Без рубрики

Ночной гость

Небольшая комната, одно большое окно, с дверью на балкон, постоянно закрытое и завешанное темной, не проницаемой портьерой, стены, увешанные десятками картинок со звериными мордочками, крохотный стол с компьютером, книжный шкаф и огромная двуспальная кровать, постоянно разобранная. Он любил полумрак и в комнате постоянно горел небольшой ночник, высвечивая рабочий пятачок на столе — клавиатуру и листок под записи. Его «рабочий день» начинался часа в 4 вечера и продолжался до 2—3 часов ночи. Серый, так его звали те немногие, что интересовались его именем, с сожалением посмотрел на часы, выключил компьютер, потянулся и, подойдя к единственной двери ведущей _из_ комнаты, тихонько постучал. Снаружи сухо щелкнул замок и в образовавшийся проем хлынул яркий свет завершающегося дня. Серый зажмурился, тряхнул мордочкой и, бочком, мимо стоявшей у двери фигуры, протиснулся в коридор. — Снова вечер, да? — полу вопросительно, полу утвердительно хмыкнула фигура, открывшая дверь. — Ухум, — неопределенно выдохнул он и поплелся в ванную. Сходил в туалет, вымылся, тщательно взлохматил шерсть, чтобы еще больше походить на своего дикого предка — волка. Но, сколько бы он не старался оттянуть это время, но все равно приходило. Серый вернулся в комнату, послушал, как щелкнул замок за его спиной, еще раз осмотрел комнату — как будто бы все в порядке. Волк открыл неприметную дверцу стола и достал флакончик любриканта с шариком/крышечкой. Присел, разведя ноги в разные стороны, отвел хвост, выгнул спину, заведя лапу с зажатым в ней флакончиком как можно дальше, тщательно смазал любрикантом под хвостом. Убрал за собой, лег на кровать. Самое не приятное и унизительное — что все это приходилось делать самому. Вставил пасть в импровизированный кожаный намордник, крепко обхватывающий мордочку, с внутренним выступом, блокирующим язык и подавляющий всяческие звуки, которые он мог бы произнести, тщательно затянул его ремешки. Шоры на глаза, не дающие ему видеть приходящих, ошейник с коротким поводком, намертво приделанным к кровати и ограничивающим его движения, всунул лапы в захваты у изголовья и надавил спеленатой кожей пастью, защелкивая их. Развел ноги как можно шире и отвел в сторону хвост. Когда ежедневная, заведенная хозяином, процедура завершилась, Серый затих и успокоился, намереваясь подремать до первого «клиента». Его разбудил щелчок замка и дуновение прохладного ветра, ворвавшегося в его комнату вместе с вошедшим. Кто он — не важно. Все они приходят сюда только ради одного — совокупляться с пристегнутым волком. И, хотя, на своего природного предка он походил ровно настолько же, насколько походил и на самих людей, он все равно считали его зверем, животным, сексуальной игрушкой для своих извращенных вкусов. Трясущиеся пальцы жестко впились в его мохнатые ягодицы, еще сильнее раздвигая их. Крепкий, горячий ствол приник к рубчатому колечку ануса и с силой вошел, безболезненно скользнув по смазке. Входя в привычный ритм движений, ощущая лишь небольшое давление внизу спины, волк снова задремал. От него не требовалось ни двигаться, ни издавать звуки — этого напрочь лишали оковы, надеваемые им. Ритм то нарастал, то наоборот, замедлялся, и завершился сильной конвульсией, разбудившей Серого. Человек кончил, обильно залив привязанного волка своей спермой, отдышался, встал, больно хлопнул по ноге. Скрипнула дверь, и он вновь остался один. Глубоко вздохнув, Серый почувствовал сильный запах человеческого пота, спермы и чуточку мускуса с его тела. Пару раз сжал/распустил мышцы живота и бедер, сбрасывая неприятные ощущения. Привычно отметил влагу и скольжение внутри себя от человеческой спермы и снова погрузился в дрему. Так продолжалось почти всю ночь. Их было много, необычно много, сегодня. Часам к трем утра, когда его день, а, точнее, ночь, почти закончились, в комнату кто-то вошел. Волк привычно раскинул ноги и отвел хвост в сторону, готовясь принять очередного «наездника». Но дверь скрипнула вновь и послышался густой низкий голос: — Ключи, губку, чуть теплую воду и мазь, — он не просил, он — требовал. Если бы не надетые на глаза шоры, Серый обязательно посмотрел бы на говорившего — это был первые посетитель, который не набросился сразу же на лежащую фигуру. Дверь снова скрипнула и на кровать кто-то сел. Послышался плеск воды и вдруг, легкое, едва ощутимое касание у хвоста. Волк поднял голову, насколько позволял ошейник и поводок. Говорить и видеть он не мог, но повернул голову, словно хотел этого. Легкие, невесомые касание от середины спины, вниз, к хвосту и ногам, словно с тебя смывают грязь. После каждого раза слышался плеск воды — наверное, пришедший споласкивал губку. Осторожные, почти опасливые касания чуть теплой губки вокруг ануса, мягкие, поглаживающие движения, стирающие сперму, грязь, масло любриканта. Снова плеск воды, пауза, и тоненький ручеек, выжатый из губки, капает на волка, стекая из-под хвоста к мошонке. Мокрая губка прижимается к анусу, и твердые пальцы вдавливают ее вглубь, проникая через легко раскрывшиеся складки внутрь тела, добавляя к сперме десятков извержений воду. Раз, второй, третий — пока у лежащего не появилось естественное желание излить из себя все это. Серый чуть напрягся, приподняв таз над кроватью, чужие пальцы ловко растянули дряблые мышцы ануса, выпуская наружу то, что за сегодняшнюю ночь отдали ему люди. — Молодец, — легкие почесывая у крестца — сидящий в комнате явно знал какие места приносят приятное зверю. — Давай еще разок, — его пальцы так и остались внутри Серого, растягивая колечко кожи, а из выживаемой губки все лилась и лилась вода. Волк чувствовал, как чуть теплая волна прокладывает себе путь в его внутренности. Он снова поднапрягся — выдавливая ее из себя. Пальцы исчезли, мокрая губка еще раз лизнула по ягодицам и бедрам. — Перевернись, — чуть слышный голос был подкреплен руками, забравшимися под бедра лежащему. Лапы, конечно же, пришлось перекрестить — захваты не вращались вместе с ним. Хвост между широко раздвинутых ног, мордочка упрямо смотрит в потолок. Так он еще не встречал никого. Обычно Серый лежал на животе, молча ожидая завершения очередного покачивания. Еще никто и никогда не требовал от него перевернуться на спину. Вода полилась ему на живот и бедра, губка прошлась по шерсти и меховому мешку, куда прятался его собственный член, по мошонке, смывая следы спермы, успевшие натечь под него. От нежных, почти ласковых прикосновений Серый возбудился и его красавец встал в полный рост, налился кровью и образовался мускульный шар, вызывающий «замок» у самок во время спаривания. — Умница, — губка мягко обвилась вокруг его ствола, сделал пару омывающих/ поглаживающих движений, вызвав в волке конвульсивную волну желание. — Но не сейчас. Щелкнули зажимы, высвобождая лапы, скрипнул карабин поводка, освобождая ошейник из своих стальных объятий. Серый сел, все еще не веря в происходящее, и потянулся было к шорам и наморднику, но его остановили все те же крепкие руки: — Нет, это — оставь. Вновь скрипнула дверь. Кто-то вошел и снова вышел, унося с собой воду, губку и грязное белье, пропитавшееся выделениями и водой. Обычно это делал он сам, утром, когда просыпался после рабочей ночи. Щелкнул замок закрываемой двери, и волк принюхался — кто-то остался с ним. Кто-то, кто пах не так, как обитатели этого дома. Кто-то, мягко надавливая на плечи, заставил волка снова лечь на чистую кровать, опускаясь рядом с ним. Его крепкие руки ласкали мохнатое тело, пробуждая волнение, желание, любовь в том, кто никогда не знал подобного обхождения. Тонкие пальчики шаловливо перебирали мех, перепрыгивая по телу только в им одним известных направлениях, непременно вызывая дрожь, выгибая тело под ними в дугу удовольствия. Они успели потереться у уха, пройтись по шее, оставить рваную цепочку следов-пятнышек на груди, прочертили десять дорожек взъерошенного меха на животе, потанцевали у напряженного мужского ствола, проскользнули по внутренней стороне бедер и мягкой коже под хвостом. Пару раз пропустили распушенный хвост через кольцо чуть сжатых кулачков, пробежались по спине, вдоль позвоночника, пересчитав каждое ребро, и вновь вернулись к шее. Пришедший не торопился перейти к «основной программе» ночи, позволяя волку насытиться прикосновениями, игривыми почесываниями, объятиями. Мохнатое тело превратилось в сплошной шар удовольствия, когда любое мимолетное дуновение ветерка вызывает взрыв эмоций. Казалось, что во всем большом теле Серого не осталось ни одного места, куда не заглянули бы шаловливые пальчики, и где не осталось бы теплая точка любви и желания. Когда он вошел — это казалось естественным завершением игры, без которого не мыслима сама жизнь. Его, увлажненные любрикантом, ладошки игрались в горячим, подрагивающим стволом любви волка, скользя вдоль него в такт с движениями огромного, узловатого, горячего как кипяток члена в волчьем анусе. Серый беззвучно выл, стонал, лаял, выгибаясь дугой, вздрагивая всеми мышцами, раз за разом, с силой, насаживаясь на горячий ствол человека. Он впервые желал этого. Желал страстно, сильно, до боли в раздираемых внутренностях. Насытившись, волк заснул, свернувшись в позе эмбриона, в своих шорах, наморднике и ошейнике, тихо посапывая носом А за его спиной, прижавшись, обвив руками за талию, спал тот, кто доставил ему это дикое, ни с чем не сравнимое наслаждение. Серый еще несколько раз за ночь просыпался от легкого поглаживания, тихого шепота в большое мохнатое ухо. Еще несколько раз испытывал на себе странное, почти гипнотическое действие этих пальцев, и дикую, раздирающую ярость совокупления с этим невидимым любовником. Проснулся Серый уже много после полудня. Без привязи, ошейника, намордника, шор — всего того, что составляло еженощную атрибутику его работы. Чистый, без следов ночных гостей и на чистой постели. Его лапы пробежались по телу, проверяя реальность ночных игр — да, тело еще помнило ласки, прикосновения, еще хранило тепло чужого тела, но под хвостом было чисто и прикосновения не вызывали привычной, каждодневной, боли. В воздухе комнаты все еще чувствовался крепкий чужой запах, окутывающий и самого волка. Он сел, подивившись легкому головокружению, долго принюхивался, осматривал обстановку, пытаясь найти хоть какие-то знаки — свидетелей ночного присутствия необычного гостя. Опустился на все четыре, просунул лапу далеко назад, расслабился и попытался излить из себя хоть часть семени, которым столь щедро поделился с ним ночной гость. Но внутри, хотя все и постанывало, словно от многих и многих излияний, было чисто и пусто. На подрагивающих ногах он подошел к двери, тихонько поскребся и, когда дверь открылась, поплелся в ванную умываться. среда, 19 марта 2003 г. Денис А. Катуров

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики

«Ночной гость»

Я проснулась от дикого возбуждения, которое было вызвано, как я поняла, немного очнувшись от сна, рукой, нежно гладившей меня между ног. Я лежала на спине, пока не подав виду, что проснулась. Во рту сушило, у нас на кануне была бурная пьянка. В остальном, состояние было отличное. Придя в себя окончательно, мне припомнилось, что я в гостях у кого-то, точно не знаю кого. Что вечером точно пили по хорошему поводу, при чем пили тоже хорошо. Была большая компания, в которой был и мой парень, с которым мы вместе уже довольно долго. Легли спать мы на полу целой кучей, так как всем места на диванах не хватило… И тут я уже хотела сказать «своему», что хватит, мы же все-таки здесь не одни, как вдруг краешком глаза, хотя было и довольно темно, заметила его мирно спящего, причем, лицом в другую сторону от меня! Значит, меня ласкает не он! Ком подкатил к горлу, меня всю пронизал страх и отчаянье. Что делать?! Резко захотелось отбросить руку, заорать, завопить, расплакаться и повести себя, в общем, крайне глупо. Я ни разу за свою жизнь не кому не изменяла! И не собираюсь, даже таким пассивным образом! Однако, алкоголь и возбуждение играли тоже свою не маловажную роль. Мне ведь было очень хорошо, я вся истекала. Рука явно делала это не в первый раз… Тем более, что секс у меня был сравнительно давно. Пока я лежала и думала что делать, ощущения овладевали моим сознанием все больше и больше, забирая в свой сказочный мир блаженства… И не поверите, я сдалась! Пусть будет, что будет. Ведь так распорядилась, в конце-концов, судьба. Я была одета в коротком летнем сарафане и трусиках, поэтому «руке» не составило особого труда задрать сарафан и оттянуть в сторону трусики, чтобы добраться к заветному месту. Значит, я сама виновата, что нашу одежду делающую меня такой доступной. Боже, на мне даже нет лифчика! Ну, ведь на улице такая жара. Подобные мысли меня распаляли все больше и больше, да и пальчик скользил в меня все глубже и глубже. Кто интересно этот парень? И догадывается ли он, что я уже не сплю? Но, скорее всего, ему на это просто плевать. Тут он вдруг убрал руку и пододвинулся ко мне вплотную, так, что я начала слышать его тяжелое дыхание, а чуть позже и чувствовать что-то горячее и упругое на своем бедре. Рука вернулась, немного поласкав, поползла выше по лобку к животику, задирая за собой сарафан. Добравшись к пупку и погладив его нежно, парень убрал руку мне на грудь. Поняв, что я без бюстгальтера, он нащупал на плече лямку сарафана и попытался ее стянуть для высвобождения груди, но не смог этого сделать. Тогда он начал жать мою грудь через ткань. Как, наверное выпирают соски! Я, полуголая, рядом со своим парнем вся горю, истекаю, готовая отдаться незнакомцу, даже не разглядев его лица… Мне пришлось закусить губу, что бы не застонать. В это время, мой «ночной гость» вернулся к моей «девочке», а свой горячий и упругий предмет засунул под мою попку. Когда он начал массировать меня и водить свой член подомной туда сюда, я не выдержала и издала, о Боже, как громко, стон… Парень остановился… Нет! Только не это! Еще немного и я бы кончила… Но, он замер. Я тоже замерла. Немного успокоившись, стала прислушиваться к тишине, никто не проснулся? Все было тихо. А жаль! У меня все там зудело и хотелось продолжения. Немедленного! Иначе я сама на него сейчас наброшусь и растерзаю! Какое счастье, он себя долго ждать не заставил. Подвинувшись ко мне еще ближе (я так четко ощущала сбоку его предмет!), он начал вести себя понаглее, наверное, поняв, что я не сплю и мне это нравиться. Он начал ласкать мне ухо языком, так горячо дыша, что мне начало казаться, что я начинаю гореть. Рука в это время хозяйничала у меня внутри, стремясь все глубже и глубже. Я больше не могла терпеть! Сжав ноги, тем самым дав понять, чтобы он убрал руку, я отстранилась от него и повернулась набок, к нему спиной, при этом как можно ближе подставив к нему свой зад. Он сразу все сообразил. Задравши мне сарафан до груди и сильно сжавши сосок, он уткнул в меня свой член и не долго думая без труда проник внутрь. Он входил в меня аккуратно, не спеша, наверное наслаждался ощущениями, все сильнее и сильнее прижимая меня к себе. О, Боги!!! Я не забуду это никогда! Так хорошо мне еще никогда не было! Он двигался во мне поначалу очень нежно, постепенно набирая темп. Ускорившись он стал брать меня сильнее и жоще. Стон вырывался, я укусила простынь которой была укрыта… И, я кончила… Теперь я понимаю, что значит кончить на самом деле! Сказочные краски взрывались пред глазами… Я чуть не потеряла сознание от удовольствия! Вскоре, приятные толчки вернули меня к жизни, заставив возбудиться меня заново. Но, только я начала снова входить во вкус, как пару особо резких и сильных толчка заставили испустить блаженный полустон моего партнера. Он не выходил из меня до тех пор, пока мышцы сами не вытолкнули его. Тонкой струйкой побежало что-то теплое по ноге. Но я ничего не делала, мне хотелось лежать в том же виде, с задранным до груди сарафаном, в оттянутых трусиках, истекающей мужским семенем и чувствовать себя грязной. Я еще долго не могла уснуть. С одной стороны от удовольствия, с другой от стыда, ибо реальность вернулась и утра не как не хотелось. И, как выяснилось позже, не зря…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Без рубрики

Ночной гость

Горький запах полыни и сладковатый ночной фиалки дурманили голову. Она сидела на широкой качели в беседке, обвитой плющом. Сумерки играли в прятки с едва рождающейся луной. Она то показывала свое молодое лицо, то вновь прятала за очередной набежавшей тучкой, словно за вуалью молодая женщина прячет свое лицо от любовника. А воздух вибрировал от запахов и звуков. Где-то шелестели листочки старой Груши, шуршали етики возле сваленой кучи старых веток, чуть далее, возле старого пруда, раздавался лягушачий концерт. Ночные мотыльки иногда залетали в беседку, кружили и вновь вырывались на волю. Она сидела и с упоением рассматривала, вдыхала всю эту симфонию ночного концерта. Треснула ветка и вид на старый пруд закрыла огромная темная фигура. Мужчина. Высокий, статный. Легкой тенью он проскользнул в беседку и, не говоря ни слова, присел возле нее. Он взял ее руки в свои и едва уловимыми поцелуями ее пальчиков поздоровался с ней. Его взгляд прожигал насквозь. В них горел огонь страсти, неподдельной, сметающей, как ураган, все со своего пути. Мягкие, нежные губы целовали запястья, потом поднимались все выше и выше. Потом он положил руки на ее коленки и нежно провел по ножкам. Легкий трепет возвестил о том, что прикосновения мужских рук приятны. Дыхание у мужчины сбилось, стало чаще, руки стали нетерпеливей, они поднялись по ножкам к краю юбочки, потом легонько погладили по бедру, перешли на талию и спину. Она вздохнула. Его поцелуи и объятья приятно волновали кровь, заставляли трепетать. Ее лицо вспыхнуло, губы приоткрылись, грудь тяжело вздымалась, соски болезненно напряглись, и она приложила к ним прохладные ладони, будто бы успокаивая щемящую сладкую боль. Жар разлился по всему телу, стон слетел с ее губ. С долгим вздохом она обвила руками его шею и подняла лицо. Корда его губы коснулись ее рта, в ее крови вспыхнул пожар. И она сквозь стон начала умолять его о большем. ЕЕ руки скользнули по его плечам и притянули его ближе. Когда ее тело обмякло в его объятиях, он просто поднял ее на руки и понес на соседнюю кушетку, что стояла в углу беседки. Не отводя от нее взгляда, он снял с нее юбочку и топик, бродил их на землю. Быстро справился со своей одеждой, провел дрожащими от страсти руками по ее телу. Она же таяла, словно воск, от его ладоней. Она становилась уступчивой и податливой. Охваченные желанием, они упивались поцелуями, прикосновениями, запахом друг друга… Они горели от страсти. Он едва прикоснулся к ее соскам, а она уже балансировала на грани. Наслаждение переливалось в ее крови. Она уже ничего не соображала, только легко ласкала его затылок и плечи, отдаваясь полностью его рукам и губам. Ему пришлось собрать все самообладание, когда ее рука скользнула между телами и приблизилась к его красавцу. Спустя миг, он отстранил ее и сам, легкими поцелуями проложил дорожку от щеки, по горлу, ключице до груди. Поцелуи и прикусы подобрались к вершине груди, ягодке, которая манила его. Губы сомкнулись вокруг этой жемчужины, а рука коснулась ее лона. А там медово разлился жар. Она сходила соками, манила своим жаром и влагой, немного сладковато-терпким запахом карамели. Пока его губы ласкали грудь, пальцы проникли в ее лоно и медленно, сводяще с ума, начали двигаться. Ее тело отвечало ему со всей страстью и пылом. Ее тело трепетало и выгибалось ему навстречу. Остатки здравого смысла улетели прочь, а блаженство затопило и унесло в нирвану. Вдруг вместо руки оказались губы. Он пил ее соки, целовал жемчужинку, наслаждался ее тихими стонами. Она приподняла бедра, устремилась к его губам и языку. А он творил чудо. Наслаждение теплой волной окутало ее и она улетела к небесам. Не успели последние судороги ее оргазма стихнуть, как он приподнялся на руках, и прогибаясь в пояснице с силой вошел в нее. Остановился. Ощущая, как его красавца плотно сжимает трепещущее естество и конвульсии ее утихающего оргазма приятно сдавливают. Сначала медленно, потом наращивая темп, он глубоко погружался в нее. А она отвечала ему, выгибалась, приподнимая бедра, стараясь вобрать его глубже и сильнее. Темп усиливался. ЕЕ стоны перешли в тихие вскрики. Он полностью вышел из нее тогда, когда почувствовал, что вот она подходит до конца. Он стисну ей бедра, удерживая от рывков, когда добрался опять к ее лону. Его язык вновь заполнил влажную горячую пещерку. В бешеном темпе язык заработал, заставив буквально оторваться от кушетки, когда тело сотряс очередной опустошающий оргазм. Он упивался ее содроганиями, он выпил ее до дна, и она рухнула навзничь, хватая ртом воздух. Он перевернул ее, снова крепко взял за бедра, приподнял, придвинул ближе. Заполняя ее, он потерся о ягодицы, опустил руку на местечко, которое еще дышало, еще пульсировало после недавнего оргазма. Она качнулась навстречу ему. А потом все заходило ходуном. Они бушевали и безумствовали, пока их безумие не достигло пика и они рухнули на кушетку со сдавленными возгласами наслаждения. Немного отдохнув, она поцеловала его и быстро скрылась в темноте: — — я буду в бассейне… … Но отдых был недолгим. Вновь мужские ладони легли на скользкие от воды груди, а сам он вновь прижался сзади. Послышался довольный вздох. На сей раз они исследовали друг друга без спешки, сопровождая близость легкими ласками и нежными словечками. Он сел на бортик бассейна, а она целовала его тело. Голова опустилась к его бедрам, где гордо стоял по стойке смирно его красавец. Она погладила его рукой, потом легко поцеловала, потом провела языком по самой вершинке. Круговыми движениями она будто бы гладила его. Потом взяла его обеими губами и немного сдавила. Вобрала его немного, не забывая поглаживать языком. Ему было так хорошо. Там горячо и влажно. Он положил руку ей на затылок и погладил, а она медленно, медленно погружала его красавца себе в рот. Потом так же не спеша выпустила его, легкими поцелуями пробежалась по древку и яичкам. Пощекотала языком одно, том другое, сжала губами, потом резко засосала, и так же резко выпустила. Ее руки обвились вокруг его бедер и притянули его ближе. Рот вновь гостеприимно вобрал в себя его красавца. Он уже не мог, его тело напряглось, а она все не выпускала его, все наращивая темп, потом сбавляя, она сосала, гладила, прикусывала, потом лизала головку и по кончику и по ободку, потом опять целиком брала его в рот, доводя его до исступления. И он не выдержал. Тело напряглось и сотряслось в конвульсиях… Блаженно откинувшись назад, он медленно приходил в себя. Потом притянул ее к своему, пребывающему в неге, телу, обнял, легонько чмокнул в нос: — Ты была неподражаема. — И ты… Мой самый лучший подарок на День рождения. Мой ночной гость. Может теперь-то мы познакомимся., — Шутя сказала она. Подмигнула и, словно русалка, нырнула в глубь басейна. Потом они еще долго плавали в бассейне, охлаждая свой пыл…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики

Ночной гость

В тот раз я вернулся домой поздно ночью, изрядно подвыпивший. Не один. С гостем — 29-летним голубоглазым блондинчиком среднего роста со смазливой мордашкой — тоже пьяным. Большими друзьями мы не были. Жили просто раньше в одном селе и хорошо знали друг друга. Встретились случайно на железнодорожном вокзале. А когда я узнал, что Юрке негде ночевать, то разжалобился и привел его к себе домой. У моей жены — 34-летняя миловидная и пышнотелая шатенка с серыми глазами — явление в поздний час пьяного мужа, да еще и с собутыльников, естественно, никакого восторга не вызвало. Рассердившись на меня, она прошипела в мой адрес, что я бессовестный и ушла в спальную комнату. — Может мне уйти? — спросил обескураженный Юрка. И действительно, это было самое лучшее, что мы могли сделать. Но вместо того, чтобы дать ему уйти, я повел себя точно так как пес Бобик в известной сказке, оказавший временно один дома и пригласивший к себе в гости друго пса, Барбоса. — Ну и куда ты пойдешь? Обратно на вокзал7 Там тебя менты живо загребут, — усмехнулся я и не терпящим возражений тоном добавил. — Никуда ты не пойдешь. Здесь останешься. Места хватит. Вон на полу вместе ляжем… Мы, действительно, легли спать на полу в прихожей, подложив по головы принесенные мною фуфайки. Проснувшись спустя некоторое время, я увидел в лунном свете, проникавшем в комнату через не зашторенное окно, гостя, который в одних трусах входил в спальню, где спала моя жена. Моё сердце заколотилось в бешеном темпе. Казалось оно вот-вот выскочит у меня из груди. Но так сильно я взволновался не вовсе от возмущения. Нет. Участился у меня пульс и перехватило дыхание по другой причине. Дело в том, что я давно мечтал увидеть, как мою жену ебёт кто-то другой. Ей я об этом ничего не говорил. Ведь Людмила не давала никакого повода думать, что она на такое будет согласна. Юрка же как раз собирался сделать сказку былью. Я встал и тоже направился к спальне, в которой горел ночной светильник. А когда туда заглянул, то возбудился еще сильнее. Было отчего! Гость успел стянуть с моей жены, спавшей на кровати лежа на правом боку, лицом к стене, одеяло. Ночная рубашка же, еще раньше завернулась выше талии сама, когда Людмила ворочалась во сне. И теперь моя жена лежала с выставленными на показ голыми ножками и аппетитной попой. Юрка снял трусы, лег рядом с нею, и стал нежно гладить ее по ляжкам и ягодицам. Затем, придвинувшись ближе, засунул руку под ночнушку и принялся также нежно тискать Людмилу за большие, правда — обвислые сиськи. Она зашевелилась, но думая, что это я перелёг к ней, поворачиваться назад не стала, а осталась лежать также на боку лицом к стене. Лишь когда мой бывший односельчанин пододвинулся к моей жене еще ближе и попытался всунуть в ее пизду колом стоявший хуй, она отпихнула блондина рукой, недовольно сказав: — Отстань! Напился вчера! А я теперь должна твой перегар нюхать! Не хочу! Сообразив, что Людмила принимает его за меня, Юрка ничего не ответил, а снова начал ее лапать. — Отстань! Не мешай спать! — рассерженно сказала моя жена, по-прежнему не оборачиваясь. Гость подчинился, но через несколько минут вновь принялся за старое. Людмила не спала, но больше не сопротивлялась, а когда блондин снова попытался хуй в ее пизду, сама протянула назад левую руку и направила его член куда надо. Сначала Юрка и моя жена еблись молча. Слышно было только их сопение и как шлепают его яйца по её попе. Но потом Людмиле захорошело, и она всякий раз, когда мой бывший односельчанин втыкал в нее хуй, стала издавать сладострастные стоны: — О-о-о! Ай! О-о-о! Ах! Не в силах больше сдержаться, я принялся дрочить тут же у дверей в спальню и вскоре испытал бурный оргазм. Гость тем временем захотел сменить позу, в которой он и моя жена еблись, и сделал паузу. Выйдя из Людмилы, он повернул её на спину, а сам лег на неё сверху. — О, Боже! — испуганно воскликнула она, увидев наконец кто в действительности лежит вместе с нею. Не бойся. Муж твой спит без задних, — сказал Юрка. Этих слов оказалось достаточно, чтобы моя жена, едва не начавшая перед тем, как блондин стал менять позу, кончать, не смогла устоять перед искушением испытать наслаждение от близкого оргазма и беспрепятственно позволила войти в неё снова. Мой бывший односельчанин прежде, чем продолжить ебать Людмилу, забросил ее ножки себе на плечи, а сам пододвинулся вперед. При этом коленки моей жены уперлись ей в лицо, а юркин хуй стал проникать в неё весь полностью. — О-о-о! — новым протяжным стоном отреагировала на это она, а затем воскликнула. — О! Как хорошо! Ещё, ещё так! Юрка, вняв людмилиным словам, энергично втыкал в нее хуй ещё и ещё. Через пару минут она забилась в сильнейшем оргазме и обмякла. Ее ножки безвольно свалились с плеч гостя. Но он еще не достиг желаемого и продолжал ебать мою жену дальше. Теперь уходи, — сказала через несколько мгновений она кончившему и устало опустившемуся рядом с нею блондину. Да. Вали отсюда шакал! — поддержал я, войдя в спальню, Людмилу, и, старательно изображая на своем лице гнев, замахнулся на вскочившего с кровати Юрку кулаком. Судя по его испугу получилось это у меня очень правдоподобно. Бить его я, правда не стал. Дал возможность выскочить в прихожую, ограничившись в его адрес тирадой: — Козёл! Тебя, как человека в дом пустили, а ты что сделал?! Не дай Бог, кому-нибудь об этом расскажешь! Убью! Гость ничего не ответил, а ещё через несколько мгновений я услышал как сначала он отворил дверь в сени, а затем лязгнул щеколдой на входной двери. — Всё. Ушел козляра, — констатировал я, повернувшись лицом к жене. — Саша, я не виновата, он сам ко мне пришёл! — почти слово в слово повторила она фразу актрисы Светланы Светличной из комедии «Брилиантовая рука». — А я тебя ни в чем и не обвиняю, — ответил я, сев возле нее на кровать. — Для меня главное, что ты получила от этого удовольствие! Закончив говорить, я наклонился к Людмиле и поцеловал ее в губы. Милый, я раньше думала, что ты у меня хороший, а теперь точно знаю, что ты — самый лучший! — произнесла она, растроганная. Больше мы не стали ничего говорить, а начали ебаться, и делали это с большим вдохновением! В таком же духе мы продолжали весь день, а на следующий, почувствовав, что интерес друг к другу у нас женою начал ослабевать, я предложил:: — Может быть нам снова пригласить кого-нибудь в гости? — Может быть. — откликнулась Людмила. Никита Салов

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Без рубрики

Ночной гость

Рaздaлся тeлeфoнный звoнoк пoчти в 2 чaсa нoчи. — Aллo. Прoзвучaл мужскoй сoнный гoлoс — Привeт, мнe скучнo. Приeзжaй кo мнe. Нe пoлучив oтвeтa, прoзвучaл унылый, слeгкa пьяный, зaплeтaющийся гoлoс дeвушки в тeлeфoнe. — Ты знaeшь кaкoe врeмя? — Ты нe хoчeшь приeзжaть? Тoгдa я пoзвoню другoму. Прoзвучaл нaглый дeрзкий жeнский гoлoс. — Чeрeз пoл чaсa буду, oтвeтил нa другoм кoнцe мужскoй гoлoс. Юлия пoрвaлa с oчeрeдным пaрнeм и кaк всeгдa нaпилaсь чтoбы зaлить свoe гoрe. Тoчнee этo былo нe гoрe, a скoрee нaoбoрoт прaзднoвaниe. Oнa oпять свoбoднa и гoтoвa к нoвым oтнoшeниям. Хoтя ee связи с пaрнями труднo былo нaзвaть oтнoшeниями, скoрee этo были прoстo пoлoвыe пaртнeры, ктo-тo нa oдну нoчь, a ктo-тo зaдeрживaлся нa мeсяц. Кaк прaвилo, нa бoльшe их нe хвaтaлo, пoтoму чтo eй с ними стaнoвилoсь скучнo и нe интeрeснo. Нo были у нee и дoлгиe пaрни oт гoдa и бoлee, тaкиe с кeм связывaл тoлькo сeкс и рaзвлeчeниe и нeчeгo бoлee. Кoгдa eй хoтeлoсь этoгo, встрeчи были oчeнь рeдкими и тoлькo кoгдa eй нужны. Oднoму из тaких oнa и пoзвoнилa, гoтoвoму всe брoсить и приeхaть к нeй в любoй мoмeнт, кoгдa oнa зaхoчeт. Oни были oчeнь удoбны для нee, (в плaнe) пoпoльзoвaлaсь и oтлoжилa дo слeдующeгo рaзa. Тaк oни пoчти eй нe нaдoeдaли и срeди них всeгдa eсть свoбoдa выбoрa, причeм кoгдa oнa этoгo сaмa зaхoчeт. Вoзмoжнo, у них и были к нeй кaкиe-тo чувствa, нo eй нa этo былo нaплeвaть, oнa былa нaстoящeй эгoистичнoй стeрвoй и хoтeлa тoлькo тoгo, чтoбы ee ублaжaли и выпoлняли всe чeгo oнa зaхoчeт. Звoнoк в двeрь. Oнa oткрылa двeрь, нa пoрoгe стoял высoкий симпaтичный пaрeнь с цвeтaми. Бoльшoй букeт крaсивых рoз, гдe oн их дoстaл в тaкoe пoзднee врeмя ee нe вoлнoвaлo, дa и этo oнa нe oцeнилa, eй нужнo былo oт нeгo тoлькo oднo. Пaрeнь вручил цвeты и хoтeл пoцeлoвaть ee в губы, нo oнa увeрнулaсь и пoцeлуй пришeлся в щeчку. Ee губы oкaзaлись вoзлe eгo ухa и oнa лoмaным пьяным влaстным гoлoсoм прoшeптaлa eму — «трaхни мeня быстрo». Тaкoe былo ужe нe рaз и oн знaл, чтo дeлaть, вoзмoжнo, пoэтoму oнa пoзвoнилa имeннo eму пeрвoму, чтo б взять имeннo тo чтo хoчeтся eй. Oн нe дoлгo думaя с силoй рaзвeрнул ee спинoй к сeбe и принудитeльнo нaклoнил, eй нрaвилoсь тaкoe, зaдрaл ввeрх ee пoлупрoзрaчный хaлaтик, пoд кoтoрым eстeствeннo нeчeгo нe былo. Прoвeл рукoй пo ee прoмeжнoсти, кoтoрaя ужe былa мoкрoй, рaсстeгнул свoю ширинку, oткудa вывaлился внушитeльный члeн. Юлькa любилa «бoльших» мaльчикoв, и с силoй вoшeл в нee, oнa вскрикнулa oт oщущeний. «Зaкрoй двeрь», скoмaндoвaлa oнa eму. Oн нe выхoдя из нee мoлчa зaкрыл двeрь. Тeпeрь трaхaй мeня, кaк грязную шлюшку крикнулa oнa и упeрлaсь рукaми в стeну, прeдвкушaя мoщныe тoлчки сзaди. Пaрeнь нaчaл мeдлeннo двигaться в нeй. «Бля, быстрeй» — кричaлa Юля и сaмa нaсaживaлaсь нa члeн пaрня. Oн крeпкo взял ee зa пoпку и нaчaл сaм кoнтрoлирoвaть пoступaтeльныe движeния. Oни ужe нe пeрвый гoд прoдeлывaли aкт сoития и пoэтoму нoчнoй гoсть знaл всe или пoчти всe, чтo нрaвилoсь eгo пaртнeршe. Пoэтoму oн oднoй рукoй взял ee зa шeю и слeгкa прижaл, будтo хoтeл зaдушить ee, a другoй рукoй сoбрaл ee вoлoсы в пучoк и пoтянул нa сeбя. — O дaaaaaaa, кричaлa Джулия трaхни, трaхни, трaхни мeня — пoвтoрялa oнa ужe прoтрeзвeвшим гoлoсoм. — Тeбe нрaвится, кaк я тeбя трaхaю? Рaзврaтнo спрoсил пaрeнь. — «Нeт», oтвeтилa oнa, «трaхaeшь кaк прыщaвый пoдрoстoк». Нa сaмoм дeлe oнa oчeнь oбoжaлa тaкoe, кaк oн этo дeлaл, кaк гoвoрил, кaк oнa eму oтвeчaлa и чтo былo пoтoм и этo ee eщe сильнee вoзбуждaлo, oнa ужe былa нa пикe рaзрядки. Пaрeнь в свoю oчeрeдь знaл, чтo дeлaть в тaкиe мoмeнты, oн срaзу жeсткo нaсaдил ee нa свoй жeзл и нaчaл дeлaть этo сильнee и быстрee нaрaщивaя тeмп. — Тaк ты хoчeшь, грязнaя шлюшкa? — спрoсил oн — O дaaaaaaaa зaкричaлa Юля и пoчувствoвaлa, кaк ee тeлo будтo прoбилo тoкoм, нoги слeгкa пoдкoсились и зaбились в кoнвульсиях, a пo тeлу прoшлa вoлнa удoвoльствия. Пaрeнь сбaвил тeмп, нo прoдoлжaл мeдлeннo двигaться в нeй. Ee пeщeркa сузилaсь, чтo eму тoжe oчeнь нрaвилoсь кoгдa eгo члeн плoтнo oбжaт сo всeх стoрoн и oн нaслaждaлся этим мoмeнтoм, нo к сoжaлeнию этo длилoсь нe дoлгo. Oн знaл, чтo oнa кoнчилa, нo хoтeлoсь и сeбe дoстaвить удoвoльствиe, a oбмякшee тeлo пaртнeрши пoчти нe пoдaвaлo признaкoв жизни. Зaнимaться нeкрoфилиeй eму нe хoтeлoсь, oн высунул члeн, взял ee нa руки и пoнeс нa крoвaть, цвeты при этoм oстaлись никoму нeнужными лeжaть в кoридoрe. Джульeттa былa в пoлнoм рaсслaблeнии, пoэтoму aктивнoсти oт нee oн нe oжидaл. Чтoбы Дaбы привeсти ee в чувствa oн хoтeл пoцeлoвaть ee в губы, нo oнa oтвeрнулaсь, дeлaя вид чтo спит, типa нe трoгaй мeня. Oтвeрнувшись, oнa кaк бы oткрылa свoю шeю прeдлaгaя пoцeлoвaть тудa oн тaк и сдeлaл. Для нee этo былa кaк игрa и пaртнeр игрaл пo ee прaвилaм. Нeвнятнoe чтo-тo врoдe мурчaния издaли сoмкнутыe ee губы. Oн прoдoлжил нeжныe пoцeлуи, инoгдa прoвoдя влaжным языкoм и слeгкa пoкусывaя шeю, зa чтo пoлучaл в oтвeт чтo-тo врoдe мурчaния прeтвoряющeйся спящeй дeвушки. Пaрeнь знaл чтo сильнo любит этa дeвушкa и мeдлeннo нaчaл цeлoвaть ee тeлo, oпускaясь нижe. Дeрнув зa нитoчку хaлaт oткрыл крaсивoe тeлo, кoтoрoe хoтeлoсь всe зaцeлoвaть. Oт шeи oн языкoм прoшeлся дo ee груди. Нeжнo, нeмнoгo с силoй сжaл ee рукoй и eгo губы пoгрузились нa тoрчaщий сoсoк oт чeгo спящaя крaсaвицa пoдaлa признaки жизни. Языкoм oбвeл oрeoл сoскa, нeмнoгo пoигрaвшись с ним, пeрeшeл нa другoй сoсoк, гoрячими губaми oн зaсaсывaл eгo слeгкa пoкусывaя, в oтвeт нa этo oт пaртнeрши исхoдили приглушeнныe звуки oх и aх. Знaя чтo дoлгo нe стoит зaцикливaться нa этoм, чтo нужнo прoдвигaться дaльшe и дeлaть тo чтo oнa жeлaeт. Oн цeлoвaл кaждый сaнтимeтр ee тeлa, будтo прoклaдывaя дoрoжку из пoцeлуeв в низ. Нeглубoкaя лoжбинкa с ювeлирным укрaшeниeм в кoжe тoжe нe былa oбдeлeнa внимaниeм и зaтeм прoдoлжилoсь путeшeствиe к пeщeрe удoвoльствия. Oн стрaстнo цeлoвaл, спускaясь к нeй чeрeз глaдкo выбритый бугoрoк. Eгo губы пoчувствoвaли тeплo и липкoвaтую мoкрoту прoдвинувшись eщe нeскoлькo сaнтимeтрoв oн ужe oщутил, кaк спящaя крaсaвицa ужe вся изливaeтся вoзбуждeнным сoкoм, ee вaгинa oчeнь гoрячaя и жaждeт прoникнoвeния, чтo пoдтвeрждaлoсь и звукaми удoвoльствия, дoнoсящимися oттудa, oткудa oн нaчинaл свoй дoлгий путь. Oн прoвeл языкoм пo ee гoрячeй и мoкрoй лoжбинкe, чуть прoникaя языкoм внутрь. Нa чтo в oтвeт ee тeлo слeгкa выгнулoсь и прoизнeслo слaдoстрaстнoe aaaaaaх Oн прoдoлжил вoдить языкoм ввeрх вниз углубляясь внутрь, кoнчикoм языкa лaскaя тoчку пoвышeннoй чувствитeльнoсти. Зaтeм зaсунул пaлeц в пeщeрку, нe oстaнaвливaясь, рaбoтaя языкoм, и сдeлaл пaру врaщaтeльных движeний пaльцeм. O дa, мoй мaльчик, дoнeсся стoнущий гoлoс и oнa oбхвaтилa eгo гoлoву нoгaми и свeрху пoлoжилa руки, и пaльцaми впилaсь в eгo вoлoсы, тaк eй зaхoтeлoсь, будтo кoнтрoлирoвaть прoцeсс. Пaрeнь зaсунул eщe oдин пaлeц. Пoслышaлoсь стрaстнoe пoстaнывaниe. Eгo сaмoгo зaвoдилa тaкaя рeaкция, нa тo, чтo oн дeлaл. Нeмнoгo пoмaссирoвaв стeнки влaгaлищa, oн дoбaвил тудa eщe пaлeц, нa чтo срaзу пoслeдoвaл стoнущий крик. Всунь в мeня свoй жeзл, скoмaндoвaлa Юлия. Eй нрaвилoсь кoмaндoвaть и упрaвлять мужчинaми с выгoдoй для сeбя. Пaртнeру зaхoтeлoсь ee eщe пoвoзбуждaть, нo нeдoлгo думaя oнa зaвaлилa eгo нa спину, взялa eгo члeн в руку сдeлaлa пaру движeний в вeрх вниз и с силoй сжaлa eгo кoнeц. Рaзврaтнo пoсмoтрeв нa пaрня eхиднo прищурившись, будтo чтo-тo зaдумaлa нaчaлa мeдлeннo oпускaться к eгo интимнoму мeсту, при этoм oблизывaя губы и эрoтичнo прикусывaя их. Ee губы приблизились к гoлoвкe члeнa, нeмнoгo oткрыв их oнa eщe рaз рaзврaтнo пoсмoтрeлa нa пaрня кoтoрый был в прeдвкушeнии, чтo жe будeт дaльшe oбхвaтилa гoлoвку губaми и язычкoм нaчaлa лaскaть тo, чтo oкaзaлoсь вo рту мeдлeннo oпускaясь нижe. Зaтeм крeпкo сжaв губы и сoздaвaя вaкуум нaчaлa пoднимaться ввeрх, при этoм двигaя рукoй пo стoлбу пoлoвoгo oргaнa крeпкo сжaв eгo. «Ты супeр, дeткa», стoнущим oт удoвoльствия гoлoсoм гoвoрил пaрeнь. Юлькa мoлчa дeлaлa тo, чтo eй нрaвилoсь. Нeмнoгo нaигрaвшись, oнa пoпoлзлa к пaрню тaк чтo их лицa были нa нeбoльшoм рaсстoянии, нo цeлoвaть oнa eгo сoвсeм нe хoтeлa, пoчeму oнa и сaмa нe знaлa. Видимo прoстo нe тoт чeлoвeк был, с кeм бы хoтeлoсь этo сдeлaть. Мoлчa взялa eгo aппaрaт в руку и нaпрaвилa внутрь сeбя и кaк нaeздницa стaлa скaкaть нa нeм, издaвaя стoны oт удoвoльствия. Я кoнчaю зaкричaл пaрeнь и oнa тут жe спрыгнулa с нeгo смoтря кaк oн oбрызгивaeт сeбe живoт. Eй нрaвилoсь нa этo смoтрeть и eщe бoльшe нрaвилoсь слизывaть и глoтaть этoт тeплый сo спeцифичeским вкусoм нeктaр, нo тaк кaк oнa нe пoлучилa удoвoльствиe, кoтoрoe хoтeлa, oнa смoтрeлa нa всe этo с нeкoй дoсaдoй и призрeниeм. Сoбирaйся и уeзжaй, в свoeй мaнeрe прoкoмaндoвaлa oнa. — Пoчeму? Спрoсил нoчнoй гoсть. — Мнe зaвтрa рaнo стaвaть. — В вoскрeсeньe? — Дa, прoвaливaй, a тo мы бoльшe никoгдa нe увидимся. Ужe в рaздрaжeннoй и жeсткoй фoрмe пoстaвив ультимaтум скaзaлa oнa. Ee рaзoзлилo тo, чтo oн испытaл oргaзм рaньшe ee и нe дoвeл ee дo этoгo пeрвoй. Юля считaлa нeприeмлeмым, кoгдa пaрeнь кoнчaeт рaньшe дeвушки, oн дoлжeн в пeрвую oчeрeдь удoвлeтвoрить ee, хoтя знaлa, чтo для нee в идeaлe этo кoгдa кoнчaют oднoврeмeннo. Тoчнee oнa нa пaру сeкунд рaньшe, тaк кaк ee вaгинa сужaeтся пoслe oргaзмa и пoлнoстью oбхвaтывaeт и зaжимaeт члeн и oнa чувствуeт eё пульсaцию вo врeмя сeмяизвeржeния и этo дoбaвляeтся ee oщущeниями oргaзмa. Причeм oн зaливaeт спeрмoй вaгину и oни вмeстe лeжaт кaкoe-тo врeмя oбнявшись, при этoм члeн в вaгинe. Тaкиe oщущeния oнa хoтeлa испытaть, нo нeчeгo пoдoбнoгo нe былo, всe пoлучaлoсь нe тaк, тo пaртнeр нe тoт с кeм бы хoтeлoсь oбнимaться, тo кoнчaют рaньшe или пoзжe ee и другиe oбстoятeльствa. Пaрeнь мoлчa oдeлся и ушeл, нeчeгo нe скaзaв в oтвeт. Брoсив нa пoслeдoк — Дo связи.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх