Охота на охоту

Учеными ещё не доказано, но я уверен, что в ДНК любой мужской особи рода человеческого — есть ген добытчика-охотника. Я не беру в расчет всякого рода Пи… , будем толерантны и назовем их, «Представителями ЛГБТ сообщества», у которых Х-хромосома не пропечаталась и стала похожа на «Y». Что делать… На «Ундервуде» Господа Бога тоже западают буквы.))) Так вот, даже меня, человека сугубо мирного и гражданского. (В армии я почти не служил, через месяц после присяги слёг с аппендицитом, и был комиссован). Этот ген заставил купить в магазине новую «Сайгу-12 кс 030». И раз в полгода вытаскивает на охоту. В конце августа мы с друзьями поехали на озера за уткой. В это время молодняк встаёт на крыло. Поэтому бить птицу можно с подхода. И погода прелесть, было еще очень тепло, даже жарко. Ездим мы обычно втроем: — Наш идейный вдохновитель Леша Гармошкин, он значительно старше ему уже сорок три. Познакомился я с ним на первой своей работе после армии перед институтом. Так и дружим уже почти 8 лет. — Макс Алтухов — мой однокашник сын охотоведа. Крепкий парень в этом году разменявший четверть века. — Вячеслав Евдокимов — скромный автор этих строк. Раздобревший за последние насколько лет на сидячей работе. Двадцатишестилетний холостяк, умудренный опытом, но не сединами. Увы и ах. На охоту мы, конечно же, ходим с палатками, с водкой, с гитарой, и без женщин. В этом — нет никакого секрета. Это — традиция. Вот только выпиваем мы уже после охоты — это не противоречит закону. Когда жарится закуска на вертеле, блики огня пляшут на пологах палаток и деревьях. У костра сидят здоровые мужики рассказывают байки и анекдоты. Уставший за день организм расслабляется под действием алкоголя. И наступает момент единения с природой, с духами предков, с космосом. Вокруг нет ни кого, только ты и бездонное звёздное небо над головой. Так случалось много лет подряд, так должно было случиться и в этот раз, но… Я вышел на берег «Графского» озера, Макс шел метрах в пятидесяти правее, Лёшка столько же левее. Закрякали манки. Я присел в камышах, раздвинул стебли, передо мной проплывала самка с выводком, дальше от берега барражировали три селезня. Вскинул ствол, прицелился, плавно нажал на спуск. Грохнул выстрел, ближний ко мне самец так и остался лежать на водной глади, два других захлопали крыльями по воде, и пошли на взлёт. Второго я снял в момент его отрыва от воды. Слева грохнул еще один выстрел, попала ли дробь в утку я так и не понял, но с того берега раздался громкий женский крик и хруст ломаемых веток. Кто-то бежал по камышам. — Твою мать! Прекратить огонь! — Заорал я, выхватил ракетницу, запустил красный сигнал (всем в зоне видимости прекратить огонь). Крик затих, зато заговорил «Кенвуд» в кармане жилета: — Слава, Максим, я, кажись, в кого-то попал, Прием. — Я слышал. — Откликнулся Макс. — Прием. Я перекинул взгляд с берега на воду и увидел 3-го селезня, подранок барахтался на середине озера. Вскинул ружьё, но не стал стрелять. — Макс, топай к месту, откуда кричали, Лёша у меня на номере заберешь ствол и догоняй Макса. Я поплыл за птицей. И сразу на тот берег. Приём. — Понял! Приём! — Дважды прохрипела рация. Я снял одежду, оставшись в плавках, одел на шею сумку-непромокайку, вынул из разгрузки ИПП, и рацию, сунул в сумку и полез в воду. Двух мертвых птиц, я сунул в сумку, подплыл к третьей, свернул ей голову, и тоже убрал в сумку, а потом поплыл к берегу. В зарослях камыша и осоки я увидел промежуток, с выкопанными в земле ступенями. Выбрался на берег, огляделся. Неподалёку от берега стояли две палатка, и «Сандэра степвэй». Рядом горел костер, лежало покрывало. Все говорило, о том, что здесь недавно были люди, и уходили они… Они убегали. — Эй! Люди! Ау-у-у-у!!! — закричал я. И медленно обошел стоянку. Крови видно не было. Достал из сумки рацию. — Не попал ты Лёша, — сказал я. — Приём. — Уверен? Прием. — Почти на 100%. Крови нет. Приём. — Уже радует. — Из динамика раздался облегчённый выдох. — Приём. Я направился от берега к лесу. И вскоре увидел окоп времен войны, в котором сидели, прижавшись, друг к другу, три молодых девушки. — Привет красавицы! — Попробовал я начать диалог. — Что так дрожите? В ответ тишина, и только три пары глаз не моргая, глядят на меня. — Девчо-о-о-нки! — Снова обратился к ним! Дальше случилось что-то непонятное для меня. Одна из них резко прыгнула на меня, схватила за руку и свалила на дно окопа. Я упал сверху на неё и её подруг. — Ложись там стреляют. — Прошептали мне на ухо. — Ага, я знаю и могу сказать кто. — Попытался встать. — И кто? — Я… В этот момент зашумел «кенвуд»: — Славик, ты где? Приём. — В окопе, метров 25 на северо-запад. Приём. — Вы кто? — спросила меня полноватая брюнетка лет 20 на вид. — Террористы, бля! — Сказал я, вырывая свою руку из её потных ладоней. — Вы здесь что делаете? Это территория государственного охотхозяйства. Открытие охоты на уток. Оцепление везде. — Мы здесь от-т-т-тдыхали, позагорать р-р-реш… решили. — Заикаясь и запинаясь, слала объяснять рыжая девушка с красивой большой грудью и удивительно болей кожей. — Она пошла купаться, а там стали стрелять, прямо в неё. — Сказала брюнетка. — Д-да! Д-д-даже пули мимо пролет-т-тели. И мы п-поб… побежали в лес. Тут из кустов появились мои друзья. С оружием наперевес выглядели ни весьма угрожающе. — Отбой парни. Не пугайте девчонок они и так натерпелись. — Я полез из окопа. Потом помог выбраться дамам. — Что случилось? — спросил Лёха. — Охранение накосячило. Не уследили, вот девочки приехали позагорать. — Сказал я. — надо желтую ракету дать. — Пойдем к берегу. — Макс приобнял рыжую, и отправился туда, откуда пришел. За ними отправились и все остальные. Лёша поменял частоту на рации на общий канал и сделал громче. В эфире был срач. Кто-то матерился, отдавая непонятные приказы. Кто-то кричал что у него лицензия и он не для того сюда приехал чтобы ему не дали стрелять. Я перекрутил желтый сигнал, Поднял вверх реку с ракетницей, бахнул выстрел. Девушки завизжали и попадали с ног на землю. В эфире раздался голос: «Квадрат Б; 7 вижу «желтую» ракету» — Я «Гармонь», я «Гармонь». Всем-всем. В квадрате Б; 7 обнаружили трёх гражданских. Прием. — Сказал Лёшка. — Я «Протока», «Гармонь» как принимаешь? Приём. — Принимаю чисто. «Протока» приём! «Зачем спрашивал? У них там армейская рация чуть ли не «Северок», его на луне слышно. Этикет бля». — Подумал я. — Дай точные координаты «Гармонь». Прием. — Лёха передал. Все мы как-то за это время собрались у догорающего костра. — Предлагаю познакомиться, я Макс, это Слава и Алексей Анатольевич. — Взял на себя роль дипломата мой однокашник. Рыжая девица обвела нас внимательным взглядом. Пристально посмотрела на меня. И сказала: — Ждешь… Не скажу… Я Ольга, это моя сестра Таня, и её подруга и однокурсница Ингретта. — При»вет, можно просто Инга. — Объявила Блондинка с загаром цвета кофе с молоком, миниатюрная, с чуть детским выражением лица. Протягивая мне руку для поцелуя. Такого никто не ожидал, даже я. Пришлось целовать. — Мадам, а откуда такой интересный акцент? — спросил Леха, и сам ответил — не Приднестровская ли республика? — Уга»дал. — Заявила Ингретта. — Оля, а что вы нам не скажете? — Задал я вопрос. — Что мне приятно. Натерпелась. Далее разговор перешел, в русло обычного трёпа на общие темы, из которого нам стало известно что: Оля старшая сестра Тани закончила в прошлом году институт менеджмента и рекламы, и сейчас в первом в своей жизни отпуске. Таня и Инга учатся на отделении социальной … психологии в ГИФП, и перешли на 3 курс, но Ингретта старше Тани на 2 года и ей 21. Трепались бы мы и дольше, но минут через 10 мы услышали звук квада, который выехал на поляну и остановился в её центре. С квадроцикла слез седоватый крепкий мужик, и пошел к нам. — Здравствуй, Степан, — протянул ему руку Лёха, — а ты как здесь? Запускал нас вроде Антон. — Привет всем. Сынище в 30-х секторах контролирует, а я здесь. Степан Михайлович Проточин — местный лесник и наш старый знакомый. — Как сам Михалыч? — Спросил я, протягивая руку. — Да вашими молитвами, Слав. Что случилось? — Кто в охранении? — Влез максим. — Как всегда «Питон», «Муха», «Зыбь» и «Тула». Я достал карту и пошел к машине. Разворачивая её на ходу. — Ольга, где вы заезжали? Она долго думала, потом, молча, повела пальцем по карте и ткнула в съезд с дороги. — Кто? — «Зыбь». — Вызывай, кстати у тебя что «Северок» стоит. — Задал я вопрос, крутившийся в голове. — Ага. РЛС от С-300, — засмеялся лесник, — обычная Р-105м. «Зыбь», «Зыбь» я «Протока» как слышишь. Приём. — «Зыбь» на связи. Принимаю чисто! Прием. — Мажься вазелином о готовься принимать на всю глубину, Коля! Прием! — Ты чё Степан Михалыч? Прием! — У нас три трехсотых и один двухсотый! Кто пустил гражданских в зону охоты? Приём! «Зыбь» замолчала, и надолго. А Таня дернула меня за рукав. — А о чем они говорят? — Михалыч ругает так своего подчиненного и пугает его немного… — Задумался я. — Двухсотые, трёхсотые это кто и почему всего четверо нас же трое? — Спросила Инга. — Тонкий русско-армейский юмор. В это время рация Степана снова заговорила. — Нормальная такая шутка — труп и три раненных, — вмешалась Оля — я бы умерла такое услышав. — Это их проблемы. — Сказал я. — Груз «200» — это погибший военный, груз «300» — раненный. Коля Зубыкин каждый год что-нибудь да отмочит. Потом Михалыч повернулся к нам, и сказал: — Парни извините, и спасибо что не попали, а вы девушки, должны покинуть территорию охотхозяйства. — Степан Михайлович считай, что они наши гости, отвези их в лагерь. — Влез Максим. — И… да, у тебя бланки лицензий еще есть. — Ну, есть. — Добавь еще трёх. В лагере я тебе деньги отдам. — Ладно. Вскоре они собрали палатки, залили костер и уехали, а мы пошли вдоль берега дальше. У меня осталась еще 1 незакрытая лицензия, у Лёшки — 2, а у Максима — целых 6. За три часа мы закрыли все лицензии и вернулись на базу. Возле наших машин уже стояли знакомые палатки. Стоял мангал, и на нем жарился шашлык. Разрядив оружие и убрав его в машину на хранение, как положено, мы отправились с добычей к егерю. По-возвращении я занялся разведением костра. Лешка потрошил и ощипывал птицу. Макс её опаливал на костре. А девушкам мы предоставили обязанность накрыть поляну из наших и их продуктов. Они быстро нарезали салатов, налили в тарелки кетчуп, майонез и горчицу, а в стаканы водку. Подошли шашлыки, и мы подошли к столу. И зазвучал самый главный тост на охоте: — С ПОЛЕМ!!! УРА-А-А-А!!! Вскоре на костре из самой жирной утки был сварен изумительный суп, который был съеден в один присест. Правда поделились с соседями, которые влились в нашу компанию с гитарой и уткой жаренной на вертеле… Около полуночи я хмельной и веселый пошел спать к нам с Лешкой в палатку. И обнаружил, что его там нет. Слава с Ольгой ушли в палатку к Славке еще часа два назад и оттуда раздавались специфические, но всем понятные звуки. Таня и Ингретта, сидели по бокам от меня «открыв рот» и заворожено слушали охотничьи байки. А Лёха исчез — никому ничего не сказав около одиннадцати. Я думал, спать пошел. Залез в спальник, застегнулся и прикрыл глаза. В этот момент палатка качнулась, и в нее заглянула блондинистая голова Инги. — Слава, спишь? — Нет, что-то случилось? — Вообще-то нет, нам с Таней просто страшно. — Чего бояться охраняемая площадка, вокруг столько людей с оружием. — Это и страшно. Можно мы к тебе придем? Я задумался, представляя крепкую грудь Инги второго размера. — Ну, я думаю, сюда Алексей придёт спать, он видимо к кому-то в гости пошел. Поэтому неудобно получится. — Тогда пошли к нам. — Заявила она и слегка потянула спальник в месте со мной, на себя. — Ты не имеешь права отказывать девушкам которые тебе предлагают перес… ПОспать. — Так ПЕРЕ¬ — или ПО-? Ты определись. — Солдат ребенка не обидит. — Безопеляционно заявили Инга — Пойдем! Я расстегнул спальник, вылез из него, скатал, ухватил под мышку и полез из палатки. В костре догорали последние угольки, рядом с ним никого не было. Я полез в палатку, в которую меня пригласила Инга. Засунул голову и обалдел. Под потолком висела походная лампа, и в её свете я увидел на разложенных спальниках абсолютно голая Таня. В ложбинке между ног торчал аккуратный треугольник волос. Я хотел было вылезти назад, но Инга которая лезла за мной втолкнула меня в палатку с такой силой что я лишь успел слегка скорректировать свое падение и рухнул в нескольких миллиметрах от Тани. Перевернувшись на спину, я увидел Ингу сидящую у нас в ногах и закрывающую выход из палатки. — Ну, что задумали? — Спросил я. — Танечка еще девочка. Надо помочь. — Я думал дефлорация — более интимный процесс. — Хз, у меня по-другому было, а эту просто никто не… вот я решила за нее взяться. — Тань, а ты как? — Инга сказала, что это круто. Надо попробовать. Ну, надо так надо, тут как говориться «наше дело не рожать, сунул, вынул и бежать» — Инга, солнышко, иди ко мне. Раздевайся. Она сняла с себя кофточку и обнажила грудь, я снял с себя футболку, расстегнул на ней джинсы, и снял их вместе с трусами. Провел пальчиком по её писичке. Она слегка вздрогнула. И завалился на спину, расстегнул камуфляжные, штаны снял их, потом трусы и сказал: — Учи великий учитель. Танюша, а ты помогай, — и указал пальцем на свой член. Инга сноровисто откинула волосы с лица на затылок и в бок давая видеть все свои движения нам с Татьяной, взяла в руку мой пенис и аккуратно начала касаться кончиком языка его головки. Потом погрузила её в ротик, втянула воздух, резко выплюнула, несколько раз вздрочнула, почти на всю длину заглотила член, так что я почувствовал, как он уперся в её горло. Продолжила его сосать и подрачивать рукой. Я дотянулся и погладил Таню по голой спине и попке. — Не бойся, попробуй, — сказал я, подталкивая её в спину. Она нагнулась ближе, а Инга отстранилась взяла руку Тани в свою, показала как обхватывать член и стала в две руки медленно дрочить его. Через минуту Таня осмелела и Инга убрала свою руку и слегка-слегка наклонила голову Тани к моему херу. Таня подалась еще вперед, и перекрыла мне обзор, дальше я воспринимал всё только тактильно. Она начала легко-легко коснулась кончика моего члена, как бы пробуя его на вкус, потом лизнула как чупа-чупс еще и еще потом неумело погрузила его в ротик, слегка коснувшись головки зубками. И начала его именно посасывать, как леденец, нежно и осторожно. На меня накатила волна оргазма. И сильная струя спермы ударила Тане в рот. В тот самый момент, когда она хотела выпустить член из губ. Она немного испугалась и хотела даже сплюнуть, но Инга сказала: — Глотай. — И поцеловала её в губу, облизав с них остатки кончи, а потом облизала мой пенис. Мне показалось, что такие ощущения я испытал впервые в жизни. Ещё с полминуты я лежал неподвижно, потом приподнялся на локтях, чмокнул в щеку Татьяну и в губы Ингу. Опрокинул загорелую блондинку На спину еще раз поцеловал её в губы, но уже по настоящему, страстно с языком. — Ну и этому тоже учись, глядишь, пригодится. — Сказал я Татьяне. Взял в руки груди Инги, начал их массировать и по очереди облизывать соски. Аккуратно спустился к животу, поцеловал её в пупочек, повел языком ниже… ниже к самому домику. Поцеловал её в половые губки, провел языком снизу вверх, еще и ещё раз углубляясь внутрь и пытаясь нащупать клитор. Да вот он, Инга вздрогнула, и слегка сжала мою голову своими руками. Я пальцами левой руки раздвинул губки и целенаправленно уткнулся языком в её клитор. И начал его теребить, её стало потряхивать от накатывающих волн оргазма, я аккуратно вставил ей в вагину сначала указательный палец правой руки, а затем средний с безымянным в месте. Инга застонала. Я приподнялся, переложил левую руку ей на лобок, слегка прижимая указательным пальцем клитор и чуть-чуть надавливая на живот. Смочил средний и указательный пальцы правой руки своей слюной и вставил их ей в пизду и быстрыми вибрирующими движениями начал массировать её точку «G». Бедную девочку захлестнули волны оргазма, как цунами захлёстывает японские острова. Стон перешел в высокочастотный визг. Одна рука вцепилась в край спальника, вторая в мою щиколотку, и кстати сильно и больно, но я не останавливался. Ингретта кончала, истекая соками. Татьяна просто сидела, глядя на свою подругу. Я прекратил вероломно доводить Ингу до струйных оргазмов, в тот момент, когда почувствовал, что мой фаллос начинает, потихоньку приподниматься. Я уже убрал руки, а её продолжало трусить немилостиво. — Теперь ты, — обратился я к Татьяне. — Это была версия хард, тебя же ждёт версия лайт. Так что не бойся. — Надеюсь. — Тогда ложись. — Сказал я и обратился к Инге, которая пока только пыталось, заново, наладить контакт со своим телом. — Салфетки есть? — Д-д-да Слав. Се»йчас п-п-по»дам. Приподнявшись над Татьяной, вцепился в её соски, потом очень нежно боясь причинить боль начал пальцами теребить половые губы. Она стала возбуждаться, её писечка стала раскрываться как цветок, который я в скором времени сорву. Я раздвинул пальцами губки и вставил туда пальчик неглубоко просто чуть-чуть размять. Приподнял голову, нашел взглядом Ингу. Она кивнула и раскрыла пачку влажных салфеток для интимной гигиены. Я пару раз передернул свой «помповик» пока тот не перешел в «боевое» положение. Медленно нагнулся над телом Тани. Опустился ниже одной рукой заправил член в её вагину, и медленно начал двигать вперед назад погружаясь в неё всё глубже и глубже, пока не коснулся плевы. — Ой! Мне больно. — Сказала она. — Прости, я случайно. И продолжил двигать пенис в её лоне, не касаясь плевы. Потом резким движением я практически упал на неё, пробив целку. Сделал два амплитудных движения, на всю глубину, вынул член. Дождался когда, Инга промокнет письку своей подруги, и оботрет кровь с моего пениса. После чего снова ввел хер Татьяну. Двадцать минут утомительной работы в миссионерской позе довели её и меня до оргазма. После чего мы завалились спать. А утром продолжили нашу оргию втроем.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх