Отдых

Решение отдохнуть от зимы пришло неожиданно. Теплые страны манили солнцем, морем и ничегонеделанием. На работе как раз образовалось «окно» сроком в неделю, и, позвонив в агентство, я узнала, что как раз сейчас есть очень хорошая горящая путевка на Гаити. Обычно не склонная к авантюре, в этот раз я приняла решение почти моментально. В моей жизни начинался период неожиданных поступков. Уже засыпая в номере, я томилась от весьма приятных, но необычных желаний, так что утром я была удивлена тем, что проснулась отдохнувшей. Вероятно, сказывался длинный перелет. Обычно такие томления выливаются у меня или в эротические сны, иногда с тематическим уклоном, или же в головную боль. И вот сегодня утром, наблюдая, как Ксюша, моя горничная, убирает номер, я, наконец, до конца осознала, что у меня начался самый настоящий отпуск. Я считаю, что теплые страны особенно хорошо посещать зимой. У нас вечно, то снег, то слякоть, серое небо и противный пронизывающий ветер. Тут же — чудесный контраст — много солнца, ярко голубого неба, теплого моря. Ветер и тот был необычайно нежен и напоен удивительными ароматами. Еще вчера я думала, что буду отсыпаться и вообще адаптироваться. Сейчас же некая утренняя нега подтолкнула меня на этот не свойственный мне поступок — действовать без подготовки, без предварительной разведки. Доминировать я люблю и очень давно. Но всегда меня привлекали рабы, и никогда — рабыни. Ксюша в номере уже привела все в порядок, осталась моя не застеленная кровать. Вставать с постели не хотелось совершенно. Я полулежала на подушках, как всегда, по диагонали громадной кровати, закинув локоть одной руки за голову, вытянув ноги поверх простыни, и рассматривала свой педикюр. «Вот бы оценил его еще кто-нибудь, кроме меня». Я живо вспомнила, как набрасывались губки моих мальчиков на эти ступни, с каким упоением они ласкали свод стопы, пальчики. Как чудесно смотрелась моя ножка у них во рту, и какой оргазм при этом накрывал. Я уже начинала сожалеть, что не взяла с собой кого-то из рабов. Замечтавшись, я не заметила, что и Ксюша, тоже смотрит на мои ноги. Девушка работала в отеле уже давно, сюда ее занесла погоня за легкими деньгами, сама она была из Саратова. Ксюша, как только поняла, что на ее разглядывания обратили внимание, поспешила сказать: — Красивый у вас педикюр. — Поцелуй! С этими словами я слегка дернула ногой по направлению к ней. Вот вырвалось, так уж вырвалось. Я — хотела! И мне впервые было не безразлично и даже приятно, что передо мной девушка, а не привычный мужчина, раб. Такое настроение случается со мной где-то раз в году, проходит быстро и никогда не имеет реального продолжения. Как-то раз мне пришлось ввести в Тему человека, который был моим хорошим приятелем. Тогда я не ошиблась. Взгляды, которые бросала на меня горничная, были идентичны взглядам того знакомого. Изумление на лице девочки я наблюдала все же в сочетании с надеждой. Что ей не послышалось, и она все правильно поняла. Я не думаю, что все посетители отеля предлагали ей целовать им ноги. Но что-то указывающее на ее сабмиссивность, присутствовало однозначно. — Ну, ты же слышала и все поняла! Сделай мне приятное! Притянув к себе ее взгляд, я его уже не отпускала. Если я была права, то сейчас в моей жизни случится нечто грандиозное. Если нет, то извинюсь и скажу, что пошутила. Где наша не пропадала! Есть женщины, для которых унижение желанно, и они всеми своими фибрами души настроены на то, чтобы привлечь в свою жизнь «приключения» на известную часть тела. При этом они глубоко несчастны, что их муж-любовник-сожитель избивает, всячески издевается и унижает. И лишь некоторые осознают свою сущность, что они почему-то не могут кончить без боли и унижения и тогда начинают искать партнера целенаправленно, расставляя все точки над «и». Я не знаю, какой была история Ксюши, но образ жизни накладывает на лица свою печать. Ее то я и разглядела. Светлая головка горничной, вся в завитушках и локонах, медленно наклонилась, и я почувствовала едва ощутимое прикосновение. — Смелее! Целуй! — я решила подбодрить ее словами. Нежные девичьи губки как будто сорвались с цепи, поверив окончательно — Ксюша стала быстро-быстро покрывать мои ноги поцелуями. Ощущения скажу я вам ошеломляющие. Мало того, что стопы у меня очень чувствительные, так еще и это новое и потому острое чувство — у моих ног девушка. — Ласкай, блядь! Ну же! И пока ощущения меня не подвели, я запустила руку под халатик, который набросила на себя, когда пришла горничная. Кроме него на мне ничего не было. Спать обнаженной возможно очень удобно, но не привычно, а вчера я очень устала после перелета и легла спать так. От удовольствия я закрыла глаза и очень скоро стала приближаться к оргазму. Несмотря на присутствие девушки, более того, возможно, моей рабыни на время отпуска (теперь я допускала и такой вариант), яркий оргазм потрясал мои прежние устои. Женщина — это не возбуждающий фактор, говорила я раньше, потому что так и было. А теперь, теперь мне нужно было время, чтобы прийти в себя. Ксюша затихла вместе со мной, но скорее из солидарности, я знала, что она осталась неудовлетворенной и все еще возбужденной. Давать ей разрядку так скоро я не собиралась. — Принеси пока мне завтрак. И я отправилась в ванную. Принять душ, успокоить тело, подумать, в конце концов. Уже переступив край ванной, я поняла, что во время уборки Ксюша забыла положить мне чистые полотенца. Но она видимо услышала, что шум воды стих, и дверь тихо открылась. Моя девочка стояла в коридоре на коленях, держа в руках полотенца. Голову она стыдливо опустила. — Посмотри на меня! Одно лишь желание получить удовлетворение и покорность, больше ничего, но желание всеобъемлющее — вот что увидела я. Желание принадлежать мне, слушаться во всем, прикоснуться еще раз, подарить себя, принять наслаждение и возможно даже боль. Может быть особенно боль. Это мне еще предстояло проверить. Пока я протянула руку и ободряюще потрепала ее по щеке. Ксюша улыбнулась. И тогда я дала ей пощечину. — Сука! Я стою, замерзаю, а она ни как в чем не бывало — смотрит! А девочка то поплыла. Взгляд у нее затуманился, впрочем, думаю у меня тоже. Но я привыкла не упускать контроль в такие минуты и замечать все. Я поддалась ей навстречу, моя рука снова коснулась несчастной щеки, но уже по-другому, нежно. Рабыня прижала мою руку к своему лицу так, будто это было ее единственное спасение. Она терлась как кошка. Если бы у нее была шкурка, то я бы услышала потрескивание статического электричества. Мое полотенце рухнуло на пол. Это немного отрезвило ее, но лишь немного. Так как на самом деле в номере было очень тепло, то замерзнуть мне было бы сложно, тем более тут развивались такие стремительные, и я бы сказала разогревающие события. Лично я была в восторге. Моя горничная, судя по всему тоже. Запустив руку в ее волосы, я мягко, но, не церемонясь, слегка запрокинула ее голову. Люблю смотреть сверху вниз. И находить ожидание в глазах. И надежду. — Так как ты меня уже можно считать высушила, то осталось меня накормить. Я провела нежно рукой по ее щеке. Рабыня закрыла глаза. Чувство голода во мне обычно всегда превалирует над остальными чувствами а, учитывая разницу в часовых поясах, я была ужасно голодна, просто чудовищно. Но тут такие события! Завтрак подождет. На Ксюше была розовая униформа, под ней, особенно с моей действительно верхней позиции был виден край бюстгальтера. Мне всегда было интересно как это — шастать рукой под женской одеждой. Тем более что формы у нее были округлые. Там было что пощупать. Отодвинув край блузы, я увидела чуть больше кружева, но так было не интересно. Тогда я расстегнула верхние пуговицы, и извлекла … из чашечек бюстгальтера ее грудь. Получилось очень даже ничего. Теперь ее грудка призывно торчала вверх. Соски набухли, они так и просились в руки. Ксюша сразу же часто задышала. Я некстати вспомнила анекдот. «Лежит любовник под кроватью. К нему подползает малыш и говорит «Сто, не дысыс? А как дысал, как дысал!» Картину эту я вообразила так ярко, что не удержалась и захохотала. — Ну что ты смотришь?! Мне весело! И вообще — жизнь прекрасна! И чтобы у нее не появились иллюзии, что-то, что было между нами — шутка, я протянула ее руку для поцелуя, закрепляя свою власть. Черт! Черт! Черт! Тело отреагировало сильной волной внизу живота. Меня возбуждала эта рабыня! Сам факт по себе уже весомый — за всю свою жизнь я не разу этого не пожелала — чтобы у моих ног была женщина. И тут снова ее поцелуй! Он сводил меня с ума. Но как бы то ни было, стоять в дверях ванной весь день было бы не целесообразно. — Завтракать! — объявила я. — Да, госпожа. А интересно, это слово Ксюша произнесла легко, как будто не впервые. Я велела поставить поднос прямо на кровать, удобно подобрала ноги под себя, а рабыня так естественно смотрелась на полу и рассказывала про свою жизнь. Меня интересовало только то, что имело отношение к нам, тематикам. В общем, я оказалась права. Был и муж, который прикладывал руку к ее «воспитанию», и подруги, баловавшиеся однополой любовью. Которые все чаще и чаще проявляли свои садистские наклонности что, в конце концов, привело ее к трудности достижения оргазма при отсутствии боли и унижений. Я любила изматывать рабов, но не столько физически, как морально и психологически. То, что сейчас я растягивала ее мучения то, распаляя то, снова успокаивая, держало рабыню в практически постоянном напряжении и ожидании. Где-то в конце маячил ее оргазм. Но перед этим будет мой и не один. Я сидела обнаженной. Нагота никогда не смущала меня, так что одеваться я не спешила. И потом, девочка смотрела на меня с вожделением. Ксюша же так и осталась сидеть в полу растрепанном виде. То и дело мой взгляд падал на ее грудь. Соски уже немного уменьшились в размере. Это почему-то меня расстроило. Если положить ладошки на грудь, а потом слегка раздвинуть пальцы, а именно, указательный и средний, затем сжать их, то между ними окажется сосок. Вот тут он попался! Я слышала, как бьется ее сердце, как судорожно она втягивает воздух, как вибрирует ее тело, подаваясь слегка мне навстречу. И это все сделала Я! Несомненно, мне было приятно, и где-то даже я гордилась собой. Отпустив ее грудь так же неожиданно, как и начав свой эксперимент, я подумала, как хорошо все-таки начался мой отпуск. — Сделай мне массаж! — велела я, напоминая ей про обязанности. Руки у моей девочки были удивительные. После неожиданно сложившегося утра, под расслабляющие, но вместе с тем сильные прикосновения я почти заснула. Как вдруг почувствовала легкое касание ее губ на спине. Раб уже давно бы получил за такую вольность, так как все это напоминало прелюдию к сексу. Для Ксюши я решила сделать исключение. Но только в этом. Не в силах устоять перед массажем я все же на полчаса отложила свою задумку. Но затем+ — Ляг на пол, девка! Теперь мастурбируй! Можешь сжимать свой сосок, я разрешаю. Похотливая сучка была уже готова кончить. Ее трясло от желания. — Пожалуйста! Умоляю! Позвольте кончить! — Собери свои сиськи вместе! — Велела ей я. — Хотя нет, не нужно! Хотелось сделать с ней что-то особенное. Я поставила свою ногу на грудь рабыни. И пальчиками ножек сжала ее соски. Теперь ее просто заколотило, она тихонько постанывала от желания и похоти, и от унижения. — Давай блядь! Я разрешаю! Можешь кончить! Она уже вовсю мастурбировала, содрогаясь в приближающемся оргазме. Боже, какой это кайф — смотреть в глаза кончающей сучке! e-mail — an_v_f@mail.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх