Новая жизнь. Часть четвёртая

Возможно это был единственный и самый лучший и спокойный день из всех совместно проведённых с Хозяевами. Больше поблажек и послаблений ему не давали. Каждый день был на пределе и за пределами. Каждый день был полон осознаний о том, что он переступает грани себя, всё дальше и дальше. Каждый из дней ломал его и всё внутри. Подчинение, без права на ошибку, без права слова, без права отдыха. В короткие часы снов это не отпускало и там. Дрессировка, как собачка, как робот, он только исполнял приказания, без права на сострадание. Мысли о побеге медленно терялись в этом непрекращающемся кошмаре. Боль стала неотъемлемой частью чувств и заняла лидирующее место. Тело постоянно украшали новые шрамы и рубцы, он выполнял всё по приказам, не смея ослушаться, если результат не удовлетворял Хозяев, его строго наказывали. Лишение еды и воды, пытки током, водой и огнём, плети, стеки и даже кнуты, наказание всегда было изобретательным. Били плетями и для профилактики, каждый день. Язык тоже украсил прокол. 3 дня ему после этого давались послабления и он был освобождён от принуждений к оральному сексу. Парень, который делал проколы, выполнял и грязную работу, так же на нём висела большая часть технических вопросов, он всегда помогал, когда его звали Хозяева, выполнял всё о чём они просили, но никогда не участвовал в играх и даже пальцем не прикасался к Ники, если только это не было необходимо. Ники так и не понял, платили ли ему Хозяева или парень делал всё по принуждению или же по доброй воле, оставалось неясным, что их связывало, но то, что он их не предаст было и так понятно.Попку сучки тренировали, анальные пробки находились там, даже когда он спал. Руки постоянно скованы в изощренных, но всегда разных положениях, а тяжёлый ошейник с цепью и кожаные ремни с замками чаще всего были единственной его одеждой, хотя порой Хозяева одевали его как куклу. Чулки, юбки, платья, все сумасшедшие и фетишные. Так в латексных чулках и корсете с юбкой, на высоченных каблуках на которых и так было трудно устоять и с огромной пробкой в попке он играл служанку. Внизу между щиколоток была пропущена цепочка, на сосках прикреплённая к золотым серёжкам, так же и руки в чёрных же латексных перчатках скованы спереди, когда он что-то подносил и сзади, когда он убирал ртом и смахивал пыль щёткой пушистой на конце, закреплённой у него в попке. Кончать запрещалось, так же, как и мастурбировать, на членике постоянно стояли специальные приспособления, не позволяющие кончить. Разрешение получить оргазм надо было выпросить или заслужить. Он научился делать первоклассный минет, и даже подавлять рвотные спазмы. Наркотики были нечастым явлением и ему давали различные препараты, когда хотели усилить и ужесточить его ощущения. Он вообще старался не плакать, но наркотики часто провоцировали его на это. Мало говорить, мало просить и мало думать, он учился этому.Так, однажды он остался привязанным, стоя спиной к стене полностью обездвиженный, обколотый и обкуренный какой-то дрянью, в ту ночь ему разрешили кончать, сколько он пожелает, в тот момент на плазме ему показывались отснятые видео с его присутствием, самые смачные моменты, все его слёзы, боль и унижения, при этом фак машина не прекращая насиловала его анал гигантским хуём в бешеном ритме. Колокольчики на сосках перезвякивали, а кляп мешал несмолкающим крикам. Снимали его оттуда уже в бессознательном состоянии. Бандаж был отдельной темой. Как будто они давно тренировались и знали все фишки правильного шибари. Ники каждый раз удивлялся, как его фиксировали так, что он не мог пошевелиться почти совсем, как перетягивали верёвки и располагали узлы на чувствительных точках тела. Самым страшным было, когда его в таких положениях подвешивали, оставляли вибратор внутри, работающий со всей силы, и качнув как качели уходили. Он оставался в таком положении, пока у игрушки не кончались заряды батарей, а потом Хозяева вспоминали о нём, выныривая из своих психоделичных марафонов. У Ники было место в основной зале, где происходили игры, угол с засранной подстилкой, там он оказывался, когда был не в состоянии добраться до комнатки с матрасом. Цепь так же приковывалась к стене, так что он не смог бы встать выше, чем на колени. Миска с водой и миска с собачьим кормом. Хозяину нравилось иногда разбавить воду в миске своей мочой. Подстилка была испачкана в крови и прочих выделениях, рвоте и ссанине. Ники был собачкой, гавкал по приказу и изображал радость при появлении Хозяев, приносил предметы в зубах и вилял попкой. Улыбался в камеры, улыбался сквозь слёзы, улыбался по приказу. Потерялось время, разбилось как стекло на кусочки и разлетелось в неизвестность.Он не знал сколько прошло в таком темпе, но однажды Хозяева дали ему выходной. Целых 2 дня его не трогали. Он оставался в своей комнатушке, ему позволили выспаться, Геро приносил ему еду и воду, а так же баночку мази от Госпожи, которой Ники было велено смазывать все раны и синяки, руки и попку так же оставили свободной. Парень по обыкновению молчал, Ники раз пытался с ним заговорить, но ответа не услышал. По истечении срока, Господин отвёл Ники в душ, где сучка привела себя в порядок. После чего Госпожа выдала ему саквояжик с косметикой и пакет со шмотками и Ники вернулся в свою комнатку. Вся одежда была чёрной. Кожаные ботфорты на каблуке и со шнуровкой плотно облегали ноги и заканчивались выше колена, из них выглядывали чулочки с узорами, похожими на переплетённые языки пламени уходящими вверх по бёдрам, дальше шли интересные латексные шортики, коротенькие со шнуровкой на бёдрах, и с молнией сзади так, чтоб можно было получить доступ к дырке, не снимая их совсем. Наверху безрукавка, в обтяжку, она явно шилась на заказ. Плотная ткань, дополнительная подкладка, вшитые ремни, на которые она и застёгивалась, облегая торс, кольца вделанные с внешней стороны. Ники долго её разглядывал и пришёл к выводу, что она сделана специально для удобного подвешивания и фиксирования. Чёрные кожные ремешки на щиколотках, поверх сапожек, и на бёдрах чуть выше того места, где ботфорты заканчивались, на запястьях и выше сгиба локтя, все без замочков, на ремешках и с кольцами. На руках перчатки без пальцев, чёрный лак на ногтях, волосы собраны в хвост на затылке, только несколько прядок свисали на накрашенное личико. Глаза, подведённые длинными стрелками с верхнего и нижнего века, ресницы, минимум теней, красная помада на губах. Через полтора часа он стоял на коленях на матрасе и опустив голову вниз слушал Госпожу. — Мы считаем, что ты уже многому научился и сегодня твоё послушание и твои навыки должны быть проявлены в полной мере, чего бы тебе это не стоило. Ты поняла, сучка? — Да, Госпожа, — смиренно проговорил Ники, размышляя о том, что же ему приготовили Хозяева. Девушка поменяла ошейник, железный, глухо звякнув, упал на матрас, Ники не сделал попыток дотронуться до шеи руками, хотя хотелось, но он научился не замечать своих желаний. Новый был легче, почти невесом. Чёрный, кожаный, на пряжке, с кольцами и цепочкой. — Подними голову, одной рукой возьми волосы и подержи над головой, чтоб мне не мешало.Ники выполнил, то что приказали, смотря себе на колени, не смея без разрешения поднимать взгляд. На глаза легла повязка, бархатная с внутренней стороны, девушка застегнула её сзади, и он лишился одного из органов чувств. — Отпускай. Садись на попу, ноги согни перед собой. После девушка защёлкала миникарабинчиками, сковывая цепочкой вместе руки, ноги и ошейник. Теперь сучка не смогла бы встать в полный рост, но длинны цепочки вполне хватало, чтоб двигаться на четвереньках. — За мной! — скомандовала девушка и Ники встав рачком поспешил за ней. Идти было не больно, сапоги предохраняли чулки от нечайных разрывов, а перчатки на руках ладони от неприятных маленьких камушков, что было несомненно плюсом, ибо Ники не видел дороги и не мог выбирать, куда ставить руки или ноги. Вскоре до него донёсся звук голосов, становящийся … всё ближе и через некоторое время они вошли в знакомую залу, Ники почувствовал это по акустике, и здесь находился явно не один человек. Они остановились и девушка приказала сесть. Ники как послушная собачка опустился на колени рядом с Госпожой. Девушка отпустила поводок. Голоса смолкли. Пальцы потряхивало, а губы под помадой были наверно бледнее снега. Ники уже понял, что у них гости, но боялся того, что несёт этот визит. А все мысли по этому поводу в голове были сплошь чёрного цвета, как и его сегодняшняя одежда. — Господа, хочу представить вашему вниманию чудесную игрушку. Она послушна, красива, обучена и будет стараться заслужить ваше внимание любыми средствами. Наслаждайтесь! — провозгласила девушка и сняла с Ники повязку, шепнув ему на ухо, — Смотри.Ники поднял взгляд проморгался, привыкая к свету и обвёл глазами залу. Она сильно изменилась за эти 2 дня, образовалось несколько диванчиков, обтянутых белой кожей, рядом столики на колёсиках с едой и разнообразным дорогим алкоголем, на одном из них на подносе существенной такой горочкой кокаин. Целых 3 больших плазмы стояло напротив диванчиков. Между плазмами и диванчиками круглая кровать, и тоже белая кожа. Чуть вдалеке столы и стенды с большим выбором приспособлений для игр, как на выставке. Много света. На диванчиках расположились люди, шестеро, пересчитал Ники. Все в дорогих костюмах, кто-то держал бокал, кто-то курил сигару, а кто-то растягивал галстук на шее. Оценивающие взгляды устремлены на него. Ники нервно сглотнул, в горле пересохло. В этот момент в комнату вошёл Господин, в футболке и шортах ниже колен, прошёлся через всю комнату и откупорив одну из двух принесённых бутылочек пивка присел на подлокотник дивана. — Ну как вам десерт, Господа? — осведомился он, не отрывая взгляда от стоящего на коленях Ники, которому показалось, что Хозяин заметил и нервную дрожь и страх, плескавшийся в глазах. — Отлично. — Хорошо. — Красивая игрушка. — Посмотрим, что он может. Отозвались мужчины на разные голоса. — Иди сюда! — властный приказ, перекрывший все голоса разом. Все, в том числе Хозяин и сам Ники взглянули на говорившего. Волевое лицо, накаченное тело, расстёгнутая на полгруди рубашка с завёрнутыми до локтя рукавами, пиджак он уже давно снял. Ники понял, что приказ обращён к нему, но не спешил. Во-первых боялся и честно не хотел идти, а во-вторых этот чужой дядя был ему некем, а следовательно Ники будет слушаться только своих Хозяев. Ники взглянул на своего Господина, правда ему этого не разрешали, но и не запрещали, Госпожа сказала смотреть и он смотрел. Прямо в глаза Хозяину, пытаясь прочитать, что ему нужно делать. Сучка медлила, а Хозяин улыбался. — Ползи сюда, шлюшка! — наконец проговорил он и его улыбка стала заметно шире, а в глазах играли огоньки торжества, он наслаждался ситуацией. Ники поднялся рачком и двинулся к Господину. Остановился перед ним, встал на колени. Дальше сидели мужчины и молча наблюдали. — Слушайся и делай всё, как скажут тебе эти люди. Обращайся к каждому из них вежливо и называй «Господин». Ты понял? — Да, я понял Хозяин, — Ники наплевал на всё и поднял полные слёз глаза на Господина. Он держал слёзы, нельзя было допустить, чтоб они вылились за пределы глаз. Он был готов, что Хозяин ответит ударом, и всё же шёл на это. Но удара не последовало, Господин продолжая улыбаться, провёл сучке по лицу ладонью, фактически погладил, докоснулся двумя пальцами по губам. Это можно было считать проявлением нежности, нежности давно уже забытой Никиткой по отношению к себе, и невозможно редкой от своих Хозяев. — Пройдись рачком перед джентльменами, дай себя потрогать и оценить, — приказал Хозяин и его рука соскользнула. Больше Ники медлить не стал. Не важно с какой целью здесь эти люди, снимали ли они его, как проститутку, покупали на совсем или даже случайно сюда забрели, слёзы всегда всё усложняли. Он уже почти разучился жалеть себя за время проведённое в бункере. И сейчас была ясна задача, а у него оставалась только надежда. Ники снова встал рачком и медленно двинулся вдоль диванчиков. Госпожа в это время прошла через комнату и приняв из рук Господина вторую принесённую им бутылку пива, села так же как и он на подлокотник дивана с другой стороны. Таким образом мужчины оставались между ними, и Ники направился к ней. Останавливаясь перед каждым из присутствующих. Руки заскользили по его телу, чужие и грубые, ощупывали во все местах, ему хотелось закричать и сбросить их с себя. Пахнущие сигарами пальцы оказывались у него во рту, и он их облизывал. Его звонко шлёпали по попке, просили гавкать и целовать руки. В итоге он добрался до места, где сидела Госпожа и опустился перед ней на колени. — Ну как вам? Это то, что вы хотели? — спросила у них девушка. — Да, вживую он намного приятней, чем на видео, — ответил за всех мужчина, который первый приказывал Ники. — Поднимем бокалы! И они чокнулись, джентльмены своими бокалами, его Хозяева бутылками с пивом. — Начинаем! — девушка хлопнула в ладоши и на плазмы вывелось 3 разных изображения, показывающих комнату под разными ракурсами. Мужчины удивлённо уставились на экраны и завертели головами. — Это наша гарантия, — проговорила девушка, — я надеюсь вы ничего не имеете против, обещаю, что при благоприятных раскладах информация останется полностью засекреченной.Мужчины переговаривались, потом согласно закивали головами. Девушка хлопнула в ладоши ещё раз и помещение наполнила расслабляющая музыка. Развлечение начиналось. Первое время мужчины просто пили, ели и видимо настраивались на нужную волну. Девушка отстегнула все цепочки и потянув за ошейник отвела к кровати, велев залезать. Ники встал рачком, лицом к диванам. Руки Госпожа скрепила ему сзади на запястьях и выше локтя, протянула кожаные ленты через грудь, чтоб ослабить давление на руки и подтянула всё вместе на цепочке вверх. Ники всего трясло, его не на шутку пугали эти люди. В рот девушка вставила кляп, красный шарик на ремнях, ноги развела в стороны и зафиксировала по краям кровати. Он остался обездвижен, наедине с неприятными взглядами. Девушка вернулась назад и сев прикурила сигаретку. Мужчины наблюдали за всем этим и уже некоторые прикладывались к белому порошку. Наконец один из них, тот самый, поднялся и потянулся разминаясь, после чего отправился к Ники. Ещё раз ощупал всего, нашёл спрятанные на безрукавки молнии и расстегнув, обнажил сосочки, серёжки сверкнули. Пооттягивал немного, побил ногтями, раскачивая колечки, после чего отправился к Никиной попке, не церемонясь расстегнул молнию и там, осмотрел внимательно всё, открывшееся его взору, приложил палец к колечку сфинктера и надавил, Ники весь напрягся и не пустил в себя палец. Мужчина остался удовлетворенным от того, что жопа не расхлябанна, не удивительно, те пробки, что вставляли ему Хозяева на протяжении всего месяца растягивали его изнутри, проход же всегда был туго стянут у основания. Он застегнул молнию обратно и отправился к стендам. Вскоре он хлестал его плёткой, обхаживая по всему телу, было больно, но если честно, Ники был благодарен Госпоже за подарок, одежда поглощала большую часть. Вскоре к нему присоединились ещё сразу двое. Они так же облапывали Ники во всех местах. В это время Господин номер раз подвешивал грузики к сосочкам сучки. Сучка же тихонько стонала в кляп, слюньки нитями спускались вниз на белую кожу кровати. — Сейчас я тебе покажу, как надо трахать такую тварь как ты, — Господин номер раз расстёгивал молнию на брюках. Ники задёргался и замычал в кляп с удвоенной силой, ему не хотелось, чтоб его трахал непонятно кто, не хотелось, чтоб это видели Хозяева, что за глупость, ему было страшно, слёзы уже грозили несдерживаемыми потоками вылиться с глаз, и он их … изо всех сил отгонял, но всё же это первый человек, который сейчас собирался его трахать, до этого это делали лишь те парень с девушкой, которые сейчас сидели на диванчике с пивом в руках и внимательно за всем наблюдали. Но его желания были никому не интересны, он здесь игрушка. Мужчина вывалил стоящий внушительных размеров хер прямо под нос сучке, поводил по губам, обмазывая в слюнях. Зашёл ему за спину и вжикнул молнией, церемониться не стал, крепко ухватил за бёдра и со всего размаху всадил на полную длинну. Ники закричал сквозь кляп и из глаз брызнули слёзы. Люди засмеялись. Смазки было явно недостаточно, он прошёл почти всухую и это было очень больно. Господин номер раз застыл на несколько секунд, наслаждаясь облегающей пульсирующей от боли дырочкой и потом задвигался в бешеном ритме, выбивая из сучки весь воздух, Ники зажмурился и сжал в зубах кляп. А другие двое продолжили его лапать и оглаживать. От этих прикосновений хотелось блевать.Через некоторое время один из них занял положение у его рта, сняв кляп и велев сосать, Ники натянулся ртом и эти двое продолжили его трахать двигаясь, в унисон друг другу. Третий же взял плётку и охаживал ею Ники со всех сторон. Слёзы лились и уже при таком минете их было не сдержать. Косметика не текла, предусмотрительная Госпожа позаботилась об отсутствии некрасивых разводов от потёкшей туши и дала ему водостойкую.Через некоторое время дыхание Господина сзади участилось и он задвигался ещё быстрее. Ники понял, он готов кончить и радовался такой мелочи, как сперма, которую он оставит, это будет ему смазкой и облегчит дальнейшие проникновения. Но и тут надежды Ники потерпели крах, перед самым финалом мужчина вынул и кончил в свой опустевший бокал. Показал его сучке и отставил на столик позади. После поменялся местами с тем, кому Ники делал минет. — Оближи. — Ники покорно взял в ротик обмякающий член, он пах только спермой, попка Ники была чистой, он её тщательно подготовил в душе, уже понял, что так легче по целому ряду причин, и делал это без напоминания. В этот момент, тот кто бил его плетью зашёл сзади и так же без смазки впердолил сучке до упора. Ники сново заорал и чуть не прикусил Господина номер один, но тот ловко извлёк своё орудие у сучки изо рта и отвесив пару существенных пощёчин уступил место предыдущему, вернувшись на диванчик. Ебля продолжилась, они сменяли друг друга, и все аккуратно кончали в стаканчик. Сучка прошла по кругу, его трахнули пожалуй уже все по разу побывав с обеих сторон, бывало Ники облизывал сразу 2 члена, насасывая их по очереди. Его так никто не пожалел и не предложил смазку, поэтому все они сначала входили на сухую, а потом шли к его рту за тем, чтоб он их почистил или уже отдохнувших удовлетворял по новой. Только Господин номер два, тот который сразу вснул сучке в рот всё никак не мог кончить, но не спешил к его другой дырке. Ники старательно обсасывал всё, что попадало ему в рот с одинаковым усердием берясь за новые хуи, но он уставал, и безумно хотелось пить. Наконец Господин номер два задвигался быстрее и пропихнул хер до упора в глотку сучке, держа крепко его голову и не давая вырваться и вздохнуть, в итоге феерично кончив, вылив по видимому целый поток спермы прямо Ники чуть ли не в желудок, всё до последней капли. Отпустил, Ники с шумом втянул воздух, пытаясь отдышаться, он готов был поклясться, ещё несколько секунд и сучку бы отпевали, ему даже было всё равно на работающий в жопе член. Господин номер два пошатываясь отошёл к дивану и плюхнулся, наливая спиртного и берясь за белый порошок. Скоро его догнал и товарищ, двигавшийся в сучке сзади, опять же кончив в стаканчик. И Ники остался один, обвис на верёвках, тяжело дыша, дрожь сотрясала его тело.Мужчины переговаливались друг с другом и с его Хозяевами, что-то доказывая. Наконец девушка подошла и подсунула Ники под нос полотенце, лежащее на ладони, обтёрла ему лицо. — Госпожа… Госпожа, пожалуйста… — его голос заметно ослаб и дрожал, — пожалуйста… можно мне попить… — Скоро попьёшь, шлюшка, терпи. Девушка сняла грузики с сосков, отстегнула ноги, затем цепь и Ники рухнул лицом в кровать, не имея сил двигаться, сняла ремни и освободила руки. Взяла со стенда вибратор средних размеров приказала, — Смотри! Ники с трудом поднял голову на голос. Девушка перед его носом обильно поливала игрушку смазкой из тюбика. — Спасибо, Госпожа, спасибо, — прошептал он, и через пару мгновений почувствовал приятную прохладу от смазки, когда вибратор проскользнул внутрь. Девушка включила слабый режим и вернулась к сучке спереди. Подняла ногу и поставила на кровать, перед носом у Ники оказался пыльный, латексный сапожок, уходящий вверх под обтягивающие джинсы. — Чисти! Опираясь на руки, но не вставая, он принялся целовать и облизывать грязь с её обуви, песок заскрипел на зубах. — Старайся, чище! — подбадривала его она. Через некоторое время она поменяла ноги и оба сапога остались чистыми. После чего взяла недлинный хлыст и велела Ники поднять бёдра. Он еле встал и закусил губу, но Госпожа не стала бить его больно, скорее её удары были эффектными и красивыми, для тех, кто наблюдал с диванчиков. Девушка нагнулась и усилила вибрацию, так же открывая ещё больше молнию и освобождая его яички и членик, который ни разу за всё сегодняшнее время даже и не подумал вставать. Госпожа взяла его в руку и немного помассировала, после девушка перешла к сосочкам, поглаживая их мягкими пальцами. У Ники оказалась такая ситуация, что он был совершенно свободен, во время игры, то есть никакие путы его не держали, и он легко мог оттолкнуть её руки или даже её саму. Но почему-то не хотел, может недели дрессировки так на него подействовали, но он даже не помышлял об этом, как будто невидимые путы его держали, сотканные из слов и её взглядов. — Подрочи себе, сучка, так чтобы нравилось!Ники протянул руку и принялся за дело, сначала медленно, но всё быстрее, Госпожа ходила вокруг, смотря, на него и переодически опускала кнут на его тело. Когда ей это надоело, она присела перед ним на корточки и протянула пальчик, — Пососи, — Ники послушно взял пальчик в рот и принялся обсасывать его, лаская язычком внутри. Но оргазм всё не приходил. На самом деле Ники сейчас специально медлил, он не получил разрешения кончать и не хотел лишних наказаний, но удавалось это ему со всё меньшим успехом. Девушка другой рукой подёргала его немного за сосочки, пододвинула пультик и усилила вибрацию, погладила его по голове, откидывая прядки волос, забившиеся в рот, задержала тёплую мягкую ладошку на щеке, поглаживая. — Посмотри в глаза, детка. Ники поднял взгляд, он забыл, когда последний раз она к нему так обращалась. В зелёных глазах горела теплота. И были только эти глаза и мягкая ладошка на щеке, а диваны, важные, как индюки ёбари, с белыми ноздрями и каскрасневшимися от алкоголя лицами, жадные камеры и всё прочее потерялось где-то далеко. Ники остановился, рука на члене и язык во рту, он на мгновение застыл, наслаждаясь моментом. — Го… фпа… ша, — девушка освободила ротик сучки и принялась гладить пальчиком по губам, очерчивая контур. — Госпожа, — Ники сам не понял, как ему удалось произнести это ровно и без дрожи в голосе. Но больше он ничего из себя выдавить не мог. Ники опять медлил, его гладили по губам, уже второй раз за сегодня он получал ласку. Он готов был кончить, но теперь ему было плевать на наказание, он оттягивал момент, потому что подольше хотел насладиться этими глазами и руками. Его била крупная дрожь и все мышцы были напряжены. — Ну что же ты? Я разрешаю, кончай! — Спасибо, спасибо… — прошептал он. И Ники кончил, успел увидеть губки Госпожи, изогнувшиеся в надменной улыбке и его накрыло волной оргазма, он на некоторое время потерялся в этой лавине. Потерялись и зелёные глаза и тёплые руки. Крик … стоял в ушах, он даже не понял, что это его крик. Когда вынырнул, то уже лежал свернувшись калачиком и тихонько плакал, пряча лицо в ладонях, боль была где-то внутри и не имела ничего общего с физической, девушка отошла и снова о чём-то спорила с присутствующими, весело смеясь.Дальше был небольшой релакс. Господа отдыхали на диванчиках, а Ники ползал у них в ногах и упрашивал дать пососать. — Пожалуйста, Господин, я хочу взять его в рот. Я хочу полизать вам яйца. — Пожалуйста, Господин, кончите мне в рот, я хочу глотать вашу сперму. — Господин, пожалуйста, трахните меня в мою блядскую дырку, пожалуйста, я хочу ощущать ваш твёрдый член, ходящий в моей жопе. — Пожалуйста, Господин, я ваша шлюха, используйте меня.Ники старался, как ему и приказал Хозяин. Он называл каждого из них своим Господином. И они расслабленно пользовались его услужливыми дырками, не отрываясь, впрочем от еды и алкоголя. А его Хозяева так и сидели по сторонам диванчиков и наблюдали, они не пили много, не ели и не прикасались к порошку, только почти постоянно курили, как он не бросал случайный взгляд, так замечал в пальцах сигареты. Через какое-то время ему приказали вставать напротив и поставили перед ним миску. Ник уже давно хотел пить, да и запахи деликатесов сводили с ума, он с самого попадания в бункер не ел ничего кроме собачьего корма и безвкусных каш, хотя эти мысли и были где-то очень далеко. — Пришло время обеда, сучка! Хочешь есть? — Нет, спасибо, Господин. — Неправильный ответ!Господин затушил сигарету и одним пальцем осторожно подвинул пепельницу с края стола, она упала на пол, раскидав всё содержимое. — Убери. Держи руки за спиной и собери всё в пепельницу своим грязным ртом.Ники подполлз рачком ближе, сцепил руки за спиной и одними губами стал собирать окурки по одному, перенося их обратно в пепельницу. Когда он закончил, Господин велел ему слизывать и глотать оставшийся на полу пепел. Это было почти невозможным, учитывая то, что у Ники уже давно пересохло во рту. Но в итоге он справился и Господин приказал ему возвращаться назад к миске. — Ты хочешь есть, грязная шлюшка? — Да, Господин. — на этот раз ответ оказался верным. — Сейчас я тебя и накормлю и дам напиться. — мужчина поднялся с дивана и отправился к столику, рядом со стеллажами. Вернулся со стаканом в руке, полным спермы. — Коктейль любви! — и вылил всё содержимое в миску. Никиту замутило. Одно дело глотать, когда тебе кончают в глотку, или даже слизывать откуда-либо, а совсем другое выпить такое колличество. Он сегодня то только первый раз попробовал чужую сперму. До этого только свою или Хозяина. А тут ему предстояло выпить то, что накончали 6 разных мужчин. Тошнота поднималась вверх. Пепел от сигарет был слаще, он быстрее согласился бы собрать ещё пару раскиданных пепельниц, чем проделать такое. — Тебе лучше сделать это самостоятельно, или я вставлю тебе в рот расширитель и просто залью всё тебе в глотку! Ну же, приступай, лакай, как собачка.Ники поставил руки по сторонам миски и изогнулся поднимая попку, наклонился лицом вниз. Невольно втянул воздух. Очередной приступ тошноты. Лучше не нюхать, это точно. Опустился ниже, обмачивая губы. Холодная. Вынул язык и окунув быстро втянул обратно. Сглотнул. Резко зажал рот рукой, рвота рвалась наружу. — Так не пойдёт! Тебе не нравится угощение? — Нравится, Господин, — сдерживая рвотные позывы пролепетал Ник, — спасибо, Господин. Он не представлял, как ему это всё впихнуть в себя. — Тогда выпрямись, бери миску в руки, и пей всё залпом, потом покажи нам чистую миску и рот. Не пророни ни одной капли. И не вздумай блевануть! Будешь собирать свою блевотину ртом и так до тех пор пока это всё не останется у тебя в желудке. Хуже и быть и не могло. И проблема была в том, что он ну никак не мог отказать этому « приятному джентельмену». Но как только он думал о том, что ему надо сделать, то приходилось глубоко дышать. Там целый стакан, так что за один глоток не получится. Как минимум три, если набирать полный рот, а то и больше. О, боже, он всё пытался отогнать мысли о том, что это. Пересел на колени. Взял двумя руками миску. Завёл взгляд к потолку. Поднёс к губам, запретил себе думать и сделал первый внушительный глоток. Не останавливаться. Ники застонал из глаз выкатились слезинки, но он продолжил пить. Вскоре миска опустела. Он зажал рот одной рукой и зажмурился. Нельзя блевать. Нельзя. Когда это всё закончится он освободит свой желудок. Но только не сейчас. Сглотнул подкатывающий к горлу ком и глубоко вздохнул. Протянул к диванам руку с миской и открыл рот. Он сделал это, у него получилось. — Молодец, сучка! — голос его Хозяина. Как иронично, его так редко хвалили. И теперь Хозяин говорил, что его сучка молодец, потому что он выпил стакан чужой спермы залпом и не сблевал. Но таким образом, заканчивал это и Ники не пришлось вылизывать остатки, стекающие по стенкам. — 15 минут перерыв, сейчас мы всё подготовим для следующего развлечения. А ты пока ползи сюда. Ники отставил миску и встав на четвереньки двинулся к Хозяину, пересел на колени, опустил голову вниз.Его Госпожа предложила мужчинам выйти из залы и сопроводить их в уборную, чтобы они смогли освежиться. В комнате они с Господином остались на короткий миг одни. После чего появился Геро и стал сдвигать кровать, колдуя с цепями, спускающимися сверху. — Иди ближе.Ники придвинулся и оказался головой между ног у Хозяина, сучка боялась, что Господин может заставить его сделать минет. И это было невозможно по двум причинам. Ник не хотел испачкать член своего Хозяина и уж тем более сблевать с ним во рту прямо между ног у Господина. Но вместо этого Хозяин положил руку ему на голову и мягко притянул к себе, позволяя лечь щекой на ногу. Это была награда. Награда за выносливость и силу воли. Хозяева его редко награждали в последнее время, если не считать поджопников. Господин гладил его по голове. Ники затих. Это продолжалось некоторое время, Никите хотелось спать, так хорошо ему было и абсолютно плевать на чужих людей, находившихся где-то рядом, но он боролся со сном, не хотел переставать чувствовать тёплую руку Господина. — За мной. — скомандовал Хозяин, поднимаясь, скидывая с себя разомлевшего Ники и потягивая за цепочку поводка. Ники повертел головой, протёр рукой глаза и двинулся за ним. Господин отвёл сучку в туалет, позволил пописать и дал попить воды, умыться и немного привести себя в порядок. Ники хотелось немедленно вывернуть содержимое желудка, но он не рискнул проверять на прочность хрупкую доброту Хозяина.После чего Господин велел ему снимать сапоги. Ники подчинился, и Хозяин помог натянуть на себя поверх шорт и чулок причудливое переплетение кожанных ремешков. Снизу на ногах широкие кожанные полосы, они начинались сверху где-то у пальцев ноги и плотно обнимали ногу примерно на две трети икры, снизу посередине ступни проходя скрешёнными ремнями, всё это крепко фиксировалось и застёгивалось на пряжки. Вверх от них тянулись ремни до самого пояса на бёдрах с внешней стороны, а на них кожаные полосы, обнимая ногу в нескольких местах, так же на пряжках и с кольцами. Дальше между ног тянулся ремень сзади закрывая проход к дырочке и с застёжкой наверху у пояса. В другую сторону уходя дальше, через кольцо обтягивающее член и яички у основания и вверх на длинну члена, с кожанными ремешками облегащими пенис и традиционным кольцом на конце. В общем целая упряжь для сучкиного фаллика, которая крепко стягивала и обещала добавить массу неудобств, если случится полная эрекция. К этому же кольцу крепились два ремня уходяшие вверх по лобку и пришитые к поясу, сзади по половинкам попки тянулись такие же ремни. Хозяин проверил все пряжки и даже на руках и ошейник,… чтоб ничего не слетело. Небрежно ввёл ему сзади небольшой вибратор, и закрыл дырочку, щёлкнув застёжкой, закрепляя пультик под одним из ремней у него на бедре. — Руки назад! — защёлкали карабинчики. Руки, оказались скованны сзади, согнутые, кистями к локтям с противоположных сторон и притянутые за ошейник вверх. Несколько кожанных ремней легли на них, допонительно перевязывая, прошли под грудью выше и ниже сосоков фиксируя руки к телу. Ники осторожно подёргал руками. Крепко. После Хозяин надел сучке повязку на глаза и вставил кляп, коротый был одновременно и расширителем, не позволяющим стиснуть зубы и крепящимся на застёжках резиновым фаллосом, предназначенным, чтоб заполнить скучающий рот. Отошёл любуясь результатом. Сучка осталась стоять, поднявшись на колени и раздвинув ноги в стороны. Господин обошёл по кругу осматривая Ники со всех сторон. Это была вполне милая картина. Ники поворачивал голову на шорох песка под его обувью. — Боишься? Ники помедлил, потом решил, что не стоит лукавить и кивнул головой. — Хочешь я помогу тебе? — странное и сомнительное предложение. Но он решил рискнуть. Сново кивок головой. Господин приблизился и мягким движением заставил сучку опуститься головой в пол, задрал на попе шорты с одной стороны. — Не двигайся. Ники замер, он уже и так всё понял. Помощь обернулась совсем не положительной стороной. Короткая незаметная боль и Господин опустошил шприц. Чуть растёр место укола и одёрнул шортики. — Это афродизиак, он поможет тебе остаться похотливой шлюхой, если у тебя вдруг ослабнет это желание. Ник в ответ тихонечко и жалобно застонал. — Ну что ты, что ты? Вставай, на ноги!Он заворочался и поднялся таки, покачнувшись так, что едва не рухнул на пол, но Господин во время поймал его, почувствовав мелкую дрожь сучкиного тела. Прижал спиной к себе. Ники ощутил попкой стоящий член Хозяина. Провёл руками по лицу, соскользнул к сосками, слегка их погладил и немного сжав оттянул, руки продолжили скольжение по талии и вниз. Господин сжал и там в кулак всё, что было, отпустил, сделал вибрацию сильнее, ещё немного помял сучкин членик, вернулся одной рукой к соскам. Сжал сильно, до боли, отпустил и снова стал гладить, губами дотронулся до уха и провёл кончиком языка, облизав по краешку, Ник совсем близко почувствовал его дыхание, после неожиданно укусил, потом начал целовать мочку уха, зажимая её между губ и лаская языком. Ники глубоко задышал, слегка постанывая. И не то, чтобы афродизиак уже начал действовать, нет, ему ещё было рано вступать в игру. А просто это было первый раз, чтоб Господин его обнимал, ласкал и специально возбуждал, добавляя в бесконечную боль ласку. Никин фалик встал уже так, что ремни сдерживаюшие его врезались в кожу. Больно. Опять стон. — Малыш, ты уже возбудился… этого достаточно. А теперь шагай рядом, а то нас уже заждались. — Хозяин прошептал это ему на ушко и взяв за волосы отодвинулся и пошёл вперёд. Ники шёл рядом, просто переставляя ватные ноги. В голове творился сполный хаос. Вскоре они пришли в знакомую залу, она уже снова была полна отдохнувшими людьми, они прошли мимо и судя по звукам остановились на месте, где стояла кровать. Ники сильно напрягало, что он ничего не видел, здесь явно что-то изменилось и он полагал, что всё это для него. — Ложись на спину, прямо на пол.Ники повиновался, Господин взял пультик и пощёлкал кнопочками. Сверху на цепях спустилась палка, он присоединил к её концам ноги сучки, разводя их довольно ощутимо в стороны. Взял со столика ножницы, приказал не шевелиться и отрезал кончики чулочков, выпуская пальчики, обматал чем-то большие пальцы. Пошёлкал сново и она поползла вверх. Ники застонал понял что сейчас подвесят головой вниз, но изменить ничего не мог. Наконец он окончательно оторвался от земли и повис в воздухе. Господин провёл ему по внутренней стороне бёдер, успокаивая. Сейчас им предстояло работать на публику и Хозяин не хотел неожиданных нервных срывов. Ники, почувствовав его руки затих. После Господин поставил на его сосочки зажимчики, отстегнул резиновый кляп, так что у Ники во рту осталась только распорка и привязал что-то с серёжке, после потянул и Ники понял что и соски и язык соединены вместе, Господин пропустил цепочку через кольцо на застёжке члена и присоединил к конструкции, туда же вывел цепочки, идущие от пальчиков ног. Натяжение в итоге оказалось весьма сильным. Следом он вынул игрушку из попки Ники и заменил её на новую, внушительный вибратор с грушей на конце и пультиком управления, всё хорошо смазав и после того, как попа полностью проглотила игрушку под жалобные стоны сучки, застегнул застёжку обратно. Отошёл к стеллажам, взял кнут и пробным ударом шёлкнул по полу. Ники вздрогнул от этого звука, слишком хорошо он знал, что это означает. От кнута с таким звуком можно получить довольно серьёзные повреждения, Хозяева брали его в руки, только когда наказывали за серьёзные провинности.Господин движением руки крутанул висящего вниз головой Ники и стал передвигаться по кругу, так сучка совсем теряла ориентацию и не могла предусмотреть откуда придёт удар. Ники боялся и от страха скулил, как собачка, боялся боли и ещё сильнее боялся, что Господин станет прицельно бить спереди, где на цепочках были натянуты соски, язык, пальчики ног и член. И тут начал действовать наркотик, Ники почувствовал, как вернулось спавшее уже возбуждение, всеми мыслями обернувшись туда. И в этот момент Хозяин ударил. У Ники перехватило дыхание и он закричал, настолько резким был переход. Хозяин попал вопреки опасениям сучки вдоль спины, задевая и руки, но впрочем удар был не такой силы, как он ожидал. Ещё несколько ударов следом. Потом Господин включил вибрацию на пультике, стал сжимать и разжимать грушу, накачивая внутрь игрушки воздух, растягивая попку изнутри. Опять стоны. Ники уже и не сдерживался. По мимо того, что всё это было больно, страшно и унизительно, оказывалось ещё и возбуждающим. Опять несколько ударов. Потом Господин повесил кнут на шею и расстегнул ширинку. Его член уже стоял во всю мощь. Встал напротив Никиного лица и вставил тому до упора в глотку, сучка задохнулась. Отпустил, оттолкнув от себя. Ники качнулся назад. Господин поймал его за середину переплетения цепочек и прятянул обратно к себе. — Работай головой, ёбаная блядь!Ники старался, и Господин одной рукой придерживал его голову а другой надувал грушу. После отстранился, поднял с пола ещё один пультик от аппарата, стоящего внизу на полу, от которого тянулись проводки к цепочкам на пальчиках, сосочкам, языку и члену и подал напряжение. Ники не ожидал, поэтому заорал и дёрнулся так, что чуть не порвал язык серёжкой, капелька крови скатилась вниз и сорвалась на пол. Раздался смех и одобряющее похлопывание в ладоши. Дальше Хозяин продолжил трахать его в рот, переодически вытаскивая, отталкивая от себя и нажимая на кнопочку, от которой сучку било током, потом притягивал за цепочки обратно, не давая передохнуть трах продолжался, вибратор у Ники в попке работал на бешенных скоростях, раздуваясь до невероятных размеров. Господин отстегнул ремень, скрывающий проход и теперь, когда игрушка надувалась до предела тащил её наружу. Ники орал. Игрушка в итоге выпрыгивала, Господин её сдувал и вставлял обратно, начиная всё снова, каждый раз отсчитывая сколько он раз сжимал грушу и добавляя к этому числу бонусов. Обычно в похожие моменты его настигало странное состояние, когда кругом была одна боль и это не менее болезненное удовольствие, всё как будто терялось и забывалось, слёзы текли сами по себе своими собственными потоками, совершенно намочив повязку на глазах. Только боль, все её грани и переливы, блестящая острота и обжигающий огонь, сверкающие разряды, и резкие всполохи. Он как будто её изучал и исследовал, только у него не было возможности прекратить её или хотя бы кончить и это сводило с ума.Господа за столиками аплодировали…. Хозяин кончил и теперь сперма вытекала изо рта вниз на пол. Господин нажав пару раз на кнопочку подачи тока, немного задержался, прижимая её, после чего снял все цепочки и открутил серёжку с языка, а зажимы на сосках поменял на грузики, подвешенные к колечкам. Ники нагнул голову, чтоб лучше стекала слюна. — Прошу вас, Господа! Эта маленькая хуесосочка сладко оближет ваши члены! — Господин показал рукой на постанывающюю сучку и немного уставшей походкой отправился к диванам. Господа не заставли себя долго упрашивать. Начали вставать, туша сигареты, допивая содержимое стаканов, вставая в круг и освобождая свои орудия. Ники оказался в кругу стоящих членов, и они начали его раскачивать, ловя и поочерёдно натягивая на свои члены, потрахав немного отпускали и отправляли следующему. Продолжая играть с его попкой, надувая игрушку. Через какое-то время с него решили снять распорку и Ники стал помогать им, получив возможность ещё и сплёвывать слюну, в которой чуть не захлебнулся до этого. Мужчины были возбужденны предыдущим зрелищем и довольно быстро кончали. За исключеним одного из них, которому было недостаточно, они остались наедине. Он вернул на место распорку, вынул игрушку из попки Никитки и смазав руку начал проникать ею внутрь, продолжая долбить сучку в рот. Ники хотел закричать, так это было больно, но член в горле мешал это сделать и он давясь задёргался, пытаясь высвободить голову из руки джентельмена и сняться с его хуя. Ничего не получилось. Рука, сжатая в кулак проходила всё дальше внутрь. Слёзы полились буквально потоком, а сам Ники задыхался. Слюни вытекали изо рта и попадали в нос, он пытался отстраниться, отогнуть немного голову, но его держали крепко. Он боялся, что сейчас может умереть и так ужасно с рукой по локоть в жопе и захлевнувшийся слюнями от минета, задушенный хуём. Наконец рука внутри у Ники проникла на предельную глубину и мужчина распустил кулак и прижал изнутри его к себе. Ник вздрогнул, всё его существо судорожно стиснуло руку внутри и тихонько жалобно пискнул, глаза под повязкой были широко распахнуты, но видели только темноту. В этот момент Господин кончил и вытащил, довольно резко сразу с двух дырок, рука была испачкана в крови. Ники закричал и тут же закашлялся, пытаясь повернуть голову набок. Господин отошёл назад и только сейчас понял, что вся его рубашка и грудь были мокрыми. Сучка описалась от боли. — Эта ебаная сука меня обоссала! Ответом громкий смех в зале. Лицо Господина наливалось яростью. Сучка посмела его унизить прямо на глазах у всех присутствующих. Он метнулся к столу, хватая тот хлыст, которым бил его Хозяин замахнулся и ударил попав спереди по внутренней абсолютно не защищённой стороне бёдер, по груди и лицу. Ники снова громко закричал, дёрнулся и закашлялся явно давясь и задыхаясь. Из зала донеслись крики ободрения. Господин снова поднял руку, но спокойный властный голос его остановил. — Стоп! Ещё чуть-чуть и эта замечательная игрушка сломается. Хозяин говорил спокойно, поднявшись и плавно перехватив руку рассерженного Господина. Отобрал хлыст и развернув мягко подтолкнул к диванчикам. — Нам нужен небольшой перерыв, Господа!Мужчина уже ушёл в душ, а Хозяин снимал у сучки с лица распорку. Приподнимая одной рукой за голову. Ники кашлял и сплёвывал вниз, склоняясь к краю руки Хозяина, его стошнило, вылились потоком слюни, вода и сперма с чернотой от пепла, и продолжало скручивать в рвотных спазмах. Другой рукой снял у Ники с глаз повязку, желая осмотреть повреждения. Повязка мокрым комочком шлёпнулась вниз. Ники застонал от света и сщурил глаза, почти откашлялся и отплевался, теперь плач и слёзы рвались наружу. От скулы и до половины щеки тянулся багровый след, крови не было, кожа не лопнула. Больно, но не так страшно. Бегло осмотрел грудь, соски не задеты на бедре такая же багровая полоса и там такая же целая кожа. Человек был в ярости, поэтому ударил просто так, что бы ударить, не успев ещё распалиться так, чтоб вкладывать все силы. — Сучке крупно повезло! — объявил он заливающемуся в слезах Ники. — Сейчас я тебя спущю вниз. Хозяин понажимал кнопочки и Ники поехал вниз, Господин придерживал его голову и талию второй рукой. Опустил. Отошёл и отстегнул ноги, Ники с трудом их пытался свести перевернулся на бок сплёвывая слюни и продолжая плакать навзрыд. Господин опустился на корточки рядом, одним коленом в пол, приподнимая на ногу сучкину голову, подтягивая его выше, помогая откашляться наконец. И вскоре у Ники это получилось. Он хрипло и судорожно всхлипывал, но уже не кашлял, и сразу же прижался к Хозяину, дрожа всем телом. Этот жест тронул сердце жестокого Хозяина. Он приподнял сучку вверх и поднялся, держа одной рукой под попу, другой прижимая к себе, ноги Ники согнутые в коленях остались болтаться по бокам. Ники положил ему на плечо голову и теперь пропитывал слезами ткань футболки. Господин удалился в дальний угол помещения. Принёс сучку на её подстилку. Отвязал руки, растёр немного, снял ремни с почти не опавшего члена, кнут по нему не задел, афродизиак ещё немного действовал и помимо Никиной воли, он был возбуждён. Это смешивалось с едким вкусом сильнейшей боли и давало безумный коктейль. Он был обессилен и никак не мог подавить истерику, с ним творилось что-то безконтрольное. Господин присел на подстилку спиной к стене и притянул Ники, сажая себе между ног. Обнял одной рукой и прижал к себе, другой принялся гладить по голове. Ники трясло он вжался в Хозяина и обхватил себя руками, голова вот-вот взорвётся. — Успокойся малыш, тише-тише, я знаю, как тебе помочь. Я помогу тебе. Успокойся, не надо больше плакать. — Шептал ему Господин, перемещаясь рукой ниже и обхватывая Никиткин член, сучка дёрнулась. — Тише — тише, вот так, не бойся. Не надо вырываться. Не надо убегать.Ники затих, продолжая ронять слёзы. Господин задвигал рукой, нежно, но крепко сжимая его член. Сучка застонала. — Да, я знаю, что тебе сейчас нужно. — рука Гоподина двигалась всё быстрее. Другая рука скользила по Никиному телу, поглаживая ноги, руки, лицо, слегка задевая сосочки мягкими пальцами. Внутри поднималась тёплая волна, разливалась по низу живота. Он стонал, вперемешку со слезами, отпустил себя и прижал к себе руку Господина. Приближался оргазм. Он готов был кончить и зашептал, вспомнив в последний момент о правилах. — Пожалуйста, я хочу кончить, можно мне кончить, пожалуйста, Господин, пожалуйста, — сбиваясь и слабым голосом. — Можно, грязная похотливая шлюшка, кончай. И Ники кончил, вжался весь в руку Господина, зарылся в неё лицом и затрясся, как будто через него прошёл разряд тока, обливая руку Хозяина своей спермой. От такого шока истерика сразу закончилась и он обмяк в тёплых руках. Слёзы продолжали течь и он пытался отдышаться, но намного спокойнее, без судорожных вздохов. В голове пустота, мысли ещё не пришли, только эмоции пытались перевариться. Господин зашевелился и полез рукой в задний карман, достал сигареты, прикурил, перехватил Ники поудобнее и затянулся. — Ты о чём-то забыл, малыш, — проговорил он через некоторое время. — Спасибо, Хозяин, спасибо, что разрешили мне кончить, — у Ники это абсолютно вылетело из головы и сейчас он это шептал в надежде, что не получит за ошибку наказания. — Не за что, сучка, — но Хозяин был настроен равнодушно. Ничего страшного с его игрушкой не произошло. А на то, что творилось в сходящем с ума мозге у сучки ему было абсолютно плевать, Господин знал, так надо, они специально ломали его всё глубже внутри. — На, затянись, — Он протянул Ники ко рту сигарету. Ник поймал её губами и затянулся, закашлялся, отпрянул, но потянулся ещё за тяжкой. Когда они докурили, Хозяин затушил сигарету. Достал из кармана замочек и щёлкнул им на ошейнике у сучки, после чего прикрепил цепочку поводка к скобе в стене. Всё как всегда…. Отстранил Ники и поднялся, перекладывая сучку на пол. — У тебя есть пара часов, приходи в себя. Потом продолжение.Развернулся и зашагал прочь.Ники успел заснуть, даже не то, что заснуть, а банально вырубиться. И к назначенному сроку вернулся Хозяин. Отстегнул поводок от стены. Опустился на корточки перед ним и тыльной стороной ладони погладил по щеке. — Солнышко, зайка, вставай — прошептал нежно, — Тебя там, шлюшку недоёбанную тварь уже заждались! — Господин схватил его за волосы, поднимая к себе.Усталось просто убивала. Этих пары часов было явно мало, что бы восстановиться. Его тело было натреннированным и могло выносить и боль и издевательства довольно долго. Мысли в голове испарились. Он так хотел, что б ему подарили время. Время отдохнуть и подумать. Сегодня случилось нечто странное. Хозяева позволяли пользоватья его телом другим людям, но в то же время их отношение… До этого им всегда было плевать, они делали из него безмолвную игрушку, выбивая душу розгами. И сегодняшнее отношение определённо что-то в очередной раз ломало у него внутри, но времени понять что у него не было. Ноги были согнуты в коленях, он доставал пятками до ягодиц, схвачены там и ближе к коленям кожанными ремнями и разведенны в стороны, что давало подход к его задней дырке. Руки соединённые на запястях и выше локтя, уходили вверх, туда же тянулись ремни, продетые в кольца безрукавки, подобных креплений на ногах, и ошейнике. Он болтался в воздухе, на высоте их пояса. И его снова трахали. Спереди и сзади, как всегда одновременно. Ники не плакал, просто старался отключать мысли, да и ничего особенного в этом и не было. Просто старался расслабиться, через боль и не думать, во что они сейчас превращают его дырку, которая по ощущениям была похожа на то, что выходит из мясорубки.Через время, показавшееся вечностью, Хозяева его сняли. И дали небольшую передышку, где-то полчаса, которые он пролежал на холодном полу, не чувствуя этого, свернувшись калачиком. Никакие путы не держали его, но всё равно он не имел сил для каких либо действий. Никто его не трогал, и он находился в состояние тревожного сна. В зале что-то грохало, люди разговаривали и смеялись, приходил Геро, и Ники понимал, что это далеко не конец, они готовили что-то ещё для него. Потом подошёл Господин, и раздел его. Ники слабо осознавал, просто подчиняясь движениям, направлявшим его. Хозяин снял всё, безрукавку, переплетение кожанных ремней с ног, шорты и то, что оставалось от чулок. Ники остался только в своей традиционной одежде, ошейник и кожанные браслеты на руках и ногах. Подумав, Хозяин снял у него с сосков колечки пирсинга и вынул серьгу из пупка. Ники очень хотел спросить, что же сейчас будет, но знал, задавать вопросов нельзя. — Что-то ты какой-то вялый… и грязный. Сейчас освежишься. — это всё, что сказал Хозяин. Отвёл его на середину, сцену, как назвал это для себя Ники, место между экранами и диванами, где проходили преимущественно все издевательства, и велел ложиться на спину. Согнув, связал одну ногу, как до этого. Согнул руки в локтях, соединил между собой, тыльными сторонами ладоней на запястьях, завёл за голову и прикрепил к ошейнику. На каждую руку легли ремни дополнительно фиксируя сгиб. После этого прикрепил к свободной ноге цепь, взялся за пультик и Ники снова поехал вверх. Оказался висеть вниз головой. Господин взял в руки шланг и несильным напором теплой воды обмыл его тело, уделяя особое внимание попке и лицу, позволяя сплёвывать воду, после придвинул к нему аквариум с водой, в которой плавал лёд. При желании, подержав палец на кнопке, Хозяин мог его легко, как котёнка, утопить.Но Господин отложил пультик и подошёл к висящей вниз головой жертве. И совсем неожиданно стал мягко поглаживать обнажённое тело. Тёплой рукой проходя по всем местам. — Мы поспорили с нашими гостями, насколько ты вынослив. — говорил Хозяин, не прекращая движения рук. — Мы с твоей Госпожой считаем, что ты можешь многое вынести и даже получить удовольствие от плетей и кнутов. Наши гости же уверенны в обратном, — склонился к самому его ушку и прошептал — Диллетанты, — снова поднялся и продолжил поглаживания. Ники был согласен с «диллетантами» не могло тут быть удовольствия. Боль всегда боль. И пожалуй он так и не сделался мазохистом, чтоб её полюбить. Другое дело, когда она смешивалась с удовольствием и сексуальным возбуждением, а в самой боли в чистом виде ровным счётом не было ничего приятного. — Я думаю ты с нами не согласен, хотя я и не жду от тебя ответа. Сегодня это будет несколько иначе, чем то, как мы тебя обычно наказываем. Поэтому у тебя будет возможность не подвести своих Хозяев. Это явно было угрозой. Хозяин сказал так, обещая в случае их проигрыша в споре массу неприятностей. Но оставалось неясным, как он должен выразить подобное удовольствие и поэтому сразу отмёл мысли об имитации подобного, чтоб не проколоться. Раскрытая ложь была бы ещё одной причиной за которую Хозяева могли жестоко наказать. — Конечно, я понимаю, тебе сложно. Поэтому могу пообещать, если ты расслабишься, я тебе помогу. И ещё. Не бойся, я рядом. И всё под контролем.Ники впервые слышал подобные слова. Несомненно у них всегда всё было под контролем, но и угроза всегда тоже исходила от них. И слова «не бойся» были вообще несуразицой в сочетание со смыслом контроля. Сейчас же Господин говорил это в контексте гарантии того, что ничего из ряда вон выходящего не произойдёт, и обещая вовремя остановить, если что-то пойдёт не так. — Я разрешаю тебе говорить, и просить ещё, тем самым предлагая помочь себе и нам выиграть этот пустячный спор. — Господин улыбнулся оборачиваясь к притихшей аудитории рассевшейся на диванах. После отправился к столу с девайсами, выбрав хвостатую мягкую плеть. Склонился к его лицу. — Ты готов, мой малыш? — он шептал так, что другие не могли их услышать. — Да, Хозяин, — сдавленно прошептал в ответ Ники, хотя на самом деле и не был готов. — Хороший мальчик. — Господин притянул его к себе и поцеловал в губы. Это было настолько неожиданно, что у Ники перехватило дыхание. Господин его поцеловал, первый раз в жизни, да ещё и в губы. Это было просто непостижимо. Плеть разорвала воздух и опустилась на попку Никитки, не давая ему опомниться. Не больно, почти поглаживание. Господин осторожно прошёлся так по всему телу, не задевая гениталии, и лицо. После начал потихоньку увеличивать силу воздействий, в размеренном ритме опуская плеть. Основной силы удары приходились на ягодицы и спину, животу и груди доставалось меньше. Потом Господин останавливался на некоторое время и сменял удары плетью на поглаживание руками. — Ещё, Хозяин — шептал Ники, и Господин менял руки на плеть, удары его согревали и не приносили много боли. Несомненно это было приятным, лёгкая, почти не ощутимая боль и поглаживания, только неудобная поза приносила дискомфорт. Но Ники за всю жизнь в бункере побывал во многих неудобных позах и сейчас это не могло перевесить приятные ощущения. — Тебе нравится? — Да, Хозяин… спасибо, — помедлив закончил. Наверно за это стоило сказать спасибо.И он продолжал, делая перерывы на короткий отдых, усиливая удары. Ники закрывал глаза, пытаясь забыть о чужих людях, они явно мешали ему расслабиться. Удары становились всё ощутимее, потом спадали и снова, чуть сильнее нарастая пред спадом. Господин двигался волнами. Это продолжалось довольно долго. И становилось всё сильнее. Кожа в областях воздействия принимала красноватый оттенок. — Ещё, — продолжал шептать Ники, всё реже, не потому, что больно, а потому что он странным образом расслаблялся, смотрел вперёд открытыми глазами, но не видел людей и диванов, или видел, но совсем не придавал им значения. В голове только звук опускаемой на … кожу плети. Размеренный и ритмичный. Ники замотал головой. Что за херня, куда он уплывал, усилием воли он возвращал себя к реальности. — Ещё. Сильнее! Пожалуйста, Хозяин — почти выкрикнул. В надежде, что резкая боль отрезвит. Но Хозяин похоже понял, что с ним что-то происходит. Остановился и наклонился к нему. — Что такое? — проговорил спокойно, без угрозы. — Я хочу сильнее, Хозяин. Пожалуйста. — прошептал Ник ему в ответ. — Расслабься, я тебе уже сказал. — Я не понимаю, что со мной, Господин. — Всё с тобой нормально, хочешь уплыть, уплывай. А я тебе помогу удержаться на поверхности. — Хорошо, Хозяин. — Ники понял, что от него требовалось. Это проверка на доверие, Господин делал так специально, зная реакцию. От Ники требовалось расслабиться и принять в себя это состояние.Хозяин вернулся в старый ритм, и когда у Ники опять поплыло сознание, добавил во вторую руку другую плеть, семихвостку, с переплетёнными хвостами. Опустил её перед лицом Ники, демонстрируя. Теперь удары стали другими. Эта плеть била сильнее и ощутимо больнее мягкого флогера, но Господин выбирал места ударов и чередовал с воздействиями плети в другой руке, слегка выдёргивая Ники из этого состояния. Но ритмичностью и погружая туда сново. — Я хочу ещё, Господин. — Ники начинал чувствовать боль всё меньше, хотя удары и становились сильнее. Обжигающие и оставляющие следы на коже, в некоторых местах повреждая её до крови. Ники бы сейчас в это не поверил, он находился в другом месте. Все же здесь он и видел всё вокруг, но плохо осознавал, боли было всё меньше, ритм почти не сбивался, усталость в связанном теле отходила на задний план. Он расслаблялся и позволял этим волнам подхватить себя. И ему было хорошо, просто невероятно хорошо и всё равно на всё остальное. Из глаз непроизвольно выкатились слёзы и он тихонько всхлипнул. — Всё хорошо, солнце? — Он снова склонялся к его лицу. Ники потребовалось, чтобы он повторил дважды, прежде, чем сфокусироваться и ответить. — Ты плачешь. — Мне не больно, Хозяин. Мне хорошо. Пожалуйста, продолжайте. — проговорил наконец сквозь слёзы. Господин многозначительно повернулся к диванчикам. — Он плачет и ему хорошо. По-моему искренне. Добавим ещё.Господин продолжал, меняя девайсы в руках, многохвостку на стек, обратно и в довершении взяв кнут. К этому моменту Ники уже почти окончательно отключился от этого мира. Это было похоже на действие наркотика и он смутно предполагал, что так оно и есть, Хозяева вполне могли успеть ему что-то дать, но он никак не мог вспомнить подходящий момент, вскоре отринув все мысли. Слёзы текли и он не пытался их останавливать, просто находиться в этом состоянии было блаженством, схожим с оргазмом, но более плавным и обволакивающим, он будто бы не чувствовал тела и парил в невесомости космоса. Он обмяк в путах. Ни о чём не думая, просто наслаждаясь, время тоже стёрлось. Господин ударил кнутом. Длинная полоса оставила багровеющий след, из повреждённой кожи просочившись каплями крови. Ники не почувствовал это. И даже не вскрикнул. Несколько ударов он пропустил, не заметив. Его спину и ягодички покрывали сильные кровоточащие следы, на которые он никак не реагировал. — Думаю этого достаточно. Не правда ли Господа? Мы выиграли? Зал ответил молчаливыми кивками. Мужчины были расстроенны, сейчас они проигрывали кучу денег, а девушка лучезарно улыбалась, смотря в глаза своему возлюбленному. Сучка их не подвела. — Теперь вернём малыша обратно к реальности. Как вы и настаивали. Господин отложил мягкую плеть, повесив кнут на пояс и осторожно прикоснулся к местам серьёзных следов. Провёл рукой. Погладил. Ники почти не реагировал. Господин отошёл к столу и зажёг свечку. Традиционный воск. Нагнул и принялся капать на воспалённую кожу спины и ягодичек. Состояние Ники прерывалось, Господин дав ему небольшую передышку, одаривал новой обжигающей болью. Ударов больше не было, ритмичность прервалась и теперь он с трудом выныривал из приятного ничего в привычный мир боли. Чувствительность понемногу возвращалась. Господин оставил воск засыхать на теле сучки и выкурил сигарету до половины, затушив ногой. — Возвращайся. Уже пора назад. Можешь говорить? Ники слышал голос Хозяина. Но пока не мог, слова не складывались, да и не хотел отвечать. Не хотел возвращаться, там, куда его отправил Хозяин определённо было лучше. Господин отряхнул рукой застывший воск и зачерпнул из аквариума воду, вылавливая льдинку. Провёл ею по коже, по полосочкам от стека и кнута, даря приятную прохладу, Ники застонал, он уже почти в полной мере осознавал происходящее. — Тебе было хорошо? — Да, Хозяин, — он всё же выдавил из себя эти слова. — Ты должен знать, что за наслаждением всегда следует боль. Ты уже полностью здесь? — Не знаю, Хозяин. — Ники не лукавил, он действительно не знал. — Сейчас узнаешь. Ощущения к тебе возвращаются, ты начинаешь испытывать боль, а значит и инстинкт самосохранения должен работать правильно. — Господин нажал кнопочку на пульте и голова Ники поехала вниз, опускаясь в аквариум. — Задача проста, я буду бить кнутом, а ты не забывай выныривать, если не хочешь утонуть. Вода была обжигающе холодной, Ники вздрогнул, как только докоснулся до неё, состояние расслабленности улетучивалось. Он почти полностью головой погрузился в прозрачный аквариум, задержав дыхание, чтобы вынырнуть и вздохнуть ему надо было поднять голову. И он напрягаясь, старался держать голову на поверхности, это было сложно. Господин снял с пояса кнут и размахнулся для удара. Удар оказался не слишком сильным, но чувствительность полностью вернулась. Ники вскрикнул и опустил голову, нахлебавшись воды, быстро вынырнул, отплёвываясь и кашляя. Ледяная вода отрезвляла. Слёзы прекратились, и так слишком много жидкости было вокруг. Господин продолжил наносить удары, совсем не сильные для столь серьёзного девайса, как кнут, но вполне ощутимые, особенно учитывая, что они ложились на предыдущие следы, Ники кричал и захлёбывался. Господин тоже устал, это нелёгкая работа так долго махать плетями. — Нам нужен фееричный финал, — сказал Господин, останавливаясь и придерживая Никину голову на поверхности. — Я понимаю, тебе сейчас будет сложно настраиваться на нужную волну. Но ты постарайся, как старался до этого. Тебе нужно всего лишь кончить. И я тебя сниму отсюда. Господин отошёл к столику и вернулся с игрушкой в руках. Щедро полив вибратор специальной смазкой с анастезирующим эффектом. — Теперь, это будет не так больно. — Господин смазал вход в попку его сучки и одним пальчиком промазал всё внутри. Ники застонал. Он честно не представлял, как ему сейчас кончить, только что он испытывал нечто потрясающее, подобного он не чувствовал никогда в жизни, теперь это состояние сменялось болью и напряжением от ударов и воды, ему постоянно приходилось напрягаться, чтоб не захлебнуться. А теперь, чтоб получить свободу ему нужно было кончить, но он абсолютно не знал как это сделать, как заставить себя. Ему очень хотелось перестать висеть вниз головой и захлёбываться в ледяной воде, больше всего он мечтал о том, чтоб его развязали и спустили на пол, и до этого было ровно так же далеко, как до оргазма. Ники застонал. — У меня не получится, Хозяин. — проговорил тихо, оценивая свои возможности. — Значит ты останешься висеть здесь.Ответом опять стон. Его Господин одной рукой снова придерживал голову сучки, давая право на короткое расслабление, другой начиная вводить игрушку в попку Ники. Ники опять стонал. Смазка конечно заметно облегчала процесс проникновения, но по мнению сучки игрушка была немалого размера, заполняя всё внутри, растягивая и принося боль развороченному … аналу. Господин не торопился, той боли, которую доставляло Ники введение по его мнению было достаточно, резкость бы сново провоцировала разрывы кровоточить. Наконец ввёл до конца и включил вибрацию. Чуточку подождал, что Ники смог привыкнуть и отпустил его голову. Ники снова чуть ушёл под воду и застонал от боли, чтоб вынырнуть ему пришлось напрячься и непроизвольно сжать вибратор внутри себя. Господин отложил кнут, свою задачу девайс выполнил сполна. Показал истинную боль, которую в себе хранил, для многоуважаемых зрителей, позволяя оценивать степень нахождения жертвы до этого в полубессознательном состоянии, было невозможно стерпеть обжигающие удары без крика. Ники всего потряхивало. Господин взял в руки флогер, мягкую плеть, ту, с которой они начинали. И стал несильно опускать на тело и сзади и спереди, задевая соски и переодически поглаживая кожанными полосочками хвостов по промежности и гениталиям. Спереди это было даже приятным, а сзади всё же приносило боль, когда Хозяин задевал по свежим ранам. Он не спешил и играл с вибрацией, ищя для Ники подходящие варианты. Вибратор действовал как и всегда. Он стимулировал нужную точку, спрятанную внутри. При отсутствии сильной боли, это почти всегда был беспроигрышный вариант. Ники было легко с этой игрушкой, он любил и не любил её одновременно. Закрыл глаза, не желая видеть действительность и пытался сосредоточиться на приятных ощущениях. Переодически набирая воздух и окунаясь в воду, чтобы давать отдых уставшим мышцам. Господин вешал плётку на руку и поглаживал его в области паха, выбрав оптимальный вариант, задав два типа вибрации. Пульсирующий по нарастающей и переходящей в сильный монотонный волнообразный режим и заткнул пультик за ремень на ноге. Помог Ники вынырнуть и придержал голову над водой, снова давая передышку. — Так нравится? — Да, Хозяин, — на самом деле больше всего ему нравилось то, что Хозяин придерживал его голову, но об этом он решил умолчать. Другой рукой продолжил поглаживания его члена, который постепенно, вопреки Никиткиным ожиданиям, вставал. Переходил к соскам, сжимая и покручивая их в пальцах, потом снова сменял ударами плёткой и опять всё более настойчивами поглаживаниями, подрачивая сучкин фаллик. — Ну же, малыш, ты моя любимая игрушка, скоро, когда всё закончится я накормлю тебя консервированными персиками. — прошептал ему в лицо Господин и отпустил голову, которая снова ушла под ледяную воду. Консервированные персики! И он назвал его любимым, хотя и игрушкой! Ники вынырнул, восстанавливая дыхание. Сегодняшний день был полон сюрпризов. Ему обещали награду, а не только наказание. Тем временем он уже был действительно возбуждён, рука Господина приносила удовольствие и он хотел ещё. — Сильнее, Хозяин, быстрее, пожалуйста, — Ники не стеснялся просить. Обыкновенно бы эти просьбы карались одназначным игнорированием и наказанием, но сейчас цели у них с Господином были одинаковые. Хозяин понял, что его раб приближается к оргазму, увеличил темп движений рукой и переключил вибрацию на сильный монотонный режим. Ники постанывал всё сильнее. Он прекрасно понимал, что должен кончить, несмотря на то, какой ценой это будет достигнуто. Он полностью и сознательно подчинялся. И старался изо всех сил сосредотачиваться на приятном, игнорируя боль и напряжения. Так было надо и он делал это усилием воли. Вскоре это принесло плоды. Он напрягся и хотел просить у Гоподина разрешения кончить. Но Хозяин и сам всё понял, опережая его проговорил — Я разрешаю, кончай!Ники успел глубоко вдохнуть, прежде чем Хозяин зажал ему нос и опустил голову под воду, удерживая там. И кончил, зажмуривая, а потом открывая глаза и видя сквозь воду и прозрачные стенки аквариума свою Госпожу, сидящюю на диване. Тело сотрясло в судорогах, он кричал и нахлебался воды, в желании вздохнуть, пытался подняться вверх, но Господин крепко удерживал его в воде, и это окрашивало оргазм в новые тона, на поверхность упали капли спермы. С диванчиков раздались аплодисменты. Хозяин поднял его голову и держал, позволяя отплёвываться и откашливаться. В душе Ники ликовал, несморя на страх, появившийся в момент того, как Господин не давал вынырнуть, теперь понемногу отпускавший. У него всё получилось, как надо. Господин прополоскал вторую руку в воде, смывая сперму, и улыбнулся Ники. Отключил вибрацию и вытянул игрушку, откидывая на стол позади. После чего нажал кнопочку и Ники поехал вверх, расслабляя шею. Господин отодвинул аквариум и спустил Ники вниз. Быстро развязал, массажируя затёкшие конечности. Ники знал, сейчас, когда онемение пройдёт, его ждёт новая боль, как будто его тело пронизывают тысячи игл одновременно и даже дыхание станет пыткой. Больше всего он хотел, чтоб эти люди, взгляды которых он всё это время пытался не замечать, не наблюдали больше его мучений. Желание было столь нестерпимым, что грозило разразиться целой эмоцианальной бурей с истерикой, уже второй за день. Слишком много чувств через него прошло. И он решился просить, пока онемение ещё держало. — Хозяин, — тихонько позвал он. — Что? — Господин удивлённо уставился на него. — Заберите меня сейчас отсюда, пожалуйста, — он с трудом сложил просьбу в слова, впрочем не сильно надеясь на успех и начиная всхлипывать. Господин секунду подумал, оценивая положение. Он знал, сучка не будет лишний раз пускать наигранные слёзы, это было абсолютно искренне. Садист в нём требовал оставить всё как есть, ещё и добавить масла в огонь, вызывая Ники на ещё большие эмоции. С другой стороны, он ценил доверительную интимность этой просьбы. Ники предпочитал плакать наедине с ним, не желая обнажать душу в очередной раз перед чужими людьми. Не смотря на жестокость Хозяина и обычно подчёркнутое безразличие к такого рода вещам, за исключением возбуждения. Ники выбирал быть обиженным своим Хозяином. — Хорошо. — Господин наконец принял решение, и Ники перевёл дыхание, всё это время он видел бесенят, пляшущих в его глазах и не сильно надеялся на положительный ответ. Хозяин легко подхватил хрупкое тело. Как и в предыдущий раз, опускаясь и беря его под попу, закидывая руки себе на шею, обнимая и прижимая к себе другой рукой, пока Ники не мог сам держаться. Раб положил голову на плечо своего Господина, с мокрых волос стекала вода в очередной раз намачивая плечо его футболки, и они поднялись. Ники сильно похудел с момента попадания в бункер, на собачьем корме особо не растолстеешь и Господин легко понёс его в темноту коридоров. — Спасибо, Хозяин, — прошептал тихонько Ники ему на ушко всхлипнув. И через секунду зашёлся в крике, пришла боль в начавших отходить руках и ногах, усиливавшаяся при малейшем движении Хозяина. Вдобавок его бил сильнейший озноб. Но Хозяин и не думал останавливаться, выполняя просьбу и унося его всё дальше. — Ты меня испачкал и опять намочил. Хозяин принёс его в их с Госпожой ванну, она тоже больше напоминала обыкновенную ванну в квартире. И посадил голой попой на унитаз, Ники сидел, опираясь на сидение руками по бокам. Его всё ещё трясло, хоть боль в руках и ногах прошла, но он ещё чувствовал онемение. Из попки вытекала оставшаяся смазка, сперма и кровь, остальное он оставил на Господине. — Простите, Хозяин. — пролепетал. Господин включил воду, набирая её в ванну. И подойдя к Ники вплотную резко ударил в солнечное сплетение. Сучка задохнулась, прижимая руки к месту удара, боль накрыла, он с трудом, но удержался на унитазе. Что ж, неприятно, но не слишком сурово. Господин отошёл к воде и смыл с себя Никины выделения, стянул футболку и закинул в угол. После чего взял сучку за волосы и потянул с унитаза вниз, принуждая вставать на четвереньки. — Залезай в ванну.Ники подчинился, оказавшись стоять рачком в набирающейся ванной. Господин взял душ и прохладной водой обмыл слегка его тело и спину. Ники громко застонал. Повреждения с … каждой минутой ощущались всё сильнее. Открутил душ и направил шланг в попку, когда внутри набралось достаточно воды, велел стараться удержать и сесть на колени. Внизу вода была тёплой и от этого ранам было ещё больнее, но Ники закусил губу. Хватит ныть! Хотя хотелось плакать и жаловаться. Господин распустил ему волосы. Вернул душ и теперь обмывал уже тёплой водой всё тело. — Хозяин, я не могу удержать. — Выпускай, не страшно.Господин слегка обтёр его мягкой губкой. Окунул полность в воду, ванна уже целиком набралась. Удерживая под водой голову, Ники бился в руках Хозяина, воздуха опять не хватало, но Господин просто слегка развлекался. Вскоре вода пошла на убыль, Хозяин вытащил затычку. Потом велел вставать на ноги и Ники прислонился руками и лицом к стене. Сново обмыл душем и накинув большое пушистое полотенце вытащил его на коврик у ванной. — Жди здесь. — Господин стянул шорты и залез сам под душ. Когда он вышел, Ники уже свернувшись калачиком на коврике и укутавшись в полотенце спал.Ники проснулся от того, что его мучала жажда. Он сново тонул во сне и глотал воду, но никак не мог напиться. Разлепил глаза и застонал. Боль пришла сразу же. Он спал на животе, бережно укрытый тёплым одеялом. Господин вчера обработал мазью повреждения и наверно это он принёс его сюда. После ванны у него всё в голове было бессвязными отрывками, он тогда слишком устал. Ники заворочался, выбираясь из под одеяла, звякнула цепь. Привычный ошейник всё так же держал, но хоть руки оказались свободными. Надо найти воду. Ники принялся обшаривать взглядом пол в поисках миски с водой. Но нашёл нечто большее. Целая двухлитровая бутылка. Миска с кусками хлеба и нарезанным сыром, и другая, та в которой обычно была вода сейчас до краёв наполнена персиками, покрытыми сиропом. Под ней записка и таблетки. Желудок мгновенно скрутило в голодном спазме. Ники подтянул бутылку и открыв принялся жадными глотками вливать в себя воду. Откинул волосы с лица, поставил открытую бутылку рядом и вытянул записку. Принялся читать, переодически попивая воду.« Невозможное возможно. Вот и ты получил удовольствие от боли. И после сабспейса смог даже кончить. Удача была на твоей стороне и почти всё удавалось, несмотря на присутствие чужих людей. Воистину возможности человеческого организма удивительны. Мы в тебе не ошиблись, твоё место здесь. Наслаждайся завтраком и выпей после еды таблетки. P. S. Ты забыл поблагодарить своего Господина за оргазм. Тебя ждёт наказание) Заботливые Хозяева.» Мдааа. Каша в голове. Ники закрыл бутылку. Нашёл камеру и помахав в неё запиской, чтоб привлечь внимание, громко проговорил — Большое спасибо, Госпожа и Господин. Пересел на попу, стиснув зубы и накинув одеяло прислонился к стене, складывая по турецки ноги. Подхватил рукой миску с персиками и наслаждаясь вкусом принялся перечитывать записку. Сколько много вопросов она рожала, да и весь прошедший день. Сначала Хозяева давали пользоваться его телом другим людям, потом эти постоянные проявления нежности, страх за свою жизнь, он много раз накрывал, неконтролируемые истерики и «сабспейс», поцелуй в губы и то, как он после полностью доверился, сломав что-то в себе, своему Хозяину и его рукам. Выпитый стакан спермы! При этом воспоминании к горлу подкатил ком и пришлось отодвигать от себя вкусные персики, что б перевести дыхание и усилием воли запихнуть воспоминание за закрытую дверь.Всё это время они делали из него безмолвную игрушку, выполняющую любые прихоти. Уча его полному подчинению. Спрашивать разрешения кончить и кончать только получив его. И благодарить после. Воспоминания вернулись к той поре, когда Хозяева учили этому. Когда он спрашивал, но кончал раньше, чем получал разрешение, Хозяева наказывали. И как потом, терпя и оттягивая дожидался разрешения, но уже терял возбуждение. Ники улыбнулся. Это было забавное воспоминание, Хозяева решили, что это из-за наказаний. И потом он с утра до вечера валялся на матрасе в общей зале и удовлетворял сам себя разнообразными игрушками, вибраторами и самотыками, не забывая спрашивать разрешения и если сново не получалось, опускать глазки и елейным голоском просить прощения, начиная всё заново. Или мгновенно теряя возбуждение от грозных криков и пугающего взгляда злого Хозяина. Но им приходилось успокаиваться, если они хотели добиться результата. Ники знал, они не дураки и долго не получится водить их за нос, наказание всегда в итоге его находило, когда они не замечали его стараний. Иногда Хозяин просто связывал его так, что Ники не мог пошевелиться и играл с его телом, приклеивая скотчем маленькие вибраторы на соски и на головку члена.Эксперементируя с игрушками у Ники в попке. Он внимательно следил и изучал его реакции. В конце концов у Ники стало получаться всё правильно и умение оттягивать оргазм до разрешения Хозяев стало только придавать разрядке новые нотки удовольствия. Несомненно это был один из лучших моментов в его жизни в бункере. Как и персики сейчас. Ники снова улыбнулся и подтянул миску обратно. Персики просто таяли во рту на кусочки блаженства, а он облизывал испачкавшиеся в сиропе пальцы с чёрным лаком на ногтях. В остальном же его чувства никогда не волновали его Хозяев, они обращали на это внимание, только когда им по какой либо причине было это нужно. Впрочем так было и вчера, когда Господин поцеловал его, успокаивая. Ему было нужно, чтоб у Ники всё получилось именно так. Но всё же ему казалось, что какая-то невидимая тонкая ниточка стала связывать Ники и его Хозяев. Он не испытывал к ним отвращения, как к тем людям. Хозяева научили не смотреть в глаза, он не смотрел, потому что боялся этих глаз. Конечно он их ненавидел, но был вынужден выворачивать им душу наизнанку, и наверно никто во всё мире, не знал его так хорошо. И иногда ему казалось, он видел в их словах и действиях интерес к нему не только как к безмолвному исполнителю их желаний. Наверно этот интерес надо заслуживать и чем больше, тем лучше. Он пока не вполне понимал зачем. Но в этом случае нежность всегда предпочтительней, чем боль или хотя бы вперемешку. Играть на чувстве жалости и нежности у садистов. Ники скептически улыбнулся в очередной раз. Так не пойдёт, жалость совсем не то, его боль и слёзы только всё больше распаляли их, и им не было нужды останавливаться. Если они захотят, то могут закончить это всё его смертью. И им обязательно сойдёт это с рук. Как провоцировать их на нежность? Он должен суметь им показать, что нужен не только как жертва. А как кто? Любовник, собеседник, друг и товарищ? Ники уже откровенно смеялся, представляя, как они за одним столом пьют водку, закусывая огурцами и он их с умным видом спрашивает откуда идут корни их садистских пристрастий.То, что делали с ним его Хозяева сильно замыкало его в себе. Постоянные унижения, слёзы, секс, цепи и оковы. Он пытался заползать в какую-то раковину внутри себя, отпихивая осознания этих событий от себя подальше, запирая их за мощными дверями, казалось, стоит приоткрыть дверь и они его сожрут. Ники боялся этого, боялся сойти с ума и перестать чувствовать, хотя и хотел этого отчасти. Но контроль над собой он однозначно не хотел терять. Не хотел быть собачкой, которой позволено только гавкать. Хотел вернуться домой… А хотел ли? Дом казался невообразимо далёким и стирающимся из памяти. Он сомневался, что сможет вернуться к нормальной жизни. Или что у него будет такая возможность. Видимо что-то уже в его голове приходило в негодность. А если так, то 2 пути или остаться с ними или умереть. Оставаясь с ними заставить их относиться к себе по другому или оставясь с ними умереть. Ники, запив сиропом отложил персики и принялся за хлеб с сыром. Вкусно! Он забыл, когда ел нормальную человеческую еду и ел свободными руками, а не как собачка ртом из миски. Он не знал, как это сделать, как смягчить сердца садистов. Надо стараться внимательней чувствовать и больше замечать, укрепляя призрачную нить. Чуточку надежды, лучик света в темноте отчаяния и он был готов идти на компромисс. Возможно это всё бред и в самом деле у него не было никакого права и выбора. Но если у него будет возможность, он обязательно её воспользуется. Он вскоре насытился, впрочем, съев не так много. Мутило, похоже у него вдобавок была температура. Ники вспомнил про таблетки, они должны помочь. Закинул их в себя и запив водой, прилёг на матрас спиной кверху. Он немного подремлет, а потом опять будет есть персики, их ещё много оставалось в миске. Пробежал ещё разок по записке и придвинув к себе закрыл глаза.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх