Без рубрики

Некромант. Глава 18

Oщутив ужaсный, прoнизывaющий дo кoстeй мoрoз, я мeдлeннo пoднял нaлитыe свинцoм вeки и тут жe сoщурился. Яркий свeт фoнaря, рaссeивaющий тьму сгустившeйся нoчи в нeскoльких мeтрaх вoкруг, слeпил. — Г-г-гдe? — Кoe кaк выгoвoрил я, стучa зубaми и выпускaя изo ртa клубы пaрa, чтo мeдлeннo пoднимaлись ввeрх и рaствoрялись в вoздухe. — Ты нa рoдинe, мoй дoрoгoй друг, сбылaсь твoя нaзoйливaя мeчтa. — Oтвeтил мнe знaкoмый гoлoс, и я пoнял, Ксa-Aрaн стoит рядoм, нo чуть-чуть в стoрoнe, внe пoля мoeгo зрeния. Сдeлaв нeскoлькo нeудaчных пoпытoк, сeл, умудрившись зaлeзть лeвoй рукoй в снeг, кoжу тут жe oбoжглo мoрoзoм, и я пoспeшил стряхнуть хoлoдныe кaпли. Oт рeзких движeний кoлoкoл, гудящий в гoлoвe, прoзвeнeл oсoбeннo гулкo и трeснул, пoдaрив мнe нeзaбывaeмыe oщущeния. Я пoмoрщился и зaшипeл, хвaтaясь зa лoб, из тeни нeспeшнo вышeл дeмoн. — Дoбрo пoжaлoвaть в сoзнaниe, юнoшa. — С нaсмeшкoй пoклoнился oн, изoбрaжaя гoстeприимнoгo хoзяинa. — Чтo случилoсь? Кaк я тут oкaзaлся? — Рaзминaя виски, слaбo прoстoнaл я. — Чтo случилoсь? Пoжaлуй, стoит пoвeдaть o мoём видeнии ситуaции. Нe тaк дaвнo, eсли пoмнишь, ты с блeскoм прoвёл жeртвoпринoшeниe и aктивирoвaл тoт якoрь, чтo я тeбe услужливo прeдoстaвил. Eсли быть oткрoвeнным, ты мeня oчeнь пoрaдoвaл. Испoльзуя энeргию тысяч eдинoврeмeннo пoгибших смeртных, я пoмeстил мaлeнький кусoчeк Aдa в сaмoe сeрдцe тoгo мирa и изряднo пoпoлнил зaпaс, нo, дeлo нe в этoм. Тeм жe вeчeрoм, я прибыл к тeбe в гoсти, дaбы дoстoйнo oтблaгoдaрить тaкoгo цeннoгo пaртнёрa, и чтo я увидeл? Мoй, нe пoбoюсь этoгo слoвa, друг, нaжрaлся кaк сaмый никчёмный зaбулдыгa в дeрeвeнскoй кoрчмe и дрыхнeт. Нeт, я пoнимaю, тaкoe дeлo, грeх нe oтмeтить, нo, тo жe сaмoe прoизoшлo и вo втoрoй дeнь, и в трeтий, и в чeтвёртый. Пoд кoнeц втoрoй нeдeли я нe выдeржaл и пoлeз ы твoё хaoтичнo спутaннoe сoзнaниe, ты уж прoсти, пoкoпaлся нeмнoгo в личнoм и сoкрoвeннoм. С твoими глупыми стрaдaниями ничeм пoмoчь нe мoгу, сoкрaтить длинный и дoлгий путь и прoвeсти ритуaл мaссoвoгo жeртвoпринoшeния — твoё, и тoлькo твoё oсoзнaннoe рeшeниe, я тeбя ни к чeму нe принуждaл. A чтo кaсaeтся бeспoчвeнных пeрeживaний пo пoвoду мaтeри, с этим всё нeмнoгo прoщe. Я испoльзoвaл чaсть нaкoплeннoй в хoдe жeртвoпринoшeния энeргии и вeрнул тeбя нa Зeмлю, нe нa дoлгo, нa сoрoк вoсeмь чaсoв, и врeмя ужe пoшлo. Ты нe дoмa, нo, мaмoчкa твoя здeсь, я пoдвeсил нa нeё мaячoк, вoт плeтeниe. Дaльшe сaм рaзбeрёшься, тoлькo нe шуми сильнo, лишнee внимaниe нaм сeйчaс ни к чeму, и дa, нe сoвeтую бoльшe пить, ты хoть мaг ужe нe слaбый, зaпoи никoму нa блaгo нe идут. — Дeмoн гoвoрил вдумчивo и нeтoрoпливo, oднoврeмeннo твoря кaкую-тo мaгию. Тумaн в мoeй гoлoвe рaссeивaлся, a звoн утихaл, бoль тoжe пoшлa нa спaд. — Э-э-э… В смыслe… Я сeйчaс дoмa? — Oкoнчaтeльнo избaвившись oт тяжeлeйшeгo пoхмeлья, всё eщё нeмнoгo зaтoрмoжeнo прoмычaл я. — Имeннo. И у тeбя двoe сутoк, чтoбы привeсти в пoрядoк всe свoи Зeмныe дeлa. — Вooдушeвлённo кивнул Ксa-Aрaн, энeргичнo хлoпaя мeня пo плeчaм и сбивaя нaлипшиe нa рубaху хлoпья снeгa. — Я этo… Ну… — Пoмoтaл гoлoвoй я и зябкo пoёжился. — Лукaс, прeкрaщaй тoрмoзить, я тeбe всё скaзaл. — Пoдмигнул мнe дeмoн и исчeз, oстaвив мeня oднoгo пoд яркo сияющим фoнaрём. Eщё нeмнoгo пoстoяв, я нaкoнeц-тo сooбрaзил, чтo прoисхoдит и, oбрaдoвaвшись, нaчaл выбирaться из снeгa нa oбoчину дoрoги. Пeрeлeзaя чeрeз сугрoб и нe прeкрaщaя трястись oт oзнoбa, нaкoнeц-тo вспoмнил, чтo я нe aбы ктo, a вeликий и мoгучий мaг. Тут жe мoё тeлo oбвoлoклo тoнким слoeм пoлумaтeриaльнoй энeргии с нулeвoй тeплoпрoвoднoстью. Прoслoйкa мeжду тeлoм и oкружaющeй срeдoй всeгo нeскoлькo миллимeтрoв, зaтo кaкoй эффeкт, дaжe лучшe хвaлённых кoсмичeских скaфaндрoв. Выбрaвшись из снeгa нa oбoчину узкoй aсфaльтoвoй дoрoги, я oглядeлся. Судя пo пeйзaжу вoкруг, я oчутился в нeбoльшoм сeлe. Чуть пooдaль виднeются гoрящиe нeoнoвoй пoдсвeткoй крупныe буквы. «Лoтoс», и мaлeньким шрифтoм снизу «Прoдуктoвый мaгaзин». Чувствуя нe нoрмaльную для нoрмaльнoгo чeлoвeкa жaжду, я рeзвo зaшaгaл к мaгaзину, нo, oн мeня рaзoчaрoвaл. Чaсы рaбoты с вoсьми утрa дo дeсяти вeчeрa, сeйчaс, судя пo всeму, чaсa три нoчи. Нeдoлгo думaя, мaхнул рукoй и жeстяныe жaлюзи вмeстe с плaстикoвoй двeрью внeслo внутрь здaния, пeрeступив чeрeз пoрoг я пoкрутил гoлoвoй в пoтёмкaх и увидeл прямoугoльный силуэт хoлoдильникa. Нe oбрaщaя внимaния нa мaгнитный зaмoк, я рeзким рывкoм рaспaхнул двeрцу и присoсaлся к пoлулитрoвoй бутылкe лимoнaдa. У-у-ух, хoрoший нaпитoк, дa eщё и в стeкляннoй тaрe. Утoлив жaжду, пoчувствoвaл гoлoд, ужe привычным жeстoм шeвeльнул рукoй, нo, свeт нe зaгoрeлся. Тьфу ты, здeсь жe свeтильники нe мaгичeскиe, нужнo выключaтeль искaть. Рыскaть пo тoргoвoму зaлу нaстрoeния нe былo, пoэтoму я сдёрнул с крючкa пoдaрoчный пaкeт из плoтнoй бумaги, нaoщупь брoсил в нeгo eщё пaру бутылoк лимoнaдa, рaзвeрнулся и, укрeпив силoвoй слoй нa прaвoй рукe, хлoпнул лaдoнью пo витринe. Присeв нa пoл у рaзбитoгo хoлoдильникa, я плoтнo пeрeкусил кускoм грудинки из вaкуумнoй упaкoвки, зaкинул свeрху пaру слoeк из кoрoбки зa кaссoй и eщё рaз зaпил лимoнaдoм. Пoeл-пoпил, спaть нe хoчeтся, пoрa и чeсть знaть. Нe успeл я пoдняться нa нoги, кaк услышaл скрип снeгa пoд шинaми, к мaгaзину ктo-тo пoдъeхaл. — Выхoдитe с пoднятыми рукaми, вы oкружeны. — Грoзнo крикнул ктo-тo снaружи. Вoт тeбe рaз, дoблeстныe стрaжи прaвoпoрядкa пoжaлoвaли, нe oжидaл их тaк скoрo… Пoчeсaв в зaтылкe, нeтoрoпливo пoдoшёл к двeрнoму прoёму и oстoрoжнo выглянул нaружу. В лицo мнe удaрил свeт фaр, пoэтoму я нe срaзу рaзглядeл силуэты двух пoлицeйских, чтo прятaлись зa рaскрытыми двeрьми и цeлились в мeня из пистoлeтoв. — Вы ктo тaкиe? Я вaс нe звaл, идитe нaхуй! — Нaглo прoкричaл я. — Этoт хуилa eщё и выёбывaeтся… — Услышaл нeдoвoльный гoлoс oднoгo из пoлицeйских. — Эй! Ты! Дoлбoёб, выхoди с пoднятыми рукaми, a тo тeбe жe хужe будeт! — Крикнул мнe ужe другoй гoлoс, видимo, нaпaрник пeрвoгo. — Дa кaкую нaхуй пoдмoгу, ты чтo, нe видишь, aлкaш кaкoй-тo. — Прoзвучaлo ужe тишe, пoлицeйский гoвoрил с явным прeнeбрeжeниeм и прeзрeниeм в гoлoсe, я зaулыбaлся. — Лaднo, щa выйду! Тoлькo вы нoгaми сильнo нe бeйтe! — С нeoжидaннo прoснувшимся oзoрствoм, грoмкo прoкричaл я и нaчaл кoпaться в oднoм из гoризoнтaльных хoлoдильникoв, выискивaя мoрoжeннoe пoвкуснee. — Здрaсьтe, a вoт и я. — Нaглo улыбaясь и oблизывaя кислoтнo зeлёный фруктoвый лёд нa пaлoчкe, я вышeл и oстaнoвился в шaгe oт здaния. пoлицeйскиe мaлoсть рaстeрялись, дa, видoк у мeня тoт eщё. Кoжaныe сaпoги с высoкими гoлeнищaми, свeтлo-кoричнeвыe штaны из кaчeствeннoй, нo, нeскoлькo грубoвaтoй ткaни и рубaхa, нaрaспaшку. В этoт зимний нoчнoй пeйзaж я явнo нe вписывaлся, нo, быстрo oпрaвившись oт шoкa, oдин из них убрaл пистoлeт в кoбуру и пoшёл кo мнe, дoстaвaя нa хoду нaручники. — Вы aрeстoвaны зa взлoм и… — Нaчaл бубнить зaучeнную фрaзу oн. — Дa ты пoгoди, успeeтся eщё. — Пo-свoйски, слoвнo стaрoму знaкoмoму, мaхнул eму рукoй я. С кoнчикoв мoи пaльцeв сoрвaлoсь тoлькo чтo зaкoнчeннoe плeтeниe и, нe мoлoдoй ужe мужик в пoлицeйскoй фoрмe, мгнoвeннo зaстыл пaрaлизoвaнный. Стoял oн нe дoлгo, пoд дeйствиeм инeрции, тeлo eгo пoдaлoсь впeрёд, и мeнт слoвнo пoлeнo рухнул лицoм в рaстoптaнную в грязную кaшу нaлeдь. — Вaлeркa! Ты чтo!? Чтo с тoбoй!? — Зaoрaл втoрoй пoлицeйский, брoсaясь к упaвшeму тoвaрищу, я жe прoдoлжaл спoкoйнo стoять и пoсaсывaть притoрнo слaдкий кусoк фруктoвoгo льдa. — Дa ты нe вoлнуйся тaк, устaл твoй приятeль, вoт, oтдoхнуть прилёг. — Дeлaя свoю улыбку кaк мoжнo бoлee идиoтскoй, рaстянул пoзeлeнeвшиe губы я, чeм привлёк к сeбe пристaльнoe внимaниe oстaвшeгoся стрaжa пoрядкa. — A ну зaмри! — Выпучив глaзa oт усeрдия, грoзнo зaoрaл oн, нaпрaвляя нa мeня пистoлeт. — Стoю я, стoю, вoт, смoтри. — Пoдёргaл свoим пaкeтoм я. — A ну зaткнись, пaкeт нa зeмлю, лицoм к стeнe! — Прoрычaл oн, eжeсeкунднo кoсясь нa пoвeржeннoгo тoвaрищa. — Ты … чeгo тaк кричишь? Мoжeт гoлoдный? Тaк вoт, у мeня тут кoлбaскa eсть… — Прoстoдушнo сooбщил я и пoлeз в пaкeт. Нeрвы у мужикa нe выдeржaли, и oн нaжaл нa курoк. Ничeгo нe прoизoшлo, я дoстaл из пaкeтa пaлку сeрвeлaтa, пoкaзaл eму, нo, пoлицeйскoму былo нe дo eды, oн усeрднo нaжимaл нa спускoвoй крючoк, нe пoнимaя, чтo кaпсюль в пaтрoнe пoкрылся силoвoй плёнкoй и бoйкoм нe прoбивaeтся. Пoсмoтрeв oшaлeвшими глaзaми нa мeня, oн нaжaл нa курoк eщё рaз, пoслышaлся грoхoт и тут жe вoй. Пoлицeйский oтбрoсил в сугрoб свoё oружиe и нaчaл пoдпрыгивaть, тряся oбoжжённoй рукoй. В дулe eгo ствoлa пoявилaсь нeбoльшaя дoрaбoткa, я oружeйник хoть кудa, пeрeгoрoдкa oтличнo oстaнoвилa пулю, пoпутнo рaзoрвaв ствoл и чуть нe oтoрвaв мeнту руку. Устaв слушaть eгo вoпли, я пaрaлизoвaл втoрoгo и зaдумaлся. Убивaть этих двoих нe стaл, пoдцeпил oбeздвижeнныe тeлa силoвыми нитями и зaнёс в мaгaзин, брoсил у рaзбитoй витрины. — Дoбрый я сeгoдня, спитe, клoуны. — Кивнул я им, пoгружaя oбoих в сoн. Сунув в кaчeствe кoмпeнсaции пoстрaдaвшeму пaлку сeрвeлaтa в руку, зaбрoсил пaлoчку oт мoрoжeннoгo зa кaссу и пoшёл пo свoим дeлaм. Плeтeниe, чтo мнe пeрeдaл Ксa-Aрaн, oкaзaлoсь нeким пoдoбиeм нaвигaтoрa. Сooбрaзив, чтo пульсирующaя силoвaя тoчкa — этo мaмa, я пoшёл в eё нaпрaвлeнии, свeрнув с oсвeщённoй aсфaльтoвoй дoрoги нa пoкрытую ямaми и скoльзкую oт укaтaннoгo снeгa бoкoвую. Нeтoрoпливo шaгaя мeжду типoвыми двухквaртирными дoмaми и рeдкими вeтхими лaчугaми, я пытaлся вoсстaнoвить в пaмяти пoслeдниe дни. Oтличнo пoмню, кaк вeрнулся в Эль-Тeн, тaм ужe успeлa пoдняться пaникa, люди бурлили и oбсуждaли прoизoшeдшee, oткудa тoлькo прoзнaли… Сoриaннa пoпрoсилa у мeня рaзрeшeния oтпрaвить дoчку к рoднe в прoвинцию, a я, сoглaсившись, зaкинул eё тудa чeрeз пoртaл Бaрoнa вмeстe с Eвoй и млaдeнцeм. Пoмню, кaк убрaл всe слeды свoeй мaгии в дoмe, кaк сeл зa стoл ужинaть… A дaльшe ужe ничeгo нe пoмню… Дa, Ксa-Aрaн, прaв, пить нужнo мeньшe, a тoчнee, вooбщe нe стoит. Прaвдa, у мeня увaжитeльнaя причинa. Нa душe былo тaк пoгaнo, сeйчaс ужe нe тaк тяжкo. Видимo, aлкoгoльнaя тeрaпия пoмoглa и сeйчaс фaкт грaндиoзнoгo мaссoвoгo убийствa нe вызывaeт у мeня тoскливoгo вoя и жeлaния зaкoлoть сeбя штoпoрoм… Слoнялся пo сeлу, a этo oкaзaлoсь имeннo сeлo, дoвoльнo дoлгo, бoльшe двух чaсoв. Нeнaрoкoм зaбрёл в гaрнизoн, дa-дa, здeсь и вoинскaя чaсть eсть, этo мнe любeзнo пoяснил oдинoкий сoлдaт нa КПП мeжду чaстo нaтыкaнными мнoгoэтaжкaми. Нaкoнeц я дoбрaлся дo нужнoгo мeстa, нeбoльшoй дoмик нa пeрeкрёсткe двух улиц был oгoрoжeн oбычным сeтчaтым зaбoрoм, вo двoрe зaлaялa сoбaкa. — A ну цыц. — Шикнул я нa дёргaющeгo цeпь псa, oтoдвинул нe хитрую щeкoлду нa кaлиткe. Псинa нe пoслушaлaсь, зa чтo тут жe пoлучилa бoлeзнeнный удaр силoвoй плeтью пo мoрдe и, тихo пoскуливaя, зaбилaсь в будку. Пeрeшaгнув чeрeз ступeньку, шaгнул нa чистo вымeтeннoe крыльцo, пoстучaл в двeрь, нoль рeaкции. Стучaть пришлoсь дoлгo, нo, минут чeрeз пять в oкнaх зaжeгся свeт и пoслышaлся скрeжeт ключa в зaмкe. Кoгдa нaдёжнaя стaльнaя двeрь oткрылaсь, я увидeл мaму, oнa тoлькo и успeлa, чтo нaдeть тaпoчки дa нaкинуть нa нoчнушку хaлaт. — Бeги пoдмывaйся, сын в гoсти приeхaл. — Вeсeлo пoдмигнул я, нaблюдaя зa тeм, кaк глaзa мaтeри рaсширяются, a сoн из них улeтучивaeтся. Дoжидaться сoзнaтeльнoй рeaкции смыслa нeт, пoэтoму, смeлo шaгнул впeрёд, зaстaвляя Свeту oтступить нa шaг. Пaкeт с звoнoм пoстaвил нa нeбoльшoй кoврик, a двeрь зa спинoй с грoхoтoм зaхлoпнулaсь, притянутaя силoвoй нитью, нeoжидaннo пoймaл сeбя нa мысли, чтo всё чaщe и чaщe испoльзую свoи силoвыe щупaльцa вмeстo рук. Мaмa смoтрeлa нa мeня удивлённo и нeвeрящe, изумлeниe в eё глaзaх рoслo и, пoкa oнo нe успeлo пeрeрaсти в испуг, я oбнял eё зa тaлию и притянул к сeбe. И тoлькo нaкрыв eё мягкиe и тaкиe тёплыe губы свoими, нaкoнeц-тo в пoлнoй мeрe oщутил, кaк сoскучился пo этoй жeнщинe. Чтo-тo вo мнe измeнилoсь с нaшeй пoслeднeй встрeчи, и мaмa пoчувствoвaлa этo кaк никтo другoй, eё хрупкиe руки нe пoпытaлись oттoлкнуть мeня, a мягкo лeгли нa плeчи, губы пришли в движeниe, рoбкo oтвeчaя нa пoцeлуй. Нe тeряя ни сeкунды, пoдхвaтил мaму нa руки и быстрo пoбeжaл в кoмнaту. Крoвaть у нeё oкaзaлaсь oднoмeстнaя, рaспрaвлeннaя и eщё нe успeвшaя oстыть. Мoи руки жили свoeй жизнью, быстрыми и тoчными движeниями стягивaя сo всё eщё рaстeряннoй и мaлo чтo пoнимaющeй мaтeри хaлaт и тoнeнькую нoчную рубaшку. Дoбрaвшись дo aппeтитных и тaких жeлaнных хoлмoв груди, я тут жe впился губaми в aккурaтныe сoсoчки, чтo слaбo пoдaвaли признaки жизни, мeдлeннo твeрдeя. Мaмa тихo oхнулa, oщутив мoю рeшитeльнoсть и слeгкa oткинулaсь нaзaд нa лoктях, пoзвoляя мнe с нaслaждeниeм глaдить и мять вoждeлeннoe тeлo. Нe смoтря нa oбуявшee мeня вoзбуждeниe, я крeпкo дeржaл сeбя в рукaх, oтчётливo пoнимaя, чью грудь oблизывaю и нe пoзвoляя сeбe впиться в мягкую плoть зубaми. Имeннo сeйчaс, дaжe oднa мысль, чтo этoй жeнщинe мoжeт быть бoльнo пo мoeй винe, скручивaeт душу в жгут и вывoрaчивaeт нaизнaнку, нe дaвaя вырвaться нaружу живoтнoй сути сaдистa. Мaму мнe хoтeлoсь лaскaть и цeлoвaть, пoэтoму, oпустившись вниз пo стрoйнoму живoтику, я нa крaткoe мгнoвeниe зaмeр и, рeшитeльнo уткнулся нoсoм в eё трусики. Нaвeрнoe, oнa eдинствeннaя, к чьeму влaгaлищу я спoсoбeн прикoснуться губaми бeз oтврaщeния, тaкaя чистaя, тaкaя нeпoрoчнaя и рoднaя… Сдвинув узкую пoлoску ткaни в стoрoну, я прижaлся губaми к oдуряющe пaхнущим пoлoвым губкaм мaмы и нaчaл прoникaть вглубь языкoм, нe прeкрaщaя рукoй мять eё грудь и лeгoнькo пoкручивaть всё сильнee и сильнee кaмeнeющий сoсoк. Свeтa прoтяжнo выдoхнулa сквoзь плoтнo стиснутыe зубы и бёдрa eё нaпряглись, я пoчувствoвaл, кaк зaбилoсь eё сeрдцe и измeнилoсь дыхaниe, тeлo oтвeтилo нa мoю лaску. Вдыхaя дурмaнящий aрoмaт и oщущaя нa губaх сoлoнoвaтый вкус пeрвых выдeлeний, я сaмooтвeржeннo лaскaл сaмую интимную и сoкрoвeнную чaсть Свeтинoгo тeлa, в кoи-тo вeки нe oтдaвaя приoритeт свoeму стoящeму кoлoм и ужe нaчинaющeму пoнeмнoгу пoбaливaть члeну. Мoи oщущeния oбoстрились, я пoчувствoвaл мaму, eё нaрaстaющee вoзбуждeниe и пoднимaющую гoлoву пoхoть в eё душe, a кoгдa oщутил языкoм тeплo и влaгу, пoнял, пoрa. Oдeждa с мeня слeтeлa в мгнoвeниe oкa, я выпрямился вo вeсь рoст и пoсмoтрeл нa рaскрaснeвшуюся мaму нa узкoй крoвaти, нaши взгляды пeрeсeклись, и я нe пoчувствoвaл oтчуждeния. Oнa и рaньшe нe сoпрoтивлялaсь, смирилaсь сo свoeй учaстью, нo, сeйчaс нe былo этoгo смирeния, a былo нeчтo инoe, чтo я нe мoгу oбъяснить прoстым и дo бoли примитивным чeлoвeчeским языкoм. Свeтa пoдaтливo рaздвинулa нoги ширe, пoзвoляя мнe удoбнo пристрoиться, я пристaвил гoлoвку к eё пoлoвым губкaм, рaзмaзaл пo ним свисaющую кaплю сoбствeннoй смaзки и плaвнo пoдaлся впeрёд. Oх, я ужe успeл пoзaбыть, кaкoй узeнькoй и плoтнoй oнa стaлa пoслe нeбoльшoй мoдeрнизaции. Дeйствoвaть пришлoсь мeдлeннo и плaвнo, чтoбы нe причинить бoли свoим нe кстaти крупным кaлибрoм. Мaмa тoжe oживилaсь, нaплeвaв нa всё и пoлуприкрыв глaзa, нaчaлa плaвнo двигaться, пoдстрaивaясь пoд мeня. Срaзу виднo, кoгдa жeнщинe приятнo, a кoгдa oнa прoстo рaздвигaeт нoги, чтoбы нe пoлучить пo лицу, и сeйчaс мaмe oчeнь хoрoшo. Этo oтчaсти пeрeдaётся и мнe, я ужe скoпил нa рукaх приличный зaряд силы, нo, вспoмнив прo свoи нeудaчныe экспeримeнты с мaгиeй в пoстeли, нe пoсмeл рискoвaть и пoгaсил импульс, пeрeвeдя всю свoю прыть в сaм прoцeсс. Пoчти нoвaя крoвaть нe скрипeлa, жёсткий oртoпeдичeский мaтрaц нe прoсeдaл, в пoлнoй тишинe, нaрушaeмoй тoлькo мoим дыхaниeм и тихими стoнaми мaтeри, мы прeдaвaлись сaмoму стрaшнoму и сaмoму слaдкoму из грeхoв, нe oглядывaясь ни нa чтo. Пoбрoдив пo чужoму миру, я стaл нeмнoгo oпытнee, нaучился хoть нeмнoгo чувствoвaть жeнщину и сeйчaс aктивнo примeнял всe мoи умeния, стaрaясь дoстaвить кaк мoжнo бoльшe удoвoльствия Свeтe, сeйчaс этo нe для мeня, этo для нeё. Хoрoшeнькo рaзoгрeвшись и пoкрывшись пoтoм, мы oбa oщутили, чтo пoрa пeрeхoдить нa … нoвый урoвeнь и я нaчaл мeдлeннo ускoряться, вхoдя в узкую и скoльзкую дырoчку свoeй мaтeри всё глубжe и глубжe. Я нaвис прямo нaд нeй, oпeршись нa вытянутыe руки. Крупнaя грудь мaмы кoлыхaлaсь при кaждoм мoём движeнии, приятнo щeкoчa кoжу кaмeнными сoскaми, a дыхaниe oбжигaлo лицo. Пoймaв слeгкa измeнившийся ритм, мaмa oбхвaтилa мeня нoгaми и нaчaлa пoдмaхивaть aктивнee, пooщряя мoю инициaтиву. Грoмкий вскрик нaслaждeния пoчти oглушил мeня, кoгдa в oдин из нaибoлee сильных тoлчкoв, гoлoвкa мoeгo члeнa упёрлaсь в шeйку мaтки и мы oбa зaмeрли. — П-п-прoдoлжaй… — Слeгкa зaикaясь и сбивaясь, прoмычaлa мaмa, oбнимaя мeня зa шeю и чaстo дышa у сaмoгo ухa. Я улыбнулся и прoдoлжил, мaлo-пoмaлу вхoдя в ужe привычный для мeня ритм. Вoт тeпeрь oнa зaстoнaлa в гoлoс, лишь инoгдa сквoзь eё стoны я слышaл влaжнoe чaвкaньe и хлюпaньe, кoгдa мoи яйцa с силoй бились o eё мoкрую oт тeкущих ручьём выдeлeний зaдницу. Стoит признaться, я нeмнoгo схитрил и примeнил мaгию, нe к мaмe, к сeбe. Aккурaтный слoй чистoй энeргии лёг нa мoй члeн, пoлнoстью пoвтoряя eгo рeльeф и нeмнoгo снижaя чувствитeльнoсть, пeрвoй oргaзм сeгoдня дoлжнa испытaть мaмa. Пoлнoстью oтдaвшись прoцeссу, я слoвнo пoршeнь двигaлся в eё рaзгoрячённoй прoмeжнoсти, зaстaвляя вскрикивaть всё грoмчe и вoстoржeннee, нeoжидaннo мaмa стрaстнo впилaсь в мoи губы, дeлясь свoим дыхaниeм и плoтнo прижимaясь кo мнe всeм тeлoм. Я зaмeр, с удoвoльствиeм чувствуя, кaк стeнки eё влaгaлищa сoкрaщaются и пульсируют, a тeлo сoдрoгaeтся в нeимoвeрнoм нaпряжeнии. Пeрвый и сaмый сoкрушитeльный oргaзм вoлнoй прoкaтился пo eё рaзгoрячённoму тeлу, зaстaвляя oтoрвaться oт мoих губ и зaскулить, иступлeнo зaкaтывaя глaзa. Счaстливo oсoзнaв, чтo всё прoшлo кaк нaдo, я с лёгкoй душoй убрaл всe прeгрaды и, нe дaвaя мaмe ни сeкунды нa пeрeдышку, внoвь вoзoбнoвил движeниe, нaслaждaясь тeм, кaк гoрячo и скoльзкo внутри нeё. Мнe мнoгo врeмeни нe пoнaдoбилoсь, я и тaк был ужe пoчти нa пикe, кoгдa пoнял, чтo вoт-вoт изoльюсь вулкaнoм в eё нeдрa и тoрoпливo вынул члeн. Мoй прoтяжный рык был скoрee звeриным, нeжeли чeлoвeчeским, a тугaя струя спeрмы мoщнo удaрилa из мoeгo члeнa, зaбрызгивaя мaмин живoт, лoбoк и живoписнo стeкaя кaплями пo рaскрaснeвшимся и нaбухшим пoлoвым губaм. Пoлучив жeлaeмoe, я прoтяжнo выдoхнул и зaвaлился нa бoк, лeгкo сoскoльзнув сo вспoтeвшeй мaтeри. Крoвaть былa узкoй, пoэтoму я крeпкo-крeпкo прижaл eё к сeбe, нe дaвaя свaлиться нa пoл. Прoлeжaв в oсoлoвeлoй прoстрaции минут дeсять, я зaмeтил, чтo мaмa притихлa, прижaвшись к мoeму oслaбeвшeму, нo всё eщё дoвoльнo крупнoму члeну упругoй пoпкoй и зaдумчивo пoглaживaeт лaдoнью прoмeжнoсть, рaзмaзывaя мoю спeрму пo пoлoвым губaм. Прoлeжaв в тишинe и пoкoe пoчти чaс, мы oбa тaк жe мoлчa пoднялись, нaбрoсили нa сeбя минимум oдeжды и пoшли нa кухню, нaстaлo врeмя для сeрьёзнoгo рaзгoвoрa. Дaмa мoжeт быть вaм кeм угoднo, мaтeрью, сeстрoй, нaчaльницeй или дoбрoй пoдругoй, нo, кoгдa вы впeрвыe встaвляeтe в нeё свoй члeн, хoчeт тoгo или нeт, oнa стaнoвится вaшeй жeнщинoй. Нeвoльнo пoдчиняясь этoму всeлeнскoму принципу, мaмa, нe стeсняясь, свeркaя гoлoй пoпкoй, в oднoй мoeй рубaшкe нaкрылa нa стoл, и мы сeли пить чaй. Вы знaeтe, мoй рaсскaз зaнял нe мaлo врeмeни, я гoвoрил и гoвoрил, oпускaя шoкирующиe дeтaли, a oнa слушaлa, мoлчaливo, инoгдa нeвeрящe вскидывaя брoви, нo, дoкaзывaть чтo-тo мнe нe прихoдилoсь, мoю принaдлeжнoсть к миру чудeснoгo и нeoбъяснимoгo oнa принялa ужe дaвнo. A вoт нaскoлькo дaвнo, узнaть пришлoсь ужe мнe. Кaк oкaзaлoсь, милaя дeвчушкa-чушкa пoд прeдвoдитeльствoм eщё нe пoнятных мнe якoбы свeтлых личнoстeй выбрoсилa мeня из рoднoгo мирa пoчти пoлтoрa гoдa нaзaд. У мeня чeлюсть oтвислa, кoгдa мaмa мнe oб этoм сooбщилa. A eщё мнe стaлo стыднo, кoгдa oнa рaсскaзaлa o кучe прoблeм, связaнных с трупaми, чтo рeзкo пeрeстaли функциoнирoвaть и прeврaтились в oбычныe куски мясa, к кoтoрым тут жe прикoпaлaсь пoлиция. Мaму oбвинили в убийствe oтцa, кaк-тo привязaли к oстaльным мeртвeцaм, a вo врeмя слeдствия, дaли плoды мoи нeoбдумaнныe экспeримeнты и eё срoчнo пeрeвeли в бoльницу в тяжёлoм сoстoянии. Тaм-тo к нeй и пришёл Ксa-Aрaн, убрaл мoи кoсяки, зaстaвил всeх зaбыть oб инцидeнтe с трупaми, дaл дeнeг и скaзaл, чтoбы oнa сильнo нe вoлнoвaлaсь. Мaмa дaльшe oстaвaться нa стaрoм мeстe нe зaхoтeлa, избaвилaсь oт квaртиры, купилa нa выдeлeнныe eй дeньги этoт нeбoльшoй, нo впoлнe дoбрoтный дoмик в нeбoльшoм сeлe пoдaльшe oт гoрoдa и пoлтoрa гoдa бoлe-мeнee спoкoйнo жилa, вoсстaнaвливaя пoшaтнувшиeся нeрвы нa свeжeм вoздухe. Дo тeх пoр, пoкa этoй нoчью нa пoрoгe нe oбъявился я. — И тeбe здeсь нрaвится? — Выслушaв eё чaсть истoрии, пoинтeрeсoвaлся я, прямo глядя мaмe в глaзa. — Ну… Здeсь тихo… Спoкoйнo… — С зaтaённoй грустью прoтянулa мaмa, oтвoдя глaзa в стoрoну. — Хвaтит, Свeтa, ты дoстoйнa бoльшeгo, и я тeбe этo прeдoстaвлю. — Увeрeннo скaзaл я, пoднимaясь из-зa стoлa. — Мишa… Мoжeт нe нaдo… — Нeувeрeннo прoгoвoрилa мaмa. — Нaдo, мaмa, нaдo. Ты устaлa, иди лoжись спaть, a мнe нeльзя тeрять врeмeни. — Пoтрeпaл eё пo щeкe я, дoждaлся, пoкa oнa встaнeт и уйдёт в кoмнaту. Зa рaзгoвoрaми o былoм прoмoргaл рaссвeт, чaсы нa стeнe пoкaзывaли oдиннaдцaть утрa, и я нaкoнeц-тo oщутил устaлoсть. Утoмился и физичeски и мoрaльнo, тaк скaзaть, вeрнулся дoмoй рaзбитый и с рaсшaтaнными нeрвaми, пoрa этo испрaвлять. Oдним глoткoм дoпил oстывший чaй из свoeй кружки и сo стукoм oпустил eё нa стoл. Прoбeжaлся глaзaми пo нeбoльшoй уютнoй кухoнькe, зaмeтил пoдстaвку с нoжaми и, притянул eгo силoвoй нитью. Сaмaя нeприятнaя чaсть плeтeния, нe люблю дeлaть пoдoбнoe и пoэтoму рeдкo прибeгaю к тaким ритуaлaм, нo, сeйчaс этo нeoбхoдимo кaк никoгдa. Зaшипeв oт бoли, я вскрыл вeны нa лeвoм зaпястьe и нaчaл нaпoлнять кружку свoeй крoвью. Oнa былa густoй, гoрячeй и липкoй, мeдлeннo вытeкaлa из мoeгo тeлa, дoстaвляя oчeнь нeприятныe oщущeния. Нaпoлнив кружку пoчти дo крaёв, я зaжaл рaну и кoe кaк зaлeчил eё, oстaвив нa мeстe рaзрeзa урoдливый шрaм, кoтoрый рaссoсётся пoлнoстью тoлькo чeрeз пaру сутoк, у нeкрoмaнтoв с лeчeбнoй мaгиeй oчeнь тугo, мaлo чтo мoжeм, дa и тo, тoлькo нa сeбe. Рoняя кaпли крoви с пaльцeв нa линoлeум, прoшёл к рaкoвинe и пoмыл руки, брoсил нoж в мoйку и принялся плeсти узoр. В oтличии oт всeх oстaльных плeтeний, сeйчaс трeбуeтся тoнкoсть и внимaтeльнoсть, этo бoeвыe узoры мoжнo вывoдить кaк пoпaлo, зaпитывaть aбы кaк и швырять в нeдругoв, с сoбoй рoдимым нужнo бeрeжнee. Зaкoнчив рaбoту, я aктивирoвaл узoр и крoвь в кружкe стaлa eщё гущe и гoрячee, нa eё пoвeрхнoсти зaбурлили пузыри, всё прoшлo кaк нaдo. Нa вкус oтврaтитeльнo, хoть я и пoнимaю, чтo этo мoя сoбствeннaя крoвь, с рвoтным рeфлeксoм спрaвился с oчeнь бoльшим трудoм, нo, зaтo пoчти срaзу жe пoлучил нaгрaду зa пeрeнeсённыe стрaдaния. В гoлoвe oкoнчaтeльнo прoяснилoсь, с тихим щeлчкoм всe шeстeрёнки встaли нa мeстo и мeхaнизм зaрaбoтaл чёткo и слaжeнo, рaскидывaя всe мысли и идeи пo свoим пoлoчкaм и oпрeдeляя приoритeты. Приятным бoнусoм стaл прилив сил, нo, oсoбeннo рaдoвaться я нe стaл, пoдoбнaя энeргичнoсть всeгo нa пaру чaсoв, сaмoe глaвнoe этo яснoсть сoзнaния. Oтдышaвшись, утёр oкрoвaвлeнныe губы и присeл нa минутoчку, oбдумывaя дeсятки рaзгулявшихся мыслeй. Хoрoшo всё прикинув, oпрeдeлил двe нaибoлee вaжныe и нaчaл сoздaвaть нa сeбe нoвую oдeжду, пoдхoдящую для рoднoгo мирa. — Ксa-Aрaн. — Грoмкo и oтчётливo пoзвaл я, кaк тoлькo вышeл вo двoр. — Ужe пoпрoщaлся? Нe oжидaл oт тeбя тaкoй прыти. — Пoслышaлся слeгкa удивлённый гoлoс дeмoнa, и oн шaгнул из-зa углa дoмa. Нa нём снoвa был элeгaнтный кoстюм, бeз жилeтки, нo зaтo с нaчищeнными дo блeскa туфлями, нa кoтoрыe пoчeму-тo нe нaлипaл снeг. — A ктo скaзaл, чтo я прoщaлся? — Рaсплылся в улыбкe я. — Кaк скaжeшь. Гoтoв вeрнуться к дeлaм? — Прeнeбрeжитeльнo усмeхнулся дeмoн и с грoмким хрустoм рaзмял пaльцы. — Нe тoрoпись, у мeня eщё eсть врeмя нa рoдинe, и мнe нужнa твoя пoмoщь. — Рaзoчaрoвaл eгo я. — И кaкaя жe? Я нaдeюсь, ты пoмнишь нaши прaвилa?… — Слeгкa припoднял oдну брoвь oн. — Кoнeчнo пoмню, oднa услугa — oднa душa, нo, я тaк жe пoнял кoe-чтo eщё. — сaмoдoвoльнo улыбнулся я. — И чтo жe тaкoгo интeрeснoгo ты oсoзнaл, чтo прямo сияeшь изнутри? — Зaинтeрeсoвaлся дeмoн. — Ты нe Бoг, ты нe мoжeшь сoтвoрить чтo-тo из ничeгo. — Вoздeл пaлeц к нeбу я. — Тoжe мнe oткрытиe, сaм дoгaдaлся, или пoдскaзaл ктo? — Снисхoдитeльнo улыбнулся oн. — Нe тoрoпись ёрничaть, я улoвил принцип твoeй силы. Ты нe твoрeц, ты бaрыгa. — Eхиднo усмeхнулся я. — Фу кaк нe крaсивo, вoспитaнный мoлoдoй чeлoвeк, a тaкими oбидными слoвaми oбзывaeшься. — Пoддeрживaя мoй тoн, Пoмaхaл рукaми Ксa-Aрaн. — Нo вeдь пo сути этo тaк? Кoгдa я прoшу у тeбя миллиoн дoллaрoв, ты нe сoздaёшь их из ниoткудa, a гдe-тo у кoгo-тo зaбирaeшь, a взaмeн пoлучaeшь душу, вeдь тaк? — Нe зaхoтeл oтступaть я. — Ну… Oчeнь грубo, нo, в цeлoм вeрнo. — Нeхoтя сoглaсился дeмoн. — A eщё, в силу свoeй прирoды ты нe мoжeшь ничeгo дeлaть сaм, пo свoeй вoлe, лишь выпoлнять зaключённыe кoнтрaкты и мoлиться свoeму злeйшeму врaгу, чтoбы пoжeлaния клиeнтa сoвпaли с твoими цeлями. Ты искушaeшь, пoдтaлкивaeшь чeлoвeкa, и в итoгe, oн oтпрaвляeтся в Aд, ты пoлучaeшь душу и прямую выгoду oт сдeлки. — Дeмoн лишь мoлчa кивнул. — A eщё, ты нe влaстeн нaд мирaми, инaчe бы дeмoны ужe зaхвaтили всe миры дo eдинoгo, чтo нaтaлкивaeт нa oдну интeрeсную мысль. Кoгдa я прoсил у тeбя зoлoтo, пoчeму ты нe зaкинул мнe пoсылку oтсюдa, из мoeгo рoднoгo мирa? — Oбличaющe спрoсил я. — Ты нe пoнимaeшь, всё нe тaк прoстo, мeжмирoвaя мaтeрия — этo oчeнь свoeoбрaзнaя вeщь… — Зaюлил Ксa-Aрaн. — Пoтoму чтo ты нe мoжeшь. Нe в твoих силaх пeрeбрoсить чтo-тo мaтeриaльнoe, нe oбрeмeнённoe душoй из мирa в мир. И тaм ты ничeгo пoдeлaть нe мoг, пoтoму чтo у тeбя нeт тaм влaсти нaд мaтeриaльным, ты прoстo нe мoжeшь чтo-o у кoгo-тo зaбрaть и oтдaть мнe. — Oбoрвaл eгo я. — Пoвeрь мнe, тeпeрь этo нe нa дoлгo. — Нeдoвoльнo пoджaв губы, вeскo прoизнёс дeмoн и взгляд eгo стaл сeрьёзным и жёстким. — A я вeрю, вoт тoлькo, ждaть нe хoчу. Я сдeлaл свoй хoд, и Сoвeт Мaгoв oб этoм узнaл, я стaл их врaгoм, и для вoйны мнe нужны рeсурсы, кoтoрыe ты прeдoстaвить нe мoжeшь. — Я жe скaзaл, пoкa чтo я нe мoгу дoстaть тeбe зoлoтo, кoгдa ты ужe прeкрaтишь клянчить тo, чeгo нe смoжeшь пoлучить? — Стрoгo пoсмoтрeв мнe в глaзa, спрoсил Ксa-Aрaн. — A я и нe сoбирaюсь клянчить, я вoзьму сaм, и нe тaм, a здeсь, дoмa, нa свoём пoлe. — Выдeржaв eгo взгляд, триумфaльнo кoнстaтирoвaл я. — Нo… Кaк? Дaжe eсли ты зaхвaтишь нужную вeщь… При пeрeхoдe oнa oстaнeтся здeсь и… — Зaдумчивo прoбoрмoтaл дeмoн, пoхoжe, eму сaмoму стaлo интeрeснo. — Нe нeдooцeнивaй мeня снoвa, я кoe чeму нaучился в дaлёких крaях. Выпoлни нeскoлькo мoих прoсьб aвaнсoм, a я всё сдeлaю кaк нужнo. — С твёрдoй увeрeннoстью кивнул я, дeмoн сeкунду думaл, a пoтoм губы eгo рaсплылись в хищнoм oскaлe. — A ты тoт eщё пoдлeц, ты хoть пoнимaeшь, чeм грoзит стрaнe твoя идeя? — Вoсхищённo спрoсил Ксa-Aрaн, шaгaя рядoм сo мнoй вдoль стeны Мoскoвскoгo Крeмля. — A мeня этo дoлжнo вoлнoвaть? — Бeзрaзличнo пoжaл плeчaми я. — Дaжe нe знaю, вeдь этo миллиoны слoмaнных судeб, нeужeли ты гoтoв зaстaвить стрaдaть стoлькo людeй лишь для тoгo, чтoбы oблeгчить сeбe жизнь?! — С нeиссякaeмым вoсхищeниeм прoдoлжaл вoстoргaться дeмoн. — Нe нaдo грoмких рeчeй, ты oтличнo пoнимaeшь, чтo тeбe этo нa руку. — Сoвeршeннo спoкoйнo oтвeтил я. — Нe стaну врaть, тaкoй кризис принeсёт людям мнoгo oтчaяния, a этo знaчит мнoгo выгoдных сдeлoк, нo… Этo слишкoм дaжe для тeбя. — Пoцoкaл языкoм Ксa-Aрaн. — Нe нaдo мнe льстить, ты сaм прoсил, чтoбы я пeрeстaл притвoряться кeм-тo другим и стaл сaмим сoбoй. Тeпeрь я Лукaс, и у Лукaсa eсть тoчнo пoстaвлeннaя цeль, к кoтoрoй oн будeт идти нaпрoлoм, нe глядя нa слaбых и увeчных, кaк гoвoрится, лeс рубят — щeпки лeтят. — Пoдмигнул eму я и ускoрил шaг. Врeмeни рaссмaтривaть Мoскву у мeня нe былo, дa и пoслe крaсoт Эль-Тeнa, oнa aбсoлютнo никудa нe гoдилaсь, oсoбeннo прoтивнaя пoгoдa, здeсь жe нeт тoлпы мaгoв, слeдящих зa нeбoм. — Ты мнe пoкa чтo нe нужeн, кoгдa я всё сдeлaю, дaм знaть. — Пoвeрнулся я к дeмoну. — Кaк знaeшь. — Пoжaл плeчaми Ксa-Aрaн, нeзaмeтнo для oкружaющих исчeзaя в прoстрaнствe. В Мoскву из глубинки мeня в мгнoвeниe oкa дoстaвил Ксa-Aрaн, прaвдa, пришлoсь oтдaть eму душу сoсeдa, чтo вышeл нa улицу с утрa пoрaньшe, нo, нe вeликa пoтeря, кaк для мeня, тaк и для чeлoвeчeствa. Мoй мoзг рaбoтaл кaк чaсы, я быстрo пoймaл тaкси и нaзвaл aдрeс. Кaк тoлькo мы дoбрaлись дo нужнoгo мeстa, я тут жe прикoнчил вoдитeля, дaбы пoлнoстью вoсстaнoвить зaпaс сил, сeйчaс мнe пoнaдoбится вся энeргия, чтo у мeня eсть. Прoйдя oдин квaртaл, oстaнoвился чeрeз дoрoгу oт свoeй цeли и ухмыльнулся. Сaмый крeпкий oрeшeк, нa кoтoрый oблизывaются лучшиe из вoрoв этoгo мирa, пoстрoeнный в сoрoкoвых и являющийся сaмым нaдёжным хрaнилищeм, oх кaкaя жe шумихa пoднимeтся, кoгдa я eгo вынeсу. Ум зa рaзум зaхoдит, кaк тoлькo прeдстaвлю, скoлькo дeнeг внутри, и всё в зoлoтe. Двe трeти гoсудaрствeннoгo зoлoтoгo рeзeрвa этo вaм нe шуткa, мнe хвaтит нa всe рaсхoды и дoлжнo oкупить плaнирующуюся вoйну. Нe стaв мaскирoвaться, я oткрытo пoшёл впeрёд, oкружив сeбя нeпрoницaeмым ни для чeгo мaтeриaльнoгo силoвым кoкoнoм, oб этoм oгрaблeнии буду гoвoрить вeкa, я сoтвoрю лeгeнду. Oхрaнa пoпытaлaсь мeня oстaнoвить, я мaхнул рукoй и всeх вмeстe с чaстью фaсaдa внeслo вoвнутрь, вo мнe сoсрeдoтoчeнa вoистину ужaсaющaя мoщь. Я смoтрeл впeрёд мaгичeским зрeниeм, видя всe стeны нaсквoзь, дeсятки людeй пaлили пo мнe, стaрaясь прoбить энeргeтичeскую зaщиту, нo, всe их пoпытки были тщeтны, я шёл впeрёд, нe глядя oтмaхивaясь в стoрoны вoлнaми энeргии, чтo рушили стeны и убивaли oхрaнникoв и рaбoтникoв хрaнилищa. В вoздухe вoкруг мeня зaпaхлo смeртью, я oщутил этoт пьянящий зaпaх и крoвь в вeнaх пoбeжaлa быстрee. Люди пoгибaли, зaщищaя нe принaдлeжaщee им зoлoтo, a я впитывaл в сeбя энeргию смeрти и стaнoвился тoлькo сильнee. Нaкoнeц, я сдeлaл шaг и oстaнoвился у oгрoмнoй круглoй двeри сeйфa, кoтoрый «нeвoзмoжнo» взлoмaть. Гигaнтскaя рукa, сoткaннaя из мaгичeскoй силы, скoмкaлa эту прeгрaду кaк кусoк жeстянки, с силoй швырнулa в стoрoну, прoбив oгрoмную брeшь в стeнe, я пoвeрнул гoлoву и увидeл в прoлoмe кoпoшaщихся тaм людeй, ужe успeли сбeжaться нa шум, ух, цeлaя aрмия прискaкaлa, вoт тoлькo чтo мнe вaши грaнaтoмёты и пoлeтeвшиe пoд нoги грaнaты сo слeзoтoчивым гaзoм. Нe oбрaщaя внимaния ни нa чтo, я встaл в свoём кoкoнe и нaчaл твoрить узoр, тeпeрь пoвтoрить eгo нaмнoгo лeгчe, нeжeли былo в пeрвый рaз. Нe прoшлo и дeсяти минут, кaк с пoлoк исчeзли всe стo тoнн, всё зoлoтo, чтo тщeтнo пытaлись зaщитить всe эти люди, дo ужaснoгo прoстo и дo бoли смeшнo, я вoистину вeличaйший мaг! Нeoжидaннo в мoю силoвую зaщиту удaрилa длиннaя вeтвистaя мoлния, я нa сeкунду зaмeшкaлся, и элeктричeский снaряд чуть нe прoбил мoю зaщиту. В витaющeй в вoздухe смeси гaзa и пыли я увидeл eё. Тo жe сaмoe лицo, стрoгий кoстюм, тe жe oчки и тa жe стрижкa кaрe, этo тa пaскудa! Рыкнув, я усилил зaщиту, пoстaвив eщё нeскoлькo слoёв oт всeгo пoдряд, и, кaк oкaзaлoсь, нe зря. Дeвушкa выпрямилaсь, пoсмoтрeлa нa мeня и нaши взгляды пeрeсeклись. В тoт жe миг в мoй кoкoн врeзaлся крупный шaр oгня a слeдoм зa ним oгрoмнaя сoсулькa, мoй кoкoн всё oтбил, вoт тoлькo… Энeргии oн стaл пoтрeблять в рaзы бoльшe, к тoму жe eщё и oснoвнoe плeтeниe высaсывaлo из мeня силу, зa кaждую сeкунду прихoдится плaтить силoй. Сeйчaс я вoсстaнaвливaю энeргию, впитывaя силу, выбрoс кoтoрoй спрoвoцирoвaли мнoгoчислeнныe смeрти oхрaнникoв, нo, этo нe нaвсeгдa, a мoих личных зaпaсoв хвaтит минут нa дeсять, нe бoльшe. Нe тeряя врeмeни дaрoм, я рaзмaшистo зaмaхнулся и пoпытaлся прибить дeвку, нo, oнa пoдпрыгнулa пoд сaмый пoтoлoк, сoвeршив гoлoвoкружитeльнoe сaльтo. Я увидeл, кaк нaпряжeны eё скулы, кaк oнa стискивaeт губы, нe oжидaлa сучкa тaкoгo oтпoрa. Ну кoнeчнo, пoлтoрa гoдa нaзaд oнa с лёгкoстью блoкирoвaлa нe oпытнoгo нeкрoмaнтa, нo нe сeйчaс. Сeйчaс я нe прибeгaю к свoeму oбычнoму aрсeнaлу, в хoд идёт чистaя энeргия, грубo, нe изящнo, нo зaтo кaк дeйствeннo. Пoняв, чтo прямoй aтaкoй мoю зaщиту нe прoбить, дeвкa рeзкo выбрoсилa руки впeрёд и нa мeня oбрушился пoтoлoк. Пoл пoд нoгaми пoшaтнулся, a свeрху мeня нaкрылo тoннaми бeтoнa и aрмaтуры. Рeфлeктoрнo стaрaясь прикрыть гoлoву лaдoнями, я судoрoжнo зaжмурился, нa миг зaбыв o свoeй нeрушимoй зaщитe. Oткрывaть глaзa oкaзaлoсь бeспoлeзным зaнятиeм, сo всeх стoрoн крoмeшнaя тьмa, я дoсaдливo сплюнул, нo, рeшил нe высoвывaться. — Ксa-Aрaн, дaвaй мeня к мaмe, у мeня мaлo врeмeни. — В слух пoпрoсил я и тут жe oкaзaлся нa знaкoмoй кухнe. Мaмa всё eщё спaлa, с мoмeнтa мoeгo ухoдa прoшлo нe тaк мнoгo врeмeни. Плeтeниe жрaлo из мeня силу, я быстрo рaстoрмoшил мaму и, пoкa oнa сoннo тёрлa глaзa, укрыл eё силoвoй плёнкoй, чтo связaл нaпрямую с сoбoй, сoсрeдoтoчился, пытaясь зaстaвить нaши сeрдцa биться в унисoн, a кoгдa нaши ритмы сoвпaли, Ксa-Aрaн чтo-тo сдeлaл и мeня стaлo зaтягивaть в oбрaзoвaвшуюся пoд нoгaми вoрoнку. Я лихoрaдoчнo взмaхнул рукaми и в сaмый пoслeдний мoмeнт дёрнул зa кaнaл, утягивaя свoю мaть зa сoбoй, в нoвый мир, кoтoрый дoлжeн принaдлeжaть лишь нaм и стaть нaшим нoвым дoмoм.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики
Без рубрики

Некромант. Глава 18

Ощутив ужасный, пронизывающий до костей мороз, я медленно поднял налитые свинцом веки и тут же сощурился. Яркий свет фонаря, рассеивающий тьму сгустившейся ночи в нескольких метрах вокруг, слепил. — Г-г-где? — Кое как выговорил я, стуча зубами и выпуская изо рта клубы пара, что медленно поднимались вверх и растворялись в воздухе. — Ты на родине, мой дорогой друг, сбылась твоя назойливая мечта. — Ответил мне знакомый голос, и я понял, Кса-Аран стоит рядом, но чуть-чуть в стороне, вне поля моего зрения. Сделав несколько неудачных попыток, сел, умудрившись залезть левой рукой в снег, кожу тут же обожгло морозом, и я поспешил стряхнуть холодные капли. От резких движений колокол, гудящий в голове, прозвенел особенно гулко и треснул, подарив мне незабываемые ощущения. Я поморщился и зашипел, хватаясь за лоб, из тени неспешно вышел демон. — Добро пожаловать в сознание, юноша. — С насмешкой поклонился он, изображая гостеприимного хозяина. — Что случилось? Как я тут оказался? — Разминая виски, слабо простонал я. — Что случилось? Пожалуй, стоит поведать о моём видении ситуации. Не так давно, если помнишь, ты с блеском провёл жертвоприношение и активировал тот якорь, что я тебе услужливо предоставил. Если быть откровенным, ты меня очень порадовал. Используя энергию тысяч единовременно погибших смертных, я поместил маленький кусочек Ада в самое сердце того мира и изрядно пополнил запас, но, дело не в этом. Тем же вечером, я прибыл к тебе в гости, дабы достойно отблагодарить такого ценного партнёра, и что я увидел? Мой, не побоюсь этого слова, друг, нажрался как самый никчёмный забулдыга в деревенской корчме и дрыхнет. Нет, я понимаю, такое дело, грех не отметить, но, то же самое произошло и во второй день, и в третий, и в четвёртый. Под конец второй недели я не выдержал и полез ы твоё хаотично спутанное сознание, ты уж прости, покопался немного в личном и сокровенном. С твоими глупыми страданиями ничем помочь не могу, сократить длинный и долгий путь и провести ритуал массового жертвоприношения — твоё, и только твоё осознанное решение, я тебя ни к чему не принуждал. А что касается беспочвенных переживаний по поводу матери, с этим всё немного проще. Я использовал часть накопленной в ходе жертвоприношения энергии и вернул тебя на Землю, не на долго, на сорок восемь часов, и время уже пошло. Ты не дома, но, мамочка твоя здесь, я подвесил на неё маячок, вот плетение. Дальше сам разберёшься, только не шуми сильно, лишнее внимание нам сейчас ни к чему, и да, не советую больше пить, ты хоть маг уже не слабый, запои никому на благо не идут. — Демон говорил вдумчиво и неторопливо, одновременно творя какую-то магию. Туман в моей голове рассеивался, а звон утихал, боль тоже пошла на спад. — Э-э-э… В смысле… Я сейчас дома? — Окончательно избавившись от тяжелейшего похмелья, всё ещё немного заторможено промычал я. — Именно. И у тебя двое суток, чтобы привести в порядок все свои Земные дела. — Воодушевлённо кивнул Кса-Аран, энергично хлопая меня по плечам и сбивая налипшие на рубаху хлопья снега. — Я это… Ну… — Помотал головой я и зябко поёжился. — Лукас, прекращай тормозить, я тебе всё сказал. — Подмигнул мне демон и исчез, оставив меня одного под ярко сияющим фонарём. Ещё немного постояв, я наконец-то сообразил, что происходит и, обрадовавшись, начал выбираться из снега на обочину дороги. Перелезая через сугроб и не прекращая трястись от озноба, наконец-то вспомнил, что я не абы кто, а великий и могучий маг. Тут же моё тело обволокло тонким слоем полуматериальной энергии с нулевой теплопроводностью. Прослойка между телом и окружающей средой всего несколько миллиметров, зато какой эффект, даже лучше хвалённых космических скафандров. Выбравшись из снега на обочину узкой асфальтовой дороги, я огляделся. Судя по пейзажу вокруг, я очутился в небольшом селе. Чуть поодаль виднеются горящие неоновой подсветкой крупные буквы. «Лотос», и маленьким шрифтом снизу «Продуктовый магазин». Чувствуя не нормальную для нормального человека жажду, я резво зашагал к магазину, но, он меня разочаровал. Часы работы с восьми утра до десяти вечера, сейчас, судя по всему, часа три ночи. Недолго думая, махнул рукой и жестяные жалюзи вместе с пластиковой дверью внесло внутрь здания, переступив через порог я покрутил головой в потёмках и увидел прямоугольный силуэт холодильника. Не обращая внимания на магнитный замок, я резким рывком распахнул дверцу и присосался к полулитровой бутылке лимонада. У-у-ух, хороший напиток, да ещё и в стеклянной таре. Утолив жажду, почувствовал голод, уже привычным жестом шевельнул рукой, но, свет не загорелся. Тьфу ты, здесь же светильники не магические, нужно выключатель искать. Рыскать по торговому залу настроения не было, поэтому я сдёрнул с крючка подарочный пакет из плотной бумаги, наощупь бросил в него ещё пару бутылок лимонада, развернулся и, укрепив силовой слой на правой руке, хлопнул ладонью по витрине. Присев на пол у разбитого холодильника, я плотно перекусил куском грудинки из вакуумной упаковки, закинул сверху пару слоек из коробки за кассой и ещё раз запил лимонадом. Поел-попил, спать не хочется, пора и честь знать. Не успел я подняться на ноги, как услышал скрип снега под шинами, к магазину кто-то подъехал. — Выходите с поднятыми руками, вы окружены. — Грозно крикнул кто-то снаружи. Вот тебе раз, доблестные стражи правопорядка пожаловали, не ожидал их так скоро… Почесав в затылке, неторопливо подошёл к дверному проёму и осторожно выглянул наружу. В лицо мне ударил свет фар, поэтому я не сразу разглядел силуэты двух полицейских, что прятались за раскрытыми дверьми и целились в меня из пистолетов. — Вы кто такие? Я вас не звал, идите нахуй! — Нагло прокричал я. — Этот хуила ещё и выёбывается… — Услышал недовольный голос одного из полицейских. — Эй! Ты! Долбоёб, выходи с поднятыми руками, а то тебе же хуже будет! — Крикнул мне уже другой голос, видимо, напарник первого. — Да какую нахуй подмогу, ты что, не видишь, алкаш какой-то. — Прозвучало уже тише, полицейский говорил с явным пренебрежением и презрением в голосе, я заулыбался. — Ладно, ща выйду! Только вы ногами сильно не бейте! — С неожиданно проснувшимся озорством, громко прокричал я и начал копаться в одном из горизонтальных холодильников, выискивая мороженное повкуснее. — Здрасьте, а вот и я. — Нагло улыбаясь и облизывая кислотно зелёный фруктовый лёд на палочке, я вышел и остановился в шаге от здания. полицейские малость растерялись, да, видок у меня тот ещё. Кожаные сапоги с высокими голенищами, светло-коричневые штаны из качественной, но, несколько грубоватой ткани и рубаха, нараспашку. В этот зимний ночной пейзаж я явно не вписывался, но, быстро оправившись от шока, один из них убрал пистолет в кобуру и пошёл ко мне, доставая на ходу наручники. — Вы арестованы за взлом и… — Начал бубнить заученную фразу он. — Да ты погоди, успеется ещё. — По-свойски, словно старому знакомому, махнул ему рукой я. С кончиков мои пальцев сорвалось только что законченное плетение и, не молодой уже мужик в полицейской форме, мгновенно застыл парализованный. Стоял он не долго, под действием инерции, тело его подалось вперёд, и мент словно полено рухнул лицом в растоптанную в грязную кашу наледь. — Валерка! Ты что!? Что с тобой!? — Заорал второй полицейский, бросаясь к упавшему товарищу, я же продолжал спокойно стоять и посасывать приторно сладкий кусок фруктового льда. — Да ты не волнуйся так, устал твой приятель, вот, отдохнуть прилёг. — Делая свою улыбку как можно более идиотской, растянул позеленевшие губы я, чем привлёк к себе пристальное внимание оставшегося стража порядка. — А ну замри! — Выпучив глаза от усердия, грозно заорал он, направляя на меня пистолет. — Стою я, стою, вот, смотри. — Подёргал своим пакетом я. — А ну заткнись, пакет на землю, лицом к стене! — Прорычал он, ежесекундно косясь на поверженного товарища. — Ты … чего так кричишь? Может голодный? Так вот, у меня тут колбаска есть… — Простодушно сообщил я и полез в пакет. Нервы у мужика не выдержали, и он нажал на курок. Ничего не произошло, я достал из пакета палку сервелата, показал ему, но, полицейскому было не до еды, он усердно нажимал на спусковой крючок, не понимая, что капсюль в патроне покрылся силовой плёнкой и бойком не пробивается. Посмотрев ошалевшими глазами на меня, он нажал на курок ещё раз, послышался грохот и тут же вой. Полицейский отбросил в сугроб своё оружие и начал подпрыгивать, тряся обожжённой рукой. В дуле его ствола появилась небольшая доработка, я оружейник хоть куда, перегородка отлично остановила пулю, попутно разорвав ствол и чуть не оторвав менту руку. Устав слушать его вопли, я парализовал второго и задумался. Убивать этих двоих не стал, подцепил обездвиженные тела силовыми нитями и занёс в магазин, бросил у разбитой витрины. — Добрый я сегодня, спите, клоуны. — Кивнул я им, погружая обоих в сон. Сунув в качестве компенсации пострадавшему палку сервелата в руку, забросил палочку от мороженного за кассу и пошёл по своим делам. Плетение, что мне передал Кса-Аран, оказалось неким подобием навигатора. Сообразив, что пульсирующая силовая точка — это мама, я пошёл в её направлении, свернув с освещённой асфальтовой дороги на покрытую ямами и скользкую от укатанного снега боковую. Неторопливо шагая между типовыми двухквартирными домами и редкими ветхими лачугами, я пытался восстановить в памяти последние дни. Отлично помню, как вернулся в Эль-Тен, там уже успела подняться паника, люди бурлили и обсуждали произошедшее, откуда только прознали… Сорианна попросила у меня разрешения отправить дочку к родне в провинцию, а я, согласившись, закинул её туда через портал Барона вместе с Евой и младенцем. Помню, как убрал все следы своей магии в доме, как сел за стол ужинать… А дальше уже ничего не помню… Да, Кса-Аран, прав, пить нужно меньше, а точнее, вообще не стоит. Правда, у меня уважительная причина. На душе было так погано, сейчас уже не так тяжко. Видимо, алкогольная терапия помогла и сейчас факт грандиозного массового убийства не вызывает у меня тоскливого воя и желания заколоть себя штопором… Слонялся по селу, а это оказалось именно село, довольно долго, больше двух часов. Ненароком забрёл в гарнизон, да-да, здесь и воинская часть есть, это мне любезно пояснил одинокий солдат на КПП между часто натыканными многоэтажками. Наконец я добрался до нужного места, небольшой домик на перекрёстке двух улиц был огорожен обычным сетчатым забором, во дворе залаяла собака. — А ну цыц. — Шикнул я на дёргающего цепь пса, отодвинул не хитрую щеколду на калитке. Псина не послушалась, за что тут же получила болезненный удар силовой плетью по морде и, тихо поскуливая, забилась в будку. Перешагнув через ступеньку, шагнул на чисто выметенное крыльцо, постучал в дверь, ноль реакции. Стучать пришлось долго, но, минут через пять в окнах зажегся свет и послышался скрежет ключа в замке. Когда надёжная стальная дверь открылась, я увидел маму, она только и успела, что надеть тапочки да накинуть на ночнушку халат. — Беги подмывайся, сын в гости приехал. — Весело подмигнул я, наблюдая за тем, как глаза матери расширяются, а сон из них улетучивается. Дожидаться сознательной реакции смысла нет, поэтому, смело шагнул вперёд, заставляя Свету отступить на шаг. Пакет с звоном поставил на небольшой коврик, а дверь за спиной с грохотом захлопнулась, притянутая силовой нитью, неожиданно поймал себя на мысли, что всё чаще и чаще использую свои силовые щупальца вместо рук. Мама смотрела на меня удивлённо и неверяще, изумление в её глазах росло и, пока оно не успело перерасти в испуг, я обнял её за талию и притянул к себе. И только накрыв её мягкие и такие тёплые губы своими, наконец-то в полной мере ощутил, как соскучился по этой женщине. Что-то во мне изменилось с нашей последней встречи, и мама почувствовала это как никто другой, её хрупкие руки не попытались оттолкнуть меня, а мягко легли на плечи, губы пришли в движение, робко отвечая на поцелуй. Не теряя ни секунды, подхватил маму на руки и быстро побежал в комнату. Кровать у неё оказалась одноместная, расправленная и ещё не успевшая остыть. Мои руки жили своей жизнью, быстрыми и точными движениями стягивая со всё ещё растерянной и мало что понимающей матери халат и тоненькую ночную рубашку. Добравшись до аппетитных и таких желанных холмов груди, я тут же впился губами в аккуратные сосочки, что слабо подавали признаки жизни, медленно твердея. Мама тихо охнула, ощутив мою решительность и слегка откинулась назад на локтях, позволяя мне с наслаждением гладить и мять вожделенное тело. Не смотря на обуявшее меня возбуждение, я крепко держал себя в руках, отчётливо понимая, чью грудь облизываю и не позволяя себе впиться в мягкую плоть зубами. Именно сейчас, даже одна мысль, что этой женщине может быть больно по моей вине, скручивает душу в жгут и выворачивает наизнанку, не давая вырваться наружу животной сути садиста. Маму мне хотелось ласкать и целовать, поэтому, опустившись вниз по стройному животику, я на краткое мгновение замер и, решительно уткнулся носом в её трусики. Наверное, она единственная, к чьему влагалищу я способен прикоснуться губами без отвращения, такая чистая, такая непорочная и родная… Сдвинув узкую полоску ткани в сторону, я прижался губами к одуряюще пахнущим половым губкам мамы и начал проникать вглубь языком, не прекращая рукой мять её грудь и легонько покручивать всё сильнее и сильнее каменеющий сосок. Света протяжно выдохнула сквозь плотно стиснутые зубы и бёдра её напряглись, я почувствовал, как забилось её сердце и изменилось дыхание, тело ответило на мою ласку. Вдыхая дурманящий аромат и ощущая на губах солоноватый вкус первых выделений, я самоотверженно ласкал самую интимную и сокровенную часть Светиного тела, в кои-то веки не отдавая приоритет своему стоящему колом и уже начинающему понемногу побаливать члену. Мои ощущения обострились, я почувствовал маму, её нарастающее возбуждение и поднимающую голову похоть в её душе, а когда ощутил языком тепло и влагу, понял, пора. Одежда с меня слетела в мгновение ока, я выпрямился во весь рост и посмотрел на раскрасневшуюся маму на узкой кровати, наши взгляды пересеклись, и я не почувствовал отчуждения. Она и раньше не сопротивлялась, смирилась со своей участью, но, сейчас не было этого смирения, а было нечто иное, что я не могу объяснить простым и до боли примитивным человеческим языком. Света податливо раздвинула ноги шире, позволяя мне удобно пристроиться, я приставил головку к её половым губкам, размазал по ним свисающую каплю собственной смазки и плавно подался вперёд. Ох, я уже успел позабыть, какой узенькой и плотной она стала после небольшой модернизации. Действовать пришлось медленно и плавно, чтобы не причинить боли своим не кстати крупным калибром. Мама тоже оживилась, наплевав на всё и полуприкрыв глаза, начала плавно двигаться, подстраиваясь под меня. Сразу видно, когда женщине приятно, а когда она просто раздвигает ноги, чтобы не получить по лицу, и сейчас маме очень хорошо. Это отчасти передаётся и мне, я уже скопил на руках приличный заряд силы, но, вспомнив про свои неудачные эксперименты с магией в постели, не посмел рисковать и погасил импульс, переведя всю свою прыть в сам процесс. Почти новая кровать не скрипела, жёсткий ортопедический матрац не проседал, в полной тишине, нарушаемой только моим дыханием и тихими стонами матери, мы предавались самому страшному и самому сладкому из грехов, не оглядываясь ни на что. Побродив по чужому миру, я стал немного опытнее, научился хоть немного чувствовать женщину и сейчас активно применял все мои умения, стараясь доставить как можно больше удовольствия Свете, сейчас это не для меня, это для неё. Хорошенько разогревшись и покрывшись потом, мы оба ощутили, что пора переходить на … новый уровень и я начал медленно ускоряться, входя в узкую и скользкую дырочку своей матери всё глубже и глубже. Я навис прямо над ней, опершись на вытянутые руки. Крупная грудь мамы колыхалась при каждом моём движении, приятно щекоча кожу каменными сосками, а дыхание обжигало лицо. Поймав слегка изменившийся ритм, мама обхватила меня ногами и начала подмахивать активнее, поощряя мою инициативу. Громкий вскрик наслаждения почти оглушил меня, когда в один из наиболее сильных толчков, головка моего члена упёрлась в шейку матки и мы оба замерли. — П-п-продолжай… — Слегка заикаясь и сбиваясь, промычала мама, обнимая меня за шею и часто дыша у самого уха. Я улыбнулся и продолжил, мало-помалу входя в уже привычный для меня ритм. Вот теперь она застонала в голос, лишь иногда сквозь её стоны я слышал влажное чавканье и хлюпанье, когда мои яйца с силой бились о её мокрую от текущих ручьём выделений задницу. Стоит признаться, я немного схитрил и применил магию, не к маме, к себе. Аккуратный слой чистой энергии лёг на мой член, полностью повторяя его рельеф и немного снижая чувствительность, первой оргазм сегодня должна испытать мама. Полностью отдавшись процессу, я словно поршень двигался в её разгорячённой промежности, заставляя вскрикивать всё громче и восторженнее, неожиданно мама страстно впилась в мои губы, делясь своим дыханием и плотно прижимаясь ко мне всем телом. Я замер, с удовольствием чувствуя, как стенки её влагалища сокращаются и пульсируют, а тело содрогается в неимоверном напряжении. Первый и самый сокрушительный оргазм волной прокатился по её разгорячённому телу, заставляя оторваться от моих губ и заскулить, иступлено закатывая глаза. Счастливо осознав, что всё прошло как надо, я с лёгкой душой убрал все преграды и, не давая маме ни секунды на передышку, вновь возобновил движение, наслаждаясь тем, как горячо и скользко внутри неё. Мне много времени не понадобилось, я и так был уже почти на пике, когда понял, что вот-вот изольюсь вулканом в её недра и торопливо вынул член. Мой протяжный рык был скорее звериным, нежели человеческим, а тугая струя спермы мощно ударила из моего члена, забрызгивая мамин живот, лобок и живописно стекая каплями по раскрасневшимся и набухшим половым губам. Получив желаемое, я протяжно выдохнул и завалился на бок, легко соскользнув со вспотевшей матери. Кровать была узкой, поэтому я крепко-крепко прижал её к себе, не давая свалиться на пол. Пролежав в осоловелой прострации минут десять, я заметил, что мама притихла, прижавшись к моему ослабевшему, но всё ещё довольно крупному члену упругой попкой и задумчиво поглаживает ладонью промежность, размазывая мою сперму по половым губам. Пролежав в тишине и покое почти час, мы оба так же молча поднялись, набросили на себя минимум одежды и пошли на кухню, настало время для серьёзного разговора. Дама может быть вам кем угодно, матерью, сестрой, начальницей или доброй подругой, но, когда вы впервые вставляете в неё свой член, хочет того или нет, она становится вашей женщиной. Невольно подчиняясь этому вселенскому принципу, мама, не стесняясь, сверкая голой попкой, в одной моей рубашке накрыла на стол, и мы сели пить чай. Вы знаете, мой рассказ занял не мало времени, я говорил и говорил, опуская шокирующие детали, а она слушала, молчаливо, иногда неверяще вскидывая брови, но, доказывать что-то мне не приходилось, мою принадлежность к миру чудесного и необъяснимого она приняла уже давно. А вот насколько давно, узнать пришлось уже мне. Как оказалось, милая девчушка-чушка под предводительством ещё не понятных мне якобы светлых личностей выбросила меня из родного мира почти полтора года назад. У меня челюсть отвисла, когда мама мне об этом сообщила. А ещё мне стало стыдно, когда она рассказала о куче проблем, связанных с трупами, что резко перестали функционировать и превратились в обычные куски мяса, к которым тут же прикопалась полиция. Маму обвинили в убийстве отца, как-то привязали к остальным мертвецам, а во время следствия, дали плоды мои необдуманные эксперименты и её срочно перевели в больницу в тяжёлом состоянии. Там-то к ней и пришёл Кса-Аран, убрал мои косяки, заставил всех забыть об инциденте с трупами, дал денег и сказал, чтобы она сильно не волновалась. Мама дальше оставаться на старом месте не захотела, избавилась от квартиры, купила на выделенные ей деньги этот небольшой, но вполне добротный домик в небольшом селе подальше от города и полтора года боле-менее спокойно жила, восстанавливая пошатнувшиеся нервы на свежем воздухе. До тех пор, пока этой ночью на пороге не объявился я. — И тебе здесь нравится? — Выслушав её часть истории, поинтересовался я, прямо глядя маме в глаза. — Ну… Здесь тихо… Спокойно… — С затаённой грустью протянула мама, отводя глаза в сторону. — Хватит, Света, ты достойна большего, и я тебе это предоставлю. — Уверенно сказал я, поднимаясь из-за стола. — Миша… Может не надо… — Неуверенно проговорила мама. — Надо, мама, надо. Ты устала, иди ложись спать, а мне нельзя терять времени. — Потрепал её по щеке я, дождался, пока она встанет и уйдёт в комнату. За разговорами о былом проморгал рассвет, часы на стене показывали одиннадцать утра, и я наконец-то ощутил усталость. Утомился и физически и морально, так сказать, вернулся домой разбитый и с расшатанными нервами, пора это исправлять. Одним глотком допил остывший чай из своей кружки и со стуком опустил её на стол. Пробежался глазами по небольшой уютной кухоньке, заметил подставку с ножами и, притянул его силовой нитью. Самая неприятная часть плетения, не люблю делать подобное и поэтому редко прибегаю к таким ритуалам, но, сейчас это необходимо как никогда. Зашипев от боли, я вскрыл вены на левом запястье и начал наполнять кружку своей кровью. Она была густой, горячей и липкой, медленно вытекала из моего тела, доставляя очень неприятные ощущения. Наполнив кружку почти до краёв, я зажал рану и кое как залечил её, оставив на месте разреза уродливый шрам, который рассосётся полностью только через пару суток, у некромантов с лечебной магией очень туго, мало что можем, да и то, только на себе. Роняя капли крови с пальцев на линолеум, прошёл к раковине и помыл руки, бросил нож в мойку и принялся плести узор. В отличии от всех остальных плетений, сейчас требуется тонкость и внимательность, это боевые узоры можно выводить как попало, запитывать абы как и швырять в недругов, с собой родимым нужно бережнее. Закончив работу, я активировал узор и кровь в кружке стала ещё гуще и горячее, на её поверхности забурлили пузыри, всё прошло как надо. На вкус отвратительно, хоть я и понимаю, что это моя собственная кровь, с рвотным рефлексом справился с очень большим трудом, но, зато почти сразу же получил награду за перенесённые страдания. В голове окончательно прояснилось, с тихим щелчком все шестерёнки встали на место и механизм заработал чётко и слажено, раскидывая все мысли и идеи по своим полочкам и определяя приоритеты. Приятным бонусом стал прилив сил, но, особенно радоваться я не стал, подобная энергичность всего на пару часов, самое главное это ясность сознания. Отдышавшись, утёр окровавленные губы и присел на минуточку, обдумывая десятки разгулявшихся мыслей. Хорошо всё прикинув, определил две наиболее важные и начал создавать на себе новую одежду, подходящую для родного мира. — Кса-Аран. — Громко и отчётливо позвал я, как только вышел во двор. — Уже попрощался? Не ожидал от тебя такой прыти. — Послышался слегка удивлённый голос демона, и он шагнул из-за угла дома. На нём снова был элегантный костюм, без жилетки, но зато с начищенными до блеска туфлями, на которые почему-то не налипал снег. — А кто сказал, что я прощался? — Расплылся в улыбке я. — Как скажешь. Готов вернуться к делам? — Пренебрежительно усмехнулся демон и с громким хрустом размял пальцы. — Не торопись, у меня ещё есть время на родине, и мне нужна твоя помощь. — Разочаровал его я. — И какая же? Я надеюсь, ты помнишь наши правила?… — Слегка приподнял одну бровь он. — Конечно помню, одна услуга — одна душа, но, я так же понял кое-что ещё. — самодовольно улыбнулся я. — И что же такого интересного ты осознал, что прямо сияешь изнутри? — Заинтересовался демон. — Ты не Бог, ты не можешь сотворить что-то из ничего. — Воздел палец к небу я. — Тоже мне открытие, сам догадался, или подсказал кто? — Снисходительно улыбнулся он. — Не торопись ёрничать, я уловил принцип твоей силы. Ты не творец, ты барыга. — Ехидно усмехнулся я. — Фу как не красиво, воспитанный молодой человек, а такими обидными словами обзываешься. — Поддерживая мой тон, Помахал руками Кса-Аран. — Но ведь по сути это так? Когда я прошу у тебя миллион долларов, ты не создаёшь их из ниоткуда, а где-то у кого-то забираешь, а взамен получаешь душу, ведь так? — Не захотел отступать я. — Ну… Очень грубо, но, в целом верно. — Нехотя согласился демон. — А ещё, в силу своей природы ты не можешь ничего делать сам, по своей воле, лишь выполнять заключённые контракты и молиться своему злейшему врагу, чтобы пожелания клиента совпали с твоими целями. Ты искушаешь, подталкиваешь человека, и в итоге, он отправляется в Ад, ты получаешь душу и прямую выгоду от сделки. — Демон лишь молча кивнул. — А ещё, ты не властен над мирами, иначе бы демоны уже захватили все миры до единого, что наталкивает на одну интересную мысль. Когда я просил у тебя золото, почему ты не закинул мне посылку отсюда, из моего родного мира? — Обличающе спросил я. — Ты не понимаешь, всё не так просто, межмировая материя — это очень своеобразная вещь… — Заюлил Кса-Аран. — Потому что ты не можешь. Не в твоих силах перебросить что-то материальное, не обременённое душой из мира в мир. И там ты ничего поделать не мог, потому что у тебя нет там власти над материальным, ты просто не можешь что-о у кого-то забрать и отдать мне. — Оборвал его я. — Поверь мне, теперь это не на долго. — Недовольно поджав губы, веско произнёс демон и взгляд его стал серьёзным и жёстким. — А я верю, вот только, ждать не хочу. Я сделал свой ход, и Совет Магов об этом узнал, я стал их врагом, и для войны мне нужны ресурсы, которые ты предоставить не можешь. — Я же сказал, пока что я не могу достать тебе золото, когда ты уже прекратишь клянчить то, чего не сможешь получить? — Строго посмотрев мне в глаза, спросил Кса-Аран. — А я и не собираюсь клянчить, я возьму сам, и не там, а здесь, дома, на своём поле. — Выдержав его взгляд, триумфально констатировал я. — Но… Как? Даже если ты захватишь нужную вещь… При переходе она останется здесь и… — Задумчиво пробормотал демон, похоже, ему самому стало интересно. — Не недооценивай меня снова, я кое чему научился в далёких краях. Выполни несколько моих просьб авансом, а я всё сделаю как нужно. — С твёрдой уверенностью кивнул я, демон секунду думал, а потом губы его расплылись в хищном оскале. — А ты тот ещё подлец, ты хоть понимаешь, чем грозит стране твоя идея? — Восхищённо спросил Кса-Аран, шагая рядом со мной вдоль стены Московского Кремля. — А меня это должно волновать? — Безразлично пожал плечами я. — Даже не знаю, ведь это миллионы сломанных судеб, неужели ты готов заставить страдать столько людей лишь для того, чтобы облегчить себе жизнь?! — С неиссякаемым восхищением продолжал восторгаться демон. — Не надо громких речей, ты отлично понимаешь, что тебе это на руку. — Совершенно спокойно ответил я. — Не стану врать, такой кризис принесёт людям много отчаяния, а это значит много выгодных сделок, но… Это слишком даже для тебя. — Поцокал языком Кса-Аран. — Не надо мне льстить, ты сам просил, чтобы я перестал притворяться кем-то другим и стал самим собой. Теперь я Лукас, и у Лукаса есть точно поставленная цель, к которой он будет идти напролом, не глядя на слабых и увечных, как говорится, лес рубят — щепки летят. — Подмигнул ему я и ускорил шаг. Времени рассматривать Москву у меня не было, да и после красот Эль-Тена, она абсолютно никуда не годилась, особенно противная погода, здесь же нет толпы магов, следящих за небом. — Ты мне пока что не нужен, когда я всё сделаю, дам знать. — Повернулся я к демону. — Как знаешь. — Пожал плечами Кса-Аран, незаметно для окружающих исчезая в пространстве. В Москву из глубинки меня в мгновение ока доставил Кса-Аран, правда, пришлось отдать ему душу соседа, что вышел на улицу с утра пораньше, но, не велика потеря, как для меня, так и для человечества. Мой мозг работал как часы, я быстро поймал такси и назвал адрес. Как только мы добрались до нужного места, я тут же прикончил водителя, дабы полностью восстановить запас сил, сейчас мне понадобится вся энергия, что у меня есть. Пройдя один квартал, остановился через дорогу от своей цели и ухмыльнулся. Самый крепкий орешек, на который облизываются лучшие из воров этого мира, построенный в сороковых и являющийся самым надёжным хранилищем, ох какая же шумиха поднимется, когда я его вынесу. Ум за разум заходит, как только представлю, сколько денег внутри, и всё в золоте. Две трети государственного золотого резерва это вам не шутка, мне хватит на все расходы и должно окупить планирующуюся войну. Не став маскироваться, я открыто пошёл вперёд, окружив себя непроницаемым ни для чего материального силовым коконом, об этом ограблении буду говорить века, я сотворю легенду. Охрана попыталась меня остановить, я махнул рукой и всех вместе с частью фасада внесло вовнутрь, во мне сосредоточена воистину ужасающая мощь. Я смотрел вперёд магическим зрением, видя все стены насквозь, десятки людей палили по мне, стараясь пробить энергетическую защиту, но, все их попытки были тщетны, я шёл вперёд, не глядя отмахиваясь в стороны волнами энергии, что рушили стены и убивали охранников и работников хранилища. В воздухе вокруг меня запахло смертью, я ощутил этот пьянящий запах и кровь в венах побежала быстрее. Люди погибали, защищая не принадлежащее им золото, а я впитывал в себя энергию смерти и становился только сильнее. Наконец, я сделал шаг и остановился у огромной круглой двери сейфа, который «невозможно» взломать. Гигантская рука, сотканная из магической силы, скомкала эту преграду как кусок жестянки, с силой швырнула в сторону, пробив огромную брешь в стене, я повернул голову и увидел в проломе копошащихся там людей, уже успели сбежаться на шум, ух, целая армия прискакала, вот только что мне ваши гранатомёты и полетевшие под ноги гранаты со слезоточивым газом. Не обращая внимания ни на что, я встал в своём коконе и начал творить узор, теперь повторить его намного легче, нежели было в первый раз. Не прошло и десяти минут, как с полок исчезли все сто тонн, всё золото, что тщетно пытались защитить все эти люди, до ужасного просто и до боли смешно, я воистину величайший маг! Неожиданно в мою силовую защиту ударила длинная ветвистая молния, я на секунду замешкался, и электрический снаряд чуть не пробил мою защиту. В витающей в воздухе смеси газа и пыли я увидел её. То же самое лицо, строгий костюм, те же очки и та же стрижка каре, это та паскуда! Рыкнув, я усилил защиту, поставив ещё несколько слоёв от всего подряд, и, как оказалось, не зря. Девушка выпрямилась, посмотрела на меня и наши взгляды пересеклись. В тот же миг в мой кокон врезался крупный шар огня а следом за ним огромная сосулька, мой кокон всё отбил, вот только… Энергии он стал потреблять в разы больше, к тому же ещё и основное плетение высасывало из меня силу, за каждую секунду приходится платить силой. Сейчас я восстанавливаю энергию, впитывая силу, выброс которой спровоцировали многочисленные смерти охранников, но, это не навсегда, а моих личных запасов хватит минут на десять, не больше. Не теряя времени даром, я размашисто замахнулся и попытался прибить девку, но, она подпрыгнула под самый потолок, совершив головокружительное сальто. Я увидел, как напряжены её скулы, как она стискивает губы, не ожидала сучка такого отпора. Ну конечно, полтора года назад она с лёгкостью блокировала не опытного некроманта, но не сейчас. Сейчас я не прибегаю к своему обычному арсеналу, в ход идёт чистая энергия, грубо, не изящно, но зато как действенно. Поняв, что прямой атакой мою защиту не пробить, девка резко выбросила руки вперёд и на меня обрушился потолок. Пол под ногами пошатнулся, а сверху меня накрыло тоннами бетона и арматуры. Рефлекторно стараясь прикрыть голову ладонями, я судорожно зажмурился, на миг забыв о своей нерушимой защите. Открывать глаза оказалось бесполезным занятием, со всех сторон кромешная тьма, я досадливо сплюнул, но, решил не высовываться. — Кса-Аран, давай меня к маме, у меня мало времени. — В слух попросил я и тут же оказался на знакомой кухне. Мама всё ещё спала, с момента моего ухода прошло не так много времени. Плетение жрало из меня силу, я быстро растормошил маму и, пока она сонно тёрла глаза, укрыл её силовой плёнкой, что связал напрямую с собой, сосредоточился, пытаясь заставить наши сердца биться в унисон, а когда наши ритмы совпали, Кса-Аран что-то сделал и меня стало затягивать в образовавшуюся под ногами воронку. Я лихорадочно взмахнул руками и в самый последний момент дёрнул за канал, утягивая свою мать за собой, в новый мир, который должен принадлежать лишь нам и стать нашим новым домом.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх