Обласканный женским вниманием — 2

Часть 2. … Но сегодня я немного устал и решил пойти сразу лечь спать. Поэтому я направился сразу к своему корпусу. Поднявшись по ступенькам, я зашел за ключами от своей комнаты, но их к моему удивлению не оказалось. Пожилой мужчина с улыбкой на лице сказал, что его уже взяли. Я подумал, что это, должно быть, уборщица, поэтому я, не удивившись, направился в свою комнату. Было около шести вечера. Каково же было моё удивление, когда, открыв дверь, я увидел лежащую на моей кровати улыбающуюся Наталью. Она была в сексуальной ночнушке. Боже! Как она была хороша и желанна! Я на мгновение потерял дар речи, но собравшись и взяв себя в руки, я спокойно произнес. — Ты как здесь очутилась? Кто дал ключ? — Здравствуй, Мишенька! — лукаво произнесла она, поднимаясь мне на встречу. — Давай закроем дверь и поговорим, — предложила она, направляясь к двери. Она закрыл дверь, и подошла ко мне. — Ну, здравствуй, мой дорогой, — произнесла она, обнимая меня и целуя. — Здравствуй, — ответил я, целуя и обнимая её. Я почувствовал, как её огромный живот прижался ко мне, как её налитые груди. Я почувствовал всё её блядское существо и полностью отдался своей похоти. — Какой у тебя животик большой. — сказал я лукаво, сжимая её ягодицы. — Да, дорогой. Я же беременная телка. Разве ты забыл? — улыбаясь, отвечала она. — Скоро родить должна. Живот вон уже опустился. Пятый у меня уже. — Классная ты телка! — радостно воскликнул я, поглаживая её большой живот. — Ну, как рожать? Не страшно? — Нет, Мишенька, — улыбнулась она. — Четверых родила и пятого рожу! — Как же ты попала сюда? — удивился я. — Да как всегда и везде, — засмеялась она. — Дедок тот, что ключи держит, падок до женского полу. Правда, импотент, но… мне с ним детей не крестить. Вот пришла, значит, я и не знаю, как спросить ключ. Думаю спрошу у него когда вы вернетесь. А потом смотрю, он с моего живота глаз не сводит. Сразу его и раскусила. Давай, говорю, я ключ от комнаты Михаила Сергеевича возьму, а тебе дам живот мой погладить. Так он готов был ещё и… — засмеялась она. — Это просто пиздец! — засмеялся я. Так мы смеялись, пока я не почувствовал, как Наталья стала расстегивать мне брюки. — Наташка… — начал я. — Да! Да, мой миленький! — ласково говорила она. — Я ебаться хочу. Хочу, чтобы меня выебли, как последнюю сучку! — А беременность! — недоумевал я. — А что беременность? Я уже готова рожать. В крайнем случае, здесь в санатории и примут роды. А через месяц поеду облегчившаяся домой. — спокойно сказала она. — Ну! Давай, Мишутка! Вставь мне! Вставь своей беременной сучке! Этот разговор меня не на шутку завел. Ладони вспотели, член прибило к животу, во рту пересохло. Я начал судорожно лапать её живот и сиськи, сжимая их. Я просто слетел с катушек! Мои брюки упали к её ногам. Затем я снял с неё ночнушку. Моему взору предстали налитые груди и большущий опустившийся живот. — Да, мой мальчик! Возьми меня! Я сама хочу, чтобы ты оттрахал меня по полной! Давай! Посмотри, какой у меня большой живот! А, может, ты бы хотел поиграть в игру мамочка и сын? — улыбнулась она и посмотрела на меня. — Ах, вот в чем дело… А я, глупая, и не поняла сразу. Я могла бы догадаться по тому, как ты слушал мой рассказ в автобусе. Мишенька! Сыночек мой! Трахни свою беременную мамку! — ласково и сексуально произнесла она. — Да, мамочка! Я хочу тебя! Я хочу выебать тебя! Хочу кончить в тебя! Хочу сжимать твою молочную грудь! — вырывалось из моих уст. — Возьми меня! — произнесла она и, взяв мою руку, подвела её к своей пизде. Как там всё было мокро! Пизда была гладко выбрита. Я ощутил её не маленький клитор. Затем я сжал её в своем кулаке и из груди моей «мамочки» вырвался стон блаженства. — Боже! Как хорошо! Не останавливайся, сынок! Давай! Ещё! Я сжимал её детородный орган ещё и ещё! Моя рука вся была в её любовных соках. Её стоны постепенно усиливались. Клитор уже набух. Всё говорило о том, что «мамочка» готова на всё. Я развернул её к себе спиной и, прижавшись к ней, начал ласкать живот. Я попробовал немного приподнять живот снизу, но у меня ничего не получилось. — Делай всё! Делай всё, как тебе хочется! Родной мой! — стонала она, закрыв глаза. — Хочешь приподнять мой живот? — Да, мамочка, хочу! — ответил я. — Тогда подожди немного! Давай мамка ляжет и приподнимется. А тебе потом будет ещё удобнее рассмотреть мамочкину беременную пизду. С этими словами она подошла к кровати. Подушку она подложила под свой таз. Таким образом, весь её беременный низ был выше уровня головы. Живот ещё недавно низко опустившийся, теперь немного приподнялся и стал ближе к груди. Я положил руки ниже пупка и с упоением ощущал, как растянута матка у этой самки. Внезапно я почувствовал толчок. Это малыш пнул ножкой. — Почувствовал? — лукаво спросила она. — Да. Сильно пинается. Что значит парень! — сказал я и погладил живот. — А ты можешь приподняться на ногах, чтобы живот к груди прибило? — Могу, сынок! Как скажешь! — с этими словами она уперлась ногами в кровать и приподняла свой таз как в упражнении «мостик». — Так? — спросила она. — Да, мамочка! Супер! — радовался я, как ребенок. — Смотри, как мамочкин большой живот перекатывается, — сказала она и плавно опустилась в исходную позицию, а затем опять поднялась. Живот плавно перекатился из нижнего в верхний сегмент. — Ну-ка, мамка, давай-ка посмотрим твою пиздень. — деловито произнес я. Наталья опустилась на подушку и пошире раздвинула ноги. — Ты пальцами раздвинь пизду, чтобы я мог полюбоваться твоей дыркой! И ноги подержи! — скомандовал я. — Как скажешь, сыночек! — послушно произнесла она и сделала всё, как я ей велел. Передо мной зияла большущая текущая дырень. Я хотел было смазать руку лубрикантом, но увидев, что там всё просто течет, решил делать процедуру без смазки. Я осторожно ввел три пальца во влагалище. Видя, что им было просторно, я ввел четвертый. — Мммм… — услышал я. — Что, мамка, нравится? — бодро спросил я. — Да, Мишенька! Давай! Ещё! — застонала она. — Сейчас будет и ещё! — с готовностью ответил я и, просунув глубже пальцы, уперся ими в шейку матки. — Ооойййй, как класснооо… Ещё матку потрогай! Шейку пальчиками! Ну! Давай, сынок! — начала возбужденно рычать «мамочка». — Конечно, мамочка! Как скажешь! — сказал я и снова вынул и ввел на всю длину четыре пальца во влагалище. — Аааайййййй! Ооооййййййй! Ааамммм… — продолжала стонать она, а я продолжал. Затем я сжал внутри влагалища пальцы в кулак и ввел последний палец внутрь. Мой кулак полностью был у неё внутри! Я чувствовал беременную матку и широкую сглаживающуюся шейку. Я сделал несколько слабых толчков внутри и повращал кулаком вправо-влево, чем вырвал из её груди очередные стоны и вопли. — Ааааайййй! О-о-о-оооойййййй! Кааааакклаааасссноооооо! Миииленькиииййй мооойййй! — Мамочке нравится, как сыночек тычется кулаком в беременную матку? — развязно спрашивал я. — Да, мой дорогой! Делай так с мамкой! Растрахай мамку! — говорила она, учащенно дыша. … Постепенно я чувствовал, как влагалище всё более растягивалось от моих действий. И кулак, входивший по запястье, уже через пять минут спокойно входил ещё глубже на 3—4 сантиметра и полностью скрывался там. Я попробовал посильнее засунуть его до конца и проверить глубину Наташкиного влагалища. У меня получилось полностью кисть и ещё семь сантиметров после костяшки большого пальца. Наталья уже не просто текла, а изливалась всеми соками. — Ааааааааааайййй! Оооооххххх! Уууууййййй! Ммммаааааааааа! — кричала она и правой рукой попробовала схватиться за низ живота. — Куда! — прикрикнул я на неё. — Ну-ка, мамочка, руку на место! Ты хотела безбашенной ебли? Теперь я ебу тебя! — Да, сыночек, как скажешь, — превозмогая боль произнесла она и вернула руку на место, а я продолжал трахать её рукой. — Так! Вот так! Ага! — говорил я посапывая каждый раз, когда погружал на всю глубину в её растянутую пизду свою руку. — Ааааа! Ооооййй! Аааааайййй! Аааа-аааа-аааайййй! — отзывалось мне. Я чувствовал, как ей это нравится. Сейчас она уже даже насаживалась на мою руку, приноравливаясь так, чтобы кулак приходился прямиком по шейке матки. Сейчас её матка была немного свободнее, поскольку позиция, в которой лежала Наталья, позволяла животу не давить на нижний сегмент матки, а распределилась на верхний задний сегмент, что давало хороший простор для маневра кулака при фистинге. Одновременно я ввел член ей в анус. Я не встретил абсолютно никакого сопротивления. Анус был тоже растянут многочисленными ночными клиентами данной мамочки. Я чувствовал через тонкую перегородку снующий вперед и назад свой кулак во влагалище этой беснующейся самки. — Мамочке нравится? — возбужденно спрашивал я, продолжая долбить её в оба отверстия. — Аааааааайййййй! Ммм… Да, сыночек! Трахай мамкууууу! Хорошо! Даваааааййййй! Глубже! Ааааааааааааааа! Дааааааааааа! Тааааак! Уууууу… Было интересно ощущать своеобразный массаж члена рукой через перегородку. Причем член и кулак входили с полной амплитудой. — Ааааааа! Оооооййййй! Маааамооооочкиииии! Ебиии! Да! До самой маткиии! Разъеби меняаааааа! Я хочуууу тебя, сынооооччеееккккк! Ааааааа! Так я сам не заметил, как шейка под натиском фистинга начала немного раскрываться. Я замедлил темп и, не вытаскивая руки из влагалища, ввел туда свой член. — Ну вот, мамочка, и дождалась ты член твоего сына в своей пизде! — развязно сказал я. — Черт! — засмеялась Наталья. — Ты так возбуждающе подыгрываешь, что мне кажется, я своих детей совращаю. — Так оно и есть! — засмеялся я, продолжая ебать её. — Или ты забыла свой рассказ? — Ааааййй! Нет, дорогойййй! Не забыыыллаааа! Меня уже фистинговал мой младший. Какие же вы, кобелииии… Ааааааааааайййййй! Мммааааааа! С этими словами она засунула свои два пальца с каждой стороны в пизду и принялась сильнее расширять и без того широкий вход во влагалище. — Давай, Мишенька! Даваааайййй! Трахай меняааааа… Мамочка сделает тебе пошире, чтобы нигде не давило. Наконец, я почувствовал, что сейчас кончу. — Убери руки! — скомандовал я. — Согни ноги! В этот момент я чувствовал, как конец моего члена упирается в уже раскрывающуюся шейку матки. Не меняя наклона, я ебал её именно в таком направлении. — Ааааааайййй! Кончаааааййййй! Даваааайййй, сынок! Кончай в мамочкину маткуууууууйййййй! Ааааааааааааа! — заходилась она в криках. Мощный фонтан спермы ударил в шейку и растекся, обливая мой кулак. — Спасибо, мамочка! Спасибо, родная! — ликуя кричал я. — У тебя лучшая пизда из всех! — Ааааааййййй! Ааааааааааа! Оооойййййййй! — кричала Наталья и судорожно держалась за низ живота. Потом мы лежали, отдыхая от секса и разговаривая. Наталья сделала мне глубокий минет, я попробовал её молозиво. Не скажу, что оно вкусное. По вкусу у неё оно напоминало простое разведенное сухое молоко с привкусом мела. Она не пошла подмываться после секса, поэтому всё полотенце, которое было у меня было в сперме и выделениях, поскольку всё это обильно выливалось из неё после секса. Она дала мне свой домашний адрес и приглашала после окончания курсов к себе на периодические встречи. Мы закончили около восьми вечера. Я проводил её до корпуса. Пока мы шли, у Натальи пару раз начиналось непроизвольное сокращение матки. Она поглаживала свой живот и улыбалась. — Ой, Мишенька, думаю, на днях рожать придется. Может быть завтра, или даже сегодня. Мне так хорошо! Она остановилась, обняла меня и поцеловала. — Спасибо тебе за такой секс! Не знаю что со мной, но мне стал нравиться именно развратный дикий секс. — Нет! Это тебе спасибо, Наташка! — благодарил и обнимал я её. — Такого безбашенного секса, да ещё с беременной на последних сроках у меня никогда не было. Мы распрощались на веранде её корпуса и мирно отправились спать. Как и предсказывала Наталья, этой ночью, около половины второго, у неё начались продолжительные регулярные схватки. Отошедшие позже околоплодные воды были прозрачными, что свидетельствовало о хорошем течении беременности и о здоровом развитии малыша. А через пять часов после этого она благополучно сама родила здорового малыша. (продолжение следует…) E-mail автора: allurov@mail.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх