Без рубрики

Невеста-госпожа (часть 2)

Мы с другом оделись, прыгнули в его машину и полетели в загс. Вход под подиум был из кладовки, от которой у нас были ключи, поэтому нас никто не заметил. Пробравшись на место, мы улеглись рядышком, выставив лица в ниши и положив на них маски, которые делали поверхность лица ровной, накрыв все это тонкой, черной прозрачной материей. Со стороны была видимость ровного пола, покрытого черной тканью. Прошло примерно с пол часа, через нас пару раз прошла ведущая процесса бракосочетания, наступив своей ножкой мне на лицо, но при этом ничего не заметив. Место жениха и невесты было обозначено на полу, поэтому именно туда и стали молодожены, когда приехали в загс и зашли в зал. Наша госпожа нашла нас безошибочно, вот она уже стоит над нашими лицами, и мы можем любоваться изящной стройностью ее ножек, обутых в прозрачные туфельки с золотыми каблучками, и белыми чулочками, облегающие эти ножки и полоской нежной кожи между кружевным верхом чулочек и трусиками, и выпуклой киской, выступающей бугорком и переходящей в умопомрачительный животик. Вокруг этой прекрасной картины были кольца ее юбок и нежный шелк свадебного платья. Платье было свободнооблегающее и просматривалось вплоть до самой шеи. Были видны даже упругие полушария титечек в кружевном лифчике. Ножки нервно топтались и не находили себе места. Дело в том, что депутат запаздывал и гости томились, не зная, чем заняться. Заиграла легкая музыка и невеста начала притоптывать в такт, причем все более распаляясь. Ножки, притопывая каблучками, расходились все шире и, наконец, прочно наступили на наши лица. Потопав немного на нас, невеста нашла место устойчивого положения своих ножек, и наши лица начали превращаться в пару отбивных. Но такова была для нас программа на сегодня. Минут через пятнадцать сработала вибрация на моем мобильнике. — А ну, быстро выполз и марш под попу — я хочу писать! Я выполз в буквальном смысле и сделал стульчик, сев, и запрокинув голову назад. Госпожа опустилась на мое лицо, причем я успел отодвинуть пальцем трусики в сторону, и сильно и нетерпеливо пописала в меня. Моча по вкусу напоминала вино — сказалось раннее застолье. Закончив писать, она не торопилась вставать с меня, а продолжала сидеть, отдыхая. Я сидел стульчиком под ее прекрасной попой и вдыхал божественный аромат моей госпожи. Так я просидел довольно долго и был отпущен только после того, как началась церемония. Опустившись вниз, я занял свою позицию и сразу же оказался под туфелькой невесты. Видимо я в чем-то не угодил моей госпоже, потому что некоторое время туфелька крутилась на моем лице, как будто бы давили таракана ногой. Было очень больно, в глазах потемнело, и я молил ее о пощаде, конечно молча. Наконец туфелька успокоилась и начала вальсировать под звуки Мендельсона. Потом менялись кольцами, потом жених и невеста целовались, поэтому невеста повернулась вправо и обе ножки оказались на моем лице, стоя на носочках. Потом каблучки упали на меня, вонзившись в мое лицо, потом опять приподнимались и снова падали на меня, пока невеста целовалась со всеми гостями. Ее подружки стояли сзади нее, а также вся женская половина свадебной церемонии. Поэтому, когда шествие направилось к выходу, все женщины прошли по нашим лицам, причем подружки с особым злорадством топали по нам ножками. Последней прошла ведущая, тоже сильно топая. Наконец все закончилось и мы, истоптанные и избитые каблучками, поползли в кладовку. Нас трудно было узнать, но это было только начало наших испытаний. Найдя умывальник и приведя себя в порядок, мы сидели в кладовке и ожидали дальнейших указаний. Наконец сработал мой мобильник, и госпожа приказала нам прибыть в кафе, где был свадебный банкет. В зале было оборудовано место для невесты. Стул стоял спинкой к стене, которая примыкала к темной комнате, и откуда было сделано в стене отверстие, чтобы смог пролезть человек. Таким образом, была спинка стула у стены и сиденье из стоящего на четвереньках раба, головой под стол и ногами в отверстие в стене. Мы вошли в темную комнате и приготовились ждать. К спинке стула была приделана накидка и, когда послышался шум гостей, я первым занял позицию сиденья. Вскоре вошли гости и стали рассаживаться по местам. Невеста прошла и села на меня, топнув каблучками. Я выставил свои ладони вперед, и она поставила ножки в туфельках на них. Каблучки впились в ладони, и я принял на себя эту сладкую боль. Началось застолье, вскоре послышались крики «горько», невеста встала для поцелуя, не сходя с моих рук. Каблучки, казалось, пронзили кисти рук насквозь, а может, это так и было. Я старался не дергаться, а молча терпеть. Крики раздавались регулярно, и каблучки пригвоздили меня к полу намертво. Облегчение наступило, когда начался показательный танец невесты и жениха. Встав и крутнувшись на моих руках каблучками, невеста ушла танцевать. Я уполз и мне на замену пополз мой друг. После танца госпожа сразу уловила подмену и злобно прошипела по мобильнику, что за самовольство я еще получу. — А ну выползай и ложись на спину своего дружка, будешь сидеть у меня под попой! Делать нечего, я пополз, она приподнялась и, одернув юбки, уселась попой мне на лицо. — Открой рот, я хочу в туалет. Я сдвинул полоску ее трусиков с киски и открыл рот. Первые капли ударили мне в небо и вот, бурная струя, хлынула в меня. Писала она долго и с чувством. Киска просто ходила на мне, вызывая бурю эмоций. Потом она сдвинулась немного вперед, и ее анус напрягся, упершись мне в губы. Я раскрыл пошире рот и стал ждать. В это время гости произносили тосты и поздравляли молодых, госпожа пила, ела и весело с кем-то разговаривала. Некоторое время только анус общался со мной, то, выпучиваясь, то, втягиваясь вовнутрь. Наконец он раскрылся, и первая какашка поползла мне в рот. Я был настолько возбужден, что решил не глотать, а дождаться, пока какашка сама заполнит мой рот и пройдет в меня. Мне нравилось, что животик моей госпожи, напрягаясь, заставляет выползать какашки, которые заполняют меня, и я ничего не могу с этим поделать. Даже если я задохнусь, какое это счастье погибнуть от попы моей госпожи. Какашка была твердой и жесткой и, казалось, она никогда не кончится. Она все шла и шла, заполнив мой рот и продавливаясь дольше в мой пищевод. Причем моя госпожа совсем не тужилась, она просто расслабилась, и ее организм делал свое дело. А какашка то останавливалась, то продолжала свой путь и мне казалось, что она никогда не кончится. Так продолжалось минут десять, наконец, анус сжался и откусил первую какашку. Я проглотил ее, и передохнул. Потом немного пошли газы и новая порция, но уже более жидкая. И с этим я справился. Опять звонок на мобильник и нежный голосок моей госпожи. — Ну что справился, теперь подлижи и полижи, чтобы я кончила, а то меня завели, а первая брачная ночь еще не скоро. Я подлизал попу и начал обрабатывать киску, тем более, что она вся и так текла. Госпожа немного поерзала на мне и быстро кончила, присев на меня всем весом и сведя ножки вместе. Последнее, что я помню, это голос тамады, что пора идти танцевать. После короткого обморока я уполз в темную комнату. Так мы и служили госпоже, сменяя друг друга до конца веселья. Когда было объявлено, что все расходятся, мы быстро собрались и поехали домой к невесте, где должна была проходить первая брачная ночь. Мы с другом знали, что наша госпожа пока еще целочка и первая ночь для нее будет тяжелым испытанием. Вот мы в спальне нашей госпожи. Ее ложе было оборудовано для утех капризной госпожи. В то время, когда она лежала на кровати, рабы могли быть под попой, под ножками и в других местах кровати. Наша первая позиция было лежа под кроватью высунуть лица у кровати со стороны ног. В комнате царил полумрак, и нас не было видно. Раздался шум в прихожей, подружки напутствовали молодых и ушли. Остались только жених и невеста. Жених был сильно пьян и еле стоял на ногах. Невеста … подошла к кровати, повернулась к ней спиной и расставила ноги, наступив нам точно на лица. Алкоголя в ней было тоже немало, судя по тому, что туфли на каблучках стояли очень неуверенно, падая то в одну, то в другую сторону, расковыряв наши многострадальные лица до крови. Жених, тем не менее, собрав последние силы, стащил с невесты платье и трусики, завалив ее на кровать. Дальше нам полагалось по очереди быть под попой невесты. Я пополз первым и выполз лицом как раз между широко раскинутыми ножками невесты. Между них лежал нераздевшийся жених и, похоже, спал. — Чего ждешь, стяни с него всю одежду! Мой друг быстро исполнил приказ и расположился в нише кровати у ног невесты. Надо мной была попа невесты и раскинутые ножки в чулочках, а между ними таз жениха переходящий в ноги, с опавшим членом. — Если ты и дальше будешь лежать, ничего не делая, завтра будешь трупом без лица и члена. Угроза была реальная, и я принялся за дело. Приподняв жениха, я передвинул его так, чтобы член его был поближе к киске невесты. Взяв его член в рот, я стал посасывать его и поглаживать яички одной рукой. Второй рукой я ласкал клитор невесты и поглаживал ее киску. Невеста первой отозвалась на ласку, приподнимая попу и насаживаясь на мой палец. Жених лежал без движения, тем не менее, его член стал оживать и заполнять мой рот. А так как его таз был на моем лице, то весь член поместился мне в рот и продолжал рваться вперед. Через некоторое время, невеста уже охала, а двадцать сантиметров плоти жениха пульсировали в моем горле. Наконец он пришел в себя и начал трахать мой рот, считая, что ублажает свою невесту. И член, и влагалище были влажными от смазки, которая затопляла мое лицо. Поймав момент, когда жених приподнялся, чтобы вогнать в меня свой член до самого основания, я обхватил его член рукой и направил его в киску невесты. Жених охнул и с размаха засадил свой член по самые яйца невесте во влагалище. Послышался громкий вздох, оба они упали на меня и замерли. На моем лице теперь лежали ягодицы невесты, яйца жениха и две пары ног. Невеста, похоже, вцепилась в жениха и не отпускала его, хотя он и пробовал немного шевелиться. Я почувствовал, что кроме смазки на меня течет струйка крови моей госпожи и начал вылизывать все выделения, проглатывая их. Пока я вылизывал, мой язык видимо возбудил обоих, потому что я не пропускал ни промежности, ни яйца, ни ягодицы. Какой то звериный рык вырвался у обоих любовников, и они забились в бешеной скачке. Невеста приподнимала таз навстречу жениху, который, насадив ее на свой член, с силой ударял ее попой по кровати, на которой лежало мое лицо. Мышцы их были как камень, и вскоре мое лицо было разбито в который раз до крови. Невеста начала кончать, движения усилились, два тела буквально долбили меня. С диким рыком невеста упала попой на лицо и начала биться в конвульсии, впечатывая мое лицо в свою промежность. Жених на миг замер, затем, достав член из киски, с силой опустился на кровать, угодив мне членом прямо в рот и начал бурно кончать. Мне ничего не оставалось, как обхватить член губами и высосать из него все до последней капли. Через секунду оба спали, как убитые. Я выполз из своего места и занял место в районе левой ножки невесты, правую ножку караулил мой друг. Так они проспали пару часов. Надо сказать, что невеста не разувалась, и вот в наши лица с силой вонзились туфельки. Невеста проснулась и опять захотела секса. Ее таз приподнялся и начал тереться о член жениха. Тот тоже проснулся, и все началось сначала. Таз невесты ходил в диком танце, взлетая вверх — вниз, а наши лица терзали две прекрасные ножки в хрустальных туфельках. Наконец невеста начала кончать, ее таз взлетел вверх и замер, забившись в конвульсиях. Ножки напряглись, что было сил, туфельки впечатали нас в кровать со страшной силой, каблучки, разорвав наши губы пролетели в рот и долбили небо, перекрыв воздух. Оргазм продолжался минут десять, но нас уже не было в живых. Ножки долбили наши лица не переставая, но мы этого уже не чувствовали, находясь без сознания. Наконец давление уменьшилось, и любовники опять уснули. Через полчаса сознание вернулось к нам. Мы выползли из наших мест и поползли в ванную, чтобы придти в себя. Внезапно дверь открылась, и мы увидели на пороге нашу прекрасную госпожу. Она стояла, широко расставив ноги, глаза ее метали молнии. — Кто разрешил вам уходить, программа еще не закончена! — Но мы больше не можем, мы и так все сделали. — Кто вам сказал? С этими словами госпожа начала нас бить ногами, которые по-прежнему были обуты в туфельки на каблучках. Она нас нисколько не жалела и наносила удары так, что каблучки впивались в наши тела на всю длину. Через несколько минут экзекуции мы потеряли сознание, но она этого не заметила и продолжала избивать нас. Потом, расставив ноги, она пописала на нас и боль он соленой мочи привела нас в чувство. — Через полчаса чтобы были на своем месте, в кровати, ты под попой, а ты под ножками. Мы долго отмывались и пытались привести себя в божеский вид. Нам почти это удалось, кровь перестала течь и мы, заклеенные пластырем, поползли под кровать нашей госпожи. Я первым занял место под попой у жениха и невесты. Через несколько минут, жених слабо пошевелился, а невеста, как будто, только этого и ждала. Они слились в страстном поцелуе, а член жениха, до этого безвольно лежавший на моем лице, начал твердеть и давить на мой рот. Я непроизвольно открыл его, и член проскользнул вглубь. Чем больше они целовались, тем больше становился член, и вот он, наконец, прошел мое горло и вошел в бронхи, перекрыв мне кислород. Минуты три я терпел, пока не начались движения члена вверх вниз, и мне удавалось хоть изредка дышать. Когда я попытался направить член во влагалище невесты, ее ручка решительно мне помешала, и, член продолжал долбить мой рот. Невеста терлась киской о член, и это ее заводило диким образом. Ее попка лежала на моем лице, член долбил мое горло, а они не прекращали длинного и страстного поцелуя, отчего их половые органы были твердыми как камень и ничего не чувствовали. Единственной точкой их контакта были их лобки, и они сталкивались с глухим чавкающими звуками. Причем удар лобком жениха по лобку невесты заканчивался на моем лице. И меня трамбовали по полной программе. Наконец жених начал кончать. Член вошел во всю глубину в мое горло и забился в конвульсиях. Мощный поток его спермы захлестнул меня, и я с трудом поглощал его. Невеста тоже ответила оргазмом, поэтому пульсации их тел слились воедино, и меня вжимала в постель ее попка, подкрепленная весом жениха. Член продолжал извергать сперму, которая не успевала поглощаться и выступала отовсюду, из носа, изо рта и даже мне казалось, что из моих глаз. Наконец все затихло и они оба опять уснули в той же позе — жених сверху и между ножек невесты. Я потихоньку все высосал и вылизал и выполз со своего места. Следующая очередь была моего друга. Он расположился на моем месте, и на полчаса все стихло. Потом опять проснулась невеста и разбудила жениха. Все повторилось, только поглотителем их оргии стал мой друг. Через некоторое время все стихло, и мы опять поменялись местами. При очередном пробуждении жених вдруг лег на спину, и его попа с членом и яйцами оказалась на моем лице. Ноги он раздвинул пошире, и невеста сев на него сверху оказалась сидящей между его ног на моем лице тоже. Она наклонилась вперед, и они опять начали целоваться. Киска оказалась напротив моего рта, и я начал лизать мою госпожу. Головка члена тоже была рядом, и я захватывал ее своим языком. Член стал напрягаться и проник во влагалище невесты. Теперь я лизал их обоих сразу. Невеста выпрямилась и мне на лицо опустилась ее попка, которую я начал усердно вылизывать. Глухо зарычав, невеста приподнялась и уселась на стоящий член, мне осталась попа жениха и его яйца. Я стал вылизывать его анус, и попа мне ответила ритмичными конвульсиями. Невеста стала прыгать на члене и попа жениха начала припечатывать меня к кровати. При движении вверх, таз жениха поднимался, потом невеста наваливалась всем весом, и они вместе падали мне на лицо. Мышцы окаменели, и мне сильно доставалось. Наконец невеста упала вперед и они, слившись в поцелуе, завершили эту скачку совместным оргазмом. И опять они уснули, а на меня стали стекать потоки их выделений, состоящие из их соков и спермы. Примерно полчаса продолжался этот поток и моя работа по наведению чистоты. Потом наступило утро и долгий и спокойный сон часов до двенадцати дня. Я не покидал свой пост у них под попами и дремал то под одной, то под второй, хотя ворочались они немного, а только обнимались во сне и закидывали ноги друг на друга. Где-то в полдень невеста зашевелилась и стала потягиваться в постели, напружинив ноги и поднимая таз над моим лицом. Потом она резко упала и почувствовала меня. — А ты еще здесь, а где же твой дружок? — Я здесь. — Кофе нам в постель и с коньяком! — Будет сделано, госпожа. Невеста повернулась на бочок и закинула ножку на спящего жениха. Он зашевелился, и они опять слились в поцелуе. Киска невесты была над моим ртом и из нее потекли соки со спермой. Я опять стал вылизывать. В это время подали кофе и коньяк. Они пили его, так же лежа на боку, целуясь и запивая коньяком. — Ну вот, теперь и в голове просветлело, и тело любви просит. — Да, так вот бы и валялся целый день, если бы не надо было вставать. — А зачем тебе вставать, милый? — Ну, в туалет, пописать не мешало бы. — Да, и я тоже хочу, и не только пописать. Но вставать нам не обязательно. — Почему это? — Да у нас, вернее под нами парочка рабов, которые должны исполнять все наши прихоти. Ты, милый, повернись на животик и опусти свой член ему в рот и делай свое дело. — А как же ты дорогая? — Меня обслужит второй раб, быстро ко мне!

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх