Без рубрики

ОДИН 4 или страх (тут буквы опять такие как и раньше)

Погода сменяется: яркие краски, тепло и свет на серые оттенки, дождь и холод, но есть надежда что все вернется на свои места. Середина лета и такое, просто совсем не понятно, что же творится с погодой в этом году. Распахиваю на кухне передние створки с витражами, а то уж совсем темно. Да витражи это прелесть, когда за окном солнышко, но когда льет дождь они нависают сероватыми безмолвными художественными полотнами. НА машине не покатаешься… Может вот за котом прокатится, привести в Москву, но прекрасно понимаю, что во первых там ему лучше, во вторых мне самому лень до безобразия. Прекрасные моменты нашей последней встречи с Васькой всплывают в памяти… Приехав на дачу, выползаю из машины опять климат-контроль отказал и я чуть не подох, надо в ней люк проковырять, так вот выполз и шатаясь пополз на полусогнутых ногах к живительному колодцу. Смотрю, а на встречу мне бежит кот задрав хвост и приветственно вопя. Я вам скажу такое от кота я просто не ожидал. Сначала он правда наплевал на меня, может просто обиделся, а спустя некоторое время переменил свое отношение к людям, к моим родичам и ко мне. Скорее всего он просто получил то что так хотел, а вот старых друзей лучше не забывать. И так бежит он мне на встречу, а я понять не могу толь это мой кот толи нет, шерсть местами выдрана до мяса, ухо порвано на хвосте тоже с шерстью все не очень в порядке. Но это мой кот судя по тому как он о меня трется всеми выступающими частями своего тела, бодается мордой и т. д. Иду к колодцу, а кот прям скажем готов меня с ног свалить от радости, напившись приятной колодезной водицы немного отойдя от жары, беру кота на руки и направляюсь к машине, где стоит целая сумка жратвы для этого ободранного кошары. Взяв сумку встречаю Маму на крыльце и начинаю расспрашивать о том о сем, как дела и за одно спрашиваю, что такое могло с ним приключится с моим, теперь нашем котом, Васей. Оказалось он передрал всех местных котов, более того задрал несколько крыс, чем порадовал соседей — двух стариков, что жили с маленькими внуками. И еще в добавление всего он нагло задирается с собаками… Потрепав его по изодранной шерстке, говорю — Ты хоть у нас в семье боец! Да один на всех!!! Мама услышав, что я говорю своему коту, всплескивает руками — Ну и слава богу что только он один такой, а то бы мне валерьянки и корвалолу пришлось бы цистернами запасаться! Отдаю маме кошачью еду, и тут замечаю ее укоризненный взгляд. А вот родненькой Мамуле, паршивый сыночек даже и крошки не привез? — , немного сурово говорит Мама. А вот и не правда Маман, Вам с Папаней привез много всего и даже торты и еще что-то, потому что Ваш нерадивый сыночек помнит о том, что ВЫ есть и что завтра день Вашей свадьбы, — говорю я улыбаясь. Ну тут Мама забегала засуетилась… она и сама забыла от огородной рутины, о годовщине. Вспомнив все это я немного загрустил… Один так Один решаю я. НО рука сама тянется к телефону и пальцы судорожно прыгают по резиновым полупрозрачным кнопкам. Так хочется в эту серость спать, и одиночество просто разрывает тебя пополам. Взяв с собой трубку от радиотелефона, иду в свою комнату, где по прежнему нет ничего кроме ковра, ну не совсем, появился моющей пылесос ВАКС хорошая машинка, конечно это не мебель, так что можно считать, что ничего в комнате нет. Подхожу и раздвигаю светло-коричневые гардины, а за окном льет как из ведра, листва прибитая дождем висит зелеными тряпочками на деревьях, небо свинцово-серое ужас. По стеклу пробегают узоры от стекающих ручейков воды и падающих капель. Порыв ветра, и капельки словно очумелые насекомые разбиваются о стекло с шипением и плеском, стекают и снова тишина, только слышно, как за окном шуршит дождь по листве и асфальту, Меня привлек светофор он вдруг заморгал всеми огнями сразу, потом загорелись все три глаза — красный, желтый и зеленый и погасли. Во затопило его, — подумал я и мне стало от чего-то радостно, так ему и надо не будет мне по ночам в окна светить. Да чего я стою и думаю, надо действовать, набираю номер телефона, и жду когда длинные гудки сменятся нормальной человеческой речью. В ожидании сажусь посреди комнаты, лицом к окну и слежу за буйством непогоды, словно это все происходит на экране большого телевизора… Добрый День, одну минуту, — говорит женский голос, у меня от удивления глаза ползут к бровям, я понимаю, что такое просто исключено. Я знаю кому звоню, он не может… Алле, — этот голос, что доносится из трубки я узнаю из миллионов, это Илья. Привет Илья, что ориентацию сменил, плохой ты спутник… , — говорю и жду, чем и как он мне ответит. Да ну тебя, совсем заревновал, — из трубки слышен смех, потом после паузы, — Это моя сестренция приехала, в институт поступает, вот у меня теперь тусуется. Тут я понял, что влип в неприятный разговор, и надо из него выбираться, но как? Решаю просто сказать «до свидание», говорю, — Ладно Пока Илья!! Эй, Эй постой наглый тип, можно я к тебе приеду, а то тут сестра решила со своими будущими сокурсниками повеселиться и мне с ними просто скукотища. Да ну, так я к тебе? — это значит он собрался ко мне, что делать думаю, и отвечаю, — Давай только смотри чтобы не смыло по дороге, и хлеба купи, а то я тут совсем без кусочка сижу. Отключаю телефон, затем решаю, что лучше бы его совсем выключить, что и делаю. Развалившись, на ковре жду Илью, лежу на спине и изучаю немецкую люстру произведение искусства, недавно сменил старую на этого гигантского паука. Когда вы смотрите на него, то кажется он смотрит на вас, с какой стороны не подойдешь, а его огромные стекляшки глаз пристально вглядываются вам в душу. Стекло и метал, в умелых руках могут просто завораживать вас, эта люстра кажется сначала большой, потом кажется темной, но когда ее включаешь, то удивляешься, как же красиво подобран панцирь, и все остальное, что делает этого скульптурного паука живым… Разглядывая светящие сочленения конечностей, и слабый узор на панцире, эти двадцать четыре глаза, засыпаю. Мне снится страшный сон, за мной носятся пауки и люди мутанты, вместо ладоней рук у них паучьи головы и множество ножек, что сучат со страшной скоростью заплевывая все паутиной. Уклоняюсь от паутины и лязгающих челюстей, бегу, мне кажется они меня поймают, попадаю в тупик ору, от бессилия. Просыпаюсь, но один самый здоровый человек с паучьими руками попал в мою квартиру, в мою комнату. Мне страшно, он тянет ко мне свою руку… Я лежу на полу, наверное упал, решаю я, подпрыгиваю на корточки и, — Бляа… а убью гадина, ору я и бью его по морде, оно падает. Грохот от падения меня приводит в чувства, я отпрыгиваю в дальний угол комнаты, и судорожно приглаживаю волосы, что стоят торчком на голове и остальных частях тела, но они не слушаются и как проволока возвращаются в исходное перпендикулярное положение. Просыпаюсь основательно, вижу, что за окном идет дождь, я его слышу, но человек мутант не пропадает, это не человек — мутант у него нормальные руки. Приглядевшись внимательно, я в подробностях рассматриваю тело, лежащее на пороге комнаты, это Илья рядом лежит, одна сумка-пакет с луком и зеленью, и другая с хлебом и еще чем-то. ОН стонет, потом открывает глаза, поднимается на руках и прислоняется к косяку, мотает головой. ТЫ ЧТО ОХУ… ЧТОЛИ, ТЫ ЧЕГО НА ЛЮДЕЙ БРОСАЕШЬСЯ!!! Я молчу, хлопаю глазами и все пытаюсь пригладить волосы на голове, но это бесполезно. Илья смотрит на меня внимательно, и говорит — ТЫ чем-то Болен? Тут меня прорвало, — Да какого хера ты, вломился в мою квартиру, да еще мне в лицо пакет сунул!!! — нападение лучший способ защиты, и оторавшись спокойно продолжил, — Ты меня напугал мне люди мутанты снились, а ты тут ввалился с сумкою, а вместо рук у них пауки, а сумка у тебя с хвостиками вот… Илья посмотрел на мой вид, потом заприметил мою люстру, затем тоже напал на меня словесно, — Только Мудаки дверь не закрывают, гандоны резиновые днем спят, и припи… тые такие люстры покупают. И немного успокоившись, он же старый боксер, ему не впервой по черепу получать, говорит, — А что и вправду испугался, и волосенки-то какие торчащие. И засмеялся растирая ушибленную скулу. Мы отправились на кухню, где поставили вариться картошку, и я в подробностях рассказал, как такое получилось, что мне снилось и как напугался, при этом я часто извинялся. А Илья рассказал, что поднявшись заметил, что дверь открыта, ну вошел увидел меня лежащего хотел подойти посмотреть по ближе, может я уже труп, а тут труп как прыгнет, как звезданет по морде… Мы еще долго смеялись по этому поводу, потом был прекрасный ужин, а затем убрав все на кухне, мы отправились в мою комнату… совершенно пустую. Да аскетически ты живешь, ничего не скажешь по этому поводу, тут тебе и Бароко И Ранний Ренисанс, — говорит Илья разводя руки, в одной из которых бутылка вина, в другой рюмки. Ладно умник, спать будем на этом исстрадавшемся ковре, и не смей ко мне приставать а то опять звездану, — говорю я сердито усаживаясь на ковер, — И давай мне рюмку и «налей мой бокал до краев живительным напитком». Ух ты какие Мы сердитые, угрожают и рюмку просят, алкоголик недомерок, — говорит Илья, и специально для меня, демонстрирует большую мускулатуру, что скрывается под тонкой рубашкой. Он наполняет рюмку красноватой жидкостью, слабый пряный аромат разлетается по комнате нападает на меня манящими флюидами. Тут на меня нахлынули воспоминания и я вспомнил, как на соревнованиях по боксу, где Илья занял почетное второе место. Тогда там объявили, что победил Илья… и по сумме очков занял второе место, среди… шшшшшш… старшего поколения… шшшшшш… , там была пауза и что сказал диктор не ясно, вот с тех пор он у нас боксер Старик. ОН мне нравится не только лицом, а еще телом и душою. Его всегда было трудно уговорить, но если он забирался ко мне в квартирку то… Его руки, его язык… это неописуемо, ему нравится делать минет, при этом он еще засовывает вам в попу свои мощные пальчики и они там такое вытворяют, что вы сначала охаете а потом просто орете. Но самое интересное он никогда не допускал никого до своей попке, страшно запретное место, минет так пожалуйста, а вот… остальное нет даже руками не дает дотрагиваться чем и хвалится, — Я говорит дорог тем, что девственник. О чем это он говорит??? Я улыбнулся ему, — Спасибо Илья. Да ничего это так, даром ведь это вино из ваших погребов, — говорит Илья рассматривая этикетку, кривит свою просто уникальную физиономию, до такого состояния, что кажется он проглотил вагон лимонов. Что не так??? — интересуюсь Я. Да ничего, — говорит он, — Просто это вино плохое… на два градуса теплее чем надо, — и улыбается своей очередной не очень-то веселой шутке. Он наливает себе, и мы очень быстро приканчиваем это крепкое вино. Опьянев до ужасающей степени, когда ноги уже не умеют правильно перемещать тело, но вот для Ильи это просто так компот, я падаю без сил и он стягивает с меня одежду. Вы просто не представляете, как иногда это бывает приятно. Вы лежите как бревно, а Вас раздевают… Эх алкоголик, так алкоголик, — говорит Илья завозившись с моими шортами. Сначала он раздел меня до трусов, но потом передумал и трусы снял тоже. Потом разделся сам, посмотрел на меня, и сел напротив его хищный взгляд просто обжигал меня своим желанием. А я уже хотел спать, и мне было как то не до чего. Но Илья подполз ко мне, уселся рядом, поднял мои ноги и положил их поверх своих. У меня глаза закрывались сами собой и я с этим ничего поделать не мог. Эй Илья, пока ты чего-то начнешь со мной делать, я засну и все, — проговорил я заплетающимся языком. Да, а разве я чего-то делаю?, — сказал он и нежно поцеловал меня, в мой сморщенный членик. Но мне даже не понравилось такое начало, глаза захлопнулись. А тут Илья начал забавляться с моим достоинством, то заглатывал его полностью, то нежно, схватив губами мой член, тянул его к верху. НО тогда мне казалось его ни, что не поднимет. А он все ласкал мой член, я чувствовал как его язычок заползает мне между крайней плотью и теребит головку. Затем он оголил ее на еще мягком и непослушном члене, что безвольной тряпочкой болтался из стороны в сторону и вцепившись в нее губами начал сдавливать пальцами и при этом его влажный и временами мягкий, временами твердый язычок, словно руки скульптора вылепливают башню, бегал оглаживая мой член. Это конечно привело к некой поднятии моего настроения, но не настолько что бы это можно было назвать эрекцией. Я уже почти заснул, когда острая боль разорвала мой зад, анус взвыл, я разлепил глаза и пытался убрать свой зад от того что пыталось его разорвать. Илья сердито посмотрел на меня и сказал, — Э хватит спать Оргазм проспишь!!! Его пальцы снова проникли в мою попку, но теперь это было аккуратно и очень приятно. ОН то вынимал их то запускал, и с каждым разом все глубже, мне очень понравилось и я стал помогать ему пытаясь своей попкой насадиться на его пальчики. Он схватил мою мошонку, сгреб ее в свою здоровую ладонь и начал массировать пальцами, мои яички плавали в его ладони и это возымело действие. Член словно цветок начал распускаться, он становился больше и ровнее, кожица на нем натягивалась розовым бархатом. И тут Илья удовлетворенный своим деянием, принялся снова орудовать губами и язычком. Я как-то быстро проснулся и хмель немного улетучился, тихо постанывая я возвестил ему о своем почтении, и что я уже включился в эту похотливую игру. Обхватив его голову руками я пытался как можно дальше запихнуть ему в рот свой набухший член, тут я заприметил, что что-то упирается мне в попу это был член Ильи, он у него здоровенный до удивления… Его пальчики все сильнее расширяли вход в мою попу, от двух он перешел к трем и туту я почувствовал, что не могу сдержаться, — Перестань я кончу!! НО он не перестал, а смачно плюнув на пальце устремился в меня с новой силою. Одной рукой он растягивал мою попу, другой обхватив пальцами, в виде кольца, мою мошонку оттягивал ее сильнее и сильнее вызывая слабую боль, но она была приятна мне до изнеможения. При таких действиях он еще умудрялся, меня ласкать языком и губами. Мой член так и прыгал у него во рту, как леденец. Мне казалось что внутри у меня сейчас взорвется целая атомная бомба, но ничего не происходило. Алкоголь просто убьет меня решил я, спустя несколько минут потому, что кончить я не мог, но и страдать уже не хватало сил и я Завыл. Илья посмотрел на меня из под своих бесцветных бровей и с громким чмок засадил в меня свой набухший член, а я только и смог что закричать. А он насадил меня как муху на свое полено и схватив мой член как джойстик, начал двигать меня взад и вперед. Я уже не стонал и выл, а кричал. Потом почти обессилив, я взмолился, а он не слушал он продолжал меня методично двигать, у меня перед глазами поплыли круги меня стало поташнивать. И тут он вздрогнул выплеснув в меня свое семя, и в момент оргазма он так сильно стиснул мой член, что я тоже кончил брызгая вверх как фонтан. Мне было так хорошо больно, но эта боль была приятна, и мне было не по себе и я забылся почти в обморочном состоянии… Проснувшись утром я увидел спящего рядом Илью, я подполз к нему, поцеловал… и понял, что я наверное зря наговариваю на себя я не ОДИН…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх