Без рубрики

Ночной звонок

Телефон разбудил меня в четыре утра. Кому не спится в такое время? — с досадой подумал я и нащупал в утренних сумерках трубку. Безо всяких предисловий нежный детский голос… — Саша, это я, Юрка! Ты не спишь? Вопрос, по крайней мере, странный, если не сказать больше. Но ведь это — же Он! Мой Юрка! — Здравствуй, малыш! Как ты там, тебе лучше? Что говорят врачи? В том состоянии, в каком он был, без посторонней помощи трудно даже на мобиле номер набрать. Видимо сумел. Не зря я ему позавчера отдал свой телефон. Вернее не отдал, а подарил. В День Рожденья. Все — таки тринадцать лет, пора уж мобильник иметь. Юрка в больнице уже третий месяц. — Они ничего не говорят. Весь день носились, как угорелые… А мне и правда, лучше. Совсем ничего не болит… — Ты не представляешь, как я рад за тебя, Юрчик! Вчера — то я приехать не смог. В город вернулся только в двенадцатом часу ночи. Ты, наверное, спал уже… Да и не пустили бы… — Пустили бы, — вздохнул Юрка. — Ты бы только хорошо попросил… Ну как твои дела — то? — оживился он, — как на работе? Я почувствовал, что Юрке действительно стало лучше. Голос бодрый, даже немного радостный. Слава Богу! А до этого врачи только пожимали плечами и говорили что — то обнадеживающее. Значит, не зря говорили! — А что на работе? Как всегда. — «Стрелы», «разборки». Да ты сам все понимаешь… Неделю назад одного нашего «замочили», только я тебе не говорил тогда… В общем, все как обычно… — Мне плохо без тебя! Знаешь, как я ждал вчера, что ты приедешь!!! Весь день у окна проторчал. Ну да я все понимаю — работа… — А тебе что, уже вставать разрешили, Юрка? Так это здорово!!! Жди меня завтра, вернее уже сегодня. Я обязательно примчусь и мы хотя — бы пол дня побудем вместе! Ты так — же в отдельной палате? — Да. Ты — же заказывал… Как говорят… «Не е… т! Уплочено!» Давно уже я не слышал такой радостный, беззаботный его голос! Милый мой Юрка!!! Как я люблю тебя! Мы с тобой вместе уже года три. И ни разу не поссорились. Ты понимаешь меня во всем, а я — тебя. Поэтому — то и мир всегда в нашем с тобой доме. Все было хорошо в этом доме, пока не пришла она — Беда. Беды всегда приходят не во время, ну на то они и есть, Беды… А я думаю — для них вообще не должно быть Времени. Это, наверное, какой — то недосмотр, брак при сотворении мира! Да простит меня Бог! Ладно — взрослые… Но когда Такое происходит с детьми — это НЕСПРАВЕДЛИВО!!! — Юрчик! А что ты сегодня делал весь день? — Я же сказал тебе. Ждал! А что еще можно делать в больнице? Ну, книжку читал, телек смотрел, фильмы, которые ты принес. Классные фильмы! Только ты завтра видак забери и кассеты тоже… — А что так? Я хотел тебе новые мультики купить… Врачи, что — ли не разрешают? Юрка немного помолчал, посопел в трубку и сказал… «Да не то, что не разрешают, мне и книг достаточно. А мультики я у нас дома посмотрю. Немного еще осталось…» — Юрка! Неужели, правда, скоро выпишут?!! — Ага! Обещали уже… — Представляешь, какой мы с тобой на радостях пир устроим! Фейерверк закажем. Всех — всех позовем. И «твоих» конечно! И не горюй ты — живут же люди вообще без рук. И ничего, привыкают. А у тебя только кисть… Как выпишешься — будем учиться все делать одной рукой! Твой еще один подарок ждет, не дождется тебя в гараже. Коробка передач — автомат! Так, что одной рукой справишься с этим монстром! — Спасибо тебе, Саш! Только зря ты. Она же, наверное, таких денег стоит!!! Юрка сказал это почти весело, но какую — то едва заметную нотку грусти я все — же уловил в его словах. Может он врет? Может совсем не лучше его дела, а наоборот? Может, просто успокаивает меня? Да нет! Кажется все в порядке, а так хочется сейчас одеться, завести машину и рвануть к нему!!! Дать дежурным гринов сто — пропустят, куда денуться! Представляю, как он обрадуется моему предутреннему визиту!!! — Юрчик, твоя палата не на замке? — Нет, наверное, а что? — Жди меня, я сейчас! — Саш, подожди! Но я уже кинул трубку и метался по комнате, натягивая джинсы и рубашку. Когда я уже был на пороге, вдруг снова затренькал телефон. — Да, слушаю… — Саша, это ты? Звонила Юркина мама. — Да! Здравствуйте, Антонина Петровна! Мне только — что звонил Юрчик! Ему лучше! Я сейчас еду в больницу! За вами заехать? — Заезжай, я буду тебя ждать. Наспех сунув мобилу в карман я сбежал с лестницы и сел в машину. Тогда тоже была промозглая осень со всеми ее атрибутами. Ливень, ветер, который срывал последние листья с деревьев, ни чуть не жалея их. Время было, что то около десяти вечера. Ты медленно шел по пустынному тротуару. Странно… Я остановил машину напротив тебя. И ты остановился, посмотрел на меня чуть грустным, но с какой — то смешинкой, взглядом и спросил. — Ты любишь дождь? Я от удивления не мог вымолвить ни слова. Я ожидал, что это «Чудо» попросит сигарету или немного мелочи, или предложит себя. Такие часто встречаются в нашем городе. Но этот вопрос убил меня наповал! Я смотрел на него и не мог вымолвить ни слова. В нем поражало все. И неземная красота, и изрядно потрепанная курточка, и взгляд. Взгляд полный доверия и тепла. — Ты любишь дождь? — повторил он. Наконец я вышел из оцепенения. — Да, люблю. — Тогда почему ты не идешь пешком, а едешь в машине? — Ну, потому, что тороплюсь на важную встречу. — А разве что — то может быть важнее дождя? — Даже такого ливня с ветром? — А разве это плохо? Ветер сметает с города пыль, накопившуюся за день. А дождь смывает грязь. Да какая может быть пыль, когда уже неделю не просыхает… — А я не про ту пыль, не про ту грязь. Я про тот мусор, который накапливают за день в себе люди. Вот они и стараются — Ветер и Ливень. А вы все прячетесь от них. Они — же добра вам хотят!!! Объяснения этого малыша (лет десять, наверное) меня поразили. Поразили своею мудростью. Такие мысли в таком возрасте… ? — Как звать то тебя, чудо? — Юра. А что? — А ничего. Посмотри на себя. Тебя — же выжимать надо и сушить, пока не подхватил воспаление. Давай-ка садись в машину. Он сел на переднее сиденье и притих. А я, позвонив и отменив встречу, развернул машину, и мы поехали. В дороге Юрка задремал. Видать, умаялся за день, — подумал я, — на бомженка с виду вроде не похож. Что же он делал в такой поздний час один на пустынной улице? Остановив у подъезда машину, я взял уже крепко спящего малыша на руки и поднялся в квартиру. Будить я его не стал, просто снял все, что на нем было, уложил в кровать и растер тело согревающим противовоспалительным гелем. А потом завернул в одеяло — спи, Юрчик. Он чему — то улыбнулся во сне, а я взял его мокрые веши и прошел в ванную комнату. Работой стиральная машина теперь обеспечена на всю ночь. А утром ты, проснувшись сначала не понял, где находишься. Только потом, увидев меня, расплылся в улыбке. Сколько бы я сейчас отдал за это, чтобы еще раз увидеть эту твою улыбку!!! — Ну, что, ночной повелитель ливня и ветра, пора вставать, завтрак готов. — Ага. Встаю. А знаешь что? Ты мне не сказал, как тебя зовут. — Зови просто Саша. — Ладно! Буду звать «просто Саша»… — Дома, поди, тебя уже с самой ночи ищут? Ты бы хоть позвонил. Есть телефон — то? — Есть. Только не ищут они. Не в первый раз… Если на улице Дождь — жди — не — жди. Все равно до утра не появлюсь. — Ты так его любишь? — А кого еще любить? С ним хорошо. Он много чего может рассказать. — Извини, Юра, я задам тебе один нескромный вопрос. Твои родители что, пьют? — Да нет. С чего ты взял? Просто у них своя жизни, а у меня своя. — А в школу ты ходишь? — Да как тебе сказать, бывает… — Понятно. Я таким же был когда-то… — Саш, — оживился Юрка, — а у тебя компьютер есть? — Конечно! — И игры? — Да все у меня есть. Только уговор — сначала умываться, завтракать, потом звякнешь «своим» что ты жив и здоров, а уж потом все остальное. Договорились? — Ага! Юрка натянул на себя трусики и побежал умываться. С этого дня он остался жить у меня. Я, наконец — то нашел то, что давно давно искал. Юрчик сказал мне тоже самое. Я подъехал к Юркиному дому через десять минут. Антонина Петровна уже ждала у подъезда. Она села в машину, и мы рванули в больницу. — Антонина Петровна! Я так рад, что Юрке стало лучше. Теперь дело пойдет на поправку, я уверен. Он звонил только что! Голос бодрый, радостный! Как будто даже и не было никаких операций, никакой комы… — Он ЗВОНИЛ? Ты ничего не перепутал? — голос ее был, какой то глуховатый. Будто простуженный. — Да нет, что вы! Я его голос отличу из миллиона голосов! Представляете, как он будет рад, увидев нас с вами! Я позавчера был у него. Подарок сделал, тринадцать все-таки… Мобильник подарил. Он и звонил с него! Наверное… А вчера вернулся в город поздно, думал заехать к нему, с дежурными не проблема, да думаю, спит уже. А он взял и сам позвонил! Вам он не звонил? — Утром, вчера. А потом нас дома не было. Может и звонил… — Ну, ничего! Мы сейчас его обрадуем!!! Вот и больница. Я даю денег, кому надо и мы идем к лифту. Четвертый этаж, палата 402. Антонина Петровна своей рукой останавливает мою, собирающуюся нажать на цифру четыре. — Саша, нам не туда, нам в подвал. ТАМ морг… На обратном пути она мне все рассказала… «Юрка умер вчера вечером. Умер тихо. Во сне. Сначала думали, что снова кома… А потом мне позвонили. По тому же мобильному. Сказали, что тело можно забрать завтра.» Я машинально следил за дорогой, а перед глазами стояла его последняя улыбка там, в морге, когда я бросился целовать его безжизненное тело. Наверное, все дети умирают с улыбкой, жаль, что взрослые этого не замечают! В кармане снова затренькал телефон. — Саша! Прости меня! Так уж получилось… Можно я буду еще звонить тебе? — Юрка!!! Это ты??? Как это может быть??? — Я пока сам во всем не разобрался. Просто после ЭТОГО, если очень захотеть — тоже можно звонить. Только ЗДЕСЬ нет телефона… Я взглянул на определитель. — «номер не определен». — А как мне связаться с тобою? КАК? — А ты спроси у Ливня. Он — то все знает. И привет ему передай. От меня…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх