Новая кровать. Часть 2

Основано на реальных событиях. Полумрак комнаты рассеивается несколькими свечками на полках и ночном столике. У меня всё готово и я жду только тебя. Наконец дверь ванной открывается, и ты выходишь совершенно другой, преобразившейся девушкой. Вошла львица — вышла рабыня. Чулки остались на тебе, но кроме них больше нет никакой одежды. Чуть влажные волосы забраны в хвостик, голова опущена, щеки покрыты румянцем. На шее поблескивает ошейник — мой подарок тебе на День рождения, на запястьях и лодыжках кожаные браслеты. Ты вся излучаешь покорность, ладошки рук прикрывают киску и теребят снятые трусики, грудь часто поднимается. Ты взволнована и возбуждена. Стоишь неподвижно и ждешь указаний, от тебя больше ничего не зависит. Подхожу, осматриваю с ног до головы прекрасное тело, чуть касаюсь уже возбужденных сосочков, перехватывая твой стон, глажу по щеке, приподнимаю твой подбородок и смотрю в глаза — ты возбуждена, и ты боишься. Подаешь мне пропитанные твоей влагой трусики: — Ваша Сучка готова, Господин! Не говоря ни слова ввожу тебя в спальню, твои глаза сразу расширяются от восторга, на губах улыбка — мы давно с тобой хотели попробовать Игру с приковыванием. Ты хочешь запрыгать на месте, хлопая в ладоши, но ты моя покорная Сучка, и тебе это не позволено. — Что ж, начнем, как обычно, с порки. Сколько ударов ты заработала за эту неделю? — Семьдесят, мой Господин! — Я аж присвистнул. — Так много? — Я дрочила каждый день без Вашего разрешения, Господин. — Тебя так возбудила предстоящая Игра? — Да, Господин, и я вспоминала нашу прошлую встречу, когда вы заставляли меня подниматься по лестнице и раздеваться, когда ласкали на каждом этаже и заставляли сосать и делать неприличные вещи (тема для другого рассказа =)). — Ммм, да, я помню, ты так стеснялась и боялась, что кто-нибудь выйдет из квартиры и застанет тебя с задранной юбкой и вибратором в пизде. Ты протяжно застонала от моих слов и накативших воспоминаний. — Мне кажется, или ты опять течешь, шлюшка? — Да, Господин, меня заводят ваши грубости. — Что ж, хоть ты и была плохой девочкой, но семьдесят для тебя чересчур. Я оставлю тебе двадцать пять… — Спасибо, Господин! — ты расцвела скромной улыбкой. — … Но я заменяю оставшиеся сорок большой пробкой тебе в задницу! — Ох! — улыбка сразу погасла. — … И еще пять ударов по пизде. — Ты вздрогнула и снова покорно опустила голову: — Да, мой Господин, как скажете. — Вставай раком на кровать! Ты покорно встала ровно посередине поперек большой кровати, широко расставив ножки. Да, я не ошибся — ты вся истекала, влагалище блестело, даже чулочки немного пропитались твоей влагой. Шикарная попка, которая манила меня с первой нашей встречи, и сегодня у меня были на нее особые планы. Я застегнул браслеты на запястьях и лодыжках карабинами. В твоей спортивной сумке было еще много интересных вещей — пробки, плетки, вибраторы, кольца, прищепки, зажимы, цепочки, смазки, салфетки, презервативы — огромная куча игрушек для наших Игр. Мы постепенно покупали это вместе и по отдельности, но ты каждый раз приносила все с собой, как покорная сучка, и каждый раз текла, когда собирала эту сумку. Ты вздрогнула, когда я прикоснулся стеком к твоей спине. Кусочек кожи на конце гладил по лопаткам, пояснице, переходя на бедра, а затем на животик, слегка потеребил окаменевшие сосочки, и вдруг резко и со свистом ударил по попе. — Ааааааах, один! — ты взвыла от неожиданности, но не забыла правила. Стек гуляет по бедрам, и снова со свистом ударяет. — Ааауу, два! Пощекотал пяточку, и ударил с двойной силой. — Ааааааыыыыыыы, триииии! Удар! — Аааххх, четыре! Удар! — Оооууууу, пяяяять! Тебя всю трясет, лицо уткнулось в простыню, и, кажется, ты плачешь. Поднимаю твою голову и всматриваюсь в лицо — да, так и есть, тушь потекла от слез. — Ты была плохой девочкой? — Да, Господин… — Тебе нравится порка? — Да, Господин, спасибо, Господин! Мой член давно стоит как каменный, даю его тебе. С шумом всасываешь его и начинаешь яростно насаживаться головой. Во время порки тебе запрещено пользоваться руками, но у нас есть уговор, что если ты заставишь меня кончить, то порка сразу прекращается, поэтому ты стараешься изо всех сил. Я наслаждаюсь твоим усердием. Тебе еще ни разу не удалось заставить меня кончить от минета во время порки, но твой энтузиазм меня впечатляет. Скованные руки сжимают простыню, глаза зажмурены. Подаюсь назад, и член с чмоканьем выходит из ротика. Ты с разочарованием смотришь снизу вверх. Преданная и послушная сучка. — Сейчас я вставлю тебе пробку в задницу. — Господин, может не надо? — Ты будешь мне перечить? — жалобный взгляд сразу сменяется испуганным. — Нет, Господин, как прикажете, я ваша Сучка! — То-то же. Обхожу кровать и снова невольно любуюсь твоим телом. Мне удивительно повезло, вряд ли я бы сам подошел к такой девушке на улице, если бы не случайный и воистину счастливый случай, который привел к спонтанному знакомству, а затем и к пьяному сексу в первую же ночь. Тогда-то я и понял, какая шлюшка попала ко мне в руки — девочка кончала как пулемет и была просто ненасытна. Под маской светской львицы скрывалась обычная ебливая нимфоманка. Выбираю самую крупную анальную пробку, смазку. Не удерживаюсь и припадаю к совершенно мокрой пизденке. Глубокий протяжный стон был наградой мне. Раздвигаю ягодицы и усиленно вылизываю губки, пытаюсь проникнуть языком вглубь, ласкаю клиторочек и дырочку попки. Всего через пару минут таких упражнений тебя накрывает — скованные ноги начали дергаться, попа резко подаваться мне навстречу, будто желая насадиться глубже на мой язык, с губ срывались стоны, всхлипы, крики, влагалище пульсировало и исторгало еще больше смазки мне в рот. Я знал, что ты можешь кончать без остановки, если тебя постоянно подогревать, но потом ты становилась вялой и невменяемой, а это не входило в мои планы. Поэтому мне с небольшим сожалением пришлось оторваться от лакомства и начать подготовку твоей попы ко встрече с пробкой. Оргазм пришелся как нельзя кстати — ты была расслаблена и доверчива. Я нежно гладил твои ягодицы, аккуратно нанося смазку на твою небольшую дырочку. Анальный секс ты и любила, и не любила одновременно. Любила ощущение предметов в своей второй дырочке, любила вибраторы и ребристые игрушки, любила двойное проникновение пальцами или вместе с членом. Но вот непосредственно членом отказывала мне из-за достаточно крупных размеров и отсутствия подготовки. И хотя однажды ты носила пробку почти два дня подряд перед нашей Игрой, и в тот раз я трахал тебя только анально, и даже добился многих ярких оргазмов, все же после Игры ты едва могла сидеть и ходить, и регулярно отказывала в дальнейших поползновениях. Я не сильно и расстраивался, но сегодня у меня были твердые планы отыметь тебя туда еще раз. Наконец смазки было достаточно, и уже вместо двух пальцев спокойно входят три, и я пытаюсь пристроить кончик игрушки. Ты хнычешь, но не сопротивляешься. Легкое нажатие, чуть сильнее, треть уже в тебе, ты уже стонешь, вдавливаю дальше, ты начинаешь вскрикивать от боли. Жалею тебя и вынимаю игрушку, наношу еще смазки, тереблю клиторок. — Расслабься, Сучка, ты знаешь что заслужила это, и была плохой девочкой. — Да, Господин, я стараюсь. — Или, может быть, ты хочешь свои сорок ударов обратно? — несильно, но увесисто отвешиваю шлепок по ягодице. Дырочка попки сжимается, выдавливая смазку. — Нет, Господин, я согласна на пробку. — Тогда терпи! Закусываешь простыню и сжимаешь кулачки. Беру совершенно скользкую от смазки пробку и еще раз приставляю к дырочке. — Расслабься! — грубо и резко шлепаю по заднице, Сучка вздрагивает, и в ту же секунду я сильным движением вдвигаю пробку в ее задницу почти целиком. Почти — потому что я выжидаю момент, который ты должна прочувствовать. Больше трех сантиметров в диаметре раздвигают твою дырку, я тереблю клитор, ты беззвучно орешь в простыню от боли, и вот я проталкиваю ее до конца. Дырка сразу сжимается у основания пробки, а тебя накрывает новая волна оргазма. Чтобы я не делал с тобой, как бы ни наказывал — в конце тебя всегда ждал оргазм, один мощнее другого от осознания своего падения, блядства, подчинения. Это была главной причиной, почему ты снова и снова соглашалась на мои развратные предложения. Недоступная офисная фифа, динамщица, мечта многих мужчин — со мной ты была лишь игрушкой, шлюхой, подстилкой, позволяя делать все, что угодно. Понимая, что я не причиню тебе вреда, ты доверяла мне себя полностью. Пара звонких шлепков по заднице приводят тебя в чувство. Прошло всего полчаса со времени начала Игры, а ты уже отхватила пяток оргазмов и слабо соображаешь. (Специально для pornoskaz.ru — секситейлз.орг) Любуюсь твоей красивой задницей с истекающей пизденкой и стекляшкой на торчащей в попке пробке, снова беру в руку стек, пару раз со свистом рассекаю воздух. Ты сразу подобралась — и тебя настиг удар. — Шесть! Несильно, я не хочу портить твое настроение. — Семь! Свист! — Восемь! Стек оставляет красные полоски на белоснежной коже, еще не подернутой загаром. — Оуууу, девять! А теперь парочку помощнее! — Ааааааыыыы, десять, одиннадцать, двенадцать!! Глажу кожаной нашлепкой твои покрасневшие ягодицы, затем наношу удар по бедрам. — Ай, тринадцать! Грива волос взмывает вверх, спинка прогнулась. — Ай, четырнадцать! Порка подходит к концу, решаю дать тебе еще один шанс ускорить экзекуцию. Ты набрасываешься на член с еще большим энтузиазмом, а я смотрю сверху. — Смотри на меня, хуесоска! Полный покорности и возбуждения взгляд, тушь безбожно потекла, но возбуждает меня еще больше, сильнее подаю бедрами навстречу, ты стараешься, но глубокая глотка не твой конек. Кончиком стека глажу по щеке, и легонько шлепаю. Ты понимаешь без слов и берешь головку за щеку и покорно смотришь на меня снизу вверх. Шлепаю стеком, затем ладонью, ты всхлипываешь от такой грубости, второй рукой наматываю твои волосы и начинаю трахать в рот, грубо и жестко. Скованные ладошки тянутся и несмело прикасаются к моим яичкам, но свист стека и удар по кровати быстро отбивают желание нарушать условленные правила. Еще раз глубоко всаживаю член тебе в глотку, ты давишься и закашливаешься, слюна течет из уголка рта, вынимаю полностью обслюнявленный хуй и шлепаю тебя по щекам, носу, губам, лбу — люблю так унижать тебя, но ты лишь покорно высовываешь язычок и стареешься поймать головку губами. Стеком постукиваю несколько раз по блестяшке анальной пробки, вызывая у тебя утробное рычание. Задираю тебе голову: — Кто ты? — Я Ваша покорная Сучка, Господин, Ваша шлюха, Ваша хуесоска!! — Ты хочешь мою сперму? — Да, Господин, я хочу ее, пожалуйста, накормите меня, кончите мне в рот, прошу Вас, я Ваша спермоглотка! Ухмыльнувшись, начинаю делать резкие подрачивающие движение, как будто собираясь кончать. Твои глаза сразу загорелись, язычок высунут — но нет, я лишь играюсь с тобой. Стек взлетает и опускается на вздернутую попу. — Ааай! Я молчу и жду, все также надрачивая член перед твоим лицом. — Я… я забыла, Господин… — чуть всхлипываешь, ведь по нашим правилам это означает начало порки заново. Один раз ты забывала аж три раза подряд, и я в тот раз не знал пощады и выпорол тебя до крови, но сегодня я не собираюсь так издеваться над тобой. — Я прощу тебя, если обещаешь ходить с этой пробкой два дня! — Да, Господин, я обещаю, я обещаю, спасибо, Господин, обещаю! — ты готова расцеловать меня или мой член, смотря что ближе. Я повторяю удар, но несильно: — Четырнадцать. — Пятнадцать, спасибо, Господин! Для разнообразия беру широкую лопаточку, после удара остается заметное покраснение. — Ауу, шестнадцать… Люблю, когда твоя попка исполосована после порки, она так беззащитна. — Ауууу, семнадцать! Удар! — Восемьнадцать! Удар! — Девятьнадцать! Сильный удар! — Ааааааыыыыыыууууу, де… де… двадцаааать… Ты дрожишь, ты знаешь что последние удары обычно самый сильные. Удар! Удар! Удар! Удар! Удар! Серия быстрых шлепков слились в один, кожа на ягодицах окрасилась в равномерный красно-розовый цвет, прямо под цвет камню на пробке, из влагалища течет смазка, ты снова бьешься в оргазме, упав на кровать всей грудью, из груди рвутся всхлипы и хрипы. Не выдерживаю и припадаю к твоей писечке, вылизываю тебя, ты практически воешь и пытаешься отползти, но ты в моей хватке, я не отпущу пока не напьюсь твоих соков. Новая волна накрывает тебя, ты практически падаешь без сил. Отпускаю тебя и ты валишься на бок, тяжело дыша, тело все еще вздрагивает, лицо раскрасневшееся, попа горит, руки скованы, волосы взлохмачены. Любуюсь прекрасной картиной и ложусь позади тебя, приобнимаю и чувствую как ты жмешься ко мне, как целуешь руку, как твои слезы мочат мои пальцы. Ты плачешь от счастья и от боли, шепчешь слова благодарности. Успокаиваю тебя, даю отдышаться, расстегиваю карабины на браслетах, ты обнимаешь меня, целуешь и гладишь по лицу, глаза лучатся от слез и счастья. Аккуратно, но настойчиво перекидываю твою ногу через себя, ты понимаешь без слов и охотно надеваешься своей горячей и мокрой пизденкой на мой член. С наших губ одновременно срывается стон, настолько туго входит член, так горячо и тесно внутри, так влажно, тебя опять начинает трясти, я быстро делают несколько фрикций, еще раз шлепаю по заднице и тут же с блаженством начинаю кончать. — Ааааууууууууу, — горячая сперма толчками влетает в тебя, ты выгибаешься в спине, волосы взлетают, сисечки болтаются в такт моим последним фрикциям, ты рычишь и извиваешься, а потом резко падаешь мне на грудь. По инерции потрахиваю тебя еще немного, наслаждаясь ощущениями твоего горячего и страстного тела, глажу по спине и бедрам. Ты целуешь мне грудь, ключицы, шею, облизываешь ухо, подбираешься к губам и накрываешь благодарным поцелуем. — Тебе понравилась порка, шлюшка? — Да, Господин, очень, Ваша Сучка очень благодарна Вам за порку! — Отлично, тогда пойди приведи себя в порядок, выпьем и продолжим. — Да, мой Господин! Продолжение следует…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх