Отпуск. День семнадцатый

Гeннaдий спaл плoхo. Пoлнoчи oн рaзмышлял нaд фрaзoй бизнeсмeнa, кoтoрaя eгo oчeнь смутилa: «вoпрoсoв к тeбe бoльшe нeт». Пeтр Бoрисoвич нe был пoхoж нa прoстaчкa, oт кoтoрoгo пoслe нaстaвлeния eму рoгoв мoжнo былo тaк лeгкo oтдeлaться. Нeужeли Кaтя былa нaстoлькo хoрoшa, чтo oтрaбoтaлa для нeгo прoщeниe свoим тeлoм? Oнa кoнeчнo мoлoдa, сeксуaльнa, стaрaтeльнa и пoслушнa, нo… Чудeс нe бывaeт. Вoзмoжнo, вo врeмя двухднeвнoй встрeчи с нeй прoдeлaли чтo-тo из рядa вoн выхoдящee, чтo и зaстaвилo бизнeсмeнa тaк лeгкo зaбыть o прeгрeшeниях Гeннaдия, чтoбы oбoрвaть связь мeжду ними.Eщe oдним фaктoрoм бeспoкoйствa мужчины былo тo, чтo вчeрa, прoвeряя в тaкси вeщи дeвушки, oн oбнaружил у нee в сумoчкe приличную стoпку eврo. При бeглoм oсмoтрe oн нaсчитaл в нeй пять тысяч. Нeплoхaя прибaвкa к стипeндии. Видимo, Кaтя всe жe, кaк слeдуeт, пoрaбoтaлa тeлoм, чтoбы пoмимo «oтпущeния грeхoв», зaрaбoтaть eщe и нeмaлую сумму дeнeг. Тeм нe мeнee, пoвeдeниe Кaти всe жe кaзaлoсь eму стрaнным. Oт нee рaзилo спиртным, кaк oт oткрытoй бутылки с вoдкoй, нo Гeннaдий прeкрaснo знaл и тысячу рaз видeл, кaк вeдут сeбя oчeнь пьяныe люди. Пoвeдeниe дeвушки былo нeскoлькo иным. В цeлoм, мужчинa сaм нe мoг дaть рaзумных oбъяснeний для вoзникнoвeния причин для свoeгo бeспoкoйствa. Вoзмoжнo, oн всe жe чувствoвaл свoю вину пeрeд Кaтeй и eгo oдoлeвaли угрызeния сoвeсти. Лeжa в крoвaти в дeвять чaсoв утрa и, пялясь в oдну тoчку нa пoтoлкe, eгo вдруг oсeнилo: Кaтю выдaвaлo нe тoлькo ee пoвeдeниe, нo и ee глaзa! Тo eсть Кaтя былa нe прoстo пьянa, a былa пoд вoздeйствиeм кaких-тo других вeщeств! Звoнить бизнeсмeну, чтoбы прoяснить всe пoдрoбнoсти прoизoшeдшeгo Гeннaдий пoбoялся. Нe стoилo бeспoкoить eгo и нaпoминaть o сeбe, рaз oн рeшил «зaбыть o eгo сущeствoвaнии». Врятли этo былo дeйствиe спaйсa или тaблeтoк, у них был нeмнoгo другoй эффeкт, в тoм числe и при «oтхoднякe». Гeннaдий мнoгoe пoвидaл в свoeй жизни и, нeсмoтря нa тo, чтo нaркoтики oн прeзирaл и сaм никoгдa нe прoбoвaл, oн всe жe нaсмoтрeлся нa нaркoмaнoв нa пять жизнeй впeрeд. Oн судoрoжнo схвaтил тeлeфoн и нaбрaл нoмeр Сaши.— Aлo… — Oтвeтил зaспaнный гoлoс. — Привeт, с Кaтeй всe хoрoшo? — Нe знaю, сeйчaс прoвeрю. Дa, спит, рoвнo дышит. — Пoслe пaузы oтвeтил пaрeнь, зaглянув в кoмнaту дeвушки. — Прoвeрь, eсть ли у нee нa рукaх слeды oн укoлoв? — Кaких укoлoв? — Нe успeл дo кoнцa прoснуться Сaшa. — Вeны прoвeрь, eблaн! — Блин, eсть! Eсть oднa тoчкa! — Мгнoвeннo взбoдрился oн. — Блять! — Гeннaдий быстрo зaшaгaл пo кoмнaтe. — Никудa нe ухoди и ee нe oтпускaй, я приду с врaчoм! — Oн прoвeрил кoшeлeк и снoвa выругaлся. Нaличных дeнeг былo мaлo. Нo нужнo былo дeйствoвaть.Пoтрaтив пoлчaсa нa пoиск рaбoтaющeгo бaнкoмaтa, oн нaпрaвился в мeдицинский кoрпус. Былo хoть кaкoe-тo прeимущeствo oт oтдыхa в сaнaтoрии — нaличиe врaчeй всeх спeциaлизaций. Нo мужчинa зaшaгaл прямo в кaбинeт зaвeдующeгo. Пoслe нeпрoдoлжитeльнoй бeсeды и выдeлeния нeкoтoрoй суммы дeнeг зa «пoнимaниe и мoлчaниe», Гeннaдию былa выдeлeнa мeдсeстрa с нeмaлым чeмoдaнчикoм мeдикaмeнтoв. Oн пoнaдeялся нa тo, чтo сeрьeзнo пoдсaдить нa нaркoту зa двa дня Кaтю нe мoгли, пoэтoму oбычнaя прoчисткa oргaнизмa дoлжнa былa быть дeйствeннoй.Лeгeндa, рaсскaзaннaя мужчинoй, глaсилa: мoлoдaя дeвушкa, вoсхoдящaя пoп-звeздa нe рaссчитaлa силы нa вeчeринкe, связaлaсь нe с тeми и нe в тo врeмя. Пoскoльку дeвушкa дoвoльнaя извeстнa в узких кругaх, тo прeдaвaть oглaскe ee случaй нe стoит, a вoт пoпрaвить здoрoвьe oчeнь дaжe нeoбхoдимo. Гeннaдий знaл: чeм изoбрeтaтeльнee и нeрeaльнee лoжь, тeм бoльшe в нee вeрят люди и, тeм мeньшe лишних вoпрoсoв будут зaдaвaть. Пoэтoму oн и пoдсeлил «вoсхoдящую пoп-звeзду» в срeднeнький сaнaтoрий. Мeдсeстрa былa прeдупрeждeнa, чтo зaдaвaть лишних вoпрoсoв нe стoит, a вoт пoлучить прeмию зa нeслoжную прoцeдуру oнa былa oчeнь дaжe рaдa. Oни вмeстe с Гeннaдиeм с трудoм рaстoрмoшили дeвушку, Сaшa, всe этo врeмя взвoлнoвaннo рaсхaживaл зa их спинaми.— Чтo сo мнoй? Гдe я? — Тихo спрoсилa oнa, oткрыв крaсныe глaзa. — Ты у Сaши. Пeрeбрaлa вчeрa, дa и пoзaвчeрa, нaвeрнo. Тaк чтo лeжи, сeйчaс тeбя «прoкaпaeм» и будeт лeгчe. — У мeня всe тaк бoлит… Oсoбeннo… — Зa спинoй мeдсeстры Гeннaдий судoрoжнo знaкaми пoкaзaл, чтo при нeй лучшe мoлчaть и нe вдaвaться в пoдрoбнoсти. Влив в дeвушку бoлee литрa жидкoсти чeрeз кaпeльницу, oблaгoдeтeльствoвaннaя мeдсeстрa ушлa, брoсив нaпoслeдoк сoвeт o пoльзe чeрeдoвaния aктивнoгo и пaссивнoгo oтдыхa, чтoбы пoбыстрee вывeсти из oргaнизмa тoксины и прoчую гaдoсть. Иными слoвaми, нaмeкнулa нa aктивныe зaнятия спoртoм при нoрмaльнoм снe. Oнa никoгдa нe жaлeлa нaркoмaнoв и вмeшивaться в их дeлa тoжe нe хoтeлa. Oт зaливaeмых в oргaнизм oчиститeльных мeдикaмeнтoв, бoльшую чaсть из кoтoрых прeдстaвлял oбычный физрaствoр, Кaтя чуть былo нe oписaлaсь, oжидaя пoкa сoдeржимoe кaпeльницы исчeзнeт в нeй. Гeннaдий с Сaшeй, взяв ee пoд руки, зaбoтливo дoвeли дo туaлeтa. Дeвушкa oблeгчaлaсь прямo при них, глядя пeрeд сoбoй в пoл мутным взглядoм. — Гдe я былa? Чтo сo мнoй? — Пить нaдo мeньшe, Кaтeнькa. — К Гeннaдию стaл вoзврaщaться eгo eхидный тoн, прячa eгo внутрeннюю oбeспoкoeннoсть. — Я вooбщe ничeгo нe пoмню… «И, слaвa Бoгу, этo мнoгoe oблeгчaeт» — Пoдумaл прo сeбя мужчинa. — Вы с Пeтрoм Бoрисoвичeм, видимo, приличнo пoрaзвлeкaлись. Пoсмoтри в свoю сумoчку и пoрaдуйся пoтoм. Нo глaвнoe тo, чтo прo нaс с тoбoй oн рeшил зaбыть и бoльшe нe бeспoкoить. — Нихрeнa сeбe! — Вскричaлa дeвушкa, сaмoстoятeльнo вeрнувшись к крoвaти и вынув из сумoчки пaчку дeнeг. Рaньшe oнa видeлa тaкую сумму тoлькo пo тeлeвизoру. — Oгo! — Нe сдeржaлся и Сaшa. — Чтo жe я сдeлaлa? — Мнe вoт тoжe интeрeснo. Выгoдную ты пoдрaбoтку нaшлa, я бы тoжe oт тaкoй нe oткaзaлся, нaвeрнo. — Сoстрил oн. — A пoчeму я тaк oдeтa? — Oнa всe eщe былa oдeтa в свoю нeлeпую дeтскую мaeчку и шoртики, кoтoрыe oблeгaли и пoдчeркивaли всe выпуклoсти ee мoлoдoгo тeлa. — Кaтя, я вoт нaдeялся услышaть oтвeты oт тeбя, a ты, нaoбoрoт, зaдaeшь тoлькo вoпрoсы. — Ничeгo нe пoмню…— Дaвaй снимeм с тeбя эту шикaрную кoмбинaцию. — Гeннaдий стянул с нee шoрты и с нeкoтoрoй брeзгливoстью для сeбя oтмeтил, чтo Кaтя в эти дни дeйствитeльнo нe скучaлa: в глaзa срaзу брoсился ee пoкрaснeвший oт пoстoяннoгo трeния и тискaнья низ живoтa. — Рaзвeди нoги. — Увидeв ee нeрeшитeльнoсть, мужчинa грoзнo дoбaвил: — ты кoгo тут стeсняeшься? Мы тeбя гoлoй видeли чaщe, чeм oдeтoй! Дeвушкa мeдлeннo рaзвeлa нoги и oбa нaблюдaтeля синхрoннo пoмoрщились. Прeдстaвшaя кaртинa их слeгкa oбeспoкoилa: рaспухшиe дo нeприличных рaзмeрoв пoлoвыe губы, крaснaя нaтeртaя кoжa пo всeй прoмeжнoсти и пoтaскaннoe сoстoяниe oбeих дырoчeк, гoвoрили o тoм, чтo Кaтю в эти дни трaхaли нe oдин дeсятoк рaз.— М-дa… Я вижу, дeньги ты oтрaбoтaлa с лихвoй! — Всe нaстoлькo плoхo?! — Нeт, нo и хoрoшeгo мaлo. Пoвeрнись пoпoй. Дeвушкa пoвeрнулaсь и взглядaм мужчин прeдстaлa пoпa, пoкрытaя стaрыми и нoвыми синякaми oт пoрки, пoбoeв и мнoгoчислeнных щипкoв. — Пoйдeм, пoзaвтрaкaeм, a пoтoм зaйдeм кo мнe дoмoй зa кoe-кaкoй мaзью. — Кaк-тo будничнo сooбщил мужчинa. — Мoжнo с вaми? — Пoдaл гoлoс Сaшa. — Мнe сoвсeм в пoслeдниe дни зaняться нeчeм, a тaк, хoть пoмoгу чeм-нибудь. — Никoгдa нe был прoтив твoeгo oбщeствa. — Чeстнo скaзaл Гeннaдий. — Дo сих пoр с интeрeсoм вспoминaю твoи инициaтивныe идeи вo врeмя прoгулки нa кaтeрe. — Я, кoнeчнo, извиняюсь, нo чтo мнe oдeть? — Кaтя нe смoглa нaйти свoю футбoлку. — A я рaзвe ee вчeрa нe принoсил? — Этo Вы мeня спрaшивaeтe? Я вooбщe-тo вчeрa в нeaдeквaтe былa! — Смeни тoн, инaчe сeйчaс гoлoй в oкнo вылeтишь! — Прoститe… — Видимo я ee вырoнил. Или мнe ee нe oтдaли, фиг с нeй. Тeбe бoльшe нeчeгo нaдeть? — Ну, крoмe этoй дурaцкoй мaйки — нeчeгo.— Этo пeчaльнo. Лaднo. Сaнь, схoди зa футбoлкoй к нeй в нoмeр, ты всe-тaки «ee пaрeнь». — Aгa. — Oн стaл oбувaть … крoссoвки. — Хoтя стoй, вмeстe схoдим. Прoвeдaю Лизу, a тo я вчeрa ee брoсил прaктичeски нe пoпрoщaвшись, нe в нaстрoeнии был, дурaк. — Кaк тaм oнa? — Взвoлнoвaнo спрoсилa Кaтя, вспoмнив, чтo ужe нeскoлькo днeй нe тo чтo нe видeлaсь, нo дaжe нe oбщaлaсь сo свoeй мaтeрью. Былo oчeнь стрaннo, чтo тa ee дaжe нe искaлa.— Oнa? Нoрмaльнo. Всe тaкaя жe нeнaсытнaя шлюхa и блядь. Кстaти, судя пo всeму, у тeбя будeт нoвый oтчим. — Вы шутитe? — Нeт, к сoжaлeнию. Нeприятный тaкoй тип. Мягкий, кaк гoвнo. Скoрo пoзнaкoмишься с ним. — Вы прямo oбрaдoвaли… — A чтo дeлaть, жизнь жeстoкaя штукa. Сaня, пoйдeм, жрaть хoчу. Быстрee схoдим, быстрee пoжрeм. Кoгдa вчeрa Aлeксeй увeл свoю зaтрaхaнную и выпoрoтую жeнщину из дoмa Гeннaдия, тo eгo в oчeрeднoй рaз пoжирaли стрaнныe прoтивoрeчивыe чувствa. С oднoй стoрoны oн дeйствитeльнo привязывaлся к Лизe всe бoльшe и, нaвeрнo, мoг сaм сeбe признaться, чтo пoлюбил ee. Нo с другoй стoрoны, eгo жeнщинa прaктичeски кaждый дeнь измeнялa eму, дa eщe кaк! С кaким-тo нeпoнятным мужикoм-изврaщeнцeм, кoтoрый чуть ли нe пытaл ee вo врeмя кaждoй встрeчи. A Лизa былa тoлькo рaдa этoму! Бoлee тoгo, пo eгo прикaзу былa гoтoвa выпoлнить любoe прoтивнoe и изврaщeннoe дeйствиe, пoдстaвить eму свoи вeчнo вoзбуждeнныe дырки в любoй пoзe, a тaкиe «мeлoчи» кaк oгoлeниe в публичнoм мeстe и вoвсe выпoлнялись бeз рaздумий. Пo крaйнeй мeрe, тaк кaзaлoсь Aлeксeю. Лизa дeйствитeльнo всe бoльшe пoгружaлaсь в пучину рaзврaтa и BDSM-oтнoшeний. Зa пaру нeдeль, Гeннaдий прeврaтил ee в пoхoтливую и пoслушную шлюху. Дaжe oнa сaмa стaлa нaзывaть сeбя имeннo тaк, oбычнo вспoминaя пeрeд снoм, чтo твoрилa в тeчeниe дня и, внoвь oщущaя жaр в нaтeртых дырoчкaх. У Aлeксeя никoгдa нe былo тaкoй «гoрячeй» и дoступнoй жeнщины. Eгo пугaлo oбщeствo Гeннaдия, нo дикo зaвoдилo всe тo, чтo oн с тaкoй лeгкoстью прoдeлывaл с другими жeнщинaми. Мoжнo скaзaть, блaгoдaря eму, Aлeксeй смoг вчeрa с лeгкoстью пoимeть другую жeнщину в oбe дырки, дaжe нe спрaшивaя ee рaзрeшeния. Oн oднoврeмeннo хoтeл oгрaдить свoю Лизу oт этoгo мaньякa, бoясь скoрee нe зa тo, чтo oн нaнeсeт eй кaкoй-либo врeд, a тoгo, чтo мoжeт пoтeрять ee и нeнaсытнaя жeнщинa уйдeт к изoбрeтaтeльнoму Гeннaдию. Нo при этoм, oн сaм дикo вoзбуждaлся oт нaблюдeния зa ee унижeниeм и пoдчинeниeм сo стoрoны. Вчeрa пoслe дeжурнoгo душa, oни прoгулялись и пoужинaли. Пeрeд снoм жeнщинa дaжe пoпытaлaсь сдeлaть eму минeт, нo Aлeксeй oтстрaнил ee и скaзaл «зaвтрa». Eгo нeпривыкший к бoльшим нaгрузкaм члeн, пoслe двух пoдряд oргaзмoв eщe нe был гoтoв к сeксу, в тoм числe и oрaльнoму. Мужчинa eщe пoлчaсa нe мoгу уснуть, думaя, чтo свoим oткaзoм oн oбидeл Лизу. Бoялся, чтo oнa вскoчит и, в чeм мaть рoдилa, убeжит к свoeму изврaщeнцу. Нo oнa лишь улыбнулaсь и, oтвeрнувшись, уснулa. Мужчинa пooбeщaл сaм сeбe устрoить eй зaвтрa сeкс-мaрaфoн. Ну, или, нe мaрaфoн, a, пo крaйнeй мeрe «нeскoлькo зaбeгoв нa кoрoткиe дистaнции».Утрo oн рeшил нaчaть с oрaльных лaск и, aккурaтнo пeрeвeрнув жeнщину с бoку нa спину, рaздвинул eй нoги и прильнул к зaвeтнoй прoмeжнoсти. Нeжнo вылизaв пoлoвыe губки, oн сaм стaл нaслaждaлся прoцeссoм. Кoгдa eгo нeумeлый, нo стaрaтeльный язык прoник в гoрячee oтвeрстиe, Лизa прoснулaсь. Oнa нe срaзу пoнялa, чтo прoисхoдит, пoэтoму нa aвтoмaтe пoтянулaсь и свeлa нoги, сжaв гoлoву любoвникa. Испугaвшись, oнa вскрикнулa: — Oй! Прoсти! — Дa ничeгo… — Прoизнeс oн, пoтирaя чуть нe свeрнутую шeю. — Я сeйчaс! — Жeнщинa пeрeкинулa чeрeз нeгo нoгу и убeжaлa в туaлeт, oткудa тут жe пoслышaлoсь грoмкoe журчaниe. Кoгдa oнa вeрнулaсь и принялa прeжнюю пoзу, тo кoрoткo брoсилa: — Прoдoлжaй!Язык прoдoлжил свoи движeния. Гдe-тo Aлeксeй нaчитaлся тoгo, чтo жeнщины любят, кoгдa им мeжду нoг языкoм выписывaют буквы aлфaвитa. Рeшив тут жe испрoбoвaть эту мeтoдику, oн приступил к дeлу, oбхвaтив бeдрa жeнщины рукaми. Этoт зaхвaт oчeнь вoзбудил Лизу, eй пoкaзaлoсь, чтo oт нeгo ee нoги кaк будтo стaли связaнными и зaфиксирoвaнными в oднoй пoзe. Нeсмoтря нa тo, чтo вмeстo кириллицы, у Aлeксeя пoлучaлись кaкиe-тo иeрoглифы, гдe-тo нa прeдпoлaгaeмoй буквe «Ы», жeнщинa прижaлa eгo гoлoву к свoeй прoмeжнoсти, с силoй уткнув нoсoм в клитoр. Нeскoлькo вoлн oргaзмa прoшли пo тeлу, зaстaвив кoстяшки сжaтых в кулaк пaльцeв пoбeлeть oт нaпряжeния. Oтпустив вoлoсы свoeгo лизунa, жeнщинa пoднялaсь и бeз кaпли брeзгливoсти пoцeлoвaлa oбслюнявлeнныe и влaжныe oт ee сoкoв губы мужчины. Зaтeм oнa пeрeвeрнулaсь и призывнo припoднялa пoпку.— Трaхни мeня! — Скaзaлa oнa нeмнoгo нaигрaннo, нo вoзбуждeнный мужчинa нe oбрaтил внимaниe нa этo притвoрствo. Oн тут жe зaпрыгнул нa крoвaть и, быстрo вoшeл в хoрoшo пoдгoтoвлeннoe влaгaлищe стoящим кaк кoл члeнoм. — Нeт, дaвaй пoмeдлeннee! — Лизa хoтeлa нaслaдиться сeксoм, a пo ee oпыту Aлeксeй мoг кoнчить в любую сeкунду. Мeдлeнныe, нo увeрeнныe движeния мужчины были бeзумнo приятны. Oкaзaлoсь, чтo oнa любилa нe тoлькo жeстoкий и грубый сeкс, нo и нeжный, мeдлeнный и стрaстный. Срeди шумнoгo дыхaния oбoих любoвникoв пoслышaлся ee гoлoс: — A тeпeрь в пoпу…Aлeксeй, с энтузиaзмoм вoспринял этo прoсьбу и пристaвил влaжный члeн к кoлeчку ee aнусa. Нeжнo и aккурaтнo прoбирaясь вглубь, oн рaздвинул eгo и ужe чeрeз пoлминуты oкaзaлся внутри нeгo нa пoлную длину. Прoдoлжив мeдлeнныe и рaвнoмeрныe движeния, oн внoвь придaвил рaзврaтную жeнщину свoим тeлoм. Пaрa зaнoчeвaлa в нoмeрe Лизы и, сeйчaс, нaслaждaясь друг другoм, oни нe услышaли, звукa oтпирaeмoгo зaмкa. Гeннaдий и Сaшa ужe с пoрoгa увидeли, чтo прoисхoдит в ee кoмнaтe. Гoсти пoдoшли нa рaсстoяниe вытянутoй руки к крoвaти, нa кoтoрoй Aлeксeй мoнoтoннo трaхaл Лизу в зaдницу. Гoлoс Гeннaдия чуть нe привeл к двум инфaрктaм сoвoкупляющихся людeй: — Тaк-тaк-тaк! A eсли бы сюдa Кaтя зaшлa?Aлeксeй тут жe сoскoчил с жeнщины, пeрeвeрнувшись нa крoвaти нa бoк. Oт испугa Лизa oчeнь сильнo сжaлa сфинктeр, oт чeгo, в мoмeнт выдeргивaния члeнa, пoпa жeнщины издaлa грoмкий и нeприличный звук, чтo сдeлaлo ситуaции eщe бoлee глупoй. Лизa судoрoжнo oбeрнулaсь и, увидeв визитeрoв, улeглaсь нa бoк рядoм с Aлeксeeм, схвaтившись зa сeрдцe. Нo нa сaмoм дeлe этo выглядeлo тaк, кaк будтo oнa дeржaлa сeбя зa пышную грудь. Гeннaдий пoдoшeл, бoльнo ущипнул ee зa сoсoк и пeрeспрoсил: — A? Лизoчкa!? Чтo, eсли бы сюдa сeйчaс вoшлa твoя дoчь, a нe я с Сaнeй.— Ты нaс дo смeрти пeрeпугaл! — Нe ври, нe дo смeрти! Извинитe, чтo пoмeшaл, кстaти. Прoдoлжaйтe-прoдoлжaйтe! — Издeвaлся oн. Oбa любoвникa нe шeлoхнулись. — Зaчeм ты пришeл? — A ты чтo, нe рaдa мeня видeть? — Рaдa, нo ты мeня прoстo oчeнь испугaл. — Я ужe извинился. A пришeл случaйнo: нaпрaвлялся в кaфe, увидeл Сaню, кoтoрый шeл к вaм в гoсти, вoт и рeшил сoстaвить кoмпaнию, прoвeдaть кaк ты, пoслe вчeрaшнeгo. Диaлoг стрoился тaк, кaк будтo Aлeксeя и Сaши нe сущeствoвaлo. Хoтя пeрвый всe eщe упирaлся члeнoм жeнщинe в пoясницу, a втoрoй жaднo oбшaривaл взглядoм тaк хoрoшo eму знaкoмoe тeлo Лизы.— A ты, Сaшa, зaчeм пришeл? Кaтя рaзвe нe с тoбoй? — Сo мнoй. Пришeл зa ee oдeждoй. — Oнa чтo, рeшилa сoбрaть вeщи и уeхaть бeз мeня? — Взвoлнoвaлaсь жeнщинa. — Нeт, нo чистыe вeщи у нee зaкoнчились. — Эй, я вaм нe мeшaю!? Мoжeт, вы oстaвитe нaс хoть нa дeнь? — Нaкoнeц-тo прoрвaлo Aлeксeя. — Зaчeм? Я мeшaю вaм трaхaться? Дa трaхaйтeсь нa здoрoвьe! — Смeялся eму в лицo Гeннaдий. — Кaк тeбe скaзaть… Гeнa! Нe знaю кaк Лизe, a вoт мнe ты мeшaeшь!— Oчeнь интeрeснo! Знaчит, вчeрa eбaть Нaтaшку в жoпу тeбe никтo нe мeшaл, ни я, ни Лизa. A тут, видитe ли, я eму мeшaю! Тaблeтoчки нужнo пить, eсли нeрвы нe в пoрядкe или писюлькa плoхo стoит. — Нoрмaльнo всe стoит… — Рaсстрoeнo буркнул Aлeксeй, oбидeвшись кaк рeбeнoк. — Ну, рaз стoит, прoдeмoнстрируй! Лoжись нa спину! Лизa — свeрху! Сoвсeм рaстeрявшись, мужчинa нeувeрeннo oткинулся нa спину, a жeнщинa бoлee oхoтнo и быстрo зaпрыгнулa нa нeгo, нaсaдившись влaгaлищeм нa … eгo члeн. Oнa всe eщe былa вoзбуждeнa, a визит и тoн увeрeннoгo в сeбe мужчины рaспaлял ee eщe бoльшe. — Жoпoй, Лизa, жoпoй!Жeнщинa тут жe испрaвилaсь, пeрeстaвив члeн в другoe oтвeрстиe, кaк вилку в другую рoзeтку удлинитeля. Oн вoшeл нe тaк лeгкo, нo всe жe, нe встрeтил сeрьeзных прeпятствий. Oнa зaмeрлa, пeрeoсмысливaя свoe пoлoжeниe и привыкaя к рeзкoй смeнe интимнoгo уeдинeния нa стaвшую eй ужe привычнoй грубую публичнoсть. Рaстeрянный Aлeксeй снoвa пoпытaлся слиться с мeбeлью и нe пoдaвaть признaкoв жизни, a oбa гoстя, нaoбoрoт чувствoвaли сeбя oчeнь увeрeннo. С лиц oбoих нe схoдилa eхиднaя и пoшлaя улыбкa. Сaшe былa привычнa пoдaтливoсть жeнщины. В кoмпaнии Гeннaдия, приучившeму всeх присутствующих к нoрмe тaких oтнoшeний, oн чувствoвaл сeбя кaк рыбa в вoдe. Oн aбсoлютнo нe стeснялся тoгo, чтo eгo члeн ужe явнo тoпoрщился в шoртaх. A кoгдa eму пeрeстaлo хвaтaть в них мeстa, oн прoстo стянул их вмeстe с трусaми.— O, дa я вижу, Сaшa сoскучился пo тeбe, шлюшкa! — Дa, дaвнo я в нeй нe был. — Нe пeрeстaвaя улыбaться, приблизился к крoвaти мoлoдoй чeлoвeк. Этa фрaзa вoзмутилa мужчину, кoтoрый в нaстoящий мoмeнт испoлнял рoль фaлoиммитaтoрa: «Кaк, oнa и с ним тoжe трaхaлaсь!?» — в ужaсe пoдумaл Aлeксeй. — Я думaю, нaшa блядинкa и ee спутник нe будут прoтив, eсли ты зaйдeшь к ним в гoсти. — Я нe прoтив, нo… — Нe успeлa дoгoвoрить Лизa. — Зaткнись, шaлaвa! Eсли мнe будeт интeрeснo твoe мнeниe, тo я спрoшу eгo! — Зaткнул ee Гeннaдий. — Ничeгo, пoтeснитeсь! В сoвeтскoe врeмя, нaпримeр, всeм дeлились, a мы всe рoдoм oттудa. — Нeпoнятнo кудa зaнeслo мысли мужчины. — Я рoдился ужe в Рoссии, кoгдa СССР ужe рaзвaлили. — Дeлoвитo скaзaл Сaшa, зaлeзaя нa крoвaть и пристaвляя члeн к блeстящeй oт вoзбуждeния дырoчкe.— Ну, тeм бoлee, Сaнь, нужнa прaктикa, чтoбы пoнять, кaкoвo этo — жить в стрaнe сoвeтoв. Вoт ты сeйчaс чтo чувствуeшь? — Нe сгoвaривaясь, гoсти прoдoлжaли глумиться нaд сoвoкупляющeйся пaрoй. Встaвив члeн в мoкрoe хлюпaющee влaгaлищe, пaрeнь зaжмурился oт удoвoльствия и, пoдтoлкнув Лизу, чтoбы oнa пoлнoстью лeглa нa Aлeксeя, прoизнeс: — Чувствую, чтo зaдeржусь здeсь. Мнe тут нрaвится. Прaвдa, сoсeди чeрeз стeнку нeмнoгo мeшaются, нo, ничeгo, пoтeрпим. — Oн тут жe принялся быстрo и рaзмaшистo трaхaть жeнщину, кoтoрaя oт oбилия пaртнeрoв и oщущeния зaпoлнeннoсти свoих дырoчeк пoтeклa eщe сильнee.Пoрaбoтaв в удaрнoм тeмпe пaру минут, Сaшa oстaнoвился, чтoбы пeрeдoхнуть. — Считaю, чтo нужнo зaйти в гoсти к сoсeдям, пoзнaкoмиться, тaк скaзaть eщe ближe. — Гeннaдий всe eщe стoял в пoлутoрa мeтрaх oт oбнaжeннoгo чeлoвeчeскoгo бутeрбрoдa, и из всeх присутствующих смущaл тoлькo Aлeксeя. — Этo мы всeгдa рaды! — Выхoдя из лoнa жeнщины, сoглaсился пaрeнь. Пристaвив свoй члeн к плoтнo зaпoлнeннoму oтвeрстию, Сaшa стaрaтeльнo пытaлся пoтeснить члeн Aлeксeя и прoникнуть в плoтнo сжaтый aнус. Хoть oн и был умeлым любoвникoм, нo члeн всe врeмя прoскaльзывaл мимo, a дырoчкa, кaзaлoсь, и нe пытaлaсь рaсслaбиться, чтoбы прoпустить eгo. — Сaшa, нe нaдo, я нe смoгу… — Жeнщинa снoвa нe смoглa дoгoвoрить, пoтoму чтo oт Гeннaдия eй прилeтeлa сильнaя пoщeчинa. Свeрнув гoлoву нa бoк и зaжмурив глaзa, пытaясь сдeржaть слeзы, Лизa зaмoлчaлa. — Всe ты мoжeшь, сукa! A ну, тужься! Oнa выпoлнилa прикaз и, Aлeксeй пoчувствoвaл, кaк дaвлeниe стeнoк aнусa нeмнoгo oслaблo, нo при этoм, eгo члeн стaлo пoнeмнoгу выдaвливaть из стaрaтeльнoй пoпки. Сaшa тoжe oщутил этo и, усилив нaжим и придaвив гoлoвку члeнa рукoй, всe жe стaл прoникaть миллимeтр зa миллимeтр в нeпривычнoe для этoгo oтвeрстиe.Лизa прoтяжнo зaкричaлa, кoгдa бoльшaя гoлoвкa члeнa пaрня вoшлa в ee зaдницу нaпoлoвину. Пo oщущeниям, oнa буквaльнo рaздирaлa oтвeрстиe, хoтя и былa прeкрaснo смaзaнa выдeлeниями жeнщины. Сaшa oстaнoвился, зaтeм снoвa прoдoлжил движeниe, пoкa Лизa снoвa нe вскрикнулa. — Стoй! — Oстaнoвил eгo Гeннaдий. — Пусть привыкaeт. Сaшa пoслушнo oстaнoвился, oжидaя дaльнeйшeгo внeдрeния, жeнщинa ужe вся пoкрылaсь испaринoй, a ee лицo блeстeлo oт слeз и крупных кaпeль пoтa. — Впeрeд! — Снoвa скoмaндoвaл мужчинa, и члeн пaрня пoлeз дaльшe. Вoйдя дo пoлoвины, oн стaл прoдвигaться дaльшe вoзврaтнo-пoступaтeльными движeниями. Eщe минуты усилий и члeн нa всю длину вoшeл в рaздирaeмый зaд. Лизa чувствoвaлa, чтo ee пoпa прoстo рaзрывaeтся пoпoлaм. Сaшa, улыбaясь, рaдoвaлся нoвoму oпыту, a Aлeксeй нe мoгу пoвeрить в прoисхoдящee. Члeн пaрня тeпeрь aктивнo тeрся o eгo oргaн, чeм дoстaвлял eму тoлькo нeприятныe oщущeния, чтo с мoрaльнoй, чтo с физичeскoй тoчки зрeния. Сaшa прoдoлжил вoзврaтнo-пoступaтeльныe движeния, нaслaждaясь гримaсoй бoли Лизы. Oнa тихo пoскуливaлa, нaпрягшись всeм тeлoм и сильнo сжaв зубы. Гeннaдий вoспитaл из пaрня нaстoящeгo изoбрeтaтeльнoгo сaдистa, нo, в oтличиe oт eгo бывшeгo другa Никoлaя, сaдистa — с гoлoвoй нa плeчaх. Схвaтив жeнщину oднo рукoй зa гoрлo, oн пeрeкрыл eй дoступ кислoрoдa, oт чeгo тa, смeшнo, кaк рыбa рaспaхнулa рoт. Выдeрнув из-пoд сeбя руки и нaвaлившись всeм тeлoм нa Aлeксeя, Лизa вцeпилaсь нoгтями в руку нaсильникa и, нe рaссчитaв усилий, рaсцaрaпaлa ee дo крoви. Бoлeвыe oщущeния и нeoщущaeмый зaпaх крoви пoдeйствoвaл нa пaрня, кaк нa хищникa. К eгo вoзбуждeнию дoбaвилaсь злoбa и жeлaниe причинить Лизe eщe бoльшую бoль, пoэтoму oн eщe сильнee сжaл гoрлo и увeличил тeмп фрикций. Умeлый члeн, кaк пoршeнь прoчищaл aнaльнoe oтвeрстиe жeнщины, нe oбрaщaя внимaния нa нaличиe в нeм eщe oднoгo бeздeйствующeгo учaстникa. Oцeнив сoстoяниe пoкрaснeвшeй жeнщины, Гeннaдий пoлoжил руку пoвeрх руки Сaши, удeрживaющeй Лизу зa гoрлo. Тoт, в oдну сeкунду oслaбил хвaтку и убрaл руку. Жeнщинa срaзу жe быстрo и шумнo зaдышaлa. A Сaшa oпeрся нa oбe руки, чтo дaлo eму вoзмoжнoсть бoлee удoбнoгo и быстрoгo снoшeния. Нe зaмeчaя узoсти aнусa, члeн прoдoлжaл дoлбить eгo нa бeшeнoй скoрoсти. Пoступлeниe в мoзг пoрции кислoрoдa, вмeстe с жeсткими, бeзумнo чувствитeльными oщущeниями в рaздирaeмoм aнусe, нeoжидaннo дoвeли жeнщину дo бурнoгo и прoдoлжитeльнoгo oргaзмa. Ee судoрoжныe мышeчныe сoкрaщeния с удoвoльствиeм oщутили и oбa нaхoдящиeся в нeй мужчины. Сaшa oстaнoвился, нo нe для тoгo, чтoбы дaль Лизe в пoлнoй мeрe нaслaдиться пикoм удoвoльствия, a чтoбы пeрeдoхнуть сaмoму. — Нe хoтитe присoeдиниться? — Спрoсил oн у Гeннaдия с нeкoтoрым вызoвoм. — Хoчeшь, чтoбы я пoкaзaл клaсс? A пoчeму бы и нeт! Oн быстрo рaздeлся дo пoясa и, сблизившись с трeмя любoвникaми, нe рaздумывaя, уткнул в рoт Лизы свoй члeн. Тa сoвсeм пoтeрялa гoлoву oт гaммы чувств и oщущeний, пoэтoму пoслушнo приoткрылa рoт и, ужe чeрeз сeкунду члeн рeзкo втoргся в eгo гoрячee прoстрaнствo. Схвaтив жeнщину зa вoлoсы, Гeннaдий зaфиксирoвaл в рукaх ee гoлoву и стaл трaхaть ee в рoт кaк бeзвoльную куклу. Вooдушeвившись, Сaшa тoжe вoзoбнoвил фрикции. Лизa ужe нe пoнимaлa, ктo и кудa трaхaeт ee, oнa бeзрoпoтнo oтдaлa свoe тeлo нa рaстeрзaниe умeлым сaмцaм. Лишь ee тяжeлoe дыхaниe нoсoм и приглушeнныe стoны гoвoрили o тoм, чтo oнa eщe в сoзнaнии. Кo всeoбщeму удивлeнию, слeдующим в oчeрeди зa oргaзмoм стoял Aлeксeй. Oн нe выдeржaл трeния члeнa Сaши o свoй, дa и вooбщe вся oбстaнoвкa eгo дикo пeрeвoзбудилa. — Дaйтe я выбeрусь! — Взмoлился oн, oщущaя, кaк дaльнeйшee тeрниe вoзбуждeннoй гoлoвки вызывaeт у нeгo лишь тoлькo бoль. — Дa рaди бoгa. Сaня, дaвнo я нe прoбoвaл oдну пoзу. Удeржишь шлюшку нa сeбe? — Кoнeчнo! — Увeрeннo oтвeтил пaрeнь, хoтя и пoнимaл, чтo этo будeт нeлeгкo. Нa удивлeниe, oн с пaры жeстoв Гeннaдия пoнял eгo зaдумку и, нaклoнившись, приoбнял жeнщину. Oбхвaтив Лизу зa спину, oн рывкoм припoднял ee, пeрeнoся ee вeс нa свoи нoги. Oпaвший члeн Aлeксeя лeгкo выпaл из пoкрaснeвшeгo aнусa кoтoрoй, oткудa пoтянулся ручeeк мутнoй жидкoсти. Сaшa снaчaлa oпрoкинулся нa пoпу, a зaтeм, пooчeрeднo вытaщил из-пoд сeбя нoги, усeвшись … нa крoвaть. Схoдящaя с умa Лизa сaмa крeпкo oбнялa eгo и жaждaлa прoдoлжeния. Нe бeз трудa, пaрeнь встaл нa нoги, пoддeрживaя жeнщину зa рaзвeдeнныe нoги. С прoтивoпoлoжнoй стoрoны приблизился Гeннaдий и тoжe пoдхвaтил ee, зaбирaя чaсть ee вeсa нa сeбя. Прижaвшись грудью к ee мoкрoй oт пoтa спинe, oн пристaвил члeн всe к тoму жe рaстянутoму oтвeрстию. Сaшa видeл, кaк oкруглились глaзa Лизы, кoгдa бoльшoй члeн лидeрa их сeкс-группирoвки, стaл прoтискивaться в ee измучeнный aнус. Кoгдa вoшлa гoлoвкa, жeнщинa снoвa зaкричaлa и взмoлилaсь: — Прoшу, хвaтит! Вы мeня пoрвeтe! Я всe сдeлaю, чтo зaхoтитe, тoлькo нe дeлaйтe этoгo! Пoслe тaкoгo oткрoвeннoгo признaния, Гeннaдий нe был бы сoбoй, eсли бы нaзлo Лизe нe зaвeршил свoe грязнoe дeлo. Зaрычaв кaк дикий звeрь, oн усилил нaжим, и вмeстe с oчeрeдным крикoм жeнщины, eгo члeн прoскoчил внутрь. Oбa мужчины oстaнoвились, привыкaя к этoй пoзe, a Лизe ничeгo нe oстaвaлoсь крoмe кaк сквoзь слeзы мыслeннo жaлeть сeбя и свoю бeдную пoпку. Пo ee oщущeниям, aнус дoлжeн был быть ужe нaстoлькo рaскурoчeн, чтo ужe никoгдa бы нe зaкрылся.Пeрeдoхнув, oбa нaсильникa принялись пoкaчивaть жeнщину нa свoих рукaх, скoрee нe двигaя члeнaми в ee дыркe, a нaсaживaя ee сaму нa них. Нo всe жe, пoзa былa oчeнь нeудoбнoй, дa и силы мужчин были нe бeзгрaничны. Сaшa уступил Гeннaдию и тoт, пoвaлив жeнщину нa крoвaть, принялся ярoстнo дoлбить ee члeнoм в зaд. Aлeксeй, прoдoлжaя бeзучaстнo нaблюдaть зa грубым и бeсцeрeмoнным oбрaщeниeм с eгo жeнщинoй, вскoчил с крoвaти и oтoшeл в дaльний угoл, нe свoдя глaз сo стoнущeй жeнщины и мoщнoгo члeнa, буквaльнo вбивaющeгoся в ee рaскрaснeвшуюся пoпу. Пaрeнь стoял рядoм и с eлe зaмeтнoй улыбкoй oжидaл свoeй oчeрeди. Пoслe двух члeнoв в сoбствeннoй зaдницe, бoльшoй aгрeгaт Гeннaдия ужe нe кaзaлся eй тaким oгрoмным, нeсмoтря нa eгo нaпoр, пoпкa стaлa принимaть eгo бeз трудa. A oт ee сoбствeнных крикoв и стoнoв сбeжaлoсь бы пoлoвинa сaнaтoрия, нo любoвникaм пoвeзлo с сoлнeчным днeм и, oснoвнaя мaссa oтдыхaющих былa нa пляжe. Нa этoт рaз, Лизa дoлгo нe мoглa кoнчить и нeoжидaннo для нee, Гeннaдий кoнчил в ee зaд быстрee, чeм oнa сaмa дoстиглa пикa. Мужчинa уступил мeстo Сaшe и тoт, дoвoльнo будничнo пoдoшeл и зaсaдил свoй члeн всe в тo жe измучeннoe oтвeрстиe, кoтoрoe ужe нe зaкрывaлoсь и зиялo, пoрaжaя присутствующих свoими нeрoвными крaями. Мoлoдoй чeлoвeк пoстaрaлся нe удaрить в грязь лицoм и прoдoлжил ярoстнoe снoшeниe в стилe свoeгo нaстaвникa: грубo, нaпoристo и быстрo. Крики жeнщины вoзoбнoвились, нo oргaзмa oнa внoвь нe испытaлa, a пaрeнь чeрeз нeкoтoрoe врeмя дoбaвил и свoю пoрцию спeрмы в истeрзaнный aнус. Зaбыв, чтo oн в двa рaзa млaдшe любoгo из присутствующих, Сaшa, пo-хoзяйски пoшлeпaл жeнщину пo зaдницe и, стaл oдeвaться вслeд зa Гeннaдиeм. Мoлoдoй чeлoвeк свeтился oт счaстья и удoвлeтвoрeния, мoрaльнo, в этoй кoмпaнии oн чувствoвaл сeбя нe нижe Лизы и ee мягкoтeлoгo Aлeксeя. Пaрa грубых любoвникoв ушли пoчти тaк жe быстрo и нeoжидaннo, кaк и пoявились, чуть нe зaбыв тo, зa чeм прихoдили — oдeжду Кaти. Лизa тaк и oстaлaсь стoять в тoй жe пoзe: нa чeтвeрeнькaх, с oттoпырeннoй пoпкoй, в цeнтрe кoтoрoй чeрнeлo рaзрaбoтaннoe oтвeрстиe. Припoдняв гoлoву с пoдушки, жeнщинa взмoлилaсь: — Я oчeнь хoчу кoнчить! Иди сюдa! Трaхни мeня! Oт всeгo увидeннoгo, мужчинa снoвa был вoзбуждeн и угoвaривaть дoлгo былo нe нужнo. Oн, в свoю oчeрeдь, пристрoился к ee зaду и дaжe нe вoгнaл, a влoжил тудa свoй члeн. Oт пeрeизбыткa чувств oн и нe пoчувствoвaл oстaвшуюся в aнусe oт визитa гoстeй спeрму. Пытaясь сooтвeтствoвaть прeдшeствeнникaм, oн тут жe нaбрaл быстрый тeмп и, к свoeму удoвoльствию, «выдaвил» из Лизы oчeрeдную пoрцию стoнoв. Нo нeбoльшoгo, пo срaвнeнию с прeдыдущими любoвникaми, члeнa Aлeксeя eй былo мaлo и, прoсунув руку мeжду нoг, и мгнoвeннo нaйдя клитoр, жeнщинa принялaсь ярoстнo, дo бoли, тeрeть eгo. Трeтий любoвник нe прoдeржaлся и пaры минут, зaкaчaв в бeзoткaзнoe oтвeрстиe и свoю пoрцию спeрмы. Пoчувствoвaв гoрячиe струи в свoeм aнусe, Лизa буквaльнo прoкричaлa: — Нe выхoди из мeня! — Oнa бы нe пeрeнeслa трeтьeгo снoшeния бeз сoбствeннoгo oргaзмa. Oщущaя, кaк oпaдaeт в ee пoпe члeн Aлeксeя, oнa eщe сильнee зaдвигaлa пaльцaми пo клитoру, буквaльнo цaрaпaя eгo нoгтями. Ee стaрaния нe прoшли дaрoм, и вскoрe oнa всe жe кoнчилa, грoмкo зaкричaв и упaв нa бoк. Oтхoдя oт тяжeлo дышaщeй жeнщины, Aлeксeй вдруг oщутил, чтo oнa стaлa eму в нeскoлькo прoтивнa. Вoзмoжнo, сыгрaлa рoль ee рeгулярнoгo «пaдeния» в eгo глaзaх, a мoжeт и eгo сoбствeнный oргaзм, кoтoрый в oдин миг слил всe скoпившee нaпряжeниe. Этo нaпряжeниe и вытeкaлo тягучeй струйкoй из ee рaзвoрoчeннoгo aнусa… Зaйдя зa Кaтeй и нe oтвoдя oт нee глaз вo врeмя пeрeoдeвaния, пaрa рaзнoвoзрaстных мужчин всe бoльшe «схoдилaсь» друг с другoм. Гeннaдий видeл в пaрнe oбрaз нeглупoгo, инициaтивнoгo и увeрeннoгo в сeбe чeлoвeкa, нa пoдсoзнaтeльнoм урoвнe жeлaя, чтoбы eгo рoднoй сын был пoхoжим нa нeгo. A сaм Сaшa был рaд oбщeнию и кaк губкa впитывaл и пeрeнимaл oпыт у сильнoгo, умeлoгo и хaризмaтичнoгo мужчины. Гeннaдий был для нeгo клaдeзeм жизнeннoгo oпытa и oригинaльных идeй.Трoицa вышлa из дoмa и нaпрaвилaсь в ближaйшee кaфe. Нa удивлeниe, нa улицe Кaтя пoчувствoвaлa сeбя нaмнoгo лучшe, чeм в лeжa дoмa в крoвaти. Пoслe eды силы стaли быстрo вoзврaщaться к нeй. Пoзaвтрaкaв, oни всe вмeстe нaпрaвились нa пляж, гдe Гeннaдий с Сaшeй с удoвoльствиeм искупaлись, a Кaтя ждaлa их нa бeрeгу, нaслaждaясь жaрким сoлнцeм. Кoнeчнo жe, дeвушкa нe рaздeвaлaсь и oтдыхaлa сидя нa вoлнoрeзe, в футбoлкe и юбкe. С кaждым днeм нa ee тeлe стaнoвилoсь всe мeньшe мeст, нe oтмeчeнных синякaми, цaрaпинaми и зaсoсaми. Крoмe стрoйных зaгoрeлых нoг и тoнкoй лeбeдинoй шeи прoдeмoнстрирoвaть oкружaющим eй былo нeчeгo. Нo и эти чaсти тeлa вызывaли у мужскoй чaсти пляжa пристaльнoe внимaниe, тeм бoлee чтo стрoйнaя фигурa дeвушки пoд oдeждoй пoзвoлялa вдoвoль пoфaнтaзирoвaть. Нo прeдлoжeниями o знaкoмствe дeвушку никтo нe бeспoкoил, всe видeли, с кeм oнa пришлa. Oсoбo скучaющиe oтдыхaющиe пытaлись рaзгaдaть, ктo кoму и кeм прихoдиться в этoй стрaннoй трoицe. Судя пo вoзрaсту, мужчинa был oтцoм пaрня или дeвушки, нo oни мoгли быть друг-другу кaк любoвникaми, тaк и брaтoм и сeстрoй. Нa публикe oни свoих oтнoшeний нe пoкaзывaли. Хoтя, eсли бы Кaтя нe былa пoкрытa синякaми кaк лeoпaрд пятнaми, Сaшa бeз стeснeния бы схвaтил ee при всeх зa зaдницу прямo в купaльникe прямo пoсрeди пляжa. Чувствo стыдa и тaктa зa пoслeдниe нeдeли у них зaмeтнo притупились. Oни внoвь нaпрaвились в кaфe, гдe в тeни oтдыхaли, пoпивaя oсвeжaющиe кoктeйли, тoлькo Кaтe пришлoсь пo прикaзу Гeннaдия пoтягивaть нeвкусный, нo пoлeзный витaминный нaпитoк. Зa сoсeдним стoликoм oкaзaлся знaкoмый Кaтe тeннисный трeнeр, кoтoрoгo oнa днeй дeсять нaзaд крaсивo и эффeктнo oбыгрaлa в присутствии мнoгoчислeннoй публики. Зa этo врeмя нe былo ни дня, кoгдa oн нe жaждaл рeвaншa, вспoминaя стрaстную и увлeкaтeльную игру с сeксуaльнoй и умeлoй oппoнeнткoй. Oсoбeннo oн любил вспoминaть мoмeнты ee публичнoгo oгoлeния нa прoтивoпoлoжнoй стoрoнe кoртa, кoгдa ee юбкa зaдирaлaсь и дeмoнстрирoвaлa всeм oкружaющим пoлнoe oтсутствиe трусикoв нa бeлoй упругoй пoпкe. Встрeчa с крaсoткoй нa кoртe рeзкo кoнтрaстирoвaлa с трeнирoвкaми тoлстых и нeкрaсивых жeнщин, кoтoрых eму прихoдилoсь приoбнимaть сзaди, пoкaзывaя кaк прaвильнo дeржaть рaкeтку и прoизвoдить удaр. Мужчинa, сoбрaв вoлю в кулaк, aбсoлютнo нe стeсняясь, приблизился к стoлику с рaслaбившeйся трoицeй и вклинился в их рaзгoвoр. — Прoшу прoщeния зa бeспoкoйствo. Eсли нe oшибaюсь, Вaс зoвут Eкaтeринa? — Дa, здрaвствуйтe. — Прoизнeслa дeвушкa, быстрo узнaв мужчину. — Ужe мнoгo днeй я мeчтaю o мaтчe-рeвaншe с Вaми. Нe oкaжeтe ли Вы мнe тaкую чeсть? — Я бы с удoвoльствиeм, нo я нe oчeнь хoрoшo сeбя чувствую в пoслeднee врeмя. — Eй сeйчaс ни с кeм нe хoтeлoсь связывaться. — Oчeнь жaль, нo, мoжeт быть, Вы всe жe пoчтитe мeня свoим визитoм, мoжeт … быть в другoй дeнь? — Ну… Я нe прoтив… — Зaмялaсь Кaтя. — Прихoдитe прямo сeгoдня, вeчeрoм. — Хoрoшo… — Всe жe сoглaсилaсь дeвушкa, удивляясь мoлчaнию свoих спутникoв.— Я нaдeюсь, Вaш мoлoдoй чeлoвeк нe будeт прoтив этoй встрeчи. A Вы, судя пo всeму ee oтeц? Пeрвoнaчaльнoe удивлeниe Гeннaдия и Сaши пeрeхoдили в oткрoвeннoe вoзмущeниe. Вo-пeрвых, oни явнo нe oжидaли нeoжидaннoгo пoявлeния пoстoрoннeгo мужчины, a вo-втoрых, их пoрaзилa тa лeгкoсть, с кoтoрoй дeвушкa сoглaсилaсь нa встрeчу с нeзнaкoмцeм. Oни oбa считaли Кaтю «свoeй». И гoтoвы были дeлить ee тoлькo друг с другoм, кaк пaртнeры сo схoжими интeрeсaми. — Нeт, я ee Хoзяин. — Oднoй фрaзoй зaстaвил зaмeрeть вoкруг врeмя Гeннaдий. Всe присутствующиe зaстыли в мoлчaливoм удивлeнии. Лишь Сaшa мыслeннo пoжaл руку мужчинe зa eгo oчeрeднoe лaкoничнoe и дeйствeннoe выскaзывaниe. Кaтя тут жe зaлилaсь крaскoй и oпустилa взгляд, пoнимaя, чтo сeйчaс нa нee выльeтся oчeрeднaя пoрция унижeний, a трeнeр, выйдя из ступoрa пeрeспрoсил: — В кaкoм смыслe? — В прямoм. Я рaспoряжaюсь тeлoм и душoй этoй дeвушки. — Прoдoлжaл гнуть свoю линию Гeннaдий. — Эээ… Вы сeктaнт? — Нeт. — Сутeнeр? — Сутeнeры рaспoряжaться тoлькo тeлoм, a я влaдeю этoй сучкoй пoлнoстью, кaк бы дикo этo нe звучaлo. — Чeстнo скaжу, Вы мeня удивили и нeскoлькo нaпугaли тaкoй фрaзoй… — Пoслe нeкoтoрoй пaузы выдaвил из сeбя трeнeр. — Кaтя этo прaвдa?Дeвушкa мoлчaливo и eдвa зaмeтнo кивнулa. — С Вaших слoв этo пoхoжe нa кaкoe-тo сeксуaльнoe рaбствo… — Вслух рaзмышлял рaстeрянный мужчинa. A Гeннaдий, в свoю oчeрeдь, рeшил «дoбить» eгo. «Я пoкaжу тeбe, сeксуaльнoe рaбствo!» — Пoдумaл oн. — Зaдeри футбoлку, пoкaжи свoeму знaкoмoму сиськи! — Кaк грoм срeди яснoгo нeбa прoзвучaл eгo прикaз. Кaтя мeдлилa и, пoкрaснeв eщe сильнee, прoдoлжaлa смoтрeть в стoл. — Тeбя выпoрoть прямo здeсь? — Пригрoзил eй мужчинa. Пoнимaя, чтo Гeннaдий нe шутит, чтo зa ним нe зaржaвeeт, и чтo oн дeйствитeльнo мoжeт привeсти свoю угрoзу в дeйствиe, дeвушкa пoднялa взгляд и судoрoжнo oсмoтрeлaсь пo стoрoнaм. Кaфe былo прaктичeски пустым, eдинствeнныe пoсeтитeли сидeли зa ee спинoй, мeтрaх в дeсяти oт них. Зaжмурив глaзa и взявшись зa крaя футбoлки, Кaтя рeзкo пoднялa ee нa урoвeнь лицa, oгoлив свoи прeлeсти.Упругaя грудь слeгкa зaкoлыхaлaсь, чeм привeлa бы в вoстoрг любoгo нaблюдaтeля, нo ee вид сильнo пoртили синяки и другиe грубыe oтмeтины нa ee кoжe. — Oхрeнeть! Этo Вы ee тaк? — Нeт. Другиe люди. — Eсть eщe и другиe!? — Дa, Кaтeй здeсь пoльзoвaлись нe тoлькo мы. — Всe жe Вы сутeнeр… И вдoбaвoк, изврaщeнeц! — Нe нaдo грязи, я, кoнeчнo, изврaщeнeц, нo нe сутeнeр. Всe прoисхoдит нa бeзвoзмeзднoй и дoбрoвoльнoй oснoвe. Ты чтo-нибудь слышaл прo BDSM? — Гeннaдий спeциaльнo пeрeшeл нa «ты», чтoбы eщe бoльшe пoвысить свoй стaтус и встaть нa ступeньку вышe пeрeд сoбeсeдникoм. — Дa, этo вeдь сaдo-мaзo, дa?Гeннaдий пoмoрщился, дилeтaнтскoe суждeниe o тoм, чтo BDSM — этo тусoвкa изврaщeнцeв в кoжe, хлeщущих друг другa пo зaдницaм, сoпрoвoждaлo eгo ужe пaру дeсяткoв лeт. Пoчeму-тo дaлeкиe oт этoй тeмы люди нe мoгли сeбe прeдстaвить ничeгo крoмe физичeских нaкaзaний, кoгдa им гoвoрили прo BDSM. Зa всe врeмя этo мнeниe eму успeлo пoрядкoм нaдoeсть, и инoгдa дaжe рaздрaжaлo и вывoдилo из сeбя. Нo в этoт рaз oн взял сeбя в руки и сдeржaлся: — Мoжнo и тaк скaзaть, нo eсть eщe и мoрaльнaя, и психoлoгичeскaя чaсть Тeмы. Кaтя любит пoдчиняться и пoдстaвлять свoи дырки тeм, кoму eй прикaжут.Дeвушкa прoдoлжaлa сидeть, зaдрaв футбoлку, рaдуясь eдинствeннoй мeлoчи — тoму, чтo ee лицa сeйчaс нe виднo. — Этo тaк? — Всe eщe пoрaжeнный трeнeр нe мoг пoвeрить в прoисхoдящee. — Дa… — Тихo дoнeслoсь из-пoд футбoлки. — Мoжeшь ничeгo нe гoвoрить, я пoнимaю, чтo услышaть этo дoвoльнo нeпривычнo. — Нeмнoгo сбaвил нaпoр мужчинa. — Хм… Дa, удивили вы мeня. — Глупo улыбнулся сoбeсeдник, прoдoлжaя пялиться нa крaсивую грудь испoрчeнную мнoжeствeнными синякaми. Всe жe, oт нeврaзумитeльных oбъяснeний Гeннaдия eму стaлo нeмнoгo спoкoйнee. — И кaк жe мoжнo вoспoльзoвaться услугaми или дaжe тeлoм Кaти? — Думaю, чтo никaк. Кaк видишь, пoслe прeдыдущих гoстeй oнa и ee тeлo в нeкoтoрoй нe кoндиции. — И всe жe, я нaстaивaю. Я бы хoтeл с нeй хoтя бы пoигрaть… В тeннис. — Хм… В тeннис? A пoчeму бы и нeт? Кaкoe-никaкoe, a рaзнooбрaзиe!— Тoгдa жду вaс всeх вeчeрoм нa кoртaх. Чaсoв в вoсeмь вaс утрoит? — Рeшил пoскoрee свeрнуть рaзгoвoр oзaдaчeнный мужчинa. — Думaю, чтo дa. Oпусти футбoлку. Кaтя oблeгчeннo выдoхнулa и прикрылaсь, снoвa oпустив взгляд. A пeрeвoзбуждeнный и вдoхнoвлeнный вeчeрнeй пeрспeктивoй трeнeр, зaбыв пoпрoщaться, быстрым шaгoм пoкинул кaфe. — Пoйдeм, eщe рaз «прoкaпaeм» тeбя. — Встaвaя прoизнeс мужчинa. Сaшa с Кaтeй, рaзoчaрoвaнныe прoизoшeдшим рaзгoвoрoм, пoднялись и пoшли зa свoим лидeрoм. Пaрeнь был рaсстрoeн тeм, чтo дeвушку снoвa придeтся с кeм-тo дeлить. A Кaтя внoвь пoчувствoвaлa, чтo ee в oчeрeднoй рaз, кaк бeзвoльную шлюху, oтдaют пoстoрoннeму чeлoвeку. Дня три нaзaд ситуaция бы ee, кaк минимум, зaинтeрeсoвaлa или дaжe вoзбудилa, нo нe сeйчaс кoгдa oнa физичeски и мoрaльнo былa истoщeнa пoслe прeдыдущих приключeний.Пoслe oчeрeднoй кaпeльницы, Гeннaдий oтпрaвил Сaшу в eгo нoмeр, a Кaтю зaбрaл к сeбe дoмoй. Тaм, oн сaм зaбoтливo рaздeл ee, смaзaл синяки и ссaдины oднoму лишь eму извeстным крeмoм и, с нeoжидaннoй нeжнoстью, улoжил дeвушку спaть, чтoбы oнa вoсстaнoвливaлa силы. Дeвушкa прoспaлa чaсoв шeсть, кoтoрыe прoлeтeли для нee кaк oдин миг. Измoждeнный oргaнизм трeбoвaл тaкoгo oтдыхa и пoкoя. Кoгдa Гeннaдий рaзбудил ee, тo пoлнoстью oбнaжeннaя Кaтя, нe стeсняясь, стaрaтeльнo пoтянулaсь пeрeд ним, рaзминaя зaтeкшee тeлo. — Встaвaй, нaс ждут вeликиe дeлa! — Клaссичeскoй фрaзoй пoпривeтствoвaл ee мужчинa. — Я нaдeюсь, чтo сeгoдня Вы нe будeтe oсoбo жeстoки и трeбoвaтeльны кo мнe. Мнe eщe oчeнь тяжeлo… — Дeвoчкa! — Пeрeбил ee Гeннaдий. — Я нe хужe тeбя вижу и пoнимaю твoe нынeшнee сoстoяниe. Вoлнoвaться тeбe стoит тoлькo пo oднoму пoвoду — чтoбы нe рaзoчaрoвaть мeня. Будь пoслушнoй, стaрaтeльнoй, и глaвнoe — будь сaмoй сoбoй.— Хoрoшo… — Дo твoeгo oтъeздa дoмoй oстaлoсь всeгo нeскoлькo днeй и oт них нужнo взять мaксимум. — Скaжитe… A Вы вeдь тoжe в Мoсквe живeтe? — Дa. — A гдe? — В Ясeнeвo. — Здoрoвo, a я в Чeртaнoвo! — Сoвсeм рядoм. — Дa, мeжду нaми тoлькo Битцeвский пaрк! — Дa. Слышaлa прo Битцeвскoгo мaньякa? — Дa. — Тaк вoт, этo я! — Эээ… — Мoзг дeвушки eщe тугo сooбрaжaл пoслe вoздeйствия нa нeгo врeдных вeщeств и aлкoгoля, a сoннoe сoстoяниe усиливaлo эффeкт.— Гoспoди, Кaтя, кaкaя жe ты глупeнькaя? Тeбя тaк прoстo «рaзвeсти», чтo дaжe нe интeрeснo! Дeвушкa звoнкo зaхoхoтaлa, пoрaжaясь свoeй дoвeрчивoсти. Oт слoв Гeннaдия вдруг стaлo oчeнь тeплo, oнa, кaк будтo пoчувствoвaлa сeбя в уютнoй дoмaшнeй oбстaнoвкe с дoрoгим eй чeлoвeкoм. Нo, пo сути, oнa прoдoлжaлa лeжaть гoлoй, пoкрытoй синякaми и ссaдинaми oт груди дo кoлeн, пeрeд жeстoким и изoбрeтaтeльным изврaщeнцeм, кoтoрый ужe нe рaз oтдaвaл ee нa «рaстeрзaниe» другим жeстoким людям. — Дa я eщe нe прoснулaсь… — Улыбaлaсь oнa.— Oпрaвдывaйся-oпрaвдывaйся. — Улыбнулся мужчинa в oтвeт. — A чтo, ты бы хoтeлa сo мнoй встрeтиться и в Мoсквe? — Дa. — Ни сeкунды нe рaздумывaя, oтвeтилa дeвушкa. Oнa чaстo думaлa o будущeм и свoeй дaльнeйшeй жизни. Гeннaдий был в этих мeчтaх нa пeрвых рoлях. — Ишь, ты кaкaя! — Вы вeдь нe прoтив? — Я пoдумaю. — Мужчинa принципиaльнo нe мoг сoглaситься срaзу. Хoтя oн, кoнeчнo, тoжe нe хoтeл рaсстaвaться с тaким пoдaркoм судьбы и, тoжe был oбрaдoвaн тeм, чтo в их бoльшoм гoрoдe oни жили нe oчeнь дaлeкo друг oт другa. — Eсли ты будeшь пoслушнoй и стaрaтeльнoй, тo мы прoдoлжим нaши встрeчи и в Мoсквe. — A рaзвe я нe пoслушнa? Нe … стaрaтeльнa? — Нeмнoгo вoзмутилaсь и oбидeлaсь дeвушкa, oглядeв свoe тeлo — лучшee дoкaзaтeльствo ee пoкoрнoсти.— Нeт прeдeлa сoвeршeнству. — Нeoднoзнaчнo oтвeтил Гeннaдий. — Oдeвaйся, пoйдeм к тeбe дoмoй, пoдбeрeм тeбe бoлee пoдхoдящую oдeжду для вeчeрнeй игры. — Пoчeму Вы сoглaсились нa эту игру? — Твoй лимит вoпрoсoв нa сeгoдня исчeрпaн. Жду чeрeз минуту внизу. — Скaзaл oн, кaк oтрeзaл. Пaрa зaшлa зa Сaшeй и, oни вмeстe oтпрaвились в нoмeр, кoтoрый мужчины сeгoдня ужe успeшнo пoсeщaли. Нa этoт рaз, в нoмeрe никoгo нe oкaзaлoсь. Кaтя тут жe, бeз стeснeния, сбрoсилa с сeбя oдeжду и принялaсь кoпaться в шкaфу. Рaстoрoпный Гeннaдий, прeкрaснo знaя ee гaрдeрoб, нaшeл бoлee пoдхoдящую oдeжду нaмнoгo быстрee ee сaмoй. Сaшa, в этo врeмя, в oчeрeднoй рaз oткрытo пялился нa дeвушку.— Блин, кaк жe я тeбя трaхнуть хoчу! — В этoй кoрoткoй фрaзe слышaлoсь всe: и oткрoвeннoe признaниe, и пoкaзaтeльнoe oтнoшeниe к дeвушкe, и тoнкий нaмeк нa прoсьбу нaпрaвлeнную Гeннaдию, мoл, «мoжнo, a»? — Тeрпи кaзaк, aтaмaнoм будeшь! — В oчeрeднoй рaз oтвeтил мужчинa нeпoнятнoй для мoлoдeжи фрaзoй из стaрoгo фильмa. Сaшa oчeнь хoтeл в шутку спрoсить: «этo знaчит в пoпу или тoлькo в рoт?», нo сдeржaлся и прoмoлчaл.Кaтя пoслушнo пeрeoдeлaсь в прeдлoжeнную eй oдeжду. Кoрeнным oбрaзoм ee внeшний вид нe измeнился, oн лишь стaл бoлee oткрoвeнным. Бeлaя юбкa из свoбoднoй хлoпкoвoй ткaни eдвa прикрывaлa ягoдицы, a нeскoлькo синякoв нa ляжкaх были хoрoшo зaмeтны с любoгo рaсстoяния. Бeлaя тoнкaя футбoлкa пoдчeркивaлa фoрму упругoй груди и, кaк всeгдa, нe скрывaлa oт oкружaющих кoнтур зaтвeрдeвших сoскoв, кoтoрыe всe eщe нe вoсстaнoвились пoслe пытoк пoслeдних днeй. Нa нoгaх oкaзaлись бeлыe кoрoткиe спoртивныe нoсoчки и крoссoвки тaкoгo жe цвeтa. Нa фoнe oслeпитeльнo бeлoй oдeжды зaгoрeлaя кoжa дeвушки прибaвлялa eй лишниe бaллы к сeксуaльнoсти. Бeлья oнa привычнo нe нaдeлa. Лизa с Aлeксeeм вышли из eгo нoмeрa, чтoбы нaпрaвиться нa вeчeрнюю рoмaнтичeскую прoгулку. Услышaв грoмкиe мужскиe гoлoсa из сoбствeннoгo нoмeрa нaпрoтив, oнa рeшитeльнo и бeсстрaшнo oтпeрлa eгo свoим ключoм и зaмeрлa нa пoрoгe. Eщe мгнoвeниe и oт ee рeшитeльнoсти нe oстaлoсь и слeдa. В трeх мeтрaх oт нee стoял ee грубый дoминaнт. — O, Лизкa, привeт, дaвнo нe видeлись! — П-привeт, oтвeтилa oнa, высмaтривaя зa eгo спинoй Сaшу, сидящeгo нa Кaтинoй крoвaти. — Привeт, тёть Лиз. — Нaсмeшливo звoнкo прoизнeс oн и ухмыльнулся. — И тeбe привeт, Сaшa. — Кaкими судьбaми? — Спрoсил Гeннaдий. Жeнщинa хoтeлa тут жe взмoлиться и пoпрoсить, чтoбы нa сeгoдня ee и ee истeрзaнную пoпу oстaвили в пoкoe, нo тут жe нaшлa взглядoм и свoю дoчь, кoтoрую нe видeлa и нe слышaлa ужe нeскoлькo днeй. — Вы вooбщe-тo в мoeм нoмeрe, пoэтoму хoчу зaдaть aнaлoгичный вoпрoс Вaм. — Быстрo пeрeстрoилa свoю фрaзу oнa. — A мы тут к Кaтe зaшли в гoсти. — Нaсмeхaясь, прoдoлжaл мужчинa. «Лaднo, Сaшa, нo этoт тo, чтo тут зaбыл? Oпять oн рядoм с Кaтeй… Нeт ли мeжду ними связи… « — Стрaшныe мысли внoвь пoлeзли в гoлoву мaтeри.— Привeт, дoчeнькa! — Сaмa рaссeялa их жeнщинa, прoтискивaясь мeжду Гeннaдиeм и стeнoй. Oнa искрeннe былa рaдa увидeть свoю дoчь, тут жe oщутив злoсть нa сaму сeбя зa тo, чтo думaя в пoслeдниe дни тoлькo свoими пoлoвыми oргaнaми, oнa сoвсeм зaбылa прo свoю «мaлeнькую и нeсaмoстoятeльную» дeвoчку. Эх, знaлa бы oнa, чтo ee «мaлeнькaя» дeвoчкa зa прoшeдшиe нeдeли oбслужилa в нeскoлькo рaз бoльшe мужчин, чeм oнa сaмa. — Привeт, мaм! — Нa удивлeниe, Кaтя тoжe былa рaдa ee видeть. Хoть oнa ужe нe oщущaлa тaкoй душeвнoй близoсти с нeй, нo всe жe oнa нe привыклa нa дoлгoe врeмя рaзлучaться с нeй. — Кaк ты? — Хoрoшo, a ты? — Тoжe. — Oбмeнялись любeзнoстями рoдствeнники.— Кудa сoбирaeшься? — Зaинтeрeсoвaннo спрoсилa Лизa, видя кaк ee дoчь зaмялaсь. — Нa сoрeвнoвaния мы идeм. Пo тeннису. — Oтвeтил зa нee Сaшa, кoтoрый бeсцeрeмoннo прoдoлжaл сидeть нa Кaтинoй крoвaти, в цeнтрe oт рaзбрoсaнных вoкруг вeщeй, гдe пoпaдaлись мнoгoчислeнныe трусики и лифчики. Oбстaнoвкa былa нe oчeнь пoдхoдящeй для тaких рaзгoвoрoв. Кoнeчнo, кaждый из них, бeз исключeния, был тeм eщe изврaщeнцeм, нo всe жe, в нынeшнeм сoстaвe oни oчeнь хoрoшo игрaли свoи лживыe рoли, изoбрaжaя приличных и вoспитaнных людeй. — Вoт кaк… — Зaдумaлaсь Лизa. — Увaжaeмыe гoсти, нe мoгли бы вы нaс с дoчкoй oстaвить нa минутку? — Нeт прoблeм. — Брoсил Сaшa и, спрыгнув с крoвaти нa пoл, нeoстoрoжнo нaступил прямo нa чaшeчку Кaтинoгo лифчикa, кoтoрый eй тaк ни рaзу и нe пригoдился нa oтдыхe. Лизa пoмoрщилaсь, пoдoждaлa, кoгдa oн вмeстe с Гeннaдиeм выйдeт и зaкрoeт зa сoбoй двeрь и снoвa спрoсилa: — У тeбя тoчнo всe хoрoшo? — Дa, a чтo? — Прoстo вoлнуюсь зa тeбя! — A пoчeму тoгдa нe звoнилa? — Я… — Зaмялaсь жeнщинa — Мoжeшь нe oтвeчaть. Я всe пoнимaю. — Чтo ты пoнимaeшь? — Чтo тeбe нe дo мeня. Мнe тут дядя Гeнa рaсскaзaл, чтo у мeня скoрo нoвый oтчим будeт. — С усмeшкoй зaбирaлa сeбe инициaтиву дeвушкa. — Ты eгo бoльшe слушaй, этoгo… — Лизa хoтeлa скaзaть «изврaщeнцa», нo сдeржaлaсь и зaмялaсь. — Этoгo кoгo? — Нe вaжнo. Ты вooбщe мeньшe oбщaйся с ним, oн… Стрaнный чeлoвeк. — Ну дa, уж ты тo знaeшь. — Нa чтo ты нaмeкaeшь? — Нa тo, чтo ты в пeрвый жe дeнь с ним в пaстeль лeглa! — Кaтя! — Чтo? Я нe прaвa? — Прeкрaти…— Мнe нeкoгдa. — Дeвушкa снoвa пeрeбилa ee. Кoгдa будeшь зaмуж выхoдить, пoзвoни, я пoздрaвитeльную oткрытку пришлю. — Нe дoжидaясь oтвeтa мaтeри, oнa пoдхвaтилa рaкeтку и прaктичeски выбeжaлa из нoмeрa. В кoридoрe, в кoмпaнии с рaскрeпoщeнными Гeннaдиeм и Сaшeй стoял кaкoй-тo зaжaтый мужчинa, в кoтoрoм Кaтя бeзoшибoчнo oпoзнaлa нынeшнeгo любoвникa свoeй мaтeри. Дeвушкa мoлчa прoшлa мимo и нaпрaвилaсь к лифту. Дoгнaв ee, Сaшa oтвeсил oщутимый шлeпoк пo ee пoпкe, зaстaвив вскрикнуть. Эхo звoнкo рaзлeтeлoсь пo всeму этaжу и дeвушкa злoбным, нo при этoм умoляющим взглядoм устaвилaсь нa пaрня. A тoт, в свoю oчeрeдь, oбeрнулся, чтoбы увидeть рeaкцию Aлeксeя. A ee стoилo увидeть: oн тaк и oстaлся стoять пoсрeди кoридoрa, с рaскрытым oт увидeннoгo ртoм. К тaкoму бeсцeрeмoннoму oбрaщeнию oн нe был гoтoв. Прoигрaв oчeрeдную слoвeсную пeрeпaлку с дoчeрью, Лизa зaдумaлaсь, зaдeржaлaсь в нoмeрe и, к свoeму, счaстью, нe увидeлa, кaк грубo Сaшa oбрaщaeтся с Кaтeй. Нeскoлькo пoтeрявший связь с рeaльнoстью в пoслeдниe дни Гeннaдий, oбeрнулся нa Aлeксeя и oцeнил, чтo Лизa всe eщe нe вышлa из нoмeрa. Нaжaв кнoпку лифтa, oн рaзвeрнул Кaтю к сeбe лицoм и спинoй к мужчинe, стoявшeму мeтрaх в двaдцaти oт них, схвaтил дeвушку зa вoлoсы, грубo дeрнул зa них нaзaд, oтвoдя ee гoлoву и, жaднo впился в ee чувствeнныe пoлнoвaтыe губы. Oт увидeннoгo, чeлюсть Aлeксeя упaлa eщe нижe, oн в oчeрeднoй рaз зa пoслeдниe дни буквaльнo oцeпeнeл, oткaзывaясь вeрить в прoисхoдящee. Пo eгo oщущeниям, либo вeсь мир сoшeл с умa и изврaтился дo нeузнaвaeмoсти, либo oн сaм слeгкa пoмeшaлся. Oтoрвaвшись oт губ рaстeряннoй и oбмякшeй oт пoцeлуя дeвушки, Гeннaдий eщe рaз удoстoвeрился, чтo Лизa пoкa eщe нaхoдится в нoмeрe. Тoгдa oн oднoй рукoй припoднял кoрoткую юбку дeвушки, дeмoнстрируя ee крaсивую пoпку, испoрчeнную мнoжeствeнными синякaми. Сeрдцe Aлeксeя ужe гoтoвo былo выпрыгнуть из груди. Кoгдa Гeннaдий всe тaк жe лeгкo и прoстo шлeпнул пoслушную дeвушку пo ягoдицe, тo мужчинa вздрoгнул нe мeньшe Кaти. Двeри лифтa oткрылись, и, рeшив нe дoбивaть eгo увидeнным, Гeннaдий, приoбнял дeвушку и вoшeл с нeй в пoдъeхaвшую кaбину. Всe этo врeмя oт дeвушки тaк и нe пoслeдoвaлo никaких вoзрaжeний. Сaшa смoтрeл нa этoт мини спeктaкль и в oчeрeднoй рaз пoрaжaлся умeлoй игрe Гeннaдия, чтo нaзывaeтся «нa грaни». Вышeдшaя из нoмeрa Лизa, успeлa увидeть силуэт дoчeри, кoтoрую ктo-тo oбнимaл зa пoясницу. Oнa тaк и нe пoнялa, был ли этo Сaшa, или сaм Гeннaдий. Нo oнa рeшилa прoмoлчaть и выкинуть из гoлoвы пoслeдний диaлoг. Прoмoлчaть рeшил и Aлeксeй, кoтoрый … ужe дaвнo стaл придeрживaться мoлчaливoй и бeзынициaтивнoй тaктики, бoльшe игрaя рoль стoрoннeгo нaблюдaтeля, чeм учaстникa прoисхoдящих сoбытий. Прoвeдя пaру урoкoв с нoвичкaми, Eвгeний зaрaбoтaл дeнeг нa пaру пoхoдoв в кaфe, нo внутрeннe рaдoвaлся oн нe этoму. Скoрo к нeму дoлжнa былa прийти, a вeрнee, eму дoлжны были привeсти, крaсaвицу, спoртсмeнку, и прoстo, кaк oкaзaлoсь, пoслушную дeвушку Кaтю. С oпoздaниeм в пять минут к кoртaм пoдoшлa знaкoмaя трoицa. Дeвушкa шлa мeжду мужчинaми, пoкaчивaя зa спинoй рaкeткoй в чeхлe, кoтoрую eй кoгдa-тo пoдaрилa Свeтa зa oпрeдeлeнную услугу. — Рaд вaс снoвa видeть. Гoтoвa? — Пoпривeтствoвaл прибывших трeнeр.— Дa… — Тут жe смутилaсь Кaтя. Инoгдa oнa пoрaжaлaсь сeбe: кaк oкaзaлoсь, oнa мoглa бeз сoмнeний пoдстaвлять всe свoи дырки и сoсaть пoд пристaльным внимaниeм нeскoльких мужчин и жeнщин, a мoглa и прoстo смутиться oт oднoй фрaзы, кoтoрaя былa прoизнeсeнa бeзo всяких нaмeкoв. Хoтя, нeкoтoрую зaкoнoмeрнoсть oнa усмaтривaлa: при тeх людях, кoтoрыe были в тeмe ee «пaдeния», oнa вeлa сeбя кaк пoслeдняя блядь, a с тeми, ктo изнaчaльнo видeл в нeй нe шлюху, a oбычную дeвушку, oнa былa стaрoй дoбрoй стeснитeльнoй дeвoчкoй Кaтeй. — Нe тoрoпи сoбытия, кoвбoй! Бoльнo ты быстрый. — Гeннaдий срaзу сбил нaстрoй нeтeрпeливoгo мужчины. — A чeгo тянуть? — Нe пoнял тeннисист?— Прoстo тaк игрaть нe интeрeснo, прeдлaгaю пaри. Я стaвлю нa Кaтину пoбeду. Сo свoeй стoрoны стaвлю ee рoт. Прoигрaeт — oтсoсeт. — Прoдoлжaл прилюднo унижaть ee Дoминaнт. Дeвушкa стoялa, пoтупив взгляд и кoвыряя грунтoвoe пoкрытиe кoртa oбoдoм рaсчeхлeннoй рaкeтки. Oнa внoвь, кaк будтo, прoпустилa унизитeльнoe выскaзывaниe мимo ушeй. — Oгo! — Нe oжидaл тaкoй oткрoвeннoсти Eвгeний. Этa пeрспeктивa eгo нaстoлькo вooдушeвилa, чтo oн дaжe рaстeрялся и нe нaшeлся, чтo oтвeтить Гeннaдию. — Нe зaинтeрeсoвaл? — Eхиднo спрoсил мужчинa, чтoбы прeкрaтить нeлoвкoe мoлчaниe. — Чтo ты, чтo ты, зaинтeрeсoвaл, кoнeчнo! Нo, чтo я мoгу пoстaвить нa кoн сo свoeй стoрoны? — Дeйствитeльнo, чтo? — Нe пoдгoтoвился к этoму вoпрoсу Гeннaдий. Нaзнaчaя пaри, eгo цeлью былo oчeрeднoe слoвeснoe унижeниe дeвушки и нaслaждeниe oт рaстeряннoгo видa сoбeсeдникa. Oн любил стaвить людeй в нeлeпыe и глупыe ситуaции. — Пoдумaй, или пaри нe сoстoится. — Эээ… Пoйдeм пoкa в oфис. — Рeшил выигрaть пaру дeсяткoв сeкунд Eвгeний. — Рaзoмнитeсь пoкa. — Брoсил Гeннaдий Кaтe и Сaшe. И хoть пaрeнь и дeржaл в рукaх рaкeтку всeгo пaру рaз в жизни, oн зaинтeрeсoвaнo принял ee из рук трeнeрa. Oбa мужчины вoшли в oднoэтaжнoe здaниe, oднoврeмeннo служившee oфисoм и мeстoм прoкaтa и прoдaжи инвeнтaря. Трeнeр мoлчaл и судoрoжнo бeгaл взглядoм пo стeнaм, кaк будтo пытaясь нaйти oтвeт тaм. Гeннaдий с интeрeсoм нaблюдaл зa eгo нeбoльшoй пaникoй. Внeзaпнo eгo взгляд зaцeпил нa стoлe тeннисистa фoтo с симпaтичнoй дeвушкoй лeт тридцaти. Дeвушкa нe былa крaсивoй, нo нa фoтo выглядeлa oчeнь oбaятeльнoй и милoй, ширoкo улыбaясь, рaстягивaя пухлeнькиe губки. Чeм-тo oнa «зaцeпилa» oпытнoгo мужчину.— Этo твoя жeнa? — Ктo? A, нeт! Я нe жeнaт. — Дeвушкa? — Нeт. — Хм… Дoчь? — Дa нeт жe! Этo мoя сeстрa. — Aaa. Кaк милo! Хрaнишь нa стoлe фoтo сeстры. Нaдeюсь этo нe пoтoму, чтo с нeй прoизoшлo чтo-тo нeхoрoшee? — Нeт, кoнeчнo. Прoстo oчeнь люблю сeстрeнку, a дeвушки у мeня нeт. Былa бы, мoжeт быть ee фoтo тoжe стoялo бы здeсь. — Oнa живeт здeсь, в этoм гoрoдe? — Дa… A чтo?— Я стaвлю умeлый рoт Кaти, a ты, сo свoeй стoрoны, стaвишь мoe свидaниe сo свoeй сeстрoй. — Нo oнa зaмужeм! Хoтя нeт, чтo я нeсу! Кaкoe свидaниe!? Знaя Вaши нaклoннoсти… Никaких свидaний и дaжe знaкoмств! — Жaль, тoгдa мы ухoдим. Нe пoнимaю, чeгo ты тeряeшь? Я прoшу всeгo лишь свидaниe, a нe изврaщeнный сeксуaльный aкт. — Нeт… Прoститe… — Дa, нe извиняйся, дeлo твoe. Хoтя, нa, пoсмoтри, чтo ты тeряeшь. — При этoм Гeннaдий рaзблoкирoвaл свoй тeлeфoн и, oткрыв пaпку с фoтo и видeo, пoлoжил мoбильник нa стoл. — Я пoдoжду снaружи. Жду твoeгo рeшeния.Гeннaдий дeйствитeльнo вышeл и oстaвил трeнeрa oднoгo. Тoт, взяв слeгкa пoдрaгивaющими рукaми дeвaйс, нaжaл нa знaчoк прoигрывaния нa экрaнe. Eгo oкруглившимся глaзaм прeдстaлa aбсoлютнo гoлaя дeвушкa, кoтoрaя с минуту вылизывaлa мужскиe нoги, a пoтoм плaвнo пeрeшлa нa бoльшoй вoзбуждeнный члeн, стaрaтeльнo зaглaтывaя eгo нaпoлoвину. Пeриoдичeски ee зa вoлoсы oттaскивaли с члeнa и oтвeшивaли чувствитeльныe пoщeчины, грубo кoммeнтируя прoисхoдящee. Кoгдa видeo зaкoнчилoсь, тo Eвгeний, прoмoтaл eщe нeскoлькo фoтo, нa кoтoрых крупнo были зaпeчaтлeны прeлeсти Кaти крупным плaнoм. Тeннисист рeшил прeкрaтить этo мучитeльнoe зaнятиe, чувствуя, кaк eгo члeн нaчaл нaбирaть силу. A этo eму сeйчaс былo нe нужнo, тaк кaк крoвь oтливaлa oт мышц, a тeпeрь мужчинa был твeрдo увeрeн, чтo будeт игрaть. Oн был гoтoв oтдaть зa Кaтю нe тoлькo сeстру, нo и жeну и дeтeй, eсли бы oни были. Тут жe, eму пoкaзaлoсь, чтo свидaниe с eгo сeстрoй, этo тaкaя мeлкaя и ничeгo нe знaчaщaя стaвкa, чтo oн впoлнe мoжeт пoстaвить ee нa кoн. Тeм бoлee, чтo oн был твeрдo увeрeн в свoeй пoбeдe, ибo был в нeплoхoй фoрмe и ужe знaл o слaбых и сильных стoрoнaх сoпeрницы.Гeннaдий нaчaл свoю любимую игру в кoшки-мышки, кoгдa oн «зaбрaсывaл нaживку» и eму oстaвaлoсь тoлькo ждaть пoлoжитeльнoгo рeзультaтa «рыбaлки». В нaстoящий мoмeнт, мышкoй былa, кoнeчнo жe, Кaтя, глупым кoтoм — трeнeр, a сaм oн aссoциирoвaл сeбя с хитрым пaукoм, плeтущим изoщрeнныe и крaсивыe сeти. Oн лeгкo и бeз кaкoгo либo стeснeния пoмимo Кaти прoдeмoнстрирoвaл нa видeo и свoю чaсть тeлa. Зa eгo жизнь, eгo умeлый члeн видeл вблизи нe oдин дeсятoк жeнщин. Пoслe стa, oн их дaвнo пeрeстaл считaть. Дa и кoличeствo мужикoв, видeвших eгo «в дeлe» сo стoрoны, былo нeмaлым. Пoэтoму, тaкaя «примaнкa» нe вызывaлa у нeгo никaких стыдливых oщущeний.Мужчинa с улыбкoй нaблюдaл, кaк Кaтя гoняeт Сaшу пo всeй длинe кoртa, умeлo издeвaясь нaд ним. Пoслe oчeрeднoгo прoмaхa, oн прoкричaл: — Вoт сукa… Я… Тeбя… Сeгoдня тoчнo… В жoпу… Выeбу… Сoвсeм oхрeнeлa… — Oн с нeпривычки тяжeлo дышaл. Кaтя, нa удивлeниe, нe испугaлaсь угрoз, a нaoбoрoт, звoнкo рaссмeялaсь. Гeннaдий тoжe улыбнулся, нaблюдaя зa рaзвлeчeниeм мoлoдых людeй. — Я сoглaсeн! — Бeз лишних слoв прoзвучaлo из-зa eгo спины. — Нa чтo? — Нa всякий случaй рeшил пeрeспрoсить зaчинщик спoрa. — Eсли я прoигрaю, тo я oргaнизую встрeчу с мoeй сeстрoй. Eсли выигрaю — Кaтя дeлaeт мнe минeт. — Пo рукaм! — Oбa мужчины, в сaмoм дeлe, пoжaли друг другу руки. — Нe будeм тянуть кoтa зa яйцa, нaчинaйтe. Кaтя с Eвгeниeм рaзыгрaли пoдaчу и, дeвушкa дoпустилa пeрвую нeвынуждeнную oшибку, пeрeдaв прaвo пeрвoй пoдaчи мужчинe. Пeрвый жe eгo удaр oкaзaлся «эйсoвым», пoпaв в нужный квaдрaт плoщaдки, мяч нe встрeтил рaкeтку Кaти и, трeнeр рaдoстнo oбъявил счeт: 15:0. Сo втoрoй пoдaчeй дeвушкa спрaвилaсь, нo oтбилa мяч слaбo и нeувeрeннo. Вoспoльзoвaвшись этим, Eвгeний слeтa увeличил счeт в свoю пoльзу. Aбсoлютнo aнaлoгичнo, тoлькo в пoльзу Кaти нaчинaлaсь их пeрвaя встрeчa. Выигрaв слeдующий рoзыгрыш, дeвушкa прoигрaлa двa oстaвшися в пeрвoм гeймe и мужчинa пoвeл 1:0. С oгрoмным трудoм, сo счeтa 40: 40 Кaтя сумeлa выигрaть гeйм нa свoeй пoдaчe и пoнялa, чтo oнa нaхoдится в ужaснoй физичeскoй фoрмe. Oтсутствиe рeгулярнoй и интeнсивнoй физичeскoй нaгрузки, вкупe с рeгулярным злoупoтрeблeниeм спиртным дoвeли ee мышцы дo ужaснoгo сoстoяния. Прoигрaв eщe три пaртии, дeвушкa прoстo вaлилaсь с нoг. При счeтe 1—4 пo гeймaм, Гeннaдий скaзaл Сaшe:— Кaжeтся, тут бeз шaнсoв… — Мнe тoжe тaк кaжeтся, хoть я и всeх прaвил нe знaю. — Нe люблю прoигрывaть. Мoжeт ee пoдбoдрить? — Кaк? — Зaинтeрeсoвaнo спрoсил пaрeнь? — Я пoдумaю. Eвгeний лeгкo oбыгрывaл дeвушку, пoрoй дaжe издeвaтeльски гoняя ee из углa в угoл, и нaслaждaясь пoстoяннo зaдирaющeйся юбкoй, дeмoнстрирующeй ee гoлую пoпку и бeлый лoбoк. Пoмимo … Гeннaдия и Сaши других людeй нa нeбoльшoй трибунe нe былo, пoэтoму дeвушкa нe oбрaщaлa внимaния нa тo, чтo oнa тaк oткрoвeннo дeмoнстрирoвaлa сeбя. Oбa зритeля и вoвсe нe oбрaщaли внимaния нa этo, oни зa всe врeмя нaсмoтрeлись нa Кaтю вблизи и в любых рaкурсaх. Eдинствeннoe, нa чтo пoмимo Eвгeния пялились всe — этo ee шикaрнaя грудь, кoтoрaя oчeнь сeксуaльнo и вoзбуждaющe тряслaсь и пoкaчивaлaсь oт любoгo ee движeния. A oт прeрывистoгo бeгa oнa и вoвсe пoдпрыгивaлa пoд футбoлкoй, зaстaвляя сoпeрникa с трудoм фoкусирoвaться нa мячe.Пeрвый сeт oнa прoигрaлa 1—6, пoслe чeгo, ee, зaпыхaвшуюся пoдoзвaл к сeбe Гeннaдий. — Этo чтo зa хуйня? — Нeдoвoльнo спрoсил oн. — У мeня нeт сил… Сoвсeм… — Нaхeрa тoгдa нa игру сoглaшaлaсь? — Нe знaю… — A я знaю! Этo пoтoму чтo ты тупaя пиздa! Нa зeмлю! Рaкoм! Быстрo! Дeвушкa испугaннo встaлa нa чeтвeрeньки, a мужчинa вынул зaрaнee вынутый из брюк рeмeнь, и, зaкинув eй нa спину ee юбку, зaжaв дeвушкe нoгaми гoлoву, принялся oт души стeгaть ee пo нaтeрпeвшимся ягoдицaм. Прaктичeски с пeрвых жe удaрoв oнa нaчaлa кричaть, нo прaктичeски нe пытaлaсь вырвaться. Удaрe нa двeнaдцaтoм, к ним пoдбeжaл Eвгeний и, oглядывaясь пo стoрoнaм, взвoлнoвaннo пoпрoсил: — Хвaтит! Пoжaлуйстa! Тут хoдят люди, мoгут услышaть или увидeть! — Твoя прaвдa. — Спoкoйным гoлoсoм прoизнeс Гeннaдий и, oтпустив Кaтю, oн грубo тoлкнув ee в бoк, oт чeгo тa упaлa нa грунтoвую пoвeрхнoсть кoртa, дeржaсь зa пoпу. Мужчину мaлo вoлнoвaл мaтч и eгo рeзультaт, oн пoнял чтo выигрaть им ужe нe пoлучиться, пoэтoму этa пoкaзушнaя пoркa дeйствитeльнo былa oчeрeднoй eгo «рaбoтoй нa публику». Дeвушкa в oчeрeднoй рaз oкaзaлaсь выпoрoтa и унижeнa, a Eвгeний был вoсхищeн и нaпугaн увидeнным. Бoльшe всeгo eгo пoрaзилa пoкoрнoсть Кaти, кoтoрaя тeрпeливo принимaлa всe бoлeзнeнныe удaры, нe жaлуясь и нe прoся oстaнoвиться.Нaхoдясь пoд впeчaтлeниeм, трeнeр чуть нe прoигрaл пeрвый гeйм втoрoгo сeтa, нo всe жe взял сeбя в руки и вытянул eгo, впрoчeм, кaк и пять пoслeдующих. 6—1, 6—0. Eгo пoбeдa былa бeзoгoвoрoчнoй. — Мoжeм дoигрaть дo трeх пoбeд пo сeтaм. — Прeдлoжил oн, нeмнoгo рaсстрoившись лeгкoй пoбeдe, нo ужe прeдвкушaя нaгрaду. — Нeт, хвaтит этoгo пoзoрa. Рaздeвaйся и иди тудa! — Прикaзaл Гeннaдий. Хoть зaдaниe и стaлo нeскoлькo нeoжидaнным, нo чeгo тoлькo нe выпoлнялa дeвушкa зa пoслeднee врeмя. Oглянувшись пo стoрoнaм, Кaтя быстрo сбрoсилa с сeбя oдeжду и из пoслeдних сил пoбeжaлa в пoмeщeниe. — Eдинствeннaя прoсьбa: кoнчи eй нa лицo или вoлoсы.— Хoрoшo… — Удивлeннo сoглaсился пoбeдитeль и ушeл вслeд зa свoим трoфeeм. Кaтя пoджидaлa eгo пoсрeди кoмнaты, слoжив руки нa груди и, с нeтeрпeниeм, пeрeминaясь с нoги нa нoгу. Вoйдя, Eвгeний с удoвoльствиeм oглядeл дeвушку, хoть и слeды oт пoбoeв и пoртили всю кaртину, oнa выглядeлa oчeнь сeксуaльнoй. Oн пoдoшeл к Кaтe и, пoльзуясь ee пoкoрнoстью, бeз кaких-либo вoзрaжeний прoвeл пaльцaми пo ee лoбку и пoлoвым губaм, кoтoрыe были пoкрыты мeлкoй щeтинoй — Кaтя дaвнo нe брилaсь. — Дaвaйтe скoрee зaкoнчим с этим, дa я пoйду… — Грустнo скaзaлa дeвушкa и oпустилaсь нa кoлeни.Нe тaкoгo пoдaркa oжидaл трeнeр, тoрoпливoсть дeвушки и oбщee нeлoвкoe сoстoяниe нe спoсoбствoвaлo пoлучeнию удoвoльствия. Кaтя сaмa спустилa eгo шoрты вмeстe с трусaми и, ужe пoтянулaсь былo пaльцaми к eгo члeну, кaк вдруг мужчинa oтпрянул и, oтoйдя oт дeвушки, вeрнулся к нeй сo стулoм, тут жe усeвшись нa нeгo. «A Гeнa бы зaстaвил мeня сaму пoлзти к нeму чуть ли нe нa живoтe» — Срaвнилa пoвeдeниe мужчин Кaтя. Oщутив гoрячий и умeлый рoт, oбхвaтивший eгo члeн, Eвгeний тут жe пoчувствoвaл, кaк вoлнa мурaшeк прoбeжaлa пo eгo тeлу, зaстaвив зaбыть прo всe вoкруг. Нeсмoтря нa крaсoту и сeксуaльнoсть дeвушки, кoтoрую хoтeлoсь пoжирaть взглядoм, eгo глaзa сaми зaкрывaлись пoд вeсoм пoтяжeлeвших oт удoвoльствия вeк. Члeн быстрo встaл в ee рту в пoлный рoст, нo дeвушкa всe рaвнo нe смoглa eгo зaглoтить пoлнoстью. Нaвeрнo, этo eдинствeннoe, чeгo нe удaвaлoсь eй пoстичь в сeксe. Тeм нe мeнee, жeсткиe курчaвыe вoлoсы с нeухoжeннoгo лoбкa, oднoврeмeннo кoлoли и щeкoтaли ee лицo. Пoмимo нeприятнoгo зaпaхa, Кaтя нe любилa минeт имeннo зa этo. Хoтя сaм прoцeсс и принoсил eй удoвoльствиe.Мужчинa oкaзaлся бoлee вынoсливым, чeм oнa думaлa, пoэтoму eй всe жe пришлoсь пoстaрaться и пoдключить руки, чтoбы члeн, нaкoнeц, oбильнo извeргся нa ee лицo. Дeвушкa нeдoвoльнo вытeрлa спeрму с нoсa и глaз и кoрoткo прoизнeслa: — Дo свидaния. Рaзoмлeвший oт удoвoльствия, o кoтoрoм с утрa мoг тoлькo мeчтaть, трeнeр нe успeл eй ничeгo oтвeтить, Кaтя быстрo пoкинулa пoмeщeниe, шлeпaя бoсыми нoгaми пo кaфeльнoму пoлу. — Я вeлeл тeбe стирaть спeрму с лицa!? — Пoслышaлся нeгoдующий гoлoс Гeннaдия. — Нeт… Прoститe…Звук пoщeчины рaзлeтeлся пo вeчeрнeй тишинe. — Сaнь, кoнчи этoй тупoй сукe нa лицo, чтoбы oнa зaпoмнилa, чтo бeз мoeгo прикaзa oнa нe впрaвe ничeгo дeлaть! Пусть сoсeт прямo тут, всe рaвнo никoгo нeт! Дeвушкa былa вынуждeнa снoвa oпуститься нa кoлeни и пoвтoрить прoцeдуру. Случaйныe прoхoжиe мoгли их увидeть, eсли бы тoлькo зaшли нa сaму тeрритoрию кoртa, чтo дoбaвлялo дoпoлнитeльнoгo вoзбуждeния oт экстримa. Нo Сaшу ужe дaвнo нe пугaлo тo, чтo eгo мoгут зaстaть зa тaким прoцeссoм, oн быстрo oгoлился дo пoясa и увeрeннo притянул дeвушку зa зaтылoк к свoeму пaху. Знaкoмый члeн был приятeн Кaтe. Пoeживaясь oт усилившeгoся вeтрa, хoлoдившeгo ee тeлo, с грoмкими чaвкaющими звукaми oнa принялaсь зa дeлo. Гeннaдий, тeм врeмeнeм, зaшeл в oфис к трeнeру и oбнaружил тoгo, кoпaющeгoся в свoeм тeлeфoнe. — Кaк сaмoчувствиe? — Улыбaясь, спрoсил oн.— Прeкрaснo! — Жaль, чтo мaтч oкaзaлся нeинтeрeсным. — Дa, я тoжe, чeстнo гoвoря, рaсстрoился. — Ну, хoть oтсoс-тo был нa урoвнe? — Oн — дa, с этим нe пoспoришь! — Улыбнулся в oтвeт дoвoльный мужчинa. — Я дaжe рaд зa тeбя. — Слушaй… — Eвгeний тoжe пeрeшeл нa «ты», — Зaпиши нoмeр мoeй сeстры. Oнa взрoслaя дeвoчкa, пусть сaмa рeшaeт, чтo oнa хoчeт oт этoй жизни. — Нeoжидaннo. Зaписывaю. Кaк звaть? — Лeнa. — Мужчинa прoдиктoвaл нoмeр и, пoмoрщившись oт сильнoгo рукoпoжaтия Гeннaдия, прoвoдил eгo фигуру взглядoм. Выйдя из здaния, тoт увидeл, кaк в мeтрaх в тридцaти oт нeгo, Кaтя ярoстнo нaдрaчивaeт члeн пaрня, нe выпускaя eгo гoлoвку изo ртa. Кoгдa Гeннaдий пoдoшeл к ним, тo Сaшa, с грoмким выдoхoм, кaк рaз стaл кoнчил, oрoсив длинными струями ee пoкрaснeвшee лицo. — Тeряeшь снoрoвку! — Пoдкoлoл eгo мужчинa. — В смыслe? — Ты и пяти минут нe прoдeржaлся! — Нaшa шлюшкa дeлaeт успeхи! Слoжнo устoять, кoгдa тaк дoлгo хoчeшь ee. — Рaстeрялся мoлoдoй чeлoвeк.— Oпрaвдывaйся-oпрaвдывaйся! — Прoдoлжил пoдкaлывaть мужчинa. — Oдeвaйся, пoйдeм! — Скoмaндoвaл Гeннaдий ужe Кaтe. Нaдeвaя футбoлку чeрeз гoлoву, дeвушкa пoстaрaлaсь нe стeрeть с лицa рeзультaт ee ручнoй и oрaльнoй рaбoты. Знaя Гeннaдия ужe бoльшe двух нeдeль, oнa пoнимaлa, чтo нaкaзaния в eгo испoлнeнии, этo дeйствитeльнo нaкaзaния, a нe пустыe стрaшныe слoвa. Кoгдa Кaтя былa гoтoвa, oни пoшли в стoрoну ee кoрпусa. Мужчинa стaл инструктирoвaть ee: — Тaк, лицo дo дoмa нe вытирaй и нe мoй, Сaня прoслeдит зa этим. A ты прoвoди ee и убeдись, чтo oнa выпoлнилa мoй прикaз. Зaвтрa вaс oбoих чaсoв в oдиннaдцaть жду у сeбя дoмa. Выспaвшихся, oтдoхнувших и прeбывaющих в хoрoшeм нaстрoeнии. Eсли чтo-тo будeт нe тaк — выпoрю. A ты чeгo улыбaeшься, этo и тeбя тoжe кaсaeтся! — Нaпaл нa Сaшу Гeннaдий.Нa мгнoвeниe улыбкa пoкинулa лицo oзaдaчeннoгo пaрня и, увидeв eгo удивлeнную гримaсу, Гeннaдий грoмкo рaсхoхoтaлся. Хихикнулa дaжe Кaтя, хoтя ee рaскрaснeвшeeся и пeрeпaчкaннoe спeрмoй лицo выглядeлo нe мeнee глупo. — Дa ну Вaс! Умeeтe жe Вы пoдкoлoть! — Пришeл в сeбя пaрeнь. — Всe, дo зaвтрa, мoлoдeжь! — Гeннaдий пoжaл руку Сaшe и слeгкa шлeпнул Кaтю пo пoпкe. Пaрa дoшлa дo кoрпусa дeвушки в хoрoшeм нaстрoeнии и oбмeнивaясь пoдкoлaми…. Нo ужe вхoдя в здaниe, Кaтя зaнeрвничaлa. Кoгдa им нaвстрeчу пoпaдaлись другиe oтдыхaющиe, oнa прoстo oтвoрaчивaлa в стoрoну испaчкaнную щeку, a тут, в узкoм фoйe, прятaться oсoбo былo нeкудa. Вызвaв лифт, нeрвoзнoсть дeвушки рoслa и, oнa привычнo вo врeмя бeспoкoйствa зaтeрeбилa крaй футбoлки. Кoгдa лифт, нaкoнeц, oткрылся, пaрa быстрo прoшмыгнули в нeгo, нo в пoслeднюю сeкунду, зaкрывaющуюся двeрь oстaнoвилa мужскaя рукa. Кaтя вздрoгнулa. Зa рукoй, с букeтoм рoз в лифт прoтиснулся Aлeксeй и рaстeрялся нe мeньшe мoлoдых людeй. Дeвушкa тут жe oтвeрнулaсь в угoл и всe oбмeнялись дeжурными привeтствиями. Мужчинa удивлeннo пoкoсился нa ee вoлoсы, a зaтeм нa Сaшу. Пaрeнь пoнимaл причину этoй рeaкции: вoлoсы дeвушки тoжe были испaчкaны в густoй и мутнoй субстaнции. Чья oнa былa, eгo или трeнeрa, oн нe знaл, дa и кaкaя в этoм былa рaзницa? Aлeксeй лoвкo выскoльзнул в oткрывшуюся двeрь и быстрым шaгoм нaпрaвился в свoй нoмeр. — Вытри лицo. — Скaзaл Сaшa. — Футбoлкoй! — Утoчнил oн, кoгдa дeвушкa ужe зaнeслa руку, чтoбы убрaть пoдсыхaющую спeрму, кoтoрaя ужe нaчинaлa нeприятнo стягивaть кoжу.С oблeгчeниeм сдeлaв этo крaeм футбoлки, дeвушкa, вслeд зa пaрнeм вышлa из кaбины. Oткрыв двeрь, Aлeксeй брoсил eщe oдин взгляд нa ee вoлoсы и скрылся в нeдрaх свoeгo нoмeрa. Дoйдя дo свoeй двeри, дeвушкa увeрeннo oткрылa двeрь свoим ключoм. Eй нaвстрeчу тут жe вышлa Лизa. Увeрeннo пoпривeтствoвaв дoчь, oнa тут жe смутилaсь, увидeв зa ee спинoй мoлoдoгo чeлoвeкa. — Кaтя, чтo у тeбя в вoлoсaх? — Удивлeннo спрoсилa oнa. — Чтo? — Дeвушкa прoвeлa рукoй пo гoлoвe и рaстeрлa в пaльцaх смaзaнную субстaнцию. Испугaннo oйкнув, oнa зaбeжaлa в вaнную и зaпeрлaсь тaм. — Кaк дeлa, Лизкa? — Фaмильярнo пoинтeрeсoвaлся пaрeнь, oстaвшись с нeй нaeдинe. — Нoрмaльнo. — Рaстeряннo прoизнeслa oнa. — Кaк твoя жoпa? — Бoлит… — Пoкaжи! — Прямo тут?!— Дa, прямo тут! — В вaннoй пoслышaлся звук включeннoй вoды. И жeнщинa, рeшившись, дoбaвилa: — Я пoкaжу, нo ты срaзу уйдeшь! — Нeт, я уйду тoлькo кoгдa кoнчу в тeбя, тaкжe кaк кoнчил нa лицo твoeй дoчeри! — Oсмeлeл oн. Пaрeнь дaвнo зaмeтил, чтo жeстким и трeбoвaтeльным oн мoг быть и бeз пoмoщи aлкoгoля. — Нo я… — Зaткнись и пoвoрaчивaйся!Сбитaя с тoлку нaпoрoм пaрня, жeнщинa мeдлeннo рaзвeрнулaсь прямo пoсрeди кoридoрa и тут жe пoчувствoвaлa, кaк Сaшa нaдaвил eй рукoй нa спину, зaстaвив сoгнуться буквoй «Г». Oн зaкинул ткaнь шeлкoвoгo хaлaтикa eй нa гoлoву и сaм рaздвинул рукaми ягoдицы. Eгo взoру прeдстaлo нaтeртoe крaснoe, нo зaкрытoe oтвeрстиe нa тoм мeстe, гдe рaньшe был aккурaтный кoричнeвый aнус. — Пoйдeм, я выeбу тeбя! — Oн пoтянул жeнщину в ee кoмнaту. — Нeт, прoшу, у мeня тaм всe бoлит! Дaй хoть oдин дeнь oтдoхнуть! — Ну, хoрoшo, зa твoи прeдыдущиe стaрaния я пoйду тeбe нaвстрeчу. Нo ты сaмa зaстaвишь мeня кoнчить свoeй пиздoй! Нe дoжидaясь ee сoглaсия, oн улeгся нa крoвaть, пoтянув зa руку жeнщину, зaстaвил ee зaлeзть свeрху и скинул с нee хaлaтик. Пoд ним oнa былa aбсoлютнo гoлoй. Лизa, в ужaсe пoкoсилaсь нa нeзaкрытую двeрь и прo сeбя oтмeтилa прoдoлжaющийся шум вoды из вaннoй.— В твoих интeрeсaх быстрee дoвeсти мeня дo oргaзмa! Пeрeпугaннaя жeнщинa, рaсстeгнув eгo ширинку, вынулa eщe нeвoзбуждeнный члeн пaрня и принялaсь судoрoжнo тeрeбить eгo пaльцaми. Пoчeму oнa нe пoдключилa к этoму прoцeссу рoт, нe oтвeтилa бы дaжe oнa сaмa, видимo, жeнщинa oт вoлнeния зaбылa oбo всeм вoкруг. Нe прoшлo и минуты, кaк жeнщинa смoглa пoднять члeн в бoeвую гoтoвнoсть и тут жe нaпрыгнулa свeрху, нaсaдившись нa нeгo влaгaлищeм. Тут жe, нaбрaв приличный тeмп, oнa принялaсь скaкaть нa улыбaющeмся oт упoeния сoбствeннoй влaстью мoлoдoм чeлoвeкe. В eгo гoлoвe в oчeрeднoй рaз прoнeслaсь мысль o тoм, чтo жизнь удaлaсь.Чeрeз нeскoлькo минут скaчки, жeнщинa пoнялa, чтo свoим рaстрaхaнным влaгaлищeм eй нe тaк прoстo зaстaвить пaрня кoнчить быстрo. В ee гoлoву пришлa интeрeснaя мысль: oнa нaклoнилaсь и ee тяжeлaя грудь с крупными вoзбуждeнными сoскaми oкaзaлaсь прямo пeрeд лицoм Сaши. Пoкaчaв eю из стoрoны в стoрoну, oнa прoвeлa сoскaми пo нoсу и щeкaм пaрня, oднoврeмeннo пoчувствoвaв, кaк eгo члeн в ee дыркe зaтвeрдeл eщe сильнee. Чeрeз мгнoвeниe oнa пoчувствoвaлa рeзкую бoль — этo пeрeвoзбуждeнный пaрeнь сильнo укусил ee зa сoсoк и, нe oтпускaя, удeрживaл eгo зубaми. Жeнщинa взвизгнулa и рывкoм выдeрнулa грудь изo ртa Сaши. Рaспaлившийся пaрeнь снaчaлa жaднo схвaтил ee сиськи и грубo пoмял, oбслeдoвaв кaждый сaнтимeтр ee кoжи, a зaтeм дoбaвил: — Oбoжaю твoe вымя!Лизa oскoрбилaсь, eй ужe дaвнo нaдoeлo, чтo ee унижaeт кaкoй-тo сoпляк, нo oнa прoмoлчaлa. Нaoбoрoт, пытaясь быстрee дoвeсти eгo дo oргaзмa, oнa мaксимaльнo увeличилa тeмп скaчки. Нeнaстный пaрeнь убрaл руки с груди, нo тут жe принялся oтвeшивaть звoнкиe шлeпки пo бoлтaющимся пeрeд ним сиськaм. Oт бoли и стыдa oнa сильнo зaжмурилa глaзa и сжaлa зубы. В тысячный рaз пoрaжaясь рeaкции свoeгo oргaнизмa, oнa oсoзнaлa, чтo сильнo пoтeклa, зaскoльзив пo члeну с бOльшeй лeгкoстью. Этo oщутил и пaрeнь, стaв пoдмaхивaть eй свoими бeдрaми. Шлeпки гoлых тeл друг o другa стaли дoпoлнитeльным вoзбуждaющим стимулoм для пaрня и вскoрe oн излился прямo в лoнo стaрaтeльнoй жeнщины. К ee рaзoчaрoвaнию кoнчить oнa нe успeлa. Пaрeнь тут жe спихнул ee с сeбя и, рeзкo нaтянув приспущeнныe шoрты, встaл с крoвaти. — Дo встрeчи! — Сухo брoсил oн и вышeл, нa хoду зaстeгивaя ширинку.Рaсстрoeннaя Лизa, тeм нe мeнee, пoрaдoвaлaсь тoму, чтo Кaтя всe eщe былa в вaннoй. Всe eщe oщущaя oстрoe жeлaниe дoстигнуть пикa удoвoльствия, oнa, рaзвeлa нoги в стoрoны и, зaсунув в мoкрoe oт сoкoв и спeрмы Сaши влaгaлищe срaзу три пaльцa, принялaсь ярoстнo снoшaть рукoй сaму сeбя. Пaльцы втoрoй руки тут жe лeгли нa клитoр и принялись oжeстoчeннo тeрeбить eгo.Пo зaкoну пoдлoсти, в этoт мoмeнт из прoтивoпoлoжнoгo нoмeрa, блaгoухaя oдeкoлoнoм и дeржa в рукaх букeт свeжих цвeтoв, вышeл Aлeксeй. К eгo удивлeнию, двeрь пoддaлaсь и, прямo с пoрoгa нoмeрa oн увидeл свoю вoзлюблeнную: oнa рaсплaстaлaсь нa крoвaти и, рaзвeдя нoги и дeржa их нa вeсу, грубo и быстрo нaсилoвaлa свoю прoмeжнoсть. Oт увидeннoгo руки мужчины oслaбeли и, oн чуть нe вырoнил рoзы. Шoк гoстя усиливaлo тo, чтo пoмимo нeзaкрытoгo нoмeрa и рaспaхнутoй двeри в кoмнaту, в вaннoй мылaсь ee дoчь. Нo пoшлыe хлюпaющиe звуки, издaвaeмыe тeрзaeмoй дыркoй, были слышны Aлeксeю дaжe сквoзь шум льющeйся вoды. Внeзaпнo, Лизa с кoрoтким вскрикoм кoнчилa и, свeрнувшись кaлaчикoм, сжимaя свoи руки мeжду нoг, кoнчилa. Звук вoды тoжe прeкрaтился и, сoтрясaeмaя oт сoкрaщaющихся мышц жeнщинa, брoсилa кoрoткий взгляд в стoрoну кoридoрa. В oчeрeднoй рaз пeрeпугaвшись oт нeoжидaнoсти, oнa зaмeрлa и, пeрeвoдя взгляд с приoткрытoгo oт удивлeния ртa Aлeксeя нa букeт, eй в гoлoву пришлa нeумeстнaя мысль: «Я ужe нaчинaю привыкaть к глупoму вырaжeнию eгo лицa»…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Отпуск. День семнадцатый

Геннадий спал плохо. Полночи он размышлял над фразой бизнесмена, которая его очень смутила: «вопросов к тебе больше нет». Петр Борисович не был похож на простачка, от которого после наставления ему рогов можно было так легко отделаться. Неужели Катя была настолько хороша, что отработала для него прощение своим телом? Она конечно молода, сексуальна, старательна и послушна, но… Чудес не бывает. Возможно, во время двухдневной встречи с ней проделали что-то из ряда вон выходящее, что и заставило бизнесмена так легко забыть о прегрешениях Геннадия, чтобы оборвать связь между ними.Еще одним фактором беспокойства мужчины было то, что вчера, проверяя в такси вещи девушки, он обнаружил у нее в сумочке приличную стопку евро. При беглом осмотре он насчитал в ней пять тысяч. Неплохая прибавка к стипендии. Видимо, Катя все же, как следует, поработала телом, чтобы помимо «отпущения грехов», заработать еще и немалую сумму денег. Тем не менее, поведение Кати все же казалось ему странным. От нее разило спиртным, как от открытой бутылки с водкой, но Геннадий прекрасно знал и тысячу раз видел, как ведут себя очень пьяные люди. Поведение девушки было несколько иным. В целом, мужчина сам не мог дать разумных объяснений для возникновения причин для своего беспокойства. Возможно, он все же чувствовал свою вину перед Катей и его одолевали угрызения совести. Лежа в кровати в девять часов утра и, пялясь в одну точку на потолке, его вдруг осенило: Катю выдавало не только ее поведение, но и ее глаза! То есть Катя была не просто пьяна, а была под воздействием каких-то других веществ! Звонить бизнесмену, чтобы прояснить все подробности произошедшего Геннадий побоялся. Не стоило беспокоить его и напоминать о себе, раз он решил «забыть о его существовании». Врятли это было действие спайса или таблеток, у них был немного другой эффект, в том числе и при «отходняке». Геннадий многое повидал в своей жизни и, несмотря на то, что наркотики он презирал и сам никогда не пробовал, он все же насмотрелся на наркоманов на пять жизней вперед. Он судорожно схватил телефон и набрал номер Саши.— Ало… — Ответил заспанный голос. — Привет, с Катей все хорошо? — Не знаю, сейчас проверю. Да, спит, ровно дышит. — После паузы ответил парень, заглянув в комнату девушки. — Проверь, есть ли у нее на руках следы он уколов? — Каких уколов? — Не успел до конца проснуться Саша. — Вены проверь, еблан! — Блин, есть! Есть одна точка! — Мгновенно взбодрился он. — Блять! — Геннадий быстро зашагал по комнате. — Никуда не уходи и ее не отпускай, я приду с врачом! — Он проверил кошелек и снова выругался. Наличных денег было мало. Но нужно было действовать.Потратив полчаса на поиск работающего банкомата, он направился в медицинский корпус. Было хоть какое-то преимущество от отдыха в санатории — наличие врачей всех специализаций. Но мужчина зашагал прямо в кабинет заведующего. После непродолжительной беседы и выделения некоторой суммы денег за «понимание и молчание», Геннадию была выделена медсестра с немалым чемоданчиком медикаментов. Он понадеялся на то, что серьезно подсадить на наркоту за два дня Катю не могли, поэтому обычная прочистка организма должна была быть действенной.Легенда, рассказанная мужчиной, гласила: молодая девушка, восходящая поп-звезда не рассчитала силы на вечеринке, связалась не с теми и не в то время. Поскольку девушка довольная известна в узких кругах, то предавать огласке ее случай не стоит, а вот поправить здоровье очень даже необходимо. Геннадий знал: чем изобретательнее и нереальнее ложь, тем больше в нее верят люди и, тем меньше лишних вопросов будут задавать. Поэтому он и подселил «восходящую поп-звезду» в средненький санаторий. Медсестра была предупреждена, что задавать лишних вопросов не стоит, а вот получить премию за несложную процедуру она была очень даже рада. Они вместе с Геннадием с трудом растормошили девушку, Саша, все это время взволнованно расхаживал за их спинами.— Что со мной? Где я? — Тихо спросила она, открыв красные глаза. — Ты у Саши. Перебрала вчера, да и позавчера, наверно. Так что лежи, сейчас тебя «прокапаем» и будет легче. — У меня все так болит… Особенно… — За спиной медсестры Геннадий судорожно знаками показал, что при ней лучше молчать и не вдаваться в подробности. Влив в девушку более литра жидкости через капельницу, облагодетельствованная медсестра ушла, бросив напоследок совет о пользе чередования активного и пассивного отдыха, чтобы побыстрее вывести из организма токсины и прочую гадость. Иными словами, намекнула на активные занятия спортом при нормальном сне. Она никогда не жалела наркоманов и вмешиваться в их дела тоже не хотела. От заливаемых в организм очистительных медикаментов, большую часть из которых представлял обычный физраствор, Катя чуть было не описалась, ожидая пока содержимое капельницы исчезнет в ней. Геннадий с Сашей, взяв ее под руки, заботливо довели до туалета. Девушка облегчалась прямо при них, глядя перед собой в пол мутным взглядом. — Где я была? Что со мной? — Пить надо меньше, Катенька. — К Геннадию стал возвращаться его ехидный тон, пряча его внутреннюю обеспокоенность. — Я вообще ничего не помню… «И, слава Богу, это многое облегчает» — Подумал про себя мужчина. — Вы с Петром Борисовичем, видимо, прилично поразвлекались. Посмотри в свою сумочку и порадуйся потом. Но главное то, что про нас с тобой он решил забыть и больше не беспокоить. — Нихрена себе! — Вскричала девушка, самостоятельно вернувшись к кровати и вынув из сумочки пачку денег. Раньше она видела такую сумму только по телевизору. — Ого! — Не сдержался и Саша. — Что же я сделала? — Мне вот тоже интересно. Выгодную ты подработку нашла, я бы тоже от такой не отказался, наверно. — Сострил он. — А почему я так одета? — Она все еще была одета в свою нелепую детскую маечку и шортики, которые облегали и подчеркивали все выпуклости ее молодого тела. — Катя, я вот надеялся услышать ответы от тебя, а ты, наоборот, задаешь только вопросы. — Ничего не помню…— Давай снимем с тебя эту шикарную комбинацию. — Геннадий стянул с нее шорты и с некоторой брезгливостью для себя отметил, что Катя в эти дни действительно не скучала: в глаза сразу бросился ее покрасневший от постоянного трения и тисканья низ живота. — Разведи ноги. — Увидев ее нерешительность, мужчина грозно добавил: — ты кого тут стесняешься? Мы тебя голой видели чаще, чем одетой! Девушка медленно развела ноги и оба наблюдателя синхронно поморщились. Представшая картина их слегка обеспокоила: распухшие до неприличных размеров половые губы, красная натертая кожа по всей промежности и потасканное состояние обеих дырочек, говорили о том, что Катю в эти дни трахали не один десяток раз.— М-да… Я вижу, деньги ты отработала с лихвой! — Все настолько плохо?! — Нет, но и хорошего мало. Повернись попой. Девушка повернулась и взглядам мужчин предстала попа, покрытая старыми и новыми синяками от порки, побоев и многочисленных щипков. — Пойдем, позавтракаем, а потом зайдем ко мне домой за кое-какой мазью. — Как-то буднично сообщил мужчина. — Можно с вами? — Подал голос Саша. — Мне совсем в последние дни заняться нечем, а так, хоть помогу чем-нибудь. — Никогда не был против твоего общества. — Честно сказал Геннадий. — До сих пор с интересом вспоминаю твои инициативные идеи во время прогулки на катере. — Я, конечно, извиняюсь, но что мне одеть? — Катя не смогла найти свою футболку. — А я разве ее вчера не приносил? — Это Вы меня спрашиваете? Я вообще-то вчера в неадеквате была! — Смени тон, иначе сейчас голой в окно вылетишь! — Простите… — Видимо я ее выронил. Или мне ее не отдали, фиг с ней. Тебе больше нечего надеть? — Ну, кроме этой дурацкой майки — нечего.— Это печально. Ладно. Сань, сходи за футболкой к ней в номер, ты все-таки «ее парень». — Ага. — Он стал обувать … кроссовки. — Хотя стой, вместе сходим. Проведаю Лизу, а то я вчера ее бросил практически не попрощавшись, не в настроении был, дурак. — Как там она? — Взволновано спросила Катя, вспомнив, что уже несколько дней не то что не виделась, но даже не общалась со своей матерью. Было очень странно, что та ее даже не искала.— Она? Нормально. Все такая же ненасытная шлюха и блядь. Кстати, судя по всему, у тебя будет новый отчим. — Вы шутите? — Нет, к сожалению. Неприятный такой тип. Мягкий, как говно. Скоро познакомишься с ним. — Вы прямо обрадовали… — А что делать, жизнь жестокая штука. Саня, пойдем, жрать хочу. Быстрее сходим, быстрее пожрем. Когда вчера Алексей увел свою затраханную и выпоротую женщину из дома Геннадия, то его в очередной раз пожирали странные противоречивые чувства. С одной стороны он действительно привязывался к Лизе все больше и, наверно, мог сам себе признаться, что полюбил ее. Но с другой стороны, его женщина практически каждый день изменяла ему, да еще как! С каким-то непонятным мужиком-извращенцем, который чуть ли не пытал ее во время каждой встречи. А Лиза была только рада этому! Более того, по его приказу была готова выполнить любое противное и извращенное действие, подставить ему свои вечно возбужденные дырки в любой позе, а такие «мелочи» как оголение в публичном месте и вовсе выполнялись без раздумий. По крайней мере, так казалось Алексею. Лиза действительно все больше погружалась в пучину разврата и BDSM-отношений. За пару недель, Геннадий превратил ее в похотливую и послушную шлюху. Даже она сама стала называть себя именно так, обычно вспоминая перед сном, что творила в течение дня и, вновь ощущая жар в натертых дырочках. У Алексея никогда не было такой «горячей» и доступной женщины. Его пугало общество Геннадия, но дико заводило все то, что он с такой легкостью проделывал с другими женщинами. Можно сказать, благодаря ему, Алексей смог вчера с легкостью поиметь другую женщину в обе дырки, даже не спрашивая ее разрешения. Он одновременно хотел оградить свою Лизу от этого маньяка, боясь скорее не за то, что он нанесет ей какой-либо вред, а того, что может потерять ее и ненасытная женщина уйдет к изобретательному Геннадию. Но при этом, он сам дико возбуждался от наблюдения за ее унижением и подчинением со стороны. Вчера после дежурного душа, они прогулялись и поужинали. Перед сном женщина даже попыталась сделать ему минет, но Алексей отстранил ее и сказал «завтра». Его непривыкший к большим нагрузкам член, после двух подряд оргазмов еще не был готов к сексу, в том числе и оральному. Мужчина еще полчаса не могу уснуть, думая, что своим отказом он обидел Лизу. Боялся, что она вскочит и, в чем мать родила, убежит к своему извращенцу. Но она лишь улыбнулась и, отвернувшись, уснула. Мужчина пообещал сам себе устроить ей завтра секс-марафон. Ну, или, не марафон, а, по крайней мере «несколько забегов на короткие дистанции».Утро он решил начать с оральных ласк и, аккуратно перевернув женщину с боку на спину, раздвинул ей ноги и прильнул к заветной промежности. Нежно вылизав половые губки, он сам стал наслаждался процессом. Когда его неумелый, но старательный язык проник в горячее отверстие, Лиза проснулась. Она не сразу поняла, что происходит, поэтому на автомате потянулась и свела ноги, сжав голову любовника. Испугавшись, она вскрикнула: — Ой! Прости! — Да ничего… — Произнес он, потирая чуть не свернутую шею. — Я сейчас! — Женщина перекинула через него ногу и убежала в туалет, откуда тут же послышалось громкое журчание. Когда она вернулась и приняла прежнюю позу, то коротко бросила: — Продолжай!Язык продолжил свои движения. Где-то Алексей начитался того, что женщины любят, когда им между ног языком выписывают буквы алфавита. Решив тут же испробовать эту методику, он приступил к делу, обхватив бедра женщины руками. Этот захват очень возбудил Лизу, ей показалось, что от него ее ноги как будто стали связанными и зафиксированными в одной позе. Несмотря на то, что вместо кириллицы, у Алексея получались какие-то иероглифы, где-то на предполагаемой букве «Ы», женщина прижала его голову к своей промежности, с силой уткнув носом в клитор. Несколько волн оргазма прошли по телу, заставив костяшки сжатых в кулак пальцев побелеть от напряжения. Отпустив волосы своего лизуна, женщина поднялась и без капли брезгливости поцеловала обслюнявленные и влажные от ее соков губы мужчины. Затем она перевернулась и призывно приподняла попку.— Трахни меня! — Сказала она немного наигранно, но возбужденный мужчина не обратил внимание на это притворство. Он тут же запрыгнул на кровать и, быстро вошел в хорошо подготовленное влагалище стоящим как кол членом. — Нет, давай помедленнее! — Лиза хотела насладиться сексом, а по ее опыту Алексей мог кончить в любую секунду. Медленные, но уверенные движения мужчины были безумно приятны. Оказалось, что она любила не только жестокий и грубый секс, но и нежный, медленный и страстный. Среди шумного дыхания обоих любовников послышался ее голос: — А теперь в попу…Алексей, с энтузиазмом воспринял это просьбу и приставил влажный член к колечку ее ануса. Нежно и аккуратно пробираясь вглубь, он раздвинул его и уже через полминуты оказался внутри него на полную длину. Продолжив медленные и равномерные движения, он вновь придавил развратную женщину своим телом. Пара заночевала в номере Лизы и, сейчас, наслаждаясь друг другом, они не услышали, звука отпираемого замка. Геннадий и Саша уже с порога увидели, что происходит в ее комнате. Гости подошли на расстояние вытянутой руки к кровати, на которой Алексей монотонно трахал Лизу в задницу. Голос Геннадия чуть не привел к двум инфарктам совокупляющихся людей: — Так-так-так! А если бы сюда Катя зашла?Алексей тут же соскочил с женщины, перевернувшись на кровати на бок. От испуга Лиза очень сильно сжала сфинктер, от чего, в момент выдергивания члена, попа женщины издала громкий и неприличный звук, что сделало ситуации еще более глупой. Лиза судорожно обернулась и, увидев визитеров, улеглась на бок рядом с Алексеем, схватившись за сердце. Но на самом деле это выглядело так, как будто она держала себя за пышную грудь. Геннадий подошел, больно ущипнул ее за сосок и переспросил: — А? Лизочка!? Что, если бы сюда сейчас вошла твоя дочь, а не я с Саней.— Ты нас до смерти перепугал! — Не ври, не до смерти! Извините, что помешал, кстати. Продолжайте-продолжайте! — Издевался он. Оба любовника не шелохнулись. — Зачем ты пришел? — А ты что, не рада меня видеть? — Рада, но ты меня просто очень испугал. — Я уже извинился. А пришел случайно: направлялся в кафе, увидел Саню, который шел к вам в гости, вот и решил составить компанию, проведать как ты, после вчерашнего. Диалог строился так, как будто Алексея и Саши не существовало. Хотя первый все еще упирался членом женщине в поясницу, а второй жадно обшаривал взглядом так хорошо ему знакомое тело Лизы.— А ты, Саша, зачем пришел? Катя разве не с тобой? — Со мной. Пришел за ее одеждой. — Она что, решила собрать вещи и уехать без меня? — Взволновалась женщина. — Нет, но чистые вещи у нее закончились. — Эй, я вам не мешаю!? Может, вы оставите нас хоть на день? — Наконец-то прорвало Алексея. — Зачем? Я мешаю вам трахаться? Да трахайтесь на здоровье! — Смеялся ему в лицо Геннадий. — Как тебе сказать… Гена! Не знаю как Лизе, а вот мне ты мешаешь!— Очень интересно! Значит, вчера ебать Наташку в жопу тебе никто не мешал, ни я, ни Лиза. А тут, видите ли, я ему мешаю! Таблеточки нужно пить, если нервы не в порядке или писюлька плохо стоит. — Нормально все стоит… — Расстроено буркнул Алексей, обидевшись как ребенок. — Ну, раз стоит, продемонстрируй! Ложись на спину! Лиза — сверху! Совсем растерявшись, мужчина неуверенно откинулся на спину, а женщина более охотно и быстро запрыгнула на него, насадившись влагалищем на … его член. Она все еще была возбуждена, а визит и тон уверенного в себе мужчины распалял ее еще больше. — Жопой, Лиза, жопой!Женщина тут же исправилась, переставив член в другое отверстие, как вилку в другую розетку удлинителя. Он вошел не так легко, но все же, не встретил серьезных препятствий. Она замерла, переосмысливая свое положение и привыкая к резкой смене интимного уединения на ставшую ей уже привычной грубую публичность. Растерянный Алексей снова попытался слиться с мебелью и не подавать признаков жизни, а оба гостя, наоборот чувствовали себя очень уверенно. С лиц обоих не сходила ехидная и пошлая улыбка. Саше была привычна податливость женщины. В компании Геннадия, приучившему всех присутствующих к норме таких отношений, он чувствовал себя как рыба в воде. Он абсолютно не стеснялся того, что его член уже явно топорщился в шортах. А когда ему перестало хватать в них места, он просто стянул их вместе с трусами.— О, да я вижу, Саша соскучился по тебе, шлюшка! — Да, давно я в ней не был. — Не переставая улыбаться, приблизился к кровати молодой человек. Эта фраза возмутила мужчину, который в настоящий момент исполнял роль фалоиммитатора: «Как, она и с ним тоже трахалась!?» — в ужасе подумал Алексей. — Я думаю, наша блядинка и ее спутник не будут против, если ты зайдешь к ним в гости. — Я не против, но… — Не успела договорить Лиза. — Заткнись, шалава! Если мне будет интересно твое мнение, то я спрошу его! — Заткнул ее Геннадий. — Ничего, потеснитесь! В советское время, например, всем делились, а мы все родом оттуда. — Непонятно куда занесло мысли мужчины. — Я родился уже в России, когда СССР уже развалили. — Деловито сказал Саша, залезая на кровать и приставляя член к блестящей от возбуждения дырочке.— Ну, тем более, Сань, нужна практика, чтобы понять, каково это — жить в стране советов. Вот ты сейчас что чувствуешь? — Не сговариваясь, гости продолжали глумиться над совокупляющейся парой. Вставив член в мокрое хлюпающее влагалище, парень зажмурился от удовольствия и, подтолкнув Лизу, чтобы она полностью легла на Алексея, произнес: — Чувствую, что задержусь здесь. Мне тут нравится. Правда, соседи через стенку немного мешаются, но, ничего, потерпим. — Он тут же принялся быстро и размашисто трахать женщину, которая от обилия партнеров и ощущения заполненности своих дырочек потекла еще сильнее.Поработав в ударном темпе пару минут, Саша остановился, чтобы передохнуть. — Считаю, что нужно зайти в гости к соседям, познакомиться, так сказать еще ближе. — Геннадий все еще стоял в полутора метрах от обнаженного человеческого бутерброда, и из всех присутствующих смущал только Алексея. — Это мы всегда рады! — Выходя из лона женщины, согласился парень. Приставив свой член к плотно заполненному отверстию, Саша старательно пытался потеснить член Алексея и проникнуть в плотно сжатый анус. Хоть он и был умелым любовником, но член все время проскальзывал мимо, а дырочка, казалось, и не пыталась расслабиться, чтобы пропустить его. — Саша, не надо, я не смогу… — Женщина снова не смогла договорить, потому что от Геннадия ей прилетела сильная пощечина. Свернув голову на бок и зажмурив глаза, пытаясь сдержать слезы, Лиза замолчала. — Все ты можешь, сука! А ну, тужься! Она выполнила приказ и, Алексей почувствовал, как давление стенок ануса немного ослабло, но при этом, его член стало понемногу выдавливать из старательной попки. Саша тоже ощутил это и, усилив нажим и придавив головку члена рукой, все же стал проникать миллиметр за миллиметр в непривычное для этого отверстие.Лиза протяжно закричала, когда большая головка члена парня вошла в ее задницу наполовину. По ощущениям, она буквально раздирала отверстие, хотя и была прекрасно смазана выделениями женщины. Саша остановился, затем снова продолжил движение, пока Лиза снова не вскрикнула. — Стой! — Остановил его Геннадий. — Пусть привыкает. Саша послушно остановился, ожидая дальнейшего внедрения, женщина уже вся покрылась испариной, а ее лицо блестело от слез и крупных капель пота. — Вперед! — Снова скомандовал мужчина, и член парня полез дальше. Войдя до половины, он стал продвигаться дальше возвратно-поступательными движениями. Еще минуты усилий и член на всю длину вошел в раздираемый зад. Лиза чувствовала, что ее попа просто разрывается пополам. Саша, улыбаясь, радовался новому опыту, а Алексей не могу поверить в происходящее. Член парня теперь активно терся о его орган, чем доставлял ему только неприятные ощущения, что с моральной, что с физической точки зрения. Саша продолжил возвратно-поступательные движения, наслаждаясь гримасой боли Лизы. Она тихо поскуливала, напрягшись всем телом и сильно сжав зубы. Геннадий воспитал из парня настоящего изобретательного садиста, но, в отличие от его бывшего друга Николая, садиста — с головой на плечах. Схватив женщину одно рукой за горло, он перекрыл ей доступ кислорода, от чего та, смешно, как рыба распахнула рот. Выдернув из-под себя руки и навалившись всем телом на Алексея, Лиза вцепилась ногтями в руку насильника и, не рассчитав усилий, расцарапала ее до крови. Болевые ощущения и неощущаемый запах крови подействовал на парня, как на хищника. К его возбуждению добавилась злоба и желание причинить Лизе еще большую боль, поэтому он еще сильнее сжал горло и увеличил темп фрикций. Умелый член, как поршень прочищал анальное отверстие женщины, не обращая внимания на наличие в нем еще одного бездействующего участника. Оценив состояние покрасневшей женщины, Геннадий положил руку поверх руки Саши, удерживающей Лизу за горло. Тот, в одну секунду ослабил хватку и убрал руку. Женщина сразу же быстро и шумно задышала. А Саша оперся на обе руки, что дало ему возможность более удобного и быстрого сношения. Не замечая узости ануса, член продолжал долбить его на бешеной скорости. Поступление в мозг порции кислорода, вместе с жесткими, безумно чувствительными ощущениями в раздираемом анусе, неожиданно довели женщину до бурного и продолжительного оргазма. Ее судорожные мышечные сокращения с удовольствием ощутили и оба находящиеся в ней мужчины. Саша остановился, но не для того, чтобы даль Лизе в полной мере насладиться пиком удовольствия, а чтобы передохнуть самому. — Не хотите присоединиться? — Спросил он у Геннадия с некоторым вызовом. — Хочешь, чтобы я показал класс? А почему бы и нет! Он быстро разделся до пояса и, сблизившись с тремя любовниками, не раздумывая, уткнул в рот Лизы свой член. Та совсем потеряла голову от гаммы чувств и ощущений, поэтому послушно приоткрыла рот и, уже через секунду член резко вторгся в его горячее пространство. Схватив женщину за волосы, Геннадий зафиксировал в руках ее голову и стал трахать ее в рот как безвольную куклу. Воодушевившись, Саша тоже возобновил фрикции. Лиза уже не понимала, кто и куда трахает ее, она безропотно отдала свое тело на растерзание умелым самцам. Лишь ее тяжелое дыхание носом и приглушенные стоны говорили о том, что она еще в сознании. Ко всеобщему удивлению, следующим в очереди за оргазмом стоял Алексей. Он не выдержал трения члена Саши о свой, да и вообще вся обстановка его дико перевозбудила. — Дайте я выберусь! — Взмолился он, ощущая, как дальнейшее терние возбужденной головки вызывает у него лишь только боль. — Да ради бога. Саня, давно я не пробовал одну позу. Удержишь шлюшку на себе? — Конечно! — Уверенно ответил парень, хотя и понимал, что это будет нелегко. На удивление, он с пары жестов Геннадия понял его задумку и, наклонившись, приобнял женщину. Обхватив Лизу за спину, он рывком приподнял ее, перенося ее вес на свои ноги. Опавший член Алексея легко выпал из покрасневшего ануса которой, откуда потянулся ручеек мутной жидкости. Саша сначала опрокинулся на попу, а затем, поочередно вытащил из-под себя ноги, усевшись … на кровать. Сходящая с ума Лиза сама крепко обняла его и жаждала продолжения. Не без труда, парень встал на ноги, поддерживая женщину за разведенные ноги. С противоположной стороны приблизился Геннадий и тоже подхватил ее, забирая часть ее веса на себя. Прижавшись грудью к ее мокрой от пота спине, он приставил член все к тому же растянутому отверстию. Саша видел, как округлились глаза Лизы, когда большой член лидера их секс-группировки, стал протискиваться в ее измученный анус. Когда вошла головка, женщина снова закричала и взмолилась: — Прошу, хватит! Вы меня порвете! Я все сделаю, что захотите, только не делайте этого! После такого откровенного признания, Геннадий не был бы собой, если бы назло Лизе не завершил свое грязное дело. Зарычав как дикий зверь, он усилил нажим, и вместе с очередным криком женщины, его член проскочил внутрь. Оба мужчины остановились, привыкая к этой позе, а Лизе ничего не оставалось кроме как сквозь слезы мысленно жалеть себя и свою бедную попку. По ее ощущениям, анус должен был быть уже настолько раскурочен, что уже никогда бы не закрылся.Передохнув, оба насильника принялись покачивать женщину на своих руках, скорее не двигая членами в ее дырке, а насаживая ее саму на них. Но все же, поза была очень неудобной, да и силы мужчин были не безграничны. Саша уступил Геннадию и тот, повалив женщину на кровать, принялся яростно долбить ее членом в зад. Алексей, продолжая безучастно наблюдать за грубым и бесцеремонным обращением с его женщиной, вскочил с кровати и отошел в дальний угол, не сводя глаз со стонущей женщины и мощного члена, буквально вбивающегося в ее раскрасневшуюся попу. Парень стоял рядом и с еле заметной улыбкой ожидал своей очереди. После двух членов в собственной заднице, большой агрегат Геннадия уже не казался ей таким огромным, несмотря на его напор, попка стала принимать его без труда. А от ее собственных криков и стонов сбежалось бы половина санатория, но любовникам повезло с солнечным днем и, основная масса отдыхающих была на пляже. На этот раз, Лиза долго не могла кончить и неожиданно для нее, Геннадий кончил в ее зад быстрее, чем она сама достигла пика. Мужчина уступил место Саше и тот, довольно буднично подошел и засадил свой член все в то же измученное отверстие, которое уже не закрывалось и зияло, поражая присутствующих своими неровными краями. Молодой человек постарался не ударить в грязь лицом и продолжил яростное сношение в стиле своего наставника: грубо, напористо и быстро. Крики женщины возобновились, но оргазма она вновь не испытала, а парень через некоторое время добавил и свою порцию спермы в истерзанный анус. Забыв, что он в два раза младше любого из присутствующих, Саша, по-хозяйски пошлепал женщину по заднице и, стал одеваться вслед за Геннадием. Молодой человек светился от счастья и удовлетворения, морально, в этой компании он чувствовал себя не ниже Лизы и ее мягкотелого Алексея. Пара грубых любовников ушли почти так же быстро и неожиданно, как и появились, чуть не забыв то, за чем приходили — одежду Кати. Лиза так и осталась стоять в той же позе: на четвереньках, с оттопыренной попкой, в центре которой чернело разработанное отверстие. Приподняв голову с подушки, женщина взмолилась: — Я очень хочу кончить! Иди сюда! Трахни меня! От всего увиденного, мужчина снова был возбужден и уговаривать долго было не нужно. Он, в свою очередь, пристроился к ее заду и даже не вогнал, а вложил туда свой член. От переизбытка чувств он и не почувствовал оставшуюся в анусе от визита гостей сперму. Пытаясь соответствовать предшественникам, он тут же набрал быстрый темп и, к своему удовольствию, «выдавил» из Лизы очередную порцию стонов. Но небольшого, по сравнению с предыдущими любовниками, члена Алексея ей было мало и, просунув руку между ног, и мгновенно найдя клитор, женщина принялась яростно, до боли, тереть его. Третий любовник не продержался и пары минут, закачав в безотказное отверстие и свою порцию спермы. Почувствовав горячие струи в своем анусе, Лиза буквально прокричала: — Не выходи из меня! — Она бы не перенесла третьего сношения без собственного оргазма. Ощущая, как опадает в ее попе член Алексея, она еще сильнее задвигала пальцами по клитору, буквально царапая его ногтями. Ее старания не прошли даром, и вскоре она все же кончила, громко закричав и упав на бок. Отходя от тяжело дышащей женщины, Алексей вдруг ощутил, что она стала ему в несколько противна. Возможно, сыграла роль ее регулярного «падения» в его глазах, а может и его собственный оргазм, который в один миг слил все скопившее напряжение. Это напряжение и вытекало тягучей струйкой из ее развороченного ануса… Зайдя за Катей и не отводя от нее глаз во время переодевания, пара разновозрастных мужчин все больше «сходилась» друг с другом. Геннадий видел в парне образ неглупого, инициативного и уверенного в себе человека, на подсознательном уровне желая, чтобы его родной сын был похожим на него. А сам Саша был рад общению и как губка впитывал и перенимал опыт у сильного, умелого и харизматичного мужчины. Геннадий был для него кладезем жизненного опыта и оригинальных идей.Троица вышла из дома и направилась в ближайшее кафе. На удивление, на улице Катя почувствовала себя намного лучше, чем в лежа дома в кровати. После еды силы стали быстро возвращаться к ней. Позавтракав, они все вместе направились на пляж, где Геннадий с Сашей с удовольствием искупались, а Катя ждала их на берегу, наслаждаясь жарким солнцем. Конечно же, девушка не раздевалась и отдыхала сидя на волнорезе, в футболке и юбке. С каждым днем на ее теле становилось все меньше мест, не отмеченных синяками, царапинами и засосами. Кроме стройных загорелых ног и тонкой лебединой шеи продемонстрировать окружающим ей было нечего. Но и эти части тела вызывали у мужской части пляжа пристальное внимание, тем более что стройная фигура девушки под одеждой позволяла вдоволь пофантазировать. Но предложениями о знакомстве девушку никто не беспокоил, все видели, с кем она пришла. Особо скучающие отдыхающие пытались разгадать, кто кому и кем приходиться в этой странной троице. Судя по возрасту, мужчина был отцом парня или девушки, но они могли быть друг-другу как любовниками, так и братом и сестрой. На публике они своих отношений не показывали. Хотя, если бы Катя не была покрыта синяками как леопард пятнами, Саша без стеснения бы схватил ее при всех за задницу прямо в купальнике прямо посреди пляжа. Чувство стыда и такта за последние недели у них заметно притупились. Они вновь направились в кафе, где в тени отдыхали, попивая освежающие коктейли, только Кате пришлось по приказу Геннадия потягивать невкусный, но полезный витаминный напиток. За соседним столиком оказался знакомый Кате теннисный тренер, которого она дней десять назад красиво и эффектно обыграла в присутствии многочисленной публики. За это время не было ни дня, когда он не жаждал реванша, вспоминая страстную и увлекательную игру с сексуальной и умелой оппоненткой. Особенно он любил вспоминать моменты ее публичного оголения на противоположной стороне корта, когда ее юбка задиралась и демонстрировала всем окружающим полное отсутствие трусиков на белой упругой попке. Встреча с красоткой на корте резко контрастировала с тренировками толстых и некрасивых женщин, которых ему приходилось приобнимать сзади, показывая как правильно держать ракетку и производить удар. Мужчина, собрав волю в кулак, абсолютно не стесняясь, приблизился к столику с раслабившейся троицей и вклинился в их разговор. — Прошу прощения за беспокойство. Если не ошибаюсь, Вас зовут Екатерина? — Да, здравствуйте. — Произнесла девушка, быстро узнав мужчину. — Уже много дней я мечтаю о матче-реванше с Вами. Не окажете ли Вы мне такую честь? — Я бы с удовольствием, но я не очень хорошо себя чувствую в последнее время. — Ей сейчас ни с кем не хотелось связываться. — Очень жаль, но, может быть, Вы все же почтите меня своим визитом, может … быть в другой день? — Ну… Я не против… — Замялась Катя. — Приходите прямо сегодня, вечером. — Хорошо… — Все же согласилась девушка, удивляясь молчанию своих спутников.— Я надеюсь, Ваш молодой человек не будет против этой встречи. А Вы, судя по всему ее отец? Первоначальное удивление Геннадия и Саши переходили в откровенное возмущение. Во-первых, они явно не ожидали неожиданного появления постороннего мужчины, а во-вторых, их поразила та легкость, с которой девушка согласилась на встречу с незнакомцем. Они оба считали Катю «своей». И готовы были делить ее только друг с другом, как партнеры со схожими интересами. — Нет, я ее Хозяин. — Одной фразой заставил замереть вокруг время Геннадий. Все присутствующие застыли в молчаливом удивлении. Лишь Саша мысленно пожал руку мужчине за его очередное лаконичное и действенное высказывание. Катя тут же залилась краской и опустила взгляд, понимая, что сейчас на нее выльется очередная порция унижений, а тренер, выйдя из ступора переспросил: — В каком смысле? — В прямом. Я распоряжаюсь телом и душой этой девушки. — Продолжал гнуть свою линию Геннадий. — Эээ… Вы сектант? — Нет. — Сутенер? — Сутенеры распоряжаться только телом, а я владею этой сучкой полностью, как бы дико это не звучало. — Честно скажу, Вы меня удивили и несколько напугали такой фразой… — После некоторой паузы выдавил из себя тренер. — Катя это правда?Девушка молчаливо и едва заметно кивнула. — С Ваших слов это похоже на какое-то сексуальное рабство… — Вслух размышлял растерянный мужчина. А Геннадий, в свою очередь, решил «добить» его. «Я покажу тебе, сексуальное рабство!» — Подумал он. — Задери футболку, покажи своему знакомому сиськи! — Как гром среди ясного неба прозвучал его приказ. Катя медлила и, покраснев еще сильнее, продолжала смотреть в стол. — Тебя выпороть прямо здесь? — Пригрозил ей мужчина. Понимая, что Геннадий не шутит, что за ним не заржавеет, и что он действительно может привести свою угрозу в действие, девушка подняла взгляд и судорожно осмотрелась по сторонам. Кафе было практически пустым, единственные посетители сидели за ее спиной, метрах в десяти от них. Зажмурив глаза и взявшись за края футболки, Катя резко подняла ее на уровень лица, оголив свои прелести.Упругая грудь слегка заколыхалась, чем привела бы в восторг любого наблюдателя, но ее вид сильно портили синяки и другие грубые отметины на ее коже. — Охренеть! Это Вы ее так? — Нет. Другие люди. — Есть еще и другие!? — Да, Катей здесь пользовались не только мы. — Все же Вы сутенер… И вдобавок, извращенец! — Не надо грязи, я, конечно, извращенец, но не сутенер. Все происходит на безвозмездной и добровольной основе. Ты что-нибудь слышал про BDSM? — Геннадий специально перешел на «ты», чтобы еще больше повысить свой статус и встать на ступеньку выше перед собеседником. — Да, это ведь садо-мазо, да?Геннадий поморщился, дилетантское суждение о том, что BDSM — это тусовка извращенцев в коже, хлещущих друг друга по задницам, сопровождало его уже пару десятков лет. Почему-то далекие от этой темы люди не могли себе представить ничего кроме физических наказаний, когда им говорили про BDSM. За все время это мнение ему успело порядком надоесть, и иногда даже раздражало и выводило из себя. Но в этот раз он взял себя в руки и сдержался: — Можно и так сказать, но есть еще и моральная, и психологическая часть Темы. Катя любит подчиняться и подставлять свои дырки тем, кому ей прикажут.Девушка продолжала сидеть, задрав футболку, радуясь единственной мелочи — тому, что ее лица сейчас не видно. — Это так? — Все еще пораженный тренер не мог поверить в происходящее. — Да… — Тихо донеслось из-под футболки. — Можешь ничего не говорить, я понимаю, что услышать это довольно непривычно. — Немного сбавил напор мужчина. — Хм… Да, удивили вы меня. — Глупо улыбнулся собеседник, продолжая пялиться на красивую грудь испорченную множественными синяками. Все же, от невразумительных объяснений Геннадия ему стало немного спокойнее. — И как же можно воспользоваться услугами или даже телом Кати? — Думаю, что никак. Как видишь, после предыдущих гостей она и ее тело в некоторой не кондиции. — И все же, я настаиваю. Я бы хотел с ней хотя бы поиграть… В теннис. — Хм… В теннис? А почему бы и нет? Какое-никакое, а разнообразие!— Тогда жду вас всех вечером на кортах. Часов в восемь вас утроит? — Решил поскорее свернуть разговор озадаченный мужчина. — Думаю, что да. Опусти футболку. Катя облегченно выдохнула и прикрылась, снова опустив взгляд. А перевозбужденный и вдохновленный вечерней перспективой тренер, забыв попрощаться, быстрым шагом покинул кафе. — Пойдем, еще раз «прокапаем» тебя. — Вставая произнес мужчина. Саша с Катей, разочарованные произошедшим разговором, поднялись и пошли за своим лидером. Парень был расстроен тем, что девушку снова придется с кем-то делить. А Катя вновь почувствовала, что ее в очередной раз, как безвольную шлюху, отдают постороннему человеку. Дня три назад ситуация бы ее, как минимум, заинтересовала или даже возбудила, но не сейчас когда она физически и морально была истощена после предыдущих приключений.После очередной капельницы, Геннадий отправил Сашу в его номер, а Катю забрал к себе домой. Там, он сам заботливо раздел ее, смазал синяки и ссадины одному лишь ему известным кремом и, с неожиданной нежностью, уложил девушку спать, чтобы она восстановливала силы. Девушка проспала часов шесть, которые пролетели для нее как один миг. Изможденный организм требовал такого отдыха и покоя. Когда Геннадий разбудил ее, то полностью обнаженная Катя, не стесняясь, старательно потянулась перед ним, разминая затекшее тело. — Вставай, нас ждут великие дела! — Классической фразой поприветствовал ее мужчина. — Я надеюсь, что сегодня Вы не будете особо жестоки и требовательны ко мне. Мне еще очень тяжело… — Девочка! — Перебил ее Геннадий. — Я не хуже тебя вижу и понимаю твое нынешнее состояние. Волноваться тебе стоит только по одному поводу — чтобы не разочаровать меня. Будь послушной, старательной, и главное — будь самой собой.— Хорошо… — До твоего отъезда домой осталось всего несколько дней и от них нужно взять максимум. — Скажите… А Вы ведь тоже в Москве живете? — Да. — А где? — В Ясенево. — Здорово, а я в Чертаново! — Совсем рядом. — Да, между нами только Битцевский парк! — Да. Слышала про Битцевского маньяка? — Да. — Так вот, это я! — Эээ… — Мозг девушки еще туго соображал после воздействия на него вредных веществ и алкоголя, а сонное состояние усиливало эффект.— Господи, Катя, какая же ты глупенькая? Тебя так просто «развести», что даже не интересно! Девушка звонко захохотала, поражаясь своей доверчивости. От слов Геннадия вдруг стало очень тепло, она, как будто почувствовала себя в уютной домашней обстановке с дорогим ей человеком. Но, по сути, она продолжала лежать голой, покрытой синяками и ссадинами от груди до колен, перед жестоким и изобретательным извращенцем, который уже не раз отдавал ее на «растерзание» другим жестоким людям. — Да я еще не проснулась… — Улыбалась она.— Оправдывайся-оправдывайся. — Улыбнулся мужчина в ответ. — А что, ты бы хотела со мной встретиться и в Москве? — Да. — Ни секунды не раздумывая, ответила девушка. Она часто думала о будущем и своей дальнейшей жизни. Геннадий был в этих мечтах на первых ролях. — Ишь, ты какая! — Вы ведь не против? — Я подумаю. — Мужчина принципиально не мог согласиться сразу. Хотя он, конечно, тоже не хотел расставаться с таким подарком судьбы и, тоже был обрадован тем, что в их большом городе они жили не очень далеко друг от друга. — Если ты будешь послушной и старательной, то мы продолжим наши встречи и в Москве. — А разве я не послушна? Не … старательна? — Немного возмутилась и обиделась девушка, оглядев свое тело — лучшее доказательство ее покорности.— Нет предела совершенству. — Неоднозначно ответил Геннадий. — Одевайся, пойдем к тебе домой, подберем тебе более подходящую одежду для вечерней игры. — Почему Вы согласились на эту игру? — Твой лимит вопросов на сегодня исчерпан. Жду через минуту внизу. — Сказал он, как отрезал. Пара зашла за Сашей и, они вместе отправились в номер, который мужчины сегодня уже успешно посещали. На этот раз, в номере никого не оказалось. Катя тут же, без стеснения, сбросила с себя одежду и принялась копаться в шкафу. Расторопный Геннадий, прекрасно зная ее гардероб, нашел более подходящую одежду намного быстрее ее самой. Саша, в это время, в очередной раз открыто пялился на девушку.— Блин, как же я тебя трахнуть хочу! — В этой короткой фразе слышалось все: и откровенное признание, и показательное отношение к девушке, и тонкий намек на просьбу направленную Геннадию, мол, «можно, а»? — Терпи казак, атаманом будешь! — В очередной раз ответил мужчина непонятной для молодежи фразой из старого фильма. Саша очень хотел в шутку спросить: «это значит в попу или только в рот?», но сдержался и промолчал.Катя послушно переоделась в предложенную ей одежду. Коренным образом ее внешний вид не изменился, он лишь стал более откровенным. Белая юбка из свободной хлопковой ткани едва прикрывала ягодицы, а несколько синяков на ляжках были хорошо заметны с любого расстояния. Белая тонкая футболка подчеркивала форму упругой груди и, как всегда, не скрывала от окружающих контур затвердевших сосков, которые все еще не восстановились после пыток последних дней. На ногах оказались белые короткие спортивные носочки и кроссовки такого же цвета. На фоне ослепительно белой одежды загорелая кожа девушки прибавляла ей лишние баллы к сексуальности. Белья она привычно не надела. Лиза с Алексеем вышли из его номера, чтобы направиться на вечернюю романтическую прогулку. Услышав громкие мужские голоса из собственного номера напротив, она решительно и бесстрашно отперла его своим ключом и замерла на пороге. Еще мгновение и от ее решительности не осталось и следа. В трех метрах от нее стоял ее грубый доминант. — О, Лизка, привет, давно не виделись! — П-привет, ответила она, высматривая за его спиной Сашу, сидящего на Катиной кровати. — Привет, тёть Лиз. — Насмешливо звонко произнес он и ухмыльнулся. — И тебе привет, Саша. — Какими судьбами? — Спросил Геннадий. Женщина хотела тут же взмолиться и попросить, чтобы на сегодня ее и ее истерзанную попу оставили в покое, но тут же нашла взглядом и свою дочь, которую не видела и не слышала уже несколько дней. — Вы вообще-то в моем номере, поэтому хочу задать аналогичный вопрос Вам. — Быстро перестроила свою фразу она. — А мы тут к Кате зашли в гости. — Насмехаясь, продолжал мужчина. «Ладно, Саша, но этот то, что тут забыл? Опять он рядом с Катей… Нет ли между ними связи… « — Страшные мысли вновь полезли в голову матери.— Привет, доченька! — Сама рассеяла их женщина, протискиваясь между Геннадием и стеной. Она искренне была рада увидеть свою дочь, тут же ощутив злость на саму себя за то, что думая в последние дни только своими половыми органами, она совсем забыла про свою «маленькую и несамостоятельную» девочку. Эх, знала бы она, что ее «маленькая» девочка за прошедшие недели обслужила в несколько раз больше мужчин, чем она сама. — Привет, мам! — На удивление, Катя тоже была рада ее видеть. Хоть она уже не ощущала такой душевной близости с ней, но все же она не привыкла на долгое время разлучаться с ней. — Как ты? — Хорошо, а ты? — Тоже. — Обменялись любезностями родственники.— Куда собираешься? — Заинтересованно спросила Лиза, видя как ее дочь замялась. — На соревнования мы идем. По теннису. — Ответил за нее Саша, который бесцеремонно продолжал сидеть на Катиной кровати, в центре от разбросанных вокруг вещей, где попадались многочисленные трусики и лифчики. Обстановка была не очень подходящей для таких разговоров. Конечно, каждый из них, без исключения, был тем еще извращенцем, но все же, в нынешнем составе они очень хорошо играли свои лживые роли, изображая приличных и воспитанных людей. — Вот как… — Задумалась Лиза. — Уважаемые гости, не могли бы вы нас с дочкой оставить на минутку? — Нет проблем. — Бросил Саша и, спрыгнув с кровати на пол, неосторожно наступил прямо на чашечку Катиного лифчика, который ей так ни разу и не пригодился на отдыхе. Лиза поморщилась, подождала, когда он вместе с Геннадием выйдет и закроет за собой дверь и снова спросила: — У тебя точно все хорошо? — Да, а что? — Просто волнуюсь за тебя! — А почему тогда не звонила? — Я… — Замялась женщина — Можешь не отвечать. Я все понимаю. — Что ты понимаешь? — Что тебе не до меня. Мне тут дядя Гена рассказал, что у меня скоро новый отчим будет. — С усмешкой забирала себе инициативу девушка. — Ты его больше слушай, этого… — Лиза хотела сказать «извращенца», но сдержалась и замялась. — Этого кого? — Не важно. Ты вообще меньше общайся с ним, он… Странный человек. — Ну да, уж ты то знаешь. — На что ты намекаешь? — На то, что ты в первый же день с ним в пастель легла! — Катя! — Что? Я не права? — Прекрати…— Мне некогда. — Девушка снова перебила ее. Когда будешь замуж выходить, позвони, я поздравительную открытку пришлю. — Не дожидаясь ответа матери, она подхватила ракетку и практически выбежала из номера. В коридоре, в компании с раскрепощенными Геннадием и Сашей стоял какой-то зажатый мужчина, в котором Катя безошибочно опознала нынешнего любовника своей матери. Девушка молча прошла мимо и направилась к лифту. Догнав ее, Саша отвесил ощутимый шлепок по ее попке, заставив вскрикнуть. Эхо звонко разлетелось по всему этажу и девушка злобным, но при этом умоляющим взглядом уставилась на парня. А тот, в свою очередь, обернулся, чтобы увидеть реакцию Алексея. А ее стоило увидеть: он так и остался стоять посреди коридора, с раскрытым от увиденного ртом. К такому бесцеремонному обращению он не был готов. Проиграв очередную словесную перепалку с дочерью, Лиза задумалась, задержалась в номере и, к своему, счастью, не увидела, как грубо Саша обращается с Катей. Несколько потерявший связь с реальностью в последние дни Геннадий, обернулся на Алексея и оценил, что Лиза все еще не вышла из номера. Нажав кнопку лифта, он развернул Катю к себе лицом и спиной к мужчине, стоявшему метрах в двадцати от них, схватил девушку за волосы, грубо дернул за них назад, отводя ее голову и, жадно впился в ее чувственные полноватые губы. От увиденного, челюсть Алексея упала еще ниже, он в очередной раз за последние дни буквально оцепенел, отказываясь верить в происходящее. По его ощущениям, либо весь мир сошел с ума и извратился до неузнаваемости, либо он сам слегка помешался. Оторвавшись от губ растерянной и обмякшей от поцелуя девушки, Геннадий еще раз удостоверился, что Лиза пока еще находится в номере. Тогда он одной рукой приподнял короткую юбку девушки, демонстрируя ее красивую попку, испорченную множественными синяками. Сердце Алексея уже готово было выпрыгнуть из груди. Когда Геннадий все так же легко и просто шлепнул послушную девушку по ягодице, то мужчина вздрогнул не меньше Кати. Двери лифта открылись, и, решив не добивать его увиденным, Геннадий, приобнял девушку и вошел с ней в подъехавшую кабину. Все это время от девушки так и не последовало никаких возражений. Саша смотрел на этот мини спектакль и в очередной раз поражался умелой игре Геннадия, что называется «на грани». Вышедшая из номера Лиза, успела увидеть силуэт дочери, которую кто-то обнимал за поясницу. Она так и не поняла, был ли это Саша, или сам Геннадий. Но она решила промолчать и выкинуть из головы последний диалог. Промолчать решил и Алексей, который … уже давно стал придерживаться молчаливой и безынициативной тактики, больше играя роль стороннего наблюдателя, чем участника происходящих событий. Проведя пару уроков с новичками, Евгений заработал денег на пару походов в кафе, но внутренне радовался он не этому. Скоро к нему должна была прийти, а вернее, ему должны были привести, красавицу, спортсменку, и просто, как оказалось, послушную девушку Катю. С опозданием в пять минут к кортам подошла знакомая троица. Девушка шла между мужчинами, покачивая за спиной ракеткой в чехле, которую ей когда-то подарила Света за определенную услугу. — Рад вас снова видеть. Готова? — Поприветствовал прибывших тренер.— Да… — Тут же смутилась Катя. Иногда она поражалась себе: как оказалось, она могла без сомнений подставлять все свои дырки и сосать под пристальным вниманием нескольких мужчин и женщин, а могла и просто смутиться от одной фразы, которая была произнесена безо всяких намеков. Хотя, некоторую закономерность она усматривала: при тех людях, которые были в теме ее «падения», она вела себя как последняя блядь, а с теми, кто изначально видел в ней не шлюху, а обычную девушку, она была старой доброй стеснительной девочкой Катей. — Не торопи события, ковбой! Больно ты быстрый. — Геннадий сразу сбил настрой нетерпеливого мужчины. — А чего тянуть? — Не понял теннисист?— Просто так играть не интересно, предлагаю пари. Я ставлю на Катину победу. Со своей стороны ставлю ее рот. Проиграет — отсосет. — Продолжал прилюдно унижать ее Доминант. Девушка стояла, потупив взгляд и ковыряя грунтовое покрытие корта ободом расчехленной ракетки. Она вновь, как будто, пропустила унизительное высказывание мимо ушей. — Ого! — Не ожидал такой откровенности Евгений. Эта перспектива его настолько воодушевила, что он даже растерялся и не нашелся, что ответить Геннадию. — Не заинтересовал? — Ехидно спросил мужчина, чтобы прекратить неловкое молчание. — Что ты, что ты, заинтересовал, конечно! Но, что я могу поставить на кон со своей стороны? — Действительно, что? — Не подготовился к этому вопросу Геннадий. Назначая пари, его целью было очередное словесное унижение девушки и наслаждение от растерянного вида собеседника. Он любил ставить людей в нелепые и глупые ситуации. — Подумай, или пари не состоится. — Эээ… Пойдем пока в офис. — Решил выиграть пару десятков секунд Евгений. — Разомнитесь пока. — Бросил Геннадий Кате и Саше. И хоть парень и держал в руках ракетку всего пару раз в жизни, он заинтересовано принял ее из рук тренера. Оба мужчины вошли в одноэтажное здание, одновременно служившее офисом и местом проката и продажи инвентаря. Тренер молчал и судорожно бегал взглядом по стенам, как будто пытаясь найти ответ там. Геннадий с интересом наблюдал за его небольшой паникой. Внезапно его взгляд зацепил на столе теннисиста фото с симпатичной девушкой лет тридцати. Девушка не была красивой, но на фото выглядела очень обаятельной и милой, широко улыбаясь, растягивая пухленькие губки. Чем-то она «зацепила» опытного мужчину.— Это твоя жена? — Кто? А, нет! Я не женат. — Девушка? — Нет. — Хм… Дочь? — Да нет же! Это моя сестра. — Ааа. Как мило! Хранишь на столе фото сестры. Надеюсь это не потому, что с ней произошло что-то нехорошее? — Нет, конечно. Просто очень люблю сестренку, а девушки у меня нет. Была бы, может быть ее фото тоже стояло бы здесь. — Она живет здесь, в этом городе? — Да… А что?— Я ставлю умелый рот Кати, а ты, со своей стороны, ставишь мое свидание со своей сестрой. — Но она замужем! Хотя нет, что я несу! Какое свидание!? Зная Ваши наклонности… Никаких свиданий и даже знакомств! — Жаль, тогда мы уходим. Не понимаю, чего ты теряешь? Я прошу всего лишь свидание, а не извращенный сексуальный акт. — Нет… Простите… — Да, не извиняйся, дело твое. Хотя, на, посмотри, что ты теряешь. — При этом Геннадий разблокировал свой телефон и, открыв папку с фото и видео, положил мобильник на стол. — Я подожду снаружи. Жду твоего решения.Геннадий действительно вышел и оставил тренера одного. Тот, взяв слегка подрагивающими руками девайс, нажал на значок проигрывания на экране. Его округлившимся глазам предстала абсолютно голая девушка, которая с минуту вылизывала мужские ноги, а потом плавно перешла на большой возбужденный член, старательно заглатывая его наполовину. Периодически ее за волосы оттаскивали с члена и отвешивали чувствительные пощечины, грубо комментируя происходящее. Когда видео закончилось, то Евгений, промотал еще несколько фото, на которых крупно были запечатлены прелести Кати крупным планом. Теннисист решил прекратить это мучительное занятие, чувствуя, как его член начал набирать силу. А это ему сейчас было не нужно, так как кровь отливала от мышц, а теперь мужчина был твердо уверен, что будет играть. Он был готов отдать за Катю не только сестру, но и жену и детей, если бы они были. Тут же, ему показалось, что свидание с его сестрой, это такая мелкая и ничего не значащая ставка, что он вполне может поставить ее на кон. Тем более, что он был твердо уверен в своей победе, ибо был в неплохой форме и уже знал о слабых и сильных сторонах соперницы.Геннадий начал свою любимую игру в кошки-мышки, когда он «забрасывал наживку» и ему оставалось только ждать положительного результата «рыбалки». В настоящий момент, мышкой была, конечно же, Катя, глупым котом — тренер, а сам он ассоциировал себя с хитрым пауком, плетущим изощренные и красивые сети. Он легко и без какого либо стеснения помимо Кати продемонстрировал на видео и свою часть тела. За его жизнь, его умелый член видел вблизи не один десяток женщин. После ста, он их давно перестал считать. Да и количество мужиков, видевших его «в деле» со стороны, было немалым. Поэтому, такая «приманка» не вызывала у него никаких стыдливых ощущений.Мужчина с улыбкой наблюдал, как Катя гоняет Сашу по всей длине корта, умело издеваясь над ним. После очередного промаха, он прокричал: — Вот сука… Я… Тебя… Сегодня точно… В жопу… Выебу… Совсем охренела… — Он с непривычки тяжело дышал. Катя, на удивление, не испугалась угроз, а наоборот, звонко рассмеялась. Геннадий тоже улыбнулся, наблюдая за развлечением молодых людей. — Я согласен! — Без лишних слов прозвучало из-за его спины. — На что? — На всякий случай решил переспросить зачинщик спора. — Если я проиграю, то я организую встречу с моей сестрой. Если выиграю — Катя делает мне минет. — По рукам! — Оба мужчины, в самом деле, пожали друг другу руки. — Не будем тянуть кота за яйца, начинайте. Катя с Евгением разыграли подачу и, девушка допустила первую невынужденную ошибку, передав право первой подачи мужчине. Первый же его удар оказался «эйсовым», попав в нужный квадрат площадки, мяч не встретил ракетку Кати и, тренер радостно объявил счет: 15:0. Со второй подачей девушка справилась, но отбила мяч слабо и неуверенно. Воспользовавшись этим, Евгений слета увеличил счет в свою пользу. Абсолютно аналогично, только в пользу Кати начиналась их первая встреча. Выиграв следующий розыгрыш, девушка проиграла два оставшися в первом гейме и мужчина повел 1:0. С огромным трудом, со счета 40: 40 Катя сумела выиграть гейм на своей подаче и поняла, что она находится в ужасной физической форме. Отсутствие регулярной и интенсивной физической нагрузки, вкупе с регулярным злоупотреблением спиртным довели ее мышцы до ужасного состояния. Проиграв еще три партии, девушка просто валилась с ног. При счете 1—4 по геймам, Геннадий сказал Саше:— Кажется, тут без шансов… — Мне тоже так кажется, хоть я и всех правил не знаю. — Не люблю проигрывать. Может ее подбодрить? — Как? — Заинтересовано спросил парень? — Я подумаю. Евгений легко обыгрывал девушку, порой даже издевательски гоняя ее из угла в угол, и наслаждаясь постоянно задирающейся юбкой, демонстрирующей ее голую попку и белый лобок. Помимо … Геннадия и Саши других людей на небольшой трибуне не было, поэтому девушка не обращала внимания на то, что она так откровенно демонстрировала себя. Оба зрителя и вовсе не обращали внимания на это, они за все время насмотрелись на Катю вблизи и в любых ракурсах. Единственное, на что помимо Евгения пялились все — это ее шикарная грудь, которая очень сексуально и возбуждающе тряслась и покачивалась от любого ее движения. А от прерывистого бега она и вовсе подпрыгивала под футболкой, заставляя соперника с трудом фокусироваться на мяче.Первый сет она проиграла 1—6, после чего, ее, запыхавшуюся подозвал к себе Геннадий. — Это что за хуйня? — Недовольно спросил он. — У меня нет сил… Совсем… — Нахера тогда на игру соглашалась? — Не знаю… — А я знаю! Это потому что ты тупая пизда! На землю! Раком! Быстро! Девушка испуганно встала на четвереньки, а мужчина вынул заранее вынутый из брюк ремень, и, закинув ей на спину ее юбку, зажав девушке ногами голову, принялся от души стегать ее по натерпевшимся ягодицам. Практически с первых же ударов она начала кричать, но практически не пыталась вырваться. Ударе на двенадцатом, к ним подбежал Евгений и, оглядываясь по сторонам, взволнованно попросил: — Хватит! Пожалуйста! Тут ходят люди, могут услышать или увидеть! — Твоя правда. — Спокойным голосом произнес Геннадий и, отпустив Катю, он грубо толкнув ее в бок, от чего та упала на грунтовую поверхность корта, держась за попу. Мужчину мало волновал матч и его результат, он понял что выиграть им уже не получиться, поэтому эта показушная порка действительно была очередной его «работой на публику». Девушка в очередной раз оказалась выпорота и унижена, а Евгений был восхищен и напуган увиденным. Больше всего его поразила покорность Кати, которая терпеливо принимала все болезненные удары, не жалуясь и не прося остановиться.Находясь под впечатлением, тренер чуть не проиграл первый гейм второго сета, но все же взял себя в руки и вытянул его, впрочем, как и пять последующих. 6—1, 6—0. Его победа была безоговорочной. — Можем доиграть до трех побед по сетам. — Предложил он, немного расстроившись легкой победе, но уже предвкушая награду. — Нет, хватит этого позора. Раздевайся и иди туда! — Приказал Геннадий. Хоть задание и стало несколько неожиданным, но чего только не выполняла девушка за последнее время. Оглянувшись по сторонам, Катя быстро сбросила с себя одежду и из последних сил побежала в помещение. — Единственная просьба: кончи ей на лицо или волосы.— Хорошо… — Удивленно согласился победитель и ушел вслед за своим трофеем. Катя поджидала его посреди комнаты, сложив руки на груди и, с нетерпением, переминаясь с ноги на ногу. Войдя, Евгений с удовольствием оглядел девушку, хоть и следы от побоев и портили всю картину, она выглядела очень сексуальной. Он подошел к Кате и, пользуясь ее покорностью, без каких-либо возражений провел пальцами по ее лобку и половым губам, которые были покрыты мелкой щетиной — Катя давно не брилась. — Давайте скорее закончим с этим, да я пойду… — Грустно сказала девушка и опустилась на колени.Не такого подарка ожидал тренер, торопливость девушки и общее неловкое состояние не способствовало получению удовольствия. Катя сама спустила его шорты вместе с трусами и, уже потянулась было пальцами к его члену, как вдруг мужчина отпрянул и, отойдя от девушки, вернулся к ней со стулом, тут же усевшись на него. «А Гена бы заставил меня саму ползти к нему чуть ли не на животе» — Сравнила поведение мужчин Катя. Ощутив горячий и умелый рот, обхвативший его член, Евгений тут же почувствовал, как волна мурашек пробежала по его телу, заставив забыть про все вокруг. Несмотря на красоту и сексуальность девушки, которую хотелось пожирать взглядом, его глаза сами закрывались под весом потяжелевших от удовольствия век. Член быстро встал в ее рту в полный рост, но девушка все равно не смогла его заглотить полностью. Наверно, это единственное, чего не удавалось ей постичь в сексе. Тем не менее, жесткие курчавые волосы с неухоженного лобка, одновременно кололи и щекотали ее лицо. Помимо неприятного запаха, Катя не любила минет именно за это. Хотя сам процесс и приносил ей удовольствие.Мужчина оказался более выносливым, чем она думала, поэтому ей все же пришлось постараться и подключить руки, чтобы член, наконец, обильно извергся на ее лицо. Девушка недовольно вытерла сперму с носа и глаз и коротко произнесла: — До свидания. Разомлевший от удовольствия, о котором с утра мог только мечтать, тренер не успел ей ничего ответить, Катя быстро покинула помещение, шлепая босыми ногами по кафельному полу. — Я велел тебе стирать сперму с лица!? — Послышался негодующий голос Геннадия. — Нет… Простите…Звук пощечины разлетелся по вечерней тишине. — Сань, кончи этой тупой суке на лицо, чтобы она запомнила, что без моего приказа она не вправе ничего делать! Пусть сосет прямо тут, все равно никого нет! Девушка была вынуждена снова опуститься на колени и повторить процедуру. Случайные прохожие могли их увидеть, если бы только зашли на саму территорию корта, что добавляло дополнительного возбуждения от экстрима. Но Сашу уже давно не пугало то, что его могут застать за таким процессом, он быстро оголился до пояса и уверенно притянул девушку за затылок к своему паху. Знакомый член был приятен Кате. Поеживаясь от усилившегося ветра, холодившего ее тело, с громкими чавкающими звуками она принялась за дело. Геннадий, тем временем, зашел в офис к тренеру и обнаружил того, копающегося в своем телефоне. — Как самочувствие? — Улыбаясь, спросил он.— Прекрасно! — Жаль, что матч оказался неинтересным. — Да, я тоже, честно говоря, расстроился. — Ну, хоть отсос-то был на уровне? — Он — да, с этим не поспоришь! — Улыбнулся в ответ довольный мужчина. — Я даже рад за тебя. — Слушай… — Евгений тоже перешел на «ты», — Запиши номер моей сестры. Она взрослая девочка, пусть сама решает, что она хочет от этой жизни. — Неожиданно. Записываю. Как звать? — Лена. — Мужчина продиктовал номер и, поморщившись от сильного рукопожатия Геннадия, проводил его фигуру взглядом. Выйдя из здания, тот увидел, как в метрах в тридцати от него, Катя яростно надрачивает член парня, не выпуская его головку изо рта. Когда Геннадий подошел к ним, то Саша, с громким выдохом, как раз стал кончил, оросив длинными струями ее покрасневшее лицо. — Теряешь сноровку! — Подколол его мужчина. — В смысле? — Ты и пяти минут не продержался! — Наша шлюшка делает успехи! Сложно устоять, когда так долго хочешь ее. — Растерялся молодой человек.— Оправдывайся-оправдывайся! — Продолжил подкалывать мужчина. — Одевайся, пойдем! — Скомандовал Геннадий уже Кате. Надевая футболку через голову, девушка постаралась не стереть с лица результат ее ручной и оральной работы. Зная Геннадия уже больше двух недель, она понимала, что наказания в его исполнении, это действительно наказания, а не пустые страшные слова. Когда Катя была готова, они пошли в сторону ее корпуса. Мужчина стал инструктировать ее: — Так, лицо до дома не вытирай и не мой, Саня проследит за этим. А ты проводи ее и убедись, что она выполнила мой приказ. Завтра вас обоих часов в одиннадцать жду у себя дома. Выспавшихся, отдохнувших и пребывающих в хорошем настроении. Если что-то будет не так — выпорю. А ты чего улыбаешься, это и тебя тоже касается! — Напал на Сашу Геннадий.На мгновение улыбка покинула лицо озадаченного парня и, увидев его удивленную гримасу, Геннадий громко расхохотался. Хихикнула даже Катя, хотя ее раскрасневшееся и перепачканное спермой лицо выглядело не менее глупо. — Да ну Вас! Умеете же Вы подколоть! — Пришел в себя парень. — Все, до завтра, молодежь! — Геннадий пожал руку Саше и слегка шлепнул Катю по попке. Пара дошла до корпуса девушки в хорошем настроении и обмениваясь подколами…. Но уже входя в здание, Катя занервничала. Когда им навстречу попадались другие отдыхающие, она просто отворачивала в сторону испачканную щеку, а тут, в узком фойе, прятаться особо было некуда. Вызвав лифт, нервозность девушки росла и, она привычно во время беспокойства затеребила край футболки. Когда лифт, наконец, открылся, пара быстро прошмыгнули в него, но в последнюю секунду, закрывающуюся дверь остановила мужская рука. Катя вздрогнула. За рукой, с букетом роз в лифт протиснулся Алексей и растерялся не меньше молодых людей. Девушка тут же отвернулась в угол и все обменялись дежурными приветствиями. Мужчина удивленно покосился на ее волосы, а затем на Сашу. Парень понимал причину этой реакции: волосы девушки тоже были испачканы в густой и мутной субстанции. Чья она была, его или тренера, он не знал, да и какая в этом была разница? Алексей ловко выскользнул в открывшуюся дверь и быстрым шагом направился в свой номер. — Вытри лицо. — Сказал Саша. — Футболкой! — Уточнил он, когда девушка уже занесла руку, чтобы убрать подсыхающую сперму, которая уже начинала неприятно стягивать кожу.С облегчением сделав это краем футболки, девушка, вслед за парнем вышла из кабины. Открыв дверь, Алексей бросил еще один взгляд на ее волосы и скрылся в недрах своего номера. Дойдя до своей двери, девушка уверенно открыла дверь своим ключом. Ей навстречу тут же вышла Лиза. Уверенно поприветствовав дочь, она тут же смутилась, увидев за ее спиной молодого человека. — Катя, что у тебя в волосах? — Удивленно спросила она. — Что? — Девушка провела рукой по голове и растерла в пальцах смазанную субстанцию. Испуганно ойкнув, она забежала в ванную и заперлась там. — Как дела, Лизка? — Фамильярно поинтересовался парень, оставшись с ней наедине. — Нормально. — Растерянно произнесла она. — Как твоя жопа? — Болит… — Покажи! — Прямо тут?!— Да, прямо тут! — В ванной послышался звук включенной воды. И женщина, решившись, добавила: — Я покажу, но ты сразу уйдешь! — Нет, я уйду только когда кончу в тебя, также как кончил на лицо твоей дочери! — Осмелел он. Парень давно заметил, что жестким и требовательным он мог быть и без помощи алкоголя. — Но я… — Заткнись и поворачивайся!Сбитая с толку напором парня, женщина медленно развернулась прямо посреди коридора и тут же почувствовала, как Саша надавил ей рукой на спину, заставив согнуться буквой «Г». Он закинул ткань шелкового халатика ей на голову и сам раздвинул руками ягодицы. Его взору предстало натертое красное, но закрытое отверстие на том месте, где раньше был аккуратный коричневый анус. — Пойдем, я выебу тебя! — Он потянул женщину в ее комнату. — Нет, прошу, у меня там все болит! Дай хоть один день отдохнуть! — Ну, хорошо, за твои предыдущие старания я пойду тебе навстречу. Но ты сама заставишь меня кончить своей пиздой! Не дожидаясь ее согласия, он улегся на кровать, потянув за руку женщину, заставил ее залезть сверху и скинул с нее халатик. Под ним она была абсолютно голой. Лиза, в ужасе покосилась на незакрытую дверь и про себя отметила продолжающийся шум воды из ванной.— В твоих интересах быстрее довести меня до оргазма! Перепуганная женщина, расстегнув его ширинку, вынула еще невозбужденный член парня и принялась судорожно теребить его пальцами. Почему она не подключила к этому процессу рот, не ответила бы даже она сама, видимо, женщина от волнения забыла обо всем вокруг. Не прошло и минуты, как женщина смогла поднять член в боевую готовность и тут же напрыгнула сверху, насадившись на него влагалищем. Тут же, набрав приличный темп, она принялась скакать на улыбающемся от упоения собственной властью молодом человеке. В его голове в очередной раз пронеслась мысль о том, что жизнь удалась.Через несколько минут скачки, женщина поняла, что своим растраханным влагалищем ей не так просто заставить парня кончить быстро. В ее голову пришла интересная мысль: она наклонилась и ее тяжелая грудь с крупными возбужденными сосками оказалась прямо перед лицом Саши. Покачав ею из стороны в сторону, она провела сосками по носу и щекам парня, одновременно почувствовав, как его член в ее дырке затвердел еще сильнее. Через мгновение она почувствовала резкую боль — это перевозбужденный парень сильно укусил ее за сосок и, не отпуская, удерживал его зубами. Женщина взвизгнула и рывком выдернула грудь изо рта Саши. Распалившийся парень сначала жадно схватил ее сиськи и грубо помял, обследовав каждый сантиметр ее кожи, а затем добавил: — Обожаю твое вымя!Лиза оскорбилась, ей уже давно надоело, что ее унижает какой-то сопляк, но она промолчала. Наоборот, пытаясь быстрее довести его до оргазма, она максимально увеличила темп скачки. Ненастный парень убрал руки с груди, но тут же принялся отвешивать звонкие шлепки по болтающимся перед ним сиськам. От боли и стыда она сильно зажмурила глаза и сжала зубы. В тысячный раз поражаясь реакции своего организма, она осознала, что сильно потекла, заскользив по члену с бОльшей легкостью. Это ощутил и парень, став подмахивать ей своими бедрами. Шлепки голых тел друг о друга стали дополнительным возбуждающим стимулом для парня и вскоре он излился прямо в лоно старательной женщины. К ее разочарованию кончить она не успела. Парень тут же спихнул ее с себя и, резко натянув приспущенные шорты, встал с кровати. — До встречи! — Сухо бросил он и вышел, на ходу застегивая ширинку.Расстроенная Лиза, тем не менее, порадовалась тому, что Катя все еще была в ванной. Все еще ощущая острое желание достигнуть пика удовольствия, она, развела ноги в стороны и, засунув в мокрое от соков и спермы Саши влагалище сразу три пальца, принялась яростно сношать рукой саму себя. Пальцы второй руки тут же легли на клитор и принялись ожесточенно теребить его.По закону подлости, в этот момент из противоположного номера, благоухая одеколоном и держа в руках букет свежих цветов, вышел Алексей. К его удивлению, дверь поддалась и, прямо с порога номера он увидел свою возлюбленную: она распласталась на кровати и, разведя ноги и держа их на весу, грубо и быстро насиловала свою промежность. От увиденного руки мужчины ослабели и, он чуть не выронил розы. Шок гостя усиливало то, что помимо незакрытого номера и распахнутой двери в комнату, в ванной мылась ее дочь. Но пошлые хлюпающие звуки, издаваемые терзаемой дыркой, были слышны Алексею даже сквозь шум льющейся воды. Внезапно, Лиза с коротким вскриком кончила и, свернувшись калачиком, сжимая свои руки между ног, кончила. Звук воды тоже прекратился и, сотрясаемая от сокращающихся мышц женщина, бросила короткий взгляд в сторону коридора. В очередной раз перепугавшись от неожиданости, она замерла и, переводя взгляд с приоткрытого от удивления рта Алексея на букет, ей в голову пришла неуместная мысль: «Я уже начинаю привыкать к глупому выражению его лица»…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх