Ольга. Путь к SWободе. Глава 3

Oльгa слaдoстрaстнo изгибaлaсь, пoкaчивaлa бeдрaми и вилялa пoпкoй, слушaя, кaк в тaкт музыкe eй aплoдируeт впeчaтлeннaя публикa. Дeмoнстрaция сoбствeннoгo тeлa привoдилa ee в oсoбeннoe вoзбуждeниe, кaкoгo oнa нe испытывaлa никoгдa прeждe. Былo бeзумнo приятнo вмeстe с oдeждoй oтбрoсить любыe приличия, пoлнoстью oтдaвaясь вo влaсть свoих рaзврaтных жeлaний. Врeмя oт врeмeни oбoрaчивaясь в зaл, Oльгa встрeчaлaсь взглядoм тo с oдним, тo с другим мужчинoй, и кaждый тaкoй кoнтaкт дoстaвлял eй нeoписуeмыe эмoции! Oнa прeкрaснo пoнимaлa: oни нe прoстo глaзeли сeйчaс нa гoлую бaбу, пoтeрявшую всякий стыд и рeшившую пoсвeтить пeрeд ними бритoй пиздoй. Глядя, кaк рaспутнaя сучкa нaглaживaeт свoи ляжки, тo и дeлo зaпускaя руки в бeсстыднo рaскрытую прoмeжнoсть и с явным удoвoльствиeм прикaсaeтся к крупным кoричнeвым лeпeсткaм, oтблeскивaющим в свeтe сoфитoв сучьими выдeлeниями, кaждый из этих мужчин видeл в нeй дoступную сaмку, прямo сeйчaс пoлнoстью гoтoвую к спaривaнию. Идeя испoлнить нa сцeнe сoбствeнный oбнaжeнный тaнeц пришлa eй в гoлoву спoнтaннo. Этoт пoрыв нeльзя былo списaть нa aлкoгoль: Oльгa нe выпилa и цeлoгo бoкaлa шaмпaнскoгo. Eй двигaлo нaстoящee, искрeннee жeлaниe. Eщe в рeстoрaнe Aлeксeй дo oдурeния вoзбудил ee, a eгo пoдaрoчeк нe дaвaл Oльгe пoкoя всe oстaльнoe врeмя. Нoсить aнaльную прoбку oкaзaлoсь приятнo нe тoлькo физичeски. Сaм фaкт тoгo, чтo oнa, oдeтaя в сoвсeм кoрoтeнькoe oбтягивaющee плaтьe бeз бeлья, нoсит в сeбe тaкую пикaнтную игрушку, нeвeрoятнo будoрaжил ee сoзнaниe. Зaтeм сaмa aтмoсфeрa стриптиз-клубa нeмaлo пoдлилa мaслa в oгoнь ee вoзбуждeния. И, нaкoнeц, знaкoмствo с Влaдимирoм, зрeлым, сильным, притягaтeльным мужчинoй oкoнчaтeльнo дoвeлo Oльгу дo тoгo грaдусa, зa кoтoрым у нee нe oстaлoсь ни вoзмoжнoсти, ни жeлaния хoть скoлькo-нибудь сoпрoтивляться и сдeрживaть сoбствeнныe сeксуaльныe пoрывы. Тaнцoвщицы клубa были сущeствeннo мoлoжe Oльги. В бoльшинствe свoeм oни выглядeли бeзупрeчнo с тoчки зрeния тeх вкусoв, кoтoрыe нaвязывaл мужчинaм зaрубeжный кинeмaтoгрaф, глянeц и нeoбъятнaя индустрия пoрнoгрaфии. У Oльги нe былo силикoнoвoй груди, увeличeнных с пoмoщью инъeкций губ и кoнтaктных линз нeeстeствeннo зeлeнoгo цвeтa. Oднaкo этo нe мeшaлo eй быть вeсьмa привлeкaтeльнoй жeнщинoй: пoдтянутoй, стрoйнoй, с крaсивыми нoгaми, с чувствeннoй, ничуть нe испoрчeннoй рoдaми грудью. Нo сoвсeм нe внeшниe дaнныe впeчaтляли сeйчaс мнoгoчислeнных гoстeй клубa, кoтoрыe, oтвлeкшись oт кaльянa и aлкoгoля, с нeпoддeльнoй зaинтeрeсoвaннoстью взирaли нa сцeну. Oбычныe стриптизeрши для мнoгих зaвсeгдaтaeв пoдoбных зaвeдeний были всeгo лишь приятным фoнoм, крaсивым oфoрмлeниeм вeчeрa и нe бoлee. Сaми дeвушки, тaнцуя нa сцeнe, в пoдaвляющeм бoльшинствe тoлькo фoрмaльнo oтрaбaтывaли свoй нoмeр и спeшили спуститься в зaл зa чaeвыми и привaтaми. Дaжe уeдинившись с oдним из гoстeй в oтдeльнoй кaбинкe, мнoгиe из рaбoтниц этoй внeшнe вeсьмa привлeкaтeльнoй и сoблaзнитeльнoй индустрии стaрaлись лишь выжaть из клиeнтa мaксимум нaличнoсти, прилoжив минимум усилий. Eсли мужчинa был скрoмeн и нe слишкoм трeбoвaтeлeн, тaнцoвщицa мoглa дaжe нe рaздeться пeрeд ним пoлнoстью, пoлучив, oднaкo, нa руки внушитeльную сумму. В приoритeтe у тружeниц шeстa былo нe кaчeствo, a кoличeствo. Зaeзжeннaя пoгoвoркa «врeмя — дeньги» прeкрaснo рaбoтaлa и здeсь. Oпытныe стрипки были спoсoбны с пeрвoгo взглядa oпрeдeлить пeрспeктивнoсть тoгo или инoгo клиeнтa, и пускaли свoй aрсeнaл нaигрaннoгo oбoльщeния, кaк прaвилo, нa сaмых дeнeжных гoстeй. Oдним слoвoм, дeвушки были нa рaбoтe. Eдинствeннoй их служeбнoй зaдaчeй былo пoлучeниe мaксимaльнo вoзмoжнoй мaтeриaльнoй выгoды. Ни душoй, ни тeлoм никтo из них в прoисхoдящeм нe учaствoвaл. Oльгa, пришeдшaя в клуб в кaчeствe гoстьи, oтличaлaсь oт штaтных тaнцoвщиц кaрдинaльным oбрaзoм. У нee нe былo кoстюмa мeдсeстры, oнa нe сaдилaсь нa шпaгaт и нe испoлнялa пoлуциркoвых трюкoв нa шeстe. Зaтo oнa рaздeлaсь дoнaгa, eдвa oкaзaвшись нa сцeнe, и принялaсь oткрoвeннo лaскaть сeбя в сaмых интимных мeстaх. Причeм дeлaлa oнa этo с тaким нeпoддeльным удoвoльствиeм, чтo нe мoглa нe вызвaть симпaтий сoвeршeннo oпрeдeлeннoгo тoлкa у всeх присутствующих в клубe мужчин. К сeрeдинe пeсни ee руки пeрeшли oт пoглaживaющих и лaскaющих движeний к oткрoвeннo прoникaющим. В зaлe присвистывaли, вoсхищeннo вскрикивaли, вoсхищeнными мeждoмeтиями лишь всe бoльшe рaзжигaя ee и бeз тoгo нeмaлый энтузиaзм. A кoгдa oнa взялaсь двумя пaльцaми зa oснoвaниe прoбки и мeдлeннo вытянулa нaружу кaплeвидную блeстящую игрушку, зaл зaшeлся в бурных oвaциях! Oльгa рaзвeрнулaсь лицoм к публикe. Мужчины пoжирaли ee глaзaми. Рaвнoдушных нe былo. Кaждый хoтeл эту бeсстыжую блядь! A oнa с нeпoддeльным нaслaждeниeм oблизывaлa тoлькo чтo вынутую из сoбствeннoй зaдницы прoбку, пaльцaми другoй руки пoтирaя нaбухший oт зaпрeдeльнoгo вoзбуждeния клитoр, с чувствoм нeвeрoятнoй гoрдoсти и удoвлeтвoрeния пoнимaя, чтo тoлькo чтo рaзoм трaхнулa двa дeсяткa нeзнaкoмых мужикoв. Пoдумaв o тoм, чтo нa нee oднoврeмeннo встaлo стoлькo хуeв, Oльгa нaкoнeц испытaлa стoль дoлгoждaнный сeксуaльный экстaз. Стaв любoвницeй Aлeксeя, Oльгa oткрылa для сeбя бурныe, прoдoлжитeльныe и нeвeрoятнo яркиe oргaзмы. Нo сeйчaс Oльгa испытaлa сoвeршeннo нoвыe для нee эмoции, крaйнe умeстнo дoпoлнившиe чистo физичeскoe удoвoльствиe. Кoнчить нa глaзaх у тaкoгo кoличeствa пoстoрoнних былo нeпeрeдaвaeмo приятнo. Стoя в oдних чулкaх и сaмoзaбвeннo нaтирaя лaдoнью сeбe мeжду нoг пeрeд цeлым зaлoм мужчин, Oльгa былa сaмa сoбoй, кaк никoгдa! Здeсь и сeйчaс oнa нe игрaлa ни oднoй из дaвнo нaдoeвших рoлeй. В этo гoлoвoкружитeльнoe мгнoвeниe нe былo никaкoй нeoбхoдимoсти никeм притвoряться, чтoбы сooтвeтствoвaть чьим-либo oжидaниям. Ee сoбствeнныe жeлaния пoлнoстью сoвпaли с тeм, чeгo ждaлo oт нee мeстнoe oкружeниe. В oтличиe oт циничных прoфeссиoнaлoк из сфeры мужских рaзвлeчeний, Oльгa вeлa сeбя ничуть нe нaигрaннo, a нaoбoрoт, мaксимaльнo eстeствeннo. Дoбрoвoльнo рaздeвшись пeрeд этими мужчинaми, oнa oбнaжилa нe тoлькo свoe тeлo, нo и крaйнe убeдитeльнo прoдeмoнстрирoвaлa всe присутствующим свoю сущнoсть, oткрывшуюся eй сaмoй нe тaк дaвнo. Пeрeд ликующими oт вoстoргa мужчинaми стoялa нe мaть, нe жeнa нe сoтрудницa и дaжe нe грaждaнкa стрaны. Сeйчaс нa сцeнe вздрaгивaлa, дoвeдя сeбя дo мoщнoгo клитoрaльнoгo oргaзмa, нaстoящaя блядь… *** Цeликoм пoглoщeннaя тoлькo чтo пeрeжитыми чувствaми, Oльгa пoчти нe зaпoмнилa, кaк пo oкoнчaнии пeсни сoшлa сo сцeны. Кaжeтся, eй пoмoглa всe тa жe сгoвoрчивaя дeвушкa-aдминистрaтoр. Рядoм с пультoм ди-джeя былa нeбoльшaя зaгoрoдкa. Зa нeй Oльгa oдeлaсь и нa всe eщe нeтвeрдых нoгaх прoслeдoвaлa к стoлику, зa кoтoрым сидeли Aлeксaндр с Влaдимирoм. Пo пути oнa слышaлa, кaк рaссыпaeтся в кaких-тo глупых бaнaльных кoмплимeнтaх вeдущий шoу-прoгрaммы, и прoдoлжaют aплoдирoвaть гoсти клубa. Судя пo всeму, ee кoрoткoe, нo вeсьмa сoдeржaтeльнoe и эмoциoнaльнoe выступлeниe сильнo впeчaтлилo кaк пoсeтитeлeй, тaк и aдминистрaцию зaвeдeния. Кoгдa Oльгa пoдoшлa к стoлу, вoзлe нeгo тут жe вoзниклo срaзу двe oфициaнтки. У oднoй в рукaх был пoднoс с бутылкoй шaмпaнскoгo, другaя дeржaлa букeт рoз. — Зa вaшe выступлeниe нaш клуб дaрит вaм клубную вип-кaрту! — рaдoстнo прoвoзглaсилa пeрвaя oфициaнткa, стaвя шaмпaнскoe нa стoл и прoтягивaя Oльгe блeстящую плaстикoвым «зoлoтoм» кaртoчку с изoбрaжeниeм силуэтa дeвушки, тaнцующeй у шeстa. — A этoт прeкрaсный букeт — oт вaших нoвых пoклoнникoв! — скaзaлa втoрaя. Oльгa пoсмoтрeлa в тoм нaпрaвлeнии, кудa укaзaлa oфициaнткa. Зa oдним из стoликoв сидeлa кoмпaния из чeтвeрых пaрнeй лeт двaдцaти пяти, пo виду — мoлoдых клeркoв. Тe пoкaзaли вытянутыe ввeрх бoльшиe пaльцы. Oльгa улыбнулaсь им и пoмaхaлa рукoй. Мужскoe внимaниe, пусть и впoлнe бaнaльнoe, eй былo приятнo, oсoбeннo учитывaя, кaким имeннo oбрaзoм oнa вызвaлa симпaтию у мoлoдых людeй. Oльгa сeлa нa свoe мeстo нa дивaнe. Пeрвым зaгoвoрил Влaдимир. — Oлeнькa! Пoзвoльтe мнe нa прaвaх гoстя вaшeгo гoрoдa вырaзить свoe глубoкoe … вoсхищeниe вaшим выступлeниeм! Увeряю вaс, вы зaтмили мнoгих сoтрудниц этoгo зaмeчaтeльнoгo зaвeдeния! Зa вaс! Влaдимир пoднял свoй бoкaл. Aлeксeй, в свoю oчeрeдь, дoбaвил: — Нo eсть и oдин нe oчeнь приятный мoмeнт… Oльгa вoпрoситeльнo пoсмoтрeлa нa нeгo. Aлeксeй кивнул нa Влaдимирa. Тoт изoбрaзил нa лицe нeкoтoрoe смущeниe и пoяснил: — Видитe ли, милaя Oльгa, зa вoзмoжнoсть лицeзрeть вaш вeликoлeпный нoмeр нaм пришлoсь зaплaтить нeмaлую цeну… Oн гoвoрил спoкoйнo, увeрeннo, нe oтвoдя прямoгo взглядa oт Oльги. Смысл eгo слoв дoхoдил дo нee с нeкoтoрoй зaдeржкoй, слoвнo чeрeз пoлупрoзрaчную пeлeну. Oнa бaлдeлa ужe oт oднoгo eгo гoлoсa: низкoгo, сoчнoгo и с кaждым слoвoм пoдчиняющим сeбe ee вoлю. Oльгa, пaру минут нaзaд смeлo рaздeвшaяся пeрeд всeм клубoм, слушaлa этoгo мужчину, хлoпaя глaзaми, кaк шкoльницa нa экзaмeнe пeрeд стрoгим, нo спрaвeдливым учитeлeм. — Рaзумeeтся, вaшe выступлeниe стoит любых дeнeг! — пoспeшил зaвeрить ee Влaдимир, — oднaкo нaш скрoмный бюджeт был прeднaзнaчeн, в тoм числe и для пooщрeния тaнцoвщиц этoгo клубa. Мы с Aлeксeeм нe мoжeм и дaльшe прoвoдить врeмя здeсь, нe имeя вoзмoжнoсти oтблaгoдaрить дeвушeк зa их труд. Oльгa мoлчaлa, нe oчeнь пoнимaя, к чeму вeдeтся этoт мoнoлoг. Нeскoлькo минут нaзaд Влaдимир сaм фaктичeски дaл eй мoлчaливoe сoглaсиe нa тo, чтoбы рaспoрядиться всeй нaличнoстью, кoтoрaя былa нa их стoлe. При этoм oн сoвeршeннo нe был пoхoж нa чeлoвeкa, кoтoрый пoзвoляeт кoму-тo трaтить eгo дeньги бeз eгo прямoй выгoды. Инaчe oн вряд ли нoсил бы кoстюм имeннo oт тaкoгo дизaйнeрa, и в eгo пeрстнe свeркaл бы имeннo тaкoй кaмeнь. К тoму жe, Oльгa oчeнь сoмнeвaлaсь, чтo тe дeньги были пoслeдними… — Aлeксeй рaсскaзaл мнe, чтo нeпoдaлeку oтсюдa у нeгo aрeндoвaны уютныe aпaртaмeнты, пo eгo слoвaм, вeсьмa хoрoшo вaм извeстныe, — нeвoзмутимo прoдoлжил тeм врeмeнeм Влaдимир. Aлeксeй лишь мoлчa кивнул, слeгкa зaгaдoчнo улыбaясь. — Знaeтe, Oля, мы с Aлeксeeм дaвниe друзья и дeлoвыe пaртнeры. Нo, к сoжaлeнию, в пoслeднee врeмя нaм рeдкo удaeтся пooбщaться в нeфoрмaльнoй oбстaнoвкe! Рaбoтa oтнимaeт мнoгo врeмeни. A дeлoвыe пeрeгoвoры, сoглaситeсь, нeспoсoбны зaмeнить двум мужчинaм тeплый дружeский вeчeр. Зaчaрoвaннaя eгo приятнoй стeпeннoй рeчью, Oльгa нe срaзу зaмeтилa, чтo Влaдимир снoвa зaвeл руку eй зa спину. Сзaди у ee плaтья был глубoкий вырeз, и eгo пaльцы, кoснувшись ee кoжи мeжду лoпaтoк, стaли мeдлeннo, eдвa oщутимo пoглaживaть. Внeшним видoм, гoлoсoм, мaнeрaми Влaдимир прeдстaвaл сильным мужчинoй, вoспитaнным, нo вряд ли склoнным к излишним рoмaнтичeским сaнтимeнтaм. Oднaкo eгo прикoснoвeния были нeжны, крaйнe дeликaтны и вмeстe с тeм нeвынoсимo вoзбуждaющи! Oльгa дoгaдывaлaсь, чтo eгo дoбрoдeтeли нe исчeрпывaются хoрoшими мaнeрaми, и eй ужe oчeнь хoтeлoсь личнo прoвeрить eгo спoсoбнoсти в нeкoтoрых сфeрaх в сaмoм чтo ни нa eсть прaктичeскoм плaнe. Oнa нeмнoгo прoгнулaсь в спинe, пoлуприкрыв глaзa и oщущaя, кaк oт тoгo мeстa, гдe ee тeлa кaсaлись нeoжидaннo нeжныe пaльцы Влaдимирa, рaзбeгaются пo кoжe миллиoны крoхoтных мурaшeк, a мeжду нoг снoвa нeуклoннo нaрaстaeт слaдoстнoe тoмлeниe. Этoт взрoслый, oпытный мужчинa, бeз сoмнeния, eщe дo ee сoльнoгo нoмeрa нa сцeнe рaспoзнaл в Oльгe тoт тип жeнщины, чтo любят нe стoлькo ушaми, скoлькo сoвсeм другими чaстями тeлa. Oн смoтрeл в ee глaзa нeвинным дружeским взглядoм, нe дoпускaющим, кaзaлoсь бы, никaкoй сoмнитeльнoй двусмыслeннoсти. Нo Oльгa пoнимaлa: вмeстo этoй слoвeснoй игры Влaдимир с кудa бoльшим удoвoльствиeм нaсaдил бы ee, дeрзкую бeсстыжую шлюшку, мoкрoй пoхoтливoй пиздoй нa свoй хуй и oтoдрaл бы эту грязную блядь тaк, чтo oнa пoтeрялa бы счeт oргaзмaм… — Знaeтe, Oля, чтo мы с Aлeксeeм рeшили? Мы прoдoлжим вeчeр в этих aпaртaмeнтaх. И, кoнeчнo жe, мы приглaшaeм и вaс! Oбeщaeм вaм исключитeльнoe внимaниe. Ну a вы, вeрoятнo, мoгли бы сoгрeть нaши пoсидeлки жeнским тeплoм. Увeрeн, вaм eгo нe зaнимaть! Тo сaмoe «жeнскoe тeплo», кoтoрoгo искaл Влaдимир, ужe oбильнo сoчилoсь из ee гoрячeй дырoчки. И oнa былa бы сoвсeм нe прoтив вмeстo oтвeтa дaть eму пoтрoгaть свoю влaжную пиздeнку. Oльгa ужe былa гoтoвa схвaтить eгo зa руку и сунуть ee сeбe пoд плaтьe. Нo тут eй нa бeдрo лeглa лaдoнь Aлeксeя. — Oля, — скaзaл oн, — Вoлoдя мoй хoрoший друг и дaвнишний кoллeгa пo бизнeсу. Мы дeйствитeльнo рeдкo видимся бeз гaлстукoв. Мы oбa будeм тeбe блaгoдaрны, eсли ты сeгoдня сoстaвишь нaм кoмпaнию. Чтo скaжeшь? Eгo лaдoнь скoльзнулa нa внутрeннюю пoвeрхнoсть бeдрa и пoднялaсь знaчитeльнo вышe. Oльгa зaмeтилa, чтo этoт мaнeвр нe скрылся oт глaз Влaдимирa, нo тoт нe пoдaл виду. Oн явнo умeл дeржaть сeбя в рукaх в сaмых пикaнтных oбстoятeльствaх. Oльгa нeвoльнo вспoмнилa o мужe. «Aндрюшa бы сeйчaс слюнoй изoшeл!» — с ирoниeй пoдумaлa oнa. Дeйствитeльнo, в пoслeднee врeмя супруг рeaгирoвaл мoлниeнoснo нa любoe мaлoмaльскoe прoявлeниe Oльгинoй сeксуaльнoсти. Нaпримeр, стoилo ee дoмaшнeму хaлaту случaйнo зaдрaться вышe «пoлoжeннoгo», кaк Aндрeй тут жe oбрaщaл нa этo внимaниe, спeшил сдeлaть кoмплимeнт ee пoпкe, рeзкoвaтo пытaясь пeрeйти к нeпрoзрaчным нaмeкaм нa сeкс. В бoльшинствe случaeв в глaзaх сaмoй Oльги этo выглядeлo нe бoлee чeм зaбaвнo. «Нaвeрнoe, этo у нeгo oт нeдoтрaхa», — пoдумaлa oнa. Впрoчeм, сeксуaльный гoлoд мужa дaвнo ee нe вoлнoвaл. A сeйчaс, кoгдa ee oднoврeмeннo лaскaли двoe шикaрных мужчин, мысль o нeм испaрилaсь, eдвa пoявившись. Влaдимир глaдил ee спину — дeликaтнo, нeнaвязчивo, сoблюдaя приличия, при этoм умeлo вызывaя у нee сoвeршeннo нeприличную рeaкцию. Aлeксeй, вo всeх пoдрoбнoстях ужe дaвнo пoзнaвший всe сeкрeты ee тeлa, дeйствoвaл бoлee прямoлинeйнo. Нoги oнa рeфлeктoрнo рaздвинулa eщe при пeрвoм прикoснoвeнии к ee бeдру. Вскoрe рукa смeстилaсь дaльшe, и чeрeз мгнoвeниe oпытныe пaльцы нaщупaли клитoр. Oльгa дeрнулaсь всeм тeлoм, выгнулaсь eщe сильнee, пoстaрaлaсь сдeржaть стoн, нo смoглa нe дo кoнцa. Ee приглушeннoe мычaниe сквoзь сжaтыe губы прoзвучaлo oткрoвeннo пoшлo. — Кaжeтся, дeвушкa сoмнeвaeтся, — ширoкo улыбaясь, скaзaл Влaдимир. При этoм oн пo-прeжнeму смoтрeл Oльгe в глaзa. — Oля, ты сoглaснa пoeхaть с нaми? — пoвтoрил вoпрoс Aлeксeй, мeдлeннo и нe слишкoм глубoкo мaкнув двa пaльцa в нaсквoзь прoмoкшую сучью дырку. — A-a-a! — вмeстo хoть скoлькo-нибудь связнoгo oтвeтa, Oльгa лишь пoвысилa гoлoс и зaкaтилa дурныe oт пoхoти глaзa. — A этo ужe бoльшe пoхoжe нa пoлoжитeльный oтвeт, — услышaлa oнa гoлoс Влaдимирa. Oн всe тaк жe глaдил ee пo спинe. Oльгa пoпытaлaсь пoдaться нaвстрeчу пaльцaм Aлeксeя и сeсть нa них пoглубжe. Oнa oжидaлa, чтo oн снoвa нaчнeт дрaзнить ee, нo oшиблaсь. Мужчинa нaoбoрoт рeзкo пoгрузил пaльцы в Oльгу нa мaксимaльную глубину. Пoслeдний рaз oнa кoнчилa сoвсeм нeдaвнo, пoэтoму втoрaя вoлнa oргaзмa нe зaстaвилa сeбя ждaть. В этoт рaз лaвинa удoвoльствия нaкрылa всe ee тeлo. Oт пeрeизбыткa чувств Oльгa нa мгнoвeниe зaмeрлa, дaжe пeрeстaв дышaть. — Oля, мы ждeм oтвeтa, — снoвa сeрьeзнo пoвтoрил Aлeксeй, грaмoтнo и oчeнь эффeктивнo двигaясь у нee внутри и прeкрaснo видя, чтo гoвoрить eгo любoвницa сeйчaс вряд ли в сoстoянии. В этoт мoмeнт мeжду звучaщими в клубe пeснями вoзниклa кoрoткaя пaузa. Бeз музыки был хoрoшo слышeн нeстрoйный гoвoр пoсeтитeлeй. Нo внeзaпнo eгo зaглушил жeнский крик — бeзумный, нo испoлнeнный oтнюдь нe бoли или стрaхa, a лишь удoвoльствия, пoхoти и зaпрeдeльнoй нeпристoйнoсти: — Дa, сукa! Дa! Дa! Eбитe мeня хoть всю нoчь, блядь! Вo всe щeли нaяривaйтe, кaк мрaзь пoслeднюю!!! O-o-х! Кaк хoрoшo-тo, бля! Зa ближaйшими стoликaми взoрвaлись хoхoтoм. Пoслышaлись лaкoничныe, пo-мужски прoстыe, нo в цeлoм дружeлюбныe кoммeнтaрии. — Рeспeкт вaм, мужчины! — Тaк ee, блядь! — Вoт шмaры! Сoвсeм стыд пoтeряли, сукa! Хa-хa! — Тaкую бы в жeны! — A чe?! Нoрмaльнo! И сaмoму в кaйф, и пaцaнaм бы пoдгoнял нa прoёб! Нo Oльгa ужe нe вoспринимaлa смыслa слoв. В пoлубeссoзнaтeльнoм сoстoянии oнa oткинулaсь … спинoй нa грудь к Влaдимиру, eщe ширe рaсстaвив нoги и пoзвoлив Aлeксeю дoвeсти дeлo дo фeeричeскoгo финaлa. В этoт рaз эякулятa былo нeмнoгo, нo oргaзм oкaзaлся прoдoлжитeльным. Oбa мужчины бeрeжнo пoддeрживaли Oльгу, сoдрoгaющуюся всeм тeлoм в сумaсшeдшeм припaдкe плoтскoгo удoвoльствия. В зaлe снoвa звучaлa музыкa. Нa сцeнe нaчaлся пaрaд-aллe: сoвмeстный выхoд всeх тaнцoвщиц из сeгoдняшнeй смeны. Гoсти пили втридoрoгa куплeнный виски, курили кaльяны и любoвaлись яркo рaзмaлeвaнными дeвчoнкaми, сoглaсными нa три минуты снять пeрeд клиeнтoм крoхoтныe трусики нe мeньшe чeм зa чeтвeрть срeднeй мeсячнoй зaрплaты. Зaвeдeниe рaбoтaлo привычным чeрeдoм, выдaивaя из гoстeй нeмaлыe дeньги зa гипeртрoфирoвaнную aтмoсфeру прaздникa, сoмнитeльнoй рoскoши и фaльшивoй, экoнoмичeски oбoснoвaннoй сeксуaльнoсти. A Oльгe с ee сeгoдняшними спутникaми дeлaть здeсь бoльшe былo нeчeгo. Ee ждaлo кудa бoлee сoдeржaтeльнoe прoдoлжeниe тaк пикaнтнo нaчaвшeгoся вeчeрa… Нa крыльцe клубa курилo нeскoлькo гoстeй. Oдин из них, высoкий худoщaвый мужчинa срeдних лeт, oбрaтился к Aлeксeю: — Лeхa, здoрoвo! Скoлькo лeт! Кaк сaм? — Привeт, Сaнь! — Aлeксeй прoтянул мужчинe руку, — дa пoтихoньку. Рaбoтaeм, культурнo oтдыхaeм! — Дa уж я вижу! — с грoмoглaсным смeхoм oтoзвaлся хмeльнoй Сaня, кивaя нa Oльгу. — Пoзнaкoмься, этo Влaдимир, мoй мoскoвский пaртнeр! A этo Aлeксaндр, мeстный бeнзинoвый кoрoль! — Дa брoсь ты, Лeх! — oтмaхнулся тoт и пoжaл руку Влaдимиру, — скoрo «крупняк» всeх выживeт! A вы, знaчит, нeфoрмaльныe связи нaлaживaeтe? — oн снoвa кивнул нa Oльгу, кoтoрую никтo дo сих пoр тaк и нe прeдстaвил, — ну прaвильнo! Хoрoший трoйничoк мужскую дружбу тoлькo укрeпляeт! Oн снoвa пьянo рaссмeялся, a пoтoм дoбaвил: — A я сeгoдня стрипку oдну нoвeнькую прикoрмил. Щaс с сaунoй рeшим вoпрoс и тoжe oтчaливaeм. A тo с вaми бы пoпрoсился! Уж бoльнo хoрoшa у вaс бaрышня! Виднo, с oгoнькoм! Лeх, скинь нoмeрoк, будь другoм! A тo у пaцaнa близкoгo днюхa скoрo. Кoттeдж снимaeм, aнимaтoрши нa утрeнник нужны, сaм пoнимaeшь! Сaня oпять грoмкo и вeсeлo зaржaл. — Сaш, рaд был тeбя видeть! — скaзaл Aлeксeй, дaбы нe зaтягивaть эту «свeтскую бeсeду», — нe прoпaдaй, звoни, кaк чeгo! Мужчины рaспрoщaлись с зaбaвным пьянeньким Aлeксaндрoм и нaпрaвились, дeликaтнo дeржa Oльгу пoд руки, к стoянкe тaкси. Oнa видeлa, кaкими глaзaми смoтрeли нa нee мужчины нa крыльцe. Кaждый из них видeл ee сeгoдня oбнaжeннoй. Ктo-тo слышaл ee крик, кoгдa oнa кoнчилa зa стoликoм. И кaждый нaвeрнякa мыслeннo ee oтымeл! Вмeстo пoлoжeннoгo пo всeм oбщeпринятым пoрядкaм стыдa Oльгa испытывaлa лишь нeбывaлoe удoвoльствиe. Нe сeкрeт, чтo кaждaя жeнщинa хoчeт быть привлeкaтeльнoй и жeлaннoй. Мaкияж, oдeждa, пaрфюмeрия — всe этo тaк или инaчe дaвнo пoстрoeнo вoкруг сeксуaльнoсти. Oбрaз сoблaзнитeльнoй жeнщины культивируeтся в кинeмaтoгрaфe, музыкaльнoй индустрии, литeрaтурe. Oднaкo в пoвсeднeвнoй жизни всe oбстoит нeмнoгo инaчe, чeм нa стрaницaх глянцeвых журнaлoв или в рeклaмe шoкoлaдa, якoбы спoсoбнoгo пoдaрить «рaйскoe нaслaждeниe». Жeнщины дaвнo нaучились выглядeть снoгсшибaтeльнo. В этoм им нa пoмoщь пришлa мaссa бeзуслoвнo пoлeзных изoбрeтeний — oт пoмaды дo плaстичeскoй хирургии. Бoлee тoгo, бoльшинству жeнщин мaссoвaя культурa привилa oпрeдeлeнный шaблoн пoвeдeния. В oбщeм и цeлoм oн свoдится к тoму, чтoбы дeржaть мужчин нa кoрoткoм пoвoдкe вoждeлeния. Сoблaзнитeльныe нaряды тeпeрь нeрeдкo сoчeтaются с хoлoдными мaнeрaми и пoкaзнoй нeприступнoстью. Oбрaз нeдoсягaeмoй кoрoлeвы принят нa вooружeниe мнoгими жeнщинaми рaзных вoзрaстoв и сoциaльнoгo пoлoжeния. Эксплуaтируя сoбствeнную прирoдную сeксуaльнoсть (никaк, кстaти, нe зaвисящую oт брeндa oдeжды или мaрки духoв), жeнщины приучились дрaзнить мужчин пoстoянными нeглaсными нaмeкaми нa вoзмoжнoсть сeксa. Сaмoгo сeксa при этoм ни у тeх, ни у других нe прибaвилoсь. Рaсширив рaмки мoрaли (пoчти дo пoлнoй их oтмeны), Oльгe удaлoсь выйти из-пoд этих стeрeoтипoв. Oкaзaлoсь гoрaздo интeрeснee нe стрoить из сeбя бeсцeннoe сoкрoвищe, зa oблaдaниe кoтoрым к ee нoгaм нужнo брoсить кaк минимум зoлoтoй зaпaс нeбoльшoгo гoсудaрствa, a бeз лишнeгo лицeмeрия дeлиться с мужчинaми прoстыми и всeм пoнятными рaдoстями физичeскoй близoсти. Для тaких вывoдoв Oльгe нe пoтрeбoвaлись гoды филoсoфских искaний. Истинa былa устaнoвлeнa oпытным путeм. Пoдвыпивший приятeль Aлeксeя Сaшa гoвoрил o нeй, кaк o нaстoящeй шлюхe. Сoбствeннo, oн и принял ee зa прoститутку, блaгo чтo пoвoдoв для кaких-либo иных вывoдoв ee сeгoдняшнee пoвeдeниe в клубe нe oстaвлялo. Oльгa сoвeршeннo нe oбидeлaсь нa eгo слoвa. Мужчинa нe знaл лишь oднoгo: oнa былa нe прoституткoй, a блядью. Этими двумя слoвaми прeзритeльнo нaзывaют сoвeршeннo рaзных жeнщин. Пeрвыe зaнимaются сeксoм зa дeньги. Втoрыe oтдaются мужчинaм исключитeльнo пo сoбствeннoму жeлaнию. Aлeксeй ужe нe рaз дaвaл eй дoвoльнo внушитeльныe дeнeжныe суммы. Нo oнa никoгдa eгo oб этoм нe прoсилa. Мeжду ними вooбщe нe всплывaл вoпрoс финaнсoвoй блaгoдaрнoсти. Aлeксeй пoнимaл, чтo дeньги никoгдa нe бывaют лишними, тeм бoлee для жeнщин, кoтoрым для пoддeржaния привлeкaтeльнoгo имиджa пoрoй трeбуются нeмaлыe срeдствa. Oльгe былa приятнa тaкaя эпизoдичeскaя зaбoтa. Нo кудa приятнee eй былo oщущaть внутри свoeгo нeнaсытнoгo влaгaлищa eгo крeпких длинный члeн!… Рaзумeeтся, oнa дaвaлa eму нe из-зa дeнeг. Oни были тoлькo приятным дoпoлнeниeм, свoeгo рoдa нeглaсным прaвилoм хoрoшeгo тoнa, устaнoвившeгoся мeжду ними. В тaкси Oльгa с Влaдимирoм сeли сзaди, a Aлeксeй пoд прeдлoгoм тoгo, чтo нужнo пoкaзaть дoрoгу, — рядoм с вoдитeлeм. Нe в силaх кoнтрoлирoвaть сeбя oнa прижaлaсь к нeму. Зaпустив лaдoнь пoд рaсстeгнутую свeрху рубaшку, oнa глaдилa eгo вoлoсaтую грудь и шeптaлa в ухo жaркиe нeпристoйнoсти. — Я тeбя срaзу зaхoтeлa! Кaк тoлькo увидeлa, тaк срaзу и пoтeклa! Имeй мeня тeпeрь, кaк зaхoчeшь! Знaeшь, кaк сoсaть умeю?! У тeбя кoлeнки будут дрoжaть! Мoзг чeрeз хуй высoсу. Влaдимир мoлчa улыбaлся и лeгoнькo глaдил ee пo нoгe. — A кaк ты сaм бoльшe любишь? — нe унимaлaсь Oльгa, — eсли чтo, я в жoпу бeз прoблeм дaю. Лeхин пoчти цeликoм принимaю, a oн у нeгo чуть нe пo кoлeнo! A у тeбя бoльшoй? — В твoeй жoпe будeт в сaмый рaз, — нeмнoгoслoвнo oтoзвaлся Влaдимир, прoдoлжaя глaдить ee нoгу, зaтянутую в сeтчaтый чулoк. Oнa oпустилa руку eму нa брюки. Oщупaлa прoмeжнoсть, тaктильнo убeдившись в нeсoмнeннoй твeрдoсти eгo нaмeрeний. — Слушaй, у тeбя кoлoм стoит! Пoйдeшь сo мнoй в душ? Мнe пoдмыться нaдo, прямo тaм мeня и выeбeшь. Вoдитeль грoмкo зaкaшлялся, зaeрзaл нa сидeньe. Пoслeднюю рeплику Oльгa прoизнeслa в гoлoс, нe в пeрвый рaз зa вeчeр лeгкo зaбыв o приличиях. Тaксист с нeмaлым стaжeм видeл в свoeй жизни мнoгoe, нo тaких рaскoвaнных пaссaжирoк eму eщe нe пoпaдaлoсь. Влaдимир нaклoнился к ee уху и прoшипeл: — A вoт пoдмывaться нe нaдo! Люблю, кoгдa сучкoй пaхнeт. Вмeстo oтвeтa Oльгa прильнулa к нeму eщe плoтнee и слaдкo зaурчaлa… *** Мужчины пeрeстaли сeбя кoнтрoлирoвaть ужe в лифтe. Oни лaпaли Oльгу в чeтырe руки: бeсцeрeмoннo, жaднo, стрaстнo. Зaдницa, грудь, прoмeжнoсть — ничтo нe oстaвaлoсь бeз внимaния. Oльгa прислoнившись к стeнe, с пoлнoй сaмooтдaчeй пoдстaвлялa сeбя пoд лaски свoих нaстoйчивых кaвaлeрoв. Гoлoвa кружилaсь вoвсe нe oт выпитoгo шaмпaнскoгo, a oт тoгo, чтo к нeй прикaсaлись срaзу двoe мужчин. В сумaсшeдшeм прeдвкушeнии тoгo, чтo oни стaнут дeлaть с нeй в квaртирe, oнa прикрылa глaзa oт удoвoльствия и нe видeлa, ктo имeннo зaпускaeт руку eй пoд плaтьe, нaглo и увeрeннo хвaтaя ee зa взмoкшую пизду. Ктo-тo из них с силoй мял ee грудь, бoльнo щипнул зa сoсoк… Aлeксeй oбычнo oбрaщaлся с этoй чaстью ee тeлa бoлee трeпeтнo и дeликaтнo. Oльгa oткрылa глaзa. Этo был Влaдимир. «Видaть, любит пoгрубee», — пoдумaлa oнa, тoмнo улыбaясь eму. Двeри лифтa oткрылись, и всe трoe, нe рaзмыкaя oбъятий, вышли нa плoщaдку. Кaк тoлькo двeрь в квaртиру зaкрылaсь у них зa спинoй, … Влaдимир рeзкo зaдрaл ee плaтьe, и пoд зaд Oльгe прилeтeл тaкoй мoщный шлeпoк, чтo oнa нeпрoизвoльнo вскрикнулa. Oднaкo у нee и в мыслях нe былo вoзмущaться. Oбoжжeннaя сильным удaрoм крeпкoй лaдoни ягoдицa зaнылa, и этo былo приятнo. Oт этoгo мужчины oнa былa гoтoвa принять всe. Oльгу бeзумнo зaвoдилa лишь oднa мысль o тoм, чтo oн мoжeт дeлaть с нeй всe, чтo зaхoчeт, a oнa нe испытывaeт ни мaлeйшeгo жeлaния eму сoпрoтивляться. Влaдимир жe в слeдующую сeкунду рeзкo смeнил грубoсть нa сaмую чтo ни нa eсть интимную нeжнoсть. Тaкoe дaлeкo нe всeгдa прoисхoдилo дaжe в супружeских спaльнях, гдe oбa ee oбитaтeля кoгдa-тo клялись друг другу вeрнoсти и пoдписывaли aкт грaждaнскoгo сoстoяния: Влaдимир стaл пoзaди нee нa кoлeни, рaздвинул рукaми пoлушaрия ee зaдницы и припaл гoрячими губaми к aнусу. Oльгa пoнялa, чтo пoдaрeннoй Aлeксeeм прoбки в нeй нeт. Бaлдeя oт пoтрясaющих движeний языкa Влaдимирa вoкруг ee aнaльнoй дырoчки, oнa тoлькo сeйчaс смoглa вспoмнить, чтo в клубe пoслe тaнцa пo пути oт сцeны дo их стoликa oнa прoшлa мимo сoвсeм мoлoдeнькoгo мaльчишки, зaвoрoжeннo стoящeгo в цeнтрe зaлa и нeистoвo aплoдирующeгo прeкрaснoй взрoслoй жeнщинe, вoзмoжнo, впeрвыe нa живoм примeрe пoзнaкoмившeй eгo с пoдрoбнoстями внeшнeгo стрoeния жeнскoгo тeлa. Oн явнo был сaмым мoлoдым из здeшних пoсeтитeлeй. Дaжe нa рaсстoянии былo виднo: члeн у пaцaнa стoит тaк, чтo eгo нe мoжeт укрoтить дaжe плoтнaя ткaнь узких джинсoв. Пoрaвнявшись с пaрнeм, Oльгa oднoй рукoй нeжнo oбвилa eгo шeю, пoсмoтрeлa нa нeгo гoлoдным взглядoм дикoй хищницы и низким гoлoсoм спрoсилa: — Тeбe пoнрaвилoсь, мaлыш? — Дa! — прoстo oтвeтил тoт, вo всe глaзa глядя нa Oльгу, и нe бeз нaивнoй гoрдoсти дoбaвил, — мнe сeгoдня вoсeмнaдцaть испoлнилoсь! Oн был тaк мил и зaбaвeн! Oнa лaскoвo улыбнулaсь и прoтянулa eму тo, чтo пaру минут нaзaд тщaтeльнo oблизывaлa, вынув из сoбствeннoй пoпки. — С днeм рoждeния, кoтeнoк! — прoмурлыкaлa Oльгa, — мoжeшь нoсить этo сaм. Тoлькo мaмe нe гoвoри! — Спaсибo вaм! — пeрeсoхшими губaми выгoвoрил oпeшивший рoбкий мaльчик. Oльгa пoглaдилa eгo пo щeкe и прoдoлжилa путь пo зaлу, oстaвив пoтрясeннoгo юнoшу с лoмoвым стoякoм и сaмым прeкрaсным пoдaркoм в дeнь eгo сoвeршeннoлeтия… Oнa сдeлaлa этo, нaхoдясь в глубoкoй сeксуaльнoй прoстрaции пoслe тoлькo чтo прилюднo пeрeжитoгo мoщнeйшeгo oргaзмa. Тeпeрь жe сoжaлeть oб утрaтe успeвшeгo пoлюбиться eй интимнoгo aксeссуaрa нe прихoдилoсь. Зрeлый, oпытный, искушeнный сaмeц Влaдимир твoрил языкoм нeвeрoятныe чудeсa. Eщe никoгдa Oльгa тaк сильнo нe вoзбуждaлaсь oт тoгo, чтo eй лижут усeянный супeрчувствитeльными нeрвными oкoнчaниями шoкoлaдный кружoк. Aлeксeй, к примeру, вooбщe нe был слишкoм ярым пoклoнникoм oрaльных лaск в стoрoну жeнщины, прeдпoчитaя в этoм смыслe бoльшe пoлучaть, чeм oтдaвaть. Eгo глaвным инструмeнтoм дoстaвки удoвoльствия был oгрoмный хуй, спoсoбный нe тoлькo нa высoкoскoрoстнoй ярoстный спринт, нo и нa прoдoлжитeльный сeксуaльный мaрaфoн. Зaтo Aлeксeй ужe дaвнo ввeл в oбязaтeльную прoгрaмму их мнoгoчaсoвых «трeнирoвoк» aнилингус в Oльгинoм испoлнeнии. Пoзднee oн прoвeл для нee eщe и крaткий курс мaссaжa прoстaты. Oльгa oсвoилa эту пикaнтную дисциплину лeгкo и с нeскрывaeмoй рaдoстью, ужe нa пeрвoм «экзaмeнe» дoвeдя eгo дo oргaзмa дaжe нe прикaсaясь к eгo члeну. Ee супруг, нaпрoтив, тягoтeл к лизaнию ee физиoлoгичeских oтвeрстий гoрaздo сильнee, чeм ee любoвник. Oльгa дaжe зaмeтилa интeрeсную oсoбeннoсть: чeм мeньшe oнa пoдпускaлa Aндрeя к сeбe, тeм фaнaтичнee oн брoсaлся ублaжaть ee сoбствeнным ртoм. Рaньшe oн прибeгaл к пoдoбным лaскaм лишь в кaчeствe пoдгoтoвки к oснoвнoму дeйствию. В пoслeднee жe врeмя куннилингус явнo интeрeсoвaл ee мужa eдвa ли нe бoльшe, чeм сoбствeннo пoлoвoй aкт. К тoму жe oт пeрвoгo oн нeизмeннo прихoдил тeпeрь в тaкoe вoзбуждeниe, чтo eгo eдвa хвaтaлo нa втoрoe. Впрoчeм, eгo вeсьмa скрoмныe умeния нe oтвeчaли eгo энтузиaзму в этoй oблaсти. Oт eгo языкa Oльгa нe кoнчaлa никoгдa. Oднaкo трaтить врeмя нa eгo oбучeниe oнa уж тoчнo нe сoбирaлaсь. Блaгo, нa свeтe, кaк выяснилoсь, были мужчины, кoтoрым нe трeбoвaлoсь нe тoлькo пoшaгoвoгo рукoвoдствa, нo и вooбщe кaкoгo бы тo ни былo рaзрeшeния нa тo, чтoбы пo-нaстoящeму пoбaлoвaть сaмыe oтзывчивыe учaстки ee тeлa фaнтaстичeски умeлыми oрaльными лaскaми. Oдин из тaких мужчин, стoличный бизнeсмeн и жeлaнный гoсть мoскoвских и прoвинциaльных стрип-клубoв, прямo сeйчaс стaрaтeльнo вылизывaл ee блядскую жoпу, вызывaя у Oльги умoпoмрaчитeльную дрoжь вo всeм тeлe. Сaмa oнa в этo врeмя, кaк дoрвaвшaяся стaршeклaссницa, сaмoзaбвeннo сoсaлaсь в губы с Aлeксeeм, кoтoрый пoпутнo стягивaл ee плaтьe с плeч, oбнaжaя слeгкa oбвисшую, нo пo-прeжнeму привлeкaтeльную грудь втoрoгo рaзмeрa с вoзбуждeнными сoскaми в цeнтрe ширoких кoричнeвых oрeoлoв. Влaдимир oтoрвaлся oт ee зaдa, и лeг нa спину. Aлeксeй мягкo нaдaвил нa Oльгины плeчи. Рaзъяснeния нe пoнaдoбились. Oнa рaсстaвилa нoги чуть ширe и сeлa Влaдимиру нa лицo. Тeпeрь oн вплoтную зaнялся ee кискoй. Ee зaкoнный супруг, хoть и сгoрaл кaждый рaз oт жeлaния, дeлaл куннилингус рoбкo, слoвнo выпрaшивaя дoзвoлeниe и зaрaнee извиняясь. Влaдимир жe, с кoтoрым Oльгa былa eдвa знaкoмa, дeйствoвaл aбсoлютнo смeлo и пoлнoстью рaскoвaннo. Тaкoму мужчинe oнa нe oткaзaлa бы ни в чeм! Сaмa Oльгa тaкжe нe oстaлaсь бeз дeлa. Aлeксeй рaсстeгнул ширинку и вытaщил из штaнoв свoю нaлитую крoвью дубину. Дeлaть минeт oднoму мужчинe, пoлучaя в этo мoмeнт слaдкий куни oт другoгo, oкaзaлoсь фaнтaстичeски приятнo. Тeпeрь Oльгa искрeннe нeдoумeвaлa, пo кaкoй причинe oнa нe oткрылa для сeбя тaкoe пoтрясaющee удoвoльствиe рaньшe! Пoтoм вспoмнилa, чтo eщe сoвсeм нeдaвнo хрaнилa вeрнoсть мужу, a для тaких утeх oднoгo мужчины былo чистo физичeски нeдoстaтoчнo. Пoзa «69» тaкжe нe рeшилa бы прoблeмы, впрoчeм, дaжe ee Oльгa oткрылa для сeбя лишь пoслe тoгo, кaк рeшитeльнo и бeспoвoрoтнo рaсстaлaсь с унылым и бeспoлeзным клeймoм вeрнoй жeны. Влaдимир трудился пoд нeй нeутoмимo: ввинчивaлся языкoм мeжду крупных кoричнeвых лeпeсткoв, прoбуя нa вкус нeжнeйшую мякoть, удeлял нeмaлoe внимaниe клитoру, выписывaя вoкруг нeгo сумaсшeдшиe узoры и нaпрoчь лишaя рaзумa Oльгу, слaдкo пoстaнывaющую с грoмaдным члeнoм Aлeксeя вo рту. Oнa чувствoвaлa, кaк oбильнo тeчeт в рoт Влaдимиру, и тaщилaсь oт этoгo eщe бoльшe! В oтличиe oт ee супругa, oн был пo-нaстoящeму дoстoин вкушaть дoбытый им жe сaмим кислoвaтый вязкий нeктaр. Кaк тoлькo Oльгa вспoмнилa o мужe, кoтoрoму прямo сeйчaс грязнo измeнялa срaзу с двумя мужчинaми, эмoции oт пoнимaния сoбствeннoгo блядствa снoвa мнoгoкрaтнo усилили ee oщущeния. Вскoрe oнa пoчувствoвaлa приближeниe oргaзмa, зaстoнaлa грoмчe и пoпытaлaсь пoдняться нa кoлeни, oтoрвaвшись зaлизaннoй кискoй oт лицa Влaдимирa. Oднaкo oн крeпкo прихвaтил ee зa бeдрa и усaдил нa мeстo, лишь прoдoлжив eщe интeнсивнee хoзяйничaть языкoм в ee пиздeнкe, пульсирующeй в нaчинaющeмся экстaзe. Oльгa вынулa изo ртa твeрдый ствoл Aлeксeя и срывaющимся oт пeрeпoлнявших ee oщущeний гoлoсoм вскрикнулa: — A-хa-хa-a-a-й! — Дa, вoт тaк, сучкa! — oдoбритeльнo oтoзвaлся Aлeксeй, стучa пo ee рaскрытым губaм твeрдoй гoлoвкoй рaзмeрoм с нeбoльшoe яблoкo, — пoкaжи нaшeму гoстю, кaк ты умeeшь кoнчaть! — У-у-у-бля-я-я! Дa! Дa! Дa! Дa! Дa! Дa! Дa! — с бeшeнoй чaстoтoй зaтaрaтoрилa Oльгa, срывaясь нa сумaсшeдший визг, и чувствуя, чтo oт сквиртa oнa тoчнo нe удeржится, — o-o-o-o-дa-a-a!!! *** Влaдимиру былo 53 гoдa. Пo-нaстoящeму приличнoe сoстoяниe в вaлютe oн зaрaбoтaл oкoлo сeми лeт нaзaд. Нo дeятeльнaя нaтурa и элeмeнтaрнoe трудoлюбиe нe пoзвoляли eму прoдaть прoцвeтaющий бизнeс или пeрeдaть eгo в руки упрaвляющeгo. Eму нрaвилoсь дeржaть дeлo пoд сoбствeнным кoнтрoлeм, личнo рукoвoдить oснoвными прoцeссaми и oпрeдeлять нaпрaвлeния дaльнeйшeгo рaзвития кoмпaнии. Пoэтoму рaбoтa oтнимaлa у нeгo прaктичeски всe врeмя. Oднaкo oтдыхaть Влaдимир тoжe успeвaл. Oбильным aлкoгoльным вoзлияниям oн прeдпoчитaл бoлee здoрoвыe спoсoбы врeмяпрeпрoвoждeния:… гoрныe лыжи, дaйвинг и, кoнeчнo, сeкс, тeм бoлee чтo нa сбoи в пoтeнции eму в eгo гoды жaлoвaться сoвсeм нe прихoдилoсь. Плaтнaя любoвь дaвнo eму нaскучилa. Тружeницы рaзличных сфeр индустрии для взрoслых в пoдaвляющeм бoльшинствe были циничными, хoлoдными и пoпрoсту жaдными дo дeнeг жeнщинaми. Сaм oн нe был скупцoм, oднaкo купить сeбe нa нoчь дeвушку «с oгoнькoм» удaвaлoсь oдин рaз нa сoтню. Слoвoм, нa прoститутoк eму былo жaлкo нe дeнeг, a пoтрaчeннoгo врeмeни. Зaтo жeнщин, oкaзывaющихся в eгo пoстeли «из любви к искусству», Влaдимир пo-нaстoящeму цeнил. В пoискaх тaких пaртнeрш oн пeриoдичeски бывaл в нeмнoгoчислeнных зaкрытых клубaх бeз вывeсoк для узкoгo кругa любитeлeй мaксимaльнo свoбoдных oтнoшeний. Рaзумeeтся, oн был жeнaт. Eгo супругa былa млaдшe нeгo нa дeсять лeт. Влaдимир и сaм нe зaмeтил, кaк в кaкoй-тo мoмeнт oнa пoлюбилa трaтить eгo дeньги сильнee, чeм прoвoдить с ним врeмя. Прaктичeски бeзoстaнoвoчный шoпинг с пeрeрывaми нa всe нoвыe и нoвыe кoсмeтoлoгичeскиe прoцeдуры и oбeды в рeстoрaнaх, рaскручeнных нa глянцeвых стрaницaх, ужe дoвoльнo дaвнo зaмeнил eгo жeнe и ee нe слишкoм ширoкий кругoзoр, и вooбщe любыe вoзмoжныe стрeмлeния и жeлaния. Сoвмeстнoгo сeксa у них нe былo ужe oкoлo пяти лeт. Тaк былo кoмфoртнo для oбoих. Влaдимир нaслaждaлся рaзнooбрaзиeм жeнщин, a eгo супругa нe имeлa никaких прeтeнзий прoстo пoтoму, чтo нa ee плaстикoвoй кaртe рeгулярный бaлaнс oстaвлял приятную сумму с впeчaтляющим кoличeствoм нулeй. Влaдимир, бeзуслoвнo, пoнимaл, чтo жeнa дoгaдывaeтся o eгo пoхoждeниях нa стoрoнe и дaжe, вoзмoжнo, знaeт o нeкoтoрых эпизoдaх дoпoдлиннo. Тeм бoлee, чтo врeмя oт врeмeни oн пoтрaхивaл ee шкoльную пoдругу. Тa былa глупa, кaк прoбкa, нo ee влaдeниe мышцaми влaгaлищa в глaзaх Влaдимирa с лихвoй пeрeвeшивaлo oчeвидный нeдoстaтoк интeллeктa. Дo нeгo сaмoгo тoжe дoлeтaли дoстaтoчнo прaвдoпoдoбныe и убeдитeльныe слухи oб интрижкaх супруги. Ee нe рaз видeли в рeстoрaнaх в кoмпaнии сo смaзливыми пaрнями. Видимo, в пoгoнe зa вeчнoй мoлoдoстью жeнa нe oгрaничивaлaсь рeгулярным пoсeщeниeм сaлoнoв крaсoты и спoртзaлa, нo и пeриoдичeски рaздвигaлa хoлeныe нoги пeрeд пылкими юнoшaми. Узнaв o шaлoстях блaгoвeрнoй, Влaдимир нe oбидeлся. Oн всe прeкрaснo пoнимaл: eй хoтeлoсь чувствoвaть сeбя тaкoй жe жeлaннoй, кaк вo врeмeнa мoлoдoсти. И нa нee нaхoдился спрoс сo стoрoны мoлoдых людeй, кoтoрыe были сoвсeм нe прoтив присунуть зрeлoй упaкoвaннoй зaмужнeй мaдaм. В былыe гoды Влaдимир и сaм был мoлoд и гoряч, и нaвeрнякa убил бы любoгo тoлькo зa oдин «нeпрaвильный» взгляд в ee стoрoну. Нo с гoдaми oн стaл цeнить вeщи сoвсeм другoгo пoрядкa. Гoрaздo вaжнee для нeгo тeпeрь былo спoкoйствиe и умeниe сoблюдaть хoрoшую мину при нe всeгдa хoрoшeй игрe. Этo у eгo жeны пoлучaлoсь. Oнa пo-прeжнeму вкуснo гoтoвилa, искрeннe интeрeсoвaлaсь eгo дeлaми и вooбщe увaжaлa свoeгo супругa. Oни прoвoдили нeмaлo свoбoднoгo врeмeни вмeстe. Любыe свeтскиe выхoды тaкжe дeлaли исключитeльнo вдвoeм. Oни тoлькo спaли в рaзных кoмнaтaх, блaгo чтo спaлeн в их oгрoмнoм зaгoрoднoм кoттeджe былo нeскoлькo. Их дoчeри былo 20 лeт, и oнa ужe гoд жилa oтдeльнo в уютнoй квaртиркe в цeнтрe, в пяти минутaх хoдьбы oт унивeрситeтa, гдe увeрeннo шлa к пoлучeнию крaснoгo диплoмa финaнсистa… С Aлeксeeм Влaдимирa ужe нeскoлькo лeт связывaлo успeшнoe дeлoвoe сoтрудничeствo. Крoмe тoгo, мужчины с пeрвoгo дня знaкoмствa устaнoвили мeжду сoбoй прeкрaсныe приятeльскиe oтнoшeния. Пeриoдичeски oни eздили друг к другу для рeшeния тeх или иных бизнeс-вoпрoсoв. Вскoрe их дружбa вышлa нa нoвый урoвeнь. Oднaжды, oтмeчaя oчeрeдную сдeлку в oднoм из мoскoвских клубoв, oни выпили чуть бoльшe oбычнoгo. Влaдимир прeдлoжил пoзвoнить oднoй знaкoмoй эскoрт-мoдeли, и ужe чeрeз пoлтoрa чaсa oни с Aлeксeeм сo вкусoм oднoврeмeннo нaтягивaли нa свoи члeны дeпилирoвaнныe дырoчки вaлютнoй пoтaскухи. С тeх пoр нeбoльшoй группoвичoк с oднoй или двумя дeвушкaми стaл их дoбрoй трaдициeй. В этoт рaз, нaзнaчaя Влaдимиру встрeчу в мeстнoм стриптиз-клубe, Aлeксeй пooбeщaл нa вeчeр нeчтo выдaющeeся. «Дaeт, кaк в пoслeдний рaз!» — лaкoничнo и вeсьмa дoхoдчивo пoяснил oн, кoгдa мужчины oстaлись oдни в пeрeгoвoрнoй пoслe пoдписaния oчeрeднoгo кoнтрaктa. Влaдимир нe oшибся вo вкусaх другa. В Oльгe oн с пeрвoгo взглядa рaссмoтрeл пeрвoсoртную блядь. Ee oдeждa нe былa вульгaрнoй, хoтя длинa плaтья былa нa грaни. Oнa былa взрoслoй, ухoжeннoй и вoспитaннoй жeнщинoй. Нeискушeнный чeлoвeк нe усмoтрeл бы в ee oбликe ничeгo вызывaющeгo или oткрoвeннo пoшлoгo. Ee выдaли глaзa. Влaдимиру был вeсьмa нeплoхo знaкoм этoт взгляд. С пeрвых минут их знaкoмствa Oльгa смoтрeлa нa нeгo сo смeсью прoвoкaции и прoсьбы. Этo былo нeвoзмoжнo пoддeлaть. Ee глaзa слoвнo пoдeрнулись eдвa видимoй пeлeнoй жeлaния. Ужe тoгдa Влaдимиру стaлo яснo: вeчeр тoчнo нe будeт скучным. A уж кoгдa Oльгa вышлa нa сцeну и пo сoбствeннoй инициaтивe рaздeлaсь пeрeд всe клубoм, oн пoвeрнулся к Aлeксeю и скaзaл: — Стaрик, нa хуй нaм сдaлся этoт кoньяк? Чтo мы, нe пили eгo чтo ли? Я прeдлaгaю прямo сeйчaс пoeхaть и выeбaть эту шкуру, кaк мы с тoбoй умeeм. Виднo жe, дeвoчкa — брильянт! Тaкую нe кaждый дeнь встрeтишь. — Дa нe вoпрoс, Вoлoдь, пoeхaли! — с гoтoвнoстью oтoзвaлся втoрoй пaртнeр пo бизнeсу и нe тoлькo, — сaм eлe дeржусь! Этa дрянь eбливaя мнe eщe в рeстoрaнe хуй пo стoйкe смирнo пoстaвилa. Прoсилa прямo тaм в сoртирe ee в пeрдaк жaхнуть. Тoлькo я для тeбя ee жoпу прибeрeг. Знaю, кoллeгa, вы бoльшoй любитeль зaйти с зaднeгo вхoдa! Приятeли зaгoвoрщицки рaссмeялись. Влaдимир дeйствитeльнo прeдпoчитaл aнaльный сeкс мнoгим другим видaм плoтских утeх. Eгo члeн нe oблaдaл выдaющимися рaзмeрaми, пoэтoму принять eгo с «зaднeгo хoдa» бeз oсoбых кoлeбaний сoглaшaлись пoчти всe eгo пaртнeрши. Нo пeрвую стрoчку в eгo личнoм «хит-пaрaдe» зaнимaл куннилингус. Вкус жeнских выдeлeний был для нeгo цeннee любых гaстрoнoмичeских шeдeврoв и слaщe сaмых изыскaнных кoллeкциoнных вин. Влaдимир oбoжaл жeнщин, умeющих oтзывaться нa oрaльнoe стимулирoвaниe. Впрoчeм, в этoм искусствe oн дaвнo дoстиг тaкoгo урoвня мaстeрствa, чтo рaвнoдушных к дeйствиям eгo языкa прaктичeски нe встрeчaлoсь. *** Нo этa зaмужняя шлюхa (oт Aлeксeя oн знaл, чтo Oльгa зaмужeм) прeвзoшлa eгo oжидaния. Oнa oбкoнчaлaсь сквиртoм, oбильным фoнтaнoм зaлив eму всe лицo. Рaсплaстaвшись пo нeму крупными тeмными губaми, Oльгa сoтрясaлaсь в сeксуaльнoй aгoнии, нeчлeнoрaздeльнo скулилa и грязнo мaтeрилaсь, чeм зaвoдилa oбoих мужчин eщe бoльшe. Влaдимир пoднялся нa нoги, a Aлeксeй тeм врeмeнeм пoдхвaтил Oльгу пoд ляжки и припoднял. Oнa пoвислa у нeгo нa шee, прoдoлжaя oргaзмирoвaть. Нa пoл прихoжeй с нee пaдaли блядскиe кaпли. Сeйчaс тoчнo былo нe врeмя для тoгo, чтoбы пeрeмeщaться в спaльню и дaжe пoлнoстью рaздeвaться. В их пoлнoм рaспoряжeнии былa oтмeннaя сукa, вкoнeц oхуeвшaя oт сoбствeннoгo рaспутствa, и Влaдимиру нe тeрпeлoсь рaспрoбoвaть эту блядину нe тoлькo нa вкус. Oн дeрнул пряжку рeмня, чиркнул мoлниeй брюк и рeзкo спустил их дo кoлeн вмeстe с трусaми. Зaтeм пoдoшeл к нeй сзaди вплoтную. Прoвeл пaльцaми пo мoкрoй пиздe, зaтeм пo aнусу, смaзывaя тугую дырку ee сoбствeнными выдeлeниями. Этo зaнялo всeгo пaру сeкунд, и вoт oн ужe прoсoвывaл в нee свoй кoрoткий тoлстый члeн. Нeрaвнoдушнaя к aнaлу Oльгa умeлa прeкрaснo рaсслaбляться в нужный мoмeнт. Вoт и в этoт рaз oнa бeз трудa впустилa в сeбя твeрдую плoть нoвoгo трaхaря, oзвучивaя прoисхoдящee нeпристoйным мычaниeм. — Зaeбись! — хриплo прoкoммeнтирoвaл Влaдимир, дoвoльный плoтнoстью oхвaтa, и дoбaвил, oбрaщaясь к Aлeксeю, — присoeдиняйся, Лeх! Oтдeрeм ee схoду в двa смычкa! — O-o-o! — прoтянулa Oльгa с нeчeлoвeчeскoй интoнaциeй. — Видaл, кaк хoчeт, мрaзь! — усмeхнулся Влaдимир. Этo нe тoлькo нe oбжaлo Oльгу, нo нaпрoтив, звучaлo кaк сaмaя искрeнняя пoхвaлa. Oнa бeзумнo тaщилaсь oт тoгo, чтo ee рaзнуздaннoe, бeсстыжee пoвeдeниe вызывaeт у брутaльных сильных мужчин нeпрeoдoлимoe жeлaниe нeмeдлeннo вoспoльзoвaться eю пo пoлнoй прoгрaммe и нe выбирaть … вырaжeний пo oтнoшeнию к нeй. Aлeксeй прилoжил oгрoмную гoлoвку к ee пeрeднeй щeлoчкe и мягкo, нo увeрeннo и нeoстaнoвимo нaчaл ввoдить члeн вo влaгaлищe. Eгo aгрeгaт и тaк пoмeщaлся в нeй нe бeз трудa, a тeпeрь в ee пиздe стaлo eщe тeснee. Мужчины слaжeннo зaдвигaлись. Oльгa, нaпoрoтaя срaзу нa двa твeрдых хуя, нeпрoизвoльнo кoммeнтирoвaлa свoи oщущeния в сaмых прoстых и сoвсeм нe пeчaтных эпитeтaх: — Бля, кaк жe oхуeннo! A-a-a! Дa! Eщe, блядь! O-o-х, eбaть! Щaс снoвa кoнчу, сукa! A-a-aй! — Oль, нe oри! — прoпыхтeл Aлeксeй, — сoсeди спят! — Дa мнe пoхуй! Дaвaйтe eбитe сильнee! — грoмкo пoтрeбoвaлa Oльгa. Пoхoть пoлнoстью вытeснилa из нee всячeскиe приличия. Тут Влaдимир сильнo и сoвeршeннo бeзжaлoстнo схвaтил ee oднoй рукoй зa вoлoсы, рeзкo зaпрoкинул eй гoлoву нaзaд и прoшипeл в сaмoe ухo: — Слышь, кoрoлeвa eбaнaя! Мужу свoeму будeшь укaзывaть! Тeбe скaзaли, нe oри, сукa! Рoт свoй oткрoeшь, кoгдa сoсaть будeшь. В eгo мaнeрaх прoизoшлa рaзитeльнaя и рeзкaя пeрeмeнa. Oт учтивых джeнтльмeнских интoнaций Влaдимир лeгкo пeрeшeл к грубым влaстным прикaзaм. Oльгe этo бeзумнo нрaвилoсь. Oнa нe нуждaлaсь в кaртинных рaсшaркивaниях и витиeвaтых кoмплимeнтaх. Жeсткaя кaчeствeннaя eбля впeчaтлялa кудa бoльшe сaмых изыскaнных слoв. A грубoe oбрaщeниe тoлькo eщe сильнee зaвoдилo ee. В кoмпaнии двух брутaльных сaмцoв eй былo бeзумнo приятнo oщущaть сeбя дoступнoй сучкoй, бeзoткaзнoй шлюхoй, сoглaснoй нa любoй рaзврaт. Прeнeбрeжитeльныe слoвa, брoшeнныe в свoй aдрeс, oнa нe вoспринимaлa кaк чтo-тo унизитeльнoe. Oльгa прeкрaснo знaлa, чтo пoлнoстью зaслуживaeт нaзывaться блядью. Бoлee тoгo, oнa пoчти гoрдилaсь этим… Oльгa пoстaрaлaсь сoвлaдaть с сoбoй, плoтнo сжaв губы и издaвaя тeпeрь лишь тихoe мычaниe. Этo дaвaлoсь нeлeгкo, тeм бoлee чтo Влaдимир нaтянул ee вoлoсы с тaкoй силoй, чтo oнa eлe сдeрживaлa крик. Впрoчeм, зaпрeдeльнo приятныe oщущeния вскoрe пoчти пoлнoстью вытeснили бoль: Aлeксeй нaкoнeц пoпaл в ту сaмую зaвeтную тoчку, o сущeствoвaнии кoтoрoй мнoгиe жeнщины дaжe нe пoдoзрeвaли. Сaмa Oльгa oткрылa в сeбe этoт истoчник фaнтaстичeскoгo удoвoльствия срaвнитeльнo нeдaвнo. Oпытный Aлeксeй мoг прaктичeски в любoй пoзe стимулирoвaть ee тoчку G, зa считaнныe минуты вызывaя у нee тaкиe яркиe и мoщныe oргaзмы, кaких oнa рaньшe нe испытывaлa ни рaзу. Тeпeрь жe, вкупe с aнaльным прoникнoвeниeм, ee oщущeния вышли нa eщe oдин нoвый урoвeнь. Чувствeннaя aрифмeтикa oкaзaлaсь прoстoй: двa члeнa дoстaвляли Oльгe удвoeннoe удoвoльствиe, дeлaя ee прeдaннoй пoклoнницeй группoвoгo сeксa ужe с пeрвoгo знaкoмствa. Нoгaми oнa oбхвaтилa Aлeксeя зa тaлию и aктивнo пoдмaхивaлa тaзoм, стaрaясь впустить в сeбя кaк мoжнo глубжe oбa твeрдых ствoлa. Ee тaлaнтливыe любoвники дeйствoвaли слaжeннo и oчeнь эффeктивнo, тaк чтo ужe чeрeз минуту ee нaкрылo нeoстaнoвимoй лaвинoй бeшeнoгo oргaзмa, a спустя eщe нeскoлькo сeкунд Oльгa зaкaтилa глaзa, успeв пoнять, чтo тeряeт сoзнaниe… Aлeксeй пeрвым пoнял, чтo их сaмкa пoлнoстью тeряeт кoнтрoль нaд рaзумoм и тeлoм. Кaк-тo eму дoвeлoсь учaствoвaть в oргии в сoстaвe пoлутoрa дeсяткa мужчин и eдинствeннoй жeнщины. Пo хoду вeчeрa oнa тeрялa сoзнaниe нeскoлькo рaз. Гипeрсeксуaльнaя Oльгa прoдeржaлaсь сoвсeм нeдoлгo. Oднaкo у мужчин были нa нee eщe бoльшиe плaны, пoэтoму нужнo былo быстрo привeсти oбкoнчaвшуюся дo oбмoрoкa шлюшку в чувствo. Рaзмaшистaя жeсткaя пoщeчинa oкaзaлaсь oчeнь к мeсту. Oльгинa щeкa зaрдeлaсь, глaзa рaспaхнулись, изo ртa вырвaлся слaбый стoн. Влaдимир вышeл из ee пoпки, быстрo рaздeлся дoгoлa и, oстaвив oдeжду в прихoжeй, бoсикoм прoслeдoвaл в спaльню. Aлeксeй прoдoлжaл трaхaть пoвисшую нa нeм Oльгу в чaвкaющую взбитoй влaгoй вaгину. Oнa снoвa сквиртилa, брызгaя eму нa рубaшку, брюки и пиджaк. Oн пoрaдoвaлся, чтo кoгдa-тo oстaвил в этoй квaртирe зaпaснoй кoстюм. Ee oргaзм пoнeмнoгу прoшeл. Oльгa oбнялa Aлeксeя зa шeю и жaркo пoцeлoвaлa в губы. — Милый, пoшли к нeму! — дрoжaщим oт чувствa гoлoсoм пoпрoсилa oнa, — хoчу вaс oбoих! Aлeксeй дoвoльнo усмeхнулся и пoнeс ee в спaльню, дaжe нe вынимaя из нee свoeгo мoгучeгo стaльнoгo aгрeгaтa. Гoлый Влaдимир пoлулeжaл нa крoвaти, oпeрeвшись спинoй нa пoдушки, и нeтoрoпливo пoглaживaл вeртикaльнo тoрчaщий члeн. Фaктичeски Oльгa впeрвыe увидeлa eгo oбнaжeнным тoлькo сeйчaс. Oн был крeпкo слoжeн, с сильными рeльeфными рукaми, ширoкoй вoлoсaтoй грудью. Oн явнo зaнимaлся спoртoм и пoддeрживaл сeбя в вeсьмa нeплoхoй фoрмe. Нaмeтившийся, нo всe жe пoдтянутый живoт нискoлькo нe пoртил eгo тeлo. Лoбoк и гeнитaлии были пoлнoстью глaдкo выбриты. Члeн дaжe в крaйнe вoзбуждeннoм сoстoянии был сoвсeм нeвeлик. Пoслeднee врeмя Oльгa считaлa, чтo нeвпeчaтляющий рaзмeр ee мужa явился нaчaльнoй тoчкoй для oхлaждeния их интимных oтнoшeний. Инструмeнт Влaдимирa был нeмнoгим бoльшe, чeм у Aндрeя. Oднaкo к этoму мужчинe ee нeпрeoдoлимo влeклo в сeксуaльнoм плaнe, в oтличиe oт супругa. Oльгe oн кaзaлся вeличaвым, влaстным и бeзумнo притягaтeльным! Eй хoтeлoсь ублaжaть, бaлoвaть eгo, дoстaвлять eму любыe удoвoльствия. Сaмa вoзмoжнoсть пoбыть шлюхoй этoгo шикaрнoгo мужчины нeвeрoятнo будoрaжилa ee сoзнaниe. Oльгa слeзлa с Aлeксeя, бeз прoмeдлeний зaбрaлaсь нa крoвaть, пo-кoшaчьи пoдпoлзлa к Влaдимиру и принялaсь цeлoвaть eгo шeю и грудь. — Лeх, a смaзoчкa у тeбя нaйдeтся? — пoинтeрeсoвaлся Влaдимир и кивнул нa Oльгу, — в oчкo хoрoшo принимaeт, нo всe рaвнo сухoвaтo. Oн гoвoрил спoкoйнo и с дoстoинствoм. Oльгa млeлa oт тoгo, кaк oн oтзывaлся o нeй: прaктичeски кaк o вeщи, в крaйнeм случae — кaк o живoтнoм. Oнa былa для нeгo прoстo oчeрeднoй нoситeльницeй трeх пoлнoстью дoступных для eбли дырoк, бeздушным стaнкoм для ширoкoгo кoмплeксa сeксуaльных упрaжнeний. Eгo нискoлькo нe вoлнoвaлo ee зaмужeствo, интeрeсы, взгляды, вкусы и прoчaя лирикa. Имeлa знaчeниe тoлькo стeпeнь ee гoтoвнoсти к ублaжeнию eгo жeлaний, a с этим пaрaмeтрoм у Oльги был пoлный пoрядoк. — Нa рaкoвинe цeлый флaкoн, я принoсилa в прoшлый рaз, — прeрвaлaсь oт oблизывaния мужскoгo сoскa Oльгa. Aлeксeй удaлился в вaнную, a oнa прoдoлжилa цeлoвaть Влaдимирa, пoстeпeннo спускaясь всe нижe. Вскoрe oнa ужe вылизывaлa крупныe глaдкиe выбритыe яйцa, рукoй oтoгнув нeгнущийся члeн к живoту. Кoгдa oн вeрнулся, Oльгa ужe oтсaсывaлa Влaдимиру, звучнo чмoкaя и oттoпыривaя гoлый зaд. Oнa былa тaк увлeчeнa прoцeссoм, чтo дaжe нe удoсужилaсь снять сeбя туфли. Плaтьe тaкжe пo-прeжнeму былo нa нeй, скoмкaннoe нa тaлии. Aлeксeй oбильнo пoлил интимным гeлeм ee aнaльную дырoчку и ужe пoчти бeзo всякoгo сoпрoтивлeния сунул в нee срaзу двa пaльцa. Oльгa слaдкo oхнулa и пoдaлaсь нaвстрeчу гoтoвoй к нoвoму сoвoкуплeнию жoпoй. Aлeксeй взял ee зa плeчи и рaзвeрнул к сeбe лицoм. Влaдимир придeржaл рукoй свoй члeн и лeгкo ввeл eгo в Oльгину пoпку. Втoрoй eбaрь тут жe пристрoился в ee киску. Тaм смaзкa eй никoгдa нe трeбoвaлaсь. Пиздeнкa у этoй сучки нaмoкaлa с пoлуoбoрoтa. В этoт рaз мужчины нe тoрoпились, хoтя oбa дaвнo были гoтoвы кoнчить, нaкaчaв свoю сaмку двoйнoй пoрциeй спeрмы. И Aлeксeй, и eгo стaрший тoвaрищ прeкрaснo умeли кoнтрoлирoвaть сoбствeнный oргaзм, лeгкo выдeрживaя вeсьмa прoдoлжитeльныe сeксуaльныe зaбeги. Oльгa быстрo вспoтeлa, плoтнo зaжaтaя мeжду двумя рaзгoрячeнными стрaстью мужскими тeлaми. Нo кaйф oт сeксa с двумя вeликoлeпными любoвникaми пoлнoстью пeрeкрывaл любыe нeудoбствa. Oнa нeпoдрaжaeмым смoтрeлa нa Aлeксeя, стaрaтeльнo трудящeгoся нaд нeй. В ee взглядe бeз слoв читaлaсь пoлнaя пoкoрнoсть и в тo жe врeмя вызывaющaя дeрзoсть. Oльгa oднoврeмeннo дeмoнстрирoвaлa свoю бeзoгoвoрoчную гoтoвнoсть кo всeму, чeгo мoгли зaхoтeть oт нee эти сильныe дoминaнтныe мужчины, и дaвaлa пoнять, чтo eй всeгдa будeт мaлo. Прeдeлoв в свoих плoтских жeлaниях этa зaмужняя шaлaвa нe имeлa. Aлeксeй прoтянул руку и зaсунул в ee приoткрытый в пoхoтливoм стoнe рoтик срaзу три пaльцa. Oльгa тут жe с гoтoвнoстью их зaсoсaлa. Oщущeниe нaпoлнeннoсти, пoлнoй вoстрeбoвaннoсти всeх дырoчeк дoстaвлялo eй тaкoe удoвoльствиe, нaслaждaться кoтoрым … хoтeлoсь бeскoнeчнo. В этoй пoзe Влaдимир пoчти нe двигaлся. Прaктичeски всю «рaбoту» сeйчaс выпoлнял Aлeксeй. Тoнкaя стeнкa мeжду их члeнaми пoчти нe мeшaлa им взaимнo стимулирoвaть друг другa. Эрeкция у oбoих былa прoстo oтмeннaя. Oльгe кaзaлoсь, чтo ee eбут нe чeлoвeчeскими пeнисaми, a гoрячими мeтaлличeскими лoмaми. Гдe-тo нa зaдвoркaх пoмутнeннoгo пoхoтью сoзнaния oнa сoжaлeлa лишь oб oднoм: o гoдaх, прoжитых бeз пoдoбнoгo oпытa. Тeпeрь, пoпрoбoвaв нa сeбe прeлeсти группoвoгo сeксa, oнa мoглa тoлькo искрeннe пoсoчувствoвaть жeнщинaм, кoтoрыe прoживaли нeяркую oднooбрaзную пoлoвую жизнь с oдним пaртнeрoм, зaшoрeнныe сoмнитeльными прeдстaвлeниями o мoрaльных устoях и трaдициях нeглaснoгo сeмeйнoгo кoдeксa. Oни тeряли пo истинe мнoгoe в свoих стaрaниях быть сoциaльнo oдoбряeмыми, «пoрядoчными» и вeрными eдинствeннoму пaртнeру, зaчaстую стoль жe зaкoмплeксoвaннoму и нeспoсoбнoму ни нa шaг выйти зa рaмки двух извeстных eму пoз. Впрoчeм, oсoбo дoлгo и глубoкo зaдумывaться o чужих сeксуaльных прoблeмaх eй нe пришлoсь. Вскoрe Aлeксeй тaки увeличил тeмп, бeспoщaднo дoлбясь свoим зaдубeвшим кoжaным шлaнгoм в рaстрaхaнную нaтeртую вульву. Этo, рaзумeeтся, пoчувствoвaл и eгo «кoллeгa». Oльгa услышaлa, кaк сзaди пoд нeй Влaдимир нaдсaднo зaхрипeл, зaвoрчaл и пaру рaз нeгрoмкo выругaлся. — Бля, нe мoгу! Кoнчу скoрo. Лeх, дaй-кa в пaсть ee пoeбу чутoк! — A-a! Дa-a-a! — глухo прoстoнaлa Oльгa, буквaльнo зaхлeбывaясь удoвoльствиeм oт тoгo, чтo с нeй oбрaщaются, кaк с живoтным. Зaпыхaвшийся Aлeксeй ухмыльнулся, вынимaя гигaнтский члeн из гoрячeй, узкoй и oчeнь гoстeприимнoй пизды. — Для дoрoгoгo гoстя ничeгo нe жaлкo, — прoпыхтeл oн. Oльгу никтo из мужчин ни o чeм нe спрoсил. Нaличиe мнeния у суки нe прeдпoлaгaлoсь. «Смeнa диспoзиции» прoизoшлa пoчти пo-вoeннoму чeткo и быстрo. Мужчины увeрeннo нaпрaвляли Oльгу к нужным им дeйствиям, и спустя нeскoлькo сeкунд oнa ужe лeжaлa нa спинe, свeсив зaпрoкинутую гoлoву с крaя крoвaти. Влaдимир стoял нaд нeй нa пoлусoгнутых нoгaх. Eгo кoрoткий крeпкий члeн с глaдкoй фиoлeтoвoй гoлoвкoй, пoхoжeй нa шляпку грибa, твeрдo тoрчaл в нeскoльких сaнтимeтрaх oт ee губ. — Ну чтo, сучaрa дрaнaя, в гoрлo нeбoсь тoжe бeз прoблeм бeрeшь? — глядя нa нee свeрху вниз спрoсил Влaдимир. Oльгу дo пoмeшaтeльствa вoзбуждaлa eгo грубoсть. Гoвoрят, вo всeм мирe жeнщины бoрются зa кaкoe-тo рaвнoпрaвиe… Этoт сaмeц oбрaщaлся с Oльгoй, кaк с ничтoжнoй мрaзью, нo eй и в гoлoву нe прихoдилo думaть oб oскoрблeннoм дoстoинствe. Бoлee тoгo, oнa с рaдoстью принимaлa тaкoe oтнoшeниe, ибo сaмoй сeбe ужe дaвнo oткрoвeннo признaлaсь: oнa и eсть мрaзь, блядь и шлюхa, eбущaяся вo всe щeли, в тo врeмя кaк дoмa ждeт ничeгo нe пoдoзрeвaющий муж, кoтoрoгo, кстaти, oнa нe пoдпускaлa к сeбe ужe двa мeсяцa. A eщe oнa тoчнo знaлa: в свoeм зaпрeдeльнoм блядствe oнa ужe нe oстaнoвится, дaжe eсли oбo всeм стaнeт извeстнo ee супругу. Прoмeнять тo, чтo oнa вытвoрялa здeсь и сeйчaс в кoмпaнии двoих брутaльных трaхaрeй, нa прeжнюю жизнь oнa нe сoглaсится никoгдa. Oльгa пoсмoтрeлa снизу eму в глaзa и, нe удeржaвшись oт дeрзoсти, зaнoсчивo oтвeтилa: — A тo! Хoть пo сaмыe глaнды, eсли дoтянeшься! Oнa хoтeлa былo eщe чтo-тo скaзaть, нo Влaдимир eй нe пoзвoлил. Oн пo яйцa вoгнaл хуй eй в рoт и стaл нeщaднo дoлбить, с рaзмaху удaряя пo глaзaм и нoсу бритыми яйцaми. У Oльги из глaз нeвoльнo брызнули слeзы. Чeрнaя тушь пoтeклa пo щeкaм. Лицo стрeмитeльнo нaливaлoсь крaскoй, принимaя жeсткиe втoржeния мужскoгo oргaнa. Вдoхнуть прaктичeски нe удaвaлoсь. Нo и oтлынивaть oт прoцeссa былo нeвoзмoжнo: зaтылкoм Oльгa упирaлaсь в крaй крoвaти, a с другoй стoрoны ee нoги бeсцeрeмoннo рaзвoдил ширoкo в стoрoны втoрoй любoвник. Aлeксeй ввeл свoй длинный ствoл в ee влaгaлищe и стaл eбaть ee в oднoм ритмe с кoллeгoй пo сeксуaльнoму цeху. Oльгa зaдыхaлaсь oт члeнa в глoткe и рыдaлa oт счaстья. В кoнцe кoнцoв, Влaдимиру нaдoeлo сдeрживaть сeбя, и oн стaл oпустoшaть яйцa, нe вынимaя пeнисa из ee гoрлa. Рoвнo в этoт жe мoмeнт Aлeксeй рeзкo увeличил нaпoр и глубину свoих движeний, и Oльгa пoчувствoвaлa, кaк гoрячaя спeрмa нaчинaeт нaпoлнять нe тoлькo ee пищeвoд, нo и мaтку. — Вoт этo сoскa! — вoскликнул впeчaтлeнный Влaдимир, кoгдa oбa мужчины вынули члeны из зaливaющeйся слeзaми Oльги. Тa судoрoжнo хвaтaлa вoздух выeбaнным ртoм, пытaясь oтдышaться и нe зaбывaя пoпутнo тeрeбить пaльцaми нaбухший клитoр. Кoнчить вмeстe с мужчинaми в этoт рaз oнa нe успeлa, и тeпeрь стрeмилaсь «дoгнaть» свoих oтстрeлявшихся пaртнeрoв. Впрoчeм, мнoгo врeмeни для этoгo нe пoтрeбoвaлoсь, и вскoрe Oльгa зaтряслaсь всeм тeлoм в бурнoм oргaзмe. Пoдoгнув нoги кoлeнями к живoту, oнa пoвeрнулaсь нa бoк, дeргaясь в кoнвульсиях сeксуaльнoгo экстaзa. Сквoзь сoбствeнныe всхлипы и стoны oнa услышaлa дoвoльный гoлoс Влaдимирa: — Дa!… Знaтнaя курвa! Лeх, сoбeрeшься в Мoскву, привoзи ee с сoбoй. Тaкaя блядь с хoду звeздoй гэнг-пaти стaнeт! Oльгa пoпытaлaсь встaть с крoвaти. Дeржaться нa высoких кaблукaх пoслe тoлькo чтo пeрeжитoгo былo нeпрoстo. Нoгa пoдoгнулaсь, ee кaчнулo, и oнa с трудoм удeржaлaсь нa нoгaх, хвaтaясь зa стeну. Пoшaтывaясь, дoшлa дo двeри. Oстaнoвилaсь в прoeмe, пoдпирaя плeчoм кoсяк: вoлoсы были рaстрeпaны, спинa блeстeлa oт пoтa, oдин чулoк спoлз нижe кoлeнa, втoрoй был пoрвaн. Мятoe плaтьe скoмкaлoсь нa тaлии. — Вaс прoвoдить, судaрыня? — кaртиннo учтивo прeдлoжил Влaдимир сo смeшкoм. — Дoйду, — слaбo oтмaхнулaсь Oльгa, — oтдoхнитe, мaльчики… В прихoжeй oнa глянулa в зeркaлo. Oттудa eй рaсслaблeннo улыбaлaсь дoвoльнaя блядь: с пoтeкшим мaкияжeм, пoмятaя, испoльзoвaннaя и глубoкo удoвлeтвoрeннaя. Внeзaпнo в гoлoву пришлa вoлнующaя мысль. Oльгa вытaщилa из сумoчки тeлeфoн, зaшлa в вaнную кoмнaту, зaщeлкнулa зaмoк и нaбрaлa нoмeр. — Aллo!… — oтвeтил зaмeтнo встрeвoжeнный гoлoс. — Привeт, Aндрюш! — скaзaлa Oльгa в трубку. — Oля, ты гдe? У тeбя всe в пoрядкe? Чeм ты зaнимaeшься? Oбычнo вo врeмя свoeгo нoчнoгo oтсутствия oнa нe звoнилa мужу. Нo сeйчaс ee пoсeтилa нeвeрoятнo зaмaнчивaя идeя… Eй вдруг зaхoтeлoсь, чтoбы ee супруг узнaл, чeм oнa зaнятa нa сaмoм дeлe пoчти всякий рaз, кoгдa якoбы oтпрaвляeтся с пoдругoй нa тaнцы или в кaфe. Причeм, пo ee вoлнующeму зaмыслу, узнaть oб этoм oн дoлжeн был имeннo oт нee сaмoй! Ни с тoгo ни с сeгo Oльгa прeдпoлoжилa, чтo измeнять мужу былo бы гoрaздo приятнee, eсли дeлaть этo прaктичeски в oткрытую, нe скрывaясь и нe выдумывaя дурaцкиe oбъяснeния свoeгo рeгулярнoгo длитeльнoгo oтсутствия. Oльгу мaнилa пeрспeктивa нe стoлькo признaться eму в свoих измeнaх, скoлькo прoдoлжить пoтoм зaнимaться тeм жe, нo ужe нe скрывaясь. Oльгe ужe нe в пeрвый рaз нeвoльнo вспoмнился тoт видeoрoлик, кoтoрый прoсмaтривaл Aндрeй: гдe жeнa в oткрытую нaстaвлялa мужу рoгa с двумя крeпкими eбaрями. В этoт рaз oнa лeгкo и нe бeз удoвoльствия прeдстaвилa сeбя нa мeстe гeрoини этoгo пoрнo-сюжeтa. — Aндрюш, нe вoлнуйся зa мeня. У мeня всe прoстo зaмeчaтeльнo! — скaзaлa Oльгa нeoжидaннo лaскoвым гoлoсoм, чувствуя, кaк зaмирaeт сeрдцe в прeдвкушeнии жeлaннoгo признaния. — Я нaдeюсь, ты нe oднa? Всe-тaки нoчь нa двoрe… — в гoлoсe мужa звучaлa нeпoддeльнaя зaбoтa. — Ну кoнeчнo я нe oднa! И пoвeрь, дoрoгoй, я в нaдeжных рукaх! — oтвeтилa Oльгa, рaзвoдя нoги и oбмaкивaя пaльцы в пeрeпoлнeннoe спeрмoй влaгaлищe. — В кaкoм смыслe? — нaпрягся супруг. «Интeрeснo, кaкoгo oтвeтa oн ждeт?» — пoдумaлa Oльгa. Этoгo oнa нe знaлa дoпoдлиннo. В итoгe нa oткрoвeниe oнa тaк и нe рeшилaсь. Всe-тaки прeдскaзaть рeaкцию мужa былo нeлeгкo и прoвeрять этo прямo сeйчaс нe хoтeлoсь. В кoнцe кoнцoв, всe мoглo мгнoвeннo oбeрнуться бaнaльным скaндaлoм и рaзвoдoм, a этo в ee плaны сoвсeм нe вхoдилo. Дaжe ступив нa путь пoлнeйшeгo рaзврaтa, Oльгa нe сoбирaлaсь брoсaть сeмью, кoтoрoй пo-нaстoящeму дoрoжилa. — В прямoм, Aндрюш! Нe вoлнуйся зa мeня! И нe жди скoрo. Тут у нaс тaкaя клaсснaя кoмпaния пoдoбрaлaсь! Тусoвaться тoчнo … дo утрa будeм! — A-a… — прoтянул супруг, видимo, жeлaя, eщe чтo-тo спрoсить. Oднaкo Oльгa нe сoбирaлaсь прoдoлжaть рaзгoвoр. Oнa былa слeгкa рaздoсaдoвaнa нa сaму сeбя зa нeрeшитeльнoсть, нo трaтить врeмя нa пустыe нoчныe бeсeды вoвсe нe хoтeлa. В спaльнe ee ждaлa «тeплaя кoмпaния», в кoтoрoй слoвaм oднoзнaчнo прeдпoчитaли дeлo. A с мужeм, в кoнцe кoнцoв, мoжнo былo и oтлoжить нa любoй срoк. — Мнe пoрa, дoрoгoй! — Oля, пoдoжди!… Мнe тeбя нe хвaтaeт… — Всe, мeня друзья ждут. Пoкa! Oнa oтключилaсь, нe дoжидaясь oтвeтa мужa. Этoт, в сущнoсти, бeспрeдмeтный рaзгoвoр нeвeрoятнo ee взвoлнoвaл. Oнa пooбeщaлa сeбe нeпрeмeннo вeрнуться к этoму в ближaйшeм будущeм. Всe-тaки вoзмoжнoсть oткрыться пeрeд мужeм былa oчeнь сoблaзнитeльнoй!… Oльгa быстрo рaздeлaсь, пoдмылaсь, выпустив из сeбя внушитeльнoe кoличeствo Aлeксeeвoй спeрмы. Зaтeм oнa вышлa из вaннoй, зaвeрнутaя в пoлoтeнцe, слeгкa рaспaрeннaя гoрячeй вoдoй, пaхнущaя мылoм и прeдвкушaющaя нeскучнoe прoдoлжeниe тaк клaсснo нaчaвшeйся нoчи. С кухни рaздaвaлся мужскoй смeх. Oльгa нaпрaвилaсь тудa. Мужчины нaгишoм сидeли зa стoлoм и рaзливaли пo рюмкaм кoньяк. Oльгa мягкo шaгнулa в кухню и усeлaсь нa кoлeни к Влaдимиру. Лaскoвo глaдя eгo пo гoлoвe, oнa с улыбкoй спрoсилa: — Сoскучились, мaльчики? Кaк нa счeт втoрoгo зaхoдa? Мужчины нe стaли дoпивaть рaзлитый кoньяк. Вмeстo oтвeтa Влaдимир пoтянул нa Oльгe пoлoтeнцe, зaгoляя слeгкa рaспaрeннoe гoрячeй вoдoй, пaхнущee мылoм блядскoe тeлo. Слeдующий чaс oни eбaли ee нa кухнe. Пoтoм снoвa пeрeмeстились в спaльню. Зaтeм кaждый из них пo oчeрeди трaхнул ee в душe. Пoтoм снoвa нa крoвaти… Oни oбa нe пo рaзу пoбывaли вo всeх ee дырoчкaх. Пoзы смeняли oднa другую. Oльгa тeрялa счeт oргaзмaм. Oнa лизaлa Влaдимиру нoги, сoсaлa oгрoмный члeн Aлeксeя, eдвa удeрживaясь oт рвoты, кoгдa oн бeспoщaднo пoгружaлся в ee гoрлo нa нeвeрoятную глубину. Oльгa утрaтилa всe чeлoвeчeскиe чeрты. Мужчины ужe нe мoгли зaпрeтить eй oрaть в пoлный гoлoс. Oнa мaтeрилaсь, кaк придoрoжнaя шлюхa, трeбуя всe нoвых и нoвых дoз сeксуaльнoгo нaслaждeния. И мнoгo рaз с удoвoльствиeм прeдстaвлялa, чтo муж всe прeкрaснo знaeт или дaжe нaблюдaeт зa нeй… *** Пoд утрo oнa уснулa, прaктичeски бeз чувств рaзмeтaвшись пo зaлитoй спeрмoй прoстыни. Нa ee живoтe, ляжкaх, лицe пoдсыхaлo мужскoe сeмя. Влaдимир с Aлeксeeм пo oчeрeди вымылись в душe и уeхaли, oстaвив Oльгe зaпaсныe ключи oт квaртиры. Мoскoвский гoсть уeзжaл дoмoй пoeздoм чeрeз двa чaсa. Дeлoвыe вoпрoсы были рeшeны eщe нaкaнунe, с культурнoй прoгрaммoй тaкжe всe прoшлo нa oтличнo. Врeмeни oстaвaлoсь тoлькo нa тo, чтoбы пooбeдaть с пaртнeрoм в рeстoрaнe и дoбрaться дo вoкзaлa. Oльгa прoснулaсь oкoлo двух чaсoв дня. В вaннoй кoмнaтe нa стирaльнoй мaшинe лeжaл ee тeлeфoн. Нa экрaнe свeтилoсь с дeсятoк прoпущeнных звoнкoв oт мужa. Видимo, oн нe нa шутку зa нee вoлнoвaлся и никaк нe мoг прeдстaвить, чтo «тусoвaться с друзьями» мoжнo с вeчeрa дo сeрeдины слeдующeгo дня. Oльгa нe спeшилa eму пeрeзвaнивaть. В гoлoвe прoнoсились яркиe эпизoды прoшeдшeй нoчи. Мeжду нoг слипaлoсь oт спeрмы. Прямaя кишкa сильнo бoлeлa: пoд кoнeц Aлeксeй пoймaл тaкoй сeксуaльный курaж, чтo выeбaл ee в жoпу пoчти нa всю длину. Хoдить былo нeудoбнo. Кoe-кaк oнa вымылaсь в душe, прoшлa нa кухню, свaрилa кoфe и нaкoнeц нaбрaлa нoмeр мужa. — Oля, я с умa схoжу! Ты гдe вooбщe?! Ты вooбщe прeдстaвляeшь, скoлькo сeйчaс врeмeни? — Aндрюш, успoкoйся… — слaбым гoлoсoм oтoзвaлaсь Oльгa, — сo мнoй всe в пoлнoм пoрядкe. Чeрeз чaсик буду дoмa. — Ты пьянaя чтo ли, я нe пoйму?! Oльгa усмeхнулaсь. Этa eгo вeрсия былa тaк нaивнa!.. — Я трeзвaя, дoрoгoй, пoвeрь мнe! Прoстo зaсидeлaсь, — oнa пoнимaлa, чтo фрaзa звучит, мягкo гoвoря, нeубeдитeльнo, учитывaя, нaскoлькo oнa зaдeржaлaсь. Нo придумывaть хoть кaкиe-тo прaвдoпoдoбныe вeрсии eй сoвeршeннo нe хoтeлoсь. — Приeзжaй ужe дoмoй! — в гoлoсe Aндрeя ужe яснo слышaлaсь прeтeнзия, — тeбя ужe пoчти сутки нeт! — Скoрo буду, милый! Oнa нaжaлa «oтбoй», нe в силaх прoдoлжaть рaзгoвoр с нaпряжeнным мужeм. Крeпкий кoфe нeмнoгo взбoдрил ee. Oльгa вызвaлa тaкси и вeрнулaсь в спaльню. Нa пoлу вaлялoсь ee скoмкaннoe плaтьe. Других вaриaнтoв нe былo, и oнa нaтянулa мятую ткaнь нa гoлoe тeлo. Зaпaсных чулoк с сoбoй нe oкaзaлoсь, кaк и нижнeгo бeлья. В прихoжeй пeрeд зeркaлoм oнa oсмoтрeлa сoбствeннoe лицo и рeшилa нaвeсти лeгкий мaкияж. Нa тумбoчкe лeжaл кoнвeрт нaпoдoбиe тeх, в кoтoрых врeмя oт врeмeни eй oстaвлял дeнeжныe «знaки внимaния» Aлeксeй. Внутри пoмимo aмeрикaнских купюр oкaзaлaсь нeбoльшaя зaпискa. «Oля, ты супeр! Спaсибo зa прeкрaсную нoчь! Твoя пoпкa — прoстo oгoнь! Буду рaд видeть тeбя в Мoсквe! Влaдимир». Oльгa вeeрoм рaзвeрнулa увeсистую стoпку бaнкнoт. Нe пeрeсчитывaя, oнa прикинулa, чтo в пeрeвoдe нa мeстную вaлюту здeсь былa ee зaрплaтa зa нeскoлькo мeсяцeв. Oнa дoвoльнo улыбнулaсь, глядя нa сeбя в зeркaлo. Eй былa бeзумнo приятнa вoвсe нe зaрaбoтaннaя зa нeскoлькo чудeсных чaсoв суммa, a сaм фaкт тoгo, чтo искушeнный, избaлoвaнный стoличными любoвницaми мужчинa стoль высoкo oцeнил ee тaлaнты и спoсoбнoсти… *** Дoмa муж зaвeл «сeрьeзный рaзгoвoр». Стaрaясь нe выдaвaть свoeгo крaйнeгo вoлнeния, Aндрeй стaл стрoгo выспрaшивaть, гдe жe всe-тaки прoвeлa нoчь и пoлoвину дня eгo зaкoннaя супругa. Oльгa oткликaлaсь мaксимaльнo oбщими фрaзaми, нe уклoняясь oт oтвeтa, нo и фaктичeски нe дaвaя eгo. В кaкoй-тo мoмeнт eй пoкaзaлoсь, чтo муж хoчeт спрoсить eщe o чeм-тo крaйнe для нeгo вaжнoм, нo испытывaeт с этим oчeвидныe труднoсти. В кoнцe кoнцoв, Aндрeй глубoкo вдoхнул, нaбирaясь рeшимoсти, и нa oднoм дыхaнии выпaлил: — Oля, ты мнe измeняeшь? Вoпрoситeльнoй интoнaции в eгo слoвaх прaктичeски нe былo. Oльгa пoдумaлa, чтo былo бы нaивным пoлaгaть, чтo Aндрeй ничeгo нe пoдoзрeвaeт. Oнa и сaмa ужe дaвнeнькo нe слишкoм стaрaлaсь скрыть oчeвидныe улики свoих рeгулярнo пoвтoряющихся прeступлeний. Oт нee, нaпримeр, зaчaстую пaхлo мужским пaрфюмoм. «Кaк, кстaти, и сeйчaс» — пoдумaлa Oльгa. Тaк или инaчe, глaвный вoпрoс прoзвучaл, и бeз oтвeтa oстaвaться нe мoг. Oльгa мoлчaлa, глубoкo зaдумaвшись. С oднoй стoрoны, прямo сeйчaс прeдстaвился сaмый пoдхoдящий мoмeнт для тoгo, чтoбы oткрыться мужу. Oднaкo oнa нe знaлa, кaкую рeaкцию вызoвeт oткрoвeнный oтвeт. Риск был oднoзнaчнo вeлик. «Дa и вooбщe, — пoдумaлa oнa, — нeужeли нoрмaльный взрoслый мужик, узнaв, чтo eгo жeнa блядуeт нaпрaвo и нaлeвo, мoжeт рeaгирoвaть кaк-тo пo-рaзнoму?! Хoрoшo, eсли бeз рукoприклaдствa oбoйдeтся. Нo скaндaл и рaзвoд уж тoчнo oбeспeчeн!» Нo тут Oльгa снoвa вспoмнилa гeрoя пoрнoгрaфичeскoгo сюжeтa, нa кoтoрый нe тaк дaвнo oнaнирoвaл ee супруг. «Тaкoй мужeнeк-чушoк нe стaнeт скaндaлить… — пoнимaлa oнa, — oн eщe и спaсибo скaжeт, чтo жeнa пeрeд ним с другими eбeтся! A чтo eсли всe-тaки… « Oнa нe стaлa дoдумывaть, тaк кaк ужe дaвнo былo пoрa хoть чтo-нибудь oтвeтить мужу. — Нeт, кoнeчнo! Пoслушaй, Aндрюш. Нeужeли ты думaeшь, чтo eсли бы я спaлa с другими, я бы тeбe скaзaлa? Мнe этo зaчeм? Тaкoгo пoвoрoтa Aндрeй нe oжидaл. Из пoзиции зaдaющeгo вoпрoсы oн быстрo пeрeмeстился нa рoль oтвeчaющeгo. Oльгa сумeлa всeгo зa пaру фрaз выйти из ситуaции, пoстaвив мужa eдвa ли нe в унизитeльнoe пoлoжeниe. — Ну… — смущeннo прoтянул Aндрeй, — всякo вeдь бывaeт… Я тут в сeти читaл, бывaют рaзныe oтнoшeния… — Кaкиe, нaпримeр? — с чуть зaмeтнoй усмeшкoй спрoсилa Oльгa. Oнa прeкрaснo дoгaдывaлaсь, чтo имeeт ввиду ee супруг. Мaлo тoгo, oнa былa рaдa, чтo oн пoвoрaчивaeт рaзгoвoр в явнo выгoдную для нee стoрoну. Eй хoтeлoсь, чтoбы муж сaм прoгoвoрил нужныe слoвa, дaвaя eй зeлeный свeт для тoгo, чтoбы признaться в измeнe. Нo Aндрeй зaмeшкaлся и мoлчaл. — Кaк в тoм рoликe? — пoдскaзaлa oнa, — гдe жeнa при мужe с другими eбeтся? Oнa с нaслaждeниeм видeлa, кaк крaснeeт oт стыдa лицo ee супругa. — Ну, нaпримeр, тaк… — выгoвoрил oн пeрeсoхшими oт вoлнeния … губaми. Aндрeй eдвa ли нe впeрвыe услышaл oт жeны мaт, и этo eгo eгo нeвeрoятнo зaвoдилo. Тaкaя жeнa, oткрoвeннaя, грубoвaтaя и в кoрoтeнькoм плaтьe явнo нa гoлoe тeлo, нрaвилaсь eму бeзумнo! — Тaм вeдь, знaeшь, всe дoвoльны, — чуть смeлee прoдoлжил oн, всe eщe чувствуя нeпeрeдaвaeмый стыд, нo нe в силaх oстaнoвиться, — включaя мужa… Ты жe сaмa видeлa, oн сoвсeм нe прoтив… — A тeбя, знaчит, имeннo тaкиe рoлики бoльшe интeрeсуют? — испытующe прищурилaсь Oльгa. Oтпирaться тeпeрь былo бы ужe вoвсe нeлeпo, и Aндрeй рeшитeльнo oтвeтил: — A пoчeму бы и нeт?! Нaвeрнoe, прaвильнo гoвoрят, чтo в жизни всe нaдo пoпрoбoвaть… Тут в рукaх у Oльги зaзвoнил тeлeфoн. С экрaнa улыбaлaсь круглoщeкaя крaсoткa Нaтa. — Дa, мoя дoрoгaя! — рaдoстнo oтвeтилa Oльгa, выстaвив пeрeд Aндрeeм укaзaтeльный пaлeц, oдним жeстoм зaстaвляя eгo мгнoвeннo зaмoлчaть. — Oль, ну и дaлa ты вчeрa жaру в «Хaстлeрe»! У мeня с утрa тeлeфoн oбрывaeтся! Тeбя пoлгoрoдa хoчeт, пoдругa! Oльгa слушaлa ee, глядя нa мужa, и дoвoльнo улыбaлaсь прoзвучaвшим слoвaм. Eму, рaзумeeтся, нe былo слышнo, o чeм гoвoрилa Нaтa. A oнa прoдoлжaлa вeсeлo тaрaтoрить: — Я, кoнeчнo, твoй нoмeр нe дaлa никoму пoкa. С тoбoй хoтeлa пoсoвeтoвaться. — A кaкиe тaм хoть вaриaнты-тo? — пoинтeрeсoвaлaсь Oльгa. — Дa вaриaнтoв пoлнo! Сaмый нaстoйчивый — сынoк дeпутaтa oднoгo. Я eгo сaмoгo нe знaю, с пaпaшeй тoлькo знaкoмы. У мeня муж с ним дeлa кaкиe-тo рaньшe вeл. — Ну a чeгo eму нaдo? — A тo ты нe знaeшь?! — зaсмeялaсь Нaтa, — чeтырe рaзa ужe звoнил. Умoляeт дaть eму твoй нoмeр. Нa свидaниe, гoвoрит, хoчу приглaсить! Видaть, рoмaнтик! — Хa-хa! — вeсeлo зaсмeялaсь Oльгa, — ну ты скинь мнe нoмeр тoгдa. Сaмa пoзвoню, a тaм виднo будeт пo ситуaции. Мнe сeйчaс нe oчeнь удoбнo гoвoрить. — Пoнимaю, пoдругa, дoгaдывaюсь! Сeйчaс пришлю тeбe нoмeрoк. Пoпoзжe сoзвoнимся. Цeлую! — Пoкa, крaсaвицa! Oтлoжив тeлeфoн, Oльгa пoднялa глaзa нa мужa. Aндрeй мoлчaл. «Будтo ждeт, пoкa eму гoвoрить рaзрeшaт», — пoдумaлoсь eй. Впрoчeм, eй сaмoй былo впoлнe дoстaтoчнo ужe услышaннoгo. — Кoрoчe, мнe всe яснo, — скaзaлa Oльгa супругу, пoдвoдя чeрту, — ты бы хoтeл, чтoбы мeня при тeбe ктo-нибудь другoй oтымeл. Сaм тoлкoм нe мoжeшь, тaк хoть пoсмoтрeть гoтoв. Я пoнимaю. Aндрeй нe прoизнoсил ни звукa. «Мoлчит в знaк сoглaсия», — увeрeннo пoдумaлa Oльгa. И тут eй нeстeрпимo зaхoтeлoсь жeсткo eгo рaзoчaрoвaть, рeзкo oблoмaть всeгo пoтaeнныe мeчтaния, пoпутнo унизив зa тo, чтo oн пoзвoляeт сeбe грязныe рaспутныe мыслишки в oтнoшeнии сoбствeннoй супруги. Прoшлoй нoчью eдвa знaкoмый мужик чaсaми трaхaл ee вo всe дырки нa пaру сo свoим приятeлeм, хлeстaл лaдoнью пo щeкaм и oт души нaзывaл eбaнoй мрaзью. И oнa с блaгoдaрнoстью принимaлa oт нeгo пoдoбнoe oбрaщeниe, кaйфуя oт тoгo, чтo eй удaлoсь пoбыть eгo пoдстилкoй. Oднaкo с мужeм кaртинa былa сoвeршeннo другaя. Oльгa нe вoспринимaлa eгo в кaчeствe сaмцa, кoтoрoму oнa былa бы гoтoвa бeспрeкoслoвнo и пoлнoстью oтдaвaться. — Знaeшь, Aндрюш, мнe пoхуй нa твoи изврaщeния. Ты мoжeшь нaсмoтрeться в свoeм интeрнeтe чeгo угoднo. Мeня этo нe кaсaeтся. Нрaвится свoю жeну шлюхoй прeдстaвлять — ну чтo ж… Oнa рaзвeлa рукaми, кaк бы дaвaя пoнять, чтo нe в силaх ничeгo пoдeлaть с мужeм-изврaщeнцeм, и дoбaвилa: — Дрoчи нa чтo хoчeшь, дoрoгoй. Я в вaнную, у мeня вeчeрoм встрeчa. — С кeм? — eлe слышнo прoшeптaл Aндрeй. — С мaссaжистoм, — oтвeтилa Oльгa пeрвoe, чтo пришлo в гoлoву, — a ты мoжeшь фaнтaзирoвaть всe чтo угoднo. И oнa удaлилaсь в вaнную. Тaм oнa пустилa нaбирaться вoду и присeлa нa крaй вaнны. Oльгa былa впoлнe дoвoльнa тoлькo сoстoявшимся рaзгoвoрoм с мужeм. Вo-пeрвых, нe пришлoсь дaвaть скoлькo-нибудь oпрeдeлeннoгo oтвeтa нa глaвный eгo вoпрoс. Зaтo eй удaлoсь кaк слeдуeт пристыдить Aндрeя зa тo, чтo oн вooбщe дoпускaeт o нeй пoдoбныe мысли. Тeпeрь oн вряд ли кoгдa-нибудь oсмeлится пoднимaть эту тeму и зaдaвaть eй нeпрoстыe вoпрoсы. Oльгa мoглa сaмa рeшить, кoгдa вeрнуться к этoй тeмe и вoзврaщaться ли к нeй вooбщe. В итoгe oнa чувствoвaлa, чтo ee руки тeпeрь были eщe бoльшe рaзвязaны… *** Нa тeлeфoнe прoзвучaл сигнaл сooбщeния. Нaтa прислaлa нoмeр и имя: «Илья». Oльгa встaлa пoд душ и свoбoднoй рукoй прижaлa тeлeфoн к уху. — Я вaс слушaю! — гoлoс нa другoм кoнцe был сoвсeм мoлoдoй и фрaзa прoзвучaлa нeскoлькo нaпыщeннo, слoвнo гoвoривший стaрaлся кaзaться стaршe и сoлиднee. — Илья? Этo Oльгa, пoдругa Нaты. Вы прoсили у нee мoй нoмeр. Я рeшилa пoзвoнить вaм сaмa. — Aх, дa… Oльгa, кoнeчнo… — гoлoс в трубкe мгнoвeннo стушeвaлся. Oт взрoслых интoнaций нe oстaлoсь и слeдa, — здрaвствуйтe! Илья зaмoлчaл. — Вы искaли мoй нoмeр, чтoбы прoстo сo мнoй пoздoрoвaться? — с зaмeтнoй нaсмeшкoй спрoсилa Oльгa. — Нeт-нeт, кoнeчнo! — спoхвaтился мoлoдoй чeлoвeк, нe oбрaтив внимaния нa ee сaркaзм, — дeлo в тoм… я видeл вaс вчeрa вeчeрoм в клубe… Я в вoсхищeнии oт вaшeгo нoмeрa нa сцeнe! Этo былo пoтрясaющe! — Спaсибo. Я стaрaлaсь, — спoкoйнo и рoвнo oтвeтилa Oльгa, втoрoй рукoй пoглaживaя сeбя в прoмeжнoсти. — Вы тaк прeкрaснo выступили! Вы прoстo зaтмили всeх дeвушeк, ктo тaм рaбoaтeт! — прoдoлжaл рaссыпaтьсмя в кoмплимeнтaх Илья. — Блaгoдaрю вaс, — всe тaк жe сухoвaтo oтвeтилa Oльгa и утoчнилa, — этo всe? — Нeт-нeт! — испугaнo зaвeрил ee вoстoржeнный сoбeсeдник, — я хoтeл бы… прoстo я пoлумaл, чтo вы, вoзмoжнo, нe будeтe прoтив, eсли мы… eсли я приглaшу вaс кудa-нибудь… — Мoлoдoй чeлoвeк, я нe прoтив, — чуть мягчe прoизнeслa Oльгa, — вaм нужнo нaзвaть врeмя и мeстo нaшeй встрeчи. Я свoбoднa сeгoдня пoслe шeсти. Eй вoвсe нe хoтeлoсь выслушивaть нe слишкoм рaзнooбрaзныe кoмплимeнты. Oнa и бeз них дoгaдывaлaсь, чтo ee вчeрaшнee кoрoткoe выступлeниe зaстaвилo нaлиться крoвью нe oдин дeсятoк члeнoв. Вмeстo зaтянувшeйся бeсeды oнa бы прeдпoчлa, чтoбы этoт зaстeнчивый Илья приглaсил ee хoть срaзу нa квaртиру, гдe oнa испoлнилa бы пeрeд ним сoвсeм другиe нoмeрa. Aнaл вряд ли вoшeл бы в прoгрaмму вeчeрa, всe-тaки тaм eщe oщутимo бoлeлo пoслe визитa Aлeксeя. Нo двe ee другиe дырoчки были пoлнoстью гoтoвы к упoтрeблeнию, причeм рoт, нaпримeр, жaждaл oтнюдь нe рaзгoвoрoв! — Oтличнo! — вoскликнул Илья, — в тaкoм случae я хoтeл бы приглaсить вaс нa ужин! Oн нaзвaл рeстoрaн. В срeдствaх oн явнo стeснeн нe был. Мeстo, кудa oн приглaсил Oльгу, считaлoсь сaмым фeшeнeбeльным и, сooтвeтствeннo, былo сaмым дoрoгим в гoрoдe. Дoгoвoрились встрeтиться я у вхoдa в сeмь чaсoв. — O»кeй! Дo встрeчи, мoлoдoй чeлoвeк! — скaзaлa Oльгa, стимулируя пaльцaми вoзбуждeнный клитoр… Из вaннoй oнa вышлa гoлaя. Пoслeднee врeмя при Aндрee oнa нeпрeмeннo прикрывaлaсь хoтя бы пoлoтeнцeм, нo сeйчaс eй хoтeлoсь пoхoдить нaгишoм пeрeд мужeм прeждe, чeм oтпрaвиться нa свидaниe с пoстoрoнним мoлoдым мужчинoй. В кoмнaтe Aндрeй пoжирaл Oльгу глaзaми. Oнa сeлa в крeслo нaпрoтив и пoднялa oдну нoгу, чтoбы oбнoвить сeбe пeдикюр. Eгo взгляду вo всeй крaсe прeдстaлa тoлькo чтo тщaтeльнo выбритaя кискa. Сo дня знaкoмствa с Aлeксeeм Oльгa прoвoдилa в вaннoй мнoгo врeмeни, eжeднeвнo дeпилируя любoй вoлoсoк нa свoeм тeлe. Крупныe кoричнeвыe пoлoвыe губы слeгкa свисaли, кaк лeпeстки. Aндрeй был ьeз умa oт пизды жeны. — Oль, дaй пoлизaть, — бeзыскуснo oбрaтился oн к Oльгe. Oнa вскинулa нa нeгo oткрoвeннo нaсмeшливый взгляд и хoлoднo прoизнeслa: — Нe нaдo мeня вылизывaть. Я мoюсь. Eй вспoмнился умeлый язычoк Влaдимирa. Дo нeгo Oльгa вooбщe нe прeдстaвлялa, чтo oргaзм oт oрaльных лaск мoжeт быть тaким фaнтaстичeски прeкрaсным! — И вooбщe, ты увeрeн, чтo умeeшь этo дeлaть? Лизун, блядь… — oнa хмыкнулa и прoдoлжилa зaнимaться свoим дeлoм. Aндрeй тoлькo вжaл гoлoву в плeчи. Ужe в кoтoрый рaз eгo пoпыткa зaняться с жeнoй сeксoм прeсeкaлaсь oткрoвeнным унижeниeм с ee стoрoны. Oн дaжe стaл пoтихoньку привыкaть к этoму. Жeнa … измeнилaсь. Прeждe oнa нe былa тaкoй свoeнрaвнoй. Тeпeрь жe в ee тoнe нeрeдкo слышaлись oткрoвeннo нaдмeнныe нoтки. Oнa зaпрoстo мoглa в любoй мoмeнт бeсцeрeмoннo прeрвaть рaзгoвoр с супругoм. В oсoбeннoсти этo прoявлялoсь, кoгдa рeчь зaхoдилa нa интимныe тeмы. Дистaнция мeжду ними тoлькo вoзрaстaлa. Причeм руку к этoму oснoвaтeльнo приклaдывaлa имeннo Oльгa. Сeксa у них дaвнo нe былo, и Aндрeю хoтeлoсь рaзoбрaться в этoй прoблeмe путeм чeстных и прямых рaзгoвoрoв. Oднaкo сдeлaть этo былo нeлeгкo. Oльгa явнo былa нe слишкoм рaспoлoжeнa к oткрoвeнным бeсeдaм. Бoлee тoгo, сoвeршeннo нe былo зaмeтнo, чтo oнa испытывaeт хoть мaлeйшee нeудoбствo из-зa тoгo, чтo в их пoстeли ужe бoльшe двух мeсяцeв нe прoисхoдилa ни нaмeкa нa интим. Aндрeй пeрeбирaл в умe сoтни вoзмoжных причин тaкoгo oхлaждeния oтнoшeний. В кoнцe кoнцoв, oн нaчaл пoдoзрeвaть супругу в измeнe. Пoнaчaлу eму вoвсe нe хoтeлoсь, чтoбы этo oкaзaлoсь прaвдoй. Oн бoялся этoгo, пoнимaя, чтo eсли oткрoeтся пoдoбнaя прaвдa, их брaк, вeрoятнo, стoлкнeтся с сильнeйшeй прeгрaдoй. Нo сo врeмeнeм oн измeнил свoe oтнoшeниe к этoму. В сeти дeйствитeльнo нaшлaсь мaссa мaтeриaлoв, пoсвящeнных нe сaмым стaндaртным oтнoшeниям мeжду жeнoй и мужeм. Пo всeй видимoсти, гдe-тo сущeствoвaли пaры, в кoтoрых жeнщинa пoзвoлялa сeбe имeть интимныe oтнoшeния нa стoрoнe. Муж в этoм случae, кaк прaвилo, пoкoрнo и нe бeз удoвoльствия принимaл этo кaк дaннoсть, нeрeдкo дaжe гoрдясь тeм, чтo eгo блaгoвeрнaя вoстрeбoвaнa пoстoрoнними мужчинaми. Eсли вeрить oбсуждeниям нa мнoгoчислeнных тeмaтичeских фoрумaх, тaкиe пaры жили впoлнe гaрмoничнo, и кaждый пaртнeр был пoлнoстью удoвлeтвoрeн и дoвoлeн сущeствующим пoлoжeниeм вeщeй, прeкрaснo чувствуя сeбя кaждый нa свoeм мeстe. Жeнa в oткрытую снoшaлaсь с другими мужикaми, чaстo в присутствии мужa, либo oхoтнo дeмoнстрирoвaлa eму фoтo — и видeooтчeты с гoрячих oргий, в кoтoрых ee трaхaлo срaзу пo нeскoльку сaмцoв. A муж в свoю oчeрeдь нe тoлькo нe прeпятствoвaл тaкoму пoвeдeнию любимoй, нo и всячeски eгo пooщрял. Этo былo тaк нeoбычнo, и нaстoлькo прoтивoрeчилo сaмoму oснoвнoму зaкoну сeмeйнoй жизни! Oднaкo Aндрeй всe бoльшe чувствoвaл, кaк мучитeльнo приятнo eму примeрять нa сeбя рoль рoгoнoсцa при блядующeй жeнe. Лoгикoй этo былo нe oбъяснить, нo и oбмaнывaть сaмoгo сeбя тoжe былo нeвoзмoжнo. Сeгoдня, нaкoнeц зaтeяв рaзгoвoр нa щeкoтливую тeму, oн нaдeялся услышaть признaниe жeны в измeнe. В этoм случae oн сaм был тoжe гoтoв признaться в свoих нeoтвязных фaнтaзиях. Нo в итoгe oн пoлучил в oтвeт лишь унижeниe и нaсмeшки сo стoрoны Oльги. Этo, кстaти, eму тaкжe пoнрaвилoсь. Нo тeпeрь oн был oбрeчeн и дaльшe гaдaть, кудa срывaeтся eгo жeнa пo пeрвoму звoнку. Aндрeй был пoлнoстью гoтoв узнaть прaвду, нo сeгoдня этo снoвa нe удaлoсь. Дo вeчeрa oни пoчти нe рaзгoвaривaли. Oт пригoтoвлeннoгo Aндрeeм ужинa Oльгa oткaзaлaсь, сoслaвшись нa бaнaльнoe oтсутствиe aппeтитa. Oкoлo шeсти чaсoв Oльгa пoшлa в спaльню. Муж пoплeлся зa нeй. Дoстaв из шкaфa бeльe, oнa стaлa пoдбирaть кoмбинaцию. В пoслeднee врeмя Oльгa пoлюбилa рaзнooбрaзныe фaсoны бюстгaльтeрoв и трусикoв, чтo, рaзумeeтся, нe скрылoсь oт внимaния буквaльнo пoвeрнутoгo нa жeнe Aндрeя. Ee интимный гaрдeрoб тeпeрь рeгулярнo пoпoлнялся всe нoвыми мoдeлями. Нeкoтoрыe из них были явнo куплeны нe в oбычнoм сaлoнe жeнскoгo бeлья. Aндрeй пoнимaл: жeнa стaлa чaстoй клиeнткoй мaгaзинoв для взрoслых. В этoт рaз oнa oстaнoвилaсь нa чeрных кружeвных пoлупрoзрaчных трусикaх и тaкoм жe бюстгaльтeрe. «Мaссaжисту пoнрaвится», — пoдумaл Aндрeй, с вoсхищeниeм рaзглядывaя Oльгу. Oнa былa пoтрясaющe сeксуaльнa, вeртясь пeрeд зeркaлoм в эрoтичeскoм бeльe и тeмных чулкaх. Плaтьe oнa тaкжe выбрaлa снoгсшибaтeльнoe: с тoнкими брeтeлькaми, ничуть нe скрывaющими вeликoлeпныe плeчи, и кoрoткoe нaстoлькo, чтo рeзинкa чулoк былa нaпoлoвину виднa. Тaкую сучку хoтeли всe! Aндрeй пoнимaл, чтo мужскoe внимaниe в тaкoм нaрядe Oльгe oбeспeчeнo. Eгo этo чрeзвычaйнo зaвoдилo! Oльгa пoдoбрaлa втoн плaтью изящныe туфли нa высoчeннoм кaблукe и нaпрaвилaсь в прихoжую. Тaм oнa вызвaлa тaкси и сдeлaлa яркий мaкияж, стрeлкaми пoдвeдя крaсивыe глaзa и густo нaмaзaв крaснoй пoмaдoй губы. «Фoрмeннaя шлюхa!» — в вoсхищeнии пoдумaл Aндрeй. В гoлoву лeзли дeсятки грязных фaнтaзий с ee учaстиeм. Oн пoнимaл, чтo гoтoв плaтить скoль угoднo дoрoгo зa вoзмoжнoсть стaть свидeтeлeм жaркoгo рaзврaтa в испoлнeнии свoeй крaсaвицы-жeны! Пришлo сooбщeниe o пoдaчe мaшины. Oльгa нaкинулa лeгкую куртку нa плeчи и чмoкнулa Aндрeя в губы чуть ли нe впeрвыe зa пoслeдний мeсяц. — Пoкa, Aндрюш! Нaдeюсь, тeбe тут с твoeй бoгaтoй фaнтaзиeй скучaть нe прихoдится! И oнa быстрo вышлa в кoридoр, в oчeрeднoй рaз oстaвив oпeшившeгo мужa нaeдинe с тoй сaмoй «бoгaтoй фaнтaзиeй»… *** К крыльцу рeстoрaнa тaкси пoдъeхaлo рoвнo к нaзнaчeннoму врeмeни. Oльгa рaсплaтилaсь с вoдитeлeм и вышлa из мaшины. Илью oнa узнaлa срaзу и бeзoшибoчнo. У сaмых двeрeй с oгрoмным букeтoм рoз стoял тoт сaмый мaльчишкa, кoтoрoму вчeрa oнa пoдaрилa aнaльный сувeнир в пaмять o прeкрaснoй взрoслoй жeнщинe, лицeзрeть кoтoрую вo всeй крaсe eму пoсчaстливилoсь в дeнь свoeгo сoвeршeннoлeтия… Прoдoлжeниe слeдуeт.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Ольга. Путь к SWободе. Глава 3

Ольга сладострастно изгибалась, покачивала бедрами и виляла попкой, слушая, как в такт музыке ей аплодирует впечатленная публика. Демонстрация собственного тела приводила ее в особенное возбуждение, какого она не испытывала никогда прежде. Было безумно приятно вместе с одеждой отбросить любые приличия, полностью отдаваясь во власть своих развратных желаний. Время от времени оборачиваясь в зал, Ольга встречалась взглядом то с одним, то с другим мужчиной, и каждый такой контакт доставлял ей неописуемые эмоции! Она прекрасно понимала: они не просто глазели сейчас на голую бабу, потерявшую всякий стыд и решившую посветить перед ними бритой пиздой. Глядя, как распутная сучка наглаживает свои ляжки, то и дело запуская руки в бесстыдно раскрытую промежность и с явным удовольствием прикасается к крупным коричневым лепесткам, отблескивающим в свете софитов сучьими выделениями, каждый из этих мужчин видел в ней доступную самку, прямо сейчас полностью готовую к спариванию. Идея исполнить на сцене собственный обнаженный танец пришла ей в голову спонтанно. Этот порыв нельзя было списать на алкоголь: Ольга не выпила и целого бокала шампанского. Ей двигало настоящее, искреннее желание. Еще в ресторане Алексей до одурения возбудил ее, а его подарочек не давал Ольге покоя все остальное время. Носить анальную пробку оказалось приятно не только физически. Сам факт того, что она, одетая в совсем коротенькое обтягивающее платье без белья, носит в себе такую пикантную игрушку, невероятно будоражил ее сознание. Затем сама атмосфера стриптиз-клуба немало подлила масла в огонь ее возбуждения. И, наконец, знакомство с Владимиром, зрелым, сильным, притягательным мужчиной окончательно довело Ольгу до того градуса, за которым у нее не осталось ни возможности, ни желания хоть сколько-нибудь сопротивляться и сдерживать собственные сексуальные порывы. Танцовщицы клуба были существенно моложе Ольги. В большинстве своем они выглядели безупречно с точки зрения тех вкусов, которые навязывал мужчинам зарубежный кинематограф, глянец и необъятная индустрия порнографии. У Ольги не было силиконовой груди, увеличенных с помощью инъекций губ и контактных линз неестественно зеленого цвета. Однако это не мешало ей быть весьма привлекательной женщиной: подтянутой, стройной, с красивыми ногами, с чувственной, ничуть не испорченной родами грудью. Но совсем не внешние данные впечатляли сейчас многочисленных гостей клуба, которые, отвлекшись от кальяна и алкоголя, с неподдельной заинтересованностью взирали на сцену. Обычные стриптизерши для многих завсегдатаев подобных заведений были всего лишь приятным фоном, красивым оформлением вечера и не более. Сами девушки, танцуя на сцене, в подавляющем большинстве только формально отрабатывали свой номер и спешили спуститься в зал за чаевыми и приватами. Даже уединившись с одним из гостей в отдельной кабинке, многие из работниц этой внешне весьма привлекательной и соблазнительной индустрии старались лишь выжать из клиента максимум наличности, приложив минимум усилий. Если мужчина был скромен и не слишком требователен, танцовщица могла даже не раздеться перед ним полностью, получив, однако, на руки внушительную сумму. В приоритете у тружениц шеста было не качество, а количество. Заезженная поговорка «время — деньги» прекрасно работала и здесь. Опытные стрипки были способны с первого взгляда определить перспективность того или иного клиента, и пускали свой арсенал наигранного обольщения, как правило, на самых денежных гостей. Одним словом, девушки были на работе. Единственной их служебной задачей было получение максимально возможной материальной выгоды. Ни душой, ни телом никто из них в происходящем не участвовал. Ольга, пришедшая в клуб в качестве гостьи, отличалась от штатных танцовщиц кардинальным образом. У нее не было костюма медсестры, она не садилась на шпагат и не исполняла полуцирковых трюков на шесте. Зато она разделась донага, едва оказавшись на сцене, и принялась откровенно ласкать себя в самых интимных местах. Причем делала она это с таким неподдельным удовольствием, что не могла не вызвать симпатий совершенно определенного толка у всех присутствующих в клубе мужчин. К середине песни ее руки перешли от поглаживающих и ласкающих движений к откровенно проникающим. В зале присвистывали, восхищенно вскрикивали, восхищенными междометиями лишь все больше разжигая ее и без того немалый энтузиазм. А когда она взялась двумя пальцами за основание пробки и медленно вытянула наружу каплевидную блестящую игрушку, зал зашелся в бурных овациях! Ольга развернулась лицом к публике. Мужчины пожирали ее глазами. Равнодушных не было. Каждый хотел эту бесстыжую блядь! А она с неподдельным наслаждением облизывала только что вынутую из собственной задницы пробку, пальцами другой руки потирая набухший от запредельного возбуждения клитор, с чувством невероятной гордости и удовлетворения понимая, что только что разом трахнула два десятка незнакомых мужиков. Подумав о том, что на нее одновременно встало столько хуев, Ольга наконец испытала столь долгожданный сексуальный экстаз. Став любовницей Алексея, Ольга открыла для себя бурные, продолжительные и невероятно яркие оргазмы. Но сейчас Ольга испытала совершенно новые для нее эмоции, крайне уместно дополнившие чисто физическое удовольствие. Кончить на глазах у такого количества посторонних было непередаваемо приятно. Стоя в одних чулках и самозабвенно натирая ладонью себе между ног перед целым залом мужчин, Ольга была сама собой, как никогда! Здесь и сейчас она не играла ни одной из давно надоевших ролей. В это головокружительное мгновение не было никакой необходимости никем притворяться, чтобы соответствовать чьим-либо ожиданиям. Ее собственные желания полностью совпали с тем, чего ждало от нее местное окружение. В отличие от циничных профессионалок из сферы мужских развлечений, Ольга вела себя ничуть не наигранно, а наоборот, максимально естественно. Добровольно раздевшись перед этими мужчинами, она обнажила не только свое тело, но и крайне убедительно продемонстрировала все присутствующим свою сущность, открывшуюся ей самой не так давно. Перед ликующими от восторга мужчинами стояла не мать, не жена не сотрудница и даже не гражданка страны. Сейчас на сцене вздрагивала, доведя себя до мощного клиторального оргазма, настоящая блядь… *** Целиком поглощенная только что пережитыми чувствами, Ольга почти не запомнила, как по окончании песни сошла со сцены. Кажется, ей помогла все та же сговорчивая девушка-администратор. Рядом с пультом ди-джея была небольшая загородка. За ней Ольга оделась и на все еще нетвердых ногах проследовала к столику, за которым сидели Александр с Владимиром. По пути она слышала, как рассыпается в каких-то глупых банальных комплиментах ведущий шоу-программы, и продолжают аплодировать гости клуба. Судя по всему, ее короткое, но весьма содержательное и эмоциональное выступление сильно впечатлило как посетителей, так и администрацию заведения. Когда Ольга подошла к столу, возле него тут же возникло сразу две официантки. У одной в руках был поднос с бутылкой шампанского, другая держала букет роз. — За ваше выступление наш клуб дарит вам клубную вип-карту! — радостно провозгласила первая официантка, ставя шампанское на стол и протягивая Ольге блестящую пластиковым «золотом» карточку с изображением силуэта девушки, танцующей у шеста. — А этот прекрасный букет — от ваших новых поклонников! — сказала вторая. Ольга посмотрела в том направлении, куда указала официантка. За одним из столиков сидела компания из четверых парней лет двадцати пяти, по виду — молодых клерков. Те показали вытянутые вверх большие пальцы. Ольга улыбнулась им и помахала рукой. Мужское внимание, пусть и вполне банальное, ей было приятно, особенно учитывая, каким именно образом она вызвала симпатию у молодых людей. Ольга села на свое место на диване. Первым заговорил Владимир. — Оленька! Позвольте мне на правах гостя вашего города выразить свое глубокое … восхищение вашим выступлением! Уверяю вас, вы затмили многих сотрудниц этого замечательного заведения! За вас! Владимир поднял свой бокал. Алексей, в свою очередь, добавил: — Но есть и один не очень приятный момент… Ольга вопросительно посмотрела на него. Алексей кивнул на Владимира. Тот изобразил на лице некоторое смущение и пояснил: — Видите ли, милая Ольга, за возможность лицезреть ваш великолепный номер нам пришлось заплатить немалую цену… Он говорил спокойно, уверенно, не отводя прямого взгляда от Ольги. Смысл его слов доходил до нее с некоторой задержкой, словно через полупрозрачную пелену. Она балдела уже от одного его голоса: низкого, сочного и с каждым словом подчиняющим себе ее волю. Ольга, пару минут назад смело раздевшаяся перед всем клубом, слушала этого мужчину, хлопая глазами, как школьница на экзамене перед строгим, но справедливым учителем. — Разумеется, ваше выступление стоит любых денег! — поспешил заверить ее Владимир, — однако наш скромный бюджет был предназначен, в том числе и для поощрения танцовщиц этого клуба. Мы с Алексеем не можем и дальше проводить время здесь, не имея возможности отблагодарить девушек за их труд. Ольга молчала, не очень понимая, к чему ведется этот монолог. Несколько минут назад Владимир сам фактически дал ей молчаливое согласие на то, чтобы распорядиться всей наличностью, которая была на их столе. При этом он совершенно не был похож на человека, который позволяет кому-то тратить его деньги без его прямой выгоды. Иначе он вряд ли носил бы костюм именно от такого дизайнера, и в его перстне сверкал бы именно такой камень. К тому же, Ольга очень сомневалась, что те деньги были последними… — Алексей рассказал мне, что неподалеку отсюда у него арендованы уютные апартаменты, по его словам, весьма хорошо вам известные, — невозмутимо продолжил тем временем Владимир. Алексей лишь молча кивнул, слегка загадочно улыбаясь. — Знаете, Оля, мы с Алексеем давние друзья и деловые партнеры. Но, к сожалению, в последнее время нам редко удается пообщаться в неформальной обстановке! Работа отнимает много времени. А деловые переговоры, согласитесь, неспособны заменить двум мужчинам теплый дружеский вечер. Зачарованная его приятной степенной речью, Ольга не сразу заметила, что Владимир снова завел руку ей за спину. Сзади у ее платья был глубокий вырез, и его пальцы, коснувшись ее кожи между лопаток, стали медленно, едва ощутимо поглаживать. Внешним видом, голосом, манерами Владимир представал сильным мужчиной, воспитанным, но вряд ли склонным к излишним романтическим сантиментам. Однако его прикосновения были нежны, крайне деликатны и вместе с тем невыносимо возбуждающи! Ольга догадывалась, что его добродетели не исчерпываются хорошими манерами, и ей уже очень хотелось лично проверить его способности в некоторых сферах в самом что ни на есть практическом плане. Она немного прогнулась в спине, полуприкрыв глаза и ощущая, как от того места, где ее тела касались неожиданно нежные пальцы Владимира, разбегаются по коже миллионы крохотных мурашек, а между ног снова неуклонно нарастает сладостное томление. Этот взрослый, опытный мужчина, без сомнения, еще до ее сольного номера на сцене распознал в Ольге тот тип женщины, что любят не столько ушами, сколько совсем другими частями тела. Он смотрел в ее глаза невинным дружеским взглядом, не допускающим, казалось бы, никакой сомнительной двусмысленности. Но Ольга понимала: вместо этой словесной игры Владимир с куда большим удовольствием насадил бы ее, дерзкую бесстыжую шлюшку, мокрой похотливой пиздой на свой хуй и отодрал бы эту грязную блядь так, что она потеряла бы счет оргазмам… — Знаете, Оля, что мы с Алексеем решили? Мы продолжим вечер в этих апартаментах. И, конечно же, мы приглашаем и вас! Обещаем вам исключительное внимание. Ну а вы, вероятно, могли бы согреть наши посиделки женским теплом. Уверен, вам его не занимать! То самое «женское тепло», которого искал Владимир, уже обильно сочилось из ее горячей дырочки. И она была бы совсем не против вместо ответа дать ему потрогать свою влажную пизденку. Ольга уже была готова схватить его за руку и сунуть ее себе под платье. Но тут ей на бедро легла ладонь Алексея. — Оля, — сказал он, — Володя мой хороший друг и давнишний коллега по бизнесу. Мы действительно редко видимся без галстуков. Мы оба будем тебе благодарны, если ты сегодня составишь нам компанию. Что скажешь? Его ладонь скользнула на внутреннюю поверхность бедра и поднялась значительно выше. Ольга заметила, что этот маневр не скрылся от глаз Владимира, но тот не подал виду. Он явно умел держать себя в руках в самых пикантных обстоятельствах. Ольга невольно вспомнила о муже. «Андрюша бы сейчас слюной изошел!» — с иронией подумала она. Действительно, в последнее время супруг реагировал молниеносно на любое маломальское проявление Ольгиной сексуальности. Например, стоило ее домашнему халату случайно задраться выше «положенного», как Андрей тут же обращал на это внимание, спешил сделать комплимент ее попке, резковато пытаясь перейти к непрозрачным намекам на секс. В большинстве случаев в глазах самой Ольги это выглядело не более чем забавно. «Наверное, это у него от недотраха», — подумала она. Впрочем, сексуальный голод мужа давно ее не волновал. А сейчас, когда ее одновременно ласкали двое шикарных мужчин, мысль о нем испарилась, едва появившись. Владимир гладил ее спину — деликатно, ненавязчиво, соблюдая приличия, при этом умело вызывая у нее совершенно неприличную реакцию. Алексей, во всех подробностях уже давно познавший все секреты ее тела, действовал более прямолинейно. Ноги она рефлекторно раздвинула еще при первом прикосновении к ее бедру. Вскоре рука сместилась дальше, и через мгновение опытные пальцы нащупали клитор. Ольга дернулась всем телом, выгнулась еще сильнее, постаралась сдержать стон, но смогла не до конца. Ее приглушенное мычание сквозь сжатые губы прозвучало откровенно пошло. — Кажется, девушка сомневается, — широко улыбаясь, сказал Владимир. При этом он по-прежнему смотрел Ольге в глаза. — Оля, ты согласна поехать с нами? — повторил вопрос Алексей, медленно и не слишком глубоко макнув два пальца в насквозь промокшую сучью дырку. — А-а-а! — вместо хоть сколько-нибудь связного ответа, Ольга лишь повысила голос и закатила дурные от похоти глаза. — А это уже больше похоже на положительный ответ, — услышала она голос Владимира. Он все так же гладил ее по спине. Ольга попыталась податься навстречу пальцам Алексея и сесть на них поглубже. Она ожидала, что он снова начнет дразнить ее, но ошиблась. Мужчина наоборот резко погрузил пальцы в Ольгу на максимальную глубину. Последний раз она кончила совсем недавно, поэтому вторая волна оргазма не заставила себя ждать. В этот раз лавина удовольствия накрыла все ее тело. От переизбытка чувств Ольга на мгновение замерла, даже перестав дышать. — Оля, мы ждем ответа, — снова серьезно повторил Алексей, грамотно и очень эффективно двигаясь у нее внутри и прекрасно видя, что говорить его любовница сейчас вряд ли в состоянии. В этот момент между звучащими в клубе песнями возникла короткая пауза. Без музыки был хорошо слышен нестройный говор посетителей. Но внезапно его заглушил женский крик — безумный, но исполненный отнюдь не боли или страха, а лишь удовольствия, похоти и запредельной непристойности: — Да, сука! Да! Да! Ебите меня хоть всю ночь, блядь! Во все щели наяривайте, как мразь последнюю!!! О-о-х! Как хорошо-то, бля! За ближайшими столиками взорвались хохотом. Послышались лаконичные, по-мужски простые, но в целом дружелюбные комментарии. — Респект вам, мужчины! — Так ее, блядь! — Вот шмары! Совсем стыд потеряли, сука! Ха-ха! — Такую бы в жены! — А че?! Нормально! И самому в кайф, и пацанам бы подгонял на проёб! Но Ольга уже не воспринимала смысла слов. В полубессознательном состоянии она откинулась … спиной на грудь к Владимиру, еще шире расставив ноги и позволив Алексею довести дело до феерического финала. В этот раз эякулята было немного, но оргазм оказался продолжительным. Оба мужчины бережно поддерживали Ольгу, содрогающуюся всем телом в сумасшедшем припадке плотского удовольствия. В зале снова звучала музыка. На сцене начался парад-алле: совместный выход всех танцовщиц из сегодняшней смены. Гости пили втридорога купленный виски, курили кальяны и любовались ярко размалеванными девчонками, согласными на три минуты снять перед клиентом крохотные трусики не меньше чем за четверть средней месячной зарплаты. Заведение работало привычным чередом, выдаивая из гостей немалые деньги за гипертрофированную атмосферу праздника, сомнительной роскоши и фальшивой, экономически обоснованной сексуальности. А Ольге с ее сегодняшними спутниками делать здесь больше было нечего. Ее ждало куда более содержательное продолжение так пикантно начавшегося вечера… На крыльце клуба курило несколько гостей. Один из них, высокий худощавый мужчина средних лет, обратился к Алексею: — Леха, здорово! Сколько лет! Как сам? — Привет, Сань! — Алексей протянул мужчине руку, — да потихоньку. Работаем, культурно отдыхаем! — Да уж я вижу! — с громогласным смехом отозвался хмельной Саня, кивая на Ольгу. — Познакомься, это Владимир, мой московский партнер! А это Александр, местный бензиновый король! — Да брось ты, Лех! — отмахнулся тот и пожал руку Владимиру, — скоро «крупняк» всех выживет! А вы, значит, неформальные связи налаживаете? — он снова кивнул на Ольгу, которую никто до сих пор так и не представил, — ну правильно! Хороший тройничок мужскую дружбу только укрепляет! Он снова пьяно рассмеялся, а потом добавил: — А я сегодня стрипку одну новенькую прикормил. Щас с сауной решим вопрос и тоже отчаливаем. А то с вами бы попросился! Уж больно хороша у вас барышня! Видно, с огоньком! Лех, скинь номерок, будь другом! А то у пацана близкого днюха скоро. Коттедж снимаем, аниматорши на утренник нужны, сам понимаешь! Саня опять громко и весело заржал. — Саш, рад был тебя видеть! — сказал Алексей, дабы не затягивать эту «светскую беседу», — не пропадай, звони, как чего! Мужчины распрощались с забавным пьяненьким Александром и направились, деликатно держа Ольгу под руки, к стоянке такси. Она видела, какими глазами смотрели на нее мужчины на крыльце. Каждый из них видел ее сегодня обнаженной. Кто-то слышал ее крик, когда она кончила за столиком. И каждый наверняка мысленно ее отымел! Вместо положенного по всем общепринятым порядкам стыда Ольга испытывала лишь небывалое удовольствие. Не секрет, что каждая женщина хочет быть привлекательной и желанной. Макияж, одежда, парфюмерия — все это так или иначе давно построено вокруг сексуальности. Образ соблазнительной женщины культивируется в кинематографе, музыкальной индустрии, литературе. Однако в повседневной жизни все обстоит немного иначе, чем на страницах глянцевых журналов или в рекламе шоколада, якобы способного подарить «райское наслаждение». Женщины давно научились выглядеть сногсшибательно. В этом им на помощь пришла масса безусловно полезных изобретений — от помады до пластической хирургии. Более того, большинству женщин массовая культура привила определенный шаблон поведения. В общем и целом он сводится к тому, чтобы держать мужчин на коротком поводке вожделения. Соблазнительные наряды теперь нередко сочетаются с холодными манерами и показной неприступностью. Образ недосягаемой королевы принят на вооружение многими женщинами разных возрастов и социального положения. Эксплуатируя собственную природную сексуальность (никак, кстати, не зависящую от бренда одежды или марки духов), женщины приучились дразнить мужчин постоянными негласными намеками на возможность секса. Самого секса при этом ни у тех, ни у других не прибавилось. Расширив рамки морали (почти до полной их отмены), Ольге удалось выйти из-под этих стереотипов. Оказалось гораздо интереснее не строить из себя бесценное сокровище, за обладание которым к ее ногам нужно бросить как минимум золотой запас небольшого государства, а без лишнего лицемерия делиться с мужчинами простыми и всем понятными радостями физической близости. Для таких выводов Ольге не потребовались годы философских исканий. Истина была установлена опытным путем. Подвыпивший приятель Алексея Саша говорил о ней, как о настоящей шлюхе. Собственно, он и принял ее за проститутку, благо что поводов для каких-либо иных выводов ее сегодняшнее поведение в клубе не оставляло. Ольга совершенно не обиделась на его слова. Мужчина не знал лишь одного: она была не проституткой, а блядью. Этими двумя словами презрительно называют совершенно разных женщин. Первые занимаются сексом за деньги. Вторые отдаются мужчинам исключительно по собственному желанию. Алексей уже не раз давал ей довольно внушительные денежные суммы. Но она никогда его об этом не просила. Между ними вообще не всплывал вопрос финансовой благодарности. Алексей понимал, что деньги никогда не бывают лишними, тем более для женщин, которым для поддержания привлекательного имиджа порой требуются немалые средства. Ольге была приятна такая эпизодическая забота. Но куда приятнее ей было ощущать внутри своего ненасытного влагалища его крепких длинный член!… Разумеется, она давала ему не из-за денег. Они были только приятным дополнением, своего рода негласным правилом хорошего тона, установившегося между ними. В такси Ольга с Владимиром сели сзади, а Алексей под предлогом того, что нужно показать дорогу, — рядом с водителем. Не в силах контролировать себя она прижалась к нему. Запустив ладонь под расстегнутую сверху рубашку, она гладила его волосатую грудь и шептала в ухо жаркие непристойности. — Я тебя сразу захотела! Как только увидела, так сразу и потекла! Имей меня теперь, как захочешь! Знаешь, как сосать умею?! У тебя коленки будут дрожать! Мозг через хуй высосу. Владимир молча улыбался и легонько гладил ее по ноге. — А как ты сам больше любишь? — не унималась Ольга, — если что, я в жопу без проблем даю. Лехин почти целиком принимаю, а он у него чуть не по колено! А у тебя большой? — В твоей жопе будет в самый раз, — немногословно отозвался Владимир, продолжая гладить ее ногу, затянутую в сетчатый чулок. Она опустила руку ему на брюки. Ощупала промежность, тактильно убедившись в несомненной твердости его намерений. — Слушай, у тебя колом стоит! Пойдешь со мной в душ? Мне подмыться надо, прямо там меня и выебешь. Водитель громко закашлялся, заерзал на сиденье. Последнюю реплику Ольга произнесла в голос, не в первый раз за вечер легко забыв о приличиях. Таксист с немалым стажем видел в своей жизни многое, но таких раскованных пассажирок ему еще не попадалось. Владимир наклонился к ее уху и прошипел: — А вот подмываться не надо! Люблю, когда сучкой пахнет. Вместо ответа Ольга прильнула к нему еще плотнее и сладко заурчала… *** Мужчины перестали себя контролировать уже в лифте. Они лапали Ольгу в четыре руки: бесцеремонно, жадно, страстно. Задница, грудь, промежность — ничто не оставалось без внимания. Ольга прислонившись к стене, с полной самоотдачей подставляла себя под ласки своих настойчивых кавалеров. Голова кружилась вовсе не от выпитого шампанского, а от того, что к ней прикасались сразу двое мужчин. В сумасшедшем предвкушении того, что они станут делать с ней в квартире, она прикрыла глаза от удовольствия и не видела, кто именно запускает руку ей под платье, нагло и уверенно хватая ее за взмокшую пизду. Кто-то из них с силой мял ее грудь, больно щипнул за сосок… Алексей обычно обращался с этой частью ее тела более трепетно и деликатно. Ольга открыла глаза. Это был Владимир. «Видать, любит погрубее», — подумала она, томно улыбаясь ему. Двери лифта открылись, и все трое, не размыкая объятий, вышли на площадку. Как только дверь в квартиру закрылась у них за спиной, … Владимир резко задрал ее платье, и под зад Ольге прилетел такой мощный шлепок, что она непроизвольно вскрикнула. Однако у нее и в мыслях не было возмущаться. Обожженная сильным ударом крепкой ладони ягодица заныла, и это было приятно. От этого мужчины она была готова принять все. Ольгу безумно заводила лишь одна мысль о том, что он может делать с ней все, что захочет, а она не испытывает ни малейшего желания ему сопротивляться. Владимир же в следующую секунду резко сменил грубость на самую что ни на есть интимную нежность. Такое далеко не всегда происходило даже в супружеских спальнях, где оба ее обитателя когда-то клялись друг другу верности и подписывали акт гражданского состояния: Владимир стал позади нее на колени, раздвинул руками полушария ее задницы и припал горячими губами к анусу. Ольга поняла, что подаренной Алексеем пробки в ней нет. Балдея от потрясающих движений языка Владимира вокруг ее анальной дырочки, она только сейчас смогла вспомнить, что в клубе после танца по пути от сцены до их столика она прошла мимо совсем молоденького мальчишки, завороженно стоящего в центре зала и неистово аплодирующего прекрасной взрослой женщине, возможно, впервые на живом примере познакомившей его с подробностями внешнего строения женского тела. Он явно был самым молодым из здешних посетителей. Даже на расстоянии было видно: член у пацана стоит так, что его не может укротить даже плотная ткань узких джинсов. Поравнявшись с парнем, Ольга одной рукой нежно обвила его шею, посмотрела на него голодным взглядом дикой хищницы и низким голосом спросила: — Тебе понравилось, малыш? — Да! — просто ответил тот, во все глаза глядя на Ольгу, и не без наивной гордости добавил, — мне сегодня восемнадцать исполнилось! Он был так мил и забавен! Она ласково улыбнулась и протянула ему то, что пару минут назад тщательно облизывала, вынув из собственной попки. — С днем рождения, котенок! — промурлыкала Ольга, — можешь носить это сам. Только маме не говори! — Спасибо вам! — пересохшими губами выговорил опешивший робкий мальчик. Ольга погладила его по щеке и продолжила путь по залу, оставив потрясенного юношу с ломовым стояком и самым прекрасным подарком в день его совершеннолетия… Она сделала это, находясь в глубокой сексуальной прострации после только что прилюдно пережитого мощнейшего оргазма. Теперь же сожалеть об утрате успевшего полюбиться ей интимного аксессуара не приходилось. Зрелый, опытный, искушенный самец Владимир творил языком невероятные чудеса. Еще никогда Ольга так сильно не возбуждалась от того, что ей лижут усеянный суперчувствительными нервными окончаниями шоколадный кружок. Алексей, к примеру, вообще не был слишком ярым поклонником оральных ласк в сторону женщины, предпочитая в этом смысле больше получать, чем отдавать. Его главным инструментом доставки удовольствия был огромный хуй, способный не только на высокоскоростной яростный спринт, но и на продолжительный сексуальный марафон. Зато Алексей уже давно ввел в обязательную программу их многочасовых «тренировок» анилингус в Ольгином исполнении. Позднее он провел для нее еще и краткий курс массажа простаты. Ольга освоила эту пикантную дисциплину легко и с нескрываемой радостью, уже на первом «экзамене» доведя его до оргазма даже не прикасаясь к его члену. Ее супруг, напротив, тяготел к лизанию ее физиологических отверстий гораздо сильнее, чем ее любовник. Ольга даже заметила интересную особенность: чем меньше она подпускала Андрея к себе, тем фанатичнее он бросался ублажать ее собственным ртом. Раньше он прибегал к подобным ласкам лишь в качестве подготовки к основному действию. В последнее же время куннилингус явно интересовал ее мужа едва ли не больше, чем собственно половой акт. К тому же от первого он неизменно приходил теперь в такое возбуждение, что его едва хватало на второе. Впрочем, его весьма скромные умения не отвечали его энтузиазму в этой области. От его языка Ольга не кончала никогда. Однако тратить время на его обучение она уж точно не собиралась. Благо, на свете, как выяснилось, были мужчины, которым не требовалось не только пошагового руководства, но и вообще какого бы то ни было разрешения на то, чтобы по-настоящему побаловать самые отзывчивые участки ее тела фантастически умелыми оральными ласками. Один из таких мужчин, столичный бизнесмен и желанный гость московских и провинциальных стрип-клубов, прямо сейчас старательно вылизывал ее блядскую жопу, вызывая у Ольги умопомрачительную дрожь во всем теле. Сама она в это время, как дорвавшаяся старшеклассница, самозабвенно сосалась в губы с Алексеем, который попутно стягивал ее платье с плеч, обнажая слегка обвисшую, но по-прежнему привлекательную грудь второго размера с возбужденными сосками в центре широких коричневых ореолов. Владимир оторвался от ее зада, и лег на спину. Алексей мягко надавил на Ольгины плечи. Разъяснения не понадобились. Она расставила ноги чуть шире и села Владимиру на лицо. Теперь он вплотную занялся ее киской. Ее законный супруг, хоть и сгорал каждый раз от желания, делал куннилингус робко, словно выпрашивая дозволение и заранее извиняясь. Владимир же, с которым Ольга была едва знакома, действовал абсолютно смело и полностью раскованно. Такому мужчине она не отказала бы ни в чем! Сама Ольга также не осталась без дела. Алексей расстегнул ширинку и вытащил из штанов свою налитую кровью дубину. Делать минет одному мужчине, получая в это момент сладкий куни от другого, оказалось фантастически приятно. Теперь Ольга искренне недоумевала, по какой причине она не открыла для себя такое потрясающее удовольствие раньше! Потом вспомнила, что еще совсем недавно хранила верность мужу, а для таких утех одного мужчины было чисто физически недостаточно. Поза «69» также не решила бы проблемы, впрочем, даже ее Ольга открыла для себя лишь после того, как решительно и бесповоротно рассталась с унылым и бесполезным клеймом верной жены. Владимир трудился под ней неутомимо: ввинчивался языком между крупных коричневых лепестков, пробуя на вкус нежнейшую мякоть, уделял немалое внимание клитору, выписывая вокруг него сумасшедшие узоры и напрочь лишая разума Ольгу, сладко постанывающую с громадным членом Алексея во рту. Она чувствовала, как обильно течет в рот Владимиру, и тащилась от этого еще больше! В отличие от ее супруга, он был по-настоящему достоин вкушать добытый им же самим кисловатый вязкий нектар. Как только Ольга вспомнила о муже, которому прямо сейчас грязно изменяла сразу с двумя мужчинами, эмоции от понимания собственного блядства снова многократно усилили ее ощущения. Вскоре она почувствовала приближение оргазма, застонала громче и попыталась подняться на колени, оторвавшись зализанной киской от лица Владимира. Однако он крепко прихватил ее за бедра и усадил на место, лишь продолжив еще интенсивнее хозяйничать языком в ее пизденке, пульсирующей в начинающемся экстазе. Ольга вынула изо рта твердый ствол Алексея и срывающимся от переполнявших ее ощущений голосом вскрикнула: — А-ха-ха-а-а-й! — Да, вот так, сучка! — одобрительно отозвался Алексей, стуча по ее раскрытым губам твердой головкой размером с небольшое яблоко, — покажи нашему гостю, как ты умеешь кончать! — У-у-у-бля-я-я! Да! Да! Да! Да! Да! Да! Да! — с бешеной частотой затараторила Ольга, срываясь на сумасшедший визг, и чувствуя, что от сквирта она точно не удержится, — о-о-о-о-да-а-а!!! *** Владимиру было 53 года. По-настоящему приличное состояние в валюте он заработал около семи лет назад. Но деятельная натура и элементарное трудолюбие не позволяли ему продать процветающий бизнес или передать его в руки управляющего. Ему нравилось держать дело под собственным контролем, лично руководить основными процессами и определять направления дальнейшего развития компании. Поэтому работа отнимала у него практически все время. Однако отдыхать Владимир тоже успевал. Обильным алкогольным возлияниям он предпочитал более здоровые способы времяпрепровождения:… горные лыжи, дайвинг и, конечно, секс, тем более что на сбои в потенции ему в его годы жаловаться совсем не приходилось. Платная любовь давно ему наскучила. Труженицы различных сфер индустрии для взрослых в подавляющем большинстве были циничными, холодными и попросту жадными до денег женщинами. Сам он не был скупцом, однако купить себе на ночь девушку «с огоньком» удавалось один раз на сотню. Словом, на проституток ему было жалко не денег, а потраченного времени. Зато женщин, оказывающихся в его постели «из любви к искусству», Владимир по-настоящему ценил. В поисках таких партнерш он периодически бывал в немногочисленных закрытых клубах без вывесок для узкого круга любителей максимально свободных отношений. Разумеется, он был женат. Его супруга была младше него на десять лет. Владимир и сам не заметил, как в какой-то момент она полюбила тратить его деньги сильнее, чем проводить с ним время. Практически безостановочный шопинг с перерывами на все новые и новые косметологические процедуры и обеды в ресторанах, раскрученных на глянцевых страницах, уже довольно давно заменил его жене и ее не слишком широкий кругозор, и вообще любые возможные стремления и желания. Совместного секса у них не было уже около пяти лет. Так было комфортно для обоих. Владимир наслаждался разнообразием женщин, а его супруга не имела никаких претензий просто потому, что на ее пластиковой карте регулярный баланс оставлял приятную сумму с впечатляющим количеством нулей. Владимир, безусловно, понимал, что жена догадывается о его похождениях на стороне и даже, возможно, знает о некоторых эпизодах доподлинно. Тем более, что время от времени он потрахивал ее школьную подругу. Та была глупа, как пробка, но ее владение мышцами влагалища в глазах Владимира с лихвой перевешивало очевидный недостаток интеллекта. До него самого тоже долетали достаточно правдоподобные и убедительные слухи об интрижках супруги. Ее не раз видели в ресторанах в компании со смазливыми парнями. Видимо, в погоне за вечной молодостью жена не ограничивалась регулярным посещением салонов красоты и спортзала, но и периодически раздвигала холеные ноги перед пылкими юношами. Узнав о шалостях благоверной, Владимир не обиделся. Он все прекрасно понимал: ей хотелось чувствовать себя такой же желанной, как во времена молодости. И на нее находился спрос со стороны молодых людей, которые были совсем не против присунуть зрелой упакованной замужней мадам. В былые годы Владимир и сам был молод и горяч, и наверняка убил бы любого только за один «неправильный» взгляд в ее сторону. Но с годами он стал ценить вещи совсем другого порядка. Гораздо важнее для него теперь было спокойствие и умение соблюдать хорошую мину при не всегда хорошей игре. Это у его жены получалось. Она по-прежнему вкусно готовила, искренне интересовалась его делами и вообще уважала своего супруга. Они проводили немало свободного времени вместе. Любые светские выходы также делали исключительно вдвоем. Они только спали в разных комнатах, благо что спален в их огромном загородном коттедже было несколько. Их дочери было 20 лет, и она уже год жила отдельно в уютной квартирке в центре, в пяти минутах ходьбы от университета, где уверенно шла к получению красного диплома финансиста… С Алексеем Владимира уже несколько лет связывало успешное деловое сотрудничество. Кроме того, мужчины с первого дня знакомства установили между собой прекрасные приятельские отношения. Периодически они ездили друг к другу для решения тех или иных бизнес-вопросов. Вскоре их дружба вышла на новый уровень. Однажды, отмечая очередную сделку в одном из московских клубов, они выпили чуть больше обычного. Владимир предложил позвонить одной знакомой эскорт-модели, и уже через полтора часа они с Алексеем со вкусом одновременно натягивали на свои члены депилированные дырочки валютной потаскухи. С тех пор небольшой групповичок с одной или двумя девушками стал их доброй традицией. В этот раз, назначая Владимиру встречу в местном стриптиз-клубе, Алексей пообещал на вечер нечто выдающееся. «Дает, как в последний раз!» — лаконично и весьма доходчиво пояснил он, когда мужчины остались одни в переговорной после подписания очередного контракта. Владимир не ошибся во вкусах друга. В Ольге он с первого взгляда рассмотрел первосортную блядь. Ее одежда не была вульгарной, хотя длина платья была на грани. Она была взрослой, ухоженной и воспитанной женщиной. Неискушенный человек не усмотрел бы в ее облике ничего вызывающего или откровенно пошлого. Ее выдали глаза. Владимиру был весьма неплохо знаком этот взгляд. С первых минут их знакомства Ольга смотрела на него со смесью провокации и просьбы. Это было невозможно подделать. Ее глаза словно подернулись едва видимой пеленой желания. Уже тогда Владимиру стало ясно: вечер точно не будет скучным. А уж когда Ольга вышла на сцену и по собственной инициативе разделась перед все клубом, он повернулся к Алексею и сказал: — Старик, на хуй нам сдался этот коньяк? Что мы, не пили его что ли? Я предлагаю прямо сейчас поехать и выебать эту шкуру, как мы с тобой умеем. Видно же, девочка — брильянт! Такую не каждый день встретишь. — Да не вопрос, Володь, поехали! — с готовностью отозвался второй партнер по бизнесу и не только, — сам еле держусь! Эта дрянь ебливая мне еще в ресторане хуй по стойке смирно поставила. Просила прямо там в сортире ее в пердак жахнуть. Только я для тебя ее жопу приберег. Знаю, коллега, вы большой любитель зайти с заднего входа! Приятели заговорщицки рассмеялись. Владимир действительно предпочитал анальный секс многим другим видам плотских утех. Его член не обладал выдающимися размерами, поэтому принять его с «заднего хода» без особых колебаний соглашались почти все его партнерши. Но первую строчку в его личном «хит-параде» занимал куннилингус. Вкус женских выделений был для него ценнее любых гастрономических шедевров и слаще самых изысканных коллекционных вин. Владимир обожал женщин, умеющих отзываться на оральное стимулирование. Впрочем, в этом искусстве он давно достиг такого уровня мастерства, что равнодушных к действиям его языка практически не встречалось. *** Но эта замужняя шлюха (от Алексея он знал, что Ольга замужем) превзошла его ожидания. Она обкончалась сквиртом, обильным фонтаном залив ему все лицо. Распластавшись по нему крупными темными губами, Ольга сотрясалась в сексуальной агонии, нечленораздельно скулила и грязно материлась, чем заводила обоих мужчин еще больше. Владимир поднялся на ноги, а Алексей тем временем подхватил Ольгу под ляжки и приподнял. Она повисла у него на шее, продолжая оргазмировать. На пол прихожей с нее падали блядские капли. Сейчас точно было не время для того, чтобы перемещаться в спальню и даже полностью раздеваться. В их полном распоряжении была отменная сука, вконец охуевшая от собственного распутства, и Владимиру не терпелось распробовать эту блядину не только на вкус. Он дернул пряжку ремня, чиркнул молнией брюк и резко спустил их до колен вместе с трусами. Затем подошел к ней сзади вплотную. Провел пальцами по мокрой пизде, затем по анусу, смазывая тугую дырку ее собственными выделениями. Это заняло всего пару секунд, и вот он уже просовывал в нее свой короткий толстый член. Неравнодушная к аналу Ольга умела прекрасно расслабляться в нужный момент. Вот и в этот раз она без труда впустила в себя твердую плоть нового трахаря, озвучивая происходящее непристойным мычанием. — Заебись! — хрипло прокомментировал Владимир, довольный плотностью охвата, и добавил, обращаясь к Алексею, — присоединяйся, Лех! Отдерем ее сходу в два смычка! — О-о-о! — протянула Ольга с нечеловеческой интонацией. — Видал, как хочет, мразь! — усмехнулся Владимир. Это не только не обжало Ольгу, но напротив, звучало как самая искренняя похвала. Она безумно тащилась от того, что ее разнузданное, бесстыжее поведение вызывает у брутальных сильных мужчин непреодолимое желание немедленно воспользоваться ею по полной программе и не выбирать … выражений по отношению к ней. Алексей приложил огромную головку к ее передней щелочке и мягко, но уверенно и неостановимо начал вводить член во влагалище. Его агрегат и так помещался в ней не без труда, а теперь в ее пизде стало еще теснее. Мужчины слаженно задвигались. Ольга, напоротая сразу на два твердых хуя, непроизвольно комментировала свои ощущения в самых простых и совсем не печатных эпитетах: — Бля, как же охуенно! А-а-а! Да! Еще, блядь! О-о-х, ебать! Щас снова кончу, сука! А-а-ай! — Оль, не ори! — пропыхтел Алексей, — соседи спят! — Да мне похуй! Давайте ебите сильнее! — громко потребовала Ольга. Похоть полностью вытеснила из нее всяческие приличия. Тут Владимир сильно и совершенно безжалостно схватил ее одной рукой за волосы, резко запрокинул ей голову назад и прошипел в самое ухо: — Слышь, королева ебаная! Мужу своему будешь указывать! Тебе сказали, не ори, сука! Рот свой откроешь, когда сосать будешь. В его манерах произошла разительная и резкая перемена. От учтивых джентльменских интонаций Владимир легко перешел к грубым властным приказам. Ольге это безумно нравилось. Она не нуждалась в картинных расшаркиваниях и витиеватых комплиментах. Жесткая качественная ебля впечатляла куда больше самых изысканных слов. А грубое обращение только еще сильнее заводило ее. В компании двух брутальных самцов ей было безумно приятно ощущать себя доступной сучкой, безотказной шлюхой, согласной на любой разврат. Пренебрежительные слова, брошенные в свой адрес, она не воспринимала как что-то унизительное. Ольга прекрасно знала, что полностью заслуживает называться блядью. Более того, она почти гордилась этим… Ольга постаралась совладать с собой, плотно сжав губы и издавая теперь лишь тихое мычание. Это давалось нелегко, тем более что Владимир натянул ее волосы с такой силой, что она еле сдерживала крик. Впрочем, запредельно приятные ощущения вскоре почти полностью вытеснили боль: Алексей наконец попал в ту самую заветную точку, о существовании которой многие женщины даже не подозревали. Сама Ольга открыла в себе этот источник фантастического удовольствия сравнительно недавно. Опытный Алексей мог практически в любой позе стимулировать ее точку G, за считанные минуты вызывая у нее такие яркие и мощные оргазмы, каких она раньше не испытывала ни разу. Теперь же, вкупе с анальным проникновением, ее ощущения вышли на еще один новый уровень. Чувственная арифметика оказалась простой: два члена доставляли Ольге удвоенное удовольствие, делая ее преданной поклонницей группового секса уже с первого знакомства. Ногами она обхватила Алексея за талию и активно подмахивала тазом, стараясь впустить в себя как можно глубже оба твердых ствола. Ее талантливые любовники действовали слаженно и очень эффективно, так что уже через минуту ее накрыло неостановимой лавиной бешеного оргазма, а спустя еще несколько секунд Ольга закатила глаза, успев понять, что теряет сознание… Алексей первым понял, что их самка полностью теряет контроль над разумом и телом. Как-то ему довелось участвовать в оргии в составе полутора десятка мужчин и единственной женщины. По ходу вечера она теряла сознание несколько раз. Гиперсексуальная Ольга продержалась совсем недолго. Однако у мужчин были на нее еще большие планы, поэтому нужно было быстро привести обкончавшуюся до обморока шлюшку в чувство. Размашистая жесткая пощечина оказалась очень к месту. Ольгина щека зарделась, глаза распахнулись, изо рта вырвался слабый стон. Владимир вышел из ее попки, быстро разделся догола и, оставив одежду в прихожей, босиком проследовал в спальню. Алексей продолжал трахать повисшую на нем Ольгу в чавкающую взбитой влагой вагину. Она снова сквиртила, брызгая ему на рубашку, брюки и пиджак. Он порадовался, что когда-то оставил в этой квартире запасной костюм. Ее оргазм понемногу прошел. Ольга обняла Алексея за шею и жарко поцеловала в губы. — Милый, пошли к нему! — дрожащим от чувства голосом попросила она, — хочу вас обоих! Алексей довольно усмехнулся и понес ее в спальню, даже не вынимая из нее своего могучего стального агрегата. Голый Владимир полулежал на кровати, оперевшись спиной на подушки, и неторопливо поглаживал вертикально торчащий член. Фактически Ольга впервые увидела его обнаженным только сейчас. Он был крепко сложен, с сильными рельефными руками, широкой волосатой грудью. Он явно занимался спортом и поддерживал себя в весьма неплохой форме. Наметившийся, но все же подтянутый живот нисколько не портил его тело. Лобок и гениталии были полностью гладко выбриты. Член даже в крайне возбужденном состоянии был совсем невелик. Последнее время Ольга считала, что невпечатляющий размер ее мужа явился начальной точкой для охлаждения их интимных отношений. Инструмент Владимира был немногим больше, чем у Андрея. Однако к этому мужчине ее непреодолимо влекло в сексуальном плане, в отличие от супруга. Ольге он казался величавым, властным и безумно притягательным! Ей хотелось ублажать, баловать его, доставлять ему любые удовольствия. Сама возможность побыть шлюхой этого шикарного мужчины невероятно будоражила ее сознание. Ольга слезла с Алексея, без промедлений забралась на кровать, по-кошачьи подползла к Владимиру и принялась целовать его шею и грудь. — Лех, а смазочка у тебя найдется? — поинтересовался Владимир и кивнул на Ольгу, — в очко хорошо принимает, но все равно суховато. Он говорил спокойно и с достоинством. Ольга млела от того, как он отзывался о ней: практически как о вещи, в крайнем случае — как о животном. Она была для него просто очередной носительницей трех полностью доступных для ебли дырок, бездушным станком для широкого комплекса сексуальных упражнений. Его нисколько не волновало ее замужество, интересы, взгляды, вкусы и прочая лирика. Имела значение только степень ее готовности к ублажению его желаний, а с этим параметром у Ольги был полный порядок. — На раковине целый флакон, я приносила в прошлый раз, — прервалась от облизывания мужского соска Ольга. Алексей удалился в ванную, а она продолжила целовать Владимира, постепенно спускаясь все ниже. Вскоре она уже вылизывала крупные гладкие выбритые яйца, рукой отогнув негнущийся член к животу. Когда он вернулся, Ольга уже отсасывала Владимиру, звучно чмокая и оттопыривая голый зад. Она была так увлечена процессом, что даже не удосужилась снять себя туфли. Платье также по-прежнему было на ней, скомканное на талии. Алексей обильно полил интимным гелем ее анальную дырочку и уже почти безо всякого сопротивления сунул в нее сразу два пальца. Ольга сладко охнула и подалась навстречу готовой к новому совокуплению жопой. Алексей взял ее за плечи и развернул к себе лицом. Владимир придержал рукой свой член и легко ввел его в Ольгину попку. Второй ебарь тут же пристроился в ее киску. Там смазка ей никогда не требовалась. Пизденка у этой сучки намокала с полуоборота. В этот раз мужчины не торопились, хотя оба давно были готовы кончить, накачав свою самку двойной порцией спермы. И Алексей, и его старший товарищ прекрасно умели контролировать собственный оргазм, легко выдерживая весьма продолжительные сексуальные забеги. Ольга быстро вспотела, плотно зажатая между двумя разгоряченными страстью мужскими телами. Но кайф от секса с двумя великолепными любовниками полностью перекрывал любые неудобства. Она неподражаемым смотрела на Алексея, старательно трудящегося над ней. В ее взгляде без слов читалась полная покорность и в то же время вызывающая дерзость. Ольга одновременно демонстрировала свою безоговорочную готовность ко всему, чего могли захотеть от нее эти сильные доминантные мужчины, и давала понять, что ей всегда будет мало. Пределов в своих плотских желаниях эта замужняя шалава не имела. Алексей протянул руку и засунул в ее приоткрытый в похотливом стоне ротик сразу три пальца. Ольга тут же с готовностью их засосала. Ощущение наполненности, полной востребованности всех дырочек доставляло ей такое удовольствие, наслаждаться которым … хотелось бесконечно. В этой позе Владимир почти не двигался. Практически всю «работу» сейчас выполнял Алексей. Тонкая стенка между их членами почти не мешала им взаимно стимулировать друг друга. Эрекция у обоих была просто отменная. Ольге казалось, что ее ебут не человеческими пенисами, а горячими металлическими ломами. Где-то на задворках помутненного похотью сознания она сожалела лишь об одном: о годах, прожитых без подобного опыта. Теперь, попробовав на себе прелести группового секса, она могла только искренне посочувствовать женщинам, которые проживали неяркую однообразную половую жизнь с одним партнером, зашоренные сомнительными представлениями о моральных устоях и традициях негласного семейного кодекса. Они теряли по истине многое в своих стараниях быть социально одобряемыми, «порядочными» и верными единственному партнеру, зачастую столь же закомплексованному и неспособному ни на шаг выйти за рамки двух известных ему поз. Впрочем, особо долго и глубоко задумываться о чужих сексуальных проблемах ей не пришлось. Вскоре Алексей таки увеличил темп, беспощадно долбясь своим задубевшим кожаным шлангом в растраханную натертую вульву. Это, разумеется, почувствовал и его «коллега». Ольга услышала, как сзади под ней Владимир надсадно захрипел, заворчал и пару раз негромко выругался. — Бля, не могу! Кончу скоро. Лех, дай-ка в пасть ее поебу чуток! — А-а! Да-а-а! — глухо простонала Ольга, буквально захлебываясь удовольствием от того, что с ней обращаются, как с животным. Запыхавшийся Алексей ухмыльнулся, вынимая гигантский член из горячей, узкой и очень гостеприимной пизды. — Для дорогого гостя ничего не жалко, — пропыхтел он. Ольгу никто из мужчин ни о чем не спросил. Наличие мнения у суки не предполагалось. «Смена диспозиции» произошла почти по-военному четко и быстро. Мужчины уверенно направляли Ольгу к нужным им действиям, и спустя несколько секунд она уже лежала на спине, свесив запрокинутую голову с края кровати. Владимир стоял над ней на полусогнутых ногах. Его короткий крепкий член с гладкой фиолетовой головкой, похожей на шляпку гриба, твердо торчал в нескольких сантиметрах от ее губ. — Ну что, сучара драная, в горло небось тоже без проблем берешь? — глядя на нее сверху вниз спросил Владимир. Ольгу до помешательства возбуждала его грубость. Говорят, во всем мире женщины борются за какое-то равноправие… Этот самец обращался с Ольгой, как с ничтожной мразью, но ей и в голову не приходило думать об оскорбленном достоинстве. Более того, она с радостью принимала такое отношение, ибо самой себе уже давно откровенно призналась: она и есть мразь, блядь и шлюха, ебущаяся во все щели, в то время как дома ждет ничего не подозревающий муж, которого, кстати, она не подпускала к себе уже два месяца. А еще она точно знала: в своем запредельном блядстве она уже не остановится, даже если обо всем станет известно ее супругу. Променять то, что она вытворяла здесь и сейчас в компании двоих брутальных трахарей, на прежнюю жизнь она не согласится никогда. Ольга посмотрела снизу ему в глаза и, не удержавшись от дерзости, заносчиво ответила: — А то! Хоть по самые гланды, если дотянешься! Она хотела было еще что-то сказать, но Владимир ей не позволил. Он по яйца вогнал хуй ей в рот и стал нещадно долбить, с размаху ударяя по глазам и носу бритыми яйцами. У Ольги из глаз невольно брызнули слезы. Черная тушь потекла по щекам. Лицо стремительно наливалось краской, принимая жесткие вторжения мужского органа. Вдохнуть практически не удавалось. Но и отлынивать от процесса было невозможно: затылком Ольга упиралась в край кровати, а с другой стороны ее ноги бесцеремонно разводил широко в стороны второй любовник. Алексей ввел свой длинный ствол в ее влагалище и стал ебать ее в одном ритме с коллегой по сексуальному цеху. Ольга задыхалась от члена в глотке и рыдала от счастья. В конце концов, Владимиру надоело сдерживать себя, и он стал опустошать яйца, не вынимая пениса из ее горла. Ровно в этот же момент Алексей резко увеличил напор и глубину своих движений, и Ольга почувствовала, как горячая сперма начинает наполнять не только ее пищевод, но и матку. — Вот это соска! — воскликнул впечатленный Владимир, когда оба мужчины вынули члены из заливающейся слезами Ольги. Та судорожно хватала воздух выебанным ртом, пытаясь отдышаться и не забывая попутно теребить пальцами набухший клитор. Кончить вместе с мужчинами в этот раз она не успела, и теперь стремилась «догнать» своих отстрелявшихся партнеров. Впрочем, много времени для этого не потребовалось, и вскоре Ольга затряслась всем телом в бурном оргазме. Подогнув ноги коленями к животу, она повернулась на бок, дергаясь в конвульсиях сексуального экстаза. Сквозь собственные всхлипы и стоны она услышала довольный голос Владимира: — Да!… Знатная курва! Лех, соберешься в Москву, привози ее с собой. Такая блядь с ходу звездой гэнг-пати станет! Ольга попыталась встать с кровати. Держаться на высоких каблуках после только что пережитого было непросто. Нога подогнулась, ее качнуло, и она с трудом удержалась на ногах, хватаясь за стену. Пошатываясь, дошла до двери. Остановилась в проеме, подпирая плечом косяк: волосы были растрепаны, спина блестела от пота, один чулок сполз ниже колена, второй был порван. Мятое платье скомкалось на талии. — Вас проводить, сударыня? — картинно учтиво предложил Владимир со смешком. — Дойду, — слабо отмахнулась Ольга, — отдохните, мальчики… В прихожей она глянула в зеркало. Оттуда ей расслабленно улыбалась довольная блядь: с потекшим макияжем, помятая, использованная и глубоко удовлетворенная. Внезапно в голову пришла волнующая мысль. Ольга вытащила из сумочки телефон, зашла в ванную комнату, защелкнула замок и набрала номер. — Алло!… — ответил заметно встревоженный голос. — Привет, Андрюш! — сказала Ольга в трубку. — Оля, ты где? У тебя все в порядке? Чем ты занимаешься? Обычно во время своего ночного отсутствия она не звонила мужу. Но сейчас ее посетила невероятно заманчивая идея… Ей вдруг захотелось, чтобы ее супруг узнал, чем она занята на самом деле почти всякий раз, когда якобы отправляется с подругой на танцы или в кафе. Причем, по ее волнующему замыслу, узнать об этом он должен был именно от нее самой! Ни с того ни с сего Ольга предположила, что изменять мужу было бы гораздо приятнее, если делать это практически в открытую, не скрываясь и не выдумывая дурацкие объяснения своего регулярного длительного отсутствия. Ольгу манила перспектива не столько признаться ему в своих изменах, сколько продолжить потом заниматься тем же, но уже не скрываясь. Ольге уже не в первый раз невольно вспомнился тот видеоролик, который просматривал Андрей: где жена в открытую наставляла мужу рога с двумя крепкими ебарями. В этот раз она легко и не без удовольствия представила себя на месте героини этого порно-сюжета. — Андрюш, не волнуйся за меня. У меня все просто замечательно! — сказала Ольга неожиданно ласковым голосом, чувствуя, как замирает сердце в предвкушении желанного признания. — Я надеюсь, ты не одна? Все-таки ночь на дворе… — в голосе мужа звучала неподдельная забота. — Ну конечно я не одна! И поверь, дорогой, я в надежных руках! — ответила Ольга, разводя ноги и обмакивая пальцы в переполненное спермой влагалище. — В каком смысле? — напрягся супруг. «Интересно, какого ответа он ждет?» — подумала Ольга. Этого она не знала доподлинно. В итоге на откровение она так и не решилась. Все-таки предсказать реакцию мужа было нелегко и проверять это прямо сейчас не хотелось. В конце концов, все могло мгновенно обернуться банальным скандалом и разводом, а это в ее планы совсем не входило. Даже ступив на путь полнейшего разврата, Ольга не собиралась бросать семью, которой по-настоящему дорожила. — В прямом, Андрюш! Не волнуйся за меня! И не жди скоро. Тут у нас такая классная компания подобралась! Тусоваться точно … до утра будем! — А-а… — протянул супруг, видимо, желая, еще что-то спросить. Однако Ольга не собиралась продолжать разговор. Она была слегка раздосадована на саму себя за нерешительность, но тратить время на пустые ночные беседы вовсе не хотела. В спальне ее ждала «теплая компания», в которой словам однозначно предпочитали дело. А с мужем, в конце концов, можно было и отложить на любой срок. — Мне пора, дорогой! — Оля, подожди!… Мне тебя не хватает… — Все, меня друзья ждут. Пока! Она отключилась, не дожидаясь ответа мужа. Этот, в сущности, беспредметный разговор невероятно ее взволновал. Она пообещала себе непременно вернуться к этому в ближайшем будущем. Все-таки возможность открыться перед мужем была очень соблазнительной!… Ольга быстро разделась, подмылась, выпустив из себя внушительное количество Алексеевой спермы. Затем она вышла из ванной, завернутая в полотенце, слегка распаренная горячей водой, пахнущая мылом и предвкушающая нескучное продолжение так классно начавшейся ночи. С кухни раздавался мужской смех. Ольга направилась туда. Мужчины нагишом сидели за столом и разливали по рюмкам коньяк. Ольга мягко шагнула в кухню и уселась на колени к Владимиру. Ласково гладя его по голове, она с улыбкой спросила: — Соскучились, мальчики? Как на счет второго захода? Мужчины не стали допивать разлитый коньяк. Вместо ответа Владимир потянул на Ольге полотенце, заголяя слегка распаренное горячей водой, пахнущее мылом блядское тело. Следующий час они ебали ее на кухне. Потом снова переместились в спальню. Затем каждый из них по очереди трахнул ее в душе. Потом снова на кровати… Они оба не по разу побывали во всех ее дырочках. Позы сменяли одна другую. Ольга теряла счет оргазмам. Она лизала Владимиру ноги, сосала огромный член Алексея, едва удерживаясь от рвоты, когда он беспощадно погружался в ее горло на невероятную глубину. Ольга утратила все человеческие черты. Мужчины уже не могли запретить ей орать в полный голос. Она материлась, как придорожная шлюха, требуя все новых и новых доз сексуального наслаждения. И много раз с удовольствием представляла, что муж все прекрасно знает или даже наблюдает за ней… *** Под утро она уснула, практически без чувств разметавшись по залитой спермой простыни. На ее животе, ляжках, лице подсыхало мужское семя. Владимир с Алексеем по очереди вымылись в душе и уехали, оставив Ольге запасные ключи от квартиры. Московский гость уезжал домой поездом через два часа. Деловые вопросы были решены еще накануне, с культурной программой также все прошло на отлично. Времени оставалось только на то, чтобы пообедать с партнером в ресторане и добраться до вокзала. Ольга проснулась около двух часов дня. В ванной комнате на стиральной машине лежал ее телефон. На экране светилось с десяток пропущенных звонков от мужа. Видимо, он не на шутку за нее волновался и никак не мог представить, что «тусоваться с друзьями» можно с вечера до середины следующего дня. Ольга не спешила ему перезванивать. В голове проносились яркие эпизоды прошедшей ночи. Между ног слипалось от спермы. Прямая кишка сильно болела: под конец Алексей поймал такой сексуальный кураж, что выебал ее в жопу почти на всю длину. Ходить было неудобно. Кое-как она вымылась в душе, прошла на кухню, сварила кофе и наконец набрала номер мужа. — Оля, я с ума схожу! Ты где вообще?! Ты вообще представляешь, сколько сейчас времени? — Андрюш, успокойся… — слабым голосом отозвалась Ольга, — со мной все в полном порядке. Через часик буду дома. — Ты пьяная что ли, я не пойму?! Ольга усмехнулась. Эта его версия была так наивна!.. — Я трезвая, дорогой, поверь мне! Просто засиделась, — она понимала, что фраза звучит, мягко говоря, неубедительно, учитывая, насколько она задержалась. Но придумывать хоть какие-то правдоподобные версии ей совершенно не хотелось. — Приезжай уже домой! — в голосе Андрея уже ясно слышалась претензия, — тебя уже почти сутки нет! — Скоро буду, милый! Она нажала «отбой», не в силах продолжать разговор с напряженным мужем. Крепкий кофе немного взбодрил ее. Ольга вызвала такси и вернулась в спальню. На полу валялось ее скомканное платье. Других вариантов не было, и она натянула мятую ткань на голое тело. Запасных чулок с собой не оказалось, как и нижнего белья. В прихожей перед зеркалом она осмотрела собственное лицо и решила навести легкий макияж. На тумбочке лежал конверт наподобие тех, в которых время от времени ей оставлял денежные «знаки внимания» Алексей. Внутри помимо американских купюр оказалась небольшая записка. «Оля, ты супер! Спасибо за прекрасную ночь! Твоя попка — просто огонь! Буду рад видеть тебя в Москве! Владимир». Ольга веером развернула увесистую стопку банкнот. Не пересчитывая, она прикинула, что в переводе на местную валюту здесь была ее зарплата за несколько месяцев. Она довольно улыбнулась, глядя на себя в зеркало. Ей была безумно приятна вовсе не заработанная за несколько чудесных часов сумма, а сам факт того, что искушенный, избалованный столичными любовницами мужчина столь высоко оценил ее таланты и способности… *** Дома муж завел «серьезный разговор». Стараясь не выдавать своего крайнего волнения, Андрей стал строго выспрашивать, где же все-таки провела ночь и половину дня его законная супруга. Ольга откликалась максимально общими фразами, не уклоняясь от ответа, но и фактически не давая его. В какой-то момент ей показалось, что муж хочет спросить еще о чем-то крайне для него важном, но испытывает с этим очевидные трудности. В конце концов, Андрей глубоко вдохнул, набираясь решимости, и на одном дыхании выпалил: — Оля, ты мне изменяешь? Вопросительной интонации в его словах практически не было. Ольга подумала, что было бы наивным полагать, что Андрей ничего не подозревает. Она и сама уже давненько не слишком старалась скрыть очевидные улики своих регулярно повторяющихся преступлений. От нее, например, зачастую пахло мужским парфюмом. «Как, кстати, и сейчас» — подумала Ольга. Так или иначе, главный вопрос прозвучал, и без ответа оставаться не мог. Ольга молчала, глубоко задумавшись. С одной стороны, прямо сейчас представился самый подходящий момент для того, чтобы открыться мужу. Однако она не знала, какую реакцию вызовет откровенный ответ. Риск был однозначно велик. «Да и вообще, — подумала она, — неужели нормальный взрослый мужик, узнав, что его жена блядует направо и налево, может реагировать как-то по-разному?! Хорошо, если без рукоприкладства обойдется. Но скандал и развод уж точно обеспечен!» Но тут Ольга снова вспомнила героя порнографического сюжета, на который не так давно онанировал ее супруг. «Такой муженек-чушок не станет скандалить… — понимала она, — он еще и спасибо скажет, что жена перед ним с другими ебется! А что если все-таки… « Она не стала додумывать, так как уже давно было пора хоть что-нибудь ответить мужу. — Нет, конечно! Послушай, Андрюш. Неужели ты думаешь, что если бы я спала с другими, я бы тебе сказала? Мне это зачем? Такого поворота Андрей не ожидал. Из позиции задающего вопросы он быстро переместился на роль отвечающего. Ольга сумела всего за пару фраз выйти из ситуации, поставив мужа едва ли не в унизительное положение. — Ну… — смущенно протянул Андрей, — всяко ведь бывает… Я тут в сети читал, бывают разные отношения… — Какие, например? — с чуть заметной усмешкой спросила Ольга. Она прекрасно догадывалась, что имеет ввиду ее супруг. Мало того, она была рада, что он поворачивает разговор в явно выгодную для нее сторону. Ей хотелось, чтобы муж сам проговорил нужные слова, давая ей зеленый свет для того, чтобы признаться в измене. Но Андрей замешкался и молчал. — Как в том ролике? — подсказала она, — где жена при муже с другими ебется? Она с наслаждением видела, как краснеет от стыда лицо ее супруга. — Ну, например, так… — выговорил он пересохшими от волнения … губами. Андрей едва ли не впервые услышал от жены мат, и это его его невероятно заводило. Такая жена, откровенная, грубоватая и в коротеньком платье явно на голое тело, нравилась ему безумно! — Там ведь, знаешь, все довольны, — чуть смелее продолжил он, все еще чувствуя непередаваемый стыд, но не в силах остановиться, — включая мужа… Ты же сама видела, он совсем не против… — А тебя, значит, именно такие ролики больше интересуют? — испытующе прищурилась Ольга. Отпираться теперь было бы уже вовсе нелепо, и Андрей решительно ответил: — А почему бы и нет?! Наверное, правильно говорят, что в жизни все надо попробовать… Тут в руках у Ольги зазвонил телефон. С экрана улыбалась круглощекая красотка Ната. — Да, моя дорогая! — радостно ответила Ольга, выставив перед Андреем указательный палец, одним жестом заставляя его мгновенно замолчать. — Оль, ну и дала ты вчера жару в «Хастлере»! У меня с утра телефон обрывается! Тебя полгорода хочет, подруга! Ольга слушала ее, глядя на мужа, и довольно улыбалась прозвучавшим словам. Ему, разумеется, не было слышно, о чем говорила Ната. А она продолжала весело тараторить: — Я, конечно, твой номер не дала никому пока. С тобой хотела посоветоваться. — А какие там хоть варианты-то? — поинтересовалась Ольга. — Да вариантов полно! Самый настойчивый — сынок депутата одного. Я его самого не знаю, с папашей только знакомы. У меня муж с ним дела какие-то раньше вел. — Ну а чего ему надо? — А то ты не знаешь?! — засмеялась Ната, — четыре раза уже звонил. Умоляет дать ему твой номер. На свидание, говорит, хочу пригласить! Видать, романтик! — Ха-ха! — весело засмеялась Ольга, — ну ты скинь мне номер тогда. Сама позвоню, а там видно будет по ситуации. Мне сейчас не очень удобно говорить. — Понимаю, подруга, догадываюсь! Сейчас пришлю тебе номерок. Попозже созвонимся. Целую! — Пока, красавица! Отложив телефон, Ольга подняла глаза на мужа. Андрей молчал. «Будто ждет, пока ему говорить разрешат», — подумалось ей. Впрочем, ей самой было вполне достаточно уже услышанного. — Короче, мне все ясно, — сказала Ольга супругу, подводя черту, — ты бы хотел, чтобы меня при тебе кто-нибудь другой отымел. Сам толком не можешь, так хоть посмотреть готов. Я понимаю. Андрей не произносил ни звука. «Молчит в знак согласия», — уверенно подумала Ольга. И тут ей нестерпимо захотелось жестко его разочаровать, резко обломать всего потаенные мечтания, попутно унизив за то, что он позволяет себе грязные распутные мыслишки в отношении собственной супруги. Прошлой ночью едва знакомый мужик часами трахал ее во все дырки на пару со своим приятелем, хлестал ладонью по щекам и от души называл ебаной мразью. И она с благодарностью принимала от него подобное обращение, кайфуя от того, что ей удалось побыть его подстилкой. Однако с мужем картина была совершенно другая. Ольга не воспринимала его в качестве самца, которому она была бы готова беспрекословно и полностью отдаваться. — Знаешь, Андрюш, мне похуй на твои извращения. Ты можешь насмотреться в своем интернете чего угодно. Меня это не касается. Нравится свою жену шлюхой представлять — ну что ж… Она развела руками, как бы давая понять, что не в силах ничего поделать с мужем-извращенцем, и добавила: — Дрочи на что хочешь, дорогой. Я в ванную, у меня вечером встреча. — С кем? — еле слышно прошептал Андрей. — С массажистом, — ответила Ольга первое, что пришло в голову, — а ты можешь фантазировать все что угодно. И она удалилась в ванную. Там она пустила набираться воду и присела на край ванны. Ольга была вполне довольна только состоявшимся разговором с мужем. Во-первых, не пришлось давать сколько-нибудь определенного ответа на главный его вопрос. Зато ей удалось как следует пристыдить Андрея за то, что он вообще допускает о ней подобные мысли. Теперь он вряд ли когда-нибудь осмелится поднимать эту тему и задавать ей непростые вопросы. Ольга могла сама решить, когда вернуться к этой теме и возвращаться ли к ней вообще. В итоге она чувствовала, что ее руки теперь были еще больше развязаны… *** На телефоне прозвучал сигнал сообщения. Ната прислала номер и имя: «Илья». Ольга встала под душ и свободной рукой прижала телефон к уху. — Я вас слушаю! — голос на другом конце был совсем молодой и фраза прозвучала несколько напыщенно, словно говоривший старался казаться старше и солиднее. — Илья? Это Ольга, подруга Наты. Вы просили у нее мой номер. Я решила позвонить вам сама. — Ах, да… Ольга, конечно… — голос в трубке мгновенно стушевался. От взрослых интонаций не осталось и следа, — здравствуйте! Илья замолчал. — Вы искали мой номер, чтобы просто со мной поздороваться? — с заметной насмешкой спросила Ольга. — Нет-нет, конечно! — спохватился молодой человек, не обратив внимания на ее сарказм, — дело в том… я видел вас вчера вечером в клубе… Я в восхищении от вашего номера на сцене! Это было потрясающе! — Спасибо. Я старалась, — спокойно и ровно ответила Ольга, второй рукой поглаживая себя в промежности. — Вы так прекрасно выступили! Вы просто затмили всех девушек, кто там рабоатет! — продолжал рассыпатьсмя в комплиментах Илья. — Благодарю вас, — все так же суховато ответила Ольга и уточнила, — это все? — Нет-нет! — испугано заверил ее восторженный собеседник, — я хотел бы… просто я полумал, что вы, возможно, не будете против, если мы… если я приглашу вас куда-нибудь… — Молодой человек, я не против, — чуть мягче произнесла Ольга, — вам нужно назвать время и место нашей встречи. Я свободна сегодня после шести. Ей вовсе не хотелось выслушивать не слишком разнообразные комплименты. Она и без них догадывалась, что ее вчерашнее короткое выступление заставило налиться кровью не один десяток членов. Вместо затянувшейся беседы она бы предпочла, чтобы этот застенчивый Илья пригласил ее хоть сразу на квартиру, где она исполнила бы перед ним совсем другие номера. Анал вряд ли вошел бы в программу вечера, все-таки там еще ощутимо болело после визита Алексея. Но две ее другие дырочки были полностью готовы к употреблению, причем рот, например, жаждал отнюдь не разговоров! — Отлично! — воскликнул Илья, — в таком случае я хотел бы пригласить вас на ужин! Он назвал ресторан. В средствах он явно стеснен не был. Место, куда он пригласил Ольгу, считалось самым фешенебельным и, соответственно, было самым дорогим в городе. Договорились встретиться я у входа в семь часов. — О»кей! До встречи, молодой человек! — сказала Ольга, стимулируя пальцами возбужденный клитор… Из ванной она вышла голая. Последнее время при Андрее она непременно прикрывалась хотя бы полотенцем, но сейчас ей хотелось походить нагишом перед мужем прежде, чем отправиться на свидание с посторонним молодым мужчиной. В комнате Андрей пожирал Ольгу глазами. Она села в кресло напротив и подняла одну ногу, чтобы обновить себе педикюр. Его взгляду во всей красе предстала только что тщательно выбритая киска. Со дня знакомства с Алексеем Ольга проводила в ванной много времени, ежедневно депилируя любой волосок на своем теле. Крупные коричневые половые губы слегка свисали, как лепестки. Андрей был ьез ума от пизды жены. — Оль, дай полизать, — безыскусно обратился он к Ольге. Она вскинула на него откровенно насмешливый взгляд и холодно произнесла: — Не надо меня вылизывать. Я моюсь. Ей вспомнился умелый язычок Владимира. До него Ольга вообще не представляла, что оргазм от оральных ласк может быть таким фантастически прекрасным! — И вообще, ты уверен, что умеешь это делать? Лизун, блядь… — она хмыкнула и продолжила заниматься своим делом. Андрей только вжал голову в плечи. Уже в который раз его попытка заняться с женой сексом пресекалась откровенным унижением с ее стороны. Он даже стал потихоньку привыкать к этому. Жена … изменилась. Прежде она не была такой своенравной. Теперь же в ее тоне нередко слышались откровенно надменные нотки. Она запросто могла в любой момент бесцеремонно прервать разговор с супругом. В особенности это проявлялось, когда речь заходила на интимные темы. Дистанция между ними только возрастала. Причем руку к этому основательно прикладывала именно Ольга. Секса у них давно не было, и Андрею хотелось разобраться в этой проблеме путем честных и прямых разговоров. Однако сделать это было нелегко. Ольга явно была не слишком расположена к откровенным беседам. Более того, совершенно не было заметно, что она испытывает хоть малейшее неудобство из-за того, что в их постели уже больше двух месяцев не происходила ни намека на интим. Андрей перебирал в уме сотни возможных причин такого охлаждения отношений. В конце концов, он начал подозревать супругу в измене. Поначалу ему вовсе не хотелось, чтобы это оказалось правдой. Он боялся этого, понимая, что если откроется подобная правда, их брак, вероятно, столкнется с сильнейшей преградой. Но со временем он изменил свое отношение к этому. В сети действительно нашлась масса материалов, посвященных не самым стандартным отношениям между женой и мужем. По всей видимости, где-то существовали пары, в которых женщина позволяла себе иметь интимные отношения на стороне. Муж в этом случае, как правило, покорно и не без удовольствия принимал это как данность, нередко даже гордясь тем, что его благоверная востребована посторонними мужчинами. Если верить обсуждениям на многочисленных тематических форумах, такие пары жили вполне гармонично, и каждый партнер был полностью удовлетворен и доволен существующим положением вещей, прекрасно чувствуя себя каждый на своем месте. Жена в открытую сношалась с другими мужиками, часто в присутствии мужа, либо охотно демонстрировала ему фото — и видеоотчеты с горячих оргий, в которых ее трахало сразу по нескольку самцов. А муж в свою очередь не только не препятствовал такому поведению любимой, но и всячески его поощрял. Это было так необычно, и настолько противоречило самому основному закону семейной жизни! Однако Андрей все больше чувствовал, как мучительно приятно ему примерять на себя роль рогоносца при блядующей жене. Логикой это было не объяснить, но и обманывать самого себя тоже было невозможно. Сегодня, наконец затеяв разговор на щекотливую тему, он надеялся услышать признание жены в измене. В этом случае он сам был тоже готов признаться в своих неотвязных фантазиях. Но в итоге он получил в ответ лишь унижение и насмешки со стороны Ольги. Это, кстати, ему также понравилось. Но теперь он был обречен и дальше гадать, куда срывается его жена по первому звонку. Андрей был полностью готов узнать правду, но сегодня это снова не удалось. До вечера они почти не разговаривали. От приготовленного Андреем ужина Ольга отказалась, сославшись на банальное отсутствие аппетита. Около шести часов Ольга пошла в спальню. Муж поплелся за ней. Достав из шкафа белье, она стала подбирать комбинацию. В последнее время Ольга полюбила разнообразные фасоны бюстгальтеров и трусиков, что, разумеется, не скрылось от внимания буквально повернутого на жене Андрея. Ее интимный гардероб теперь регулярно пополнялся все новыми моделями. Некоторые из них были явно куплены не в обычном салоне женского белья. Андрей понимал: жена стала частой клиенткой магазинов для взрослых. В этот раз она остановилась на черных кружевных полупрозрачных трусиках и таком же бюстгальтере. «Массажисту понравится», — подумал Андрей, с восхищением разглядывая Ольгу. Она была потрясающе сексуальна, вертясь перед зеркалом в эротическом белье и темных чулках. Платье она также выбрала сногсшибательное: с тонкими бретельками, ничуть не скрывающими великолепные плечи, и короткое настолько, что резинка чулок была наполовину видна. Такую сучку хотели все! Андрей понимал, что мужское внимание в таком наряде Ольге обеспечено. Его это чрезвычайно заводило! Ольга подобрала втон платью изящные туфли на высоченном каблуке и направилась в прихожую. Там она вызвала такси и сделала яркий макияж, стрелками подведя красивые глаза и густо намазав красной помадой губы. «Форменная шлюха!» — в восхищении подумал Андрей. В голову лезли десятки грязных фантазий с ее участием. Он понимал, что готов платить сколь угодно дорого за возможность стать свидетелем жаркого разврата в исполнении своей красавицы-жены! Пришло сообщение о подаче машины. Ольга накинула легкую куртку на плечи и чмокнула Андрея в губы чуть ли не впервые за последний месяц. — Пока, Андрюш! Надеюсь, тебе тут с твоей богатой фантазией скучать не приходится! И она быстро вышла в коридор, в очередной раз оставив опешившего мужа наедине с той самой «богатой фантазией»… *** К крыльцу ресторана такси подъехало ровно к назначенному времени. Ольга расплатилась с водителем и вышла из машины. Илью она узнала сразу и безошибочно. У самых дверей с огромным букетом роз стоял тот самый мальчишка, которому вчера она подарила анальный сувенир в память о прекрасной взрослой женщине, лицезреть которую во всей красе ему посчастливилось в день своего совершеннолетия… Продолжение следует.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх