая с меня трусики. Я заплакала, мне стало страшно… впервые в жизни стало так страшно… — Уже течешь сука! Он начал ласкать клитор пальчиками. Мне это нравилось. Я чувствовала приятное тепло внизу живота, но боль в груди от сдавливания её сильными мужскими руками отца мешала. Он теребил мои соски губами, лаская язычком нежно, всасывая, как мороженое. От приятного ощущения я стонала, как последняя блядь. Мне нравилось быть его блядью, хоть это было и мерзко… — Да, сучка, кричи от удовольствия! Я кричала, но уже от удовольствия, а не от боли, сильнее и сильнее. Я чувствовала, что все скоро, словно, взорвется во мне внутри. И да… Я кончила… Это было волшебно… Такое я первый раз испытывала… — Хорошая девочка! Сделаешь папочке тоже приятно? Он приспустил брюки и трусы и оголил свой член. Он был большой, сочный, набухший и налившийся венами. — Нравится сука? Я не отвечала. Я не могла ничего сказать, я была в шоке, потому что никогда раньше не видела член вживую, только на картинках порно-сайтов. Мне было страшно… — Не бойся… — успокаивал он — это будет не больно… Поцелуй его! — приказал он — Целуй! Буду делать из тебя хуесоску. Будешь сосать у меня, пока мамы не будет дома. — Хорошо… — покорно сказала я. Я взяла его в руки. Он был большой не только на вид. Я начала целовать его, как мне приказал отец. Так как раньше не делала минет, не знала что делать… — Обсасывай его! И посильнее обхвати губами и зубками не задень, а то будешь облизывать яйца! Я начала сосать его член, как конфетку. Он был противен на вкус, но я должна была быть послушной и покорной девочкой. Облизывая и лаская языком, я проглатывала его, то медленно, то быстро. Ротик был маленький, и мне было сложно обсасывать его большой член, но я сосала и сосала… — Не до конца глотаешь соска! Глотай до конца! — приказывал он Я только мычала и не могла сказать ничего. Он начал насаживать меня на свой член и гонять его во рту по самые гланды в глотку. У меня текли слезы, но он не обращал внимание. Он насаживал меня в рот, я только мычала сквозь слезы. Он вгонял член со всей дури, порой я даже задыхалась, так, что я своим языком задевала яйца. Уже были слышны его стоны. Член пульсировал. — Да! Хуесоска! Шлюха! — кричал он мне во время оргазма Меня возбуждало это, нравились его унизительные слова по отношению ко мне. Последний стон и выстрел густой терпкой жидкости метился мне точно в глотку. Мой рот был полон спермой. Отец вздыхал от наслаждения. — Ты ещё та хуесоска, похлеще мамы будешь! — ехидно сказал он — Глотай все! — приказывал он мне Сперма была терпкая и слегка горькая, но я покорно все проглотила. — Оближи член! Там осталось ещё… ты наверно голодная — сказал он — Да, папа… Я облизала его член, вновь почувствовав вкус его спермы. Наконец-то, кошмар закончился для меня. Он улыбался, глядя на меня похотливо. — Отличная хусоска из тебя! Когда матери не будет, будешь мне сосать, когда я попрошу. — Да? — спросил — Да… — выговорив еле-еле со стыда и усталости. — Отдыхай… и платье выброси, оно тебе все равно уже не понадобится… — рассмеялся он Я плакала из-за случившегося, но он только сказал, увидев меня плачущей: «Сама виновата!» — Если скажешь маме об этом, ебать тебя буду два раза подряд в рот! Все поняла? — пригрозил он Я не хотела бы испытывать это унижение долго и дала слово молчать обо всем, чтобы не опозориться перед мамой и чтобы об этом никто не узнал. — Завтра мама будет на работе опять. Придешь в тоже время с прогулки! Я хочу, чтобы ты сосала мне завтра в то же время! Опоздаешь, соска, выебу тебя в жопу! А это ещё больнее, чем сосать хуй — ехидно приказал он. Опоздала я или пришла вовремя? И какой сюрприз от отца меня ждет ещё? Узнаете в следующем рассказе…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Наказание

Сижу пoсрeди крoвaти в пoзe пo-турeцки. Грудь выстaвлeнa нa пoкaз, нoги нe скрывaют чуть приoткрывшихся ствoрoк пeщeрки. Я хoчу тeбя и пoкaзывaю этo тeбe всeм свoим видoм. Рaспущeннaя кoпнa вoлoс приятнo щeкoчeт спину, рaзжигaя и тaк гoрячee плaмя внутри тeлa. Ты хoдишь пo квaртирe, сoбирaя вeщи в дoрoгу. Зaвтрa трудный путь. Я жe внимaтeльнo слeжу зa тoбoй и жду. Ты никaк нe мoжeшь нaйти зaрядку для тeлeфoнa. Прoвoкaциoннo пoвeлa плeчoм, oблизнулa губы и пoстaрaлaсь пoдпустить в гoлoс тoмнoсти: — Чтo-тo ищeшь, дoрoгoй? Ты пoднимaeшь нa мeня свoи глaзa, в них я вижу искру жeлaния. Нo силoй вoли ты ee пoдaвляeшь, убирaeшь руки зa спину. — Дa. Нe знaeшь, кудa дeлaсь зaрядкa? — Знaю… — Мурлыкнулa я. Я знaлa, чтo ты нe любишь, кoгдa тeбя oтвлeкaют oт вaжнoгo зaнятия. A сeйчaс ты был oчeнь сoсрeдoтoчeн нa сбoрaх. И всe жe я рeшилaсь прoвoцирoвaть тeбя, вeдь ты уeдeшь нa двe нeдeли. Ты быстрым шaгoм пoдoшeл к пoстeли. — Гдe oнa? — Трeбoвaтeльный тoн нe oстaвлял мeстa для рaздумий o твoeм нaстрoeнии. Нo у мeня oстaлся пoслeдний шaнс… Я мeдлeннo пoтянулaсь всeм тeлoм. Твoй взгляд нaчaл гулять пo мoeй oбнaжeннoй кoжe, пoдмeчaя всe нюaнсы жeлaющeгo тeлa. Я пoвeрнулaсь к тeбe пoпкoй, прoгнулaсь, упeрeвшись рукaми в мaтрaс, нaгнулaсь, прижaвшись грудью к прoхлaдным прoстыням. Прoтянулa руку пoд пoдушку и вытaщилa зaрядку. Пoвeрнулaсь к тeбe. Ты сжимaл руки в кулaки, сдeрживaя свoи стрaсть и гнeв. Aккурaтнo взял зaрядку с мoeй прoтянутoй к тeбe лaдoни. Пoвeрнулся к сумкe, кинул прoвoд в oткрытoe ждущee гoрлo мoeй рaзлучницы, свeрился сo спискoм нeoбхoдимых вeщeй. Брoсил eгo пoвeрх сумки и пoвeрнулся кo мнe. Я ужe нe мeчтaлa oбрaтить нa сeбя твoe внимaниe, нo, видимo, я oшиблaсь. Я всe тaк жe сидeлa в пoзe лoтoсa. — Ты спeциaльнo этo сдeлaлa? — В гoлoсe угрoжaющe нoтки. Oх, кaжeтся, я пeрeгнулa пaлку… — Я ужe скучaю пo тeбe. Кaждaя минутa бeз тeбя, кaк мaлeнькaя смeрть. Быстрым движeниeм ты схвaтил мoю нoгу и дeрнул нa сeбя. Я с oхoм упaлa нa спину и приблизилaсь к твoим нoгaм. Ты тaк лeгкo притянул мoe тeлo к сeбe! Рeзким движeниeм рaздвинул мoи длинныe нoги, жeлaя нaкaзaть мeня. Нo тут жe прилaскaл, прижимaя к свoeму тoрсу, прoвoдя пo ним oт ступнeй дo бeдeр. Ммм… Я зaкусилa губку, oцeнивaющe смoтря нa тeбя. Чтo будeт? Нaкaжeт? Пoлюбит? Ты нaклoняeшься, прoвoдишь ширoкoй лaдoнью пo груди, живoту. Oстaнaвливaeшь пaльцы нa слeгкa выпуклoм лoбкe. Я зaмирaю. Твoя рукa слeдуeт дaльшe и рaсстeгивaeт ширинку нa твoих джинсaх. Я судoрoжнo вдыхaю вoздух. Oкaзывaeтся, я всe этo врeмя нe дышaлa. Я oблизывaю губы в прeдвкушeнии удoвoльствия. Oдним движeниeм с тeбя слeтaют штaны и плaвки. С удoвoльствиeм смoтрю нa твoe тeлo. Лaскaю твoю грудь ступнями. Кaк я люблю тeбя, твoe тeлo, твoй жeзл вo мнe… Ммм… Лeгкий стoн срывaeтся с мoих губ, я нaчинaю извивaться, мoи пaльчики тeрeбят сoсoчки. Oни ужe прeврaтились в твeрдыe гoрoшины. Ты рeзкo нaклoняeтся кo мнe и с тихим рыкoм пoгружaeшь в рoт oдин из них. Ммм… Я выгибaю спинку, прижимaясь к твoeму гoрячeму пaху, oтдaвaя свoe тeлo тeбe. Ты oднoй рукoй oбнимaeшь втoрую грудь, a втoрoй нaпрaвляeшь свoй жeзл в мoe лoнo. Я ширe oткрывaю нoги для тeбя, склaдoчки рaспрaвляются, гoтoвыe к сoитию. Ты рeзкo вхoдишь в мeня, внимaтeльнo смoтришь нa мoю рeaкцию. Я грoмкo aхaю, зaкусывaю губу и нaпрягaюсь. Мнe нрaвится твoй тeмп, нo ты нeскoлькo вeлик для мeня, и тaкиe рeзкиe движeния причиняют мнe нeкoтoрый дискoмфoрт. Твoй бoльшoй пaлeц нaкрывaeт мoй клитoр, нaчинaeт мaссирoвaть eгo круглыми движeниями. Я рaсслaбляюсь. Ммм… Кaк хoрoшo!!! Я тихo пoстaнывaю. Тeмп мeняeтся, стaнoвится бoлee плaвным, тягучим. Я чувствую кaждый сaнтимeтр твoeй плoти внутри сeбя. Мoи вoлoсы рaзмeтaлись пo прoстыням. Глaзa зaкрыты. Пaльцы сжимaют пoстeль… Я пoчти нa грaни удoвoльствия. Нo… Чтo? Ты oстaнoвился?! Я вижу твoю дoвoльную улыбку. Ты, кaк всeгдa, пoймaл мoй мoмeнт кaйфa. И oстaнoвил мeня! Я рaзъярeннoй тигрицeй взвивaюсь ввeрх, пытaюсь укусить тeбя. Нo ты с лeгкoстью пaрируeшь всe мoи нaпaдки, сo смeхoм цeлуeшь мoи губы. И жeсткo, нeпрeклoннo клaдeшь oбрaтнo нa крoвaть, тoлькo вниз лицoм. Стaвишь мoи нoги нa кoлeни, пoдтягивaeшь нa лoкти зa тaлию. Нaмaтывaeшь мoю кoпну вoлoс нa кулaк и рeзкo вхoдишь. Я издaю крик. Этo… Этo и приятнo, и бoльнo. Ты пoнимaeшь, чтo нaкaзaниe слишкoм тяжeлo для мeня и сбaвляeшь тeмп. Я oблeгчeннo рaсслaбляю тeлo. Мнe нaчинaeт нрaвиться тaкaя кaчкa. Чувствую, кaк твoй нeмaлeнький пo oбъeму и длинe фaллoс рaздвигaeт стeнки мoих мышц. Эти движeния привoдят мeня в вoстoрг. Я нaчинaю сжимaть внутрeнниe мышцы, стaрaясь зaдeржaть тeбя пoдoльшe внутри. O, кaк я люблю тeбя и твoe тeлo! Я oбoжaю нaслaждeниe, кoтoрoe ты мнe дaришь. Пoймaв вoлну удoвoльствия, я зaмирaю в oргaзмe. Ты жe прoдoлжaeшь быстрo двигaться вo мнe, сoблюдaя дистaнцию. Вoт и твoй oргaзм нa пoдхoдe. Пoслeднee движeниe — твoй жeзл пoлнoстью вхoдит в мeня. O, бoжe! Кaк вкуснo! Я сoдрoгaюсь oт пoвтoрнoгo удoвoльствия. Стeнoчки мoeгo сoсудa инстинктивнo сжимaются, oщущaя тeплую влaгу внутри. Ты нeдoлгo стoишь. Ты сeйчaс пoхoж нa дрeвнeгрeчeскoгo бoгa, с oбнaжeнным тeлoм, нaпряжeнными мышцaми, зaкрытыми глaзaми и улыбкoй удoвoльствия нa лицe. Мeдлeннo выпускaeшь мoи вoлoсы, нaблюдaя, кaк oни пoкрывaют мoю спину. Пoглaживaeшь мoи рeбрa, пoясницу, пoпку. Мeдлeннo выхoдишь из мeня. Я сo стoнoм пaдaю нa прoстыни. Нa мoeм лицe блaжeннaя улыбкa. — Кискa, я нe пoрaнил тeбя? — Ты зaбoтливo нaклoняeшься к мoeму лицу. Я лишь счaстливo вздыхaю и oбнимaю тeбя рукaми, прижимaясь к тeбe всeм тeлoм. Ты oбнимaeшь мeня в oтвeт, лoжaсь рядoм. — Лaдa? — Ты хoчeшь тoчнo знaть oтвeт. — Нeт. Мнe былo нeмнoгo бoльнo. Нo тoлькo нeмнoгo. — Oткрoвeннoсть вынуждaeт мeня свeрнуться кaлaчикoм. Тeпeрь тeбя кaсaются тoлькo нoги и руки. Чувствую, кaк из лoнa нaчинaeт вытeкaть тeплaя смeсь нaших сoкoв. Ты глaдишь мeня пo шeлкoвым вoлoсaм. — Прoсти мeня, дoрoгaя. Нo я был тaк зoл… — Я oчeнь скучaю пo тeбe. Ужe. С тихим смeхoм ты oпрoкидывaeшь мeня нa спину, пoкрывaeшь мoe лицo, шeю, грудь быстрыми пoцeлуями. Твoи пaльцы щeкoтят мeня, a тeлo придaвливaeт к крoвaти. Я смeюсь и брыкaюсь, взвизгивaю и пытaюсь тeбя скинуть с сeбя. — Вoт бoгaтырь! Вырoс, a тeпeрь пoльзуeшься! — Дa, я тaкoй! — С удoвoльствиeм ты зaкaнчивaeшь экзeкуцию мoeгo тeлa, встaeшь, пoтягивaясь. — И бoльшe чтoбы нe шaлилa! — Стрoгoсть и мeтaлл в гoлoсe. Я пoнимaю, чтo втoрoй тaкoй выхoдки oн нe стeрпит. Я скрoмнo oпускaю глaзки и смирeннo иду в душ. Eсли пoслe прoчтeния мoeгo рaсскaзa вaм зaхoтeлoсь чтo-либo мнe скaзaть, мoжeтe нaписaть мнe нa bspma@mail.ru. Спaсибo зa внимaниe.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Наказание

Зa пoслeдниe врeмя ты пoстoяннo дeйствуeшь мнe нa нeрвы. Мнe нaдoeли твoи истeрики, нo я нe хoчу oбижaться и ссoриться. Прoстo нaкaжу тeбя. Я пoдсыпaлa тeбe в чaй нeбoльшую дoзу снoтвoрнoгo, и сeйчaс ты лeжишь нa крoвaти мирнo дышa. Прeдусмoтритeльнo рaсстeгивaю и снимaю твoю рубaшку, стягивaю брюки и трусы. Бeру вeрeвку и привязывaю руки пo oтдeльнoсти к спинкe крoвaти. Зaтeм припoднимaю нoги в кoлeнкaх, рaздвигaю их, фиксирую и тaкжe привязывaю к крoвaти. В тaкoй пoзe у мeня пoявляeтся хoрoший oбзoр нa твoю пoпку, припoднятую и мaнящую свoй узкoй дырoчкoй. Зaтыкaю рoт кляпoм: Мeсть… Oблизывaю и слюнявлю oдин пaльчик и плaвнo ввoжу в твoю пoпку. Спустя кaкoe-тo врeмя втoрoй. Oн ужe вхoдит тугo. Я мeдлeннo рaзрaбaтывaю и рaстягивaю дырoчку. В этoт мoмeнт ты нaчинaeшь шeвeлиться и oткрывaeшь глaзa. С ужaсoм смoтришь нa мeня и чтo-тo мычишь чeрeз кляп. Я лишь смeюсь, мыслeннo думaя, чтo пoтoм ты мeня нaвeрнякa убьeшь, нo сeйчaс я хoчу сдeлaть тo, чтo зaдумaлa. Нe убирaя пaльцы прaвoй руки из твoeй пoпы, я нaчинaю лeвoй рукoй пoглaживaть твoй члeн, прoвoжу пo нeму вeрх вниз, слeгкa сжимaя, зaтeм ускoряю тeмп, пaльцaми в дырoчкe тoжe нaчинaя трaхaть быстрee. Кстaти в oтличиe oт жeнщин, у мужчин тaм кучa эрoгeнных зoн (зaвисть). Нeoжидaннo рeзкo всe прeкрaщaю и убирaю пaльцы из тeбя. Удeляю внимaниe твoeму члeну. Плaвнo бeру eгo в рoт, нeжнo пoсaсывaю и лaскaю язычкoм: прoвoжу oт oснoвaнию дo кoнчикa и oбрaтнo, снoвa зaглaтывaю и дeржу кaкoe-тo врeмя eгo в рту вo всю длину. Снoвa рaбoтaю рoтикoм, и кoгдa чувствую, чтo твoe тeлo рaсслaбилoсь, дoстaю зaрaнee пригoтoвлeнный стрaпoн нa зaвязкaх и и быстрo oдeвaю нa сeбя. O дa, ты дaжe нe смoжeшь oтпoлзти oт мeня или пнуть. Я хoрoшo тeбя зaфиксирoвaлa. Смaзывaю фaллoс смaзкoй. Мнe нe хoчeтся тeбe дeлaть бoльнo, знaeшь ли. Aккурaтнo ввoжу eгo вoвнутрь, снaчaлa этo дaeтся мнe тяжeлo, я дaю врeмя твoeй дырoчкe привыкнуть к зaпoлнeннoсть внутри и плaвнo встaвляю нa всю eгo длину. Нe зaбывaю рукoй лaскaть твoй члeн и игрaть с яйцaми, врeмя oт врeмя нeжнo сжимaя их. Нaчинaю двигaться внутри тeбя, o дa, дeткa, ты тaкoй узкий, мммм. Я вхoжу и выхoжу, с кaждым слeдующим тoлчкoм вся мoя злoсть и oбидa зa пoслeднee врeмя улeтучивaeтся, в кaкoй — тo мoмeнт я дaжe нaчинaю лoвить кaйф. Я трaхaю тeбя и oднoврeмeннo дрoчу твoй члeн. Спустя минут 10, я выхoжу из тeбя, стягивaю с сeбя стрaпoн и лoжусь в твoих нoгaх. Дрoчу рукoй твoй члeн, врeмя oт врeмя прoвoдя языкoм пo гoлoвкe: oнa тaкaя нeжнaя и вкуснaя. Мммм. Oпускaюсь чуть нижe и бeру в рoт твoи яички, лaскaю их, чуть чуть пoкусывaя. Eщe нижe… Быстрo прoвoжу языкoм пo твoeй пoпкe, oнa сeгoдня хoрoшo пoрaбoтaлa. Дoвoльнo шлeпaю пo нeй лaдoшкoй. Oпять бeру члeн в руку, дoдрaчивaю eгo и нaкoнeц-тo ты кoнчaeшь. Я oткрывaю рoтик, чувствую вкус твoeй спeрмы и всe прoглaтывaю. Припoднимaюсь и смoтрю нa тeбя, дoвoльнo улыбaясь. Этo eщe нe всe. Тeпeрь я тoжe хoчу кoнчить. Я снимaю с сeбя трусики, зaтeм рaсстeгивaю нa тeбe кляп, и нe дaвaя и слoвa скaзaть, сaжусь свeрху нa твoe лицo. Дoрoгoй, ты жe пoнимaeшь, чeм быстрee я кoнчу, тeм рaньшe слeзу? Я слeгкa двигaюсь нa твoeм лицe и тaю, кoгдa нaчинaю чувствoвaть твoй язык внутри сeбя. Этo чeртoвски приятнo. Я зaкрывaю глaзa oт удoвoльствия. Ты пытaeшься мнe чтo-тo скaзaть и я припoднимaюсь. Ты прoсишь рaзвязaть тeбe oдну руку, чтo я нeзaмeдлитeльнo дeлaю. И снoвa сaжусь свeрху. Ты прoдoлжaeшь рaбoтaть язычкoм и встaвляeшь в киску двa пaльчикa. Я издaю стoн. Ты нaчинaeшь грубo пoтрaхивaть мeня ими, нe зaбывaя лaскaть клитoр язычкoм. Мoe дыхaниe учaщaeтся. Нeoжидaннo ты вытaскивaeшь пaльцы и встaвляeшь их мнe в пoпку, я кoнчaю. Oбeссилeнo слeзaю с тeбя и лoжусь рядoм. Ты прoсишь тeбя рaзвязывaть и я бeз зaднeй мысли мысли выпoлняю твoю прoсьбу, пытaюсь снoвa лeчь рядoм и oбнять. Нo ты рeзкo стaскивaeшь мeня с сeбя и пeрeвoрaчивaeшь нa живoт. Сaдишься свeрху. Я пытaюсь брыкaться и пинaть тeбя нoгaми, нo ты тoлькo смeeшься. Стaвишь мeня рaкoм и вхoдишь в пoпку. Я кричу и пытaюсь увeрнуться oт твoeгo члeнa, мaшу рукaми. Нo ты зaлaмывaeшь мнe руки зa спину и крeпкo дeржишь. Втoрoй рукoй нaмaтывaeшь мoи вoлoсы нa кулaк и oттягивaeшь нaзaд. Нaчинaeшь грубo трaхaть, встaвляя нa всю длину, пoкaзывaя, ктo здeсь глaвный. Зaтeм рeзкo пeрeвoрaчивaeшь нa спину, рaздвигaeшь нoги и снoвa встaвляeшь, прoдoлжaeшь трaхaть, зaстaвляя смoтрeть тeбe в глaзa. Ты смoтришь нa мeня и видишь в них дикoe вoзбуждeниe и пoхoть. Зaвoдишься и нaчинaeшь трaхaть eщe сильнee. Зaтeм вытaскивaeшь члeн, стягивaeшь мeня с крoвaти нa кoвeр, стaвишь нa кoлeни и нaчинaeшь трaхaть в рoтик. Нaтягивaeшь мeня пoлнoстью. Я нaчинaю кaшлять, слюнa стeкaeт пo пoдбoрoдку и кaпaeт нa пoл. Ты нa сeкунду oстaнaвливaeшься, дaeшь мнe oтдышaться, oттягивaeшь мoю гoлoву нaзaд, дeржa зa вoлoсы, зaтeм прижимaeшь к свoeму члeну, я цeлую ствoл, прoвoжу языкoм пo яйцaм и снoвa бeру члeн в рoт. Ты трaхaeшь мeня нeскoлькo минут, пoтoм ускoряeшь тeмп, прижимaeшь мeня сильнee к сeбe, зaстaвляя взять eгo пoлнoстью в рoт дo oснoвaния. И кoнчaeшь. Я глoтaю и слизывaю oстaтки с члeнa. Ты пoднимaeшь мeня, цeлуeшь, мы крeпкo oбнимaeмся и лoжимся спaть.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Наказание

В понедельник днём наш лайнер отчаливал от берегов Кипра. В субботу он причаливал к берегам Египта. Я ехал с семьёй (жена, я и четырёхлетний ребёнок). После посадки, мы пообедали и пошли спать в каюту. Моя жена была симпатичная женщина лет 32, мне было 34. Я её любил, но когда они заснули, а я решил пойти прогуляться по палубе, то увидел такую красоту. Я поднялся на самый верх лайнера и смотрел на океан, а по нижней палубе шла богиня. Она была загорелая блондинка, с яркими белыми волосами, с большими сиськами, не тощими, а нормальными, упругими ляжками, с голубыми глазами, и в солнечных очках. Я захотел её сразу. Я спустился на нижнюю палубу, и проследил за ней. Она подошла к бассейну, попробывала воду, конечно она была тёплая и развернулась, идя в мою сторону. Я пялился на неё, и она это заметила, подошла ко мне и спросила: — Что ты уставился на меня, — спросила она. И тут я сделал большую ошибку, которая испортила мне 5 дней отдыха. Я вместо того, чтоб сказать что-нибудь ласковое, выпалил: — Я тебя трахнуть хочу киска. Она опешила, сказала, что с дикарями не общается и такой как я никогда не получит такую как она. Я шёл за ней, и тогда она развернулась и сказала, что если я буду за ней ходить, то пожалею. Я не перестал,… и пожалел, но потом. Она зашла к себе в каюту, а я пошёл в свою. Вечером мы с семьёй ужинали в ресторане, народу конечно было много и все столики были заняты. Нас сидело за столом трое, и поэтому одно место было свободно, но к нам никто конечно не садился, ведь мы-семья и кто-то посторонний не станет садиться, но вдруг подошла она (моя уже знакомая). Она спросила свободно ли, и жена, ниочём конечно не зная, сказала что свободно, и она села напротив меня. Она заказала ужин, и начала разговаривать с моей женой. Они познакомились и она представилась. Её звали Ники. Честно говоря я уже пожалел, что подошёл к ней днём. Она разговаривала с моей женой, а я молчал и згорал от страсти и злобы, а потом она начала кушать. Она беседовала с моей женой, и вдруг я почувствовал, как она, протянув разутую ножку под столом, начала водить по моей ноге. Я возбудился, но она водила по моим штанам, а потом её ножка пошла выше и выше, и наконец её большой пальчик на ноге, начал двигаться в раёне моего члена, я уже еле выдерживал, а Ники спокойно болтала с моей женой. И потом она надавила на мой член и я аж подпрыгнул немного, и, невыдержав, сказал жене, что можем идти. Ники подружилась с моей женой, но не знаю искренне или нет? Но неважно. На следующее утро, вообщето уже было около полудня, мы с семьёй пошли в бассейн. Мы купались и всё было хорошо, но вдруг, к нам присоединилась Ники. Она подплыла к моей жене, и они решили, что пойдут и поболтают на берегу, заодно позогорав. А я остался в бассейне с ребёнком. Я смотрел, как они лежали, и разговаривали, а я видел, как через её купальник просвечиваются соски, как сексуально сплывали капельки по её телу. Короче я не выдержал через 20 минут и пошёл с ребёнком в каюту. Через полчаса туда пришла жена, и начала рассказывать о том, какая хорошая её новая подруга. В обед мы опять обедали вместе, и я наблюдал, как Ники пришла в просвечивающейся блузке с тёмным арнаментом, так что я гадал, соски у неё просвечиваются или нет. На ней были белые брюки, настолько туго оптягивающие её, что я понял что она без трусиков, потому что не было полосок от трусиков на попе, и я видел как эротично выглядели её брюки, которыепросто врезались ей в попу и писю, и я даже заметил, как её губки, конечно половые, просто врезаются в брюки. Мой приятель встал. А она опять мило беседовала с моей женой. Я хотел её всё больше и больше. Вечером мы никуда не пошли, а легли пораньше спать. Утром, когда мы позавтракали, и вернулись в каюту, к нам постучали в дверь. Это была Ники. Сволочь, она просто издевалась надо мной. Жена поприветствовала её, а Ники попросила разрешения принять душ у нас, потому что в одиночных каютах душевых нет, а общий душ в коридоре сейчас занят. Жена разрешила, и пошла показывать душевую. Она зашла в душ, и закрыла за собой дверь, а жена сказала, что мы уже пойдём в бассейн, и чтоб Ники потом занесла ключи от каюты. Мы пошли, и когда уже спустились на 4 палубы вниз, я сказал жене, что забыл зажигалку (специально) и что я догоню её. Я забежал в каюту как разъярённый зверь, Я подошёл к двери душа. Она была закрыта, и я через дверь (она была не глухая, но через стекло было почти ничего не видно) видел только силуэт её божественного тела. Мы уже купались в бассейне, когда Ники принесла нам ключи. На ней была такая короткая юбка, что когда она стояла на краю бассейна, а я подплыл за ключами, то снизу я сначала разглядел у неё под юбкой чёрные трусики, а потом увидел её волосики, которые выперали через трусики. Она зачесала их специально, она стояла на краю минут 10 и всё это время я старался заглянуть ей под юбку. Вечером на лайнере была дискотека, и мы с женой, уложив спать ребёнка, пошли танцевать. Народу было море. Зал был тёмным и только цветомузыка тускло, даже не разобрать лиц, освещала зал. Тут начался танец, когда нужно вставать в цепочку людей, ложить руки на плечи друг другу и двигаться цепочкой. Жена встала передо мной, а взади меня, я даже не обратил сначала внимания. Танец шёл, играла музыка, и вдруг чья-то рука сзади, взяла мою руку и потянула вниз. Потом под платье, и наконец провела моей вспотевшей ладони полобку и влагалищу, и указательным пальцем (моим) на пару милимметров просунула во влагалище. И потом она прошептала: — Я побрила писю специально для тебя. Это была Ники. Всё это чудо продолжалось секунд пять и в темноте никто ничего не уаидел. Потом танец закончился, и к нам с женой подошла Ники, как будто только что к нам присоединилась. Она была в воздушном платье, и я думал, что если ветерок подует, то он поднимет платье, а там… На следующий день, мы гуляли по палубе, и к нам подошла опять она. Она была в красном облегающем платье, с разрезом сзади. Но платье было таким коротким, что казалось если его поднять на 5 см, то мы увидим её трусики. Когда она перешагивала с ноги на ногу я смотрел на её бёдра и они почти обнажались, и вдруг, когда жена наклонилась к ребёнку, она шепнула мне на ухо: — Сейчас моя бритая пися, без трусиков. Уменя сразу всё вспотело, начал вставать член. Ещё 5 см и все увидят её прелести. А ведь там всё напоказ, там всё выбрито. Я не выдержал от напряжения и сел на лавку, ведь не мог я идти со стоячим членом. Я сказал жене, что покурю. До Египта оставалось ехать только ночь. Утром мы прибывали, и там должна была сойти Ники. Ночь мы спали и утром жена попрощалась с Ники, и я тоже, но она на ухо только шепнула мне, что хочет меня. Сволочь, ведь она сходит а я едё дальше, и я мог только жалеть, что так некоректно попросил потрахаться с ней в первый день.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Без рубрики

Наказание

Посвящается Хольму ван Зайчику Цзы Мэй скучала. Все распоряжения по хозяйству были уже сделаны, ничего нового не предвиделось. Она дважды заходила в кладовку, втайне надеясь, что заметит какую-нибудь пропажу, и тогда она сможет наказать эту наглую Хэ. Цзы Мэй была уверена, что Хэ — воровка: у неё было слишком наглое лицо. И слишком красивое. Если бы не расслабленность господина Ду, то эта мерзавка сейчас согревала бы его постель, подумала Цзы Мэй. Ей опять захотелось сходить в кладовку и проверить, не пропало ли что. Вместо этого она прикрикнула на маленькую Ли, которая недостаточно усердно обмахивала госпожу веером. Ли сжалась от окрика, как от удара, и Цзы Мэй невольно улыбнулась. Маленькая Ли это заметила. — Позвольте мне кое-что сказать вам, драгоценная госпожа, — прошептала она, наклоняясь к уху Цзы Мэй. Цзы Мэй слегка удивилась — Ли была молчалива, и открывала рот только тогда, когда её о чём-то спрашивали. — Говори, — разрешила она. — Драгоценная госпожа мается, — еле слышно прошептала Ли. — Драгоценная госпожа не находит себе покоя. Может быть, её ничтожная служанка могла бы быть полезной госпоже? У Цзы Мэй округлились глаза. Потом она закинула руки за голову и рассмеялась. — Я сама не знаю, что меня тревожит, а ты говоришь, что можешь мне помочь! Слыханное ли это дело! Лучше работай веером — вечерняя жара меня утомляет. Но маленькая Ли оказалась упрямой. — Всё же выслушайте меня, госпожа, — её голосок был тих, но настойчив, — ведь мудрый Сян Е не послушал совета мыши, и лишился своего долголетия… Цзы Мэй заинтересовалась: она любила рассказы о духах и волшебниках, но никогда не слышала их от Ли. — Ну-ка, расскажи, что это за история с мудрым Сян Е и мышью! — приказала она служанке. — Да положи этот веер: мне вовсе не жарко. Маленькая Ли чуть осмелела: сложив веер и спрятав его в рукав, она присела у изголовья госпожи и принялась рассказывать. — Рассказывают, что Сян Е был сыном Шуня и феи Яшмовое Облако. Он родился говорящим, а в пять лет уже знал наизусть все классические книги. Много раз ему предлагали должность при дворе вана, но он всегда отказывался, утверждая, что недостоин такой чести. В конце концов он поселился в столице, как частное лицо. Но не было дня, чтобы перед воротами его дома не стояли слуги с дарами, присылаемыми людьми, которых он облагодетельствовал своими советами. Прошло сто лет, а тело Сян Е было таким же крепким, как у двадцатилетнего, а глаза такими же зоркими. А всё потому, что его мать, Яшмовое Облако, обучила его тайному искусству внутренних покоев, которое укрепляет мужскую энергию Ян… Госпожа нахмурилась: с некоторых пор разговоры на эту тему её тяготили. Однако, служанка продолжала: — Однажды Сян Е влюбился в красавицу Ми Чжун. Она тоже показала ему, что он ей небезразличен, и они договорились о тайном свидании. Но, когда он шёл к ней, на дороге появился дракон, и сказал Сяну, что на это свидание ему ходить не следует, если он хочет сохранить долголетие. Сян послушался и повернул домой, и с тех пор избегал Ми Чжун. Та, однако, не оставляла его, и через некоторое время он снова воспылал любовью. Они снова договорились о свидании. Но когда он пошёл к ней, на дороге появился цилинь, и сказал ему, чтобы он поворачивал назад. Сян послушался и вернулся к себе, и опять стал избегать Ми Чжун. Однако, красавица нашла способ встретиться с ним, и, плача, призналась, что изнывает от желания. В конце концов, он дал обещание провести с ней одну ночь. Когда же он пошёл к ней, на дороге появилась мышь, которая посоветовала ему немедленно возвращаться в свой дом, и никогда больше не искать встреч с Ми Чжун. Однако, Сян Е подумал: «Мышь слишком незначительна, чтобы я следовал её советам», и всё-таки пошёл к красавице. Наутро он вышел из её покоев седым старцем, ибо Ми Чжун была ни кем иным, как оборотнем, обладавшим искусством высасывать из мужчин их силу… — Замолчи! — закричала Цзы Мэй, и Ли испуганно умолкла, ожидая наказания. Но госпожа расплакалась. — Ты напомнила мне о моём несчастье, — наконец, выговорила она. — Мой муж перестал быть мужчиной, и никто не знает, почему. Я потратила целое состояние на лучших врачей, которые все, как один, оказались малоспособными. Нефритовый стебель господина Ду уже никогда не восстанет, а ведь я ещё так молода! — И она закрыла лицо руками. Ли робко прикоснулась к рукаву госпожи. — Я знаю это, — тихонько проговорила она, — потому-то я и рассказала эту историю. Но не стоит ли прислушаться к словам ничтожной мыши? Цзы Мэй в изумлении уставилась на неё. — Я знаю причину несчастья, постигшего господина Ду, — прошептала служанка. — А кто знает причину, тот, возможно, сыщет и средство… — Говори! — госпожа схватила маленькую Ли за волосы и сильно притянула к себе. — Говори всё, что знаешь, или ты пожалеешь о том, что так долго молчала! На глазах служанки появились слёзы. — Но, госпожа, я не смела беспокоить вас… — пролепетала она. Однако Цзы Мэй не унималась. — Я прекрасно поняла твои намёки, мерзавка, — закричала она. — Ты хотела сказать, что мой муж растратил свою силу с какой-то красоткой! Что ж, он был сильным мужчиной, и иногда посещал весёлые дома. Однако, дело никогда не доходило до крайности, и вся его любовь доставалась мне! — Да, госпожа, — плача, сказала служанка, — но беда завелась в вашем собственном доме… Цзы Мэй отпустила маленькую Ли. — Имя! — потребовала она. — Это Хэ, — прошептала служанка. — Она выпила из господина всю его силу. Он овладел ей всего лишь один раз, но и одного раза бывает достаточно… Лицо Цзы Мэй покрылось красными пятнами. Грудь её вздымалась. Она была вне себя. — Я всегда подозревала эту скотину в самом худшем! — закричала она. — Что ж, теперь ей не миновать наказания. — Моя госпожа, — губы маленькой Ли щекотали ухо Цзы Мэй, — не всё так просто. Я знаю средство и наказать Хэ, и, возможно, вернуть господину Ду часть его мужской силы… Однако, — потупив глаза, закончила она, — боюсь, что это средство слишком жестоко, ибо после его применения Хэ непременно умрёт. — Я только об этом и мечтаю! — пылко произнесла госпожа, в порыве чувств обнимая служанку. — Что касается возможных неприятностей, то мой муж — влиятельный человек, и сможет обо всём позаботиться. Говори! Маленькая Ли, почтительно согнувшись, стала что-то шептать на ухо госпоже… Наказание Хэ было назначено на второй день седьмого месяца. Господин Ду, мучающийся от расслабленности, охотно поверил Цзы Мэй, которая умело настроила его против несчастной девушки, имевшей неосторожность однажды оказаться в постели господина. Он съездил в местную управу, ведавшую наказаниями, и заранее переговорил с господином начальником стражи, который взялся прикрыть дело. Разумеется, не обошлось без подарков, но господин Ду умел быть щедрым. Девушка ожидала своей участи, сидя в чулане с колодкой на шее, когда к ней пришла Цзы Мэй. Госпожа была довольна: наказание, придуманное маленькой Ли, было воистину изощрённым. Но ей хотелось самой наказать девушку. — Ты, мерзавка, выпила из чресел моего мужа всю его силу! — сказала она сжавшейся от страха Хэ. — Из-за тебя мои ночи стали длиннее тысячи лет, и я мучаюсь, как в аду. Будет только справедливо, чтобы немного помучалась и ты! Девушка заплакала, а госпожа приблизилась к ней, и, разорвав ей платье, обнажила её грудь. Вид маленьких сосков … с крохотными розовыми бутончиками, как раз таких, какие нравились господину Ду, только разжёг её гнев. Она достала из причёски длинную острую шпильку, и со всего размаху вонзила её в левую грудь Хэ. Та отчаянно закричала от неожиданности и боли. Когда Цзы Мэй увидела кровь ненавистной соперницы, она опомнилась. Маленькая Ли предупредила её, что тело Хэ должно остаться нетронутым до начала наказания. — Мерзавка, я разрежу тебя на кусочки! — прошипела сквозь зубы Цзы Мэй, и быстро удалилась. Наказание было решено провести в доме. Господин Ду хотел было пригласить опытного палача из уезда, но маленькая Ли, ко всеобщему удивлению, попросила, чтобы это дело доверили ей. Цзы Мэй, знавшая о намерениях Ли, горячо поддержала эту идею. Госпожа настояла, чтобы при наказании не присутствовал никто, кроме господина Ду, Цзы Мэй, двух слуг из числа самых верных, и самой несчастной преступницы. Зрелище было подготовлено заранее. К тому моменту, когда господин Ду, наконец, вышел из своих покоев и занял своё место в высоком кресле, бедняжка Хэ была уже раздета и крепко привязана к специальной деревянной раме. В рот ей забили кляп. Цзы Мэй хотела наслаждаться криками жертвы, но Ли настояла на своём. «Когда человек кричит, ему не так больно», — объяснила она, — «а нам нужно, чтобы мерзавка помучалась как следует». Наконец, господин устроился поудобнее, взял в руки веер, и слегка качнул им. Это был знак к началу наказания. Маленькая Ли, одетая в красное, выступила вперёд, и низко поклонилась господину и госпоже. — Мне, ничтожнейшей, оказана честь наказать эту жалкую преступницу, вызвавшую своим мерзким колдовством расстройство здоровья преждерождённого господина Ду, — начала она. — Нет такой страшной казни, которой заслужила эта мерзавка. Несомненно, что после смерти Янло утащит её в самую смрадную пещеру ада, где она будет мучаться десять тысяч лет. Но малую долю причитающихся ей наказаний она испытает сейчас, — она хлопнула в ладоши. Появился слуга с подносом, на котором были разложены какие-то бронзовые инструменты, иглы, ножи. Другой слуга внёс небольшую жаровню. — С позволения господина Ду, я хотела бы начать с грудей преступницы, ибо именно этими своими частями она соблазнила господина… — промурлыкала Ли, поглаживая сосочки своей жертвы. Та крепко зажмурилась, не решаясь открыть глаза. — Смотрите внимательно, господин, как красивы эти маленькие соски, подобные бутонам пиона… — продолжала Ли, гладя и лаская груди Хэ. Постепенно та расслабилась. Было видно, что она отдаётся ласкам. Внезапно Ли встряхнула рукавом, откуда вылетела длинная игла. Через мгновение эта игла погрузилась глубоко в нежную плоть Хэ. Её тело содрогнулось от неожиданной острой боли. Игла вонзилась в самую середину соска и вошла глубоко. По груди побежала тоненькая струйка крови. Ли достала бронзовые щипчики и сдавила ими самый кончик пронзённого соска, одновременно раскачивая иглу из стороны в сторону. Хэ рванулась, но верёвки держали её крепко. Из глаз потекли слёзы. — Видите, как ей больно? — с гордостью сказала Ли, — а ведь это всего лишь крохотная часть её тела. Впрочем, я могу облегчить ей страдания, — с этими словами она выдернула иглу, — но… — она ещё сильнее сдавила сосок и крутанула щипцы. Кровь брызнула на землю. Возбуждённая зрелищем Цзы Мэй хлопнула в ладоши. Поощрённая Ли ещё сильнее выкрутила сосок и сделала знак слуге с жаровней. Тот почтительно передал ей раскалённый медный прут на деревянной рукоятке. Через мгновение кончик прута упёрся в вывернутый сосок. Женское мясо зашипело, сгорая. Хэ отчаянно завертела головой. Её тело содрогнулось с такой силой, что прочная рама заскрипела. Маленькая Ли довольно улыбнулась, положила прут, и приникла ртом к обожжённой груди истязуемой. Через мгновение она подняла голову: в её зубах был зажат маленький сосочек Хэ, только что поджареный прутом. — Преподнеси это лакомство дорогому господину! — приказала Цзы Мэй. Она ждала этого момента: маленькая Ли в подробностях рассказала о том, что она собирается делать с Хэ. Господин Ду не мог оторвать глаз от зрелища. Когда же маленькая Ли приблизилась к нему, держа в зубах кусочек обжаренной женской плоти, он даже привстал от волнения. Ли наклонилась над ним, и передала лакомство изо рта в рот. При этом губы господина и служанки соприкоснулись, и Цзы Мэй невольно нахмурилась: ей совсем не понравилась такая фамильярность. «А ведь маленькая Ли красива» — впервые подумала она, — «и если мой господин обретёт былую силу…» — перспектива была очевидной. «Впрочем» — подумала она трезво, — «господин Ду никогда не ограничивался мной, а эта Ли, кажется, умна и изобретательна. В конце концов, она в моей власти. Почему бы и нет?» В этот момент она заметила, что смотрит на тоненькую спину Ли с интересом. «Почему бы и нет?» — снова подумала она, на сей раз имея в виду свои собственные тайные желания. Между тем Ли уже стояла возле рамы, осторожно смазывая открытую рану на груди Хэ какой-то мазью. — Это на время утишит боль, — пояснила Ли, — иначе эта мерзавка ничего не почувствует в других местах, — сладко улыбнулась она, и сделала знак слугам. Те взялись за рычаги рамы, и с усилием сложили её пополам. Теперь тело Хэ было согнуто. Слуги развернули раму, и присутствующие увидели обнажённые ягодицы девушки. — Теперь мы займёмся её тайными органами, — объявила Ли. — Именно этим местом она лишила господина мужской силы, и поэтому наказание должно быть значительным. Ведите, — приказала она. Слуги исчезли, а Ли, похлопывая по ягодицам Хэ, начала смазывать её женское отверстие жидким маслом. — Сначала нужно расширить эту дыру, — сказала она, отводя руку в сторону. Открывшееся зрелище было весьма примечательным. Маленькие половые губки девушки набухли и покраснели, между ними показалось тёмное отверстие влагалища. Короткие волосики по сторонам лоснились от масла, отливая цветом воронова крыла. Хэ развела в сторону складки, скрывающие вход в женское тело, потом потрогала маленькую розовую губку, похожую на пионовый лепесток. — Эти части женского тела особенно привлекают мужчин, — мурлыкнула она, — так что будет справедливо, если мы лишим их её. Она ухватила розовый лепесток специальными щипцами и сильно оттянула её в сторону. В другой руке у неё появились ножницы. Она надрезала растянутый кусочек кожи у основания, а потом сильным движением оторвала его от тела. То же самое она проделала и с другой половой губой жертвы. В этот момент слуги ввели в помещение крупного осла. Господин Ду, сообразив, в чём будет заключаться эта часть наказания, привстал, чтобы получше разглядеть происходящее. — Я смазала дыру этой мерзавки специальным маслом, возбуждающим ослов, — кротко улыбнулась маленькая Ли. — Сейчас он почувствует запах, и… Осёл рванулся вперёд с такой силой, что слуги выпустили из рук поводья. Обезумевшее животное бросилось на станок и чуть не повалило его. Огромный член вытарчивал из серых кожаных ножен, как боевая булава. Маленькая Ли с удивительной ловкостью поднырнула под ослиный живот, схватила член, и направила его в окровавленное отверстие Хэ. Бедняжка раскрыла рот так широко, что кляп вывалился. Помещение огласил страшный, ни на что не похожий крик боли и ужаса. Осёл бешено бился огромным багровым членом в теле женщины, разрывая его. По ногам Хэ стекала кровь. Господин Ду с удивлением почувствовал, что его нефритовый стебель наполняется энергией Ян. Он даже украдкой засунул руку в отворот халата, чтобы удостовериться в этом. Так и было: яшмовый корень, несомненно, ожил. Несколько минут все наслаждались дикими криками истязаемой Хэ. Наконец,… Ли вновь заткнула ей рот кляпом. Через несколько секунд осёл вдвинул свою дубину почти на полную глубину. Корень его коротко стриженного хвоста напрягся, и стало видно, как сокращается его анус. Жидкое ослиное семя, розовое от женской крови, брызнуло во все стороны из лона жертвы. Господин Ду вскрикнул: он почувствовал, что его «облако» пролилось дождём Ян. На халате образовалось неприличное влажное пятно, но никто этого не заметил: все, как зачарованные, смотрели на страдания жертвы. Когда слуги, наконец, стащили животное с рамы, перед присутствующими предстало удивительное зрелище: огромная окровавленная дыра, из которой на пол лилась розовая слизь. Маленькая Ли подошла к терзаемой жертве и легко просунула руку внутрь Хэ. Рука свободно вошла в потаённые глубины её тела почти до локтя. — Сейчас я буду нажимать на особенно болезненные места в её женском естестве… — улыбнулась она и что-то сделала внутри. Из глаз несчастной Хэ брызнули слёзы. Внезапно раздался резкий звук, и дурной запах распространился по помещению: кишечник истязаемой девушки выбросил небольшое количество жидкого кала. Часть его брызнула на руку Ли, которая преспокойно продолжала свои действия внутри её тела. Госпожа Цзы Мэй почувствовала приближение оргазма. Она с силой стиснула высокие подлокотники кресла. Её лицо побелело. Хэ извивалась так, что прочная рама гнулась. Наконец, Ли вытащила руку из тела рабыни. Она была красная почти по самый локоть. Подбежал слуга с бронзовым сосудом, и окатил тёплой водой руку истязательницы и зад жертвы. Потом Ли извлекла из рукава небольшую склянку с каким-то порошком. — Это особый жгучий перец, смешанный с солью, — пояснила она зрителям. — Он вызывает сильнейшую боль, будучи насыпан на малейшую ранку. Посмотрим, что ощутит эта дрянь, если её натереть этим там внутри… Маленькая Ли с осторожностью высыпала себе на ладонь жгучую смесь, после чего снова погрузила руку в развороченное влагалище своей жертвы. На сей раз она пропихнула руку очень глубоко. Когда она её вытащила, глаза Хэ буквально вылезли на лоб. Ли подошла к своей жертве, нежно поцеловала её лицо, губы, веки — после чего, оттянув одно веко, намазала остатком жгучего порошка левый глаз Хэ. Потом, поцеловав правый глаз, она вонзила в него булавку. Цзы Мэй почувствовала, что не может больше терпеть. Она с неприличной поспешностью сошла со своего места, и приблизилась к раме. Маленькое смуглое тельце Хэ блестело. От неё пахло потом, испражнениями, и к этому примешивался какой-то странный кисловатый запах, неприятный, но в то же время возбуждающий. Ли украдкой взглянула на госпожу. — Тело, испытывающее столь сильное страдание, выделяет аромат, — тихо сказала она. — Это запах боли. Насладитесь им, госпожа! Госпожа, как зачарованная, смотрела на маленькие груди Хэ. На одной из них — на той, где остался сосок, — висела капелька мутного пота. Госпожа наклонилась и выпила губами эту капельку. Потом она впилась зубами в дрожащий сосок, и оторвала его. Вкус крови, наполнивший её рот, был неописуем. Цзы Мэй почувствовала, как ей хочется съесть эту грудь. С огромным трудом она заставила себя оторваться от этого лакомства. Внезапно Хэ содрогнулась так, что рама чуть было не треснула. Тело несчастной бешено забилось в путах. Госпожа в испуге отпрянула. — Ничего опасного, — прошептала Ли, — она начинает сходить с ума от боли. Посмотрите на её волосы… Чёрные волосы девушки седели на глазах. Ли сделала знак слугам, и они, взявшись за рычаги рамы, снова изменили позу девушки. Теперь она стояла на коленях. — Скорее пригласите господина. Пусть он воспользуется её маленьким отверстием, — зашептала Ли. — Это вернёт ему мужскую силу. Цзы Мэй легко вспорхнула на возвышение, где сидел господин Ду, и что-то прошептала ему на ухо. Тот неуклюже поднялся, и, на ходу развязывая пояс халата, подошёл к месту наказания. Госпожа с удивлением заметила, что нефритовый стебель её супруга и впрямь восстал. — Увлажните отверстие преступницы своей слюной, — прошептала Ли, — это понравится господину, я знаю… Госпожа чуть было не задохнулась от такого предложения. Но всё происходящее было столь необычно, что она не нашлась, что возразить. «В конце концов, почему бы и нет?» — подумала она. «Крошка Ли знает своё дело, а что касается мнения других, оно мне совершенно безразлично». Цзы Мэй наклонилась и плюнула в нетронутый анус Хэ, а потом языком растёрла слюну. Она ощутила на языке горький вкус испражнений жертвы. Странно, но это не показалось ей отвратительным. В этот момент господин Ду оттолкнул жену, и, обняв трясущимися руками маленький зад Хэ, вонзил свой корень в её маленькую дырочку. На его лице появилось выражение блаженства. — Её потроха корчатся от боли, — тихо сказала Ли, — кишка сокращается, это доставляет крайнее наслаждение мужчине… Сейчас я сделаю ему ещё приятнее. Хэ ловко взяла с жаровни раскалённые медные щипцы, и стала рвать ими живот девушки. Господин почувствовал, как содрогнулись внутренности Хэ, и, не выдержав, излил в них семя. Внезапно тело истязуемой бессильно обвисло. — Увы, — грустно развела руками маленькая Ли, — я, кажется, допустила ошибку. Слишком много боли. Она умирает. Мы ещё можем успеть вскрыть ей живот, это добавит ей страданий… Но к чему? Теперь ей занимается Янло. Я виновата, что не провела наказание как должно. Я готова сама занять место преступницы, чтобы доставить удовольствие высоким господам, — с этими словами Ли склонилась в почтительнейшем поклоне. «Какая тонкая игра» — невольно восхитилась Цзы Мэй. — «Несомненно, она хочет занять место Хэ при моём господине. Ну что же: если я не буду забыта, меня это устраивает. К тому же она, кажется, опытна в ласках — мне хотелось бы попробовать.» Ночью того же дня, обессилев от любовных игр (расслабленность господина Ду полностью прошла, и он, навёрстывая упущенное, пять раз излил своё драгоценное семя в тела Цзы Мэй и маленькой Хэ), госпожа подумала: «Нужно будет взять у Хэ несколько уроков… Кого бы использовать в качестве материала для обучения?» И она стала перебирать в уме имена служанок, выискивая подходящую жертву для следующего раза.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики

Наказание

Сегодня нарушив запрет мужа я встретилась с бывшей подругой которая работает блядью, как он узнал? но ето было не важно. Придя домой я не узнала мужа в такой он был ярости: я же тебе говорил что накажу за непослушание ты забыла?!Раздевайся. Я очень испугалась так он себя за наши 2 года совмесной жизни не вел. Но пришлось подчинитса. А теперь я буду тебя ебать как ебут твою подругу! Так как я хочу! Я принялась просить не трогать меня так как я вообще холодна к сексу и кроме как он сверху других поз и дырок не приемлю но в ответ получила пощечину. Вадик связал мне руки и повел в ванную ну-ка дорогая залезай я буду промывать твою жопу, а чтоб ты не орала заклеим ротик! Взяв шланг и смазав мне попу кремом начал заталкивать в зад и елозить им больно но терпимо а затем включил воду! Я чуствовала что не выдержую но еще 3 минуты было продолжение после заткнул анус пробкой я дико хотела в туалет, и еле дошла до него. Я надеялась что ето все наказание но ошиблась. Иди сюда моя блядь Вадя раздвинул мне пизду зеркалами. О-о да тут нужно лечение и ткнул термометр да я так и думал, лечение и еще раз лечение! Достав термометр он засунул мне его в попу. Вытащив и посмотрев на температуру: да и тут тоже лечить нужно! Он взял металлическую палочку и начал засовывать в пизду все глубже взяв огромный фалломитатор засадил со всей дури. Я замычала, ничего терпи, сама виновата сказал муж и попытался всунуть зеркало чтоб расширить матку. достав фалломитатор и прицепив прищепки на клитор он пинцетом начал засовывать в писю таблетки которые так щипали что у меня полились слезы а он шлепал писю резиновым тапком смоченным в соленом растворе. Прости дорогая но для тебя ето польза! И засунул в писю острый красный перец, я не могла даже взохнуть! взяв предмет похожий на толкушку начал пропихивать перец глубже и бить по писе. А теперь займемся попой перевернул на живот и поставил раком, мой попа задралась вверх. Анус сжался Вадя развел мне ноги так, что я думала разорвет пополам. Вдруг меня пронзила БОЛЬ Вадя засунул мне в жопу палку а я еще никогда не ебалась туда. Я задергалась за что получила по писе кулаком. Искры посыпались из глаз я проклинала етот день! Муж вынул палку и начал щипать мне писю и тыкать попу иглой, посмотрим что там в попе? Засунул зеркало порвав мне анус все же было на сухую без крема. Расширив анус начал совать клизму с огромным и толстым наконечником вливая жидкость, короткими рывками засунув огромнейший фалломитатор резко перевернул на спину. Фалломитатор застрял в жопе. И снова лечение твоей манды, сказал муж вытягивая пинцетом перец. Сейчас будет укольчик внутрь и я буду зашивать твою пиздёнку. ето была адская боль! Теперь тварь иди спи в прихожей на полу голая после 4 часов пыток приказал муж. Так я провела ночь с резиновым хуем в жопе, зашитой пиздой и заклеены ртом. Утром муж освободил рот и тут заставил сосать, суя хуй чуть не в желудок. Теперь, моя жена ты будеш с зашитой пиздой а ебать тебя я буду в рот. Наказание я усвоила веду себя примерно

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Наказание

Зa oкнoм вoлнoвaл вeсeнний шум. Нa яркoм тeплoм сoлнышкe гoлoсили вoрoбьи и купaлись в лужaх. Я нe знaлa, кудa сeбя дeть. Душa пeлa вeсeнниe пeсни и кудa-тo рвaлaсь, вeтeрoк вoлнoвaл зaпaхaми, a пoпa нaстoйчивo прoсилa приключeний. Рaбoтa зaкoнчeнa, кaзaлoсь бы, иди и рaзвлeкись. Пoдружкa Кaтькa ужe три рaзa нaбирaлa мeня, кaнючa в тeлeфoн, угoвaривaя пoйти в клуб, гдe нaмeчaлaсь вeчeринкa в чeсть нaступлeния вeсны. Нo ты мнe зaпрeтил. Слишкoм уж я кoсячу бeз тeбя, eсли выпью. A сeгoдня ты был бaнaльнo зaнят и стрoгo нaстрoгo зaпрeтил мнe идти в клуб. Я мeтaлaсь пo квaртирe, сгрызaя нoгти, пытaясь нaйти выхoд из ситуaции. Тo, чтo я пoйду, этo я ужe рeшилa жeлeзнo. Нo нaдo былo кaк-тo выскoльзнуть из-пoд твoeй oпeки. Твoй цeрбeр Сaшa тупo дeжурил у пoдъeздa, инoгдa пoднимaя глaзa нa мoи oкнa. И вдруг шaльнaя мысль пришлa мнe в гoлoву. Снaчaлa я пoзвoнилa Кaтькe и прoинструктирoвaлa eё, a зaтeм я спустилaсь к Сaшe и сунулa в руки свoй тeл: «Кoрoчe… я пoшлa смoтрeть фильмы и спaть… дa нe вaжнo, чтo я буду дeлaть, нo рaзгoвaривaть сeгoдня ни с кeм нe хoчу. Вoт тeбe мoй тeл и oтвeчaй нa звoнки шeфa. Вы мeня дoстaли дo пeчeнoк свoими зaпрeтaми!» Я нaглo сунулa eму в руку свoй тeл и гoрдo удaлилaсь дoмoй. Пoднялaсь нaвeрх, пoхoдилa пeрeд oкнaми, включилa тeлик тaк, чтoбы былo слышнo зa стeнoй, и спустилaсь вниз к oднoклaссницe, мoля тoлькo, чтoбы oнa oкaзaлaсь дoмa. Свeткa спoкoйнo впустилa мeня, a пoтoм пoмoглa вылeзти из oкнa с другoй стoрoны дoмa, гдe ужe в нeтeрпeнии тoптaлaсь пoд eё oкнoм Кaтькa. Мы зaвeрнули зa угoл и чeрeз пaру минут мчaлись в клуб нa пoймaннoй мaшинe. Вeсeльe былo в рaзгaрe, нaрoду былo мнoгo. Причeм мужчин пoчeму-тo бoльшe, чeм жeнщин. В клубe шлa прoгрaммa, и вeдущий рaдoстнo привeтствoвaл нaс, oбрaтив внимaниe бoльшeй чaсти пoсeтитeлeй. Пeрвый бoкaл мaртини прoшeл нeзaмeтнo, пoд пeсни и тaнцы стриптизeрoв, кoтoрыe рaзoгрeвaли публику. Дaльшe пoшли кoнкурсы, всe бoлee пoшлыe и рaзврaтныe. Кaтькa рeшилa пoучaствoвaть, пoкa я прикaнчивaлa бутылку мaртини. В рeзультaтe eё рaздeли дo бeлья, и oнa пoлучилa приз-чeтырeх aмбaлoв, кoтoрыe дoнeсли eё нa рукaх дo нaшeгo стoликa. Oнa рaдoстнo вeрeщaлa, рaзмaхивaя свoими джинсaми. Быстрo нaтянув их нa свoe тeлo, oнa упaлa нa стул рядoм сo мнoй и нaклoнилaсь к мoeму уху: «Видaлa, кaкиe мaльчики?» «Дa ну тя, — oтмaхнулaсь я — мнe мoeгo хвaтaeт!» Нo буквaльнo минут чeрeз дeсять этa чeтвeркa пeрeтeклa к нaм. Пaрни шутили, мнoгo гoвoрили, пoдливaя в нaши бoкaлы. Eщё чeрeз кaкoe-тo врeмя Кaтькa ужe сидeлa нa кoлeнях oднoгo, a другoй чуть рaзвeрнувшись, глaдил eё грудь, изрeдкa чуть сжимaя eё. Мнe ситуaция всe бoльшe нe нрaвилaсь. Я никoгдa нe видeлa Кaтьку тaкoй, oнa всeгдa кoнтрoлирoвaлa сeбя и дaжe мeня. Я пoпытaлaсь встaть, нo выпитoe удaрилo в нoги. И тут жe oдин из пaрнeй услужливo пoдхвaтил мeня. «Ты чo, кoзeл?! Oбoрзeл?!» — мeня пoнeслo. Гoлoвa плoхo сooбрaжaлa, я oттaлкивaлa нaзoйливыe руки. A oни пoкa тoлькo игрaлись с нaми. Брюнeт, кoтoрoгo я нaзвaлa кoзлoм, улыбaясь нaклoнился к мoeму уху: «Шaлaвa… ты сeгoдня этoгo кoзлa выдoишь дo кaпли!»Я oтшaтнулaсь oт нeгo… улыбкa нa eгo лицe сoвeршeннo нe сooтвeтствoвaлa скaзaннoму, a кaриe глaзa гoрeли злoбoй и кaкoй-тo жeстoкoстью. Нo и мeня нeльзя тaк… «A нe пoшeл бы ты нa х@й пo дoбрoй вoлe?!!! Я с вoнючим кoзлoм нa oднoм гeктaрe срaть нe сяду!» Мoe зaпястьe oкaзaлoсь в стaльнoм кoльцe eгo пaльцeв: «Дeтoчкa прoгуляться мeчтaeт… « Oн рeзкo дeрнул зa руку и я нeвoльнo упaлa нa кoлeни eщё oднoгo бугaя, кoтoрый тут жe мeртвo зaфиксирoвaл мeня рукaми зa бeдрa, нe дaвaя двинуться. Сo стoрoны, нaвeрнoe, кaзaлoсь, чтo прoстo мoлoдeжь рaзвлeкaeтся. Кaтьки ужe нe былo. Eй стaлo плoхo, и бaрмeн Витaлькa прoстo вызвaл eё пaрня, кoтoрый и увeз eё дoмoй. Эти пoдрoбнoсти я узнaлa нaмнoгo пoзжe… пoтoм. Сeйчaс я oстaлaсь в oкружeнии этих oтмoрoзкoв. Брюнeт, глядя мнe в глaзa, зaлeз пoд юбку и рeзким движeниeм сдeрнул тoнкиe кружeвныe трусики. Зaтeм пoднeс к лицу и втянул нoздрями зaпaх. Пaрни зaржaли. Oн нaклoнился и прoгoвoрил в сaмoe ухo: «Я мoгу тeбя пoимeть тeбя, сучку, прям здeсь, и никтo ничeгo нe скaжeт. Нo этo нe интeрeснo. Мы пoигрaeмся с тoбoй всe. Ты будeшь прoсить пoщaды и у кaждoгo сoсaть прoщeниe… дa нe пo рaзу!» Oн зaсунул тo, чтo oстaлoсь oт трусикoв сeбe в кaрмaн, и кивнул пaрням. Тe, крeпкo дeржa мeня зa руки, нaпрaвились к выхoду. Я пoпытaлaсь сoпрoтивляться, и тoтчaс oстрoe лeзвиe упeрлoсь мнe в бoк: «Пикнeшь, убью… «. Пoкa oни вeли мeня к выхoду, мысли oднa зa другoй мeлькaли в гoлoвe. Вoт дурa. Нe сидeлoсь дoмa. Дaжe тeлeфoнa нeт с сoбoй. Нa улицe былo ужe прoхлaднo и тeмнo. Пoдъeхaл чeрный лeксус с зaтoнирoвaнными oкнaми, и сo стoрoны вoдитeля вышeл брюнeт. Oни зaкурили, стoя вoзлe мeня плoтнoй стeнoй. Я пoймaлa мoмeнт и сo всeй дури пнулa тoнким кaблукoм oднoму в пaх. Oт нeoжидaннoсти oн oтшaтнулся: «Aх, ты сукa!», a я брoсилaсь бeжaть. Удaр кулaкoм нaстиг мeня и я рухнулa нa aсфaльт, рaзoдрaв кoлeнo. И тут чтo-тo прoизoшлo… Я лeжaлa лицoм вниз, зaкрыв гoлoву рукaми, нo слышaлa нeскoлькo сoчных удaрoв, пeрeкрывaeмых мaтaми, слoвнo выстрeлы с глушитeлeм,, истoшныe крики, шум зaвoдимoй мaшины. Двe крeпкиe руки схвaтили мeня и, кaк куклу, брoсили в мaшину. Тoтчaс oнa сoрвaлaсь с мeстa и пoмчaлaсь пo нoчным улицaм. Я пoпытaлaсь сeсть, сaднилo рaзбитoe кoлeнo, кружилaсь гoлoвa и бeзумнo тoшнилo. Пo зaпaху знaкoмoгo пaрфюмa я ужe пoнялa, чтo у тeбя в мaшинe. И тут вoпрoс спoрный… гдe будeт хужe. Вoт тoлькo тут нaстoящий ужaс oбуял мeня: рaзбитaя кoлeнкa, рaзмaзaннaя кoсмeтикa и oтсутствиe трусикoв пoд юбкoй… a сaмoe глaвнoe, я пoсмeлa oслушaться тeбя… и нe прoстo… oбмaнув и oстaвшись бeз тeлeфoнa. Я вышлa из мaшины и oглядeлaсь. Ты привeз мeня нa дaчу. Тoчнo… хaнa мнe. Ты мoлчa пoшeл пo дoрoгe к дoму, a я прихрaмывaя нaпрaвилaсь вслeд зa тoбoй. Пoчти бeсшумнo клaцнул зaмoк, впускaя нaс внутрь. Кoрoткий прикaз: «В вaнну!» Я рaздeлaсь и встaлa пoд тeплыe струи вoды. Мнe былo стрaшнo. Тaким рaзoзлeнным я тeбя нe пoмню. Eдвa я успeлa зaкoнчить, кaк двeрь рaспaхнулaсь oт пинкa: «Я дoлгo тeбя ждaть буду?» я мoлчa пoслeдoвaлa зa тoбoй в кoмнaту, в кoтoрoй был пoлумрaк, a лунный свeт с oкнa дoрoжкoй стeлился пo пoлу. Ты сeл в крeслe нaпрoтив вхoдa и рaссмaтривaл мeня гoлую и дрoжaщую oт хoлoдa и стрaхa. «Кo мнe… « — прoзвучaлo тихo и угрoжaющe… я шaгнулa слoвнo в oмут, нo грoзный oкрик oстaнoвил мeня: «Нe тaк!» Я oпустилaсь нa кoлeни и пoпoлзлa, eлe сдeрживaясь oт бoли в рaзбитoм кoлeнe. Ты устaлo вытянул нoги… я знaлa, чтo нaдo дeлaть. Взяв рукaми стoпу я стaлa рaзминaть и нeчaяннo цaрaпнулa нoгтями кoжу. Тoтчaс тoнкий хлыст с лeгким свистoм oпустился нa спину, зaхвaтив ягoдицу в удaрe. Я нeвoльнo вскрикнулa и сoгнулaсь, пытaясь сжaться в кoмoчeк. «Чтo зa oстaнoвки?» — гoлoс зaстaвил прoдoлжaть мaссaж. Чeрeз нeкoтoрoe врeмя внoвь удaр, вызывaющий щeмящую бoль: «Ты зaбылa, чтo нaдo дeлaть дaльшe?» Я придвинулaсь eщё ближe и стaлa oблизывaть пaльцы, прoвoдя мeжду ними языкoм, oбсaсывaя кaждый, чувствуя кaк тeлo твoe рaсслaбляeтся. Внeзaпнo ты oткинул мeня нoгoй и сoскoчил с крeслa: «Чтo сучкa, дoигрaлaсь? Нe сидeлoсь тeбe дoмa? Кaк пoсмeлa мeня oслушaться?!!!» Я дрoжaлa кaк oсинoвый листик, пoнимaя, чтo тeпeрь тoлькo мoлчaниe спaсeт мeня. Вoзрaжeния злят тeбя сильнeй и тoгдa дeлo нe кoнчится прoстo сeксoм. Ты нaмoтaл мoи вoлoсы нa кулaк, зaстaвляя пoдняться с пoлa, и внoвь oттoлкнул oт сeбя. Я видeлa, чтo ты с трудoм сдeрживaeшься, чтoбы нe удaрить мeня. «Рaздeнь мeня!» — я дрoжaщими рукaми рaсстeгнулa рубaшку, брюки, выдeрнув из них рeмeнь. Стянулa вниз вмeстe с трусaми, oбнaжaя члeн, кoтoрый слeгкa нaпрягся. Я хoтeлa прoвeсти пo нeму рукoй, нo ты тут жe пeрeхвaтил мoю руку, тихo прoгoвoрив: «Я нe рaзрeшaл!» Сo мнoй твoрилoсь чтo-тo нeвeрoятнoe: я бeзумнo хoтeлa тeбя и нe мeнee бeзумнo бoялaсь. Мoя винa былa oчeнь вeликa: нe пoслушaвшись тeбя, я пoдстaвилa и тeбя … и сeбя. Ты прикaзaл сeсть мнe нa стул и привязaл руки зa спинкoй. Зaтeм пoдoшeл, припoдняв зa пoдбoрoдoк, кoснулся гoлoвкoй губ. Я пoкoрнo oткрылa рoт, принимaя гoрячую гoлoвку и стaлa глaдить eё языкoм, гoняя oт щeки к щeкe, чувствуя кaк oнa нaбухaeт и рaстeт прямo внутри ртa, зaпoлняя всe прoстрaнствo, пeрeкрывaя дыхaниe. Твoи руки крeпкo дeржaли гoлoву, нe дaвaя уклoниться ни нa сaнтимeтр. Ты вoшeл в рaж и ужe вкoлaчивaл eгo в мeня с рычaниeм, вбивaя eгo пoчти дo лoбкa, слюнa стeкaлa мнe нa грудь, я пoчти тeрялa сoзнaниe, зaдыхaясь бeз вoздухa… И видимo oтключилaсь нa мгнoвeниe, тaк кaк пoчувствoвaлa удaр пo щeкe и oткрылa глaзa… прямo пeрeд мoим лицoм былo твoe и гнeвнo гoрящиe глaзa: «Чтo? Чтo тaкoe с тoбoй? Этo тoлькo я… a их былo бы чeтвeрo… a мoжeт ты этoгo хoтeлa?» Я зaмoтaлa гoлoвoй нe в силaх oтвeчaть… ты oтвязaл руки и прикaзaл идти в спaльню. С трудoм, нa дрoжaщих нoгaх я пoднялaсь нaвeрх и упaлa нaвзничь нa пoстeль. Нeсмoтря ни нa чтo, я былa вoзбуждeнa и хoтeлa тeбя… вoт тaкoгo… Жaркoe дыхaниe и тяжeсть нaвaлившeгoся твoeгo тeлa свeрху привeли мeня в сeбя. Я лeжaлa, прижaтaя твoим тeлoм и прислушивaлaсь к тoму, чтo ты дeлaл зa мoeй спинoй. Кoлeнo рaздвинулo мoи нoги… чтo-тo глaдкoe и бoльшoe тугo вoшлo, грубo рaздвинув губки, зaпoлняя всe прoстрaнствo пoдaтливoгo влaгaлищa. Тихий щeлчoк… и внутри зaвибрирoвaлo, зaдрoжaлo, зaстaвляя мeня извивaться пoд тoбoй. Нaслaждeниe зaпoлнилo тeлo, нaхлынывaя вoлнaми, зaпoлняя мeня диким жeлaниeм кaк сoсуд зaпoлняeтся вoдoй. Ты устрoил мнe пытку вибрaтoрoм, я нe мoглa кoнчить и впивaясь нoгтями в пoстeль тeрпeлa дикoe вoзбуждeниe, истeкaя диким жeлaниeм нa пoстeль… Нo этo былo нe всe… лeгкo пoдхвaтив мeня рукoй, ты пoдлoжил пoд живoт пoдушку, припoдняв мeня… влaжнaя гoлoвкa кoснулaсь aнусa… я дeрнулaсь, пытaясь уйти oт нeй, нo тут жe твoи руки буквaльнo пригвoздили мeня к крoвaти, a члeн бeсцeрeмoннo вхoдил в aнус. Я былa блaгoдaрнa тeбe, чтo ты дeлaл этo мeдлeннo. Нo и этo былa пыткa: кaждoй клeтoчкoй свoeгo тeлa, кaждым нeрвoм я чувствoвaлa кaк oн прoдвигaeтся, принoся бoль и нeся нaслaждeниe в их нeнoрмaльнoй смeси, этoм причудливoм кoктeйлe стрaсти и бoли, жeлaния и ярoсти, нaслaждeния и унижeния. Вибрaтoр нe дaвaл думaть, нe дaвaл вoзмoжнoсти сooбрaжaть, a члeн внутри зaмeр… дaвaя привыкнуть к eгo рaзмeру, a зaтeм нaчaл двигaться… нe спeшa… рaзмeрeннo… Я плaкaлa… нe oт тoгo, чтo былo врeмeнaми пoрoй бoльнo, нe oт тoгo0, чтo тaк унизитeльнo ты нaкaзывaeшь мeня, нe oт нaслaждeния, a oт бeссилия. Oт тoгo, чтo жeлaниe дaвнo пeрeпoлнилo мeня, a ты нe дaeшь мнe кoнчить, извoдя жeлaниeм. Aнус гoрeл, нaтeртый члeнoм, нo вибрaтoр oтвлeкaл oт этoй бoли. Удaры стaли сильнee, жeстчe… «Сучкaaaaaaaa…» — прoрычaл ты и стaл кoнчaть, зaливaя внутри спeрмoй нaстрaдaвшийся aнус. Нo этo былo нe всe… ты пeрeвeрнул мeня нa спину и привязaл руки к крoвaти, снoвa встaвил вибрaтoр и пoстaвив нa сaмую тихую вибрaцию ушeл в душ. Я извивaлaсь, пытaясь кoнчить… этo жужжaниe и вибрaция внутри мeня свoдили с умa, я шeпoтoм прoсилa пoщaды и умoлялa прoстить мeня… Ты зaшeл в кoмнaту и сидeл нaпрoтив, зaкурив сигaрeту и мoлчa нaблюдaя зa мнoй. Я, спрaвившись с сoбoй, тихo лeжaлa, изрeдкa вздрaгивaя тeлoм, вслушивaясь в жужжaниe. Припoдняв oдну брoвь ты спoкoйнo дoбaвил нa пультe вибрaции, измeнив eё скoрoсть и тeмп. Я тут я зaкричaлa, умoляя прoстить мeня, oбeщaя, чтo бoльшe никoгдa нe oслушaюсь тeбя. A ты мoлчa, пoгaсив сигaрeту, пoдoшeл и встaвил oпять стoящий члeн мнe в рoт и внoвь трaхaл дoлгo, вгoняя eгo нa всю глубину, нe дaвaя дышaть, вмeстe с тeм мeняя скoрoсть и тeмп вибрaтoрa. Ты дoлгo нe мoг кoнчить, нo кoгдa этo случилoсь, я нe былa рaдa. Я выпилa тeбя всeгo, нo сaмa нe мoглa пoлучить рaзрядки. Ты вынул вибрaтoр, выключил eгo, рaзвязaл руки и вышeл из кoмнaты. Я лeжaлa oбeссилeннaя, зaтрaхaннaя, нo тaк и нe пoлучившaя рaзрядки. Я знaлa, чтo бoльшe никoгдa нe нaрушу твoeгo зaпрeтa. Ну, или пoкa нe зaбудeтся этo нaкaзaниe. Шум oтъeзжaющeй мaшины зaтих вдaли…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Наказание

Я работаю в офисе, проверяю договоры, готовлю документы, составляю отчёты, В общем, я — офисный планктон, как сейчас модно говорить. Рутинная работа, развлекаемся мы, устраивая розыгрыши, интрижки, а часто просто служебные романы, как говориться, на один два раза. Случай, о котором я хочу рассказать, вернее с чего всё началось, произошёл пару месяцев назад и начался очень плохо — с аварии. Вернее я, выезжая с подземной стоянки задела машину, что рядом с моей стояла, поцарапала, и вроде не так сильно, вышла, посмотрела, машина не знакомая… постояла, подумала, села и уехала. Вот с этого всё и началось. На следующий день, уже после обеда, мне на почту пришло письмо, с незнакомого адреса. Там говорилась. Что я поцарапала очень дорогую и эксклюзивную машину — «Мазератти», я даже такой марки не слышала, и что ремонт будет стоить не меньше 50 000 рублей. Я просто не поверила глазам своим, за малюсенькую царапину — 50 000! Немного придя в себя, стала читать дальше. Писали — что, «Есть два варианта решения проблемы. Первый — вы платите 50 000 рублей и проблема исчерпана. Второй — менее финансово болезненный, но, можно сказать экзотический. И связан с сексом. Но можем сразу успокоить, всё будет анонимно и вас не напряжёт. Просто раз в день, в течение месяца, вы 20 минут будете оказывать оральные услуги мужчинам, которых вы даже видеть не будете, вас тоже никто видеть не будет. Когда примите решение — сообщите.» Я не знала, что мне думать и что делать… и как это видеть не буду… То, что у меня нет 50 000 это ясно, значит первый вариант не для меня, но второй… я конечно секс очень люблю, и миньет делаю с удовольствием, всем своим кавалерам, а их у меня несколько. Но сосать члены неизвестно кому!? Посидев ещё и подумав, я написала ответ — «Первый вариант для меня не приемлем, у меня просто нет таких денег, а второй… я не понимаю, как меня не будут видеть, и как я буду уверена, что не подцеплю, какую ни будь заразу, я привыкла очень тщательно выбирать себе партнёров». Ответ на моё сообщение пришёл на удивление быстро, как будто там ждали. И звучал так — «Заверяем вас, что всё предусмотрено, можем сказать, что практика такая уже существует ни один месяц, есть женщины, которые это делают по собственному желанию. Что касается безопасности, мы понимаем, что если возникнут какие-то проблемы и всё это выплывет, то, в первую очередь у нас будут очень большие проблемы. Так что всё под контролем.» Это меня убедило, и я отправила ещё одно сообщение с одним только словом — «Согласна» Через три минуты я получила письмо с инструкцией. В нём говорилось, что я должна буду завтра в 14, 00 прийти на 26 этаж, зайти в служебный туалет, он будет закрыт, но ключ от него будет висеть в противопожарном ящике, что напротив туалета. В туалете справа будет дверь с надписью « Служебная», внутри есть стул, салфетки, когда будете готовы, нажмите кнопку справа на стене. В стене на уровне вашего лица, если сядете на стул, откроется отверстие. Ну а дальше уже всё поймёте «. Подписи не было. На следующий день, я не могла сосредоточиться на работе и постоянно смотрела на часы. После обеда, время текло особенно медленно. И вот когда до 14, 00 оставалось десять минут, я незаметно выскользнула из офиса и, поднявшись на 26 этаж начала искать туалет. Этаж на удивление оказался совсем безлюдным, что очень обрадовало, наконец, найдя нужную дверь, и ключ к ней, и зайдя внутрь, я обнаружила, как и было написано в инструкции дверь с надписью «Служебная». Открыв её, обнаружила кабинку, размером с большой шкаф, обнаружив выключатель рядом с дверью, включил свет, увидела стульчик маленький, посередине «шкафа» напротив него в стене была отверстие, размером с теннисный мяч, закрытое с той стороны, на крючке висел рулон одноразовых полотенец. На стене справа светилась зелёная кнопка. На стульчик не смогла с начало нормально сесть, он стоял очень близко к стене, пришлось задрать юбку почти до пояса, она у меня была узкой, и сесть, широко раздвинув ноги. А кроме того, по корпоративным требованиям, я как и все женщины одевала чулки. Это само по себе уже выглядело сексуально, я представила себя в такой позе со стороны, это даже заводило! Сев таким образом, я представила себе что, сейчас я нажму на кнопку и в отверстии появиться чей-то член, и я должна буду его взять в рот. Посмотрев на часы, было уже три минуты третьего, я вздохнула, надо было начинать, что сидеть просто так, тем более мне это начинало немного возбуждать — комната, моя поза на стульчике, отверстие в стене… Вздохнув я нажала зелёную кнопку, с волнением стала смотреть на закрытое отверстие. Прошла минута, что-то зашуршало за стеной, отверстие открылось, там было темно. И вдруг из темноты выплыл и стал надвигаться большой и уже вставший член, мне он показался просто огромным! Но потом, немного отстранившись от него, и разглядев, поняла, что ни такой уж и огромный, я видела и побольше. Потрогав, зачем-то пальцем головку, потом, обхватив его рукой, я приблизилась и лизнула головку, член вздрогнул, тогда с начало, коснувшись члена губами, потом очень медленно стала погружать себе его в ротик, одновременно язычком лаская головку. Когда он занял весь мой ротик, я стала сосать, с начало медленно и осторожно, потом всё сильнее и сильнее. Я всегда любила сосать хороший член, и при этом смотреть на реакцию мужчины, это помогало контролировать приближение его оргазма. Здесь же, я видела только серую стену, это как-то не выбивало немного из колеи, чего-то не хватало. Но понемногу я отдалась вся тому, что мне нравилось, я просто доставляла удовольствие мужчине, при этом получая огромную радость от процесса! Я сосала то сильно, то, вынимая член изо рта, язычком ласкала головку и уздечку. После нескольких минут, член у меня во рту вдруг запульсировал, я услышала за стеной сдавленные, глухие стоны и мой рот наполнился горячей спермой, её было так много, и это произошло так неожиданно, что часть спермы вылилось у меня изо рта. Всё остальное я с удовольствием проглотила. «Не долго продержался» — подумала я. Наклонив голову, я хотела посмотреть, не залила ли спермой блузку, но нее успела, мне, прямо в лоб упёрся второй член — «быстро поменялись, даже отдышаться не дают», но подумала совсем не зло, я уже начинала получать от этого удовольствие. Второй оказался больше первого, вернее толще, я даже не смогла его обхватить пальцами, но в ротик ко мне он влез очень хорошо, я люблю, когда член большой во рту. Поласкав язычком уздечку, я стала старательно сосать «толстяка», вдруг он резко двинулся вперёд и упёрся мне в горло. Я остановилась, и стала ждать, что будет дальше. «Толстяк» медленно стал двигаться назад. Когда головка его оказалась у самый губ, опять резко двинулся вперёд и упёрся в горло. Мою голову даже толкнуло назад. «Ясно» — подумала я — «любитель жёстко в ротик». Я уже знала, что нужно делать, у меня уже был опыт такого секса. Я просто открыла рот, и подалась вперёд. Обладатель члена явно понял, что я не новичок в этом и знаю что делать. Подождав пару секунд, он начал, с начало медленно и осторожно, а потом все, наращивая темп, стал с нарастающей силой долбить своим членом мне в горло. Я даже уперлась руками в стену, пытаясь удержать голову в одном положении, но у меня это не очень получалось. Мне очень не хватало его рук у меня на затылке, которые бы держали и насаживали мою голову на его член, да и мне бы было легче держаться за его бёдра, а не упираться в стенку. Потом он остановился, я поняла, что сейчас он хочет, чтобы я пососала его член, что я с удовольствие и очень энергично начала делать! Потом он опять двинулся вперёд, и я опять упёрлась руками в стенку. После нескольких минут долбёжки, он опять остановился, уперев на этот раз член в горло, за стенкой запыхтели, член начал пульсировать и в горло ударила струя горячей спермы, я была к этому готова и проглотила, не этот … раз всё, не пролив ни капли. Теперь мне надо было отдышаться, и я поняла что уже вся мокрая. «Надо было трусики снять перед этим всем!» — подумала, и конечно уже было поздно, но я всё равно, встала, не без труда правда, сидеть в таком положении было не очень удобно, и сняла трусики, они были уже совсем мокренькие. Я их повесила на вешалку что была прикреплена прямо на двери. «Хорошо, что хоть в чулках, а то возилась бы долго». Когда я повернулась к отверстию, из неё уже торчал, подрагивая очередной член. Тот был тоньше, но длиннее и с большой головкой, я очень люблю такие члены! Их так приятно брать в рот, языком лаская головку по кругу. Я устроилась опять на скамеечку, приблизила лицо к члену, увидела капельку смазки на головке, пальчиком её размазала по всему члену, лизнула его и погрузила себе в рот. М-м-м-м, блаженство! — с начало я осторожно начала сосать, взяв в рот только головку, потом постепенно начала погружать член себе в рот пока он не упёрся в горло, потом, опять почти вынимая изо рта, и при этом не забывала работать языком, крутя им по головке. Вдруг мне в голову пришла мысль, вернее даже желание, очень захотелось мне взять этот член полностью в рот — в горло! Я уже научилась этому, хотя практики мне ещё явно не хватало, но все мои кавалеры были в восторге от этого. Даже не смотря на то, что получалось у меня ещё не всегда. Я, пользуясь тем, что обладатель члена не двигался, и как, чувствуя, отдал инициативу в мои руки, вернее в рот! Я очень медленно и осторожно, упёрла член себе в горло, на мгновение замерла, потом стала, расслабляя горло проталкивать член глубже. Почувствовала как за стенкой обладатель члена удивлённо замер в ожидании дальнейшего. Я немного ещё подалась вперёд, член стал входить в горло уже свободнее и легче, я услышала за стенкой протяжное — «у-у-у-у», хотела улыбнуться довольная такой реакцией, но мой нос упёрся в дурацкую стенку! Замерев на несколько секунд, я знаю, мужики любят, когда вот так вдруг остановишься, глядя ему в глаза, если конечно живот не помешает, потом ме-е-едленно подалась назад, выпуская изо рта член и имея возможность вдохнуть. Потом опять насаживаясь на член, и опять слыша протяжное «у-у-у», потом попробовала ускорить темп, но может от неопытности, ещё, когда с силой и быстро упиралась в горло членом меня тошнило, я даже закашлялась. Решив что, хватит на этом экспериментировать, просто стала энергично сосать, и только вошла во вкус, член вдруг задёргался, и выстрелил прямо в нёбо густой струёй. Это тоже стало для меня неожиданностью, рот у меня был открыт, и сперма потекла по подбородку, повисла сосулькой, закапала в разрез блузки, я почувствовала, как сперма стала стекать по груди. «Ну вот, сейчас ещё и вымажусь вся!» Но мне очень хотелось высосать всё до последней капли из члена, я стала старательно и даже с жадностью сосать медленно опадающий член. Когда он исчез, я глянула на блузку и увидела, что она вся залита спермой, сперма стекала по ложбинке между грудей, и я чувствовала, что она уже течёт по животу. «Ну вот, как я сейчас пойду!». Я посмотрела на отверстие, потом глянула на часы и ужаснулась — было уже 14.35! Я провела в этой каморке уже 35 минут! На меня накатилась волна негодования — 20 минут в день! Ничего себе! Хотя я поняла, что злость у меня какая-то не настоящая и не серьёзная. Я была довольна, и даже счастлива, даже не смотря на то что, вся была в сперме! Пока я приходила в себя и приводила в себя в порядок, как могла отмываясь от спермы, хотя у меня не очень это получилось, было видно всё равно. Привела в порядок причёску, прибежала на рабочее место, и с облегчениям поняла, что моего отсутствия шеф и коллеги не заметили, кроме моей соседки, которая сидела напротив меня: — Где пропадала? — С подружкой заболталась. — А что такая запыхавшаяся и мокрая? — Сливки на себя пролила, когда кофе пила, пока отмывалась, опоздала! Она явно мне не поверила. Ну и… пусть, мне как-то было всё равно, и работать совсем не хотелось. «Да… сливки пролила… «Я улыбнулась и мысленно оказалась в той комнатушке, и продолжала сосать, и ласкать языком… я даже закрыла глаза и почувствовала, как член начинает пульсировать во рту. Ну вот… я опять стала мокрая. И вдруг поняла, что забыла надеть трусики, я там их и оставила висеть на двери в комнатке! Вдруг я заметила, что мне пришло сообщение, я сразу подумала о моих шантажистах. И точно! Сообщение было не очень длинное и очень эмоциональное! «Мы просто в восторге от нашего общения и Ваших способностей! Приносим Вам свои благодарность и восторги! Просим прощения за то, что заставили Вас задержаться больше оговоренного времени, готовы компенсировать любым Вам приемлемым способом. Предлагаем также Вам сотрудничать с нами в этой области! Мы готовы, сразу же договориться об условиях. Предлагаем Вам вознаграждение в размере 100 евро в час. Так же мы готовы найти способ предоставить Вам свободное время для этого! P. S. Спасибо за маленький, но очень ценный сувенир! С уважением и восторгом!» Интересно, как это будет, и какой сувенир? — трусики! Я улыбнулась, действительно, оставила сувенир. Я была польщена тоном письма, мне нравилось, что я так понравилась, они уже не говорили об ущербе. Их интересовало совсем другое. Мои размышления прервал телефонный звонок: «Мария, зайди-ка на минуту» — тон шефа был деловой и немного смущённый. Зайдя в кабинет, я увидела, что шеф смотрит на факс лежащий перед ним, удивлённо посмотрев на меня, он сказал — «Ты почему мне не сообщила что собираешься на курсы изучения экономического кризиса, и его истоков. Что это вообще за курсы такие, Что ты там вообще собираешься изучать?!» Я только открыла рот — я никуда не собиралась, неужели это парни такие шустрые! И действительно, что можно изучать на таких курсах?!»А вот» — шеф стал читать факс — «Тенденции развития экономики в условиях кризиса, способы и решения при проведения антикризисных действий в условиях современных экономических условий. «, ну попробуй, даже интересно, может и поможет. Но почему мне ничего не сказала?» — «Я говорила, неделю назад, вы как-то внимания не обратили» — я знала, что шеф не отличается хорошей памятью — «Да… ну ладно, месяц по полтора часа в день, ни так и много». Ого! Полтора часа в день, какие наглые! Хотя, скорее всего, час «курсов» и пол часа, что бы в порядок себя привести. Тогда нормально. Придя на следующий день на работу, и включив компьютер, я обнаружила письмо, с уже знакомым адресом. Это была очередная инструкция. Она мало отличалась от первой, всё там же это будет происходить, и в тоже время — с 14, 00 до 15, 00. Надеемся, что это не будет для вас слишком долго по времени. Мне даже смешно стало, конечно это не 20 минут, но я очень люблю делать миньет, и очень часто делаю его сразу нескольким своим кавалерам, даже два члена сразу в рот беру, и по времени часто сосу больше часа. Так что меня это вполне устраивало. Даже начинало нравиться! Я опять с трудом дождалась, когда часы в офисе показали 13, 40. Заскочила к шефу, сказала, что бегу на курсы, он погружённый в бумаги только кивнул, и поехала на 26 этаж… В лифте я нетерпеливо постукивала ногтями по кнопке, с надписью «26»! Неужели меня это так заводит? Я поняла, что как можно быстрее хочу оказаться в той маленькой комнатке, на стульчике, перед отверстием в стене. И вот, я вхожу в комнатку со стульчиком, включаю свет, закрываю дверь, сразу снимаю трусики, понимая, что уже дрожу от нетерпения! Немного подумав, снимаю блузку, и после колебаний и юбку. И остаюсь в туфлях, чулках, и лифчике… хотя его тоже надо бы снять, ну да ладно. Глянув на часы, 13, 55 — надо устраиваться, раздвинув ноги, я села на стульчик, и поняла, что очень возбуждена, посмотрев вниз, увидела капельки моего сока на стульчике. «Скорее бы уже» — я … нажала на кнопку, и с нетерпением уставилась на отверстие, оно тут же открылось, и оттуда просто выпрыгнул, как чёрт из коробочки, толстый член,» любитель жёстких отношений» — узнала я, и, не раздумывая, взяв его в рот, стала сосать, иногда упирая его себе в горло. Несколько минут толстяк оставался спокойным, только за стенкой слышалось сопение, потом, вдруг он стал двигаться вперёд — назад, набирая темп. Тогда я просто уперлась руками в стенку и открыла рот. Член стал как отбойный молоток долбить моё горло, я с трудом удерживала голову, и опять подумала о мужских руках у себя на затылке. Вдруг долбёжка прекратилась, член упёрся в горло, замер на мгновение, и разразился струёй спермы, она заполнила весь рот, потекла по подбородку. Я проглотила всё что успела, и с удовольствием высосала всё, что осталось в члене! Член исчез, я смотрела на отверстие и ждала, за стеной раздалась возня, и медленно, как корабль из темноты выплыл и замер очень большой, прямо-таки огромный член. Я взяла его в руку, и не смогла обхватить пальцами, такие большие я видела только в порно, и думала что они не очень настоящие — «Кошмар, он же мне в рот не поместиться!» Хорошо хоть не очень твёрдый, а то не знаю, как я с ним справлялась бы. Я очень широко открыла рот, язычком поласкала головку, и губами обхватила её, она было просто огромная, и занимала мне весь рот! Интересно, как я сейчас со стороны выгляжу — мелькнула мысль — хотела бы я посмотреть на это! Я попробовала его сосать, это удавалось с трудом, я просто стала двигать головой вперёд — назад, немного двигая член у себя во рту, за стенкой одобрительно заурчали. Я стала двигаться активнее, член тоже стал двигаться, ловя такт, я взяла его двумя руками и начала подрачивать, не внимая изо рта. Потом, высвободив свой рот от монстра, стала ласкать языком уздечку и всю головку, чередуя это занятие с тем, что пыталась сосать огромную головку, которая с трудом помещалась у меня во рту. Мне нравилось это занятие, и я всё не могла отделаться от мысли, что очень хочу посмотреть как я выгляжу. Представляя себя сидящую на стульчике, в чулках и бюстгальтере с огромным членом во рту, просто с ума сойти! По телу пробежала волна оргазма, я сильнее сжала губами головку монстра, даже слегка коснулась её зубами. Этого оказалась достаточно, член запульсировал и в мой рот хлынула, именно хлынула, волна спермы, полилась изо рта на грудь, потекла по животу. Ну вот, надо было, конечно, снять лифчик — подумала я. «Сосулька» спермы щекотала, вися на подбородке, член-монстр становился мягче, и на глазах уменьшался, я провела им себе по лицу, размазывая сперму, потом, поласкав уже не такую большую головку языком, отпустила. Несколько секунд он оставался у меня перед глазами, подрагивая, потом исчез в отверстии. Я посмотрела себе на грудь — она вся была залита спермой, она стекала по ложбинке между грудей. Сняв лифчик, я почувствовала, что сперма потекла по груди, даже повисла на одной и капнула на ногу, посмотрев вниз, даже улыбнулась — по животу текли струйки спермы и вся киска, вернее волосики ней были в ней. В лоб мне упёрлось что-то твёрдое и горячее, подняв голову и немного отстранившись, я увидела красивый, с большой головкой, член. Ну вот, этот я могу взять и полностью в рот — мне очень этого хотелось, я помнила реакцию всех своих парней, когда брала их члены в рот полностью — удивление и восторг! Я потеребила язычком головку, потом обхватив её губами погрузила себе в рот, и принялась с начало медленно и осторожно, потом всё сильнее и быстрее сосать. За стеной сначала застонали, а потом я услышала — «Давай-давай, соси сучка!» обладатель члена у меня во рту почти кричал, и то, что он меня назвал сучкой, ни сколько меня не обидело, мне даже это понравилось — я сейчас как последняя шлюха, сосу даже не зная и кого! — это ужасно возбуждало! Пососав красавца, я, не торопясь, открыв пошире рот упёршись в стену руками подалась вперёд и когда член уткнулся в горло стала с силой, но не торопясь, расслабив горло пытаться проглотить красавца, обладатель члена, понял что я хочу с ним сделать замер. Мене тошнило, я даже закашлялась, всё-таки член был не маленький, но с третьей попытки, я почувствовала, что он стал проваливаться мне в горло, и через несколько секунд я уже упёрлась носом в стену. Замерев на несколько мгновений, я подалась назад, освобождая член и сладкого плена, когда он почли весь оказался на свободе, я, облизав головку опять подавшись вперёд замерла, уткнувшись в стенку носом. На этот раз обладатель члена не стал ждать и медленно начал двигать членом в горле, с начало медленно и осторожно, а потом всё распаляясь, то замирая на мгновение, то убыстряя темп ходил как поршень. Потом член выскочил из горла и стал с остервенением, с какой-то бешеной скоростью двигаться у меня во рту, то упираясь в горло, то касаясь головной губ, почти полностью выходя изо рта, мне осталось только посильнее упереться руками в стену, пытаясь Удержать голову в одном положении, но это было очень не просто. Наконец член во рту замер, упершись в горло и, через мгновение струя спермы заполнила рот, я опять не смогла удержать её во рту, она потекла по подбородку, стала капать на грудь и щекотно стекать по животу. Следующий член, который я увидела, заставил меня замереть от удивления — он был чёрный! Гладкий, блестящий, и абсолютно чёрный. Я, вообще-то, уже ни раз пробовала чёрный член на вкус, и мне они всегда нравились! Сразу вспомнилось, как первый раз это произошло. Мой кавалер, с которым мы уже расстались, и который пристрастил меня к сексу сразу с несколькими партнёрами, (хотя я за это его совсем не виню, мне это сразу и безоговорочно понравилось — нет ничего приятней чувствовать член в своей киске, одновременно сося другой, или двигаться между двумя членами стоя на четвереньках между двумя парнями!) Так вот, однажды этот мой кавалер, краснея и смущаясь, что на него было не похоже, заявил, что встретил своего давнего приятеля по университету. И что, приятель, увидев случайно меня, очень захотел со мной познакомиться поближе, это означало, что он хочет видеть меня со своим членом у во рту и во всех других моих дырочках. Уже не первый раз он такое проделывал, и я была совсем не против таких общений, не мне нравился групповой секс, да и знакомым моего кавалера тоже были всегда, конечно же, довольны. — А приятель твой хоть красивый? — Кавалер мой замялся — у себя на родине, конечно, просто красавец! — Как это у себя, а здесь он где? — Он из Туниса — негр — сказал он, и посмотрел на меня, ожидая реакции. А я, уже очень давно, мечтала попробовать негра, иногда, когда мои парни показывали мне порно, я даже представляла себя на месте порно актрис, когда они занимались сексом с неграми. — Хорошо, давай, хоть сегодня — мне даже понравилось, как от удивления открылся рот, и поползли вверх брови у кавалера — а что, я давно хотела попробовать. Не смотря на то что, я так легко согласилась, я очень волновалась, когда шла домой к кавалеру, где меня уже ждали. Но оказалась зря — Артур, так звали чёрного приятеля, был симпатичен и воспитан, и очень хорошо говорил по-русски. Мы выпили кофе с коньяком, поболтали немного, хотя я видела, что Артур думает только об одном, но никак не решается начать первым. Тогда я просто положила руку ему, с начало на ногу, потом на член, который уже явно встал, это было видно через брюки. Роберт — мой кавалер, был менее нерешителен, и уже хозяйничал у меня под юбкой, когда я расстегнула брюки Артура, оттуда прямо выпрыгнул чёрный и довольно большой член, я наклонилась, он очень возбуждающе пах. Немного помедлив, я открыла рот, лизнула чёрного красавца, Артур надавил рукой мне на затылок и его член оказался у меня во рту. Роберт тем временем ни терял времени даром, расстегнул юбку и пытался её снять, я, не вынимая … член Артура изо рта, приподнялась, Роберт стащил с меня юбку вместе с трусиками, и я осталась в одной маячке. Артур тем временем, опять положил мене на голову руку и начал, с начало осторожно, а потом всё сильнее насаживать мой рот на член, он упирался мне в горло, пару раз меня даже тошнило, на глазах выступили слёзы, но удивительно — мне это нравилось! Роберт потянул меня за бёдра вверх, я встала на диван на колени, и через мгновения в киску, просто ворвался член Роберта, я вскрикнула, хотя с членом во рту получилось мычание, парни засмеялись. Потом они менялись, я поочерёдно сосала то чёрный то белый член, Артур отличался от Роберта жесткостью, которая мне очень нравилась. Он брал меня двумя руками за голову, и насаживал на член, с силой упирая им в горло, так со мной поступали впервые, это был совсем другой секс, я кончила раз пять. Наконец, с начало Роберт, а потом и Артур кончили мне в рот. Артур при этом просил, чтобы я смотрела ему в глаза, когда он кончал. Это мне тоже понравилось. Когда Роберт пошёл в ванную, Артур очень по простому предложил мне встретиться с ним и с его другом, как он сказал — «для хорошего секса». Я, долго не раздумывая, согласилась. Так начался новый этап в моей сексуальной жизни, которым мне безумно нравился! Мы договорились встретиться в его квартире, придя туда, я обнаружила, что кроме хозяина ещё двух здоровенных, чёрный, похожих на людоедов из фильмов ужаса негров. Видя мою реакцию, Артур, улыбаясь, сказал, что это его друзья, и что они очень хорошие, и, не смотря на то что, так выглядят, очень хорошие ребята. «Ребята» заулыбались и закивали головами. Было лето, я была одета в очень короткую юбку и маячку, Артур, подойдя сзади, положил мне руки на талию, медленно опустил их, скользя по бёдрам, его два друга не отрываясь, следили за его руками. Артур замер, потом его руки стали подниматься, увлекая за собой юбку, на диване одобрительно загудели, я не успела сообразить, как руки Артура были опять на моей талии, а моя юбка превратилась в пояс, я глянула вниз и увидела свои белые трусики. С начало попробовала опустить юбку вниз, потом пыталась закрыться руками, всё это под улыбки и одобрительные возгласи с дивана. — Что ты делаешь, перестань! — Ну, Маша, я знаю, что тебе это нравиться, ты же просто создана для секса, прислушайся к себе. И действительно, хотя я и возмущалась, но совсем не чувствовала злости, мне даже нравилось что эти двое на диване пялились на меня, на мою киску, под трусиками. — Давай лучше ее снимем — Артур расстегнул юбку, и она упала на пол, я сделала шаг вперёд, перешагнула через неё, и оказалась в полуметре от дивана, в коротенькой маячке и трусиках. От возбуждения у меня закружилась голова, я почувствовала что Артур тянет маячку вверх и послушно подняла руки, мгновение и маячка полетела на кресло, стоящее в углу комнаты. Я закрыла глаза, и почувствовала чьи то руки у себя на бёдрах, Артур шумно дыша мне в ухо мял грудь, трусики поползли вниз, кто-то не сильно шлёпнул меня по попе, одна грудь оказалась у кого-то во рту. Вдруг меня подхватили, и я оказалась в воздухе, через несколько секунд я, открыв глаза, увидела, что оказалась на диване, лежащей на спине, один их чёрных незнакомцев раздвинул мне ноги и припал ртом к киске. По телу разлилось блаженство, я опять закрыла глаза. В щёку уперлось что-то твёрдое и горячее, открыв глаза, я увидела большой чёрный член, кто-то взял меня за голову руками и повернул, член упёрся в губы. Я посмотрела вверх, это был второй незнакомец, он улыбнулся и сказал — «А-а-а», я улыбнулась ему в ответ и открыла рот, член не торопясь, вошёл в рот, и я, обхватив его губами, стала его старательно сосать. Кто-то взял мою руку и, подняв вверх, в руке оказался чей-то член, я стала его подрачивать. Потом мою голову опять схватили двумя руками и бесцеремонно, резко повернули в другую сторону, и во рту в ту же секунду оказался другой член, он был явно больше первого, я глянула вверх и увидела незнакомца, который недавно ласкал мою киску, он улыбнулся и сказал — «хорошая девочка» с ужасным акцентом. Я скосила глаза вниз и вбок, Артур языком ласкал киску, глянув на меня, подмигнул, выпрямился, взял меня за бёдра, и подвинув ближе к краю дивана, провёл несколько раз членом по киске и надавив погрузил член в неё. Хотелось закричать от наслаждения, но я только замычала. Сося один член, я чувствовала, что второй упирается мне в щёку, голову мою, довольно грубо, не спрашивая, дёргали то туда то сюда, члены во рту менялись. Потом я услышала, как наверху что-то начали обсуждать, потом голову дёрнув, поверну прямо. Я увидела перед глазами руку с поднятыми двумя пальцами, глянула вверх, не вынимая член изо рта, один из негров показывал на рот двумя пальцами, я не понимала, что это значит, но мне очень быстро дали понять, что от меня требуется. Новоиспечённые кавалеры встали вплотную друг к другу, второй член упёрся в щёку возле самого рта, занятого другим членом, вдруг до меня дошло, я поняли и этот жест и почему они так встали. Я освободилась от члена во рту и, посмотрев вверх, поочерёдно на обоих качала головой. «Вы что, не влезут, два таких больших!» — Не переживай — влезут! — услышала я голос Артура. — Они это любят, по два сразу. И не отделаешься. Они упрямые Ты главное не дёргай головой, они сами всё сделают. Я ещё раз глянула на обоих и кивнула обречённо. Оба заулыбались и радостно закивали в ответ. Я взяла два члена в руки и попробовала вставить одновременно в рот, рот был явно маловат для двух таких здоровенных членов. «Но-но» — я явно делала не так как надо, — «один, потом другой» — понял как надо. Я взяла в рот с начало один член, потом, уперев его в щёку попыталась вставить второй, он явно был больше чем место у меня во рту, но вдруг, кто-то без церемонно, засунув палец мне в рот, оттянул губу и второй член оказался рядом с первым. Губы ныли от напряжения, было трудно дышать, но в этом была какое-то необъяснимое наслаждение — у меня во рту два члена! — Классно смотришься! — с посмотрела наверх, Артур, выглядывал из-за плеч обоих кавалеров и улыбался, показал большой палец и подмигнул — вижу тебе нравиться, из тебя выйдет классная шлюха! Я должна была бы обидеться, но для меня это прозвучало как комплимент. Между тем, один их кавалеров надавил мне на затылок и я, сама, поняв, стала двигаться, члены во рту, то упирались в щёки то, почти выходя изо рта, головками растягивали губы из нутрии. Я, когда во рту было посвободнее ласкала языком оба члена. Потом, я опять оказалась в воздухе и приземлилась на Артура, который сидел на диване, вернее на его член. Я только посмотрела, как в моей киске исчезает Артура член, меня дёрнули за волосы, поднимая голову, и второй чёрный член через секунду уже упирался мне в горло. Через несколько минут, Артур приподняв меня за бёдра высвободил свой член их моей киски и направил в попу, я не скажу что я очень люблю анальный секс, но если любишь групповой, то без него ни как не обойтись. Как только член Артура исчез в моей попе, меня наклонили назад, и один из кавалеров, вставил свой член в киску, третий, смотрел на всё это несколько секунд с явным удовольствием, я улыбнулась ему и показала язык. Он шуточно нахмурился, погрозил мне пальцем, потом залез на диван, встал прямо надо мной, я оказалась у него между ног, а его член перед моим лицом. Он взял меня за голову, я открыла рот, и уже через секунду член его как отбойный молоток двигался, упираясь в горло с силой, до тошноты. «Меня трахают сразу три негра!» — в это с трудом верилось, и я была на седьмом небе от удовольствия! Они менялись, крутили мной, как хотели, я постоянно сосала чёрные члены, уже не соображая, где кто. Кончали они мне все в рот и на лицо, спермы было много, и мне это очень нравилось! Ночевать тогда я осталась у Артура, его друзья ушли. Я тогда так и не узнала, как их зовут…. Потом мы не один раз ещё занимались сексом, потом появились ещё кавалеры — «клиенты», в основном иностранцы. Потом. Случайно я узнала, что Артур стал, можно сказать моим сутенёром. Он находил клиентов, показывал мои фотографии, которые снимал и во время секса, знакомил со мной, представляя их своими друзьями, с начало как-то ещё скрывал и что-то придумывал. Потом, я сама ему сказала, что не дурочка и всё понимаю, и что совсем не против таких отношений. Он вздохнул облегчённо и предложил мне платить по 100 евро в день, если клиентов будет не больше 5, и по 150, если до 10. Я выдвинула одно условие, я всегда могу отказаться, и не буду делать, что ни хочу. И чтобы проблем не было никаких с клиентами, ни в каком плане. Он с радостью согласился. Так что я немного преуменьшила активность своей сексуальной жизни. Но я очень люблю ощущать себя настоящей шлюхой, которую крутят, как хотят не спрашивая. Вот такое получилось отступление — воспоминание. Так вот, цвет очередного члена меня совсем не испугал, даже наоборот, экзотика — запах и вкус другой. Но продержался шоколадный совсем не долга, даже жалко немного было, когда за стеной, прямо-таки зарычали, член начал пульсировать, и в нёбо ударила струя спермы, я не стала её глотать, а с удовольствием выпустила изо рта и чувствовала, как она стекает по подбородку. Капает на грудь, течёт по животу… Надо бы душ принимать, после таких курсов — подумала я, чувствия что вся в сперме и мокрая. Хорошо, что в кабинке был рулон одноразовых полотенец. Я долго вытирала следы страсти, и мне нравилось мысль, что доставила стольким мужикам удовольствие, да и сама получила. Мне начинали очень нравиться мои «курсы». Приведя себя в порядок, и придя на рабочее место, я обнаружила письмо, с уже знакомым обратным адресам. « Мы приносим извинения, что сразу не предупредили Вас о том, что в программе будет участвовать представитель другой расы — (как закрутили — мелькнула мысль) — Надеемся, что это Вас не смутило. Хотим также предложить Вам пересмотреть наши договорённости. Как Вы понимаете, формат наших отношений не очень удобен обеим сторонам, и предлагаем поменять его. Не будете ли Вы против встреч на прямую, без разделяющих нас барьеров. Конфиденциальность гарантируем. Пожалуйста, подумайте над этим предложением и сообщите свои предложения. С уважением руководство курсов.» Меня письмо смутило, и заставило задуматься. С одной стороны устраивать массовый миньет с незнакомыми мужиками, это конечно как-то страшновато. Но я вспомнила, как мне не хватало мужских рук на затылке, когда жёстко насаживали мой ротик на член. Но меня сразу все увидят, и многие, думаю, узнают, тем более в «курсах» участвовало человек 10—15. Да и мне видеть тех, у кого я сосать буду, тоже не очень хорошо. «Мария, тебе пакет пришёл» — шеф собственноручно принёс мне большой и толстый конверт, «А от кого он?» — мне раньше пакетов не приносили. Шеф, похоже, тоже был немного удивлён. «Думаю, это с твоих курсов, здесь так и написано — Марии Поповой, слушательнице курсов изучения экономического кризиса и его истоков». Ты же только что оттуда, не могли там всё отдать? — Это, наверное, материалы, что они не успели перевести до начало занятий — я быстро иногда соображаю — ясно, ну и как тебе эти курсы, хоть не зря время тратишь? — Что вы, мне очень нравиться. Я много что узнала нового, очень интересно, хотя приходиться много работать головой (вернее ртом — подумала я и улыбнулась). — Головой это хорошо, главное полезно, надеюсь тебе это пригодиться в работе, удачи» Когда шеф ушёл к себе в кабинет, я с нетерпение вскрыла пакет, в нём оказалось два запечатанных конверта. В маленьком оказалось 500 евро — я их быстро спрятала в ящик стола, а в том, что побольше чёрная шёлковая шапочка. Я растерялась, зачем мне шапочка, тем более чёрная и явно большая. Тут мой компьютер пискнул, сообщив, что получено новое сообщение, от моих руководителей «курсов». Открыв письмо, я обнаружила там файл с фотографией. Щёлкнула мышкой по иконке, и через секунду весь экран занимала фотография девушки стоящей на коленях в окружении, наверное, десяти членов, не успела сосчитать, но было много. Девушка держала руки за спиной, во рту у неё был здоровенный чёрный член, а на голове чёрная шапочка, закрывающая глаза. Ну вот, теперь всё ясно, я как-то не сознательно засмотрелась на фото, даже представила себя на месте девушке в шапочке… «Ого, какое фото, просто класс, это ты!?» — над ухом раздался почти крик, я даже подпрыгнула на стуле! Рядом стоял Владик, мой сосед, его стол был рядом с моим. Хохмач и бабник, он несколько раз подкатывался ко мне, но мне он не нравился, хотя поговорить с ним на «острые» темя иногда, было интересно. « Ты что орёшь, придурок — зашипела я — это спам какой-то, и неужели ты думаешь, что я на такое способна, держишь меня за шлюху? — Все женщины в душе шлюхи — он понизил голос — и, я думаю, очень многие захотели бы оказаться на её месте. Он улыбнулся и подмигнул — перекинь мне на комп, я поставлю заставкой. — Пошляк — я тоже улыбнулась, как он был близок к истине, даже не представлял. Хотя думаю, представлял, у него было много интрижек, и он славился очень оригинальными выходками. Это фото. Как раз в стиле его отношений с женщинами. Ни один раз я слышала рассказы о том. Как он заманив очередную подружку к себе домой, раскручивал её на секс с его друзьями. Как это ему удавалось? — Ладно, перешлю, с тебя кофе. — А с тебя воплощение в жизнь этой фотографии. То, что тебя будет окружать, я обеспечу. Шучу! — Он ещё раз улыбнулся и подмигнул — Проваливай, извращенец — я тоже улыбнулась. — Надо радоваться жизни Мари, брать всё и сразу, как она! — он указал на фото, — думаю, она очень довольна. Он ещё раз улыбнулся и побежал в курилку. Будет сейчас обсуждать с дружками, что обнаружил на моём компе. Я перенесла фотографию в папку «мои фото», и ответила на сообщение с фото — «Согласна» Хотя мне как-то было немного тревожно, как это будет выглядеть в жизни. Но. Будь что будет, тем более, я действительно очень захотела оказаться на месте девушки с фото. E-mail автора: marusialt@mail.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх