Отпуск

Неделю назад я был ошалелым от приближающегося отпуска. Ура, к лешему работу, звонки, нервы и подчиненных. Впереди было две недели такого родного турецкого побережья, полного безделья. Это было неделю назад. А что сейчас, спросите вы? Нет, отпуск ни куда не исчез, путевки не растаяли, Турция жила и здравствовала. Из графика поездки испарилась жена с тещей. Тьфу ты, жена естественно осталась, куда ж деться ей после 20 лет совместной жизни. Дражайшая теща, дай Бог ей немыслимого здоровья (она еще нас всех переживет), так же продолжала топтать землю матушку. Обе они не могли, видите ли, поехать. А знаете причину, ни за что не догадаетесь. Из-за гребанных денег. Теща с женой на пару держат агентство недвижимости. Так вот как раз на время поездки нарисовалась супер выгодная сделка с каким-то там складом, и уехать они ни как не могли, сумма комиссионных обещала быть с пятью нулями. Я когда узнал, просто поверить не мог. Между нами говоря, я с одной стороны тихонько так обрадовался, попробовал бы я специально срулить без жены на курорт, фиг там. Да и без тещи провести время, лучше не бывает. Но это с одной стороны. С другой стороны в воздухе таяла сумма их путевок, как не крути почти сто тысяч. А за путевки денежку из своего кармана выкладывал я. Закатив разборку, я не знал, чего добиваюсь, дамы они упертые и я понимал, их не переубедить. Но деньги то пропадают! После всяческих угроз с моей стороны, теща, скрипя зубами, таки согласилась решить этот вопрос и кому-то перепродать путевки. Одним словом остались мы с сыном Димкой в перспективе холостяками на две недели. Ну и ладно, подумал я, нам же лучше будет. Единственно только вопрос денег меня беспокоил, теща могла и надуть, деньги то не её. Ладно, пусть только попробует, я ей устрою диверсию по приезду обратно. Так вот, остались мы с Димкой одни, перед бескрайними просторами и возможностями отдыха. Я даже поначалу слегка впал в ступор, как пользоваться свободой то? Хотя свобода была такая, знаете ли, половинчатая. Со мной был мой сын, пусть хлопцу уже и стукнуло семнадцать годков, и он был вполне уже юношей. Слегка понервничав, я все же махнул рукой, все едино вышло клево, вдвоем нам уж точно будет прикольней, чем в сопровождении дамской половины нашей семьи. Видимо сделка и вправду сулила шикарные барыши, нас никто не провожал. Да что там не провожал, вещи и те сами собирали. Жена появлялась дома только поспать несколько часов, а затем убегала, бесконечно общаясь с родной матушкой по телефону. Узрев все это, я окончательно поставил ситуации жирный плюс, сами управимся. Итак, Володя, мой водитель, отвез нас в аэропорт, по совместительству являясь единственным нашим провожающим и уже через несколько часов полета, мы вышли из самолета, вдыхая душный воздух Анталии. Ну, здравствуй Турция, здравствуй родимая! — Дим, — мы шли по тамбуру за багажом, — ну как тебе в мужском обществе? — Здорово, — сынуля посмотрел на меня сверху, — па, я могу быть откровенным? — Какой разговор, валяй. Он слегка повел плечами: — Я рад, что мы вдвоем поехали. Рассмеявшись, я обнял сына за плечи: — Все верно, говори всегда как есть, — но поспешил добавить, — ну ты понял, мне говори. Теперь уже вдвоем рассмеявшись, мы вышли к багажной ленте. Получив багаж и прикупив кое-что в Duty Free, нас радостно встретил представитель тур оператора. — Так, — она листала какие-то бумаги, — ваш транспорт стоит вон там. По направлению руки мы опознали нашу машину. — Вы можете идти, водители зовут Азис. Я только прошу вас немного подождать, еще двое должны подойти из вашего отеля. Как только я их встречу, сразу приведу, и вы можете выдвигаться. Окей, мы, подхватив сумки, отправились к небольшому Мерседесу, который и должен был нас отвезти в обещанный пятизвездочный рай. Закинув нехитрый багаж в машину, мы с Димкой вышли покурить, ну в смысле я курил, а молодой человек просто составлял мне компанию. — Интересно, интересно, — я затянулся, — насколько расписанные чудеса отеля будут соответствовать действительности. — Эй, товарищ, — я тряхнул сына за плечо, — я с кем беседую? Никакой реакции. Пришлось поворачивать голову в ту сторону, которая так заворожила Димона. В этот момент я испытал гордость за себя. Да, именно гордость, что мне удалось привить моему ребенку такой отменный вкус. Позади представителя тур оператора, которая и указала нам транспорт до отеля, шествовали две нимфы. Угу, именно нимфы. Среднего роста, смуглая кожа, огромные глаза, тонкая талия, светлые, развивающиеся волосы, стройные ноги. Легкие, струящиеся одежды обволакивали фигуры, словно облака. Женщины были словно сестры, похожи, как капельки воды. У меня комок в горле застрял, неужели их ведут к нам, неужели такие потрясающие феи будут с нами в одном отеле?! Последовавшее сняло все сомнения. — Ну, всё, можно отправляться, — представитель тур оператора подвела наших попутчиц, — Азис, это все. Пока я был в легком нокдауне, Димка первый встрепенулся и подхватил сумки у дам: — Давайте я вам помогу. Ответивший ему голос мог бы разбудить самого закоренелого женатика: — Спасибо юноша. Опомнившись, я подхватил поклажу у второй дамы. Вот в тот момент я и увидел, это не сестры. Это были мать и дочь. Я держал сумки дочери, а Димка заносил багаж её матери. Фуф, видно звезды сошлись над нами в тот день. Мама была просто потрясающая! Приглядевшись, я рассмотрел самый настоящий греческий профиль, будто сошедший с древних амфор. Фигура вблизи оправдала все самые отчаянные ожидания. Женщина была великолепна! А кожа, какая у неё была кожа. Бархат оливкового цвета, не меньше! Дочка была младшей копией своей матери. Ей еще предстояло принять те соблазнительные изгибы и совершенные формы, украшавшие каждое движение мамы. Но уже сейчас, это был юный цветок, ну вот какой а, жасмина, да не иначе жасмина. Перед тем как всем разместится, я взял инициативу в свои руки: — Надеюсь, с моей стороны не будет чрезмерным, если я предложу познакомиться? Постаравшись вложить в голос максимум доверия, я протянул руку старшей половине. Ну что сказать, есть еще порох в пороховницах, внешний вид и правильно поставленный голос, в купе с тщательным подбором слов, меня не подвел. Дама ответила на рукопожатие: — Не будет. Ирина, — рука была слегка прохладной и (О Господи!) одновременно влажной, — а это моя дочь Ксения. — Сергей, — нехотя оторвав руку, я представил сына, — а этого молодого человека зовут Дмитрий, по совместительству сын. Молодой человек от чего-то опустивший сконфуженно глаза, тихо ответил: — Очень приятно тетя Ирина. Ирина умиленно и одновременно благосклонно рассмеялась: — Тетя Ирина. Дмитрий, я думаю, будет достаточно просто Ирина, договорились? — она протянула ему свою изящную ладонь. Димка не решительно, но все же пожал женскую ладошку. — Итак, нет теть, дядь, — я кивнул Ксении, — вперед отдыхать. В процессе трансфера до отеля выяснилось, что Ирина и Ксения первый раз выехали в Турцию. Ирина вообще-то предпочитала отдых в других уголках планеты, но в этот раз выбор пал именно на Турцию. Причин я не стал выяснять, будет еще время. А еще они первый раз выехали отдыхать таким вот составом, мама и дочь. Тут даже Димка не выдержал тихонько засмеявшись. На немой вопрос Ирины, я объяснил, что мы в такой же ситуации. Одни и тоже в первый раз. Совпало у нас и время отдыха, две недели. Ирина ухмыльнулась, действительно совпадения так совпадения. Добравшись до отеля, мы, продолжая с удовольствием исполнять роль джентльменов и бывалых курортников турецких берегов, повели наших попутчиц на ресепшн. Там наши пути и разминулись, парнишка в турецкой феске подхватил нашу поклажу и настолько резво потащил её на выход из отеля, что мне только и оставалось крикнуть дамам, встретимся на ужине. Мы ехали в гольф машине: — Ну, — я посмотрел на сына, — как тебе Ксения? — Красивая, — Димка вертел головой, обозревая ландшафт территории отеля. — И все? Просто красивая? — слегка раздраженно я начал накатывать на Димку, — У тебя выпала такая возможность провести время с весьма обворожительной девушкой. А он просто, красивая. Димка пожал плечами: — Она же не одна. Вряд ли мать будет от себя её отпускать, такой девушке одной быть, даже на территории отеля, я бы не советовал. Молодец сын, голова соображает, главное в нужном мне направлении. — Можем договориться, — совершенно спокойным голосом добавил я, — внимание Ирины могу взять на себя. Димка повернулся ко мне и с прищуром уставился: — Ну, ну. Взять на себя значит? Вот вы спросите, не боялся ли я признаваться своему сыну в предстоящих ухаживаниях за чужой женщиной, нет, не опасался ничуточки. Я не первый год поддерживаю с сыном, прежде всего дружеские отношения. Так сказать, как старший товарищ. Разумеется, я не рассказываю ему о своих любовных интрижках, если таковы случаются. Однако мой сын уже понимает, кстати, куда больше многих взрослых дядек, что взаимоотношения мужчины и женщины штука сложная, бывают и сходы с семейной дистанции на другие дорожки. Риск, конечно, был, я никогда перед ним не ударял в открытую за женщиной, тем более так явно, как я собирался это сделать с Ириной, но тут риск был оправдан, женщина была потрясающая. Тем более сама явно не против флирта. Это я увидел сразу, опыт в этом вопросе на конец сорокового года жизни я имею. К тому же я рассчитывал, что Димка будет занят Ксенией. О чем и напомнил ему: — Димка, неужели тебя Ксения не зацепила? Такая девочка и явно твоя ровесница. — Па, давай доедем, приведем себя в порядок, а там видно будет. Ну что ж, видно так видно и закрыл тему, тем более мы подъезжали к месту нашей дислокации. Подкатив к бунгало и увидев, где мы будем жить, я присвистнул. Не первый, ох, не первый раз я на турецких берегах, но так шикарно мы еще не размещали. Отдельное бунгало на двух хозяев, отдельный выход в бассейн, дома почти не видно из-за кустов, цветов и прочей растительности. Маленько опечалила общая терраса с соседями, ну да ладно, может их вообще не будет. Потерев от удовольствия руками, место отличное, мадамы наши остались в душном городе работать, а ко всему познакомились с потрясающей дамской парой, мы с Димкой отправились внутрь. Внутренне убранство не расстроило, все было на высшем уровне. — Так, я в душ, а ты пока разбери свои вещи, — вырвавшись из одежды, я подставил свое тело под холодный душ. Окончив водные процедуры, и с удовольствием натянув халат, я покопался в холодильнике и, найдя в нем приличное пиво, вышел на террасу. Уже подходя к открытой двери, я услышал, что Димка с кем-то говорит. Черт, черт, черт, все же соседи есть. Плюнув в сердцах, я вышел к Димке. Ну, знаете, над нами не просто звезды сошлись, похоже весь млечный путь лег у нас под ногами. На террасе в креслах сидели и мило болтали мой сын и… Ирина! Вот так номер, соседями по бунгало были наши знакомые феи. — Опа, очередное совпадение, — я слегка поклонился, — вы уж не обессудьте, что мы вас покинули на ресепшене. Обворожительно улыбнувшись, Ирина ответила: — Ну что Вы Сережа, ни каких обид, — она откинулась в кресле, продемонстрировав красивую линию плеч, — мы только подъехали с Ксюшей. Были не большие вопросы с оформлением. Путевки ведь на другие имена, вот отель и не успели предупредить. Придвинув кресло к столику, я уточнил: — Такое бывает? Странно, я был уверен, что в Турции, а точнее в туристической индустрии, все работает как часы. Димка встал: — Па, я тоже пойду, искупаюсь, — он обернулся, — приятно было пообщаться, — он запнулся, но все-таки выдавил, — Ирина. Ирина проводила фигуру сына взглядом: — У вас очень воспитанный и приятный в общении сын. Я посмотрел на дверь, за которой скрылся Димка: — Да, из него выйдет достойный мужчина, — развернувшись к женщине, я добавил, — спасибо за оценку Ирина. Предложить Вам что-нибудь выпить? — Не откажусь. Прошло шесть дней. Все шло своим чередом к логичному финалу. Ирина была весьма благосклонна к моим ухаживаниям. Два раза, после вечерних шоу программ, мы оставались с ней наедине, оставляя наших чад друг другу на поруки. Я не стал откладывать в долгий ящик, и в первый же раз нашего уединения позволил себе поцелуй. Отказа я не получил, Ирина отвечала охотно, но дальше поцелуев и легких ласк её груди (мама дорогая, это была не грудь, а настоящее сокровище!), дело не пошло. — Сережа, не торопись. Сережа и не торопился. Долгая прелюдия и несколько томительных дней ожидания ничего не испортят. Решив, таким образом, я счастливый от неизбежного достижения цели, возвращался на нашу половину бунгало. — Ну, как там у вас с Ксенией дела продвигаются? Димка смотрел телевизор: — Нормально, она очень интересная девушка. Кстати, они переезжают в наш город. — Да, действительно интересно. А что, так сказать, с более близким знакомством? Сын замялся: — Не знаю, я не думал об этом. Ксюша очень красивая, но мне, неудобно как то. Неудобно ему! Не понятно, по каким причинам я занервничал: — Слушай, чего тут неудобно то? Такая девушка! Ты вот как сам считаешь, симпатичен ей? — Думаю да. — Ну и все, активней. Ты на отдыхе, у нас настоящая холостяцкая компания. За стенкой, кстати, такая же ситуация. Слушай, а может у неё парень есть? — Она говорила, нет. — Тем более, — я достал пиво, — полный вперед. Димка усмехнулся: — Я гляжу у тебя как раз полный вперед, и наблюдается, да? — Все путем. Занимайся лучше Ксенией, ишь, ты любознательный какой. Все произошло на шестой день нашего пребывания в отеле. Дискотека была в самом разгаре. Танцпол был разнообразно перемешан отдыхающими, аниматорами и участниками шоу. Гремящая музыка в сопровождении коктейлей располагала к самому, что ни на есть фривольному настроению. Ирина была в ударе! Её тело, облаченное в обтягивающий комбинезон белого цвета, было главным хитом вечера. Мужики так и вились вокруг неё. Роль защитника женских интересов была в тему, я то и дело отшивал настырных хахалей. Когда же мне приходилось отлучаться в бар, или по нужде, меня замещал Димка. Они с Ириной танцевали не только быстрые танцы, но и медленные композиции. А вот Ксения вела себя очень скромно, мне даже показалось несколько замкнуто. Весь вечер она просидела за нашим столиком, скромно попивая безалкогольный напиток. В очередной раз, когда я притащил бокалы, Ирины с Димкой я не увидел. — Ксюш, а мама где? — я крутил головой вокруг, но никого не увидел. От чего то, кусая губы, девушка ответила: — Маме что-то понадобилось в номере. Сказала, что скоро вернется. — Ага, а мой, стало быть, рыцарь вызвался сопровождать? Неладное творилось с девушкой, она дернула плечом: — Да, они ушли вместе. Я успокоился, по дороге к бунгало, к Ирине могли и пристать. А так с Димкой будет спокойнее. Расположившись рядом с Ксенией, я отпил коктейля: — Ты чего такая, весело же. Не пьешь ничего, мать не разрешает? Ксения смотрела куда-то в сторону: — Разрешает, не хочу просто. Настроения нет. Это правда, настроение у девушки не было. Причем все дни, что мы здесь совместно провели. — Ксения, мы конечно знакомы не долго, и я уж точно тебе не отец. Но может, расскажешь, что с тобой? Мы ведь на отдыхе, отличный отель, а ты грустишь, я сразу заметил. Что не так? Увидев в глазах девушки слезы, я оторопел. Не хватало еще проблем на мокром месте. Слегка приобняв её, я попытался исправить ситуацию: — Ладно, ладно, не сердись на меня. Я ни в коем случае не хотел тебя расстроить. Она не успокоилась, нет, слезки почти прошли, но под моей ладонью девушку била мелкая дрожь. Неожиданно она от меня отстранилась: — Дядя Сережа, — я поднял бровь, — извините, Серёжа, Вы не потанцуете со мной? Ну слава Богу, хоть потанцевать решилась: — С удовольствием. Через пару минут, передо мной в соблазнительных па извивалась юная дива. Мне было не понятно, куда смотрит Димка!? Девушка была само великолепие. Я уже отмечал, что ей еще предстояло стать шикарной женщиной, как её мать. Но юность все же бессмертна. В свои годы она была прекрасна и удивительна, эта Ксения. Начальные аккорды медленной композиции прижали Ксению ко мне. Я чувствовал себя неудобно. Не поверите почему. Мне было неловко и одновременно хорошо. Я сжимал в объятиях танца несовершеннолетнюю девушку, которая жутко меня возбуждала. Постаравшись думать о бедственном положении любимой команды в чемпионате страны по футболу, я вынес этот танец и с поклоном поблагодарил Ксению за танец. — Что-то долго нет наших, — мы присели за столик отдохнуть. На Ксению спокойно глядеть было тяжело. Раскрасневшаяся, глазки разгорелись, наконец-то появилась улыбка. Девушка сияла, что не заставило сказаться на её настроении: — Придут. Сережа, а Вы еще потанцуете со мной? — Конечно, только вздохну немного воздуха, душновато. Ксения лукаво улыбнулась: — Ммм, а я подумала годы не те? Надо было парировать: — Ничего подобного, да я тебя перетанцую запросто. Вскочив на ноги, Ксения потащила меня обратно на танцпол. Через пятнадцать минут невообразимых плясок, в процессе которых Ксения терлась и ластилась об меня, словно кошка, я захотел несколько вещей. Во-первых, холодного душа, реально было жарко. Во-вторых, секса, эта чертовка меня завела не на шутку. В-третьих, еще раз холодного душа, и прямо сейчас. Напряжение в штанах было невыносимым и мысль снять его холодными струями, была уместна. Учитывая, что ближайший душ был в бунгало, я туда и засобирался. Тем более наших действительно уже долго не было, не случилось ли чего. Как только я высказал предложение, изменения в поведении Ксении были разительны: — Я не пойду, может останемся? — она почти опять плакала, — Сережа, ну давайте еще потанцуем, пожалуйста. Черт знает что происходит. Девчонку не хотелось обижать, но с другой стороны необходимо было выяснить, почему так долго нет Ирины с Димкой, и душ надо было принять по любому. Я надеялся выяснить еще одну вещь, у Ирины, что творится с Ксенией. — Ксюш, не печалься ты, пойдем в бунгало сходим, а сюда еще вернемся. Дискотека все равно до утра почти будет. — Я не пойду, — она шмыгнула носом, — идите, если хотите. И она отвернулась. Ничего другого не оставалось, как развернуться и отправиться в свое жилище. Пусть побудет одна, может успокоиться. Дорога до бунгало заняла пару минут. Всюду встречались отдыхающие, кто с детьми, даже в такой поздний час, кто парочками прятался на укромных лавочках, а кто просто сидел в одиночестве, потягивая пиво. Не Ирины, не Димки видно не было. Подойдя к бунгало, света в окнах я не увидел. Только на половине дам горело, что-то вроде ночного светильника. Странно, они что, до сих пор в бунгало? Не заходя на нашу половину, я прямиком двинул к соседям. Знаете, не в моих правилах заглядывать в чужие окна, но что было делать? Я поскребся в дверь, мне не открыли, постучался в окошко, мне снова не открыли. Вот и пришлось шнырять по окнам. В окне, ведущем из гостиной, я и увидел Ирину и своего сына. Было конечно темно, света ночной светильник давал мало. Но этого хватило, что бы все увидеть и прийти в состояние шока. На диване лежал Дмитрий, обнаженный. Сверху на нем, плавно покачиваясь своими совершенными формами, восседала голая Ирина. Упершись руками в грудь сына, Ирина совершала поступательные движения своей попой. Неумело лаская её грудь, Димка выглядел ошарашенным и удивленным. Я смотрел на то, как мой сын первый раз в жизни занимается сексом и в душе моей бушевал ураган. Первым же позывом было ворваться и прекратить все это, каково хрена Ирина все это позволила?! Как, она, взрослая женщина допустила такое! Ладно Димка, он же пацан еще. Но она? Она же понимала, сколько ему лет, она же видела, как я за ней ухаживаю, как я неоднократно и однозначно давал понять о своих намерениях! Что за блядство! Первый порыв прошел, я стоял под окном и размышлял. Чего я достигну, влетев в спальню и устроив разнос? На Ирину плевать, а Димке я мог и жизнь сломать. Каково ему будет, вот так, в первый раз увидеть перед собой разгневанное лицо отца? Да еще и с женщиной, годящейся ему в матери? Тем более я был уверен, инициатором была Ирина. Откровенно говоря, я на его бы месте, наверное, тоже вряд ли устоял перед такой женщиной. Вот сучка! Весь хмель покинул голову в одну секунду. Надо что-нибудь выпить, надо выпить и все обдумать. Приняв решение, я аккуратно отошел от окна и поплелся в свой номер. В котором меня ждал еще один сюрприз. На диванчике в гостиной, точном таком же, на котором моего сына трахала Ирина, сидела её дочь Ксения. — Ты… ты как здесь оказалась? Ксения сидела и смотрела в одну точку. Высохшие дорожки слез явно виднелись на её бледном лице. — Пошла за Вами, — она обняла себя руками, — забралась в номер через окно в спальне, оно оказалось открытым. Я подошел к столику, на котором стояла бутылка виски, налил, подумал, налил больше и залпом все выпил. — Ясно, а зачем ты за мной пошла? Почему не пошла к себе, а забралась в наш номер? — Что мне делать там одной на дискотеке. Тем более я знала, что мы уже туда не вернемся сегодня. А к себе не пошла потому… Потому что… — Ну? Ксения вспыхнула: — Что ну? — она повысила голос, — Я представляю, что Вы там увидели. Что там происходит… И… Последние слова утонули в рыданиях. Девушка упала на диван, зарывшись лицом в подушках. Я стоял и смотрел на неё. Мне было безумно жалко эту девочку, которая очевидно все понимала и очень страдала. — Ты знала? Ну, что твоя мать положила на Димку глаз? Не прекращая плакать, Ксения закивала головой. Теперь все стало ясно. Почему Димка так смущался Ирины, почему он неохотно проводил время с Ксенией, да многое стало очевидным, на что я должен был обратить внимание. Дааа, все всё видели и понимали, только я один, ослепленный похотливыми желаниями, все проморгал. А самое главное проморгал сына! — Как же так, — я сел рядом с Ксенией, — взрослая женщина, вроде должна же все понимать? Какого лешего ей нужно от пацана? Ксения оторвала голову от подушек: — Вы… Вы не остановите их? — Нет, ты Ксюша еще молодая, много не понимаешь. Не могу я туда врываться. С Ириной ничего не случиться, а Димка? Он мой сын и я должен оберегать его, даже в такой невероятной ситуации. Поэтому я здесь, пью алкоголь, а они там. Не знаю я пока, что делать. Пока. Девушка смотрела на меня и слушала, что я говорю. С каждым словом глаза её наполняли новые слезы: — Дядя Сережа, Вы такой хороший, — она придвинулась ближе и положила свою головку на моё плечо, — вы такой рассудительный. Господи, как мне не хватает этого. Она взяла мою руку и стала поглаживать: — Вы знаете, мать всегда тянуло на мальчишек. Когда я в первый раз застала её со своим одноклассником, мне было пятнадцать. Это было ужасно. Я пришла домой раньше времени. А когда зашла в спальню, застала мать, стоящую на коленях перед Санькой. Она ему со… Ну вобщем вы наверное поняли. — Это называется минет. Ксения всхлипнула и кивнула головой: — Они меня увидели. Санька сильно испугался, выбежал со спущенными штанами прямо на лестничную площадку. А мать… Знаете, что она сделала, отругала меня. И в двери надо стучать и приходить вовремя и так далее. Мне тогда было очень стыдно, особенно в школу идти. Но Санька видно сам перепугался и ничего мальчишкам не рассказывал. Ксения успокаивалась, слезы больше не текли. Только ладошки, поглаживающие мою руку, были влажными: — Я даже отцу не могла ничего рассказать, смысла не было. Он на тот момент жил отдельно. Потом еще несколько раз я встречала в нашем доме незнакомых парней. Моего возраста, или чуть младше. Я просила мать остановиться, что ей не хватало? Вы же видели, какая она красивая. Сколько мужчин за ней приударяло и обращало внимания, не в какую. Мальчишки ей нужны. Вот и с Димкой так получилось. Она как в аэропорту его увидела, все, я поняла, что она его не упустит. Как я её умоляла, что бы она хоть здесь образумилась, напоминала ей, что она мне обещала. Да и Вы так за ней ухаживали, я видела, ей это было приятно. Было обрадовалась, но куда там. Они как с дискотеки ушли, я сразу поняла для чего. Сказать только ничего не могла, ни ей, ни Вам. Я слушал Ксению с пустым бокалом в руке, бедная девочка. Каково ей живется с таким грузом: — А мне, почему не сказала, почему не отпускала с дискотеки, я же видел? — Думала Вас оградить от этого. Думала, удастся все оставить в тайне. Вы мне очень понравились, — я удивленно глянул на Ксению, — и Дима тоже. Вы очень хорошие. В порыве чувств я обнял Ксению и прижал к себе: — Бедненькая, несчастная, маленькая девочка, — само собой получилось, что я стал целомудренно целовать Ксению в лоб и макушку. Как произошло, каким образом мои губы попали на её, я так и не понял. Опомнившись, я целовал Ксению по-взрослому. Губы были мягкими, податливыми и очень приятными. Я попытался оторваться: — Ксюш, надо остановиться. Мне нельзя. В ответ она сильнее ко мне прижалась, продолжая подставлять свои изумительные губки для поцелуя: — Дядя Сережа, пожалуйста, не оставляйте меня одну сейчас. Мне так нужна поддержка, тепло, — девичья грудь уперлась ко мне в плечо, — обнимите меня, прошу Вас. Я сломался. Потом я долго искал оправдания своему поступку, но все они выглядели как-то глупо и бестолково. Но это было потом. А сейчас я держал в своих объятиях сногсшибательную юную деву. Мы долго целовались, мне не хотелось отрываться от нежных лепестков, с которых уже срывались аккуратные стоны. Мои руки гладили её спину и плечи. Мои руки сжимали в руках её грудь, полноту которой не могло скрыть тонкое нижнее белье. Когда я ладонями накрыл её попочку, всё, мои последние сомнения улетучились. Бережными движениями я обнажал девичье тело. Вот полетела на пол блузка, и я покрыл поцелуями её трепыхающийся животик. Последовавшая в след юбка обнажила обворожительные ножки. Я опустился на колени и отдал должное прикосновением губ её бедрам и коленочкам. На Ксении остался кокетливый, но все же очень скромный комплект нижнего белья. — Ксюша, — я тяжело дышал, — давай остановимся. — Дядя Сережа, не надо, не останавливайтесь. Мне сейчас так спокойно. Мне так не хочется расстраиваться. Она потянулась к моему лицу, нежные ладошки запутались в моих волосах, послужив мне точкой невозврата. Я потянулся к застежке лифчика, а потом по миллиметру обнажил грудь. Господи, прости нам наши прегрешения! Особенно то, которое я собираюсь совершить. Мне не известно, с каких натурщиц, великие творцы создавали свои картины и скульптуры. Но увидев обнаженную грудь Ксении, я понял, что Да Винчи, Микеланджело, Рафаэль и другие, стояли бы в очереди за ней. На высокой груди, с расставленными немного в сторону сисями, красовались большие холмики сосков. Приняв ладонями это чудо, я, и без того потрясенный, просто сума сошел от упругости грудей. Попробуйте надуть круглый воздушный шарик до второго размера (женской груди), сжали? Вот теперь вы, весьма приблизительно, понимаете мои чувства. Я потерял счет времени, сколько я ласкал грудки Ксении. Я уделял внимание соскам, нежно их покусывая. Я выписывал немыслимые узоры языком, вызывая нежные стоны девушки. Я не помнил свой эрекции, разрывающей мои брюки. Эта грудь стоила того, что бы её любили, а не просто мяли, или щипали наслюнявленными пальцами. Ксения стонала без остановки, она полулежала на диване с разбросанными в стороны ножками. Как только мой взгляд оторвался от её груди и упал на трусики, я увидел, как низ девичьего живота мелко вздрагивает. — Ксюшенька, твои трусики, я сниму их? — слова давались нелегко, так как и нелегко было сдерживаться, что бы, не сорвать к чертовой матери трусы и не впиться в щелку. — Снимите, ну конечно, — Ксения заерзала на диване, — давайте я сама. Ой, я такая глупая Я остановил её: — Нет, нет, лежи, я сам, — я опустился перед ней на колени, — ты мне доверяешь? Девушка подняла на меня глаза с поволокой и прошептала: — Да. Подхватив край трусиков, я потихоньку стал их скатывать по бедрам Ксении. От резинки трусов остались трогательные следы, которые я не замедлил накрыть своими губами, целуя каждую сантиметр шелковой кожи. Трусики катились вниз, а я с замиранием в сердце открывал для себя тайное гнездышко. Показались светлые волосики, такие тонкие, такие беззащитные. Еще движение, и передо мной открылся, аккуратно подстриженный по бокам лобок Ксении. Трусики застряли между ног, сдавленные бедрами. — Ксюша, ты должна развести ножки. Услышав в ответ да, я стал свидетелем, распускающегося цветка. Тонкие волосики ничего не скрывали. Внешние губки расходились в стороны, освобождая моему взору трепещущиеся лепесточки малых губок, на которых красовались три маленьких капельки Ксюшиных соков. Откинув в сторону трусики, я сделал глубокий вздох и проглотил стоящий в горле комок. Надо себя взять в руки, она же девочка, нельзя торопиться. — Я тебя потрогаю, там. Немножко, — я с трудом узнавал свой голос, — если тебе будет больно, или страшно, ты только скажи. Хорошо? — Хорошо дядя Сережа, — ножки разошлись максимально возможно. Я склонялся над её бутоном, с каждым сантиметром теряя голову. Покрыв мелкими поцелуями лобок и внутреннюю сторону бедер, я медленно продвигал свои губы к заветному местечку. Первое прикосновение языка, снесло мне голову. Ксения была вкусной. Правда, правда, никакого специфического вкуса, солености, или чего то другого. Она была чертовски вкусной! Обведя языком большие губки, язык заплясал по всей щелке. Я уже не мог сдерживаться и вылизывал настойчиво, со знанием дела. Не мудрено, что через пару минут я услышала, как Ксения заскулила. Оторвавшись от её сокровища, я забеспокоился: — С тобой все в порядке, девочка? Не получив ответа, меня схватили за волосы и притянули обратно к промежности. Получив подтверждение, что все окей, я с удвоенной силой принялся вылизывать Ксюшину щелку. Когда же девочка потекла по настоящему, я решил, что все готово. Мои безуспешные попытки заглушить зуд в штанах путем трения об диван, ничего не давали. Я был страшно возбужден, член требовал своего. Не преставая ласкать киску, я судорожно пытался снять с себя штаны. Наконец то, оставшись обнаженным, я приподнялся над Ксюшей во весь рост. — Ксюша, открой глаза, — мой голос дрожал. Она посмотрела на меня и опустила глаза на мой вздыбленный член. В глазах был страх, возбуждение, неизведанное, одним словом такой коктейль чувств, что я слегка струхнул. — Ты мне доверяешь? — Только осторожно, дядя Сережа. — Теперь и навсегда просто Сережа, — член уперся в мягко и мокрое, нажим, и он медленно начал погружаться внутрь Ксении. Она кивнула, с силой зажмурила глаза и прикусила нижнюю губу. А я погружался в какой-то космос. Влагалище плотно обхватило член, постепенно растягиваясь под мой размер, даровало немыслимое наслаждение. Почти полностью введя член, я остановился. Будучи не большим, мягко говоря, специалистам по девственницам, я ожидал некой преграды. Но. Преграды не было. Член беспрепятственно проник, пусть и туго, но на всю длину. Ксения не была девственницей. Моё замешательство было замечено: — Серёженька, не останавливайся. Я прошу тебя, только не останавливайся. — Ты не девочка? — Нет, не девочка. Я расскажу, я все тебе расскажу. Только не сейчас, продолжай. Ксения подо мной задвигалась, и природа взяла свое. Подхватив Ксюшу под попку, я сначала медленно, а потом с нарастающей энергией начал качать. Девушка лежала, тихонько постанывая, одновременно поглаживая свои грудки. Секс был изумительным, член при каждом проникновении, будто заново пробивал себе дорогу, такая тугая дырочка у Ксюши оказалась. Не удивительно, что я не продержался и пяти минут. С силой в очередной раз ворвавшись внутрь, я поспешил вытащить член, обильно орошая спермой животик девушки. — Ах, ах, ах, — Ксюша подняла на меня глаза, — спасибо Сережа. Ты такой хороший. Мы лежали на диване, так и не одевшись. Ксения, свернувшись калачиком, положила свою голову на мой живот. Я держал в руках банку пива и молчал. Мои мысли были сумбурны, они были везде. За стеной, где в уединении продолжали оставаться мой сын и мама Ксении. Здесь, в номере, где на диване в гостиной расположился взрослый мужчина и несовершеннолетняя девушка. Что теперь будет? Как дальше жить? Как себя вести с Димкой и Ириной? Да, кстати, и почему это юное, как мне показалось несчастное, и беззащитное создание оказалось вдруг не девственницей. Не то что бы мне хотелось овладеть девицей, нет, но что-то не вязалось. — Ксения, — я погладил её по голове, — ты как? — Спасибо тебе Сережа. За все. За понимание, за поддержку, за то, что не отказался от меня. Она замолчала. — Я знаю, тебя удивило моя… взрослость. Мне просто неприятно вспоминать. — Если тебе больно, не говори. Ксения оторвала голову от моего живота: — А знаешь, я тебе расскажу. Ты можешь знать. Ты мне теперь близок. — Но я… Ксения уселась рядом со мной. Какой божественный профиль груди возник у меня перед глазами, охо-хо. Поправив что-то в волосах, она продолжила: — Мне было шестнадцать. На тот момент я почти год пыталась бороться со странностями мамы. Но ничего у меня не получалось. Она путалась с мальчишками, а я… мне было очень тяжело Сережа. Каждый раз, когда я поднимала эту тему, мать всегда говорила, что подрастешь, сама поймешь прелесть секса. А уж когда тебе сорок один, начнешь и о молоденьких мальчиках подумывать. Я кричала ей в ответ, что я ненавижу секс, я его терпеть не могу, он забирает у меня мать. Ксюша вздохнула: — Она тогда улыбнулась, это ты сейчас так говоришь, но со временем пройдет. Секс все любят. А я, правда, его ненавидела. Господи, как же я его ненавидела. Один раз, когда мамы не было дома, к нам заявился какой-то парень. Молодой совсем, может чуть старше меня. Я как открыла дверь, так он на меня и свалился, пьяный был сильно. Пока я опомнилась, он стал целовать меня, трогать везде. Даже там, где… ну нельзя. Ириной меня называл, пошлости всякие отвешивал. Я сначала очень сильно испугалась, какая Ирина, я же её дочь. Потом поняла, мы же с мамой почти копии, вот спьяну и перепутал. Не знаю, что со мной было, но на меня какая-то злость накатила. Одним словом, этому парню я и отдалась. Да, назло матери. Я потом ей все рассказала. Заявила, что ничего такого в этом сексе нету, гадость одна. Она сильно разозлилась, даже отшлепала меня, первый раз в жизни. Вот так я и потеряла невинность. Глупо наверное, но назад не вернешь. Я молчал и смотрел на Ксению, представить сложно, что эта девочка вынесла за свою короткую жизнь. А теперь еще и мой сын, стал жертвой этой хищницы. Я думал, думал, как эту гадюку заставить заплатить за всё. За Димку, за Ксению, за всех тех пацанов, которых она использовала. — Сережа, — Ксения прильнула ко мне своей грудью, — ты не злишься на меня? Блин, ну какая злость. Этот нежный цветок, так мне стал близок. — Ты что, за что мне на тебя злиться. Ты самое хрупкое существо какое я держал в своих объятиях, — я поцеловал её в губы, — девочка моя, что тебе пришлось пережить. Ксюша в ответ обвила меня руками: — Сережа, а ты… я не знаю, мне так неудобно. А ты… ты можешь еще меня… ну… любить? Прости, мне так стыдно. Увидев, как Ксюша покраснела, я по-доброму рассмеялся: — Милая, конечно могу. Только мне нужно немножко времени, я уже мальчик не молодой. Придав лицу лукавый вид, Ксюша спросила: — А что нужно сделать, что бы ты смог меня еще любить? — Ах ты, проказница, рассказать и показать? — Ты меня осуждаешь? — Ксения была испугана. — Конечно нет, не обращай внимания, — я приподнялся на локте, — так показать? Девушка робко кивнула. — Тебе нужно поласкать мен, там, — я кивнул на свой член, — сначала руками. Возьми его в ладошку. Ксения осторожно приподняла опавший член своей рукой: — Теперь поласкай его. — А как? Я улыбнулся: — А как хочешь. Как тебе душа подскажет. Ладошка Ксении сжала член, а потом стала потихоньку его надрачивать. — Я правильно делаю? — Угу, правильно, — я осознавал, что еще две-три минуты таких «начинающих» движений, и я буду готов к новым подвигам, — только не так сильно сжимай. — Извини, — ласка стала более утонч

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Отпуск

Привет, это опять Лена и мой новый рассказ. Сегодня я расскажу о случае, который произошел не давно, точнее в этом году летом. О себе: сейчас мне 30 лет держу себя в форме живот плоский грудь и попа подтянуты, русые волосы и зеленые глаза. В этом году у меня с мужем отпуск не совпал и мы ни куда не полетели, а я решила все время провести за городом в саду, домик у нас там хороший, все есть, жить можно. Но не буду я углубляться, а перейду сразу ко дню истории. Это была среда к вечеру, дачники разъехались по домам, а я копалась в огороде, закончив все дела к 21:00 я пошла помыться и только хотела прилечь почитать книжку, как меня позвала моя новая соседка, купившая домик по соседству в начале лета. — Лена — окрикнула меня соседка, ее звали Таня. — Да Тань, что то хотела? — Лена, ты что грустишь, иди к нам, мы с мужем решили посидеть и к нам приехал мой одноклассник. — Хорошо сейчас подойду. Я подумала: зачем дома скучать можно поболтать и выпить чуть чуть. Заперев домик пошла к Таньке, у них на участке был небольшой домик 2 этажа всего 3 комнаты, душ туалет стандартно на улице и большая беседка, там я их и застала. Меня познакомили с ее одноклассником, его звали Леха, мужа Тани я знала его звали Димой. Им всем было по 24 года. Таня симпатичная девчонка, брюнетка с грудью четвертого размера, аккуратной и подтянутой попкой. Леша и Дима примерно одного роста в отличной форме, по обтягивающие футболки подтверждали что они спорт зал посещали регулярно. Мы весело сидели, ели овощной салат, шашлыки и пили красное вино. Так пролетело пару часов и уже начинало темнеть, у нас играла музыка и Дима пригласил Таню, а Леша меня танцевать. Он прижал меня сильно к себе обхватив за талию, я почувствовала его накачанную грудь и обхватив плечи тоже прижалась к нему. Он медленно кружил меня и его руки спустились ко мне на попу, я была не против. Я сразу почувствовала что его член взбух и оттопырил шорты, мы танцевали уже минут 5 Я только тогда я заметила что Тани и Димы нет, а Леша вдруг говорит они наверно уединились, я в это время поворачиваюсь к Леши и он меня целует просовывая свою руку мне под шорты и крепко сжимает мою попу, так мы целовались минут 10 он ласкал мою грудь я в это время гладила его член по верх шорт. И тут Лёша перестает меня целовать берет за руку и ведет в дом говоря что там будет удобнее. Войдя в дом я услышала стоны доносящиеся со второго этажа. Но Лёша повел меня в комнату на первом этаже, войдя в комнату я увидела что там только одна большая кровать. И на ее край сел Леша снимая шорты высвобождая свой член из плена трусов. Я сажусь перед ним на колени и опускаю голову к его члену, и беру головку губами, а рукой начинаю ласкать яички, потом постепенно спускаюсь язычком по стволу к яичкам и начинаю их целовать и посасывать. Тут Лёша говорит. — Лена у меня есть желание… — Какое? — Я хочу чтобы ты мне вылизали анус, а потом вставив пальчик в отверстие сделали миньет и потом проглотили все до капли. — Леша, а что мне за это будет? — Я выполню любое твое желание. — Хорошо, но желание я загадаю позже. Тут Лёша ложиться на кровать задирая ноги верх и перед моим оказывается его отверстие, волос там практически не было и мне это порадовало. Я прикасаюсь язычком к его отверстию и начинаю его ласкать, ему это нравится, потом я постепенно поднимаюсь к его яичкам предварительно облизав указательный пальчик, подставив свой пальчик к его отверстию я надавливаю и он проникает во внутрь. Орудуя пальцем в его попе, второй рукой я подрачиваю ствол его члена, а губами и язычком лаская головку и через минуты 3 он обильно кончает и я все глотаю. Открыв рот показав что ни одной капли ни осталось говорю. — Ну как Леша понравилось. — Просто супер, я сейчас схожу отдохну и исполню твое желание. И Лёша вышел из комнаты, а я легла на кровать в ожидание. Через минуту дверь открылась, но там я увидела ни кого хотела. Вошла Таня. — Лен я к тебе по делу, мальчики пошли выпить и передохнуть, но у меня к тебе вопрос. — Какой — Я с Лешей давно хотела попробовать, но не как не удавалась, а сейчас Дима во время секса сказал что ты ему понравилась и он не против с тобой, а я предложила ему что он тебя, а Леша меня и он согласился, ты на это как смотришь. — Я не против (ее Дима мне тоже нравился) — Ну тогда я ему скажу и он к тебе через минут 10 зайдет. Я ложусь и расслабляюсь и о чем то задумываюсь, и тут дверь открывается и заходит Дима абсолютно голый, и говорит: — К тебе можно? — Можно, я тебя жду. — Таня сказала что ты не против со мной… — Да не против, ты мне понравился и в одежде, а сейчас еще больше. А как бы ты хотел со мной по трахаться? — Я хочу попробовать в твою попу и туда же кончить. — Хорошо только принеси какой-нибудь крем. Дима быстро выходит, за кремом. Вернулся он быстро и протягивает мне детский крем со словами такой подойдет, я беру крем он садиться на кровать, я поворачиваюсь к нему спиной выдавливаю крем из тюбика на руку и нагибаясь так что бы мои дырочки были видны Димки, начинаю смазывать попку, и вижу как Дима встает и подходит ко мне поднимает меня за плечи и начинает меня целовать, а руку погружает в мою киску, я беру его член в руку и начинаю ласкать. Дима разворачивает меня к кровати и кладет на спину, сои ноги широко разведены, Дима начинает приближаться своим членом к моей киске и я помогаю ему своей рукой проникнуть во внутрь. Он начинает двигаться во мне, а губами ласкает сосок иногда слегка покусывает его, мне это очень нравится, моя рука на его попе и слегка подталкивает его ко мне. Дима целует меня и говорит что хочет сменить позу. — Лен сейчас, я лугу на спину а ты сядешь сверху ко мне спиной и я войду в твою попу. — Хорошо Дима выходит из меня и ложится на спину. Я встаю поворачиваюсь к нему спиной и медленно начинаю садится и приближаться к его члену. Он направил свой член к моему анусу и он с трудом вошел в мою попу плотно обхватив его член, я начинаю медленные движения, я наклонилась чуть вперед что бы Дима видел как его член ходит моей попе. На Против меня приоткрывается дверь и в комнату входит Таня и Леша абсолютно голые, Таня подходит ко мне и начинает целовать меня я так же чувствую что ее рука опустилась к моей свободной киске и ее пальцы начинают ее ласкать. Тут Дима за плечи тянет меня к себе и я оказываюсь спиной у него на груди, мои ноги широко разведены в попе член Димы, а киска свободная. Леша подходит ко мне и направляет свой член в мою киску. А Таня подходит ко мне и начинает языком ласкать грудь. Дима и Леша ритмично двигаются во мне, первым кончил Леша в мою киску и отошел, Дима продолжил двигаться во мне, а Таня подошла и начала вылизывать киску слизывая вытекающую сперму Леши. Через минуту Дима кончил и вытащил член из моей попки. Таня все вылизала, мы оделись выпили и я пошла домой спать уже был 4 час ночи. Но предварительно взяла номер телефона Леши ведь мое желание он не выполнил.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Отпуск

Тот отпуск я решила провести со своей подругой, ее дом находился в глухом местечке под Портсмис, мы соскучились, друг за другом и хотя она была немого старше меня нам всегда было о чем поговорить. Джулли-Анн слушала меня, не перебивая, только она умела так слушать. Мы засиделись за полночь, Джулли-Анн говорила мне о своей жизни о своих планах, мы вспоминали прошлые студенческие деньки, я ведь только 5 лет как приехала в Англию из России, и именно Джулли-Анн помогла мне приспособится к новой жизни, в новой стране. Джулли-Анн знала что я всегда пью кофе она делала его потрясающе, время от времени она подливала не новую порцию этого напитка, так за очередной чашкой я и уснула. Мое пробуждение было не из приятных, голова побаливала и я чувствовала себя усталой. Я попробовала потянуться но к своему удивлению не смогла этого сделать, мои руки и ноги были привязаны к стойкам кроватей. Я почти не могла пошевелиться, даже мои колени были перетянуты ремнями и привязаны к краям кровати, волосы с моего лобка были полностью сбриты, я была просто развернута на показ. Кто-то позаботился о том, чтобы не одна интимная часть моего тела не была скрыта. Я попыталась высвободить руки, но запястья были обхвачены крепкими и достаточно мягкими ремнями. Не знаю, сколько я металась на кровати, но в скоре выбилась из сил. «Успокойся… — Думала я. — Я в доме Джулли-Анн, надо только разобраться, что происходит. Где Джулли-Анн, кто это сделал…». Мысли крутились в моей голове, одна сумасшедшая догадка сменяла другую, «Может она в соседней спальне в таком же положении как и я…» «Может она ужу мертва…» Мне казалась, что дверь вот, вот откроется и войдет какой-то отморозок.» Я боялась подать голос, издать хоть малейший звук. Время от времени я возобновляла свои попытки освободится, но это только отнимало у меня силы и последние крохи самообладания. Не смотря на жару, необычную для Англии, меня начало трясти, лицо заливали слезы, я сдавленно плакала, стараясь издавать как можно меньше шума. В доме было абсолютно тихо, и я задремала. Проснулась я от шума подъехавшей машины, дверь в низу открылась и кто-то вошел в дом. Я напряглась, шаги были уже совсем близко, на лестнице, я смотрела на дверь, ручка тихо повернулась и на пороге появилась Джулли-Анн. Она совсем не выглядела напуганной или измученной, в руках Джулли-Анн держала пакет с покупками. Она прошла в комнату поставила его на кресло и подошла к кровати. — Извини, что заставила тебя ждать, В городе везде пробки. — Джулли-Анн, что происходит? — Выдавила я из себя. — Джулли-Анн присела на край кровати и посмотрела на меня. — Ты плакала? — Она отерла мои слезы. — Извини, я думала, что вернусь до того как ты проснешься. — Что происходит? — Повторила я — Развяжи меня, где моя одежда, кто там за дверью. — Джулли-Анн смотрела на меня, она улыбалась, ее рука легла мне на живот, и я вздрогнула от этого прикосновения. — Там некого нет в доме только ты и я, успокойся. — Другой рукой она стала поглаживать мое лицо, я смотрела на нее и нечего не понимала. — Кто это сделал. — Я рванулась на кровати. — Ш-ш-ш-ш ты поранишь себя, а это в мои планы не входит. — Джулли-Анн взяла меня за запястье. — Твои планы? о чем ты говоришь, развяжи меня!!! — Я сейчас все тебе объясню, только перестань рваться. — Я ослабила свои попытки освободится. — В доме нет некого, вчера я подлила тебе снотворного, ты уснула, я сама раздела тебя и привязала к этой кровати и я удалила волосы на твоем лобке — Джулли-Анн прикоснулась к моему лобку ее пальцы скользнули ниже к половым губам и снова вернулись на живот — Я думаю так лучше. — Зачем? — Проговорила я, пытаясь уклониться от ласк моей подруги. Мое лицо горело от стыда. Джулли-Анн продолжала нежно поглаживать мое лицо и ласкать мой живот ее рука то опускалась к самой моей щелочке, то поднималась выше к груди. — Ты всегда мне нравилась, еще с колледжа, ты была не похожая на других, твой акцент, твоя внешность я просто влюбилась в тебя, но я не знала как тебе признаться. Я хотела прикоснуться к тебе, поцеловать, я терпела и молча мучалась все эти годы, но теперь, наконец-то получила тебя. Помнишь, когда мы виделись в последний раз, ты одолжила мне свой компьютер я случайно потеряла свою печатную работу и в надежде найти ее просмотрела твои файлы, и знаешь, что я там нашла?! Ты посещаешь сайты садо-мазо тематики с уклоном на лесби фем доминирование. Тут то наши увлечения и сошлись. Мне не пришлось долго думать какая роль тебе больше нравится, думаю, ты не против иногда подчинятся, у тебя слишком мягкий характер. Когда ты сказала, что приезжаешь я решила, что не упущу этот шанс. Просто соблазнить тебя было бы так тривиально, и я выбрала другой путь. Я какое то время молчала, пытаясь собраться с мыслями. Я действительно посещала сайты о которых говорила Джулли-Анн, но я и представит себе не могла, что мои фантазии могут воплотиться в реальность. И уж не как не могла представить себе, что именно Джулли-Анн может стать моим партнером. Это было исключено, во мне словно что-то перевернулась я снова стала извиваться, стараясь, избавится от ее рук. Из глаз вновь потекли слезы стало противно, противно от ощущения незащищенности, противно оттого, что я осознала, что меня предали. И предала меня моя подруга, единственная кому я доверяла. — Ты сумасшедшая стерва. Развяжи меня, немедленно, я уезжаю прямо сейчас, мы больше не увидимся — Мой голос срывался, я все еще пыталась бороться с веревками и ласками Джулли-Анн. От беспомощности и гнева я стала выкрикивать те мерзкие слова, которые только помнила. Если я не могла причинить Джулли-Анн физическую боль я хотела обидеть ее морально. Я знала, что это глупо и бесполезно, но не могла себя остановить. Джулли-Анн убрала свои руки и внимательно посмотрела на меня. — Я не отпущу тебя, на конец-то я смогла прикоснуться к тебе, теперь ты моя и я закончу начатое. — Она стала расстегивать на себе блузку. — Ты некуда не уедешь, и тебе придется смериться с этим, мы приступим прямо сейчас. Джулли-Анн сняла с себя одежду и подошла к пакету, через какое то мгновение на ее бедрах был закреплен стрипон довольно большего размера. Я отрицательно затрясла головой, меня охватила паника. — Нет не подходи ко мне. — Теперь слишком поздно — Сказала Джулли-Анн она усмехнулась и села между моих широко разведенных ног для нее не было не каких преград, я могла только глупо дергаться и умолять ее не трогать меня. Джулли-Анн стала больно выкручивать мои соски, ее руки жестоко исследовали мою промежность, Джулли-Анн не обращая внимания ни на мои стоны, ни на и слезы. Она наклонилась к моему лицу и грубо поцеловала, ее язык проник в мой рот, я извивалась как могла, и когда она, наконец, отпустила меня, я приподняла голову над подушкой и плюнула ей в лицо. Джулли-Анн, на мгновение остановилась ее лицо изменилось. — Ты не должна была это делать. — Сказала она, ее голос был холодным, и через мгновение она ударила меня по лицу, затем последовал еще удар и еще. От боли и неожиданности я перестала пытаться избавится от пут. Джулли-Анн воспользовалась этим и секунду спустя мое тело пронзила сильная боль. Огромный стрипон ворвался в мое лоно, я закричала, Джулли-Анн сильными толчками двигалась во мне причиняя ужасную боль. Она закрывала мой рот рукой, я чувствовала соленый привкус крови на своих губах, вскоре я была не в состоянии кричать, а просто громко стонала в такт ее движениям. Вскоре движения моей подруги замедлились и она опустилась на мое тело тяжело дыша. — Ты замечательна. — Джулли-Анн поднялась и посмотрела на меня. Наверное, мой вид был жалким, она осторожно … провела рукой по моему лицу вытирая кровь и слезы. Я отвернулась и, зажмурившись в ожидании очередного удара. Джулли-Анн смотрела на меня. — Прости. — Она осторожно стала вынимать стрепон из моего влагалища, я глухо застонала, — Ты меня очень разозлила, я не хотела, что бы все так получилось. — Она встала, отстегнула стрепон и, не одеваясь, исчезла за дверью. Меня всю трясло, болела каждая клеточка моего тела, кровь из разбитой губы сильно сочилась. Дверь снова скрипнула и появилась Джулли-Анн на это раз на ней был халат, в руках она что-то держала. Я старалась не смотреть на нее, поэтому, почувствовав укол, поняла что на этот раз она принесла с собой шприц. Наверное, это было снотворное, и я быстро провалилась в спасительный сон. Не знаю, сколько я спала, сознание медленно возвращалось ко мне, тело все еще ныло. Я приподнялась, к своему удивлению я больше не была связанна, мое лицо саднило от побоев но явно было чем-то обработано, крем был на руках и ногах, на них появились красные полосы от ремней. Я встала с кровати и, держась за стенки, обследовала комнату, дверь была заперта, заперты были и встроенные шкафы, кровать была покрыта плотной тканью и закрепленной под матрацем, одна подушка больше нечего. Комната была почти пустой, я не нашла не чего во что можно одеться, или хоть как то прикрыться. Окно имело только маленькую форточку и выходило на фермерское поле, на ночным столике я обнаружила стакан воды и две таблетки парацетомола «Какая забота» подумала я. Рядом со столиком была приоткрыта дверь в небольшую ванную комнату. Я подошла к зеркалу и осмотрела себя, на лице были небольшие ссадины, губа разбита, на груди и ногах кровоподтеки. Мне не верилось, что именно Джулли-Анн сделала все это, она всегда относилась ко мне очень хорошо, я просто не ожидала от нее такого. Я долго стаяла под прохладным душем, пытаясь осознать, то что случилось и придумать как выйти из этой ситуации. Так нечего и не решив я закрутила краны. В душевой не было нечего кроме двух коротких полотенец, я могла ими вытереться но не могла в них закутаться. Я вернулась в комнату, на кровати стоял поднос с едой, значит Джулли-Анн была здесь всего несколько минут назад. Меня поташнивало, я выпила молока из пакета и побоялась притрагиваться к кофе. Немного перекусив, я снова легла на кровать. Бежать не представлялось возможным, даже если бы мне и удалось выбраться через форточку и спустится со второго этажа, было бы очень забавным скакать голышом по полю. Неожиданно напасть на Джулли-Анн? И это отпадало она сильнее меня я в этом убедилась. Нужно было найти другой, более реальный план. Я прокручивала в голове планы побега весь день иногда я просто лежала иногда снова вставала и осматривала комнату в поисках чего — то что бы могло мне как-то помочь, но Джулли-Анн подготовилась хорошо, у меня не было не каких шансов. Когда я услышала шаги в коридоре я села прижала подушку к груди и стала ждать. Джулли-Анн вошла в комнату и заперла за собой дверь. Она принесла с собой поднос с приятно пахнущей едой. Поставив его на столик, она подошла к кровати. — Тебе лучше? — Справила она. Я внимательно изучала узоры, на стенах стараясь всем своим видом показать безразличие к ней. Думаю, только пару минут мне удавалось сохранять относительное спокойствие, я вспомнила какими сильными могут быть ее руки, как она может ударить, меня стала пробирать дрожь. — Я нечего тебе не сделаю, я хочу просто с тобой поговорить. — Принеси мне мою одежду и ключи от моей машины, и тогда мы поговорим — Едва слышно проговорила я. Джулли-Анн присела на край кровати, и прикоснулась к моей руке, я напряглась, но в этом прикосновении не было нечего угрожающего, по крайней мере, пока — Я не могу сейчас тебя отпустить, ты не в том состоянии что бы принимать решения или путешествовать, через всю Англию самой. У тебя шок — Спокойно сказала она. — Давай подождем, может не все так безнадежно, может еще все можно изменить — Изменить, что? Ты изнасиловала и избила меня, за всю мою жизнь со мой нечего подобного не случалось — Выкрикнула я. Джулли-Анн все еще держала мою руку, она немного ее сжала, затем отпустила. — Я так просто не отступлюсь от тебя, ты нужна мне и я тебе, просто ты этого еще не осознала, вчера, до того как я изнасиловала тебя я просто тебя ласкала, ты была мокрая, ты хотела меня, твое тело хотело, а твой разум кричал «нет». Ты останешься здесь, по крайней мере, до конца своего отпуска, мы попробуем еще раз, я совсем не чудовище, я должна была поступить иначе, проснуться связанной для тебя было слишком, это была моя ошибка. Но я больше не могла себя сдерживать, я и сейчас с трудом контролирую себя. — Джулли-Анн провела по моим волосам дрожащей рукой, я слегка отпрянула. — Но я обещала не трогать тебя сегодня, просто дай мне шанс все исправить я докажу тебе, что я умею быть не только жестокой но и нежной. — Джулли-Анн наклонилась и нежно поцеловала. — Отдыхай, я прейду завтра. Она поднялась забрала грязный поднос и пошла к двери, открыв, ее она, остановилась на пороге и сказала. — Да, кофе можешь пить, я туда больше не подсыплю снотворного. Я еще долго седела, глядя на запертую дверь, и если бы не ноющая боль во всем теле, я бы, пожалуй, подумала, что вчерашнее было просто кошмарным сном. А моя подруга не изменилась, и была все такой же, как и прежде доброй и заботливой. Ночь прошла нормально, я поела и заснула относительно спокойным сном, и на утро я встала отдохнувшей, уже почти нечего не болело. Рядом стоял поднос с термосом, в котором был горячий кофе. И, что меня очень удивило я была заботливо укрыта покрывалом. Позавтракав, я закуталась в покрывало и подошла к окну. На улице было уныло, снова пошли дожди, жарко уже не было. Приняв душ, я вернулась в кровать, делать все равно было нечего. «Хоть отосплюсь» подумала я, закутываясь в покрывало. Проснулась я оттого, что кто-то нежно гладил меня по спине. В полусонном состоянии я сначала наслаждалась этим, но когда ко мне вернулось сознание, и я различила тонкий запах духов я резко подскочила. — Т-с-с-с это я, все нормально, как ты спала. — Сказала она. Я стояла, рядом с кроватью и смотрела на Джулли-Анн, со сна и от испуга я не успела взять покрывало. Дрожащими руками я стала прикрываться. — Я пришла, как и обещала. — Джулли-Анн выглядела прекрасно, на ней было только белье, которое подчеркивало все ее преимущества, светлые волосы, были хорошо уложены, минимум косметики подчеркивал природную красоту ее лица. Тонкий запах духов пьянил своим ароматом. Я стояла абсолютно голая и растерянно рассматривала свою подругу. — Подойди ко мне — Мягко сказала Джулли-Анн. Я понимала, зачем она здесь, какая то часть меня рвалась к ней, другая заставила меня сделать еще шаг назад. Я нервно сглотнула и отрицательно покачала головой. — Подойди ко мне — Более властно повторила она. Я нехотя подчинилась, Джулли-Анн взяла меня за руку и притянула к себе. Она сначала осматривала мое тело, а затем стала поглаживать мои бедра и живот, Джулли-Анн делала это так нежно, что у меня закружилась голова, и не осознавая, что делаю я ухватилась за ее плече. Она улыбнулась и стала ласкать внутреннюю сторону моих бедер, ее пальцы проникли в мое лоно, она нежно перебирала каждую складочку. Неожиданно Джулли-Анн остановилась и подняла руку, она торжествующе улыбалась. На ее пальцах блестела моя влага, я чувствовала, что потекла, краска залила мое лицо и я оттолкнув Джулли-Анн от себя отбежала в угол комнаты. Джулли-Анн поднялась, ее лицо изменилась, она больше не улыбалась, сделав несколько шагов, она схватила, маня за локоть и потащила в кровать. Моя храбрость улетучилась в один момент. — Нет, не надо — Вскрикнула … я, — Только не бей меня, не надо, не делай мне больно. — Из моих глаз брызнули слезы. Я слабо пыталась вырваться. Джулли-Анн повалила меня на кровать и легла сверху, она заломила мои руки за спину, ее ноги раздвинули мои, я была парализована страхом, и уже не могла сопротивляться. Я беспомощно извивалась под ней и повторяла одни и те же слова «Не бей меня, не делай мне больно» Однако Джулли-Анн не ударила меня, она стала целовать мое лицо, шею, плечи, время, от времени повторяя «Все хорошо, расслабься, успокойся» я постепенно перестала извиваться, и открыла глаза. Джулли-Анн смотрела на меня, свободной рукой она стала ласкать мое лицо, вытерла мои слезы, пригладила волосы. — Просто расслабься — Повторяла она. Убедившись, что я больше не вырываюсь, она отпустила мои руки, теперь Джулли-Анн ласкала все мое тело. Ни с одним мужчиной я не испытывала нечего подобного. Ее руки безошибочно находили все самые чувствительные места, теперь я сама раздвигала ноги, что бы получить как можно больше удовольствия. Она ласкала мой клитор, так как некто этого не делал раньше. Я с трудом удерживала себя, чтобы не закричать. Джулли-Анн знала, что делала, когда я кончила я еще долго не могла прийти в себя. Джулли-Анн лежала, рядом обнимая меня. Когда я немного успокоилась, я отстранилась от нее, не знаю, почему я это сделала, возможно, из-за упрямства. Джулли-Анн не стала настаивать. Она просто оставила меня в покое, поцеловав в щеку, она вышла. На следующий день Джулли-Анн пришла снова, как и раньше она выглядела восхитительно я знала, зачем она здесь, я сама легла на кровать и раздвинула ноги, предоставляя ей полную свободу действия. Джулли-Анн пыталась заговорить со мной, но я ограничивалась ответами «Да» или «Нет» из-за своего упрямства я не решалась показать, на сколько мне приятны ее ласки. Одна половина меня все еще рвалась на свободу, убеждая другую мою половину, что это не нормальные отношения, это плохо, это надо прекратить! Так прошло дня три, Джулли-Анн не выдержала. Не выдержала моего упрямства, моего молчания и притворного безразличия. — Неужели тебе действительно так противно? — Я передернула плечами — Если хочешь, можешь уехать, я больше тебя не держу Ты хочешь уехать? — Я повернулась и посмотрела на нее. — Только пообещай не создавать мне проблем. — Каких проблем. — Спросила я ее. — Полиция и все такое. — Я обещаю. — Ответила я. Джулли-Анн поднялась вышла из комнаты. В эту ночь дверь моей комнаты впервые была открыта. На утро я нашла рядом с собой свою выглаженную и чистую одежду, сумку и ключи. Я спустилась на кухню, наскоро перекусила и вышла в сад. Джулли-Анн седела в кресле за содовым столиком. — Я поехала. — Сказала я. Она посмотрела на меня, натянуто улыбнулась и кивнула. Я не успела рассмотреть ее лицо, Джулли-Анн отвернулась. Сев за руль я и выехала за ворота, у меня в голове кружились все события прошедших дней, я постоянно смотрела в зеркало заднего вида на удаляющийся дом моей подруги. Между мной и Джулли-Анн словно возникла невидимая нить, и чем дальше я отъезжала, тем больше эта нить натягивалась, я остановилась на обочине, дальше не могла ехать. Я вспомнила лицо Джулли-Анн, она плакала — осенило меня! Теперь я не могла так все бросить. Я резко развернула машину и понеслась обратно к дому. Джулли-Анн седела все там же где я ее и оставила она положила голову на стол, ее плечи вздрагивали, она действительно плакала. Куда девалась ее уверенность и спокойствие!? — Джулли-Анн — Сказала я и прикоснулась к ее плечу. Она вздрогнула и подняла голову — Я вернулась, мой отпуск еще не кончился. — Ты — Она улыбнулась, — Ты останешься со мой. — Казалась, она не верила своим глазам. — Да, я просто не смогла уехать. — Ты простила меня? — Тихо проговорила Джулли-Анн. — Давно простила, не думай об этом. — Она поднялась и обняла меня. — Пойдем в дом, приготовишь мне кофе «обычный» кофе без добавок. — Усмехнулась я, и мы вошли в дом, Джулли-Анн не знача, как мне угодить, металась по кухне ранняя предметы. Я поднялась, остановила ее и обняла. — Знаешь, если хочешь, я останусь с тобой подольше, я найду работу и в Портсмис. Думаю, это не будет сложно. — И ты будешь жить у меня?! — Наверное, Джулли-Анн все это казалось сном. — Ну, если не прогонишь… — Ответила я. — Что ты это мечта моей жизни. Я так люблю тебя. ceitlin@bk.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх