Обконченная мама (начало).

Мне 18 лет, учусь в обыкновеннм московском училище. Но это рассказ не столько обо мне… Это рассказ о моей матери. О самой похотливой и блядской шлюхе на свете. Конечно я и мои друзья сами приложили руку (и не только руки ;)) к ее тотальному разврату, но, как она сама мне неоднократно признавалась, она всегда мечтала быть ебанутой опущеной шалавой, годной только на то чтобы принимать в себя сперму любого кто непобрезгует выебать ее. В обычной жизни она мало чем отличается от других среднестатических московских женщин. Успешная, неплохо зарабатывает (так же, как и отец, который кстати даже и не догадывается какая мама блядь) поэтому живем мы не сказать что богато, но и нужды не испытываем. 42 года, рост 170 см., полновата, что естественно для матери двоих детей, большие сиськи 4-го размера и задница тоже немаленькая, но выглядит все очень очень здорово и учитывая ее, как правило более откровенные чем принято в обществе наряды, она вся прям таки лучится сексуальностью. Уверен когда она идет по улице или едет в метро у проходящих мужиков нередко встает на нее. Я столько раз ебал ее, что даже не знаю с чего начать. Трахал ее во все дырки, один, с друзьями, с подругами, с незнакомыми людьми, пьяную, трезвую, подручными предметами, во всех комнатах, на улице, в подъезде, в общественном транспорте, фотографируя и снимая на камеру. Что бы все это описать придется начать с начала. С нашего с ней первого раза. А случилось это два года назад. Был канун майских праздников, отец уехал на дачу, он работал посменно поэтому уехал раньше нас, мать была на работе и я сидел дома один. Было уже довольно поздно, к одинадцати, матери все не было, но у меня и в мыслях не было волноваться. Вдруг я услышал как открывается ключами входная дверь и с шутками и смехом вваливается изрядно подвыпившая компания — мама и трое мужчин. Одного я кажется видел разок раньше, он вместе с ней работал, других видел первый раз. Я вышел в коридор поздороваться, мама была довольно сильно пьяна, это было не обычно, она редка позволяла себе такое, «видимо решила развеяца пока отца нет» — подумал я. — Привет Сережка! Не спишь еще? А мы на работе заотмечались, решили у нас посидеть. Ты иди спи, мы шуметь не будем. Мама выпалила это все на одном дыхании, видимо очень старалась сказать все четко и непринужденно, но язык заплетался и мне показалось что фраза заранее заготовлена. «Нихуя себе» — улыбнувшись про себя, подумал я. Пошел в свою комнату, но спать конечно не лег, стал прислушиваться к разговору на кухне, видеть свою мать в таком состоянии было для меня не привычно. О чем говорили было почти не слышно, но часто слышался звон бокалов, точнее как я потом понял из обрывков разговора, рюмок. Пили водку. Смех все нарастал, шутки были все пошлее, звучали пошлые анекдоты, и громче всех ржала, именно ржала а не смеялась, моя мать. Я понял что она в говно, она уже даже голос не контролировала и иногда срывалась на какой то поросячий визг вместо смеха. Видимо уже совсем не соображала и про меня тоже забыла. Включили музыку и слов стало совсем не разобрать, но пьянка продолжалась. Гремели табуретки, я сидел и угадывал что там происходит — походу танцуют. Интересно как? Дама то одна, а кавалера три) Я подумал, что уже давно не напоминаю о себе и можно, не помешав им сходить в туалет, заодно глянуть что там сейчас происходит. Туалет был рядом с кухней, дверь со стеклянной панелью была закрыта, и я мог видеть все что там происходит, при этом пьяные, оглушенные музыкой и поглощенные процессом мать и мужики меня абсолютно не замечали. Стоя в коридоре и наблюдая через стеклянную дверь я обомлел — пьянущая мать пыталась делать вид что танцует посреди кухни, а лишь немногим менее пьянющие мужики танцевали все трое вокруг нее, при этом руки каждого были на ее теле. Один абсолютно ничего не стесняясь мял ее задницу, двое других лапали через тонкое платье ии сиськи, а она сама вертелась между ними с тупой пьяной улыбкой на лице и кажется даже не замечала всех этих рук. Или наслаждалась ими? Вдруг чьито руки нырнули в вырез платья и одним движением вывалили наружу ее сиськи. Наверное мужик хотел достать их полностью, но сиськи вылезли вместе с наполовину слетевшим лификом, одна грудь свисала из чашечки, другая была наполовину в ней, а наполовину вывалившаяся. Все заржали, ржала и моя мать, не прекращая танцевать. Я был в полном шоке от такого зрелища. Чей-то голос произнес «Предлагаю выпить за эти обалденные сиськи!» Все поддержали, выпили еще, хотя непонятно было как в них еще лезло, все еле держались на ногах. Потом один из мужчин, мать называла его Ваня стал с ней сосаца, а его руки при этом задирали подол платья выше задницы матери. Остальные одобрительно загомонили и стали обсуждать открывшуюся попку. «Классная задница, Наташ, я бы тебя отпялил» — произнес тот, чьего имени я не знал. Вместо ответа мать наклонилась вперед отчего ее попа выпятилась еще сильнее, а потом не удержалась стала падать куда-то вперед и вбок, попыталась ухватиться руками за стоявшего ближе всех к ней Ивана, не удержалась и упала на пол. Мужики опять хором заржали. С моего наблюдательного пункта было не видно мать, но судя по всему она даже не пыталась подняться. Или пыталась, но не получалось. — Эй, ты чо, бля, вырубица захотела? Только дошли до самого интересного. — сказал один мужик и попытался ее поднять. Вдвоем с еше одним у него это получилось и они посадали ее на табуретку. Сиськи по-прежнему были вывалены на всеобщее обозрение. — Реббят, ик, что-то мне уже плохо, давайте расходица… — залепетала мать, но у «ребят» были другие планы. Иван, как я понял он был старшим по должности и поэтому действовал как лидер. Расстягнул брюки достал свой полувозбужденный, но уже размером с большую сардельку член и молча поднес его к губам моей матери. «Соси» — коротко сказал он. «Давай, Наташ, не строй из себя недотрогу, пососи нам немного, ты же сама этого хочешь», сказал другой. По-моему в этот момент мать ничего не хотела, но залитый водкой и, с непривычки абсолютно несоображающий мозг, видимо подсказал ей, что это самый простой вариант и она не меняя позы и не меняясь в лице просто открыла рот. «Как кукла!» — опять заржали. Иван начал водить членом ей по губам и засовывать в рот, а мать просто сидела на табуретке, боком опираясь на стену и давала пользоваться своим ртом, по другому это было не назвать. Признаться желания остановить их и помочь матери у меня тогда не возникло ни на секунду, в отличие от пьяных мужиков, мой член уже давно стоял колом. Я просто смотрел и ни о чем не думал. Двое других, воодушевленные примером своего босса, тоже спустили штаны и обступили мать. Они почериди брали руками ее голову, поворачивали ртом к члену и вставляли ей. Минут через десять члены у всех уже стояли как богатыри, мать тоже слегка пришла в себя и уже помогала руками, подрачивая члены тех кто в данный момент не ебал ее рот. Но вскоре им это надоело, кто-то снял с нее через голову платье и лифчик. Мама осталась в одних белых кружевных трусиках и туфлях, которые так и не удосужилась снять, придя с улицы. — Наташка снимай трусы, ебаца будем! — Нет, не будем, ик, я слишком пьяная, уходите. Так нельзя… — Так! Что за разговоры?! Мужики по-моему надо еще выпить, а то Наташа думает что слишком пьяная — Я больше не могу пить, меня щас вырвет, — только не это! испугался я, что все может закончиться. Но никто ее не слушал, водку опять разлили по стаканам, матери дали самый полный, чокнулись и выпили. Мать сама пить уже не могла, но Иван заботливо поднес ее руку со стаканам ко рту и буквально залил в нее водку. Мать поперхнулась, закашлялась изо рта и из носа потекла водка вперемешку со слюнями и соплями. — Блять, я же говорлила, — заплетающемся языком пыталась оправдываться она. Но ее никто уже не слушал, чьи-то … руки пытались снять с нее трусы, но так как она сидела ничего не получалось. — Наташка, епт, снимай трусы, говорят. — мама слегка приподнялась и трусы оказались в руках у того кто их снимал. Все одобрительно загомонили, а мужик стоял с трусами в руках и не знал куда их деть. Не придумав ничего лучше бросил их прямо на стол. — Не, давай лучше сюда, Антох, — произнес Иван, поднял со стола трусы и одел их моей матери на голову. Взрыв хохота. Может быть мне показалось, лица не было видно, но кажется мать смеялась вместе с ними, до меня долетал приглушонный тканью трусов ее смех. Трусы поправили и мама, могла мутным взором видеть сквозь вырезы для ног лица своих ебарей. Зрелище было ого-го. Голая мать, возбужденные сиськи, трусы на голове и слюни стекающие по подбородку, которых она не замечала. В таком виде ее и положили животом на стол и Иван, как главный, пристроился сзади, плюнул себе на руку, начал вымазывать ей для смазки пизду. «Она вся мокрая уже, парни, а говорила не хочет» И с этими словами всадил ей. Двое других обошли стол и всали так что их члены оказались как раз на уровне ее головы и началась эта карусель. Они ходили покругу, но всегда кто-то ебал ее в пизду, а двум другим она поочереди сосала. Вот тебе и скромная мама! Вдруг зазвонил чей-то мобильник. Тот кого назвали Антоном, он в этот момент трахал маму в пизду, снял трубку — «Алё! Че! Да, а мы тут бухаем и шлюху ебем» — всеобщий смех, но в этот раз мама не смеялась. «Ага, прям щас ебу! Хочеш послушать?» — он поднес телефон к маминой жопе, чтобы в трубке были слышны хлопки, но этого ему показалось мало и он передал трубку Ивану, «Поднеси, пусть послушает как сосет». Подала голос мама — «А кто это? Я его знаю?» — в голосе не было ни стыда, ни испуга, только похоть и какой-то азарт. «Да не, не знаеш, это мой друган давнишний, еще в армии вместе служили», тогда мать, видимо ободренная тем, что этот человек ее не знает и вероятно никогда не узнает, стала сосать с удесятеренной силой, специально громка чмокая и хлюпая. Мужики как обычно ржали над ней, им это очень нравилось. «Хлюп-хлюп, хрпффф! чмок-чмок-чмок, бляяяяя уфшхр, сука как хорошо!» — у матери видимо совсем сорвало колпак, она наслаждалась своим блядским положением, ей хотелось сосать как можно более пошло. По подбородку на пол текли слюни. А она не останавливалась и продолжала издавать разные звуки на все лады. Про меня она давно забыла. Даже музыка не заглушала этого чавканья. Вдруг она подавилась членом и громко рыгнула. Опять все смеялись и она громче всех. «Что нравится? — почти кричала она в трубку — а я и пиздой так же хлюпать могу!» Трахающий ее Антон не выдержал такого зрелища и возбужденный блядским поведением мамы стал кончать ей в пизду. Естественно никаких призервативов на них и в помине не было, поэтому когда он вынул из нее член, по ляшке медленно потек довольно сильный ручеек спермы. Это было фантастическое и чудовищно возбуждающее зрелище, видеть красную, раздолбанную мамину дырку с вытекающей оттуда спермой какого-то незнакомого мне мужчины. Телефон, не попрощавшись, повесили, Антон сел на табуретку и налил себе водки. Мама оторвалась от обсасываемого в этот момент члена и громка сказала «Пизда свободна! Следущий». Следующим был Иван, он поебал ее буквально пару минут и тоже кончил. Я обратил внимание на то что, когда он вынул член из маминой дырки сперма не потекла. «Дайте я тоже ей впизду добавлю, жалко в рот кончать» — сказал третий и принялся трахать маму, пока двое других сидели рядом за тем же столом на котором животом лежала мать. Она вытерла рукой свой весь перепачканный слюнями рот и, только когда рука коснулась ткани вспомнила что у нее на голове до сих пор надеты ее трусы. Она сорвала их и стала вытерать слюни с лица и подбородка. А вытеревшись просто лежала и постанывала пока третий мужик не кончил в нее. Наконец, когда последний член разрядился ее влагалище. Все опять расселись за стол. Когда села мама её пизда хлюпнула и на табуретку выбросило приличную порцию спермы, но она то ли не заметила этого, то ли ей было уже все равно, плюхнулась жопой прям в эту лужу. И выжидающе уставилась на своих товарищей. Видимо сознание пока отказывалось воспринимать это все как реальность и она думала что это сон или, может быть в тот момент она вообще не думала. Я устав стоять уже давно сидел в коридоре на маленьком стульчике на который обычно сажусь, чтобы завязать шнурки и вовсю надрачивал. Еще бы. Такое шоу. Кончив мужики стали испытывать к матери такое же сильное отвращение, как только что было возбуждение. По разговору я понял что мужики собираются уезжать. Но пока они сидели, отдыхали и вяло издевались над пьяной мамой, которая по прежнему тупила, улыбалась и была как будто под кайфом. — Что понравилось хуи сосать? — Понравилось — Фу, бля у тебя изо рта хуями пахнет. — Конечно, выебали меня, а теперь ржете, и из пизды вон смотрите сколько спермы вашей натекло, все ноги уже в конче. — Ладно — сказал Иван — предлагаю выпить по последней и пойдем, а Наташа пусть отдыхает. Ха! Вот прикинул щас, чтобы было если бы тебя другие с работы увидели в таком виде — он заулыбался, а мама задумалась — Ирка бы пусть увидела, та еще блядь, вот бы она сейчас с нами была, я бы ее морду в свою обконченную пизду щас потыкала, ей привыкать жрать сперму. Работа хуйня, сын бы ничего не услышал, ржали как сумасшедшие… — я съежился, но напрасно дальше разговор обо мне не развивался, выпили по последней. Мама выпила, потом ладонью буквально зачерпнула сперму из пизды, с ног и с табуретки, получилась почти полная ладонь и закусила этим. Всеобщий хохот. Я тихонько пробежал в свою комнату, слышал как уходят парни. По шуму было понятно, что они напоследок пристают и лапают маму, слышны были щелчки фотокамер с мобильников. — Тише вы! Сын же за дверью спит, разбудите. — громким шепотом говорила мать — прикиньте выйдет поздороваться, а я тут голая со струящейся по ногам спермой. Что я ему скажу — Приглушенные смешки. — А не надо будет ничего говорить, просто повернешься к нему спиной, нагнешься раком как ты умеешь и скажешь «Еби сынок!» Хотела бы попробовать спермы своего сына? — Ага заберемению еще, пусть лучше мамину жопу и рот поебывает — ей доставляло удовольствие вести себя, как самая испорченная шлюха. Хлопнула дверь, все кроме мамы ушли. Я услышал как она прошла на кухню, села, услышал звон стекла, то ли собирает посуду, то ли наливает себе еще. Что же делать? Она сейчас все уберет и ляжет спать, а завтра делать вид что ничего не произошло? Нет так не пойдет! Я решительно встал, открыл дверь и не скрываясь сразу топая пошел на кухню. Мать сидела голая на табуретке, я был прав — выпила еще одну стопку. — Сережа? — голос был робкий, увидев меня и мой взгляд она все поняла и не знала как вести себя дальше — Мама как ты могла? — необычно было разговаривать с мамой в таком положении. Где то секунд 30 она просто смотрела на меня, подбирая слова и не зная что сказать. А потом вдруг решительно встала, во взгляде читалась уверенность, как будто она нашла достойное решение. Она покачиваясь медленно встала со стула, на нем отпечатался мокрый отпечаток ее жопы. Смотря мне в глаза стала все так же медленно поворачиваться ко мне спиной, а потом резко нагнулась вниз, головой почти до пола, жопа получилась отклячена, и было видно вблизи и пизду и колечко ануса (все было перепачкано спермой). — Можешь ебать — я стоял в шоке не шелохнувшись. Мама чувствуя что ничего не происходит все так же в согнутом состоянии посмотрела на меня снизу между своих ног, — ну же, еби, не стесняйся. Не обращай на сперму внимания, а если смущаешься можешь в жопу поебать, там нет кончи, мне все в пизду слили. — Я дотронулся рукой до маминой попы. Сначала нерешительно, но потом все смелее. Чего мне было боятся? Мать стоит согнутая, перед свои сыном и из пизды по ляшке течет струйка, нет струя, спермы. Я как с цепи сорвался. Резко скинул штаны и со всего маха всадил маме в очко. Ох! По чужой сперме вошло легко и я стал наяривать. Кончил буквально за минуту, такое возбуждение накопилось. Кончив я оттолкнул жопу. Мама удержалась руками за подоконник, а так бы упала. Из ее очка закапала свежая сперма. — Мам, а тебе правда нравится быть шлюхой? Я слышал как вы тут смеялись когда говорили про это. — Сынок очень нравится. Теперь ты всегда можешь меня ебать. Ебать свою маму! Когда ты захочешь я буду у тебя сосать, когда захочешь я подставлю пизду. И только попроси меня и подставлю очко по первому требованию. — Ха, даже не знаю куда тебя выебать. Теперь когда все дырки свободны это не простой выбор. — Молодец сынок, мне нравится когда ты говоришь «выебать». Попользуй меня! Выеби! Я твоя подстилка. Просто дырка для ебли. Не называй меня мама, называй меня спермоприемник. Хотя нет! Называй меня Спермососущая мамуля. Это так нежно. — Ладно, щас я тебя еще разок выебу, а потом друзей позову, будем тебя по кругу пускать. Пизду расставила! Быстрее. — Мама села на пол и расставила как могла широко ноги. Я лег на нее в миссионерскую позицию. Наш секс был бы классическим, только это была моя мать, она лежала на грязном кухонном полу, пизда хлюпала от обилия ранее накончаной спермы и мама говорила — Хлюп-хлюп! Нравится звук маминой пизды? Это она кричит еби меня сынок! Давай! Ебиии! Кончи в пизду мамочки! Мама и есть пизда! Пизда в сперме. Еби меня сынок и пусть все твои друзья тоже меня ебут. Бляя! Кайфово как пьяной блядью валяться под сыном. Ааааа! Кончил? Слил мне в пизду? — я действительно кончил. Встал, сел на табуретку, мама осталась лежать на полу с, в очередной раз, вытекающей из пизды спермой. Взяв со стола чайную ложку я кинул ее ей. — Жри — сказал коротко. — Что жрать? — мама все поняла, но ей хотелось поговорить — Мой сын будет дрочить на свою голую маму, жрущую ложкой сперму из собственной пизды? — Ну да будет. Давай, мам. Приятного апетита — я хмыкнул, а мама во весь голос заржала и стала черпать ложкой, залезая даже внутрь пизды, а потом поднесла это ко рту и съела. Потом еще ложку и еще. Съев около десяти ложек она уставилась на меня. Голая, полноватая женщина с большими сиськами заляпаными спермой, полулежит на полу, слегка оперевшись спиной на стену, с гразной ложкой в руке. Я сходил за фотиком, стал ее снимать, а мама улыбалась и позировала, пытаясь предстать перед объективом еще более опущенной, хотя куда уж более. Если Вам понравился мой рассказ, пишите свои замечания/пожелания на адрес gugu-ua@yandex.ru. Если это окажется интересным для читателей, будет продолжение. E-mail автора: gugu-ua@yandex. ru



Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх