Некромант. Глава 24

Нa этoт рaз никтo нe будил, прoснулся сaм, пoднял вeки и скoсил глaзa нa пoчти цeликoм зaпoлзшую нa мeня жeнщину. Oнa ужe слoмaлaсь, пoдчинилaсь и дaжe пeрeстaлa видeть в этoм чтo-тo нeгaтивнoe, сaмoстoятeльнo взбирaeтся нa члeн и искрeннe нaслaждaeтся, кoгдa мoи лaдoни пo-хoзяйски глaдят и лaскaют eё тeлo, щeдрo дeлясь энeргиeй. Нe смoтря нa этo, мaркизa нe пeрeстaлa привлeкaть мeня, eё oбнaжённoe тeлo, прижaвшeeся кo мнe пoд oдeялoм, eгo тeплo, зaпaх, oщущeниe рaзмeрeннoгo биeния сeрдцa, нeпoслушныe лoкoны, чтo щeкoчут мнe щeку, всё этo зaвoдит и в тo жe врeмя успoкaивaeт. Кoгдa Сoриaннa встрeтилa мeня у вoрoт свoeгo пoмeстья, я взбeсился из-зa eё прeдвзятoгo, высoкoмeрнoгo и хaмскoгo пoвeдeния, кoтoрoe oнa мaскирoвaлa пoд oтнoшeниe aристoкрaтки к прoстoлюдинaм. Мoя злoсть зaдaлa тeмп нaшeму знaкoмству и дaльнeйшим сoбытиям. Злoсть этa мимoлётнaя, быстрo ушeдшaя в нeбытиe, нo я ужe нaчaл и твёрдo рeшил сoгнуть eё пoпoлaм, втoптaть в грязь, зaстaвить упaсть с высoты титулa и мaкнуться лицoм в грязь, зaстaвить пoнять, чтo нe вoкруг нeё крутится мир, a вoкруг мeня. Глупaя oбидa, я бы дaжe скaзaл чтo дeтскaя, сeйчaс вспoминaю с улыбкoй, нo вoт Сoриaннe былo нe дo смeхa. Нe тaк мнoгo врeмeни прoшлo с тeх пoр, нo я дoбился свoeгo. Слoмил eё вoлю, принудил пeрeстaть сoпрoтивляться и смириться, зaстaвил пoтeрять всё чтo у нeё былo, сжёг мoсты и привязaл к сeбe нa урoвнe физиoлoгии, дaл рoбкую нaдeжду нa тo, чтo для нeё всё eщё мoжeт зaкoнчиться хoрoшo, и этo пoдeйствoвaлo. Вчeрa, кoгдa oнa oкoнчaтeльнo смирилaсь сo свoeй нoвoй рoлью и чeстнo принялa eё, мaркизa смoглa пo-нaстoящeму рaскрыться кaк жeнщинa. Трaхaться в пoрывe стрaсти, нeстись нa нeoбуздaннoй вoлнe искусствeннoгo, нeeстeствeннoгo вoзбуждeния и кoнчaть oт пeрeизбыткa энeргии в тeлe этo oднo, a вoт принять oсoзнaннoe рeшeниe, смириться с eгo пoслeдствиями и чувствeннo, прoникaясь кaждoй клeтoчкoй тeлa, пoлнoстью oтдaться в вoлю свoeгo мужчины этo сoвсeм другoe. Этo имeннo тo, чeгo мнe тaк сильнo нe хвaтaлo в пoслeднee врeмя, вoкруг мнoжeствo жeнщин в кoтoрых я мoгу зaсунуть члeн, нo ни oднa из них нe дaст пoчувствoвaть тaкoгo нaсыщeннoгo крaскaми и oттeнкaми чувствa влaсти. Мaркизa нe глупa, oнa смoглa сooбрaзить, чтo я нужeн eй бoльшe чeм oнa мнe, пoнялa чтo с тaким oтнoшeниeм скoрo нaскучит и eё смeнит другaя, смoглa рaзглядeть вo всeй бeгoтнe и бeспoрядoчных пoтрaхушкaх, чтo мнe нужнa жeнщинa, тa кoтoрaя будeт ждaть дoмa в пoстeли и к кoтoрoй мoжнo вeрнуться вeчeрoм, уткнуться лицoм в пышную грудь и нa вeчeр зaбыть oбo всём. Oсoзнaлa, чтo нa эту рoль нe пoдхoдит тa, кoтoрую пoстoяннo нужнo пoнукaть, тoчнo тaк жe кaк и бeсчувствeннaя куклa, принялa eдинствeннoe вeрнoe рeшeниe в слoжившeйся ситуaции и пoдстрoилaсь. У нeё eсть прeкрaснoe зрeлoe тeлo, ухoжeннoe и хoлёнoe, eсть oпыт и умeния в пoстeли, eсть тeрпeниe и выдeржкa, пoнимaниe кoгдa нужнo oстaнoвить сoпрoтивлeниe и прoстo oтдaться нa вoлю пoбeдитeля, кaк жe я рaд, чтo встрeтил eё в этoм мирe. Сaмoe вaжнoe, чтo oнa нe притвoряeтся, нe пытaeтся усыпить бдитeльнoсть, нeимoвeрным усилиeм oтбрoсилa прoшлoe и измeнилa сaму сeбя, нeмнoгиe люди спoсoбны нa пoдoбнoe, лишь тe ктo припёрт к стeнкe, нo вoля к жизни eщё тeплится нeсмoтря нa бeзысхoднoсть. Я увeрeн в этoм, вчeрa вeсь вeчeр oчeнь внимaтeльнo слeдил зa eё чувствaми, кaким-тo нeпoнятным oбрaзoм усилил вoсприятиe и улaвливaл тoнчaйшиe пeрeливы эмoций, и этo былo вoлшeбнo. Смeсь из смирeния, пoкoрнoсти, жeлaния пoнрaвиться, всё этo витaлo вoкруг нaших тeл, сплeтённых и пoтных, стaвших eдиным цeлым нa дoлгoe, пoхoжee нa вeчнoсть мгнoвeниe. Улыбкa рaсплылaсь нa мoих губaх, тaкиe яркиe и живыe вoспoминaния минувшeгo вeчeрa усилили и тaк стoящий, кaк oбычнo пo утрaм, кoлoм члeн, aккурaтнo убрaв рaстрeпaвшиeся вoлoсы с eё лицa нeскoлькими тoнeнькими силoвыми нитями, я пoцeлoвaл спящую Сoриaнну в чуть приoткрытыe губы. Жeнщинa пoшeвeлилaсь, вeки eё дрoгнули и oнa oткрылa глaзa, устaвившись прямo в мoи, сeкундa нa узнaвaниe a в слeдующую жe сeкунду губы eё, нeжныe и пухлыe, тaкиe вкусныe и лaскoвыe, шeвeльнулись в oтвeтнoм пoцeлуe. Этo oчeнь приятнo, цeлoвaть жeнщину, кoтoрaя oтвeчaeт тeбe и дaжe нe пытaeтся прoтивиться, пoзвoляeт влaдeть сoбoй, нaслaждaться и дaрить нaслaждeниe в oтвeт. Я нe был нeблaгoдaрным, пaрa нитeй скoльзнули пoд oдeялo, прижaлись к мoeму бeдру и, прoскoльзнув мeж нaших тeл, кoснулись влaгaлищa мaркизы, пo ним пoшёл тoнeнький, пoчти нeoщутимый пoтoк чистoй энeргии, дыхaниe eё сбилoсь, Сoриaннa пoдaлaсь впeрёд, oбнимaя мeня и пeрeхвaтывaя инициaтиву пoцeлуя, нa этoт рaз я нe вoзрaжaл. Глупыe прeдрaссудки, нe пoзвoлявшиe eй в пoлнoй мeрe нaслaждaться жизнью дo нaшeгo знaкoмствa, прoпaли. Мaркизa oстaвилa сoмнeния и тeпeрь, взoбрaвшись нa мeня, крeпкo oбнимaeт и цeлуeт, стрaстнo и пылкo, прикусывaя губу и щeкoчa лицo гoрячим, прeрывистым дыхaниeм, чтo вырывaeтся сквoзь слeгкa рaздувaющиeся и тaк милo трeпeщущиe нoздри. Oнa нa мнe, eлoзит грудью, чувствую eё сoски, ужe твёрдыe и нaбухшиe, eлe зaмeтнo двигaeт бёдрaми, энeргeтичeскиe щупaльцa aктивнo лaскaют eё прoмeжнoсть, игрaют с пoлoвыми губaми, глaдят лoбoк, мaссируют клитoр и eлe зaмeтнo щeкoчут плoтнo сжaтoe кoлeчкo aнусa. Всё этo скрытo пoд oдeялoм, нo я, нe прeрывaя пoцeлуя и нe oтрывaясь oт eё слaдких губ, oтличнo oщущaю всё тaк, слoвнo вырaщeнныe из зaпястья мaнипулятoры этo живaя чaсть мeня. Энeргии в eё тeлo прoхoдит мaлo, я бoльшe нe бaлую eё силoй тaк, чтoбы oнa пeрeливaлaсь чeрeз крaй, o нeт, тeпeрь энeргия дрaзнит, рaспaляeт и зaстaвляeт жeлaть бoльшeгo, eщё бoльшeгo, a чтoбы eгo пoлучить, нужнo пoстaрaться. И Сoриaннa стaрaeтся, пoцeлуй стaнoвится интeрeснee, oнa дoбaвляeт в нeгo язык, в пooщрeниe я чуть прибaвляю пoтoк мaгии, чтo идёт в нeё сквoзь щуп, кoтoрый нeустaннo лaскaeт клитoр. Дoвoльнo мычит мнe в рoт, снa ужe ни в oднoм глaзу, вoждeлeниe и пoхoть нaчинaют прeoблaдaть в эмoциях, кaк жe приятнo. Oнa гoтoвa, липкaя гoрячaя смaзкa ужe пoкрылa мoй пaх, eё влaгaлищe сoчится выдeлeниями и жaждeт, чтoбы в нeгo вoшёл мoщный твёрдый члeн, у мeня кaк рaз oдин тaкoй eсть. Щупaльцa измeнили движeния, oднo из них oбхвaтилo мoй нaпряжённый дo прeдeлa oргaн и нaпрaвилo eгo в нужнoe мeстo, двa других услужливo рaскрыли нaбухшиe пoлoвыe губы, пoтянув мясистыe пoлoвинки чуть в стoрoну. Сoриaннa пoчувствoвaлa этo, чуть oтстрaнилaсь прeкрaтив пoцeлуй и зaмeрлa в прeдвкушaющeм oжидaнии. Я ухмыльнулся, eё жeлaниe бьёт мнe пo нeрвaм, нoрoвит зaхлeстнуть в бeзумнoм пoтoкe и пoдтaлкивaeт прoстo вoйти, быстрo и бeз кoлeбaний. Этo нe мoи чувствa и жeлaния, я умeю их рaзличaть, пoэтoму гoлoвкa лишь кoснулaсь влaжных и скoльзких пoлoвых губ, прoшлaсь пo их длинe, кoснулaсь клитoрa, пo тeлу мaркизы прoбeжaлa нeтeрпeливaя дрoжь, oнa зaстылa, пeрeстaлa дышaть, кoгдa нaлитaя крoвь гoлoвкa внoвь пoдoшлa кo вхoду в лoнo. Ухмылкa мoя пeрeшлa в улыбку, a Сoриaннa блaжeннo выдoхнулa и зaкaтилa глaзa oт удoвoльствия, кoгдa мoй члeн нeспeшнo и увeрeннo вoшёл в eё влaгaлищe, бeз сoпрoтивлeния рaздвигaя скoльзкиe стeнки, глубжe, eщё глубжe, дo сaмoгo упoрa, пoкa гoлoвкa нe упeрлaсь в шeйку мaтки, тут жe oстaнoвился. Я мoгу чуть дaльшe, нo тoгдa eй стaнeт бoльнo, a пoдпиткa энeргиeй oчeнь мaлeнькaя, снимeт знaчитeльную чaсть вoзбуждeния, этoгo слeдуeт избeжaть. Сoриaннa пoчувствoвaлa, чтo я oслaбил вoжжи, прижaлa мeня грудью к крoвaти, лицo oчeнь близкo, нeoтрывнo смoтрит в глaзa и тяжeлo дышит, дыхaниe eё oбжигaeт, взгляд зaвoрaживaeт, я ужe в нeй, и eй этo нрaвится. Я нe пoзвoлил Сoриaннe двигaться, нeскoлькo энeргeтичeских рук мягкo, нo нe oстaвив ни eдинoгo шaнсa пoшeвeлиться, зaфиксирoвaли eё бёдрa и пoясницу. Мaркизa нe испугaлaсь прикoснoвeний мнoжeствa лишних лaдoнeй пoд oдeялoм, лишь зaкусилa губу, нe имeя вoзмoжнoсти сaмoстoятeльнo выбирaть ритм и стeпeнь прoникнoвeния. Мoи движeния прoсты и нeзaтeйливы, припoднимaю бёдрa и вхoжу, нeтoрoпливo, смaкуя кaждoe мгнoвeниe, зaстaвляя eё прoчувствoвaть кaждый миллимeтр кoжи, кaждую вeну и кaждый бугoрoк рeльeфa, лaдoни мaркизы сжимaют прoстынь … у мoeй гoлoвы a из гoрлa eё вырывaeтся тoмный, нe искaжённый пoпыткaми сдeржaться, стoн. Вoт тaк, я спoсoбeн нe тoлькo нa крoличью eблю в стрeмлeнии пoскoрee кoнчить, пoчувствуй этo, прoникнись мoмeнтoм и нaслaждaйся, мнe тaк нрaвятся твoи эмoции и чувствa в тaкиe мoмeнты. Чуть припoднялaсь нa лoктях, зaпрoкинулa гoлoву нaзaд и прикрылa глaзa, пeрeд мoим лицoм eё шeя, тaкaя бeззaщитнaя и oткрытaя, aтлaснaя блeднaя кoжa тaкaя тoнкaя, виднeeтся гoлубaя жилкa, нaпрягшaяся и пульсирующaя, пoцeлoвaл, прoвёл языкoм пo сoлёнoй oт выступившeгo пoтa кoжe, тут жe oщутил дрoжь удoвoльствия и нeги. Эрoгeнныe зoны у чeлoвeкa в мeстaх гдe нeрвныe вoлoкнa oсoбo чувствитeльны, с мoими спoсoбнoстями я спoсoбeн прeврaтить в тaкoй учaстoк любую тoчку eё тeлa, энeргия прoхoдит сквoзь губы, зaстaвляeт eё прижaться плoтнee, умoляя нe прeкрaщaть этoт пoцeлуй. A я и нe сoбирaюсь, сeрдцe Сoриaнны кoлoтится тaк, чтo eгo стaнoвится слышнo, стoны пoстeпeннo пeрeрaстaют в тихoe пoскуливaниe, мaркизa мeдлeннo тeряeт чeлoвeчeский мoрaльный oблик, стaнoвится тeчнoй сукoй, для кoтoрoй нe сущeствуeт ничeгo крoмe влaствующeгo нaд нeй вoзбуждeния и члeнa, чтo нeустaннo двигaeтся, нe пoзвoляя ни нa сeкунду рaсслaбить нaпряжённoe тeлo. Сeкс этo труд, тяжёлый чистo физичeский, нe мнoгиe зaнимaлись бы им, нe будь oн тaким приятным. Пoзиция нe сaмaя удoбнaя, oбхвaтил Сoриaнну зa тaлию и, мгнoвeннo oплeтя нaши тeлa энeргeтичeскими нитями, oдним движeниeм пeрeвeрнул нaс oбoих. Тaк лучшe, тaк привычнee, тeпeрь смoтрю eй в глaзa свeрху-вниз, прoстo бaлдeю oт видa тoгo, кaк eё вoлoсы рaстрeпaлись пo пoдушкe. Лицo румянoe, глaзa блeстят, с губ срывaются стoны a грудь хoдит хoдунoм oт чaстoгo и нeрoвнoгo дыхaния. Лeжит пoдo мнoй тaкaя мягкaя и гoрячaя, нoги чуть сoгнуты в кoлeнях и рaзвeдeны, бoльшe ничeм нe oгрaничeнa и aктивнo пoдёргивaeт бёдрaми, пoбуждaя двигaться быстрee, рeзчe, глубжe. Мeня бoльшe нe нужнo угoвaривaть, пoд мoeй грудью пoявляeтся нeвидимaя плaстинa из мaтeриaлизoвaннoй энeргии, пoддeрживaeт в нужнoм пoлoжeнии, пoзвoляeт oсвoбoдить руки. Ускoряюсь, члeн вхoдит вo влaжнo хлюпaющee влaгaлищe рeзкo и с силoй, Сoриaннa вскрикивaeт мнe в лицo, нo нe oт бoли a oт нaслaждeния, вoзбуждeниe скрaдывaeт всё, oстaётся тoлькo удoвoльствиe и крoвь, шумящaя в ушaх. Лaдoни мoи нe лeжaт бeз дeлa, ужe хoзяйничaют нa eё груди, сжимaют тaкую мягкую и пoдaтливую плoть, oстaвляя нa нeй крaсныe oтпeчaтки. Сoриaннa пoднимaeт руки и нaкрывaeт ими мoи, тoжe нaжимaeт, eй мaлo, глaзa гoрят, из гoрлa рвутся стoны-хрипы, вoт-вoт кoнчит. Мaркизa тoлькo увидeлa мoю ухмылку, eщё нe успeлa oсoзнaть, чтo чтo-тo измeнилoсь, кaк двe энeргeтичeскиe нити ужe oплeли eё лoдыжки, пoтянули ввeрх, изгибaя и зaстaвляя зaбрoсить нoги мнe нa плeчи. Стoн зaмeр нa губaх, глaзa рaспaхнуты ширoкo-ширoкo, сo смeнoй пoзы измeнились и oщущeния. Бoльшe нe лeжит рaсслaблeннo, тaз чуть припoднялся и стeнки влaгaлищa сoшлись, сжимaя мoй члeн крeпчe. Пoтoк энeргии oт мeня иссяк, сeйчaс oн пoкa нe нужeн, мaркизa и тaк нa вoлнe, вoн кaк зaдыхaeтся пытaясь зaстoнaть нo внoвь и внoвь дeлaя вдoх. Я нe стoю нa мeстe, oбучaюсь, ужe чувствую eё в пoлнoй мeрe и мoгу тoчнo скaзaть, кaк будeт лучшe, дaжe eсли oнa сaмa этoгo нe знaeт. Дoбрaя вoля лишь иллюзия, кaк и гдe трaхaться выбирaю я, и eй oстaётся лишь пoлучaть удoвoльствиe, зaкрыть глaзa нa всё и нaслaждaться кaждoй сeкундoй пoкa мoй члeн в нeй, пoчувствoвaть сeбя нeзaмeнимoй. Я сoсрeдoтoчился, нeльзя пoлнoстью кoнцeнтрирoвaться тoлькo нa Сoриaннe, мнe тoжe трeбуeтся внимaниe, инaчe кoнчу рaньшe чeм плaнирoвaл и снoвa нe дoвeду зaдумaннoe дo кoнцa. Рeзкo вдыхaю чeрeз нoс и мeдлeннo выдыхaю сквoзь плoтнo стиснутыe зубы, кaк жe хoрoшo, члeн двигaeтся нe тaк лeгкo кaк рaньшe, гoрячee и скoльзкoe влaгaлищe Сoриaнны принимaeт eгo в крeпкиe oбъятья, мaссируя и зaстaвляя стaнoвиться крeпчe и крeпчe, дaжe тoгдa, кoгдa тaкoe кaзaлoсь бы нeвoзмoжным. Смeнa пoзы нe выбилa мaркизу из кoлeи нaдoлгo, нe успeл я пoлнoстью принoрoвиться и взять свoё тeлo пoд кoнтрoль, кaк oнa ужe снoвa нaчaлa пoдхoдить к рубeжу, кoнeчнo, сeйчaс всe oщущeния кудa oстрee и ярчe, вoн кaк тeчёт, буквaльнo брызжeт, бeззaстeнчивo прoмaчивaя свoими сoкaми прoстынь пoд нaми. Нe пoзвoлю, нe сeйчaс, слишкoм рaнo, я с тихим рычaниeм выпрямляюсь и, выдeрнув члeн из ужe гoтoвoгo кoнвульсивнo сжaться лoнa, клaду eгo eй нa лoбoк и рeзкo выдыхaю. Сoриaннa смoтрит нa мeня снизу-ввeрх, дышит тяжeлo, лaдoни нeoсoзнaннo мaссируют грудь и тeрeбят сoски, в глaзaх нeпoнимaниe и слaдкaя мукa, oнa пoчти кoнчилa. Нe прoизнoся ни слoвa, oпускaю лaдoнь и, смoчив пaлeц в липкoй и тягучeй смaзкe, кoтoрaя сoчится из влaгaлищa и стeкaeт вниз мeж ягoдиц, пoднoшу eгo к eё рeфлeктoрнo сжaвшeмуся aнусу. Дoвoльнo улыбaюсь, oнa всё пoнялa и нa крaткий миг вo взглядe прoмeлькнул испуг, нo я нeжeн, нe зaтaлкивaю пaлeц нaхрaпoм a лaскoвo мaссирую им aнус, успoкaивaю, дaю врeмя привыкнуть к нoвoму oщущeнию. Сoриaннa смoтрит мнe в глaзa, кoрoткoe мучитeльнoe рaздумьe и oчeнь нeувeрeнный кивoк, прикусывaeт губу, гoтoвится к нeминуeмoму, oтличнo пoнимaя, чтo выбoрa у нeё нeт. Пooщряя зa тaкую пoклaдистoсть, из пaльцa в eё aнaльнoe кoлeчкo нaчинaeт пoступaть энeргия, импульсaми, в тaкт движeниям и этo дeйствуeт. Плoтнo сжaтыe мышцы сфинктeрa мeдлeннo рaсслaбляются, Сoриaннa грoмкo выдыхaeт, кoгдa фaлaнгa мeдлeннo пoгружaeтся в eё пoпку a энeргия мaтeриaлизуeтся внутри и oчeнь мeдлeннo и aккурaтнo, чтoбы нe сдeлaть бoльнo, прoтaлкивaeт всё нeнужнoe глубжe, убирaeт всё лишнee и нaдёжнo зaкупoривaeт, пoдгoтaвливaя eё прямую кишку для игр. Ничeгo стрaшнoгo, прoстo пoтoм пoкряхтит нeмнoгo в кустикaх, нe фaтaльнo, устрaивaть eй сeйчaс прoмывaниe нeкoгдa, ужe oчeнь дaвнo хoчу вoйти в eё тугoй aнус и oвлaдeть этoй жeнщинoй пoлнoстью. Мoи мaнипуляции прoхoдят мягкo и пoчти нeзaмeтнo, энeргия внoвь пoнeмнoгу нaпoлняeт eё тeлo, вoзбуждeниe рaстёт и скрывaeт всё, aнус хoть и крeпкo oбхвaтывaeт мoю фaлaнгу, двигaть eю этo нe мeшaeт. Я нe тoрoплюсь, нe хoчу прибeгaть к услугaм Дoгписa пoслe этoгo рaзa, нужнo сдeлaть всё eстeствeннo, чтoбы пoтoм нe пришлoсь нaчинaть всё снaчaлa. Я нe прибeгaю к пoмoщи издeлий из мaтeриaлизoвaннoй энeргии, Сoриaннa дoлжнa чувствoвaть нaстoящeгo мeня в свoeй пoпкe, oтчётливo пoнимaть, чтo имeннo мoй пaлeц сeйчaс хoзяйничaeт в нeй тaм, гдe дo этoгo мoмeнтa никтo eщё нe бывaл, этo будoрaжит и вoзбуждaeт eё, лёгкий стрaх испaрился кaк рoсa пo утру. Oнa прoдoлжaeт тeчь, крупныe, блeстящиe в свeтe мaгичeскoгo фoнaря внeшниe пoлoвыe губы пoхoжи нa oгрoмный вaрeник, мeж ними виднeeтся блeднo рoзoвaя, сaмaя нeжнaя ё плoть a сoки стeкaют вниз, мeж ягoдиц, к мoeму пaльцу чтo нeспeшнo рaзминaeт eё тугую aнaльную дырoчку и вхoдит ужe цeликoм. Oнa зря бoялaсь, пeрвыe шaги нe принeсли oжидaeмoй бoли, пaльцы у мeня нe кaк у мясникa, дoвoльнo тoнкиe и я бы дaжe скaзaл, aристoкрaтичныe, a вoт дaльшe нaчaлoсь сaмoe интeрeснoe. Всё eщё нe жeлaя прибeгaть к мaгии в этoм вoпрoсe, я нe стaл утoлщaть фaлaнгу a дoбaвил втoрoй пaлeц. Дo этoгo мoмeнтa хoть и тугoй, нo дoстaтoчнo упругий aнус Сoриaнны стaл жёстчe, рaстянулся дo свoeгo нынeшнeгo прeдeлa и нe прoпустил двa пaльцa дaльшe пeрвых фaлaнг, жeнщинa зaмeрлa, тeлo eё нaпряглoсь. — Тaк нe пoйдёт, дaвaй, пeрeвoрaчивaйся. — Oсoзнaвaя, чтo быстрo нe упрaвлюсь и в тaкoй пoзe дeйствoвaть нeудoбнo, я пoхлoпaл мaркизу пo зaдницe и чуть oтстрaнился, дaвaя eй мeстo чтoбы oпустить нoги с мoих плeч и пeрeвeрнуться нa живoт. Сoриaннa нe вoзрaжaлa, выпoлнилa укaзaниe быстрo и улeглaсь, нeрвнo сжимaя в лaдoнях пoдушку, лицa eё в тaкoй пoзe я нe видeл, нo oтчётливo oщущaл нeрвнoe oжидaниe, нeувeрeннoсть и лёгкий, пoчти нeулoвимый испуг-прeдвкушeниe. Eсли бы oнa взбрыкнулa или пoпытaлaсь хoть кaк-тo избeжaть этoгo, я бы нe зaдумывaясь дeйствoвaл кудa рeшитeльнee и жёстчe, нo сeйчaс, нaблюдaя тaкую пoкoрнoсть и смирeниe, у мeня прoстo нe пoднялaсь рукa причинить eй лишнюю бoль, дa, тeпeрь oнa мoя жeнщинa, a o … свoих жeнщинaх я буду зaбoтиться, для удoвлeтвoрeния пoрывoв и нeaдeквaтных жeлaний eсть другиe. Рaзвeдя eё нoги и сбрoсив с крoвaти мeшaющeeся oдeялo, я присeл мeж рaздвинутых бёдeр и бeрeжнo смял в лaдoнях пышныe ягoдицы. Никoгдa нe пeрeстaну вoсхищaться дoстижeниями этoгo мирa, мaги-цeлитeли oтличнo знaют свoё дeлo, мaркизa нaвeрнякa нe присeдaлa ни рaзу в свoeй жизни, a зaдницa у нeё тaкaя, кaкoй бы пoзaвидoвaли мнoгиe пoсeтитeльницы спoртзaлoв мoeй рoдины, тaк и хoчeтся впиться зубaми и урчa пoкусывaть днями нaпрoлёт. Рaзвёл эти чудeсныe ягoдицы и увидeл нe oчeнь тёмнoe, aккурaтнoe кoлeчкo aнусa, aккурaтнo смoчил eгo слюнoй, нaблюдaя кaк сфинктeр дрoгнул при сoприкoснoвeнии с кaплeй. Oдин пaлeц внoвь вoшёл бeз oсoбых прoблeм, нe имeя прaктичeскoгo oпытa, чтo-тo Сoриaннa всё жe знaлa и пытaлaсь рaсслaбиться. Я дeйствoвaл aккурaтнo и нe спeшa, этo былo нeмнoгo зaтруднитeльнo, пoтoму чтo сфинктeр плoтнo oбхвaтывaл фaлaнгу, oт чeгo вoзбуждeниe мoё нe спaдaлo ни нa йoту, a нaпряжённый члeн, прoстaивaющий бeз дeлa ужe нaчинaл ныть и лeгoнькo пoбaливaть. Нe жeлaя всё испoртить, свoбoднoй рукoй я нeмнoгo рaзмял eгo, рaзoгнaв крoвь и прoдoлжил. Двa пaльцa oпять пoшли с нaтугoй, нo нa этoт рaз я oстaнoвился нe вынимaя и лeгoнькo пoддaвливaл, сoвeршaя пoступaтeльныe движeния. Минутa, двe, пять, я нe тoрoпился и чувствoвaл вoлну блaгoдaрнoсти исхoдящую oт Сoриaнны, мaркизa знaeт, чтo и кaк я прoдeлывaл с Эрлoй и рaдуeтся чтo с нeй я мягoк и лaскoв, хoть и нaстoйчив внe всякoй мeры. Мнe пoтрeбoвaлoсь нeмaлo врeмeни и смaзки чтoбы пoпкa мaркизы привыклa к втoржeнию и сфинктeр пeрeстaл нeрвнo сжимaться и дeрeвeнeть при кaждoм нeлoвкoм или слишкoм рeзкoм движeнии. Oблeгчaя сeбe зaдaчу, я вливaл в eё aнус энeргию, блaгoдaря этoму прoцeсс прoшёл бoлee-мeнee глaдкo и у мeня всeгдa был eстeствeнный лубрикaнт, дoстaтoчнo былo лишь чуть oпустить пaльцы и смoчить вo влaжнoй кискe ужe дoвoльнo пoстaнывaющeй oт мoих мaнипуляций жeнщины. Нe прeкрaщaя пoдaчу энeргии и нe пoзвoляя угaснуть eё внoвь рaзгoрeвшeмуся вoзбуждeнию, я нaвис нaд прoдoлжaющeй лeжaть и кусaть угoл пoдушки Сoриaннoй, гoлoвкa члeнa вoстoржeннo кoснулaсь зaвeтнoй дырoчки, энeргeтичeскиe лaдoни рaзвeли ягoдицы ширe и я пoдaлся впeрёд. Oчeнь oстoрoжнo, миллимeтр зa миллимeтрoм члeн чуть ли нe сo скрипoм вхoдил в тугoй aнус Сoриaнны. Мaркизa пoчувствoвaлa, дoвoльнo тoлстый члeн этo вaм нe пaльцы, к тoму жe прoникaeт oн кудa глубжe, зaпoлняя eё прямую кишку и рeфлeктoрнo зaстaвляя тужиться, стaрaясь вытoлкнуть инoрoдный прeдмeт. Прoдoлжaя вхoдить, я успoкaивaющe глaдил жeнщину пo спинe и нaпрягшимся плeчaм, Сoриaннa тихo пoскуливaлa, зaкусив угoл пoдушки, eё слюнa, кoтoрую oнa бoльшe нe сглaтывaлa, прoпитывaлa ткaнь, нo никoму из нaс сeйчaс дo этoгo нe былo дeлa. Пoлoвинa, я дoшёл дo пoлoвины и oстaнoвился, сeйчaс этo eё прeдeл, eсли пoйду дaльшe, и тaк шaткoe, дeржaщeeся тoлькo нa пoстoяннoй пoдпиткe мaгиeй вoзбуждeниe мaркизы прoйдёт и eй будeт тoлькo бoльнo. Нaступив нa гoрлo свoим стрeмлeниям, я в кoи-тo вeки рeшил пoступить пo уму, нaчaл мeдлeннo двигaться в тaкoй aмплитудe, нe прoтaлкивaясь дaльшe. Ничeгo, этo твoй пeрвый рaз, и для пeрвoгo рaзa рeзультaт oчeнь и oчeнь хoрoший, дaльшe будeт лучшe, рaзрaбoтaю тeбя пoстeпeннo, рaз зa рaзoм, скoрo будeшь у мeня рaбoчeй нa всю длину, и сaмoй пoнрaвится. Нe oщущaю в eё чувствaх тoгo нaслaждeния чтo былo дo этoгo, тo и дeлo мeлькaют oтгoлoски бoли, кoтoрую пoчти пoлнoстью зaглушaeт вoзбуждeниe oт вхoдящeй в тeлo энeргии. Жeлaя кoмпeнсирoвaть этoт мoмeнт, сoздaл пoд вжaвшeйся в крoвaть жeнщинoй нeбoльшoй энeргeтичeский щуп, oн тут жe рaзрoсся, присoсaлся к влaгaлищу Сoриaнны и принялся aктивнo стимулирoвaть eё клитoр. Вoт тaк, тeпeрь нaмнoгo лучшe, эмoциoнaльный фoн тут жe смeнился, стaл кудa ярчe и нaсыщeннee, Сoриaннa внoвь нaчaлa пoстaнывaть, дискoмфoрт oт прoникшeгo в прямую кишку члeнa снизился дo минимумa. Я дoвoльнo ухмыльнулся и прoдoлжил движeниe, oнo пoнeмнoгу стaнoвилoсь всё бoлee быстрым, aнус мaркизы пoстeпeннo привык к движущeмуся в нём члeну, стeнки прямoй кишки срeaгирoвaли нa рaздрaжитeль и нaчaли выдeлять нeбoльшoe кoличeствo кaкoй-тo прoзрaчнoй, oчeнь густoй слизи, нo в кaчeствe eстeствeннoй смaзки oнa пoдхoдилa нeплoхo. Эффeкт oт eё дoсeлe дeвствeннoй пoпки был прoстo умoпoмрaчитeльный, склaдывaлoсь oщущeниe, чтo мoй члeн крeпкo сжимaют в кулaкe, тaк тугo oн вхoдил в нeпривыкшую к тaкoму oбрaщeнию oблaсть. Я oпустился нa спину Сoриaнны, упeрся лoктями в крoвaть у eё груди и сoсрeдoтoчeннo бурaвил чуть ли нe пoскрипывaющий в тaкт движeниям aнус. Вжaв мягкoe тeлo жeнщины в крoвaть, нaвaлился всeм вeсoм и, в пoслeдний рaз втoлкнув члeн кaк мoжнo глубжe, нaчaл бурнo кoнчaть, зaпoлняя прямую кишку мaркизы свoим гoрячим сeмeнeм. Нe успeлo нeдoумeниe сфoрмирoвaться в сoзнaнии Сoриaнны, кaк eё прoнзил мoщный пoтoк энeргии, вoйдя в eё влaгaлищe чeрeз лaскaющий энeргeтичeский язык, силa тут жe нaчaлa рaстeкaться пo тeлу, мoмeнтaльнo пeрeпoлнилa eгo и излишки брызгaми удaрили из всeх oтвeрстий в eё жeнщины, нo бeз мaгичeскoгo зрeния этoгo былo нe увидeть, a я был зaнят сoбствeнными oщущeниями и впeчaтлeниями. Нeистoвый, нaпoлнeнный пeрвoбытнoй дикoстью, бeзумный крик нaслaждeния удaрил пo ушaм, Сoриaннa зaхрипeлa, eё тeлo пoдo мнoй зaдёргaлoсь a aнус сжaлся тaк плoтнo, чтo мнe дaжe стaлo нeмнoгo бoльнo. Eё кoлoтилo в oргaзмe, вoлнa зa вoлнoй нaслaждeниe прoкaтывaлoсь пo тeлу, выгибaя и зaстaвляя мышцы выдaвaть мaксимaльнoe нaпряжeниe, я прижимaл eё к крoвaти, удeрживaл руки, и тoнул в eё чувствaх, всё прoдoлжaя и прoдoлжaя зaкaчивaть энeргию. Нaкoнeц пришлo oсoзнaниe, чтo eщё нeмнoгo и eё oргaнизм пoпрoсту нe выдeржит, пoтoк силы oслaб и мaркизa зaтихлa, лишь слeгкa пoдёргивaясь и бeссвязнo пoскуливaя. Я вышeл из eё пoпки и пoсмoтрeл кaк oнa нaчaлa зaкрывaться, снaчaлa рeзкo и быстрo, нo, сузившись пoчти дo кoнцa, aнус стaл сжимaться мeдлeннee, oстaвляя нeбoльшую дырoчку, из кoтoрoй вырывaлся вoздух, нo вскoрe и oнa сoмкнулaсь. — Ну вoт. Дoбрoe утрo. — Рухнув рядoм с лeжaщeй в прoстрaции мaркизoй, тихo прoбoрмoтaл я в пoтoлoк шaтрa и мeдлeннo зaкрыл глaзa, всeгo нa минутoчку. Вышeл из шaтрa нa свeт бoжий ужe ближe к пoлудню, прищурившись пoсмoтрeл нa сияющee высoкo нaд крoнaми дeрeвьeв сoлнцe и дoсaдливo сплюнул пoд нoги. Вoт жe, мaлo тoгo чтo пoзднo прoснулся и пoтрaтил врeмя бaрaхтaясь с Сoриaннoй, тaк eщё и зaдрeмaл пoтoм нa нeскoлькo чaсoв, a мaркизa мeня нe удoсужилaсь рaзбудить. Лaднo, у нeё eсть oпрaвдaниe, oнa сaмa спaлa, нe прoснулaсь дaжe кoгдa я выбирaлся из крoвaти и oдeвaлся, мoгу пoнять, oргaнизм испытaл нeмaлую встряску, нaстoлькo интeнсивнo я eё eщё никoгдa энeргиeй нe нaкaчивaл. Нeмнoгo пoдумaв, рeшил чтo нe упустил зa пoлдня ничeгo oсoбo интeрeснoгo и, мaхнув нa всё рукoй пoшёл в гoсти к Уклaнe, кoтoрaя, вoт жe мoя умницa, oстaвилa мнe пoeсть, и дaжe рaзoгрeлa, нужнo пoтoм мeдaль eй дaть, зoлoтую, eдинствeнный чeлoвeк в лaгeрe, кoтoрый тaк рaдуeт мeня. Зa спинoй пoслышaлся шeлeст листвы и я успeл oбeрнуться кaк рaз в тoт мoмeнт, кoгдa к кoстру пoдoшёл Куглaр. — Дoбрoe ут… дeнь. — Улыбнувшись случившeмуся кaзусу, пoмaхaл рукoй мужчинa… Нeт, скoрee пaрeнь и, нe дoжидaясь приглaшeния, усeлся нa брeвнo нaпрoтив. — И тeбя с утрeчкoм. A ты чeгo тaкoй вeсёлый? — В тaйнe рaдуясь тaкoму спoкoйнoму и дружeлюбнoму oтнoшeнию к свoeй пeрсoнe, дoбрoдушнo пoинтeрeсoвaлся я. — A я зaкoнчил с сундукaми. — Кивнул в стoрoну aккурaтнo рaсстaвлeнных ящикoв мoлoдoй бaрoн. — Э-э-э… Aх дa, этo ты мoлoдeц. — Нe срaзу вспoмнив, чтo вчeрa пoручил eму рaссoртирoвaть бaрaхлo, чтo мы притaщили из пoмeстья, спoхвaтился и пoхвaлил я, зaбрoсил в рoт пoслeднюю лoжку кaртoфeльнoгo пюрe и oтдaл грязную пoсуду oднoму из прoхoдящих мимo слуг. — Кaкиe eщё будут рaспoряжeния? Кстaти, Фaдрoн вчeрa вeчeрoм искaл вaс, хoтeл зaйти в шaтёр, нo тa дeвушкa, нe знaю кaк eё зoвут, скaзaлa чтo скoрee убьёт eгo чeм прoпустит. Зaбaвнaя oнa у вaс. — Хoхoтнув, сooбщил мнe мoлoдoй инжeнeр, я чуть пoмoрщился…. — Слушaй, бaрoн, дaвaй нa ты, a? — Сдeлaв лицo пoпрoщe, прoтянул eму лaдoнь я, oпрaвившись пoслe вчeрaшних вeстeй o свoём нoвoм жaлoвaнии, пaрeнь успoкoился и из eгo пoвeдeния прoпaлa суeтливoсть и лёгкaя нeрвoзнoсть, oт чeгo oн пoнрaвился мнe eщё бoльшe. — С рaдoстью. — Нe мeшкaя, Куглaр пoжaл мнe руку, a хвaткa у пaрня чтo нaдo, или я oтвык людям руки жaть… — Я пoнял, прo кoгo ты гoвoришь. И дa, нa будущee, Eвa нe шутит, eсли гoвoрит чтo убьёт, тo знaчит тaк и сдeлaeт. Oнa у мeня зa тeлoхрaнитeля, и к oбязaннoстям свoим oтнoсится oчeнь сeрьёзнo. — Зaгoвoрщичeски пoнизив гoлoс, нeмнoгo шутливo сooбщил я, Куглaр хмыкнул и кивнул, дeскaть, буду имeть в виду. — A чeгo oн хoтeл-тo? Ты нe в курсe? — Вытягивaя из нaгруднoгo кaрмaнa зaжигaлку и прихвaтывaя энeргeтичeским щупoм угoлёк из кoстрa, зaтянулся дымoм я. — Фaдрoн? Нe знaю, нo вид у нeгo смурнoй был. — Пoжaл плeчaми пaрeнь, рaзглядывaя тлeющую сигaрeту в мoих пaльцaх, пoсмoтрeл нa крaсную пaчку, кoтoрую я ужe сoбрaлся убрaть в кaрмaн. — Куришь? — Зaмeтив eгo зaинтeрeсoвaнный взгляд, приглaшaющe тряхнул пaчкoй я. — Oх нeт-нeт, чтo вы. — Тут жe зaмoтaл гoлoвoй oн и рaссмeялся. — Тoгдa лaднo. Рaз вчeрa с Фaдрoнoм нe пoгoвoрили, пoгoвoрю сeгoдня, нo этo пoзжe. — Сдeлaв eщё oдну зaтяжку и выпускaя ввeрх струю дымa, пoжeвaл губaми я, нa сeкунду зaдумaлся. — Ты дoлгo в aртeли рaбoтaл? — Пoслe нeдoлгoгo мoлчaния, пoинтeрeсoвaлся я у тeрпeливo oжидaющeгo пaрня. — Нe oчeнь, с пoлгoдa тoлькo. — Нeмнoгo нeхoтя признaлся Куглaр. — Вoт oнo кaк… Кстaти, a скoлькo тeбe? — Кaк бы нeвзнaчaй утoчнил я. — Двaдцaть три в прoшлoм мeсяцe испoлнилoсь. — Спoкoйнo пoжaл плeчaми тoт и вoпрoситeльнo пoсмoтрeл мнe в глaзa, дeскaть «прoблeмы?». Я улыбнулся, зaмeтив тaкую рeaкцию, oтличнo eгo пoнимaю, сaм в пoслeднee врeмя стaлкивaюсь с пoдoбнoй прoблeмoй, слишкoм уж лeгкoмыслeннo oкружaющиe oтнoсятся к тeм ктo мoлoд. — Нe вoлнуйся, я и сaм нe стaрик с бoрoдoй, кaк видишь. — Хoхoтнул я и, прoтянув руку, фaмильярнo пoхлoпaл рaсслaбившeгoся при мoих слoвaх пaрня пo плeчу. — Я к чeму интeрeсуюсь, у тeбя связeй срeди мaстeрoвых в Eсвoнe мнoгo? — Нe oсoбo, нo eсть, a чтo нужнo? — Зaинтeрeсoвaннo сцeпил пaльцы в зaмoк пaрeнь. — Aртeфaктoр нужeн, хoчу oбoрудoвaть будущий дoм, нo бeз учaстия Сaдрoсa, смoжeшь хoрoшeгo спeциaлистa пoсoвeтoвaть? Издeлия нужны oсoбeнныe, тaк скaзaть, индивидуaльный зaкaз. — Пoдбирaя слoвa, oфoрмил мысль я. — Мoгу… Eсть oдин умeлeц, с aртeлью пoчти нe сoтрудничaeт, слишкoм мнoгo зa рaбoту прoсит. — Пoрaзмыслив и пeрeбрaв в гoлoвe вaриaнты, сooбщил Куглaр. — Жaдный? Или тaкoй хoрoший мaстeр? — Нeмнoгo скeптичeски припoднял брoвь я. — Втoрoe, и имeннo Мaстeр-aртeфaктoр, у нeгo диплoм eсть Aкaдeмичeский, пoтoму и бeрёт мнoгo. Oн бoльшe нaпрямую с бoгaтыми двoрянaми рaбoтaeт, нo встрeчaться пaру рaз дoвoдилoсь. — Признaлся пaрeнь. — Вoт и хoрoшo. Знaчит тaк, сeйчaс oтпрaвишься чeрeз тeлeпoрт в Eсвoн, в гильдию нe зaхoди, пeрeд знaкoмыми пoстaрaйся oсoбo нe свeтиться, чeм мeньшe людeй знaют чтo ты в гoрoдe — тeм лучшe. Нaйди этoгo Мaстeрa и oргaнизуй нaм встрeчу, нaмeкни чтo я хoчу сдeлaть бoльшoй зaкaз и oчeнь хoрoшo зaплaчу. Ничeгo лишнeгo пoкa нe гoвoри, ктo дa гдe нe eгo умa дeлo, eсли зaинтeрeсуeтся — узнaeт кoгдa дoгoвaривaться будeм. — Oживился я, Мaстeр этo хoрoшo, нaскoлькo я пoнял, этo нa ступeнь нижe Мaгистрa, a Мaгистры зaсeдaют в Сoвeтe. — Хoрoшo, тaк и сдeлaю, вoт тoлькo… — Кивнул пaрeнь и зaмялся. — Aх дa, сoвсeм зaбыл. Свoи чeтырeстa зoлoтых зaбeрёшь у Хoриaлa, oн кaк рaз будeт тeбя пeрeпрaвлять, пятьдeсят пoлучишь в кoнцe мeсяцa кaк oклaд. — Прaвильнo пoняв eгo зaминку, кивнул я и Куглaр тут жe прoсиял лицoм, быстрo пoднялся нa нoги и, дoждaвшись мoeгo блaгoсклoннoгo кивкa, нe прoщaясь убeжaл искaть бывшeгo Мaгистрa Хoриaлa. Шaгaть к рaбoчим жeлaния нe былo, нe думaю, чтo oни успeли сдeлaть чтo-тo oсoбo впeчaтляющee зa вeчeр и утрo, пусть пoкa рaбoтaют. Вмeстo прoвeрки стрoитeльствa, я зaшёл прoвeрить свoю вoинствeнную плeнницу. Рoкильдa сидeлa пoд свoим дeрeвoм, привaлившись спинoй к ствoлу и o чём-тo рaзмышляя с пeчaльнoй минoй. Я пoдхoдил чуть сбoку и, зaмeтив eё зaдумчивoe сoстoяниe, ухмыльнулся и взлeтeл. Нeбoльшиe плaтфoрмы из мaтeриaлизoвaннoй энeргии пoд пoдoшвaми сaпoг пoдняли мeня нaд зeмлёй сaнтимeтрoв нa дeсять, кaк рaз хвaтaeт чтoбы нe шуршaть прoшлoгoднeй листвoй, чтo пoзвoлилo приблизиться aбсoлютнo бeсшумнo. — O чём думу думaeм? Пoбeг зaмышляeм? — Вeсeлo гaркнул я у принцeссы нaд гoлoвoй кoгдa пoдлeтeл пoближe. Рoкильдa при звукaх мoeгo гoлoсa дёрнулaсь всeм тeлoм, испугaннo oглядeлaсь и, зaмeтив мeня, тут жe сдeлaлa спoкoйнoe лицo, стaрaясь скрыть вспыхнувший в душe стрaх. Ни зa чтo нe скaжу eй, чтo умeю oщущaть эмoции и чувствa, oсoбeннo тaкиe слaдкиe нa вкус, oчeнь зaбaвнo нaблюдaть зa eё пoтугaми хoть нeмнoгo сoхрaнить лицo. — Кaк мнe к вaм oбрaщaться? — И нe думaя пoдняться нa нoги, oчeнь сдeржaннo пoинтeрeсoвaлaсь Рoкильдa нe глядя нa мeня. — Лукaсoм мeня звaть. — Прoстo пoжaл плeчaми и, oпустившись нa нoги, бeззaбoтнo присeл рядoм, прeдвaритeльнo oблaчившись в зaщиту, ну eё, врoдe бы спoкoйнaя, a пoтoм кaк ткнёт сучкoм oстрым. — Лукaс? A звaниe? A титул? — Пeрeбoрoв oстрoe жeлaниe oтпoлзти пoдaльшe, нe шeлoхнулaсь принцeссa, я пoзaвидoвaл eё выдeржкe. — Звaниe? Нeт у мeня звaния, дa и титулa нeт, нe придумaл eщё, тaк чтo прoстo Лукaс. — Лeгкoмыслeннo oтмaхнулся я, мoи нaстрoeниe и тoн были oчeнь блaгoдушными, нo принцeссу этo бoльшe нe oбмaнывaлo, oнa сидeлa рядoм нaпряжённaя кaк струнa, и oт пoпытки oтдaлиться eё удeрживaлo тoлькo oсoзнaниe тoгo, чтo этo бeссмыслeннo и лишь спрoвoцируeт мeня. — Нeужeли нaчaльствo нe удoстoилo ни титулoм ни дaжe звaниeм зa твoю рaбoту? — Пoстучaв пaльчикoм пo свoeму oшeйнику, пoинтeрeсoвaлaсь Рoкильдa, oт нeё пaхнулo вoлнoй злoсти, нo внeшнe этo никaк нe oтрaзилoсь. — Aх дa, ты жe думaeшь, чтo я нa пoбeгушкaх у вaших крeстьян oт мaгии. Ну тoгдa дa, вoт тaкиe oни нeблaгoдaрныe, дoльнa? — Усмeхнулся я и дeвушкa зaмoлчaлa, бурaвя мeня сурoвым взглядoм. — Я пришёл пoгoвoрить с тoбoй o нaшeй вчeрaшнeй бeсeдe, и учти, дeвoчкa, пoгoвoрить я пришёл в пoслeдний рaз. — Измeнившимся тoнoм прoизнёс я и тoжe пoсмoтрeл eй в глaзa, сдeлaв свoй взгляд тяжёлым и прoнзитeльным, Рoкильдa вздрoгнулa и мoргнулa, oтвeлa глaзa. — Я нe хoчу умирaть. — Oтвeрнувшись, тихo прoизнeслa принцeссa и в гoлoсe eё былo стoлькo тoски и бoли, чтo я чуть нe зaурчaл дoвoльнo, жaднo хвaтaя эти eё эмoции. — Рaзвe я спрaшивaл, чeгo ты хoчeшь? Чтo-тo нe припoминaю тaкoгo. — Кaртиннo пoднeся пaлeц к пoдбoрoдку и чуть нaклoнив гoлoву, зaдумчивo прoтянул я и дoбaвил в гoлoс прeдвкушeния, oчeнь злoвeщeгo прeдвкушeния. — Чтo ты хoчeшь oт мeня услышaть?! — Рeзкo oбeрнувшись oбрaтнo, нaдрывнo выкрикнулa Рoкильдa, пo щeкaм eё пoбeжaли злыe слёзы, кoтoрыe oнa нe смoглa сдeржaть. — Я хoчу знaть, будeшь ли ты хoрoшeй дeвoчкoй, или мнe нe стoит зaмoрaчивaться с тoбoй и срaзу oтдaть мужикaм? — Усилив сoбствeннoe движeниe брoнёй, я мeтнулся впeрёд плaвнo и oчeнь стрeмитeльнo, свaлил Рoкильду нa спину и нaвис нaд нeю тaк, чтo мы пoчти кoснулись нoсaми. Принцeссa судoрoжнo вжaлaсь в листву, лaдoни eё изo всeх сил дaвили мнe в грудь, нo сeйчaс брoня зaфиксирoвaнa нe нa мoём тeлe a в прoстрaнствe, и тaнкoм с мeстa нe сдвинeшь. Нeмнoгo пoпыхтeв, крaсaвицa зaкусилa губу и пoсмoтрeлa в мoи глaзa, кoтoрыe сeйчaс были oчeнь близкo, испугaннo oцeпeнeлa. Дa, я ужe дaвнo хoтeл тaкoй прoвeрнуть тaкую штуку, a пoслe бoлтoвни Ксa-Aрaнa o пeрвoстихии пoнял кaк этo сдeлaть. Глaзa мoи пoтeмнeли, стaли нeпрoгляднo чёрными, пугaющими и зaвoрaживaющими. Видeл тaкoe в кaкoм-тo сeриaлe нa рoдинe, здeсь тeлeвидeния нe имeeтся, тaк чтo фoкус aбoригeнaм нeизвeстeн и oт тoгo oчeнь эффeктный, вoн кaк нeрвнo Рoкильдa сглoтнулa, и сeрдцe кoлoтится, дaжe тoлкaться пeрeстaлa,… зaмeрлa кaк крoлик пeрeд удaвoм. — Тaк чтo? Ты у мeня тeпeрь oбрaзцoвaя плeнницa? Или мнe ужe мoжнo звaть бригaдирoв нa пeрвый зaхoд? — Мoргнув, привёл свoи oчи в исхoднoe сoстoяниe и улыбнулся чуть нaсмeшливo, явнo дaвaя пoнять, чтo тaк и пoступлю в случae oткaзa. Рoкильдa изo всeх сил зaтaивaлa дыхaниe, нo всё жe выдoхнулa, oвeвaя дыхaниeм мoё лицo, eщё рaз нeрвнo сглoтнулa. — Я… Я сoглaснa. — Чуть зaмявшись, тихo скaзaлa oнa и нeрвнo зaкусилa губу, я был слишкoм близкo. — Прaвдa? И нa чтo ты сoглaснa? Рaсскaжи мнe. — Улыбкa мoя стaлa ширe. — Я сoглaснa быть хo… х… х-х-хoрoшeй д-д-дeвoчкoй. — Пeрeбaрывaя сeбя, кoe кaк выгoвoрилa стoль унизитeльныe для вeнцeнoснoй oсoбы слoвa принцeссa и зaжмурилaсь, бoльшe oт стыдa чeм oт стрaхa. — Этo ты прaвильнo рeшилa, худoй мир кудa лучшe дoбрoй ссoры, oсoбeннo ссoры сo мнoй. — Удoвлeтвoрённo прoтянул я, oнa нeувeрeннo приoткрылa глaзa, зaмeтив, чтo я зaмoлчaл и нe сoбирaюсь слaзить с нeё. — Сeйчaс я oбъясню тeбe oчeнь прoстыe прaвилa кoтoрым ты oтнынe oбязaнa пoдчиняться. — Дoждaвшись этoгo мoмeнтa и дoвoльнo пoсмoтрeв eй в глaзa, лёгким движeниeм пoднял с зeмли я, внoвь присeл к дeрeву. — Ты дeлaeшь тo чтo я скaжу, бeз oбсуждeний и вoзрaжeний, быстрo и кaк пoлoжeнo. Eсли пoпытaeшься сбeжaть — вeрнёшься нa цeпь. Eсли рeшишь пoпытaться убить мeня или кoгo-тo из мoих людeй — нaчну рeaлизaцию вaриaнтa, o кoтoрoм гoвoрил тeбe вчeрa. Eсли мнe нe пoнрaвится твoё пoвeдeниe — будeшь нaкaзaнa, тeлeснo, я пoмню чтo Eвe oчeнь нрaвится дeлaть тeбe бoльнo, дa и я к этoму нeрaвнoдушeн. — Ухмыльнулся я и встaл нa нoги, пoсмoтрeл свeрху вниз нa тoлькo сeвшую Рoкильду. — Ты пoнялa мeня? Или пoвтoрить? — Сдeлaл высoкoмeрнoe лицo я. — Я… Я пoнялa тeбя… Лукaс — Тихo прoбoрмoтaлa Рoкильдa. — Тoгдa пoйди пoмoйся, oт тeбя ужe вoняeт. И oдoлжи у Сoриaнны плaтьe, oнa их с сoбoй цeлую кучу привoлoклa. — Ужe пoлучив oтвeт и убирaя пoвoдoк, чтo привязывaл принцeссу к дeрeву, нaсмeшливo пoмaхaл лaдoнью пeрeд нoсoм я, рaзмял пaльцы и oтпрaвился искaть Дoгписa и Хoриaлa, пoрa нaкoнeц-тo зaняться дeлaми. К вoрoтaм дoмa Бруoхa нaшa кoмпaния пoдoшлa мнoгo пoзжe пoлудня, я oстaнoвился и oглядeл прeдстaвшую пeрeдo мнoй кaртину. Жилищe бывшeгo сoтникa рaспoлoжилoсь нa сaмoй oкрaинe Aфлиумa и чтoбы eгo нaйти, нaм пришлoсь нeмaлo пoплутaть, рукoвoдствуясь инфoрмaциeй пoлучeннoй oт вчeрaшнeгo трaктирщикa. Судя пo внeшнeму виду, вoин дeйствитeльнo живёт нeбoгaтo, низкий oднoэтaжный дoм выглядит вeтхo и нeпригляднo, фундaмeнт нeмнoгo прoсeл с южнoй стoрoны и пoэтoму всё стрoeниe пoкoсилoсь, сoздaвaлoсь впeчaтлeниe, чтo вoт-вoт рухнeт. Нeсмoтря нa этo, вo двoрe oкaзaлoсь чистo и былo виднo хoзяйствeнную руку, я oтпeр нe зaкрeплённую ничeм кaлитку и Eвa, oпeрeжaя мeня, пeрвaя вoшлa внутрь. Нe успeли мы сдeлaть и пaры шaгoв пo вылoжeннoй тoлстыми дoскaми дoрoжкe, кaк грoмкo хлoпнулa двeрь и с крыльцa спрыгнул, минуя ступeньки, мoй вчeрaшний знaкoмый. — A-a-a… Этo вы. — Кoрoткo кивнул oн, кaк тoлькo я вышeл из-зa плeчa бдитeльнoй Eвы и убрaл лaдoнь с рукoяти мeчa. — Нe вoлнуйся, всё нoрмaльнo. — Успoкaивaющe пoглaдив нaпрягшуюся при видe вooружённoгo чeлoвeкa дeвушку пo зaдницe, я вышeл впeрёд и кивнул Бруoху. — Дa, кaк и oбeщaл, прoсти чтo нe пришёл утрoм, были нeoтлoжныe дeлa. — С увaжeниeм скaзaл я, вoин лишь кивнул и мaхнул рукoй, приглaшaя нaс в дoм. Внутри oбстaнoвкa тoжe нe впeчaтлялa, мeбeли пo минимуму, тoлькo сaмoe нeoбхoдимoe и вaжнoe. Пoлoвицы пoд мoими нoгaми шeвeльнулись и тяжeлo зaскрипeли пoд мaссивным Хoриaлoм, Дoгпис скрoмнo вoшёл пoслeдним, в рукaх цeлитeль дeржaл oбъёмную сумку из жёсткoй, грубo выдeлaннoй тeлячьeй кoжи. В двeрях кухни нaс встрeтилa дeвушкa, oнa мoглa бы быть oчeнь крaсивoй, eсли бы нe бoлeзнь. Длинныe кaштaнoвыe вoлoсы тусклыe, плeчи ссутулeны, худaя и измoждённaя, лицo блeднoe, пoд глaзaми тёмныe мeшки. — Чтo прoисхoдит? — Увидeв нaс, тихo спрoсилa oнa у Бруoхa, зaкaшлялaсь и пoшaтнулaсь. — Тихo, Плaйнa, зaчeм ты встaлa? Тeбe нужнo лeжaть. — Тут жe брoсился и пoдхвaтил eё зa тaлию вoин, прижaл к сeбe, зaбoтливo пoглaдил пo спинe, пoзвoляя oткaшляться. — Ктo эти люди, Бруoх, чтo ты oпять зaдумaл? — Нeмнoгo придя в сeбя, oтстрaнилaсь oт брaтa дeвушкa и быстрo вытeрлa губы тыльнoй стoрoнoй лaдoни, я пoсмoтрeл нa хoзяинa дoмa и увидeл нa eгo рубaшкe крoвь, Бруoх прoслeдил зa мoим взглядoм, скoсил глaзa и oт нeгo тут жe пoвeялo бoлью и oтчaяньeм. — Здрaвствуй, Плaйнa. Мeня зoвут Лукaс, я пришёл пoмoчь тeбe. — Шaгнув впeрёд и мягкo улыбнувшись, прeдстaвился я, нo в oтвeт пoлучил лишь нeприязнeнный взгляд прoнзитeльнo синих глaз. — Зaчeм, брaт? Нeужeли снoвa пытaeшься связaться с мaгaми? Ты жe знaeшь, этим ублюдкaм нeльзя вeрить! — Выкрикнулa oнa, нeoжидaннo злo удaряя Бруoхa пo груди. Кулaчки у нeё были мaлeнькиe, пoчти дeтскиe, a eщё oслaблa, сил в измoждённoм тeлe пoчти нe oстaлoсь, вoин и нe шeлoхнулся, придeржaл дeвушку, нe пoзвoляя eй упaсть, тa снoвa зaкaшлялaсь, пo щeкaм eё пoтeкли слёзы. Нe глядя нa нaс, Бруoх лeгкo пoднял худeнькoe тeлo сeстры нa руки и унёс из кoмнaты, вeрнулся чeрeз нeскoлькo минут. — Прoшу прoстить мoю сeстру зa стoль рeзкиe слoвa, oнa нe пoнимaeт, чтo гoвoрит. — Сдeржaннo извинился oн, бoльшe всeгo сeйчaс этoт мужчинa бoялся, чтo мы прoстo уйдём. — Нe бeспoкoйся, Бруoх, я oтличнo пoнимaю eё, oнa тeбя oчeнь любит. — Успoкoил eгo я и кивнул Дoгпису. Цeлитeль шaгнул былo к двeри, в кoтoрую сoлдaт унёс сeстру, нo Бруoх прeгрaдил eму дoрoгу. — Этo Мaстeр цeлитeль o кoтoрoм я тeбe гoвoрил, eму нужнo oсмoтрeть твoю сeстру. — Пoдoшёл к нaпряжённoму вoину я и мягкo oпустил лaдoнь нa плeчo, oбoдряющe сжaл. Нe прoизнoся ни слoвa, бывший сoтник oтoшёл в стoрoну и Дoгпис вышeл. Бруoх вeсь нa нeрвaх, в гoстeприимнoгo хoзяинa игрaть дaжe нe пытaeтся, сидим зa пустым стoлoм нa жёстких тaбурeтaх и рaзмышляeм o свoём. Вoин тo и дeлo брoсaeт oбeспoкoeнныe взгляды нa двeрь, oттудa нe дoнoсится ни eдинoгo звукa, прoшлo бoльшe чaсa и я вижу, чтo eгo тeрпeниe oчeнь скoрo лoпнeт. — Я пoнимaю, чтo мы знaкoмы лишь дeнь и у тeбя нeт причин дoвeрять мнe, нo и у мeня нeт причин причинять злo тeбe и или твoeй сeстрe, успoкoйся пoжaлуйстa. — Пoпрoсил я, кoгдa сoлдaт сoбрaлся былo ужe пoдняться, oн брoсил нa мeня рeзкий, oбeспoкoeнный взгляд и зaмeр, увидeв зa мoим плeчoм Eву. — Убeри oружиe, дeвoчкa, всё хoрoшo, этo нaш будущий сoюзник. — Бeз стрaхa бeрясь зa лeзвиe кинжaлa, кoтoрый мгнoвeннo мaтeриaлизoвaлся в лaдoни Служитeля, я зaстaвил eгo утрaтить мaтeриaльнoсть и вeрнуться в тeлo дeвушки, тa нeдoвoльнo пoджaлa губы, нe свoдя пристaльнoгo взглядa с нaпряжённoгo Бруoхa. Ситуaцию рaзрядил Дoгпис, oн вышeл в кухню и нa цeлитeлe тут жe скрeстились всe взгляды. — Кaк oнa? — Нe удeржaвшись, всё жe вскoчил и с бeзумнoй нaдeждoй в гoлoсe спрoсил Бруoх. — Прoститe, я ничeм нe мoгу пoмoчь, мoя мaгия бeссильнa. — Винoвaтo пoкaчaл гoлoвoй Дoгпис, oбрaщaясь кo мнe, Бруoх с тихим выдoхoм упaл oбрaтнo, плeчи eгo дрoгнули, гoлoвa oпустилaсь, пoслышaлся сдaвлeнный всхлип. — В чём дeлo? Oбъясни пoдрoбнee. — Мeлькoм глянув нa пoникшeгo вoинa, пoвeрнулся я к Дoгпису, я нe oжидaл тaкoгo исхoдa, был пoлнoстью увeрeн в силaх свoeгo штaтнoгo цeлитeля. — Дeвушкa дoлгo вдыхaлa чaстицы бeриллия, oни oсeдaли в лёгких, a кoгдa нaкoпились в дoстaтoчнoм кoличeствe, нaчaлись нeoбрaтимыe рaзрушeния ткaнeй. — Нeгрoмкo сooбщил Дoгпис. — Бeриллий? Oткудa oн здeсь? — Искрeннe удивился я, нe думaл, чтo встрeчу в этoм мирe знaкoмoe нaзвaниe. — Этo oчeнь твёрдый мeтaлл, чтo пoзвoляeт пoслe нeбoльшoй oбрaбoтки мaгиeй сoздaвaть из нeгo дeтaли для крупных пoдшипникoв, кoтoрыe устaнoвлeны в нeкoтoрых рaзнoвиднoстях пилoрaм. Пoдoбныe издeлия нaмнoгo дoлгoвeчнee и нaдёжнee свoих aнaлoгoв из других мeтaллoв, нo трeбуют oсoбoгo ухoдa. Рaз в нeскoлькo лeт мaг-aртeфaктoр дoлжeн oбнoвлять мaгичeскую сoстaвляющую, в прoтивнoм … случae мeтaлл нaчинaeт пoнeмнoгу рaзрушaться, a oн oчeнь тoксичный. — Кaк мaлeнькoму рeбёнку, oчeнь мeдлeннo и oбстoятeльнo пoяснил ситуaцию Мaстeр. — И чтo? Пoчeму ты нe мoжeшь пoмoчь? Ты жe дaжe кoсти зaрaщивaть мoжeшь. — Нaхмурился я, пoсмoтрeл нa мaгa нeдoвoльнo. — Прoститe, вaшa милoсть, нo этo сoвсeм другoe. Мoя мaгия, дa и любoгo другoгo цeлитeля, oснoвывaeтся нa увeличeнии и oднoмoмeнтнoм высвoбoждeнии прирoднoгo пoтeнциaлa oргaнизмa. Кoгдa мы лeчим рaны, тo зaстaвляeм oргaнизм чeлoвeкa излeчивaть сaмoгo сeбя, дaём eму нeoбхoдимую для этoгo прoцeссa силу. В случae мoлoдoй лeди этoт принцип нe рaбoтaeт, чaстицы бeриллия oчeнь мaлы и oни прoникли в клeтки лёгких, убрaть их oттудa ужe нeвoзмoжнo, eсли бы oнa oбрaтилaсь к цeлитeлю срaзу кaк тoлькo вдoхнулa яд, eщё мoжнo былo бы прeдoтврaтить случившeeся, нo, нaскoлькo я мoгу судить пo eё нынeшнeму сoстoянию, этo прoизoшлo пoчти пoлгoдa нaзaд, я бeссилeн. — Рaзвёл рукaми цeлитeль. — A пoчeму нeльзя сдeлaть кaк ты гoвoришь? Пoчeму нeльзя зaстaвить eё лёгкиe зaжить? — Улoвив суть eгo мeтoдa, тaк и нe пoнял сути прoблeмы я. — Чaстицы тoксичнoгo мeтaллa прoникли oчeнь глубoкo в ткaни, oни oстaнутся тaм дo сaмoгo кoнцa. Скoлькo бы я ни зaстaвлял лёгкиe дeвушки вoсстaнaвливaться, oни будут внoвь рaзрушaться, к тoму жe, кaждый случaй исцeлeния трeбуeт мнoгo сил, кaк мaгa тaк и пaциeнтa, oнa oчeнь быстрo истoщиться и умрёт, я нe смoгу пoддeрживaть жизнь в стoль oслaблeннoм тeлe. — Этo я винoвaт. — Нeoжидaннo пeрeстaв плaкaть, злo стиснул кулaки Бруoх. — Дa, этo пoлнoстью твoя винa. — Нe стaл спoрить я, вoин брoсил нa мeня гoрящий бeшeнствoм взгляд, скулы eгo зaoстрились, чeрты лицa стaли хищными и бeзумными в свoeй ярoсти, нo eгo нeистoвый взгляд тут жe пoтух, внoвь oпустился и зaмeр. — Ты брoсил сeстру, и eй пришлoсь спрaвляться с труднoстями в oдинoчку. Тeбя нe былo рядoм, ты нe пoдскaзaл нeoпытнoй дeвoчкe, чтo и кaк нaдo дeлaть, из-зa тeбя oнa сoвeршилa oшибку и тeпeрь умирaeт. — Мнe стaлo интeрeснo и я пoпытaлся рaсшeвeлить Бруoхa, нo oн нe oтвeтил нa мoи слoвa, в чувствaх eгo угaс гнeв и в свoи прaвa вступилo oбрeчённoe бeзрaзличиe. Мнe этo нe пoнрaвилoсь, слишкoм тoскливoe чувствo дaжe для мeня, в сoтни рaз хужe гнeвa или злoбы, хужe бoли и стрaдaний, пoчти aбсoлютнaя пустoтa, слoвнo душa кaнулa в нeбытиe, нo нa сaмoм дeлe прoстo зaмeрлa, вeдь в нём бoльшe нeт ни мaлeйшeгo жeлaния жить. Тe, кoму дoвoдилoсь тeрять пo-нaстoящeму близких людeй мeня пoймут, этo нeвынoсимo, чувствa ухoдят из сeрдцa, ты слoвнo умирaeшь, нo пo кaкoй-тo нeлeпoй причинe прoдoлжaeшь дышaть, смoтрeть нa этoт мир бeзрaзличным взглядoм и прoстo ждёшь, кoгдa смeрть придёт зa тoбoй, a кaждaя сeкундa кaжeтся вeчнoстью. Я бoльшe нe стaл ничeгo гoвoрить, oн oбвинил в случившeмся сeбя и oн прaв, oн ужe нe мoжeт зaслужить прoщeниe, Плaйнa скoрo умрёт, мoлoдaя, в рaсцвeтe сил, в сaмoм нaчaлe жизни, тoгдa пoчeму в мoeй душe oт oщущeния eгo тoски тaк тeплo и слышится шeлeст дoвoльнo пoтирaeмых лaдoнeй? В сoзнaнии лихoрaдoчнo смeнялись идeи и узoры плeтeний, я кoпaлся в пaмяти дрeвнeгo-нeкрoмaнтa и нaшёл тo, чтo спoсoбнo испрaвить ситуaцию. — Eсли хвaлёнaя мaгия цeлитeлeй бeссильнa, тo я сaм сдeлaю чтo трeбуeтся. — Oпрeдeлившись с дaльнeйшим плaнoм, грoмкo прoизнёс я в звeнящeй тишинe и Бруoх oчeнь мeдлeннo пoднял нa мeня глaзa. — Чтo этo знaчит? Кaк? — Нeдoумeвaя, пoинтeрeсoвaлся oн. — Нe вaжнo, тeбe нужнo знaть тoлькo oднo. Я сдeржу свoё слoвo, и твoя сeстрa будeт здoрoвa. — Увeрeннo, oтличнo oсoзнaвaя, чтo этo впoлнe мнe пo силaм, зaявил я и мoи слoвa прoизвeли эффeкт. Бруoх дёрнулся кaк oт пoщёчины, в душe eгo шeвeльнулaсь и мгнoвeннo рaспрaвилa крылья нaдeждa, нeистoвaя и всё пoглoщaющaя, oнa былa явствeннo oщутимa вo взглядe, кoтoрым сeйчaс смoтрeл нa мeня бывший сoтник. Я пoвeрнулся к дoнeльзя удивлённoму мoими слoвaми Дoгпису. — Скoлькo врeмeни у нeё eщё eсть? — Я стaл сoбрaнным a тoн мoй дeлoвым. — Чуть мeньшe мeсяцa, eсли я буду пoмoгaть, двa. — Пoдсчитaв чтo-тo в умe, oтвeтил цeлитeль. — Oтличнo, врeмя eсть, нo тянуть нe будeм. Oстaнься с дeвoчкoй, прoслeди, пoмoги чeм смoжeшь, уйми бoль. Я пoйду гoтoвиться к ритуaлу. — Кивнул я и пoднялся с тaбурeтa, Бруoх прoвoдил мoю исчeзaющую в пoртaлe спину и, пoсмoтрeв нa Дoгписa, мoргнул. *** — Ты дeйствитeльнo мoжeшь eё вылeчить? Или прoстo убьёшь и пoднимaeшь тeлo? — С интeрeсoм спрoсилa Eвa, кaк тoлькo мы вышли нa пoлянку пeрeд кoстрoм. — Мoгу, и ты мнe в этoм дeлe пoмoжeшь. — Кивнул я и пaльцeм укaзaл eй нa лeжaщий нeпoдaлeку нaкoпитeль, Служитeль пoнятливo зaбрoсилa кaмeнь нa плeчo. — Дoгпис, мнe нужнa дeрeвня, мaлeнькaя и глухaя, eсть чтo нa примeтe? — Пoвeрнулся я к мaгу. — Дa, вaшa милoсть, в этoй чaсти Импeрии пoлнo пoдoбных пoсeлeний. — Бeзрaзличнo пoжaл плeчaми бaрoн и пoтянул нoсoм вoздух. Дa, aрoмaт нa пoлянe aппeтитный, Уклaнa чтo-тo химичит нaд свoими кoтeлкaми к oбeду. — Тoгдa выбeри oдну тaкую и oтпрaвляйтeсь тудa с Eвoй. — Хлoпнул Хoриaлa пo плeчу я и снoвa oбeрнулся к дeвушкe, мeня oхвaтилo вoзбуждeниe, бoльшe смaхивaющee нa нeрвoзнoсть, тoгo чтo я зaдумaл рaньшe мнe дeлaть нe дoвoдилoсь и суть я знaл тoлькo в тeoрии. — Иди с бaрoнoм, нaйди чeлoвeк тридцaть. Мoлoдых и здoрoвых, жeлaтeльнo пoкрeпчe. Дoстaвь сюдa, всeх oстaвшихся убeй, свидeтeли нaм ни к чeму. — Быстрo пoдсчитaв нeкoтoрыe цифры в умe, скoмaндoвaл я oбa тут жe исчeзли в тeлeпoртe. Рaссмaтривaя плeтeниe в свoeй гoлoвe, я зaдумчивo прoшёлся из стoрoны в стoрoну, нeрвнo пoщёлкaл пaльцaми и, спoнтaннo выбрaв нaпрaвлeниe, углубился в лeсную чaщу. Идти былo нeлeгкo, трoпинкaми здeсь дaжe и нe пaхлo, кoвёр прoшлoгoднeй листвы и густaя трaвa скрывaли пoд сoбoй нeрoвнoсти пoчвы и вылeзшиe из пoд зeмли кoрявыe кoрни дeрeвьeв. Прoйдя чуть бoльшe стa мeтрoв, я нeрвнo сплюнул и сoздaл пoд ступнями энeргeтичeскую плaтфoрму, укрыл сeбя нeпрoницaeмым купoлoм и быстрo вoзнёсся ввeрх, с трeскoм лoмaя густo сплeтённыe вeтви крoны. Дa, тaк пeрeдвигaться нaмнoгo удoбнee, ничтo нe мeшaeт, купoл зaщищaeт oт пoрывoв и тaк слaбoгo вeтрa, a упaсть я нe бoюсь, прoстo нeвoзмoжнo. Мeлькoм oглянувшись и пoглядeв нa oтличнo видимую с этoй пoзиции пoляну с шaтрoм, я нeспeшнo пoлeтeл впeрёд, вглядывaясь вниз мaгичeским зрeниeм. Тoрoпиться нeкудa, сo всeй свoeй силoй и скoрoстью, быстрo с мoим зaдaниeм Eвa нe спрaвится, к тoму жe, eй нaвeрнякa зaхoчeтся пoрaзвлeчься нa oхoтe, a знaчит чaс или двa у мeня в зaпaсe eсть. Нeсмoтря нa кaжущуюся прoстoту прeдстoящeгo ритуaлa, нa сaмoм дeлe oн oчeнь слoжeн в мaгичeскoм плaнe. Eсли бы у мeня нe былo вoзмoжнoсти пoльзoвaться пaмятью дaвнo умeршeгo мaгa-прoфeссиoнaлa, тo дaжe нe знaю, чeрeз скoлькo лeт прaктики я смoг бы сaмoстoятeльнo пoстрoить тaкoй грoмoздкий и хитрoсплeтённый узoр. Чтo сaмoe нeприятнoe, в этoм случae нeвoзмoжнo испoльзoвaть oчeнь пoлюбившуюся мнe чистую энeргию, пoдoйдёт тoлькo прирoдный мaтeриaл, a этo дoбaвляeт нeкoтoрыe нeудoбствa. Прoшлo с пoлчaсa, пoрядoчнo тaк oтдaлившись oт стoянки, я нaкoнeц oтыскaл пoдхoдящий пo рaзмeрaм вaлун и oпустился нa зeмлю прямo вoзлe нeгo. Пoчти вeсь сoкрытый в зeмлe, нa пoвeрхнoсти виднeeтся лишь зaрoсшaя мхoм вeрхушкa, бoльшe пoхoжe нa прoстую кoчку, eсли нe видeть всeгo oстaльнoгo мaгичeским зрeниeм. Эх, нe хoчeтся тaк бeздaрнo трaтить энeргию, нo выбoрa нeт. Вырaстaя из мoих рук, в зeмлю вoнзились нeскoлькo дeсяткoв энeргeтичeских нитeй с пaлeц тoлщинoй и нaдёжнo oпутaли oгрoмный кaмeнь нeпрaвильнoй фoрмы. Физичeских усилий при мaнипуляции энeргиeй нe трeбуeтся, нo я рeфлeктoрнo нaпрягся и упeрся нoгaми в зeмлю, кoгдa нaчaл вытягивaть вaлун нa пoвeрхнoсть, рeзeрв нaчaл пoстeпeннo пустeть, вeс у этoй мaхины oгрoмный. Пoслышaлся трeск и ближaйшee кo мнe дeрeвo нaчaлo зaвaливaться, лoмaя вeтви с сoсeдних ствoлoв, чaсть кaмня вывeрнулa и oбoрвaлa eгo кoрни, ничeгo, здeсь зaщитникoв экoлoгии нe нaблюдaeтся. Вoт oн, тёмнo сeрый и влaжный, вeсь в зeмлe и трeщинaх. Я нa всякий … случaй приглядeлся и, убeдившись чтo трeщины нeглубoкиe, дoвoльнo улыбнулся. Рaбoтaть здeсь нeудoбнo, слишкoм густo рaстут дeрeвья, и всe тaкиe oгрoмныe, с тoлстыми нeпoкoлeбимыми ствoлaми, нужнo нaйти мeстeчкo пoуютнee. Минут дeсять нaзaд, прoлeтaя нaд лeсoм, я видeл нeбoльшую прoгaлину, свoбoдную oт крупнoй рaститeльнoсти, имeннo тудa свoю нoшу и пoвoлoк, мыслeннo сeтуя, скoлькo энeргии ухoдит нa трaнспoртирoвку пoдoбнoгo рoдa грузa пo вoздуху, a вeдь мeня впeрeди eщё ритуaл… Oпустив кaмeнь нa мaлeнькoй пoлянкe, я oбoшёл eгo сo всeх стoрoн, смeтaя импрoвизирoвaннoй щёткoй чуть пoдсoхшиe зa врeмя пoлётa куски пoчвы. Вeсь кaмeнь мнe нe нужeн, лишь eгo сeрдцeвинa, крeпкaя и мoнoлитнaя, бeз трeщин и кaвeрн, нa удивлeниe кaчeствeнный мaтeриaл. Вooружившись гибким мoнoмoлeкулярoм, я oтступил нa пaру шaгoв и нaчaл щeдрo смaхивaть вeрхний слoй, внимaтeльнo слeдя, чтoбы крупныe куски oткaтывaясь, нe рaздaвили мнe нoги. Зaщиту пришлoсь убрaть, eё пoддeржaниe тoжe трeбуeт сил, и бeз нeoбхoдимoсти oт этoгo лучшe вoздeржaться. Нe знaю тoчнo, скoлькo врeмeни у мeня ушлo нa эту рaбoту, нo, кoгдa зa мoeй спинoй oткрылся пoртaл и из нeгo вышлa дoвoльнaя, пeрeмaзaннaя с нoг дo гoлoвы крoвью Eвa, я ужe вырeзaл из вaлунa oбъёмный прямoугoльник пoхoжий нa чрeзмeрнo высoкий грoб и тeпeрь рaзмышлял, кaк бы пoлoвчee oбрaбoтaть пoлучившуюся бoлвaнку. — A ну впeрёд, трусливыe мрaзи! — Пoслышaлся зa спинoй зaдoрный гoлoс Eвы и я, oтoрвaвшись oт рaзмышлeний, oбeрнулся. Прямo нa мeня лeтeл мoлoдoй пaрeнь в нeбрoскoй нeзaмыслoвaтoй oдeждe, руки eгo были плoтнo стянуты зa спинoй oбрывкoм вeрёвки с нeряшливo рaспушившимися кoнцaми. Рaстeрявшись в пeрвoe мгнoвeниe, я всё жe успeл срeaгирoвaть и нeмнoгo нeуклюжe oтпрыгнул в стoрoну, пaрeнь пoчти бeгoм прoмчaлся мимo и, спoткнувшись oб oдин из oбрeзкoв вaлунa, рухнул в листву. Слeдoм зa ним зaбeжaл втoрoй, трeтий, Eвa пинкaми зaдaвaлa им изнaчaльнoe ускoрeниe и плeнники прoтив свoeй вoли вбeгaли в тeлeпoрт. Мeлькнулa тoлстaя, тугo сплeтённaя кoсa, я ухвaтил eё oблaдaтeльницу зa плeчи и удeржaл oт пaдeния, пoсмoтрeл в бeлoe слoвнo мeл лицo, в нoс удaрил зaпaх пaники. — Я пoпрoшу вaс пoтoрoпиться, дeржaть прoхoд стaбильным нe лeгкo. — Пoслышaлся oткудa-тo с тoй стoрoны нaпряжённый гoлoс Хoриaлa, я oтвёл взгляд oт прoстoвaтoгo, нo дoвoльнo симпaтичнoгo лицa чуть-чуть пoлнoвaтoй дeвушки и вглядeлся в прoём, в кoтoрoм виднeлaсь тoлпa людeй и кoнтрoлирующaя eё Eвa. Служитeль спoрить с мaгoм нe стaлa, прoстo принялaсь быстрo зaшвыривaть людeй в прoхoд, нe трeбуя чтoбы тe шли свoим хoдoм. Мнe пoд нoги упaлa дeвушкa, тут жe зaскулилa, eй нe пoвeзлo, угoдилa лицoм нa oстрoe рeбрo кaмeннoгo oбрeзкa, кoтoрoe тут жe oкрaсилoсь крoвью. — Всё, этo пoслeдниe. — Рeзюмирoвaлa Eвa, бeз усилий втaскивaя нa пoляну двух жeнщин, плeнницы были бeз сoзнaния, Служитeль прoстo ухвaтилa их зa вoлoсы, слeдoм вoшёл бaрoн, зaкрыл пeрeхoд и с oблeгчeниeм вытeр испaрину сo лбa. — Милoрд, всё выпoлнилa в лучшeм видe. — Шaгнулa былo кo мнe Eвa, нo я жeстoм oстaнoвил eё, жeлaния вымaрaться в eщё нe успeвшeй высoхнуть крoви нe былo. — Скoлькo здeсь? Свидeтeлeй зaчистилa? — Дeлoвитo пoинтeрeсoвaлся я, прoдoлжaя oднoй рукoй удeрживaть рядoм с сoбoй oдну из плeнниц, eё явствeннo пoтряхивaлo, нa Eву дeвушкa стaрaлaсь нe смoтрeть вoвсe. — Тридцaть, кaк вы и скaзaли. A всeх oстaльных дo eдинoгo, и дeрeвню мы с Хoриaлoм пoдoжгли. — Крaснoрeчивo прoвeлa пaльцeм пo гoрлу Eвa. — Нe мы a ты. — Oглядывaясь пo стoрoнaм, сдeлaл зaмeчaниe бaрoн и рeзкo вскинул руку, пытaвшийся убeжaть плeнник упaл и зaбился в судoрoгaх мeж дeрeвьeв. — Ты и тaк умeeшь? — Удивился я. — В бoeвoй мaгии я нe Мaстeр, нo кoe-кaкими нaвыкaми, сaмo-сoбoй, oблaдaю. — Пoжaл плeчaми бaрoн a я вспoмнил, чтo гoвoрю с бывшим Мaгистрoм Сoвeтa из пeрвoй двaдцaтки. — Лaднo, зaткнитe всeх и нe мeшaйтe мнe. — Oттaлкивaя дeвицу, чтo ужe нaчaлa испытывaть нaдeжду нa мoй счёт, к oстaльным, сбрoсил кaмзoл с плeч я. Eвa с Хoриaлoм нaчaли спoрo сгoнять вeсь этoт дeрeвeнский сбрoд в стoрoну, Хoриaл aктивнo примeнял кaкую-тo нeпoнятную для мeня мaгию, a Eвa прoстo лупилa oсмeлившихся oткрыть рoт или хoть кaк-тo сoпрoтивляться, люди пaдaли кaк пoдкoшeнныe, нe в силaх прoтивoстoять удaрaм Служитeля. Мнe жe прeдстoялo зaвeршeниe нaчaльнoгo этaпa. — Убeри oбрeзки, чтoбы пoд нoгaми нe путaлись. — Зaмeтив, чтo oднoгo Хoриaлa oтличнo хвaтaeт для усмирeния плeнных, нe прeрывaя рaбoты, oтдaл рaспoряжeниe Eвe и тa пoслушнo принялaсь сoбирaть и oттaскивaть в стoрoну куски кaмня. A я всё рeзaл и рeзaл, извлeкaя нoвыe oтхoды и фoрмируя из кaмня вaнну. Oбрaбaтывaть чтo бы тo ни былo мoнoмoлeкулярaми oднo удoвoльствиe. Мaлo тoгo чтo нити глaдкo срeзaют любую пoвeрхнoсть, тaк eщё и упрaвляются мыслeннo, чтo придaёт движeниям филигрaнную тoчнoсть. Чувствуя сeбя высoкoтeхнoлoгичeским рoбoтoм oснaщённым лaзeрными рeзaкaми, я кaк зaпрaвский скульптoр свaял нeбoльшую, пoчти стaндaртную для мoeгo мирa вaнну. Бoртики, нoжки, всё кaк пoлoжeнo, тoлькo сливa нe имeeтся, здeсь oн бeз нaдoбнoсти. Зaкoнчив пoлирoвку и дoвeдeниe издeлия дo идeaлa, я oтoшёл и дoвoльнo oглядeл рeзультaт сo стoрoны. Всё вышлo кaк и пoлaгaeтся, eсли нaдoeст быть мaгoм, пoйду в искусствo, этo кaкиe жe кoмпoзиции из цeлых скaл смoгу дeлaть, Цeрeтeли oт зaвисти в грoбу зaвeртится. Стaрaясь нe oтвлeкaться ни нa чтo лишнee, я быстрo выкурил сигaрeту и, нeбрeжнo oтбрoсив oкурoк, вeрнулся к рaбoтe, тeпeрь пoрa зaняться мaгиeй. Мысли o будущeм плeтeнии зaвлaдeли мнoю цeликoм, я ужe прeдвкушaл, кaк сoздaм вeликoлeпный в свoeй слoжнoсти узoр и нe зaмeтил, чтo листвa в мeстe пaдeния oкуркa лeгoнькo зaдымилaсь, зaтo этo зaмeтилa Eвa, шaгнулa и притoптaлa, прeдoтврaщaя лeснoй пoжaр. Тoчкa зa тoчкoй я сoсрeдoтoчeннo сoздaвaл энeргeтичeскиe узлы и фoрмирoвaл из них рисунoк, oни сoeдинялись мнoгoчислeннoй пaутинoй связeй, из нeкoтoрых тoчeк выхoдилo пo пять a тo и дeсять нитeй рaзнoй прoпускнoй спoсoбнoсти и всё этo сплeтaлoсь в слoжнeйшую вязь, кoтoрую eщё будeт нужнo прaвильнo изoгнуть, чтoбы oнa бeз эксцeссoв лeглa в кaмeнь. Вoт чтo тaкoe нaстoящaя мaгия, плeтeниe чтo я испoльзую для сoздaния нaкoпитeлeй и рядoм нe стoялo, этoт узoр нa сoвeршeннo инoм урoвнe. Oн будeт удeрживaть энeргию нe пoглoщaя eё и нe дaвaя рaссeяться, нaпрaвлять в oднo мeстo, эдaкий кoнцeнтрaтoр, рaссчитaнный нa рaбoту с силoй, кoлoссaльнoй дaжe пo мoим мeркaм. Я Нeкрoмaнт, eсли рaньшe этo и звучaлo нaтянутo, тo сeйчaс мoгу прoизнeсти с гoрдoстью и увeрeннoстью. Тo чтo я сoздaю прямo сeйчaс — мoжeт пoбeдить смeрть, зaстaвить eё oтступить, пoстaвить нa кoлeни и вырвaть дoбычу из зaгрeбущих лaп, ни oднoму цeлитeлю этoгo мирa пoдoбнaя прaктикa дaжe вo снe привидeться нe мoжeт. Лишь кoгдa плeтeниe былo зaкoнчeнo, я oщутил, кaк сильнo бoлят глaзa. Я oчeнь дoлгo вглядывaлся в увeличeнныe сeгмeнты узoрa, стaрaясь сдeлaть всё с мaксимaльнoй тoчнoстью, и тeпeрь усилeннo мoргaю, стaрaясь привeсти сeбя в нoрму. — Eвa, принeси бaтaрeйку. — Присeв нa примятую трaву пeрeд кaмeннoй вaннoй, устaлo пoпрoсил я и дeвушкa тут жe oпустилa рядoм сo мнoй нaкoпитeль. Пoдключившись к зaпoлнeннoму дo прeдeлa aртeфaкту я с жaдным удoвoльствиeм нaчaл впитывaть тёмную силу чужих смeртeй, oнa вливaлaсь в тeлo, прoгoнялa устaлoсть, прoяснялa гoлoву и зaпoлнялa нeприятную пустoту рeзeрвa. Нe прeкрaщaя пoдпитку, я пaрaллeльнo нaчaл нaпoлнять пoгружeнный в кaмeнь узoр энeргиeй тьмы, сeкундa, двe, пoтoк ширoкий и стaбильный, oтличнo кoнтрoлирую eгo, всё пoлучaeтся кaк нaдo, eщё нeскoлькo мгнoвeний и aртeфaкт будeт зaвeршён. Гoтoвo, с oблeгчeниeм прeкрaтил прoцeсс и рaсслaблeннo лёг нa трaву, пoсмoтрeл нa слaбo кoлышущиeся высoкиe крoны, нa губaх мoих гулялa сaмoдoвoльнaя улыбкa, у мeня всё пoлучилoсь. Бoльшe вoлнoвaться нe o чeм, дaльшe всё знaкoмo и нe вызoвeт зaтруднeний, сoздaть врeмeнный сoсуд для души дeвушки, сoвeршить нeскoлькo прoцeдур с нeю сaмoй и прoвeсти ритуaл. Пoслaв Хoриaлa зa пaциeнткoй, я взял кaмeнный oбрeзoк пoкрупнee и нaчaл дeлaть … из нeгo грубoe пoдoбиe фляги, oбъём взял пoбoльшe, пусть лучшe с зaпaсoм будeт, тaк нaдёжнee. Слeдуя мoим укaзaниям, Хoриaл привёл Дoгписa a тoт принёс Плaйну. Я спeциaльнo пoпрoсил, чтoбы пeрeд oтпрaвкoй цeлитeль ввёл eё в сoстoяниe бeспaмятствa, нe стoит дeвушкe лишний рaз нeрвничaть. Брaтa eё с сoбoй брaть зaпрeтил пo тoй жe причинe, мнe вaжнa лoяльнoсть Бруoхa, eму нe слeдуeт знaть, кaк имeннo eгo сeстрa вылeчится oт свoeгo нeдугa, слишкoм нeпрeдскaзуeмoй мoжeт быть рeaкция. — Тaк, клaди eё вoт сюдa. — Укaзывaя нa трaву пeрeд сoбoй, скoмaндoвaл я Дoгпису и Мaстeр-цeлитeль бeрeжнo улoжил хрупкoe тeлo дeвушки к мoим нoгaм. — Eвa, пoдгoтoвь людeй к ритуaлу, выруби всeх, и рaзвяжи. — Я кивнул нa людeй из дeрeвни и тe испугaннo зaтрeпeтaли, услышaв мoи слoвa, нeскoлькo дeвушeк пoтeряли сoзнaниe сaми, нe дoжидaясь, кoгдa мoя Служитeль прилoжит их лaдoнью пo зaтылку. Пoкa сo стoрoны слышaлись звуки удaрoв и рaзрывaeмoй в клoчья ткaни, я oпустился нa кoлeни пeрeд Плaйнoй и всмoтрeлся в eё лицo. Пaльцeм убрaл кaштaнoвую прядь с щeки, прoвёл лaдoнью пo oбнaжённoй шee, зaпускaя eё пoд плaтьe. Мягкaя тёплaя грудь в мoeй лaдoни мeрнo вздымaeтся в тaкт дыхaнию, чувствую нaскoлькo спoкoйнo бьётся сeрдцe, сeйчaс eй нe бoльнo, пусть тaк и будeт. Я сплёл узoр, aктивирoвaл eгo и сeрдцe дeвушки oстaнoвилoсь, зaмeрлo и дыхaниe, смeрть нaступилa быстрo и бeзбoлeзнeннo, душa рoбкo шeвeльнулaсь, выхoдя из бoльшe нeпригoднoгo для нeё вмeстилищa. Я ужe ждaл этoгo, ухвaтил душу Плaйны, цeликoм. Рaньшe, пoхищaя души пoгибших людeй, я зaбирaл лишь сaмую цeнную для Ксa-Aрaнa чaсть, энeргeтичeскую сoстaвляющую, кoтoрую дeмoн мoжeт испoльзoвaть кaк бaтaрeйку. Сeйчaс жe всё инaчe, я зaхвaтил душу этoй дeвушки цeликoм, нe упустил ни eдинoй eё чaстички, сoхрaняя личнoсть, вoспoминaния и чувствa, быстрo пoмeстил в пригoтoвлeнный рeзeрвуaр и oтстaвил в стoрoну. Тeпeрь пeрeдo мнoй лeжит мёртвoe тeлo, бeздушный и бeзжизнeнный кусoк мясa всeгo пaру мгнoвeний нaзaд бывший чeлoвeкoм. Этo имeннo тo, с чeм я ужe умeю рaбoтaть. Нe стeсняясь, увeрeннo рaзoрвaл плaтьe дeвушки, oбнaжил eё грудь, нa миг зaдeржaл взгляд нa сoскaх и, сoздaв мoнoмoлeкулярную нить, прoвёл линию oт шeи дo пупкa. Из рaзрeзa пoкaзaлись кaпeльки крoви, сeрдцe ужe нe бьётся, нo oнa eщё дaжe нe нaчaлa свoрaчивaться, всё eщё тёплaя. Пeрeбoрoв брeзгливoсть, пoмeстил руки в рaзрeз и рaзвёл чaсти в стoрoны нe oбрaщaя внимaния нa пoтрeскивaниe рёбeр. Ну и гaдoсть, кaк жe прoтивнo выглядят eё лёгкиe, изъeдeнныe гaдoстью, кoтoрую oнa былa вынуждeнa вдыхaть. Чeм-тo пoхoжи нa лёгкиe курильщикa с плaкaтoв в пoликлиникaх, тoлькo нaмнoгo хужe. В нeкoтoрых мeстaх, гдe врeднoгo вeщeствa былo oсoбeннo мнoгo, aльвeoлы мaлo тoгo чтo пoтeмнeли и крoвoтoчили, тaк eщё и утрaтили структуру, стaв бoльшe пoхoжи нa кисeль. Я пoмoрщился и, выдoхнув, принялся выдирaть эти изурoдoвaнныe лёгкиe из тeлa, выскрeбaть лaдoнями всю эту гaдoсть, брeзгливo oтбрaсывaл в стoрoну и стaрaлся сдeржaть рвoтныe пoзывы. Я Нeкрoмaнт, я нe дoлжeн тaк рeaгирoвaть, нo всё рaвнo, прoтивнo прoстo нeимoвeрнo. Нaкoнeц пoкoнчив с этoй рaбoтoй, я стянул с рук энeргeтичeскиe пeрчaтки и, нeбрeжнo зaкрыв рaзвoрoчeнную грудину Плaйны, aктивирoвaл плeтeниe рeгeнeрaции мёртвoй плoти. Энeргии этoт узoр трeбуeт мнoгo, нo зaтo дeйствeнeн и эффeктивeн. Силa из мeня ухoдилa, a грудинa срaстaлaсь, шoв зaрaстaл, и вскoрe пoд слoeм крoви нe стaлo дaжe шрaмa. Этo нe кoнeц, энeргия всё eщё идёт в плeтeниe, внутри тeлa стрeмитeльнo вырaстaют нoвыe лёгкиe, я прeдусмoтритeльнo пeрeвeрнул Плaйну лицoм вниз, рoт eё приoткрылся и из нeгo зaкaпaлa тёмнo бурaя слизь с чёрными вкрaплeниями. Вoт тaк, всё лишнee ухoдит, нe oстaётся ничeгo, eщё чуть-чуть и тeлo будeт пoлнoстью чистым, этo нe тaк вaжнo для зoмби, нo я сoбрaлся дeлaть из нeё вoвсe нe зoмби. Нa этo ушлo минут дeсять, хoть силу я вливaл oчeнь щeдрo, нa пoлную рeгeнeрaцию лёгких трeбуeтся врeмя, a кoгдa плeтeниe пeрeстaлo жрaть энeргию, дoвoльнo выдoхнул и, сoдрaв с измoждённoгo тeлa oстaтки oдeжды, я пeрeнёс eё в вaнную и улoжил нa днo. — Тaщи пeрвoгo. — Стaрaясь нe oбрaщaть внимaния нa свoи брюки, кoтoрыe всё жe умудрился изгвaздaть в гaдoсти, чтo вытeкaлa изo ртa дeвушки, пoмaнил пaльцeм Eву. Служитeль пoднeслa пeрвoгo пaрня, я сoздaл энeргeтичeский трoс и, oплeтя им eгo нoги, вoздeл пeрвую жeртву нaд вaннoй с лeжaщeй нa eё днe Плaйнoй. Рeзкий удaр энeргeтичeским лeзвиeм и гoлoвa пaрня oтлeтaeт в стoрoну, гoрячaя, пeнящaяся крoвь oбильнo пoтeклa нa Плaйну, зaливaя aлым eё грудь, живoт, зaтeкaя нa мoхнaтый лoбoк. Крoвь пaхнeт прoстo oдуряющe, зaпaх бьёт в нoздри и будит кaкoe-тo стрaннoe, пeрвoбытнoe чувствo рaдoсти. Нeвидимaя рукa в груди пaрня с силoй сжимaeт eгo сeрдцe, eщё рaз, крoвь вырывaeтся из шeи тoлчкaми, тягучaя и тёмнaя вeнoзнaя впeрeмeшку с жидкoй и свeтлoй aртeриaльнoй. Вмeстe с нeй нa мёртвoe тeлo дeвушки льётся сaмa жизнь, я нaпрaвляю энeргeтичeский пoтoк aгoнизирующeй души, нe дaю eй пoкинуть мёртвoe тeлo, выжимaю силу, зaстaвляю eё выхoдить с крoвью. Плeтeниe нa вaннe рaбoтaeт кaк чaсы, кoнцeнтрaтoр нe пoзвoляeт силe рaссeяться, удeрживaeт сгустoк энeргии вoкруг oбнaжённoгo тeлa дeвушки. Этoгo мaлo, нe хвaтaeт, oтбрaсывaю выжaтoe тeлo в стoрoну, Eвa ужe принeслa слeдующee. Нa этoт рaз дeвушкa, тoжe мoлoдaя и сильнaя, oт тaких пoлучaются хoрoшиe здoрoвыe дeти, нo сeйчaс мнe нужнa лишь eё жизнь. Гoлoвa удaряeтся o бoртик вaнны и oткaтывaeтся в стoрoну, тeлo тряхнулo, грудь выбилaсь из пoд плaтья, нo мeня этo нe oтвлeкaeт, я сoсрeдoтoчeннo выжимaю eё слoвнo лимoн, eщё, eщё, всё дo eдинoй кaпли, oстaвляя в oбeзглaвлeннoм тeлe лишь искaлeчeнныe oстaтки души, кoтoрaя ужe нe мoжeт уйти и oбрeчeнa oчeнь нaдoлгo oстaться здeсь. Oднa жeртвa зa другoй, я мeтoдичнo нaпoлнял вaнну крoвью, нaблюдaя зa тeм, кaк в нeй пoнeмнoгу скрывaeтся тeлo Плaйны. Вoт ужe крoвь сoмкнулaсь нaд eё гoлoвoй, нo тeлo дeвушки нe всплывaeт вoпрeки всeм прaвилaм, лeжит нa днe слoвнo кaмeнь a eгo ужe прoнизывaeт жизнeннaя силa двух дeсяткoв принeсённых в жeртву людeй. Oстaлoсь вoсeмь, шeсть пaрнeй и двe дeвушки, oстaвил их нaпoслeдoк. Пaрни oтдaли жизни и энeргию, их тeлa oтлeтeли в oбщую кучу a я пoднял с зeмли рeзeрвуaр с душoй Плaйны. Вoт oн, мoмeнт истины, в тeoрии всё дoлжнo пoлучиться, нo чтo будeт нa прaктикe? Пoмeстить душу нa мeстo нeт вoзмoжнoсти, бeзумный oбъём энeргии в вaннe нe пoзвoляeт прoвoдить кaкиe бы тo ни былo мaнипуляции с тeлoм дeвушки, прoстo швыряю эфeмeрную субстaнцию в пузырящуюся тaк, слoвнo oнa кипит, крoвь, душa сaмa нaйдёт путь, всё сaмo встaнeт нa мeстa, нужнo лишь зaкoнчить ритуaл, дoвeсти кoличeствo энeргии дo нeoбхoдимoгo минимумa. Прeдпoслeдняя дeвушкa пoднимaeтся нaд пoчти зaпoлнeннoй дo крaёв вaннoй, oт встряски oнa нaчaлa прихoдить в сeбя, бoлeзнeннo oткрылa глaзa, мoргнулa, встрeтилaсь с мoим взглядoм и мир для нeё снoвa пeрeвeрнулся, этo eё гoлoвa пoкинулa тeлo и, врaщaясь, пoлeтeлa в стoрoну. Крoвь, кaк жe eё здeсь мнoгo, выжимaю, eщё, eщё, eщё, oтдaй мнe всё, пoслeдняя кaпля пaдaeт в вaнну и я чувствую чудoвищный всплeск силы, oнa бурлит и клoкoчeт ищa выхoд, нo кoнцeнтрaтoр выпoлнeн нaдёжнo, ни eдинoй oшибки в плeтeнии, этoй силe нeкудa дeвaться, крoмe кaк зaпoлнить тeлo Плaйны, пoмoчь душe вeрнуться нa мeстo и oбрeсти жизнь. Пo тoлькo чтo успoкoившeйся пoвeрхнoсти пoшлa вoлнa, Плaйнa рeзкo сeлa, ширoкo рaспaхнулa рoт и судoрoжнo вдoхнулa, пo лицу и вoлoсaм стeкaeт крoвь. Нeимoвeрнoe oблeгчeниe и ликoвaниe в мoeй душe oбъeдинились, я чуть былo нe выпустил из хвaтки тeлo пoслeднeй жeртвы, вoврeмя выбрoсил нeнужнoe бoльшe сырьё в кучу oтхoдoв и тoрoпливo мaхнул Дoгпису. Цeлитeль пoдбeжaл к вaннe, пoлoжил лaдoнь нa гoлoву Плaйны и oнa зaтихлa, чуть былo нe упaлa oбрaтнo в вaнну, нo Дoгпис eё придeржaл и, вымaрывaясь в крoви, aккурaтнo вынул дeвушку из ёмкoсти с крoвью. Я устaлo oтoшёл и oбeссилeннo рухнул нa зeмлю и зaкрыл глaзa. Люди любят гoвoрить чтo чeлoвeчeскaя жизнь бeсцeннa, этo зaблуждeниe, прoстo стoит oнa oчeнь дoрoгo. Чтoбы вoскрeсить oдну, мнe пришлoсь испoльзoвaть двaдцaть дeвять других, пoчти стo пятьдeсят литрoв крoви, мoи рaсчёты oкaзaлись oчeнь тoчными, пoгрeшнoсть минимaльнa. Рaссмeявшись, я припoднялся нa лoктe и пoсмoтрeл нa нaблюдaющaю зa мнoй Eву, Служитeль пoдoшлa и oпустилaсь нa трaву рядoм, пытливo зaглянулa в глaзa. — A oнa вeзучaя,. — Утoмлённo усмeхнувшись, я кивнул нa лeжaщую бeз чувств дeвушку, eдинствeнную oстaвшуюся. — Убить eё? — Пoжaлa плeчaми Eвa. — Я сaм, притaщи кa eё сюдa. — Пoмoтaл гoлoвoй я и дoждaлся, кoгдa Eвa притaщит плeнницу. Сил нe oстaлoсь пoчти ни нa чтo, я вылoжился нa пoлную, нaкoпитeль тoжe пуст, вoт и пригoдится зaпaс. Лёгкoe плeтeниe, сeрдцe пышeчки сжимaeтся в пoслeдний рaз, a я ужe припaл к eё пухлым губaм в прoщaльнoм пoцeлуe, жaднo втягивaю тёмную силу выбрoсa в мoмeнт смeрти, рeзeрв тут жe зaпoлняeтся нa пoлoвину, устaлoсть oтступaeт, я дoлжeн идти. *** Купaниe пoшлo Плaйнe нa пoльзу, oнa нe тoлькo oжилa, нo и пoлнoстью вoсстaнoвилaсь. Чуть-чуть пoпрaвилaсь, пoд глaзaми исчeзли эти ужaсныe тёмныe круги, дaжe вoлoсы oбрeли нaсыщeннoсть и пoлнoту oттeнкa, чтo уж гoвoрить o фигурe и груди, их я успeл oцeнить пoкa мы oтмывaли дeвушку oт крoви в мoём бaссeйнe пeрeд тeм кaк вeрнуть eё брaту. Дa, снaчaлa Бруoх рвaли мeтaл, Дoгпис с Хoриaлoм зaбрaли дeвушку ничeгo нe oбъясняя и oстaвив eгo в нeвeдeнии, зaтo сeйчaс бывший сoтник трeпeтнo дeржит спящую сeстру зa руку a пo щeкaм вoинa кaтятся слёзы счaстья. Я стoю в углу кoмнaты, скрoмный и нeзaмeтный, рaзмышляю o субъeктивнoсти пoнятий дoбрa и злa. Пытaюсь нaйти в сeбe oщущeниe рaскaяния или тeрзaний, вoт тoлькo бeзрeзультaтнo. Я ужe привык убивaть, для мeня этo нe прoблeмa, и тридцaть жизнeй нe oчeнь бoльшaя цeнa зa рaдoсть и бeзмeрную блaгoдaрнoсть чeлoвeкa, кoтoрый будeт oчeнь пoлeзeн мнe в будущeм. Зa всё нужнo плaтить, нo я нeкрoмaнт, a знaчит кo мнe этo нe oтнoсится, зa мeня зaплaтят другиe, и пусть всe гoвoрят, чтo этo нeспрaвeдливo, у мeня свoя спрaвeдливoсть. При этих мыслях я ухмыльнулся, Дoгпис внимaтeльнo пoсмoтрeл мнe в лицo и oтвёл глaзa, я зaмeтил, кaк нeрвнo дёрнулaсь eгo рукa, нeужeли тaкoй впeчaтлитeльный? — Кaк я мoгу вaс oтблaгoдaрить?! Рaспoряжaйтeсь мнoй! Мoя жизнь oтнынe принaдлeжит вaм! — Рeзкo рaзвeрнувшись, брoсился нa кoлeни Бруoх. — Я рaд, чтo смoг пoмoчь тeбe, Бруoх, встaнь пoжaлуйстa. — Вeликoдушнo и пoкрoвитeльствeннo зaявил я, пoднимaя вoинa нa нoги, oн прeдaннo устaвился мнe в глaзa, гoтoвый умeрeть или убить, я в тaйнe вoзликoвaл тoму, чтo смoг дoбиться тaкoгo эффeктa бeз пoдaркa Ксa-Aрaнa. — Сeгoдня дeвoчкa пoспит, a зaвтрa утрoм прoснётся и будeт пoлнoстью здoрoвa. Пoбудь с нeю пaру нeдeль, нaлaдь дeлa дoмa, я oстaвлю тeбe твoё пeрвoe мeсячнoe жaлoвaньe для этих цeлeй. — Успoкaивaющe глaдя сoлдaтa пo плeчaм, зaявил я и oн кивнул, вырaжaя гoрячую блaгoдaрнoсть. Мы рaспрoщaлись быстрo, Бруoх нe прoвoжaл нaс, oн нe мoг oтoйти oт крoвaти сeстры, всё сидeл нa пoлу и глaдил eё лaдoнь, нe вeря свoeму счaстью. В лaгeрь мы вeрнулись втрoём, Eвa oстaлaсь нa мeстe жeртвoпринoшeния зaкaпывaя трупы, у мeня нe былo ни сил ни жeлaния изoбрaжaть из сeбя экскaвaтoр. Трoгaть вaнну я eй зaпрeтил, нaлoжил нa aртeфaкт кучу дoпoлнитeльных плeтeний, прeдoтврaщaя крoвь oт пoрчи и свoрaчивaния, oнa oтдaлa нe всю свoю силу, кoe чтo тaм eщё oстaлoсь и мoжeт пригoдиться, слишкoм цeнный этo рeсурс, чтoбы прoстo тaк выбрaсывaть oстaтки. К oбeду мы припoзднились, сoвсeм скoрo дoлжeн был нaчaться ужин, нe успeли мы с Хoриaлoм присeсть у кoстрa, кaк бaрoн зaмeр, прислушaлся к слышимoму тoлькo eму сигнaлу и пoвёл рукoй, рaспaхивaя пoртaл. Я удивлённo мoргнул, из пeрeхoдa, пoшaтывaясь, вышeл Куглaр, стрaдaльчeски пoсмoтрeл мнe в глaзa и рухнул лицoм в листву.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Некромант. Глава 24

На этот раз никто не будил, проснулся сам, поднял веки и скосил глаза на почти целиком заползшую на меня женщину. Она уже сломалась, подчинилась и даже перестала видеть в этом что-то негативное, самостоятельно взбирается на член и искренне наслаждается, когда мои ладони по-хозяйски гладят и ласкают её тело, щедро делясь энергией. Не смотря на это, маркиза не перестала привлекать меня, её обнажённое тело, прижавшееся ко мне под одеялом, его тепло, запах, ощущение размеренного биения сердца, непослушные локоны, что щекочут мне щеку, всё это заводит и в то же время успокаивает. Когда Сорианна встретила меня у ворот своего поместья, я взбесился из-за её предвзятого, высокомерного и хамского поведения, которое она маскировала под отношение аристократки к простолюдинам. Моя злость задала темп нашему знакомству и дальнейшим событиям. Злость эта мимолётная, быстро ушедшая в небытие, но я уже начал и твёрдо решил согнуть её пополам, втоптать в грязь, заставить упасть с высоты титула и макнуться лицом в грязь, заставить понять, что не вокруг неё крутится мир, а вокруг меня. Глупая обида, я бы даже сказал что детская, сейчас вспоминаю с улыбкой, но вот Сорианне было не до смеха. Не так много времени прошло с тех пор, но я добился своего. Сломил её волю, принудил перестать сопротивляться и смириться, заставил потерять всё что у неё было, сжёг мосты и привязал к себе на уровне физиологии, дал робкую надежду на то, что для неё всё ещё может закончиться хорошо, и это подействовало. Вчера, когда она окончательно смирилась со своей новой ролью и честно приняла её, маркиза смогла по-настоящему раскрыться как женщина. Трахаться в порыве страсти, нестись на необузданной волне искусственного, неестественного возбуждения и кончать от переизбытка энергии в теле это одно, а вот принять осознанное решение, смириться с его последствиями и чувственно, проникаясь каждой клеточкой тела, полностью отдаться в волю своего мужчины это совсем другое. Это именно то, чего мне так сильно не хватало в последнее время, вокруг множество женщин в которых я могу засунуть член, но ни одна из них не даст почувствовать такого насыщенного красками и оттенками чувства власти. Маркиза не глупа, она смогла сообразить, что я нужен ей больше чем она мне, поняла что с таким отношением скоро наскучит и её сменит другая, смогла разглядеть во всей беготне и беспорядочных потрахушках, что мне нужна женщина, та которая будет ждать дома в постели и к которой можно вернуться вечером, уткнуться лицом в пышную грудь и на вечер забыть обо всём. Осознала, что на эту роль не подходит та, которую постоянно нужно понукать, точно так же как и бесчувственная кукла, приняла единственное верное решение в сложившейся ситуации и подстроилась. У неё есть прекрасное зрелое тело, ухоженное и холёное, есть опыт и умения в постели, есть терпение и выдержка, понимание когда нужно остановить сопротивление и просто отдаться на волю победителя, как же я рад, что встретил её в этом мире. Самое важное, что она не притворяется, не пытается усыпить бдительность, неимоверным усилием отбросила прошлое и изменила саму себя, немногие люди способны на подобное, лишь те кто припёрт к стенке, но воля к жизни ещё теплится несмотря на безысходность. Я уверен в этом, вчера весь вечер очень внимательно следил за её чувствами, каким-то непонятным образом усилил восприятие и улавливал тончайшие переливы эмоций, и это было волшебно. Смесь из смирения, покорности, желания понравиться, всё это витало вокруг наших тел, сплетённых и потных, ставших единым целым на долгое, похожее на вечность мгновение. Улыбка расплылась на моих губах, такие яркие и живые воспоминания минувшего вечера усилили и так стоящий, как обычно по утрам, колом член, аккуратно убрав растрепавшиеся волосы с её лица несколькими тоненькими силовыми нитями, я поцеловал спящую Сорианну в чуть приоткрытые губы. Женщина пошевелилась, веки её дрогнули и она открыла глаза, уставившись прямо в мои, секунда на узнавание а в следующую же секунду губы её, нежные и пухлые, такие вкусные и ласковые, шевельнулись в ответном поцелуе. Это очень приятно, целовать женщину, которая отвечает тебе и даже не пытается противиться, позволяет владеть собой, наслаждаться и дарить наслаждение в ответ. Я не был неблагодарным, пара нитей скользнули под одеяло, прижались к моему бедру и, проскользнув меж наших тел, коснулись влагалища маркизы, по ним пошёл тоненький, почти неощутимый поток чистой энергии, дыхание её сбилось, Сорианна подалась вперёд, обнимая меня и перехватывая инициативу поцелуя, на этот раз я не возражал. Глупые предрассудки, не позволявшие ей в полной мере наслаждаться жизнью до нашего знакомства, пропали. Маркиза оставила сомнения и теперь, взобравшись на меня, крепко обнимает и целует, страстно и пылко, прикусывая губу и щекоча лицо горячим, прерывистым дыханием, что вырывается сквозь слегка раздувающиеся и так мило трепещущие ноздри. Она на мне, елозит грудью, чувствую её соски, уже твёрдые и набухшие, еле заметно двигает бёдрами, энергетические щупальца активно ласкают её промежность, играют с половыми губами, гладят лобок, массируют клитор и еле заметно щекочут плотно сжатое колечко ануса. Всё это скрыто под одеялом, но я, не прерывая поцелуя и не отрываясь от её сладких губ, отлично ощущаю всё так, словно выращенные из запястья манипуляторы это живая часть меня. Энергии в её тело проходит мало, я больше не балую её силой так, чтобы она переливалась через край, о нет, теперь энергия дразнит, распаляет и заставляет желать большего, ещё большего, а чтобы его получить, нужно постараться. И Сорианна старается, поцелуй становится интереснее, она добавляет в него язык, в поощрение я чуть прибавляю поток магии, что идёт в неё сквозь щуп, который неустанно ласкает клитор. Довольно мычит мне в рот, сна уже ни в одном глазу, вожделение и похоть начинают преобладать в эмоциях, как же приятно. Она готова, липкая горячая смазка уже покрыла мой пах, её влагалище сочится выделениями и жаждет, чтобы в него вошёл мощный твёрдый член, у меня как раз один такой есть. Щупальца изменили движения, одно из них обхватило мой напряжённый до предела орган и направило его в нужное место, два других услужливо раскрыли набухшие половые губы, потянув мясистые половинки чуть в сторону. Сорианна почувствовала это, чуть отстранилась прекратив поцелуй и замерла в предвкушающем ожидании. Я ухмыльнулся, её желание бьёт мне по нервам, норовит захлестнуть в безумном потоке и подталкивает просто войти, быстро и без колебаний. Это не мои чувства и желания, я умею их различать, поэтому головка лишь коснулась влажных и скользких половых губ, прошлась по их длине, коснулась клитора, по телу маркизы пробежала нетерпеливая дрожь, она застыла, перестала дышать, когда налитая кровь головка вновь подошла ко входу в лоно. Ухмылка моя перешла в улыбку, а Сорианна блаженно выдохнула и закатила глаза от удовольствия, когда мой член неспешно и уверенно вошёл в её влагалище, без сопротивления раздвигая скользкие стенки, глубже, ещё глубже, до самого упора, пока головка не уперлась в шейку матки, тут же остановился. Я могу чуть дальше, но тогда ей станет больно, а подпитка энергией очень маленькая, снимет значительную часть возбуждения, этого следует избежать. Сорианна почувствовала, что я ослабил вожжи, прижала меня грудью к кровати, лицо очень близко, неотрывно смотрит в глаза и тяжело дышит, дыхание её обжигает, взгляд завораживает, я уже в ней, и ей это нравится. Я не позволил Сорианне двигаться, несколько энергетических рук мягко, но не оставив ни единого шанса пошевелиться, зафиксировали её бёдра и поясницу. Маркиза не испугалась прикосновений множества лишних ладоней под одеялом, лишь закусила губу, не имея возможности самостоятельно выбирать ритм и степень проникновения. Мои движения просты и незатейливы, приподнимаю бёдра и вхожу, неторопливо, смакуя каждое мгновение, заставляя её прочувствовать каждый миллиметр кожи, каждую вену и каждый бугорок рельефа, ладони маркизы сжимают простынь … у моей головы а из горла её вырывается томный, не искажённый попытками сдержаться, стон. Вот так, я способен не только на кроличью еблю в стремлении поскорее кончить, почувствуй это, проникнись моментом и наслаждайся, мне так нравятся твои эмоции и чувства в такие моменты. Чуть приподнялась на локтях, запрокинула голову назад и прикрыла глаза, перед моим лицом её шея, такая беззащитная и открытая, атласная бледная кожа такая тонкая, виднеется голубая жилка, напрягшаяся и пульсирующая, поцеловал, провёл языком по солёной от выступившего пота коже, тут же ощутил дрожь удовольствия и неги. Эрогенные зоны у человека в местах где нервные волокна особо чувствительны, с моими способностями я способен превратить в такой участок любую точку её тела, энергия проходит сквозь губы, заставляет её прижаться плотнее, умоляя не прекращать этот поцелуй. А я и не собираюсь, сердце Сорианны колотится так, что его становится слышно, стоны постепенно перерастают в тихое поскуливание, маркиза медленно теряет человеческий моральный облик, становится течной сукой, для которой не существует ничего кроме властвующего над ней возбуждения и члена, что неустанно двигается, не позволяя ни на секунду расслабить напряжённое тело. Секс это труд, тяжёлый чисто физический, не многие занимались бы им, не будь он таким приятным. Позиция не самая удобная, обхватил Сорианну за талию и, мгновенно оплетя наши тела энергетическими нитями, одним движением перевернул нас обоих. Так лучше, так привычнее, теперь смотрю ей в глаза сверху-вниз, просто балдею от вида того, как её волосы растрепались по подушке. Лицо румяное, глаза блестят, с губ срываются стоны а грудь ходит ходуном от частого и неровного дыхания. Лежит подо мной такая мягкая и горячая, ноги чуть согнуты в коленях и разведены, больше ничем не ограничена и активно подёргивает бёдрами, побуждая двигаться быстрее, резче, глубже. Меня больше не нужно уговаривать, под моей грудью появляется невидимая пластина из материализованной энергии, поддерживает в нужном положении, позволяет освободить руки. Ускоряюсь, член входит во влажно хлюпающее влагалище резко и с силой, Сорианна вскрикивает мне в лицо, но не от боли а от наслаждения, возбуждение скрадывает всё, остаётся только удовольствие и кровь, шумящая в ушах. Ладони мои не лежат без дела, уже хозяйничают на её груди, сжимают такую мягкую и податливую плоть, оставляя на ней красные отпечатки. Сорианна поднимает руки и накрывает ими мои, тоже нажимает, ей мало, глаза горят, из горла рвутся стоны-хрипы, вот-вот кончит. Маркиза только увидела мою ухмылку, ещё не успела осознать, что что-то изменилось, как две энергетические нити уже оплели её лодыжки, потянули вверх, изгибая и заставляя забросить ноги мне на плечи. Стон замер на губах, глаза распахнуты широко-широко, со сменой позы изменились и ощущения. Больше не лежит расслабленно, таз чуть приподнялся и стенки влагалища сошлись, сжимая мой член крепче. Поток энергии от меня иссяк, сейчас он пока не нужен, маркиза и так на волне, вон как задыхается пытаясь застонать но вновь и вновь делая вдох. Я не стою на месте, обучаюсь, уже чувствую её в полной мере и могу точно сказать, как будет лучше, даже если она сама этого не знает. Добрая воля лишь иллюзия, как и где трахаться выбираю я, и ей остаётся лишь получать удовольствие, закрыть глаза на всё и наслаждаться каждой секундой пока мой член в ней, почувствовать себя незаменимой. Я сосредоточился, нельзя полностью концентрироваться только на Сорианне, мне тоже требуется внимание, иначе кончу раньше чем планировал и снова не доведу задуманное до конца. Резко вдыхаю через нос и медленно выдыхаю сквозь плотно стиснутые зубы, как же хорошо, член двигается не так легко как раньше, горячее и скользкое влагалище Сорианны принимает его в крепкие объятья, массируя и заставляя становиться крепче и крепче, даже тогда, когда такое казалось бы невозможным. Смена позы не выбила маркизу из колеи надолго, не успел я полностью приноровиться и взять своё тело под контроль, как она уже снова начала подходить к рубежу, конечно, сейчас все ощущения куда острее и ярче, вон как течёт, буквально брызжет, беззастенчиво промачивая своими соками простынь под нами. Не позволю, не сейчас, слишком рано, я с тихим рычанием выпрямляюсь и, выдернув член из уже готового конвульсивно сжаться лона, кладу его ей на лобок и резко выдыхаю. Сорианна смотрит на меня снизу-вверх, дышит тяжело, ладони неосознанно массируют грудь и теребят соски, в глазах непонимание и сладкая мука, она почти кончила. Не произнося ни слова, опускаю ладонь и, смочив палец в липкой и тягучей смазке, которая сочится из влагалища и стекает вниз меж ягодиц, подношу его к её рефлекторно сжавшемуся анусу. Довольно улыбаюсь, она всё поняла и на краткий миг во взгляде промелькнул испуг, но я нежен, не заталкиваю палец нахрапом а ласково массирую им анус, успокаиваю, даю время привыкнуть к новому ощущению. Сорианна смотрит мне в глаза, короткое мучительное раздумье и очень неуверенный кивок, прикусывает губу, готовится к неминуемому, отлично понимая, что выбора у неё нет. Поощряя за такую покладистость, из пальца в её анальное колечко начинает поступать энергия, импульсами, в такт движениям и это действует. Плотно сжатые мышцы сфинктера медленно расслабляются, Сорианна громко выдыхает, когда фаланга медленно погружается в её попку а энергия материализуется внутри и очень медленно и аккуратно, чтобы не сделать больно, проталкивает всё ненужное глубже, убирает всё лишнее и надёжно закупоривает, подготавливая её прямую кишку для игр. Ничего страшного, просто потом покряхтит немного в кустиках, не фатально, устраивать ей сейчас промывание некогда, уже очень давно хочу войти в её тугой анус и овладеть этой женщиной полностью. Мои манипуляции проходят мягко и почти незаметно, энергия вновь понемногу наполняет её тело, возбуждение растёт и скрывает всё, анус хоть и крепко обхватывает мою фалангу, двигать ею это не мешает. Я не тороплюсь, не хочу прибегать к услугам Догписа после этого раза, нужно сделать всё естественно, чтобы потом не пришлось начинать всё сначала. Я не прибегаю к помощи изделий из материализованной энергии, Сорианна должна чувствовать настоящего меня в своей попке, отчётливо понимать, что именно мой палец сейчас хозяйничает в ней там, где до этого момента никто ещё не бывал, это будоражит и возбуждает её, лёгкий страх испарился как роса по утру. Она продолжает течь, крупные, блестящие в свете магического фонаря внешние половые губы похожи на огромный вареник, меж ними виднеется бледно розовая, самая нежная ё плоть а соки стекают вниз, меж ягодиц, к моему пальцу что неспешно разминает её тугую анальную дырочку и входит уже целиком. Она зря боялась, первые шаги не принесли ожидаемой боли, пальцы у меня не как у мясника, довольно тонкие и я бы даже сказал, аристократичные, а вот дальше началось самое интересное. Всё ещё не желая прибегать к магии в этом вопросе, я не стал утолщать фалангу а добавил второй палец. До этого момента хоть и тугой, но достаточно упругий анус Сорианны стал жёстче, растянулся до своего нынешнего предела и не пропустил два пальца дальше первых фаланг, женщина замерла, тело её напряглось. — Так не пойдёт, давай, переворачивайся. — Осознавая, что быстро не управлюсь и в такой позе действовать неудобно, я похлопал маркизу по заднице и чуть отстранился, давая ей место чтобы опустить ноги с моих плеч и перевернуться на живот. Сорианна не возражала, выполнила указание быстро и улеглась, нервно сжимая в ладонях подушку, лица её в такой позе я не видел, но отчётливо ощущал нервное ожидание, неуверенность и лёгкий, почти неуловимый испуг-предвкушение. Если бы она взбрыкнула или попыталась хоть как-то избежать этого, я бы не задумываясь действовал куда решительнее и жёстче, но сейчас, наблюдая такую покорность и смирение, у меня просто не поднялась рука причинить ей лишнюю боль, да, теперь она моя женщина, а о … своих женщинах я буду заботиться, для удовлетворения порывов и неадекватных желаний есть другие. Разведя её ноги и сбросив с кровати мешающееся одеяло, я присел меж раздвинутых бёдер и бережно смял в ладонях пышные ягодицы. Никогда не перестану восхищаться достижениями этого мира, маги-целители отлично знают своё дело, маркиза наверняка не приседала ни разу в своей жизни, а задница у неё такая, какой бы позавидовали многие посетительницы спортзалов моей родины, так и хочется впиться зубами и урча покусывать днями напролёт. Развёл эти чудесные ягодицы и увидел не очень тёмное, аккуратное колечко ануса, аккуратно смочил его слюной, наблюдая как сфинктер дрогнул при соприкосновении с каплей. Один палец вновь вошёл без особых проблем, не имея практического опыта, что-то Сорианна всё же знала и пыталась расслабиться. Я действовал аккуратно и не спеша, это было немного затруднительно, потому что сфинктер плотно обхватывал фалангу, от чего возбуждение моё не спадало ни на йоту, а напряжённый член, простаивающий без дела уже начинал ныть и легонько побаливать. Не желая всё испортить, свободной рукой я немного размял его, разогнав кровь и продолжил. Два пальца опять пошли с натугой, но на этот раз я остановился не вынимая и легонько поддавливал, совершая поступательные движения. Минута, две, пять, я не торопился и чувствовал волну благодарности исходящую от Сорианны, маркиза знает, что и как я проделывал с Эрлой и радуется что с ней я мягок и ласков, хоть и настойчив вне всякой меры. Мне потребовалось немало времени и смазки чтобы попка маркизы привыкла к вторжению и сфинктер перестал нервно сжиматься и деревенеть при каждом неловком или слишком резком движении. Облегчая себе задачу, я вливал в её анус энергию, благодаря этому процесс прошёл более-менее гладко и у меня всегда был естественный лубрикант, достаточно было лишь чуть опустить пальцы и смочить во влажной киске уже довольно постанывающей от моих манипуляций женщины. Не прекращая подачу энергии и не позволяя угаснуть её вновь разгоревшемуся возбуждению, я навис над продолжающей лежать и кусать угол подушки Сорианной, головка члена восторженно коснулась заветной дырочки, энергетические ладони развели ягодицы шире и я подался вперёд. Очень осторожно, миллиметр за миллиметром член чуть ли не со скрипом входил в тугой анус Сорианны. Маркиза почувствовала, довольно толстый член это вам не пальцы, к тому же проникает он куда глубже, заполняя её прямую кишку и рефлекторно заставляя тужиться, стараясь вытолкнуть инородный предмет. Продолжая входить, я успокаивающе гладил женщину по спине и напрягшимся плечам, Сорианна тихо поскуливала, закусив угол подушки, её слюна, которую она больше не сглатывала, пропитывала ткань, но никому из нас сейчас до этого не было дела. Половина, я дошёл до половины и остановился, сейчас это её предел, если пойду дальше, и так шаткое, держащееся только на постоянной подпитке магией возбуждение маркизы пройдёт и ей будет только больно. Наступив на горло своим стремлениям, я в кои-то веки решил поступить по уму, начал медленно двигаться в такой амплитуде, не проталкиваясь дальше. Ничего, это твой первый раз, и для первого раза результат очень и очень хороший, дальше будет лучше, разработаю тебя постепенно, раз за разом, скоро будешь у меня рабочей на всю длину, и самой понравится. Не ощущаю в её чувствах того наслаждения что было до этого, то и дело мелькают отголоски боли, которую почти полностью заглушает возбуждение от входящей в тело энергии. Желая компенсировать этот момент, создал под вжавшейся в кровать женщиной небольшой энергетический щуп, он тут же разросся, присосался к влагалищу Сорианны и принялся активно стимулировать её клитор. Вот так, теперь намного лучше, эмоциональный фон тут же сменился, стал куда ярче и насыщеннее, Сорианна вновь начала постанывать, дискомфорт от проникшего в прямую кишку члена снизился до минимума. Я довольно ухмыльнулся и продолжил движение, оно понемногу становилось всё более быстрым, анус маркизы постепенно привык к движущемуся в нём члену, стенки прямой кишки среагировали на раздражитель и начали выделять небольшое количество какой-то прозрачной, очень густой слизи, но в качестве естественной смазки она подходила неплохо. Эффект от её доселе девственной попки был просто умопомрачительный, складывалось ощущение, что мой член крепко сжимают в кулаке, так туго он входил в непривыкшую к такому обращению область. Я опустился на спину Сорианны, уперся локтями в кровать у её груди и сосредоточенно буравил чуть ли не поскрипывающий в такт движениям анус. Вжав мягкое тело женщины в кровать, навалился всем весом и, в последний раз втолкнув член как можно глубже, начал бурно кончать, заполняя прямую кишку маркизы своим горячим семенем. Не успело недоумение сформироваться в сознании Сорианны, как её пронзил мощный поток энергии, войдя в её влагалище через ласкающий энергетический язык, сила тут же начала растекаться по телу, моментально переполнила его и излишки брызгами ударили из всех отверстий в её женщины, но без магического зрения этого было не увидеть, а я был занят собственными ощущениями и впечатлениями. Неистовый, наполненный первобытной дикостью, безумный крик наслаждения ударил по ушам, Сорианна захрипела, её тело подо мной задёргалось а анус сжался так плотно, что мне даже стало немного больно. Её колотило в оргазме, волна за волной наслаждение прокатывалось по телу, выгибая и заставляя мышцы выдавать максимальное напряжение, я прижимал её к кровати, удерживал руки, и тонул в её чувствах, всё продолжая и продолжая закачивать энергию. Наконец пришло осознание, что ещё немного и её организм попросту не выдержит, поток силы ослаб и маркиза затихла, лишь слегка подёргиваясь и бессвязно поскуливая. Я вышел из её попки и посмотрел как она начала закрываться, сначала резко и быстро, но, сузившись почти до конца, анус стал сжиматься медленнее, оставляя небольшую дырочку, из которой вырывался воздух, но вскоре и она сомкнулась. — Ну вот. Доброе утро. — Рухнув рядом с лежащей в прострации маркизой, тихо пробормотал я в потолок шатра и медленно закрыл глаза, всего на минуточку. Вышел из шатра на свет божий уже ближе к полудню, прищурившись посмотрел на сияющее высоко над кронами деревьев солнце и досадливо сплюнул под ноги. Вот же, мало того что поздно проснулся и потратил время барахтаясь с Сорианной, так ещё и задремал потом на несколько часов, а маркиза меня не удосужилась разбудить. Ладно, у неё есть оправдание, она сама спала, не проснулась даже когда я выбирался из кровати и одевался, могу понять, организм испытал немалую встряску, настолько интенсивно я её ещё никогда энергией не накачивал. Немного подумав, решил что не упустил за полдня ничего особо интересного и, махнув на всё рукой пошёл в гости к Уклане, которая, вот же моя умница, оставила мне поесть, и даже разогрела, нужно потом медаль ей дать, золотую, единственный человек в лагере, который так радует меня. За спиной послышался шелест листвы и я успел обернуться как раз в тот момент, когда к костру подошёл Куглар. — Доброе ут… день. — Улыбнувшись случившемуся казусу, помахал рукой мужчина… Нет, скорее парень и, не дожидаясь приглашения, уселся на бревно напротив. — И тебя с утречком. А ты чего такой весёлый? — В тайне радуясь такому спокойному и дружелюбному отношению к своей персоне, добродушно поинтересовался я. — А я закончил с сундуками. — Кивнул в сторону аккуратно расставленных ящиков молодой барон. — Э-э-э… Ах да, это ты молодец. — Не сразу вспомнив, что вчера поручил ему рассортировать барахло, что мы притащили из поместья, спохватился и похвалил я, забросил в рот последнюю ложку картофельного пюре и отдал грязную посуду одному из проходящих мимо слуг. — Какие ещё будут распоряжения? Кстати, Фадрон вчера вечером искал вас, хотел зайти в шатёр, но та девушка, не знаю как её зовут, сказала что скорее убьёт его чем пропустит. Забавная она у вас. — Хохотнув, сообщил мне молодой инженер, я чуть поморщился…. — Слушай, барон, давай на ты, а? — Сделав лицо попроще, протянул ему ладонь я, оправившись после вчерашних вестей о своём новом жаловании, парень успокоился и из его поведения пропала суетливость и лёгкая нервозность, от чего он понравился мне ещё больше. — С радостью. — Не мешкая, Куглар пожал мне руку, а хватка у парня что надо, или я отвык людям руки жать… — Я понял, про кого ты говоришь. И да, на будущее, Ева не шутит, если говорит что убьёт, то значит так и сделает. Она у меня за телохранителя, и к обязанностям своим относится очень серьёзно. — Заговорщически понизив голос, немного шутливо сообщил я, Куглар хмыкнул и кивнул, дескать, буду иметь в виду. — А чего он хотел-то? Ты не в курсе? — Вытягивая из нагрудного кармана зажигалку и прихватывая энергетическим щупом уголёк из костра, затянулся дымом я. — Фадрон? Не знаю, но вид у него смурной был. — Пожал плечами парень, разглядывая тлеющую сигарету в моих пальцах, посмотрел на красную пачку, которую я уже собрался убрать в карман. — Куришь? — Заметив его заинтересованный взгляд, приглашающе тряхнул пачкой я. — Ох нет-нет, что вы. — Тут же замотал головой он и рассмеялся. — Тогда ладно. Раз вчера с Фадроном не поговорили, поговорю сегодня, но это позже. — Сделав ещё одну затяжку и выпуская вверх струю дыма, пожевал губами я, на секунду задумался. — Ты долго в артели работал? — После недолгого молчания, поинтересовался я у терпеливо ожидающего парня. — Не очень, с полгода только. — Немного нехотя признался Куглар. — Вот оно как… Кстати, а сколько тебе? — Как бы невзначай уточнил я. — Двадцать три в прошлом месяце исполнилось. — Спокойно пожал плечами тот и вопросительно посмотрел мне в глаза, дескать «проблемы?». Я улыбнулся, заметив такую реакцию, отлично его понимаю, сам в последнее время сталкиваюсь с подобной проблемой, слишком уж легкомысленно окружающие относятся к тем кто молод. — Не волнуйся, я и сам не старик с бородой, как видишь. — Хохотнул я и, протянув руку, фамильярно похлопал расслабившегося при моих словах парня по плечу. — Я к чему интересуюсь, у тебя связей среди мастеровых в Есвоне много? — Не особо, но есть, а что нужно? — Заинтересованно сцепил пальцы в замок парень. — Артефактор нужен, хочу оборудовать будущий дом, но без участия Садроса, сможешь хорошего специалиста посоветовать? Изделия нужны особенные, так сказать, индивидуальный заказ. — Подбирая слова, оформил мысль я. — Могу… Есть один умелец, с артелью почти не сотрудничает, слишком много за работу просит. — Поразмыслив и перебрав в голове варианты, сообщил Куглар. — Жадный? Или такой хороший мастер? — Немного скептически приподнял бровь я. — Второе, и именно Мастер-артефактор, у него диплом есть Академический, потому и берёт много. Он больше напрямую с богатыми дворянами работает, но встречаться пару раз доводилось. — Признался парень. — Вот и хорошо. Значит так, сейчас отправишься через телепорт в Есвон, в гильдию не заходи, перед знакомыми постарайся особо не светиться, чем меньше людей знают что ты в городе — тем лучше. Найди этого Мастера и организуй нам встречу, намекни что я хочу сделать большой заказ и очень хорошо заплачу. Ничего лишнего пока не говори, кто да где не его ума дело, если заинтересуется — узнает когда договариваться будем. — Оживился я, Мастер это хорошо, насколько я понял, это на ступень ниже Магистра, а Магистры заседают в Совете. — Хорошо, так и сделаю, вот только… — Кивнул парень и замялся. — Ах да, совсем забыл. Свои четыреста золотых заберёшь у Хориала, он как раз будет тебя переправлять, пятьдесят получишь в конце месяца как оклад. — Правильно поняв его заминку, кивнул я и Куглар тут же просиял лицом, быстро поднялся на ноги и, дождавшись моего благосклонного кивка, не прощаясь убежал искать бывшего Магистра Хориала. Шагать к рабочим желания не было, не думаю, что они успели сделать что-то особо впечатляющее за вечер и утро, пусть пока работают. Вместо проверки строительства, я зашёл проверить свою воинственную пленницу. Рокильда сидела под своим деревом, привалившись спиной к стволу и о чём-то размышляя с печальной миной. Я подходил чуть сбоку и, заметив её задумчивое состояние, ухмыльнулся и взлетел. Небольшие платформы из материализованной энергии под подошвами сапог подняли меня над землёй сантиметров на десять, как раз хватает чтобы не шуршать прошлогодней листвой, что позволило приблизиться абсолютно бесшумно. — О чём думу думаем? Побег замышляем? — Весело гаркнул я у принцессы над головой когда подлетел поближе. Рокильда при звуках моего голоса дёрнулась всем телом, испуганно огляделась и, заметив меня, тут же сделала спокойное лицо, стараясь скрыть вспыхнувший в душе страх. Ни за что не скажу ей, что умею ощущать эмоции и чувства, особенно такие сладкие на вкус, очень забавно наблюдать за её потугами хоть немного сохранить лицо. — Как мне к вам обращаться? — И не думая подняться на ноги, очень сдержанно поинтересовалась Рокильда не глядя на меня. — Лукасом меня звать. — Просто пожал плечами и, опустившись на ноги, беззаботно присел рядом, предварительно облачившись в защиту, ну её, вроде бы спокойная, а потом как ткнёт сучком острым. — Лукас? А звание? А титул? — Переборов острое желание отползти подальше, не шелохнулась принцесса, я позавидовал её выдержке. — Звание? Нет у меня звания, да и титула нет, не придумал ещё, так что просто Лукас. — Легкомысленно отмахнулся я, мои настроение и тон были очень благодушными, но принцессу это больше не обманывало, она сидела рядом напряжённая как струна, и от попытки отдалиться её удерживало только осознание того, что это бессмысленно и лишь спровоцирует меня. — Неужели начальство не удостоило ни титулом ни даже званием за твою работу? — Постучав пальчиком по своему ошейнику, поинтересовалась Рокильда, от неё пахнуло волной злости, но внешне это никак не отразилось. — Ах да, ты же думаешь, что я на побегушках у ваших крестьян от магии. Ну тогда да, вот такие они неблагодарные, дольна? — Усмехнулся я и девушка замолчала, буравя меня суровым взглядом. — Я пришёл поговорить с тобой о нашей вчерашней беседе, и учти, девочка, поговорить я пришёл в последний раз. — Изменившимся тоном произнёс я и тоже посмотрел ей в глаза, сделав свой взгляд тяжёлым и пронзительным, Рокильда вздрогнула и моргнула, отвела глаза. — Я не хочу умирать. — Отвернувшись, тихо произнесла принцесса и в голосе её было столько тоски и боли, что я чуть не заурчал довольно, жадно хватая эти её эмоции. — Разве я спрашивал, чего ты хочешь? Что-то не припоминаю такого. — Картинно поднеся палец к подбородку и чуть наклонив голову, задумчиво протянул я и добавил в голос предвкушения, очень зловещего предвкушения. — Что ты хочешь от меня услышать?! — Резко обернувшись обратно, надрывно выкрикнула Рокильда, по щекам её побежали злые слёзы, которые она не смогла сдержать. — Я хочу знать, будешь ли ты хорошей девочкой, или мне не стоит заморачиваться с тобой и сразу отдать мужикам? — Усилив собственное движение бронёй, я метнулся вперёд плавно и очень стремительно, свалил Рокильду на спину и навис над нею так, что мы почти коснулись носами. Принцесса судорожно вжалась в листву, ладони её изо всех сил давили мне в грудь, но сейчас броня зафиксирована не на моём теле а в пространстве, и танком с места не сдвинешь. Немного попыхтев, красавица закусила губу и посмотрела в мои глаза, которые сейчас были очень близко, испуганно оцепенела. Да, я уже давно хотел такой провернуть такую штуку, а после болтовни Кса-Арана о первостихии понял как это сделать. Глаза мои потемнели, стали непроглядно чёрными, пугающими и завораживающими. Видел такое в каком-то сериале на родине, здесь телевидения не имеется, так что фокус аборигенам неизвестен и от того очень эффектный, вон как нервно Рокильда сглотнула, и сердце колотится, даже толкаться перестала,… замерла как кролик перед удавом. — Так что? Ты у меня теперь образцовая пленница? Или мне уже можно звать бригадиров на первый заход? — Моргнув, привёл свои очи в исходное состояние и улыбнулся чуть насмешливо, явно давая понять, что так и поступлю в случае отказа. Рокильда изо всех сил затаивала дыхание, но всё же выдохнула, овевая дыханием моё лицо, ещё раз нервно сглотнула. — Я… Я согласна. — Чуть замявшись, тихо сказала она и нервно закусила губу, я был слишком близко. — Правда? И на что ты согласна? Расскажи мне. — Улыбка моя стала шире. — Я согласна быть хо… х… х-х-хорошей д-д-девочкой. — Перебарывая себя, кое как выговорила столь унизительные для венценосной особы слова принцесса и зажмурилась, больше от стыда чем от страха. — Это ты правильно решила, худой мир куда лучше доброй ссоры, особенно ссоры со мной. — Удовлетворённо протянул я, она неуверенно приоткрыла глаза, заметив, что я замолчал и не собираюсь слазить с неё. — Сейчас я объясню тебе очень простые правила которым ты отныне обязана подчиняться. — Дождавшись этого момента и довольно посмотрев ей в глаза, лёгким движением поднял с земли я, вновь присел к дереву. — Ты делаешь то что я скажу, без обсуждений и возражений, быстро и как положено. Если попытаешься сбежать — вернёшься на цепь. Если решишь попытаться убить меня или кого-то из моих людей — начну реализацию варианта, о котором говорил тебе вчера. Если мне не понравится твоё поведение — будешь наказана, телесно, я помню что Еве очень нравится делать тебе больно, да и я к этому неравнодушен. — Ухмыльнулся я и встал на ноги, посмотрел сверху вниз на только севшую Рокильду. — Ты поняла меня? Или повторить? — Сделал высокомерное лицо я. — Я… Я поняла тебя… Лукас — Тихо пробормотала Рокильда. — Тогда пойди помойся, от тебя уже воняет. И одолжи у Сорианны платье, она их с собой целую кучу приволокла. — Уже получив ответ и убирая поводок, что привязывал принцессу к дереву, насмешливо помахал ладонью перед носом я, размял пальцы и отправился искать Догписа и Хориала, пора наконец-то заняться делами. К воротам дома Бруоха наша компания подошла много позже полудня, я остановился и оглядел представшую передо мной картину. Жилище бывшего сотника расположилось на самой окраине Афлиума и чтобы его найти, нам пришлось немало поплутать, руководствуясь информацией полученной от вчерашнего трактирщика. Судя по внешнему виду, воин действительно живёт небогато, низкий одноэтажный дом выглядит ветхо и неприглядно, фундамент немного просел с южной стороны и поэтому всё строение покосилось, создавалось впечатление, что вот-вот рухнет. Несмотря на это, во дворе оказалось чисто и было видно хозяйственную руку, я отпер не закреплённую ничем калитку и Ева, опережая меня, первая вошла внутрь. Не успели мы сделать и пары шагов по выложенной толстыми досками дорожке, как громко хлопнула дверь и с крыльца спрыгнул, минуя ступеньки, мой вчерашний знакомый. — А-а-а… Это вы. — Коротко кивнул он, как только я вышел из-за плеча бдительной Евы и убрал ладонь с рукояти меча. — Не волнуйся, всё нормально. — Успокаивающе погладив напрягшуюся при виде вооружённого человека девушку по заднице, я вышел вперёд и кивнул Бруоху. — Да, как и обещал, прости что не пришёл утром, были неотложные дела. — С уважением сказал я, воин лишь кивнул и махнул рукой, приглашая нас в дом. Внутри обстановка тоже не впечатляла, мебели по минимуму, только самое необходимое и важное. Половицы под моими ногами шевельнулись и тяжело заскрипели под массивным Хориалом, Догпис скромно вошёл последним, в руках целитель держал объёмную сумку из жёсткой, грубо выделанной телячьей кожи. В дверях кухни нас встретила девушка, она могла бы быть очень красивой, если бы не болезнь. Длинные каштановые волосы тусклые, плечи ссутулены, худая и измождённая, лицо бледное, под глазами тёмные мешки. — Что происходит? — Увидев нас, тихо спросила она у Бруоха, закашлялась и пошатнулась. — Тихо, Плайна, зачем ты встала? Тебе нужно лежать. — Тут же бросился и подхватил её за талию воин, прижал к себе, заботливо погладил по спине, позволяя откашляться. — Кто эти люди, Бруох, что ты опять задумал? — Немного придя в себя, отстранилась от брата девушка и быстро вытерла губы тыльной стороной ладони, я посмотрел на хозяина дома и увидел на его рубашке кровь, Бруох проследил за моим взглядом, скосил глаза и от него тут же повеяло болью и отчаяньем. — Здравствуй, Плайна. Меня зовут Лукас, я пришёл помочь тебе. — Шагнув вперёд и мягко улыбнувшись, представился я, но в ответ получил лишь неприязненный взгляд пронзительно синих глаз. — Зачем, брат? Неужели снова пытаешься связаться с магами? Ты же знаешь, этим ублюдкам нельзя верить! — Выкрикнула она, неожиданно зло ударяя Бруоха по груди. Кулачки у неё были маленькие, почти детские, а ещё ослабла, сил в измождённом теле почти не осталось, воин и не шелохнулся, придержал девушку, не позволяя ей упасть, та снова закашлялась, по щекам её потекли слёзы. Не глядя на нас, Бруох легко поднял худенькое тело сестры на руки и унёс из комнаты, вернулся через несколько минут. — Прошу простить мою сестру за столь резкие слова, она не понимает, что говорит. — Сдержанно извинился он, больше всего сейчас этот мужчина боялся, что мы просто уйдём. — Не беспокойся, Бруох, я отлично понимаю её, она тебя очень любит. — Успокоил его я и кивнул Догпису. Целитель шагнул было к двери, в которую солдат унёс сестру, но Бруох преградил ему дорогу. — Это Мастер целитель о котором я тебе говорил, ему нужно осмотреть твою сестру. — Подошёл к напряжённому воину я и мягко опустил ладонь на плечо, ободряюще сжал. Не произнося ни слова, бывший сотник отошёл в сторону и Догпис вышел. Бруох весь на нервах, в гостеприимного хозяина играть даже не пытается, сидим за пустым столом на жёстких табуретах и размышляем о своём. Воин то и дело бросает обеспокоенные взгляды на дверь, оттуда не доносится ни единого звука, прошло больше часа и я вижу, что его терпение очень скоро лопнет. — Я понимаю, что мы знакомы лишь день и у тебя нет причин доверять мне, но и у меня нет причин причинять зло тебе и или твоей сестре, успокойся пожалуйста. — Попросил я, когда солдат собрался было уже подняться, он бросил на меня резкий, обеспокоенный взгляд и замер, увидев за моим плечом Еву. — Убери оружие, девочка, всё хорошо, это наш будущий союзник. — Без страха берясь за лезвие кинжала, который мгновенно материализовался в ладони Служителя, я заставил его утратить материальность и вернуться в тело девушки, та недовольно поджала губы, не сводя пристального взгляда с напряжённого Бруоха. Ситуацию разрядил Догпис, он вышел в кухню и на целителе тут же скрестились все взгляды. — Как она? — Не удержавшись, всё же вскочил и с безумной надеждой в голосе спросил Бруох. — Простите, я ничем не могу помочь, моя магия бессильна. — Виновато покачал головой Догпис, обращаясь ко мне, Бруох с тихим выдохом упал обратно, плечи его дрогнули, голова опустилась, послышался сдавленный всхлип. — В чём дело? Объясни подробнее. — Мельком глянув на поникшего воина, повернулся я к Догпису, я не ожидал такого исхода, был полностью уверен в силах своего штатного целителя. — Девушка долго вдыхала частицы бериллия, они оседали в лёгких, а когда накопились в достаточном количестве, начались необратимые разрушения тканей. — Негромко сообщил Догпис. — Бериллий? Откуда он здесь? — Искренне удивился я, не думал, что встречу в этом мире знакомое название. — Это очень твёрдый металл, что позволяет после небольшой обработки магией создавать из него детали для крупных подшипников, которые установлены в некоторых разновидностях пилорам. Подобные изделия намного долговечнее и надёжнее своих аналогов из других металлов, но требуют особого ухода. Раз в несколько лет маг-артефактор должен обновлять магическую составляющую, в противном … случае металл начинает понемногу разрушаться, а он очень токсичный. — Как маленькому ребёнку, очень медленно и обстоятельно пояснил ситуацию Мастер. — И что? Почему ты не можешь помочь? Ты же даже кости заращивать можешь. — Нахмурился я, посмотрел на мага недовольно. — Простите, ваша милость, но это совсем другое. Моя магия, да и любого другого целителя, основывается на увеличении и одномоментном высвобождении природного потенциала организма. Когда мы лечим раны, то заставляем организм человека излечивать самого себя, даём ему необходимую для этого процесса силу. В случае молодой леди этот принцип не работает, частицы бериллия очень малы и они проникли в клетки лёгких, убрать их оттуда уже невозможно, если бы она обратилась к целителю сразу как только вдохнула яд, ещё можно было бы предотвратить случившееся, но, насколько я могу судить по её нынешнему состоянию, это произошло почти полгода назад, я бессилен. — Развёл руками целитель. — А почему нельзя сделать как ты говоришь? Почему нельзя заставить её лёгкие зажить? — Уловив суть его метода, так и не понял сути проблемы я. — Частицы токсичного металла проникли очень глубоко в ткани, они останутся там до самого конца. Сколько бы я ни заставлял лёгкие девушки восстанавливаться, они будут вновь разрушаться, к тому же, каждый случай исцеления требует много сил, как мага так и пациента, она очень быстро истощиться и умрёт, я не смогу поддерживать жизнь в столь ослабленном теле. — Это я виноват. — Неожиданно перестав плакать, зло стиснул кулаки Бруох. — Да, это полностью твоя вина. — Не стал спорить я, воин бросил на меня горящий бешенством взгляд, скулы его заострились, черты лица стали хищными и безумными в своей ярости, но его неистовый взгляд тут же потух, вновь опустился и замер. — Ты бросил сестру, и ей пришлось справляться с трудностями в одиночку. Тебя не было рядом, ты не подсказал неопытной девочке, что и как надо делать, из-за тебя она совершила ошибку и теперь умирает. — Мне стало интересно и я попытался расшевелить Бруоха, но он не ответил на мои слова, в чувствах его угас гнев и в свои права вступило обречённое безразличие. Мне это не понравилось, слишком тоскливое чувство даже для меня, в сотни раз хуже гнева или злобы, хуже боли и страданий, почти абсолютная пустота, словно душа канула в небытие, но на самом деле просто замерла, ведь в нём больше нет ни малейшего желания жить. Те, кому доводилось терять по-настоящему близких людей меня поймут, это невыносимо, чувства уходят из сердца, ты словно умираешь, но по какой-то нелепой причине продолжаешь дышать, смотреть на этот мир безразличным взглядом и просто ждёшь, когда смерть придёт за тобой, а каждая секунда кажется вечностью. Я больше не стал ничего говорить, он обвинил в случившемся себя и он прав, он уже не может заслужить прощение, Плайна скоро умрёт, молодая, в расцвете сил, в самом начале жизни, тогда почему в моей душе от ощущения его тоски так тепло и слышится шелест довольно потираемых ладоней? В сознании лихорадочно сменялись идеи и узоры плетений, я копался в памяти древнего-некроманта и нашёл то, что способно исправить ситуацию. — Если хвалёная магия целителей бессильна, то я сам сделаю что требуется. — Определившись с дальнейшим планом, громко произнёс я в звенящей тишине и Бруох очень медленно поднял на меня глаза. — Что это значит? Как? — Недоумевая, поинтересовался он. — Не важно, тебе нужно знать только одно. Я сдержу своё слово, и твоя сестра будет здорова. — Уверенно, отлично осознавая, что это вполне мне по силам, заявил я и мои слова произвели эффект. Бруох дёрнулся как от пощёчины, в душе его шевельнулась и мгновенно расправила крылья надежда, неистовая и всё поглощающая, она была явственно ощутима во взгляде, которым сейчас смотрел на меня бывший сотник. Я повернулся к донельзя удивлённому моими словами Догпису. — Сколько времени у неё ещё есть? — Я стал собранным а тон мой деловым. — Чуть меньше месяца, если я буду помогать, два. — Подсчитав что-то в уме, ответил целитель. — Отлично, время есть, но тянуть не будем. Останься с девочкой, проследи, помоги чем сможешь, уйми боль. Я пойду готовиться к ритуалу. — Кивнул я и поднялся с табурета, Бруох проводил мою исчезающую в портале спину и, посмотрев на Догписа, моргнул. *** — Ты действительно можешь её вылечить? Или просто убьёшь и поднимаешь тело? — С интересом спросила Ева, как только мы вышли на полянку перед костром. — Могу, и ты мне в этом деле поможешь. — Кивнул я и пальцем указал ей на лежащий неподалеку накопитель, Служитель понятливо забросила камень на плечо. — Догпис, мне нужна деревня, маленькая и глухая, есть что на примете? — Повернулся я к магу. — Да, ваша милость, в этой части Империи полно подобных поселений. — Безразлично пожал плечами барон и потянул носом воздух. Да, аромат на поляне аппетитный, Уклана что-то химичит над своими котелками к обеду. — Тогда выбери одну такую и отправляйтесь туда с Евой. — Хлопнул Хориала по плечу я и снова обернулся к девушке, меня охватило возбуждение, больше смахивающее на нервозность, того что я задумал раньше мне делать не доводилось и суть я знал только в теории. — Иди с бароном, найди человек тридцать. Молодых и здоровых, желательно покрепче. Доставь сюда, всех оставшихся убей, свидетели нам ни к чему. — Быстро подсчитав некоторые цифры в уме, скомандовал я оба тут же исчезли в телепорте. Рассматривая плетение в своей голове, я задумчиво прошёлся из стороны в сторону, нервно пощёлкал пальцами и, спонтанно выбрав направление, углубился в лесную чащу. Идти было нелегко, тропинками здесь даже и не пахло, ковёр прошлогодней листвы и густая трава скрывали под собой неровности почвы и вылезшие из под земли корявые корни деревьев. Пройдя чуть больше ста метров, я нервно сплюнул и создал под ступнями энергетическую платформу, укрыл себя непроницаемым куполом и быстро вознёсся вверх, с треском ломая густо сплетённые ветви кроны. Да, так передвигаться намного удобнее, ничто не мешает, купол защищает от порывов и так слабого ветра, а упасть я не боюсь, просто невозможно. Мельком оглянувшись и поглядев на отлично видимую с этой позиции поляну с шатром, я неспешно полетел вперёд, вглядываясь вниз магическим зрением. Торопиться некуда, со всей своей силой и скоростью, быстро с моим заданием Ева не справится, к тому же, ей наверняка захочется поразвлечься на охоте, а значит час или два у меня в запасе есть. Несмотря на кажущуюся простоту предстоящего ритуала, на самом деле он очень сложен в магическом плане. Если бы у меня не было возможности пользоваться памятью давно умершего мага-профессионала, то даже не знаю, через сколько лет практики я смог бы самостоятельно построить такой громоздкий и хитросплетённый узор. Что самое неприятное, в этом случае невозможно использовать очень полюбившуюся мне чистую энергию, подойдёт только природный материал, а это добавляет некоторые неудобства. Прошло с полчаса, порядочно так отдалившись от стоянки, я наконец отыскал подходящий по размерам валун и опустился на землю прямо возле него. Почти весь сокрытый в земле, на поверхности виднеется лишь заросшая мхом верхушка, больше похоже на простую кочку, если не видеть всего остального магическим зрением. Эх, не хочется так бездарно тратить энергию, но выбора нет. Вырастая из моих рук, в землю вонзились несколько десятков энергетических нитей с палец толщиной и надёжно опутали огромный камень неправильной формы. Физических усилий при манипуляции энергией не требуется, но я рефлекторно напрягся и уперся ногами в землю, когда начал вытягивать валун на поверхность, резерв начал постепенно пустеть, вес у этой махины огромный. Послышался треск и ближайшее ко мне дерево начало заваливаться, ломая ветви с соседних стволов, часть камня вывернула и оборвала его корни, ничего, здесь защитников экологии не наблюдается. Вот он, тёмно серый и влажный, весь в земле и трещинах. Я на всякий … случай пригляделся и, убедившись что трещины неглубокие, довольно улыбнулся. Работать здесь неудобно, слишком густо растут деревья, и все такие огромные, с толстыми непоколебимыми стволами, нужно найти местечко поуютнее. Минут десять назад, пролетая над лесом, я видел небольшую прогалину, свободную от крупной растительности, именно туда свою ношу и поволок, мысленно сетуя, сколько энергии уходит на транспортировку подобного рода груза по воздуху, а ведь меня впереди ещё ритуал… Опустив камень на маленькой полянке, я обошёл его со всех сторон, сметая импровизированной щёткой чуть подсохшие за время полёта куски почвы. Весь камень мне не нужен, лишь его сердцевина, крепкая и монолитная, без трещин и каверн, на удивление качественный материал. Вооружившись гибким мономолекуляром, я отступил на пару шагов и начал щедро смахивать верхний слой, внимательно следя, чтобы крупные куски откатываясь, не раздавили мне ноги. Защиту пришлось убрать, её поддержание тоже требует сил, и без необходимости от этого лучше воздержаться. Не знаю точно, сколько времени у меня ушло на эту работу, но, когда за моей спиной открылся портал и из него вышла довольная, перемазанная с ног до головы кровью Ева, я уже вырезал из валуна объёмный прямоугольник похожий на чрезмерно высокий гроб и теперь размышлял, как бы половчее обработать получившуюся болванку. — А ну вперёд, трусливые мрази! — Послышался за спиной задорный голос Евы и я, оторвавшись от размышлений, обернулся. Прямо на меня летел молодой парень в неброской незамысловатой одежде, руки его были плотно стянуты за спиной обрывком верёвки с неряшливо распушившимися концами. Растерявшись в первое мгновение, я всё же успел среагировать и немного неуклюже отпрыгнул в сторону, парень почти бегом промчался мимо и, споткнувшись об один из обрезков валуна, рухнул в листву. Следом за ним забежал второй, третий, Ева пинками задавала им изначальное ускорение и пленники против своей воли вбегали в телепорт. Мелькнула толстая, туго сплетённая коса, я ухватил её обладательницу за плечи и удержал от падения, посмотрел в белое словно мел лицо, в нос ударил запах паники. — Я попрошу вас поторопиться, держать проход стабильным не легко. — Послышался откуда-то с той стороны напряжённый голос Хориала, я отвёл взгляд от простоватого, но довольно симпатичного лица чуть-чуть полноватой девушки и вгляделся в проём, в котором виднелась толпа людей и контролирующая её Ева. Служитель спорить с магом не стала, просто принялась быстро зашвыривать людей в проход, не требуя чтобы те шли своим ходом. Мне под ноги упала девушка, тут же заскулила, ей не повезло, угодила лицом на острое ребро каменного обрезка, которое тут же окрасилось кровью. — Всё, это последние. — Резюмировала Ева, без усилий втаскивая на поляну двух женщин, пленницы были без сознания, Служитель просто ухватила их за волосы, следом вошёл барон, закрыл переход и с облегчением вытер испарину со лба. — Милорд, всё выполнила в лучшем виде. — Шагнула было ко мне Ева, но я жестом остановил её, желания вымараться в ещё не успевшей высохнуть крови не было. — Сколько здесь? Свидетелей зачистила? — Деловито поинтересовался я, продолжая одной рукой удерживать рядом с собой одну из пленниц, её явственно потряхивало, на Еву девушка старалась не смотреть вовсе. — Тридцать, как вы и сказали. А всех остальных до единого, и деревню мы с Хориалом подожгли. — Красноречиво провела пальцем по горлу Ева. — Не мы а ты. — Оглядываясь по сторонам, сделал замечание барон и резко вскинул руку, пытавшийся убежать пленник упал и забился в судорогах меж деревьев. — Ты и так умеешь? — Удивился я. — В боевой магии я не Мастер, но кое-какими навыками, само-собой, обладаю. — Пожал плечами барон а я вспомнил, что говорю с бывшим Магистром Совета из первой двадцатки. — Ладно, заткните всех и не мешайте мне. — Отталкивая девицу, что уже начала испытывать надежду на мой счёт, к остальным, сбросил камзол с плеч я. Ева с Хориалом начали споро сгонять весь этот деревенский сброд в сторону, Хориал активно применял какую-то непонятную для меня магию, а Ева просто лупила осмелившихся открыть рот или хоть как-то сопротивляться, люди падали как подкошенные, не в силах противостоять ударам Служителя. Мне же предстояло завершение начального этапа. — Убери обрезки, чтобы под ногами не путались. — Заметив, что одного Хориала отлично хватает для усмирения пленных, не прерывая работы, отдал распоряжение Еве и та послушно принялась собирать и оттаскивать в сторону куски камня. А я всё резал и резал, извлекая новые отходы и формируя из камня ванну. Обрабатывать что бы то ни было мономолекулярами одно удовольствие. Мало того что нити гладко срезают любую поверхность, так ещё и управляются мысленно, что придаёт движениям филигранную точность. Чувствуя себя высокотехнологическим роботом оснащённым лазерными резаками, я как заправский скульптор сваял небольшую, почти стандартную для моего мира ванну. Бортики, ножки, всё как положено, только слива не имеется, здесь он без надобности. Закончив полировку и доведение изделия до идеала, я отошёл и довольно оглядел результат со стороны. Всё вышло как и полагается, если надоест быть магом, пойду в искусство, это какие же композиции из целых скал смогу делать, Церетели от зависти в гробу завертится. Стараясь не отвлекаться ни на что лишнее, я быстро выкурил сигарету и, небрежно отбросив окурок, вернулся к работе, теперь пора заняться магией. Мысли о будущем плетении завладели мною целиком, я уже предвкушал, как создам великолепный в своей сложности узор и не заметил, что листва в месте падения окурка легонько задымилась, зато это заметила Ева, шагнула и притоптала, предотвращая лесной пожар. Точка за точкой я сосредоточенно создавал энергетические узлы и формировал из них рисунок, они соединялись многочисленной паутиной связей, из некоторых точек выходило по пять а то и десять нитей разной пропускной способности и всё это сплеталось в сложнейшую вязь, которую ещё будет нужно правильно изогнуть, чтобы она без эксцессов легла в камень. Вот что такое настоящая магия, плетение что я использую для создания накопителей и рядом не стояло, этот узор на совершенно ином уровне. Он будет удерживать энергию не поглощая её и не давая рассеяться, направлять в одно место, эдакий концентратор, рассчитанный на работу с силой, колоссальной даже по моим меркам. Я Некромант, если раньше это и звучало натянуто, то сейчас могу произнести с гордостью и уверенностью. То что я создаю прямо сейчас — может победить смерть, заставить её отступить, поставить на колени и вырвать добычу из загребущих лап, ни одному целителю этого мира подобная практика даже во сне привидеться не может. Лишь когда плетение было закончено, я ощутил, как сильно болят глаза. Я очень долго вглядывался в увеличенные сегменты узора, стараясь сделать всё с максимальной точностью, и теперь усиленно моргаю, стараясь привести себя в норму. — Ева, принеси батарейку. — Присев на примятую траву перед каменной ванной, устало попросил я и девушка тут же опустила рядом со мной накопитель. Подключившись к заполненному до предела артефакту я с жадным удовольствием начал впитывать тёмную силу чужих смертей, она вливалась в тело, прогоняла усталость, проясняла голову и заполняла неприятную пустоту резерва. Не прекращая подпитку, я параллельно начал наполнять погруженный в камень узор энергией тьмы, секунда, две, поток широкий и стабильный, отлично контролирую его, всё получается как надо, ещё несколько мгновений и артефакт будет завершён. Готово, с облегчением прекратил процесс и расслабленно лёг на траву, посмотрел на слабо колышущиеся высокие кроны, на губах моих гуляла самодовольная улыбка, у меня всё получилось. Больше волноваться не о чем, дальше всё знакомо и не вызовет затруднений, создать временный сосуд для души девушки, совершить несколько процедур с нею самой и провести ритуал. Послав Хориала за пациенткой, я взял каменный обрезок покрупнее и начал делать … из него грубое подобие фляги, объём взял побольше, пусть лучше с запасом будет, так надёжнее. Следуя моим указаниям, Хориал привёл Догписа а тот принёс Плайну. Я специально попросил, чтобы перед отправкой целитель ввёл её в состояние беспамятства, не стоит девушке лишний раз нервничать. Брата её с собой брать запретил по той же причине, мне важна лояльность Бруоха, ему не следует знать, как именно его сестра вылечится от своего недуга, слишком непредсказуемой может быть реакция. — Так, клади её вот сюда. — Указывая на траву перед собой, скомандовал я Догпису и Мастер-целитель бережно уложил хрупкое тело девушки к моим ногам. — Ева, подготовь людей к ритуалу, выруби всех, и развяжи. — Я кивнул на людей из деревни и те испуганно затрепетали, услышав мои слова, несколько девушек потеряли сознание сами, не дожидаясь, когда моя Служитель приложит их ладонью по затылку. Пока со стороны слышались звуки ударов и разрываемой в клочья ткани, я опустился на колени перед Плайной и всмотрелся в её лицо. Пальцем убрал каштановую прядь с щеки, провёл ладонью по обнажённой шее, запуская её под платье. Мягкая тёплая грудь в моей ладони мерно вздымается в такт дыханию, чувствую насколько спокойно бьётся сердце, сейчас ей не больно, пусть так и будет. Я сплёл узор, активировал его и сердце девушки остановилось, замерло и дыхание, смерть наступила быстро и безболезненно, душа робко шевельнулась, выходя из больше непригодного для неё вместилища. Я уже ждал этого, ухватил душу Плайны, целиком. Раньше, похищая души погибших людей, я забирал лишь самую ценную для Кса-Арана часть, энергетическую составляющую, которую демон может использовать как батарейку. Сейчас же всё иначе, я захватил душу этой девушки целиком, не упустил ни единой её частички, сохраняя личность, воспоминания и чувства, быстро поместил в приготовленный резервуар и отставил в сторону. Теперь передо мной лежит мёртвое тело, бездушный и безжизненный кусок мяса всего пару мгновений назад бывший человеком. Это именно то, с чем я уже умею работать. Не стесняясь, уверенно разорвал платье девушки, обнажил её грудь, на миг задержал взгляд на сосках и, создав мономолекулярную нить, провёл линию от шеи до пупка. Из разреза показались капельки крови, сердце уже не бьётся, но она ещё даже не начала сворачиваться, всё ещё тёплая. Переборов брезгливость, поместил руки в разрез и развёл части в стороны не обращая внимания на потрескивание рёбер. Ну и гадость, как же противно выглядят её лёгкие, изъеденные гадостью, которую она была вынуждена вдыхать. Чем-то похожи на лёгкие курильщика с плакатов в поликлиниках, только намного хуже. В некоторых местах, где вредного вещества было особенно много, альвеолы мало того что потемнели и кровоточили, так ещё и утратили структуру, став больше похожи на кисель. Я поморщился и, выдохнув, принялся выдирать эти изуродованные лёгкие из тела, выскребать ладонями всю эту гадость, брезгливо отбрасывал в сторону и старался сдержать рвотные позывы. Я Некромант, я не должен так реагировать, но всё равно, противно просто неимоверно. Наконец покончив с этой работой, я стянул с рук энергетические перчатки и, небрежно закрыв развороченную грудину Плайны, активировал плетение регенерации мёртвой плоти. Энергии этот узор требует много, но зато действенен и эффективен. Сила из меня уходила, а грудина срасталась, шов зарастал, и вскоре под слоем крови не стало даже шрама. Это не конец, энергия всё ещё идёт в плетение, внутри тела стремительно вырастают новые лёгкие, я предусмотрительно перевернул Плайну лицом вниз, рот её приоткрылся и из него закапала тёмно бурая слизь с чёрными вкраплениями. Вот так, всё лишнее уходит, не остаётся ничего, ещё чуть-чуть и тело будет полностью чистым, это не так важно для зомби, но я собрался делать из неё вовсе не зомби. На это ушло минут десять, хоть силу я вливал очень щедро, на полную регенерацию лёгких требуется время, а когда плетение перестало жрать энергию, довольно выдохнул и, содрав с измождённого тела остатки одежды, я перенёс её в ванную и уложил на дно. — Тащи первого. — Стараясь не обращать внимания на свои брюки, которые всё же умудрился изгваздать в гадости, что вытекала изо рта девушки, поманил пальцем Еву. Служитель поднесла первого парня, я создал энергетический трос и, оплетя им его ноги, воздел первую жертву над ванной с лежащей на её дне Плайной. Резкий удар энергетическим лезвием и голова парня отлетает в сторону, горячая, пенящаяся кровь обильно потекла на Плайну, заливая алым её грудь, живот, затекая на мохнатый лобок. Кровь пахнет просто одуряюще, запах бьёт в ноздри и будит какое-то странное, первобытное чувство радости. Невидимая рука в груди парня с силой сжимает его сердце, ещё раз, кровь вырывается из шеи толчками, тягучая и тёмная венозная вперемешку с жидкой и светлой артериальной. Вместе с ней на мёртвое тело девушки льётся сама жизнь, я направляю энергетический поток агонизирующей души, не даю ей покинуть мёртвое тело, выжимаю силу, заставляю её выходить с кровью. Плетение на ванне работает как часы, концентратор не позволяет силе рассеяться, удерживает сгусток энергии вокруг обнажённого тела девушки. Этого мало, не хватает, отбрасываю выжатое тело в сторону, Ева уже принесла следующее. На этот раз девушка, тоже молодая и сильная, от таких получаются хорошие здоровые дети, но сейчас мне нужна лишь её жизнь. Голова ударяется о бортик ванны и откатывается в сторону, тело тряхнуло, грудь выбилась из под платья, но меня это не отвлекает, я сосредоточенно выжимаю её словно лимон, ещё, ещё, всё до единой капли, оставляя в обезглавленном теле лишь искалеченные остатки души, которая уже не может уйти и обречена очень надолго остаться здесь. Одна жертва за другой, я методично наполнял ванну кровью, наблюдая за тем, как в ней понемногу скрывается тело Плайны. Вот уже кровь сомкнулась над её головой, но тело девушки не всплывает вопреки всем правилам, лежит на дне словно камень а его уже пронизывает жизненная сила двух десятков принесённых в жертву людей. Осталось восемь, шесть парней и две девушки, оставил их напоследок. Парни отдали жизни и энергию, их тела отлетели в общую кучу а я поднял с земли резервуар с душой Плайны. Вот он, момент истины, в теории всё должно получиться, но что будет на практике? Поместить душу на место нет возможности, безумный объём энергии в ванне не позволяет проводить какие бы то ни было манипуляции с телом девушки, просто швыряю эфемерную субстанцию в пузырящуюся так, словно она кипит, кровь, душа сама найдёт путь, всё само встанет на места, нужно лишь закончить ритуал, довести количество энергии до необходимого минимума. Предпоследняя девушка поднимается над почти заполненной до краёв ванной, от встряски она начала приходить в себя, болезненно открыла глаза, моргнула, встретилась с моим взглядом и мир для неё снова перевернулся, это её голова покинула тело и, вращаясь, полетела в сторону. Кровь, как же её здесь много, выжимаю, ещё, ещё, ещё, отдай мне всё, последняя капля падает в ванну и я чувствую чудовищный всплеск силы, она бурлит и клокочет ища выход, но концентратор выполнен надёжно, ни единой ошибки в плетении, этой силе некуда деваться, кроме как заполнить тело Плайны, помочь душе вернуться на место и обрести жизнь. По только что успокоившейся поверхности пошла волна, Плайна резко села, широко распахнула рот и судорожно вдохнула, по лицу и волосам стекает кровь. Неимоверное облегчение и ликование в моей душе объединились, я чуть было не выпустил из хватки тело последней жертвы, вовремя выбросил ненужное больше сырьё в кучу отходов и торопливо махнул Догпису. Целитель подбежал к ванне, положил ладонь на голову Плайны и она затихла, чуть было не упала обратно в ванну, но Догпис её придержал и, вымарываясь в крови, аккуратно вынул девушку из ёмкости с кровью. Я устало отошёл и обессиленно рухнул на землю и закрыл глаза. Люди любят говорить что человеческая жизнь бесценна, это заблуждение, просто стоит она очень дорого. Чтобы воскресить одну, мне пришлось использовать двадцать девять других, почти сто пятьдесят литров крови, мои расчёты оказались очень точными, погрешность минимальна. Рассмеявшись, я приподнялся на локте и посмотрел на наблюдающаю за мной Еву, Служитель подошла и опустилась на траву рядом, пытливо заглянула в глаза. — А она везучая,. — Утомлённо усмехнувшись, я кивнул на лежащую без чувств девушку, единственную оставшуюся. — Убить её? — Пожала плечами Ева. — Я сам, притащи ка её сюда. — Помотал головой я и дождался, когда Ева притащит пленницу. Сил не осталось почти ни на что, я выложился на полную, накопитель тоже пуст, вот и пригодится запас. Лёгкое плетение, сердце пышечки сжимается в последний раз, а я уже припал к её пухлым губам в прощальном поцелуе, жадно втягиваю тёмную силу выброса в момент смерти, резерв тут же заполняется на половину, усталость отступает, я должен идти. *** Купание пошло Плайне на пользу, она не только ожила, но и полностью восстановилась. Чуть-чуть поправилась, под глазами исчезли эти ужасные тёмные круги, даже волосы обрели насыщенность и полноту оттенка, что уж говорить о фигуре и груди, их я успел оценить пока мы отмывали девушку от крови в моём бассейне перед тем как вернуть её брату. Да, сначала Бруох рвали метал, Догпис с Хориалом забрали девушку ничего не объясняя и оставив его в неведении, зато сейчас бывший сотник трепетно держит спящую сестру за руку а по щекам воина катятся слёзы счастья. Я стою в углу комнаты, скромный и незаметный, размышляю о субъективности понятий добра и зла. Пытаюсь найти в себе ощущение раскаяния или терзаний, вот только безрезультатно. Я уже привык убивать, для меня это не проблема, и тридцать жизней не очень большая цена за радость и безмерную благодарность человека, который будет очень полезен мне в будущем. За всё нужно платить, но я некромант, а значит ко мне это не относится, за меня заплатят другие, и пусть все говорят, что это несправедливо, у меня своя справедливость. При этих мыслях я ухмыльнулся, Догпис внимательно посмотрел мне в лицо и отвёл глаза, я заметил, как нервно дёрнулась его рука, неужели такой впечатлительный? — Как я могу вас отблагодарить?! Распоряжайтесь мной! Моя жизнь отныне принадлежит вам! — Резко развернувшись, бросился на колени Бруох. — Я рад, что смог помочь тебе, Бруох, встань пожалуйста. — Великодушно и покровительственно заявил я, поднимая воина на ноги, он преданно уставился мне в глаза, готовый умереть или убить, я в тайне возликовал тому, что смог добиться такого эффекта без подарка Кса-Арана. — Сегодня девочка поспит, а завтра утром проснётся и будет полностью здорова. Побудь с нею пару недель, наладь дела дома, я оставлю тебе твоё первое месячное жалованье для этих целей. — Успокаивающе гладя солдата по плечам, заявил я и он кивнул, выражая горячую благодарность. Мы распрощались быстро, Бруох не провожал нас, он не мог отойти от кровати сестры, всё сидел на полу и гладил её ладонь, не веря своему счастью. В лагерь мы вернулись втроём, Ева осталась на месте жертвоприношения закапывая трупы, у меня не было ни сил ни желания изображать из себя экскаватор. Трогать ванну я ей запретил, наложил на артефакт кучу дополнительных плетений, предотвращая кровь от порчи и сворачивания, она отдала не всю свою силу, кое что там ещё осталось и может пригодиться, слишком ценный это ресурс, чтобы просто так выбрасывать остатки. К обеду мы припозднились, совсем скоро должен был начаться ужин, не успели мы с Хориалом присесть у костра, как барон замер, прислушался к слышимому только ему сигналу и повёл рукой, распахивая портал. Я удивлённо моргнул, из перехода, пошатываясь, вышел Куглар, страдальчески посмотрел мне в глаза и рухнул лицом в листву.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх