Нина и Олег

Героев этой истории их знакомые легко узнали бы и под вымышленными именами. Поэтому мне пришлось слегка затушевать некоторые подробности, которые могли бы прямо указать, что именно объединило этот круг людей. По той же причине я не буду называть точных дат и рассказывать, что было дальше… Нине никак не везло с личной жизнью. По разным причинам. Сказалось и воспитание, довольно своеобразное: мать Нины была сиротой, выросла в детдоме во время войны. Выживает тот, кто умеет постоять за себя… Дочь она вырастила без мужа, и наверное, не хотела, чтобы единственный родной человек от неё отдалялся. Поэтому внушала Нине: мужиков у тебя может быть сколько угодно, а мать — одна. Надо слушаться матери, не упускать своего, а мужики… так, примитивные существа, которых надо использовать в своих интересах. Многие ли матери поощряют случайные интимные связи дочери и препятствуют созданию настоящей прочной семьи?.. Характер у матери был тяжёлый, и Нина всё-таки пыталась устроить свою личную жизнь так, чтобы жить отдельно. Два раза была замужем, но неудачно: первый муж сильно пил, а второй оказался с какими-то психическими странностями. Вряд ли она любила их по-настоящему, а мать, конечно, делала всё от неё зависящее, чтобы доказать: «он тебе не пара». Нина никогда ни с кем не предохранялась: как всякая нормальная женщина, она хотела иметь ребёнка. Но увы, беременность никак не наступала. Нина стала ходить по врачам, но те не находили никакой патологии. После очередного обследования пожилой врач сказал: «Всё у тебя нормально. На крестины пригласишь!» Хотя иногда ей назначали какие-то процедуры — в подробности она не вникала, делала, что велели. И каждый раз после очередного курса лечения она стремилась «провериться»: а вдруг помогло, вдруг на этот раз удастся забеременеть? С первым мужем она к тому времени развелась и, помня советы матери, использовала любой подходящий случай. Легко соглашалась на мимолётные романы на курорте, после вечеринки и просто встретив давнего хорошего знакомого. После второго замужества и развода ничего в принципе не изменилось, Нина привыкла к такой свободной жизни, набралась опыта и вошла во вкус. Так что когда мужчина проявлял к ней заметный интерес — она старалась не отказывать. Но всё безрезультатно, с точки зрения возможности забеременеть. А ей уже 35!.. На турбазе Нина познакомилась с Олегом. Собственно, разговорились они уже перед самым отъездом, на вокзале. Никто из них тогда не предполагал, что это будет иметь какое-то продолжение. Большой группой доехали до Москвы: Олег — москвич, а для Нины — пересадка, её поезд вечером. Вечером Нину провожал другой парень из той же компании, уезжавший с того же вокзала через полчаса. И вдруг на платформе появился Олег. На нём прямо лица не было. Быстро сказав Нине пару стандартно-вежливых фраз, он отозвал того парня в сторону, и они почти сразу исчезли. Нина поняла только, что у Олега случилось что-то страшное. Олег, вернувшись домой после трёх или четырёх дней отсутствия, увидел пустую квартиру. Ни жены, ни восьмилетней дочки, в которой он души не чаял, ни большей части вещей. На столе невразумительное письмо. У его жены давно уже были серьёзные проблемы с психикой, хотя она считала себя абсолютно здоровой и утверждала, что лечиться надо ему. Он терпел, стиснув зубы, ради дочери. Когда он сейчас уезжал, жена ласково с ним попрощалась, всё вроде было нормально, и вот… Причём это явно был не внезапный порыв, а давно рассчитанный план — никак ей было не обойтись без грузовика, бригады грузчиков и квартиры, в которую увезли все вещи. И это при том, что её родители жили в тысяче километров от Москвы… А тот парень ехал в город, где жила давняя безответная любовь Олега, вот Олег и поймал его на вокзале, чтобы передать наспех написанное письмо. На письмо она потом ответила, но приехать отказалась, так что больше они так и не виделись. Нина написала Олегу, он ответил, рассказав обо всём. Через полтора месяца она приехала в Москву — в их клубе должен был выступать известный в своём кругу бард. И надо же было случиться такому — во всём клубе не нашлось нормальной гитары, только какая-то некачественная. Бард немного почитал свои стихи, порассказывал, и все довольно скоро разошлись. Нина, конечно, была разочарована. И тогда Олег пригласил её к себе домой — магнитофонных записей этого барда у него было предостаточно. Дальнейшее очевидно: объятия под звуки бардовских песен, поначалу как бы невзначай… Нина думала, что после такого удара судьбы Олег возненавидит вообще всех женщин. Поэтому она сильно удивилась, когда он, обнимая её всё крепче, стал целовать, а почти сразу после этого залез в трусы. Впрочем, если ему это надо — пусть, её же не убудет… Нина спокойно разделась. Предупредила: у неё едва закончились месячные, как бы не испачкать постель. Он ответил: «Ну ничего, зато день безопасный». Она призналась: «У меня все дни безопасные, у меня никогда детей не будет…» Олегу действительно нужен был именно секс. Чтобы почувствовать: ему может быть хорошо с женщиной, и еще не всё потеряно. От волнения член никак не вставал. Нина не торопила и не упрекала его, ласково поглаживала, а себя утешала мыслью, что в следующий раз (если он, конечно, будет) всё будет гораздо лучше. Она снова приехала к нему в следующие выходные, потом ещё раз. Потом он ездил к ней. Действительно, теперь всё прекрасно получалось к обоюдному удовольствию… … Нина взяла член Олега в рот и стала энергично сосать. Он почувствовал, что приближается оргазм. Шевельнулась мысль: может быть, предупредить Нину, остановить её… но ему было так хорошо! Другая мысль тут же вытеснила первую: но ведь она уже была замужем, так что должна знать, что происходит с мужчиной, если его сильно возбуждать… Больше мыслей не было, и через несколько секунд Олег благополучно разрядился Нине в рот. Она спокойно проглотила: чувствовалось, что далеко не впервые. Впоследствии это повторялось не раз, а однажды она невзначай сказала: «У тебя здоровая сперма». Ну, наверное, по каким-то оттенкам вкуса можно оценить. В голосе чувствовалась похвала… Олег был поражён и восхищён видом её половых губ: внутренние губы (язык никак не поворачивался назвать их «малыми») были просто огромные, выглядывали из-под наружных сантиметра на четыре. Как приятно было ласкать их языком! Прежде чем надеть трусы, Нина каждый раз как-то по особому складывала свои губки — чтобы не натереть, чтобы не было раздражения. А перед половым актом — расправляла… Нина была очень довольна размером члена Олега: такой большой ей еще никогда не попадался. Олег был рад, что с Ниной не надо предохраняться. Всё-таки в презервативе ощущения притупляются, а вытаскивать в последний момент — и вовсе никуда не годится… Олег предпочитал стабильные отношения — зачем искать новых женщин, если подруга уже есть? Ему всегда трудно давались новые знакомства, да и не любил он тратить силы и время понапрасну. Поэтому очень скоро предложил Нине жить вместе, хотя особой любви к ней не испытывал. Брак был невозможен, официально Олег был женат, хотя жена пропадала неизвестно где. Ну, может, оно и к лучшему… Он нашёл Нине работу по специальности — в музыкальной школе, причём недалеко от дома и каким-то образом уговорил директора взять её без прописки. Сам потом удивлялся, как это ему удалось… Олег был завзятым нудистом, и Нина тоже охотно приобщилась, сразу же восприняла это совершенно естественно. Олег так ни разу и не видел её в купальнике. Обычно они легко находили укромные места всюду, где отдыхали — вдвоём или небольшой компанией хороших друзей. Нина говорила: «Я так привыкла, что уже не могу купаться одетая». Раз или два случалось так, что пока Олег с Ниной плавали, на берег пришли какие-то рыболовы. Ну и что? Олег просто взял Нину за руку, выходя из воды: пусть всем будет понятно, что мы вместе,… а если кто-то шокирован — это его проблемы… На пляже Нина тоже аккуратно складывала свои губки — чтобы не торчали, чтобы выглядеть скромно. Она любила коротко подстригать волосы на лобке, чтобы не мешались. Теперь Нина регулярно делала это с осени до весны, а в конце весны, обычно после майских праздников — переставала, чтобы к лету волосы отросли и можно было ходить на пляж… Они прожили вместе около двух лет. Любви не было, просто жить вместе было удобнее и «веселее» во многих отношениях. Постепенно становилось ясно, что люди они всё-таки разные и счастья не получится, рано или поздно придётся расстаться. Но пока оба не стремились к этому, поскольку ничего лучше всё равно не было. Нина по-прежнему мечтала о ребёнке. Олегу было безразлично, скорее, он не хотел лишних хлопот — и он говорил, что всё равно ничего не получится, ведь Нина уже испробовала разное лечение, к чему тратить силы, время и деньги на заведомо безуспешное дело? Нина обижалась. Пообещала, что ребёнком будет заниматься только сама — ведь уже ясно было, что расставание неизбежно. Олег размышлял: никакая медицина Нине помочь не смогла, хотя вроде всё нормально — значит, нужно что-то такое, чего еще не было. У человеческого организма есть огромные неизученные резервы, которые могут проявиться в экстремальных ситуациях. Олег вспоминал, что он читал и слышал, и вот однажды у него появилась странная мысль… Заговорил он с Ниной только после того, как всё обдумал. После уже не раз обсуждавшегося — о том, что нет смысла снова пробовать то, от чего толку не было и наверняка не будет — сказал: «Я очень хорошо понимаю, насколько это для тебя важно. Есть у меня идея, я даже на это готов… впрочем, ты сама наверняка не согласишься». Нина заинтересовалась: «Что за идея? Давай, рассказывай.» — «Ну ладно. Только выслушай спокойно до конца и не возмущайся сразу.» — «Хорошо.» — «Групповуха.» — «Что??!!!» — «Да. Ты и двое мужчин. Объясняю. Тебе нужна эмоциональная встряска, тогда ты возбудишься гораздо сильнее, матка раскроется, и вообще с человеком в экстремальной ситуации иногда происходит почти невозможное. А любой мужчина при этом подсознательно будет воспринимать другого как соперника — а значит, будет изо всех сил стараться сделать всё, на что способен. И тоже скрытые резервы организма проявит. Так что спермы тебе достанется даже не вдвое, а раз в десять больше обычного. Может, и получится: я читал о таких случаях.» Олег хорошо знал характер Нины и не ошибся. Она долго молчала, а потом просто спросила: «Ну, и кого ты предлагаешь?…» Они быстро перебрали общих знакомых и почти одновременно сказали: Иван. Опытнейший донжуан с бархатным голосом и пронзительным взглядом, способный уговорить женщину за считанные минуты… Однажды Олег сам наблюдал такое. На очередном слёте можно было жить «по-человечески» — на кровати, или дешевле — на полу в спальном мешке. Из тех, что на полу — часть жила в одной большой комнате, а остальные понемногу рассредоточились по комнатам с кроватями. Иван заплатил за ночлег на кровати, а вечером, «как джентльмен», решил уступить своё место женщине, оказавшейся в той же комнате на полу (все знали, что у неё есть муж и двое детей, хотя мужа никто никогда не видел). Олег слышал начало их разговора, затем ушёл умываться и чистить зубы. Вернувшись, увидел, что они уже лежат в постели, обнявшись… А в последний день в трамвае, идущем к вокзалу, она сидела у Ивана на коленях, и они не замечали ничего вокруг… а через час разъехались по разным городам. Иван признавался: «Про меня кое-кто распускает всякие слухи — будто бы у меня по всей стране разбросано множество детей. Так вот, я не хочу, чтобы на меня наговаривали напраслину, поэтому предпочитаю чистую правду. (эффектная пауза) У меня пять детей от четырёх женщин.» В общем, идеальная кандидатура. Но Нина, разумеется, не могла сама ему предложить такое. Олег охотно согласился поговорить с Иваном. Ревности он не испытывал: он и вообще по натуре не был ревнив, в отличие от Нины. Она, как ни странно, очень болезненно относилась к любому общению Олега с женщинами. Не так давно у него появилась новая знакомая, отношения были просто приятельские — приятно поговорить с умным интересным человеком. Им и в голову не приходило что-то скрывать, поскольку скрывать было нечего. Но Нина вдруг возненавидела эту девушку, устраивала сцены ревности. Вскоре Олег и его подруга поняли: «доказать, что не верблюды», невозможно — так что, чтобы не обидно было, лучше привести реальность в соответствие со слухами. После этого наступил мир: ведь умная ложь гораздо больше похожа на правду, чем сама правда — а шифроваться Олег умел… Олег попросил Ивана выслушать его не перебивая, и сохранить всё услышанное в тайне, независимо от того, согласится он или нет. Иван пообещал. Выслушал, подумал несколько секунд и сказал, что согласен. Осталось обсудить детали, и вот в ближайшую субботу Иван пришёл к ним, с букетом цветов для Нины. Все доверяли друг другу и понимали: сегодня главная цель у нас общая — чтобы Ниночка смогла забеременеть. Говорить об этом вслух не требовалось, Олег с Ниной, а затем Олег с Иваном всё заранее обсудили с глазу на глаз. Если бы не это, мужчины могли бы порадовать свою подругу одновременными вливаниями с разных сторон, и ещё многим. Но сейчас надо было постараться, чтобы ни капли спермы не пролилось напрасно. Кстати, кто-то когда-то посоветовал: сразу после эякуляции надо постоять на голове, чтобы сперма затекла поглубже. Нина запомнила этот совет. Разумеется, не было никакого спиртного. Все и так были достаточно возбуждены необычностью ситуации. Все трое были нудистами, несколько раз купались вместе — так что совершенно не стеснялись наготы, и это помогло преодолеть первый психологический барьер. Нина не стала что-то придумывать с эротической одеждой: зачем? Халат на голое тело, она почти всегда ходила дома так. Однако сама первая раздеваться не стала: пусть за ней ухаживают, сегодня она главная. Села на диван. Олег расположился справа от неё на полу, стал поглаживать и тихонько целовать её колено, затем бедро, постепенно приподнимая край халата. Иван устроился симметрично с другой стороны и стал делать то же самое. Нина быстро возбуждалась — прикрыла глаза, откинулась назад. Теперь она лежала поперёк дивана, только ноги были еще на полу. Мужчины, постоянно целуя её, осторожно развязали пояс халата, раскрыли, и вот уже четыре руки и две пары губ бродят по всему её телу… Олег, ненадолго прервав ласки, отошёл в сторону и быстро разделся. Когда он вернулся, то же самое сделал Иван. Кажется, Нина даже не заметила этого, ведь пока один раздевался — другой продолжал её ласкать. Они аккуратно высвободили одну её руку, потом другую. Приподняли Нину, повернули и уложили, одновременно убрав из-под неё халат. Так же аккуратно сняли с дивана покрывало, под которым, как обычно, была застеленная постель. И всё это — ни на секунду не прекращая поцелуев. Постепенно поцелуи сконцентрировались: Олег целовал лицо и вскоре присосался к губам, а Иван был занят внутренней поверхностью бёдер и другими губами. (Наверное, его они впечатлили так же, как в своё время Олега — да и не только его…) Нину охватила дрожь, как будто по её телу пробегал ток — от одних губ до других и обратно. Первый оргазм не заставил себя ждать… На широком диване было достаточно места для троих. Олег и Нина лежали в позе 69, на боку. Она гладила и целовала его член, не слишком активно, чтобы не перевозбудить раньше времени. Он энергично и страстно вылизывал её клитор, губы, вход во влагалище. Иван лёг позади Нины, обнимал, тискал ей груди, целовал в плечо, в шею, шептал на ухо какие-то ласковые слова. Его член уже стоял. Олег со странным смешанным чувством удивления и предвкушения чего-то запретного, даже с замиранием сердца, смотрел … на лилово-розовую головку и думал: сейчас, совсем скоро, вот из этой дырочки брызнет струйка, или просто несколько густых белых капель, они попадут в Нину, и она, возможно, забеременеет. Было сильно не по себе, но если уж они решили это сделать — отступать поздно… Нина прогнулась и довольно мурлыкнула. И тогда Олег, ещё секунду помедлив и собравшись с духом, коротко поцеловал её в клитор, как бы благословляя. А затем взял член Ивана и направил его во влагалище Нины, другой рукой аккуратно разведя ей губы, чтобы не подвернулись. Член благополучно нырнул вглубь. Иван крепко прижал Нину к себе и начал ритмичные движения. Она двигалась ему в такт. Олег чуть отстранился и пристально смотрел на происходящее прямо перед его лицом. Разумеется, он никогда в жизни не видел ничего подобного вживую, да ещё так близко… Нина выпустила член Олега изо рта, чтобы тот не мешал ей свободно дышать и двигаться. Ну и конечно, чтобы не прикусить нечаянно в экстазе, и чтобы сперма вылилась не сейчас в рот, а позже, туда куда надо… Происходящее казалось нереальным. Говорят, что слияние мужчины и женщины — это великое таинство, и никому постороннему не дано постичь… а здесь всё было так естественно, как будто иначе и быть не могло. Словно накачивают насосом мяч или колесо. А впрочем, всё и должно быть легко и просто, природа позаботилась. А когда речь идёт о жизни человека — будущего ребёнка — любые условности и сантименты становятся чепухой. Олег ощущал любопытство, возбуждение, даже какой-то странный восторг и что-то такое, чему вообще не подобрать названия. Не было лишь одного — ревности. В тот момент он вообще забыл, что это такое. И не мог отвести глаз от интимных губ Нины, между которыми так уверенно скользил туда-сюда член его приятеля… Нинуля, милая, я вижу, что тебе хорошо, и я так рад за тебя! Будь счастлива! Движения Ивана делались всё резче, и наконец, он дёрнулся и замер. Его член был почти целиком погружён в тело Нины, снаружи оставался лишь самый корень, но Олегу было ясно видно, как он вздрагивает. Там, глубоко внутри, изливалась сперма. Нина глубоко вздохнула с негромким стоном… Несколько секунд она лежала расслабленная, затем вспомнила совет. Надо использовать шансы по максимуму. Нина подняла таз, делая стойку на лопатках, «берёзку». Конечно, в таком состоянии она бы не смогла удержаться в этой позе и на секунду, упала бы. Но она опиралась попой о стену, а мужчины бережно и крепко поддерживали её. Оба не отрываясь, завороженно смотрели на её половые губы — тёмно-розовые, припухшие, блестящие от влаги, приоткрытые. Где-то в глубине её тела невидимые густые капельки стекали, чтобы попасть в раскрывшуюся от возбуждения матку… («Ну вот и свершилось… и ничего, мир не перевернулся… хотя Нина и стоит сейчас вверх ногами…» — думал Оле) Через минуту-две Нина сказала: «Всё, не могу больше, опускайте.» Они осторожно уложили её, Олег в последний момент подложил ей под попу подушку. Иван благодарно целовал её лицо — раскрасневшееся, вспотевшее, но бесконечно прекрасное от только что испытанного наслаждения. Она слегка поглаживала его поникший мокрый член. Теперь настала очередь Олега. Нина лежала перед ним на подушке, её прелести были приподняты и открыты взглядам и ласкам. Он снова стал щекотать языком её клитор, осторожно расправил внутренние губки, обсосал каждую складочку, стараясь не обращать внимания на появившийся незнакомый вкус. Нина потянулась и томно простонала, и тогда Олег лёг на неё, сразу легко войдя на всю глубину. Он был сильно возбуждён, но кончил не так быстро, как мог бы — потому что влагалище Нины было совсем мокрое и раскрыто гораздо шире обычного, так что трение почти не ощущалось. Наверное, и матка тоже раскрылась, так что член Олега теперь при каждом движении заталкивал вглубь сперму Ивана… впрочем (что за ерунда лезет в голову!), — какая разница, лишь бы сбылась Ниночкина давняя мечта. Может быть, сегодня всё-таки произойдёт чудо?.. После того, как излился Олег, у Нины уже не было сил делать стойку. Ей просто подложили вторую подушку, и она лежала с приподнятым тазом, расслабленная и счастливая. Мужчины легли по сторонам от неё, ласкали в четыре руки, обнимали, гладили груди и живот, целовали щёки. Нина разбросала руки, обняла обоих своих кавалеров. Подушки из-под неё убрали, одну переложили под голову. Все втроём укрылись одеялом, прижавшись друг к другу. Полежали, отдохнули, и Нина стала заигрывать сразу с обоими, поглаживая и щекоча — в каждой руке по члену. Первым отозвался Иван: после его оргазма прошло больше времени, к тому же он был моложе Олега. Нина ощутила под рукой приятную твёрдость. Иван осторожно перебирал пальцами нежные лепестки её половых губ, и совсем скоро Нина повернулась к нему, приобняла и тихонько сказала: «Иди ко мне…» Он не стал экспериментировать с позами, просто лёг на неё, но она тут же подтянула ноги к груди и положила ему на плечи. Теперь Иван двигался медленно, как бы ввинчиваясь в Нину. Она постанывала от удовольствия при каждом его движении. И вот снова он на мгновение крепко сжал её в объятиях и одновременно резко подался вперёд. Она вскрикнула от острого ощущения, а потом только простонала: «Ой, Ванечка…» Олег, наблюдавший за всем этим, давно уже возбудился, так что передышка у Нины была недолгая. Поцеловав её, Олег шепнул, чтобы она встала на четвереньки. Нина опиралась на локти, головой упиралась в подушку. Только так можно было удержаться при мощных толчках Олега. Его член каждый раз дотрагивался до матки, доставляя Нине необыкновенное блаженство. Наконец, он, крепко держа её за талию, изо всех сил прижался и замер, и она снова ощутила у себя внутри тёплый всплеск. Всё. Сил больше не было ни на что. Нина легла на бок и уютно свернулась калачиком, поближе к стене — чтобы не касаться мокрого пятна, оставшегося в центре простыни. Пробормотала: «Мальчики, как же мне хорошо!…» Её заботливо укрыли, и через минуту она уже крепко спала.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх