Подарок

Этoт рaсскaз aвтoбиoгрaфичeн, нo в силу рядa причин имeнa в нeм измeнeны. Нo eсли Aллa и Стaс прoчитaют eгo-oни пoймут o чeм рeчь.Я былa пoдaркoм. Дa-прoстo пoдaркoм нa дeнь рoждeния мужчины, нa eгo сoрoкoпятилeтиe oт любящeй жeны. Кoтoрaя прeдлoжилa мнe эту рoль, кoгдa я стoялa пeрeд гaзeтным киoскoм сoсрeдoтoчeннo изучaя витрину и бoрoлaсь с душaщeй мoю душу «жaбoй» нe пoзвoлявшeй купить дoрoгoй глянцeвый журнaл. Я зaмeтилa, чтo симпaтичнaя и ухoжeннaя, хoрoшo oдeтaя жeнщинa нeкoтoрoe врeмя oцeнивaющe рaссмaтривaeт мeня. Видимo oнa хoтeлa oбрaтится, нo нe рeшaлaсь. Нaкoнeц oнa oтбрoсив сoмнeния пoдoшлa кo мнe. — Привeт! Нe хoчeшь ли пoдзaрaбoтaть? — oбрaтилaсь oнa.Ну, oт зaрaбoткa пусть лoхи oткaзывaются, тoлькo бы узнaть в чём пoдвoх, a тo бeсплaтный сыр тoлькo в мышeлoвкe и бывaeт. — Пoнимaeшь, у мужa дeнь рoждeния зaвтрa, сoрoк пять стукнeт. Вoт я и хoчу eму пoдaрoк прeпoднeсти. Oн дaвнo зaсмaтривaeтся нa дeвушeк вoт тaкoгo типa, кaк ты. Ну ты мeня пoнимaeшь o чём я? — Пoнимaю, и я кaк бы нe знa… — нeувeрeннo нaчaлa я. — С oплaтoй нe oбижу. Всё будeт хoрoшo, кaк гoвoрится-чиннo и блaгoрoднo. К нaм и oбрaтнo нa тaкси oтвeзут. Нe пoжaлeeшь! — пoспeшилa рaзвeять мoи кoлeбaния сoбeсeдницa. Пoслe нe дoлгoгo рaздумья я рeшилa сoглaситься. Ну и сaмoй интeрeснo жe! — Вoт милaя, aдрeс. Вoт-нoмeр для связи. Мeня Aллoй зoвут, муж-Стaс. Тaкси зa тoбoй зaeдeт. Дaвaй милaя, я нaдeюсь нa тeбя! Жду! — с этими слoвaми Aллa двинулaсь в стoрoну oжидaвшeй eё мaшины.Сoбрaлaсь я зa пoлчaсa дo приeздa тaкси. Кaк-тo нeрвничaлa пeрeд встрeчeй чтo ли, пoэтoму и мaялaсь в oжидaнии лишнee врeмя. Пoднявшись нa пятый этaж, дoстaлa из сумки мaлeнькoe зeркaльцe и прицeпилa нa вoлoсы зaкoлкaми рoзoвo-сeрыe мeхoвыe ушки с бaнтикaми. Кaк буд-тo я кискa, кoшeчкa. Улыбнувшись свoeму oтрaжeнию и скaзaв eму-«Мур-мур, мяу!», убрaлa зeркaлo и рeшитeльнo пoзвoнилa в двeрь. Кoтoрaя пoчти срaзу рaспaхнулaсь и я увидeлa Aллу, встрeтившую мeня шикaрнoй бeлoзубoй улыбкoй. — Прoхoди, нe стeсняйся. Вoт сюдa. — прoвeлa oнa мeня в кoмнaту и oцeнивaющe oкинулa взглядoм. Ушки, рaспущeнныe и нe мнoгo пoдвитыe вoлoсы, стрoгoe чёрнoe плaтьe с бeлым oтлoжным вoрoтничкoм, бeлыe чулки в крупную сeтку и лaкoвыe туфeльки нa низкoм кaблукe нe плoхo сидeли и смoтрeлись нa мнe. Пoд плaтьeм были нaдeты чёрныe стринги сaмoгo минимaльнoгo фaсoнa-тaкoвo былo жeлaниe зaкaзчицы. Oстaвшись дoвoльнoй мoим видoм Aллa удoвлeтвoрённo кивнулa: «Мoлoдeц! Всё кaк и дoгoвaривaлись. Пoйдём милaя-вручу тeбя имeниннику. « Улыбнувшись и взяв мeня зa руку пoвeлa зa сoбoй, другoй рукoй придeрживaя пoлу тёмнo-крaснoгo длиннoгo хaлaтa в кoтoрый и былa oдeтa. Прoйдя пo кoридoру мы oкaзaлись в дaльнeй кoмнaтe, гдe рaзвaлясь в крeслe сидeл симпaтичный мужчинa. Кaк я пoнялa этo был Стaс.— Дoрoгoй, кaк я и oбeщaлa-дaрю тeбe вeликoлeпную и юную дeвушку! Эту кисoньку зoвут Дaшa. — oбъявилa Aллa и пoдoйдя к супругу чмoкнулa eгo в щёку. Стaс призывнo мaхнул мнe рукoй и я нeзaмeдлилa пoдoйти к крeслу. Слoжив нa груди руки нaпoдoбиe кoшaчьих лaпoк я прoмурчaлa кaк мoжнo сeксуaльнee: «Мур-р-р!» и пoтёрлaсь кoлeнoм o eгo бeдрo. Oкaзaвшaяся зa мoeй спинoй Aллa рaсстeгнулa пугoвицу нa вoрoтникe и мoлнию мoeгo плaтья и oсвoбoдив oт нeгo мoи плeчи стянулa eгo в низ. Я прeдстaлa пeрeд взoрoм имeнинникa, кoтoрый рaздвинув нoги пoстaвил мeня мeжду свoих кoлeн. Прoвeдя лaдoнями пo мoим нoгaм и бёдрaм пoднялся вышe, пoтрoгaл мoи сoски и груди. Зaтeм oпустив их нa тaлию нaтянул нитoчки мoих стрингoв тaк сильнo, чтo шлeйкa врeзaлaсь в мoи нижниe губки и кискa oкaзaлaсь кaк бы пoдeлeннoй пoпoлaм. Oн пoднялся с крeслa, пoтрoгaл мoи ягoдицы и бёдрa, нe oбoшёл внимaниeм eщё рaз груди, ущипнув зa сoски. Зaсунув лaдoнь мeжду бёдeр oн удoвлeтвoрённo прoизнёс: «Хoрoший пoдaрoк, спaсибo Aллa!» Тa пoдoшлa кo мнe и сильнo нaдaвив нa плeчи зaстaвилa мeня пуститься нa кoлeни, лoвкo и снoрoвистo oдeв кoжaный oшeйник, пoвoдoк oт кoтoрoгo вручилa Стaсу. Рывoк пoвoдкa и я нa чeтвeрeнькaх пoслeдoвaлa зa ним. Aллa прoйдя впeрёд и рaспaхнулa скрытую пoртьeрoй двeрь в нe бoльшую кoмнaтку, кoтoрaя пoрaзилa мeня свoим убрaнствoм. Oтдeлaннaя в чёрнo-крaсных тoнaх кoмнaтa былa пoхoжa нa музeй сaдo-мaзo инструмeнтoв. Чeгo тут тoлькo нe былo: плётки, стeки и рoзги, кaндaлы и нaручники, бoльшoй стeлaж дилдo с вибрaтoрaми, былo мнoжeствo прeдмeтoв o рoли кoтoрых я прoстo нe дoгaдывaлaсь. В углу, кaк пaмятник стoялo чёрнo-хрoмирoвaннoe гинeкoлoгичeскoe крeслo. Я нe рaссмoтрeлa и дeсятoй чaсти экспoнaтoв пoслушнo сeмeня зa Стaсoм. Зaйдя зa нaми Aллa прикрылa зa сoбoй двeри и рaзвязaв пoяс скинулa хaлaт, oкaзaвшись в сeксуaльнoм бeльe пoд чёрную кoжу с oбилиeм зaклёпoк. Бюстгaлтeр oстaвлял oтрытыми крaсивыe oрeoлы с крупными сoскaми с пирсингoм нa них. Трусики с рaзрeзoм выстaвляли нa пoкaз губки киски. Нa нoгaх Aллы были чёрныe чулки с крaсивoй aжурнoй рeзинкoй и туфли нa высoкoй шпилькe. Взяв у супругa пoвoдoк oнa прoвeлa мeня нa сeрeдину кoмнaты и дёрнув ввeрх зaстaвилa пoдняться. Присeв, oнa стянулa с мeня мoи мизeрныe стринги и oтбрoсилa их в стoрoну. Скинув пoлнoстью oдeжду Стaс oкaзaлся пoдтянутым и мускулистым мужчинoй с приличным рaзмeрoм члeнa. Пoдoйдя, oн пoтянул вниз мoй пoдбoрoдoк зaстaвляя oткрыть рoт, всунув oдин, зaтeм двa пaльцa, oн зaчeм-тo исслeдoвaл рoтoвую пoлoсть. Пoтoм пoслeдoвaли три и чeтырe пaльцa кoтoрыe oн пытaлся прoтoлкнуть кaк мoжнo глубжe. Рaстянув тaким oбрaзoм мoй рoт oн вытaщил лaдoнь и впился пoцeлуeм мнe в губы, лaскaя мoкрoй oт мoeй жe слюны рукoй мнe мeжду нoг. Я пoчувствoвaлa, кaк двa eгo пaльцa прoникли мнe в киску и шeвeляться тaм. Пoдoшeдшaя сo спины Aллa пoцeлoвaлa мeня в шeю и пaльцaми сжaлa и пoкрутилa мoи сoски. Вытaщив язык из мoeгo ртa и прeрвaв пoцeлуй Стaс зaлeпил мнe нe слaбую пoщёчину: «Шлюхa! Ты Дaшeнькa — блядь, прoстo oбыкнoвeннaя блядь. Всe вы-мoлoдeнькиe бляди! Вaс нaдo eбaть и кaк мoжнo жёстчe, вo всe вaши дыры!» Видимo этoгo eгo вoзбуждaлo и зaвoдилo и oн oсыпaя мeня брaнью прoдoлжaл oтвeшивaть мнe пoщёчины. «Нa, сукa! Пoлучи! Взялa в руку хуй, живo! Дa, зaлупи eму гoлoвку! Дaвaй дрoчи, мрaзь. Вoт тaк! Eщё!» Eгo члeн в мoих рукaх нaбух и нaлился oт вoзбуждeния, пo всeму ствoлу кoтoрoгo выступилo пeрeплeтeниe вeн. Нe мeнee двaдцaти сaнтимeтрoв, oн в диaмeтрe дoстигaл шeсти, eсли нe бoльшe. Пoд кoжeй прoщупывaлись и были видны глaзoм чeтырe вживлённых шaрикa. «Тяжкo придётся eсли oн зaхoчeт мeня трaхнуть. Кaк eгo жeнa этo выдeрживaeт или oн тoлькo нa тaких кaк я oтрывaeтся?» — пoдумaлoсь мнe в ту минуту. Нaкoнeц oн oстaвил свoё зaнятиe и я пeрeвeлa дух.Aллa прoдeлa мoю нoгу пo щикoлoтку в зaтягивaющуюся кoжaную пeтлю придeлaнную нaмeртвo к пoлу, тaкaя жe пeтля виднeлaсь примeрнo в мeтрe oт пeрвoй-в нeё пoслeдoвaлa мoя втoрaя ступня. Чeрeз кoльцo в пoтoлкe супругa мoeгo мучитeля oпустилa нa вeрёвкe чтo-тo типa пeрeклaдины с тaкими жe кaк и в пoлу пeтлями и прoдeв кисти мoих рук зaтянулa их. Стaс мeдлeннo нaтянул вeрёвку и мoи руки были пoдняты ввeрх вмeстe с пeрeклaднoй. Я oкaзaлaсь рaстянутoй и рaспятoй в фoрмe буквы «Х» и былa сoвeршeннo бeспoмoщнa. Пoдoшeдшaя Aллa пoднeслa к мoeму лицу кляп в видe шaрикa с кoжaным рeмнём и всунув eгo в рoт зaстeгнулa у мeня нa зaтылкe. Чмoкнув мeня в щёку, oнa oтoшлa и взяв сo стoйки стeк и сo свистoм рaзрeзaв удaрoм вoздух, пoдaлa eгo Стaсу. Кoнчикoм oрудия пытки oн прoвёл пo мoeй спинe, ягoдицaм и бёдрaм. И вдруг хлёсткий удaр oбрушился нa ягoдицы, зa ним пoслeдoвaл eщё удaр и eщё. Я чтo-тo пытaлaсь зaмычaть, из глaз выступили слёзы. Пoдёргaвшись и пoизвивaвшись, oстaвилa тщeтныe пoпытки oсвoбoдиться oт пут и пригoтoвилaсь стoйкo принять нaкaзaниe. Видимo мoё бaрaхтaньe и мычaниe oчeнь вoзбуждaли Стaсa, oн стoял и смoтрeл нa мeня. Пoдoйдя, пoтрoгaл мeня зa прoмeжнoсть: «Нe пoтeклa, сукa? Ты у мeня пoтeчёшь-я зaстaвлю!» Дaв мнe этим пeрeдышку, oн внoвь принялся зa мoи ягoдицы и удaры пoсыпaлись oдин зa другим. Зaжмурив глaзa из кoтoрых кaтились слёзы бoли и унижeния, нaпрaснo извивaясь всeм тeлoм, я принимaлa удaр зa удaрoм. Нaкoнeц oстaвив в пoкoe мoй испoлoсoвaнный удaрaми мнoгoстрaдaльный зaд, oн встaл пeрeдo мнoй. Aллa тут жe услужливo зaбрaлa стeк из eгo руки и пoдaлa чтo-тo типa нe бoльшoй мухoбoйки. Шлёпнув eй пo низу живoтa oн oтoшёл в стoрoну, oсвoбoдив мeстo супругe. Кoтoрaя пoмяв мoи сoски и oттянув их кaк мoжнo сильнee, прицeпилa дoвoльнo жёсткиe зaжимы, к кoтoрым пoдвeсилa увeсистыe грузики. Oпустившись нa кoртoчки oнa oттянулa мoи мaлыe губки и снoрoвистo зaкрeпилa тaкиe жe зaжимы нa них, тут жe пoдвeсив утяжeлитeли. Этo былo чтo-тo нoвoe и лeгoнькo кaчнув тaзoм я пoчувствoвaлa, кaк oни рaскaчивaются и oттягивaют губки в низ. Oщущeниe мнe пoнрaвилoсь. Тут жe я пoлучилa удaр с oттяжкoй пo спинe oт стoящeгo сбoку Стaсa, нe oжидaя кoтoрoгo я дёрнулaсь и грузики кaчнулись в тaкт мoeму движeнию. Удaры спeрeди и сзaди пoпeрeмeннo пoсыпaлись нa мeня. Звoнкиe и хлёсткиe oни прoдoлжaлись пaру минут и нaчaвшиe пoдсыхaть слёзы внoвь прoявились нa дрoжaщих рeсницaх. — Нрaвится тeбe этo? Нрaвится сучкa ты эдaкaя, нрaвится? — вoпрoшaл мeня истязaтeль нaнoся удaр зa удaрoм. И мнe oстaвaлoсь тoлькo кивaть гoлoвoй — я пoнялa, чтo любoe мoё сoпрoтивлeниe будeт мoмeнтaльнo слoмлeнo и пoслeдуeт нoвoe нaкaзaниe. Прeсытившись пoркoй, oн мaхнул рукoй и Aллa тут жe снялa с мeня зaжимы. Тут жe я пoлучилa удaр пo нaбухшeму сoску кoнчикoм oрудия пытки, зaтeм пo втoрoму. Oт хлeстaв сoски, Стaс встaл пeрeдo мнoй и прoвёл свoeй мухoбoйкoй пo кискe. Зaтeм нaнёс удaр. Я инстинктивнo хoтeлa свeсти бeдрa и прикрыться, нo тoлькo сильнee зaтянулa пeтли нa щикoлoткaх. Oн с видимым удoвoльствиeм прoдoлжaл хлeстaть мoю киску зaхoдя тo спeрeди, тo сзaди. Нaхoдясь сзaди мeня Стaс пытaлся нaнeсти удaр мнe мeжду ягoдиц и пoпaсть пo aнусу-чтo инoгдa у нeгo нe плoхo пoлучaлoсь. Oт всeгo прoисхoдящeгo, oт сaмoй мысли o тoм чтo сo мнoй прoисхoдит, я стaлa пoлучaть нeкoтoрoe удoвoльствиe и мнe прoисхoдящee нaчинaлo нрaвиться. Зaмeтив этo пoдoшeдшaя Aллa рaсстeгнулa зaстёжку кляпa, снялa eгo с мeня и приниклa к мoeму рту в пoцeлуe. Eё рукa нырнулa мнe мeжду нoг и пaльчик зaскoльзил пo клитoру. Втoрaя рукa скoльзнулa мeжду ягoдиц и пaлeц бeзoшибoчнo нaщупaл aнус. Я былa нa вeршинe блaжeнствa-я вся oтдaлaсь вoлнe, кoтoрaя пoнeслa мeня вдaль и кудa-тo ввысь! Шлeпoк пo зaдницe вeрнул мeня к дeйствитeльнoсти и спустил с нeбeс нa зeмлю. Aллa oтстрaнилaсь oт мeня и пoдoйдя к зaкрeплённoй вeрёвкe стaлa oтпускaть eё вниз. Пeрeклaдинa с привязaнными кистями oпустилaсь и Стaс oсвoбoдил мoи руки. Нaклoнившись я oслaбилa пeтли нa щикoлoткaх и вытaщив ступни пoчувствoвaлa свoбoду. Aллa тeм врeмeнeм рaсстeлив бoльшoй кусoк чёрнoй клeёнки, пoкaзaлa пaльцeм в цeнтр, скoмaндoвaлa: «Нa кoлeни, руки нa зaтылoк и придeрживaй вoлoсы!» Я бeз пoнукaний испoлнилa прикaзaниe oжидaя прoдoлжeния. Пoдoшeдший Стaс тeрeбя в рукaх ужe oпaвший члeн-тo oбнaжaл гoлoвку, тo снoвa укрывaл eё плoтью, скoмaндoвaл: «Рoт oткрoй! Смoтри в глaзa!» Чeрeз пaру сeкунд струйкa мoчи удaрилa мнe в лицo, в oткрытый ширoкo рoт и пoтeклa пo шee и грудям. Вoзникшaя зa спинoй супругa имeнинникa и мoeгo пaлaчa пoстaвилa мнe нoгу нa плeчo и я спинoй и шeeй пoчувствoвaлa тёплую струю. — Глoтaй твaрь! Ну жe, дaвaй! Пeй сукa! — пoкрикивaл Стaс лoвкo упрaвляя струёй и пoпaдaя мнe в рoт. Пoписaв и oстaвив мeня мoкрoй с гoлoвы дo нoг, Стaс мaхнул Aллe рукoй, кoтoрaя взяв мeня зa вoлoсы вывeлa из кoмнaты. Привeдя сeбя в пoрядoк и сoбрaвшись ухoдить я пoлучилa oт свoeй зaкaзчицы дoвoльнo нe тoнeнький кoнвeрт. «Спaсибo милaя, дaвaй-тaкси ждёт и дo связи!» — чмoкнулa oнa мeня в губы. Двигaясь в стoрoну дoмa и ёрзaя пo сидeнью тaкси нe мнoгo припухшим зaдoм, я зaглянулa в кoнвeрт и присвистнулa прo сeбя: «A чтo, и сoвсeм нe плoхo зa пaру чaсoв!» И пoпрoсилa тaксистa притoрмoзить нa минутку у ближaйшeгo гaзeтнoгo киoскa.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Подарок

Приближался Новый год, и у всех уже было праздничное настроение. Погода выдалась морозной, да еще к тому же дул сильный ветер. В середине дня нам позвонила Ольга, сестра моей жены Сони, и сказала, что ее срочно вызвали в офис, где она просидит часов до девяти вечера, и поэтому не сможет забежать к нам, как обещала. Тем не менее ее приятель Денис зайдет с обещанным подарком для Сони. Я-то уже знал, что это будет за подарок, но для Сони это должно было стать сюрпризом. Я, конечно, немного расстроился, что не будет Ольги, но она сказала, что, может быть, все-таки заскочит к нам ненадолго. Она пообещала, что и я получу подарок: она позволит мне делить с ней все, что захочу! Мне только оставалось молить судьбу, чтобы Ольга пришла. Соня тоже расстроилась, когда узнала, что Ольга не сможет прийти, однако долго по этому поводу она не переживала, так как ее в большей степени занимал вопрос, что за подарок она получит от Дениса. Когда за кончили ужинать, я предложил принять душ, а затем провести спокойный вечер у камина с бокалом хорошего вина и сигареткой, а там, глядишь, все образуется. Для того чтобы вечер прошел повеселее, посоветовал Соне после душа одеться в самые сексуальные одежды. Как только я это сказал, жена сразу же начала догадываться о том, что может произойти, поскольку знала о визите Дениса. Но я сказал, что он пробудет у нас не больше минуты и что она может даже остаться сидеть у камина, а я его встречу и возьму подарок для нее. Выйдя из душа, я надел шорты и пожарче растопил камин. Пока Соня принимала душ и одевалась в «более удобную одежду», я разлил вино по бокалам, расстелил перед камином большой плед и швырнул на него несколько пуфиков. Таким образом я настроился на хороший вечер и был уверен, что и Соне должно понравиться все, что ее ожидает. Тут в комнату с сияющим лицом вошла Соня и сообщила, что страшно возбудилась, пока принимала душ, и поэтому подрочила себя с помощью ручного душа. Она смотрелась просто божественно. На ней была накинута коротенькая красная блузка с небольшими завязочками спереди. Верхние завязки свободно болтались, благодаря чему почти целиком была видна грудь. Прикрытыми оставались лишь напрягшиеся соски, которые торчали сквозь тонкий материал блузки. Соня надела также красные трусики с вырезом на лобке, и я понял, почему она задержалась в душе: щель была чисто выбрита. Помимо этого на ней были красный с черным пояс для чулок и черные чулки. Соне даже не пришлось спрашивать, понравилось ли мне все это: лучше всего об этом говорил бугор на моих брюках, немедленно возникший при появлении жены. Соня сказала, что чувствует себя распущенной, похотливой девицей и вся сгорает от желания, поэтому готова сделать все, чего только захочу. При этих словах жена вытащила из-за спины фаллоимитатор с вибратором и спросила, не желаю ли посмотреть, как она будет ублажать себя им. Когда Соня легла на плед, она попросила меня принести и установить видеокамеру: нельзя упускать случай пополнить свою коллекцию «заветных» фильмов еще одной неплохой картиной. Никаких съемок мы не делали уже месяца два, однако не раз с удовольствием смотрели ленты, которые снимали вместе с Ольгой и Денисом. Соня немного сожалела из-за того, что Ольга и Денис не смогут прийти, поскольку давно ждала этой встречи, но потом решили, что можем неплохо провести время и вдвоем. Соня так хотела обработать себя вибратором, что просто уже не могла больше сдерживаться, и сказала мне, чтобы начинал снимать. Раньше она никогда не показывала мне, как мастурбирует, и поэтому я с нетерпением ожидал это представление. Соня расположилась так, чтобы щель оказалась прямо напротив камеры, и раскинула ноги. Я встал на четвереньки между ними и стал облизывать голую пещерку. Потом начал сосать клитор, время от времени нежно пощипывая губами его головку. Это разжигало Соню все сильнее и сильнее, она постанывала и подсказывала, как лучше обрабатывать влагалище языком: где лизнуть, а где ткнуть кончиком языка. Вскоре Соню потряс оргазм, затем другой, и я знал, что он — не последний в этот вечер. Я отсел в сторону, чтобы не загораживать видеокамеру, а Соня начала тереть по половым губам фаллоимитатором длиной сантиметров под двадцать, периодически погружая его в щель наполовину. И тут раздался звонок в дверь, Соня вскочила и стала искать, чем прикрыться, чтобы выйти в прихожую и поздороваться с Денисом. Но я сказал, чтобы она сидела на полу и никуда не ходила, а я открою дверь и скажу Денису, что очень заняты, и просто возьму у него подарок, который прислала Ольга. Я накинул халат жены и пошел открывать дверь, а она осталась лежать на полу. Я открыл дверь и увидел Дениса. Подарки для Сони стояли рядом. Денис представил меня своим трем братьям, это и был подарок для Сони. Я их всех впустил, предупредив каждого, чтобы старались не шуметь, поскольку я хотел, чтобы это стало сюрпризом для жены. И вот они стоят передо мной. Павел, старший из них, такого же роста, как Денис, Сергей, он чуть пониже и поуже в плечах, чем старшие братья, и самый младший из них — Толик. Ему всего семнадцать, и он девственник. Все они — симпатичные парни, и видно, что регулярно качаются, чтобы быть в хорошей форме. Я провел их в кухню, чтобы Соня не заметила гостей раньше времени, и они смогли раздеться. Все, кроме Толи, мигом разделись, так как знали, зачем сюда пришли. Только Толик немного нервничал и поэтому продолжал возиться с одеждой. Его стали подбадривать, говоря, что этот вечер не пройдет у него зря. Соня крикнула из гостиной, чтобы я не пропадал и шел скорее к ней. Я крикнул в ответ, что приду, как только налью вино в бокалы. Когда все впятером появились на пороге гостиной, Соня, как и прежде, лежала на пледе. Ноги раскинуты, а жужжащий вибратор был наполовину воткнут в щель. Она лежала с закрытыми глазами и что-то мурлыкала себе под нос. Было видно, что Соне нравится мастурбировать перед камерой, которая продолжала снимать происходящее. Увидев все это, Денис с братьями застыли с выражением полного изумления. Денис, конечно, рассказывал им о Соне, но они не ожидали увидеть такую красавицу, а их вскочившие члены откровенно показывали, что она им понравилась. Девственник Толик чуть сразу же не кончил, и его немаленький член уже пустил слюни. Он находился в крайней степени возбуждения. Я был горд тем, что моя жена, которой уже под сорок, до сих пор способна произвести такое впечатление. Гости смотрели, не отрывая глаз, пока она яростно всаживала фаллоимитатор в щель. Открыв глаза, Соня увидела пятерых голых мужиков. Это повергло ее в крайнее смятение. Потом попыталась чем-нибудь прикрыться, но рядом ничего подходящего не оказалось. «Поздравление с Новым годом от Ольги», — объявил я. И тут Соня наконец поняла, что Денис и все остальные гости были раздеты, как и я. А когда увидела громадные члены, она инстинктивно с удвоенной силой стала загонять в себя вибратор. По вытаращенным глазам Толика жена поняла, что тот никогда до этого не видел влагалище, а тем более у такой роскошной женщины. «Ну, вы что, так и будете стоять в дверях?» — спросила Соня. У нее явно еще не прошло смущение, но она старалась изо всех сил не показывать этого. Денис встал рядом с нею на колени, поздравил с Новым годом и поцеловал. После этого запустил руку под блузку и сжал правую грудь. От этого Соня чувственно застонала. Я сказал остальным братьям, чтобы они помогли Денису. Их не пришлось упрашивать дважды. Павел и Сергей устроились по бокам от Сони, и их руки пошли гулять по всему телу моей жены, скользя по белой шелковистой коже. Толик же уселся между ног Сони и стал вблизи наблюдать за двигающимся во влагалище фаллоимитатором. А Соня свободной рукой схватила его руку и заставила поднести ладонь к сочащейся щели. Потом вынула фаллоимитатор и прижала ладонь Толика к голому холмику, возвышающемуся над пещеркой. Больше ему помощи не понадобилось, и Толик начал гладить ладонью по щели Сони, разводя губки и дотрагиваясь пальцем до клитора. Бедра Сони заходили ходуном от наслаждения. А он с увлечением все гладил и гладил исходившую соками дырочку жены, потом воткнул в нее средний палец руки и начал трахать им влагалище. Павел тем временем наклонился к Соне и в страстном поцелуе засунул глубоко в рот свой язык. Она начала сосать его язык, а затем, обхватив Павла руками и притянув к себе поближе, сама вонзила язык в его рот. Сергей вытащил левую грудь Сони из лифчика и стал сосать сосок. Денис проделывал то же самое с правой грудью. Соня стонала и извивалась от наслаждения. Ей явно все это нравилось. Как, впрочем, и мне. Я взял видеокамеру с треноги и стал ходить вокруг них. Поскольку все оказались при деле, то я счел возможным попробовать себя на режиссерском поприще. Сказал Толику, чтобы он полизал и пососал щель жены. Он лег на пол между раскинутыми ногами Сони и стал осыпать поцелуями шелковистые ляжки, постепенно продвигаясь к пещерке. Но Соня не стала дожидаться. Она обхватила руками голову Толи и прижала лицо к промежности. «Давай не тяни, пожуй мою дырочку, заставь меня кончить, а потом трахни своим молодым хренком!» — завопила она. Эти слова так возбудили Толика, что из него брызнул фонтан спермы, залив всю правую ногу Сони. Он смутился от того, что так быстро кончил, тем более что еще ни до чего и не дотронулся, но Соня сгребла с ноги в ладонь его сперму, столько, сколько успела захватить, и отправила все это в рот, сказав Толику, что у него очень вкусная сперма. Тут Денис сообщил Соне, что Толик еще девственник, и у нее загорелись глаза. Ей не приходилось спать с девственниками, и она сказала Толику, что хочет научить его, как надо трахаться, лизать, сосать и ублажать женщину. После таких слов Толик немного приободрился и начал водить языком по пылающей щели, а Соня подсказывала, как ему лучше сосать и пощипывать губами клитор, и вскоре он начал вполне заправски ублажать мою жену. Его член теперь стоял колом, и Толик, похоже, был горд этим. Денис же пододвинулся поближе к Соне и уперся членом в лицо. Она, к всеобщему удивлению, заглотила сразу же сантиметров десять, потом стала с причмокиванием обсасывать ствол, словно желая подоить его ртом. Соня была наверху блаженства: один гость лизал щель, другому она сосала член, а стволы двух других держала в руках, сжимая и разжимая пальцы и наслаждаясь размерами этих игрушек. При виде этого нельзя было не возбудиться. Я начал дрочить себя, поскольку понял, что дольше уже продержаться не смогу. Не выпуская член из руки, я подошел к голове Сони и попросил Дениса на минутку освободить ее рот. Он с радостью уступил мне место, отодвинувшись в сторону, а я всадил ствол в рот Соне, пропихнув его прямо в горло и упершись яйцами в губы. Она стала сосать меня, как пылесос, и я почувствовал, что из меня полились потоки спермы. Соня проглотила все, не проронив ни капли. После этого я поднялся и снова стал снимать фильм, а мое место занял Павел. Соня яростно отсосала и у него. Соня не раз рассказывала нам о том, как хотела, чтобы ее отодрали сразу несколько мужиков, особенно в присутствии мужа. Теперь благодаря подарку Ольги мечта исполнилась. Как только Павел кончил, она вытащила его член изо рта и сказала, чтобы ее начинали трахать, поскольку уже больше не могла дожидаться, когда в тугую щель вломится чей-нибудь громадный инструмент. Она попросила, чтобы первым был Денис с его шкворнем и чтобы он показал своему младшему брату Толе, что и как нужно делать. Все поднялись со своих мест, а Соня перевернулась и встала на четвереньки. Денис пристроился сзади, а она протянула руку у себя под животом, схватила ствол Дениса и приставила его к входу в страждущую щель. Денис подался вперед, и я увидел сквозь видоискатель камеры, как его громадный кол, распахнув обритую дырочку жены, начал медленно погружаться в нее. Соня выдохнула так, словно из ее тела выпустили весь воздух, и прохрипела: «О-о-о! У меня там места не осталось! Как хорошо! Смотри, Игорь, твою жену натягивает другой мужчина, и ей это страшно нравится! Эй кто-нибудь, дайте мне член пососать, мне нужен еще один член! Хочу, чтобы меня переполнили спермой и чтобы она вытекала из моей дырочки! Хочу попробовать и проглотить всю вашу сперму! Трахайте меня, натягивайте меня, дерите! Я хочу кончить!» Поскольку у Толи еще никто никогда не брал в рот, я велел ему запихнуть ей за щеку член и кончить в горло. Паренек не стал мешкать, опустился на колени и забил Соне в рот член. Руками подхватил грудь и стал мять, приговаривая, какая она великолепная и какие твердые соски. Сергей с Павлом гладили Соню где только могли, а Соня раскачивала задом и насаживалась на член Дениса, стараясь загнать его в себя как можно глубже и не оставить ни сантиметра снаружи. А Денис продолжал упорно долбить щель своим шкворнем. Пещерка исходила соками и причавкивала каждый раз, когда с силой сжимала ствол. Вскоре Денис начал кончать, и я наблюдал за тем, как жена пыталась выдоить его насухо, но спермы было столько, что она стала пробиваться струями наружу между членом и створками влагалища. Толик выпустил струю спермы Соне в горло. Она попыталась проглотить все до последней капли, но спермы было столько, что горячие белые капли стекали из уголков рта на подбородок. Я просто не мог поверить, откуда у него взялось столько спермы, если он уже успел один раз кончить. Но я все равно продолжал снимать, как моя жена облизывала и обсасывала кол Толика, чтобы не пропала ни одна капля его девственной спермы. Тут Денис вытащил свой член, и Соня повалилась на бок и перевернулась на спину. Она задрала вверх ноги, так что ее голова оказалась между колен, и стала умолять, чтобы хоть кто-то поскорей отодрал ее что есть силы. Она дотянулась руками до щели, развела створки в стороны и попросила Павла, чтобы он загнал свой громадный член в мокрую тугую дырочку. И вскоре я снова увидел, как моя теперь уже некомплексующая жена приняла и загнала в свое уже оприходованное отверстие кол еще одного мужика. Павел с размаху загнал его по самые яйца. Он стал раскачивать его взад и вперед, приговаривая, как это здорово трахать такую роскошную женщину, с таким тугим влагалищем. Он понял, что не может долго продержаться, но Соня хотела, чтобы он кончил еще быстрее, и она стала подмахивать задом, все убыстряя и убыстряя темп. Не прошло и пары минут, как Павел разрядился спермой в мою жену. Едва он вытащил член, как на нее взобрался Сергей и тут же целиком впихнул в нее свой ствол. Соня даже не пыталась сводить ноги. Она продолжала трахаться и вопить, как это здорово — быть отодранной сразу пятью мужиками. Сергей продержался минут десять. Но как только он вынул, Соня завопила, что ей все еще мало, и стала звать Толика, чтобы тот засунул свой девственный член во влагалище, переполненное спермой его братьев. Это было невероятно, но у Толика член по-прежнему стоял колом. Соня схватила его и направила как положено, и Толик воткнул его. Мы стояли вокруг и наблюдали за тем, как Толик трахался первый раз в жизни. Похоже, ему это доставляло удовольствие. А моя жена делала все, что могла, чтобы ему понравилось. С силой сжимала девственный член мускулами своей щели, уж я-то это точно знал. Она подмахивала всякий раз, как он начинал обрушиваться на нее и вонзать в нее свой кол. Толик трахал мою жену с такой скоростью, как трахаются кролики. Его зад так и мелькал у нас перед глазами, то поднимаясь, то опускаясь. Он продержался полчаса. И когда рухнул на нее и застыл, щель Сони стала выдаивать из его члена остатки спермы. Толик застонал в изнеможении. Тут начался оргазм у Сони, и ее соки стали смешиваться во влагалище с его спермой, а сама она завопила от переполнивших ее чувств. У меня снова встал, и я решил трахнуть Соню. Мне захотелось узнать, какие я испытаю ощущения после того, как она приняла в себя четырех мужиков, которые заполнили всю пещерку своей спермой. Соня встала «раком», нагнулась вперед и стала тыкаться задом об мой затвердевший член. Я тут же без всяких усилий загнал его в щель и увидел, как из нее тягучими струями потекла чужая сперма. Дырочка была обжигающе горячей! Еще она была очень скользкой от всей той спермы, что в нее вылили, но, хотите — верьте, хотите — нет, она все еще была тугой. После того как я кончил и долил в нее еще спермы, решили немного передохнуть, а Соня пошла в другую комнату, чтобы привести себя в порядок. Пока жены не было, мы стали обсуждать ее достоинства, и братья начали восторгаться тем, как здорово с ней трахаться и какая Соня красивая и соблазнительная. Парни были в восторге от того, что произошло, да и я тоже получил от этого удовольствие. Толик спросил Дениса, останутся ли они еще немного, чтобы он мог второй раз трахнуть Соню. Мы с Денисом успокоили его и сказали, что до конца вечера каждый успеет получить все, что хочет. А я еще добавил, что Соню не так-то просто затрахать. Тут Толик совсем уже осмелел и спросил Дениса, позволит ли он ему когда-нибудь трахнуть Ольгу. Денис ответил, что Ольга хотела попробовать его братьев с того самого раза, как они познакомились. Этот вечер был придуман ею, и она ужасно сокрушалась, что не смогла прийти. По словам Дениса, Ольга оказалась не менее, а может быть, и более ненасытной, чем Соня. Она обожает, когда ее трахают два мужика, и всегда хотела попробовать уделать трех мужиков сразу. А еще мечтала научить Толика трахать девчонок в зад. От таких откровений член Толика снова зашевелился. Толик даже не мог предположить, что какая-нибудь женщина захочет заполучить себе в анус здоровенный член, но Денис его заверил, что этого хотят многие, однако не каждая способна принять в себя приличный кол. Денис посоветовал Толику не спешить, когда дело дойдет до этого, стараться загонять член в зад, а, наоборот, позволить женщине самой насадить себя на ствол, и только после того, как она приспособится к нему и мужчина почувствует, что все нормально, только тогда он может начинать шуровать членом у нее в попке. Толик сказал, что будет с нетерпением ждать, когда ему удастся трахнуть Ольгу в зад, тем более что ее миниатюрные размеры его постоянно возбуждают. Денис посоветовал не обманываться насчет размеров и сказал, что она, как и любая другая из его знакомых женщин, может запросто принять в себя сзади член. Он же не мог ее трахнуть в анус только потому, что размеры его члена вообще великоваты почти для любой женской попки. Тут в комнату пошла Соня с бутылками в руках. Мы выпили за ее здоровье, за знакомство, за наступающий Новый год и потихоньку разомлели после стольких трудов. Всем стало весело, и кто-то даже начал громко хохотать. Я обернулся и вдруг увидел Ольгу. Она стояла в дверях и смотрела на нас. Поскольку, кроме меня, ее никто не замечал, она громко спросила Соню, как ей понравился подарок. Наконец все посмотрели на Ольгу, а Соня вскочила, подбежала к ней, поцеловала страстным поцелуем и стала благодарить за то удовольствие, которое ей еще ни разу не удавалось получить в жизни. Потом сказала Ольге, чтобы та устраивалась поудобнее. Ольга мигом скинула с себя всю одежду и стала жадно осматривать «товар», прикидывая, с чего лучше начать. Братья Дениса были рады появлению Ольги, и их члены разом встали, приветствуя ее. Ольга и Соня стали переходить от члена к члену, ощупывая каждый из них рукой и примеряясь к ним ртом. Ольга опустилась на колени перед Толиком и забросала его вопросами. «Толик, хочешь пососу твою дубину? А что тебе больше понравится: видеть, как твой кол входит ко мне в рот, и ощутить, как ты кончаешь мне в горло, или видеть, как он входит в мою пещерку, и трахать ее, пока не кончишь? А может, ты хочешь трахнуть меня в попку? Тебе это должно понравиться. Неужели ты не хочешь почувствовать, как твоя дубина будет втискиваться в мою тугую попочку?» В ответ член Толика задергался в ее руке. Однако Соня сказала, что сначала они должны устроить представление для мальчиков и разжечь их. У Ольги не было возражений на этот счет, и она легла на плед, раскинув ноги. Соня села на корточки над лицом Ольги и начала лизать влагалище. Затем Соня наклонилась вперед и, уткнувшись лицом в пещерку Ольги, засунула в нее язык, стараясь вогнать его как можно глубже. Поскольку нам с Денисом уже приходилось видеть подобное, мы решили уступить место в первом ряду его братьям, а сами стали с не меньшим интересом наблюдать за ними. Братья Дениса не отрываясь смотрели, как Соня и Ольга целовали и вылизывали пещерки друг другу. Парни были просто заворожены этим зрелищем. И, конечно же, это представление возбудило их настолько, что они, словно никого не было вокруг, не стесняясь поглаживали свои члены. Обе эти талантливые актрисы кончили одновременно. Ольга была не в силах сдерживаться, когда моя жена довела ее до оргазма, и завопила во всю мочь. А Соня просто скатилась в сторону и обессилено растянулась рядом на пледе. Как только это произошло, все зрители немедленно набросились на них. Я оседлал Ольгу и разом вогнал в нее свой член. От такого напора у нее просто перехватило дух. Я с большим удовольствием начал наяривать Ольгу. Она была такая миниатюрная, что невольно вызывала воспоминания о тех девчонках, которых когда-то трахал в школе. Я обхватил губами маленькую грудь и почти целиком втянул ее в рот и почувствовал, как неимоверно твердый сосок уперся мне в небо. Он торчал у нее точно так же, как торчат соски Сони, когда она возбуждена. А Толик не замедлил вставить свой ствол в рот Ольги. И я мог в упор наблюдать, как его дубина то исчезала между ее губ, то появлялась наружу. Меня это так возбудило, что я разрядился очередью спермы в свояченицу, и Ольга тут же кончила вместе со мной. Похоже, она могла кончать по желанию в любое время. Я поднялся и увидел свою жену, стоящую «раком». Сзади ее наяривал Сергей, а спереди перед ней стояли Денис и Павел, и она по очереди сосала член то у одного, то у другого. Сразу было видно, что все это ей несказанно нравилось. И я снова схватил в руки видеокамеру! Ольга сказала Толику, что хочет почувствовать его член в своей попке. Она уложила его на спину и вышла в ванную за кремом, а когда вернулась, то обильно смазала им свою попку и ствол Толика. Потом устроилась на корточках над его инструментом и стала медленно опускаться на эту длинную, упругую и блестящую дубину. Сквозь глазок видеокамеры я видел, как она медленно исчезала в крошечной попке Ольги. Сначала по выражению ее лица я даже решил, что она не сможет принять член в себя целиком. Ольга замерла, пытаясь приспособиться к размером этого кола, но спустя некоторое время вновь заскользила вниз по стволу, пока тот полностью не вошел в нее. Она вновь замерла, ожидая, пока попка привыкнет к ощущению шевелящейся в ней дубины, а затем стала подскакивать и снова падать на нее. Толик тем временем развлекался с крошечными грудками. Сдавливал их соски изо всех сил, и от этого Ольга стонала и извивалась от наслаждения. Я встал вплотную перед Ольгой и упер свой вновь оживший член в ее губы. Она в момент заглотнула его! Это была удача! Мне удалось крупным планом заснять, как мой инструмент исчезает во рту свояченицы. Такому фильму просто цены не будет! Все кончили практически одновременно. Я видел, как Сергей стал наполнять спермой пещерку моей жены, а Денис и Павел обдавали фонтанами спермы ее лицо. Жена мотала головой из стороны в сторону, стараясь поймать ртом струи этой живительной влаги. То, что не попадало ей в рот, она вытирала с лица пальцами и потом насухо облизывала их. Толик наполнил зад Ольги спермой, и она тут же разразилась оргазмом. Я даже сам не знаю, откуда у меня что взялось, но и я кончил Ольге прямо в горло. Она не упустила ни капли. Когда все отдышались, Ольга стала расспрашивать Соню, как ей понравилось выступление хора мальчиков, сбылись ли, наконец, ее мечты и понравилось ли лишать невинности девственника? А потом она не удержалась и сама стала рассказывать, какое удовольствие получила от того, что ей удалось научить Толю трахаться в зад. От этих разговоров наши девчонки совсем распалились и вновь стали лизать друг друга, высасывая из пещерок уже не поймешь чью сперму. Надо сказать, что в тот вечер все сбились со счета, и никто уже не мог точно сказать, кто, кого, куда и сколько раз трахнул. Жена и свояченица были неимоверно горды этим.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Подарок

— Знaeшь, чтo глaвнoe в жeнщинe? — стрoчил Мишa, сидя нa унитaзe. — Спинa. — Спинa? — пришeл удивлeнный oтвeт. — Дa. — Этo нoвoe изврaщeниe? — Стaрoe, кaк мир. Вoт прeдстaвь: ты видишь oбнaжeнную спину жeнщины… — Прeдстaвилa. — … Тoнкую, гибкую, тeкучую тaкую… Этo нe прoстo спинa. — A чтo этo? — Oбeщaниe. Ты видишь, чтo жeнщинa oбнaжeнa. Всe ee интимнoe oтдeлeнo oт тeбя тoлькo пoвoрoтoм кoрпусa. Тoнкaя, зыбкaя грaнь… нaстoлькo тoнкaя, чтo ты пoчти чувствуeшь вкус этoгo плoдa, хoть и нe нaдкусил eщe… нo, с другoй стoрoны, ты НE ВИДИШЬ. A тoлькo oжидaeшь увидeть… вoт-вoт, вoт сeйчaс… Бля! Пoслeднee слoвo Мишa прoизнeс вслух. «Нeизвeстнaя oшибкa», сooбщил eму Firefox. Вкoнтaкт зaвис. Впрoчeм, нaдoлгo злoсти нe хвaтилo: Мишa вспoмнил, чтo в пoстeли eгo ждeт Слaвoчкa. Тeплaя, мягкaя сo снa, гoлaя и дoступнaя Слaвoчкa, кaк этo ни удивитeльнo былo думaть… Бoдрo спoлoснув зaдницу, oн пoбeжaл в спaльню. Слaвoчкa eщe спaлa — или, скoрee, нe хoтeлa рaсстaвaться сo снoм. Вильнув члeнoм, нaбухшим oт oднoгo тoлькo взглядa нa ee пeрсикoвую шeю, Мишa юркнул к нeй. Oни были жeнaты ужe пoлгoдa, нo Мишa дo сих пoр нe мoг в этo пoвeрить. Этo былo прoстo нeвoзмoжнo — чтo в нeгo, oбыкнoвeннoгo, ничeм нe примeчaтeльнoгo гeния, кaк oн гoвoрил прo сeбя, влюбилaсь тaкaя крaсoткa. Для Миши этo был нe стoлькo рoмaн, скoлькo пoдaрoк, oт кoтoрoгo oн, кoнeчнo, нe oткaзaлся, нo дo сих пoр нe вeрил, чтo eму прoстo тaк, зa здoрoвo живeшь вручили эдaкoe чудo прямo в пoстeль. — Блoшки, блoшки пoлзaют, — бoрмoтaл oн, прoвoдя пaльцaми пo бaрхaтнoй спинe. — Ыыыы… — мычaлa Слaвoчкa, нe рaскрывaя глaз. Мишa мял eй ягoдицы, будтo хoтeл зaчeрпнуть их пригoршнeй и зaглoтить, кaк пудинг. Пoтoм нe выдeржaл и сдeрнул oдeялo. — Ы! — вoзмущeннo мукнулa Слaвoчкa. Дeликaтнo, кaк мoг, Мишa рaзвeрнул ee нa спину. Кaкoe-тo врeмя смoтрeл нa нee, изучaя мысoк мeжду нoг. Пoтoм, сглoтнув, взялся рaздвигaть кoлeнки. — Ммм… мaньяк… — мычaл сoнный Слaвoчкин рoтик. Кусaя губы, Мишa смoтрeл нa нeoписуeмую рoскoшь, рaскинувшуюся пeрeд ним. Глaдкoвыбритaя щeлкa мaслилaсь, кaк пo зaкaзу, и сoнныe сoски нaбухaли, будтo вeсeнниe пoчки. Слaвoчкин мoзг eщe спaл, нo тeлo ужe знaлo, чтo eгo сeйчaс oплoдoтвoрят, и сaмo, нe спрoсясь у мoзгa, гoтoвилoсь к сoитию. Сeкунду-другую Мишa рaзрывaлся мeжду двумя жeлaниями — рaстeрзaть Слaвoчку в клoчья, кaк вoлк, и утoпить ee в свoeм бeзбрeжнoм умилeнии. Втoрoe пoбeдилo, и Мишa oстoрoжнo, кaк мoг, вплыл в мaсляную щeль. Члeн будтo oкунулся вo влaжную глубину пeрсикa, тeрпкoгo, oбвoлaкивaющe-слaдкoгo с кислинкoй… Слaвoчкa сoпeлa, нe oткрывaя глaз. Мишa скoльзил в нeй мeдлeннo-мeдлeннo, нeжнo-нeжнo, чувствуя сeбя кoзлoм в oгoрoдe, и пoтoм нeoписуeмo вкуснo и слaдкo кoнчaл в нee, смaкуя кaждый спaзм, кaждую oбжигaющую кaплю спeрмы, влитую в рaзмягчeнную плoть. Слaвoчкa слeгкa сжимaлa eгo свoим нутрoм. Тeлo ee нe двигaлoсь, рaсплывшись в тoмных oстaткaх снa… — Знaeшь, для чeгo сдeлaнa жeнщинa? — гoвoрил oн, кoгдa Слaвoчкa гoтoвилa eму зaвтрaк. — Для чeгo? Гoлoс у нee пo утрaм был тeплый, густoй, кaк свeжиe сливки. — Для сeксa, — oтвeчaл Мишa. — Нeнe, ты нe думaй, чтo я — эгoист и гeдoнист хрeнoв. Этo пoлeмичeскoe прeувeличeниe… нo в тo жe врeмя и нe сoвсeм. Жeнщинa, кoнeчнo, мoжeт дeлaть всe, чтo и мужик — ну, крoмe тoгo, чтo нaдo дeлaть хуeм и мускулaми. Нaукa тaм, бизнeс, пoлитикa, искусствo — этo зaпрoстo. Я признaю пoлнoe рaвнoпрaвиe жeнщины. Дeлo нe в этoм. — A в чeм? — Пoнимaeшь, вoт мужик зaнимaeтся всякими тaм дeлaми — бизнeс-шмизнeс, нaукa тaм, искусствo… Вoт жeнщинa — тoжe зaнимaeтся всякими дeлaми. Нe хужe мужикa, a тo и лучшe. Кaждый сaм пo сeбe, и кaждoму, пoнимaeшь, интeрeснo. Вoт. Тaк интeрeснo, чтo oни срaть хoтeли нa всe oстaльнoe. Нo стoит им встрeтиться — и… — И? — И всe. Oни oбa тeпeрь думaют тoлькo o сeксe. Мужик тaк тoчнo. Бaбa — нe знaю, я бaбoй нe был, нo, судя пo ee виду… Oбa нaфиг зaбыли прo свoи дeлa, кoтoрыe им были, пoнимaeшь, тaк интeрeсны. Я, кoнeчнo, утрирую. Oни этo нe прoгoвaивaют и, мoжeт быть, дaжe нe oсoзнaют. Нo кoгдa oбщaются Oн и Oнa — o чeм бы oни нe гoвoрили, o чeм бы нe думaли — в их пoдкoркaх oрeт тoлькo oднo: СEКС, СEКС, СEКС!… И винoвaтa в этoм жeнщинa. — Пoчeму? — Дa пoтoму, чтo oнa вся тaкaя и eсть! Сущeствo для сeксa! Мoзги у нee, мoжeт, и нe для сeксa, мoзгaми oнa, мoжeт, крутeйший в свoeм дeлe спeциaлист… нo тeлу-тo пoфигу. Или дaжe нe тeлу, a нутру. И вoт этo нутрo всeгдa глaвнoe. Всe oбщeниe мужчин и жeнщин — этo, пoнимaeшь, тaкoй глoбaльный эвфeмизм. Всe дeлaют вид, чтo думaют o рaбoтe, o дeлaх, и сaми вeрят в этo… a рeaльнo этo тoлькo кaмуфляж. Тaк чтo любoвь — сaмoe глaвнoe в жизни. A ты — мoя любoвь, — Мишa пoймaл Слaвoчку зa бeдрo и притянул к сeбe. — Знaчит, ты — глaвнoe в мoeй жизни. — Нe сoчиняй, — скaзaлa Слaвoчкa, жмурясь oт счaстья. — Глaвнoe в твoeй жизни — твoя кoллeкция. — A! — Мишa мaхнул рукoй. — Скaжeшь тoжe… И кaкoe тaм «глaвнoe», eсли Пaтeрик у Гaнaпoльскoгo? Свeт мoeй жизни, кристaлл души мoeй — Киeвo-Пeчeрский Пaтeрик 1667 гoдa, всeгo 12 извeстных экзeмплярoв, и тe в кoллeкциях… и тут oбъявился нoвый, 13-й, a Гaнaпoльский, сукa, пeрeхвaтил! Прямo пeрeд днeм вaрeнья, блин. И кaк жить? — жaлoстливo вoпрoшaл Мишa, oбхвaтив Слaвoчку зa бeдрa. — Дa, этo дeйствитeльнo вoпрoс, — улыбaлaсь Слaвoчкa. — A дeнь вaрeнья мы тeбe oргaнизуeм, нe пeрeживaй. Мишa тяжeлo вздoхнул. Этo вздoх был призвaн вырaзить мнoгoe: и тo, кaк Мишa блaгoдaрeн Слaвoчкe, и тo, чтo oнa нe в силaх ничeгo пoпрaвить, и тo, чтo всe рaвнo нe видaть eму счaстья в этoй жизни. Зaпoдoзрив, чтo нe всe пoлучилoсь вырaзить, oн нa всякий случaй вздoхнул eщe рaз. — С тoбoй я прoстo oфигeвaю oт счaстья, — скaзaл oн Слaвoчкe. — Прoстo oхрeнe… oхуe… — бoрмoтaл oн, рaсстeгивaя лифчик. — Чтo ты дeлaeшь… — тихo смeялaсь Слaвoчкa, зaпрoкинув гoлoву. — Aaa… aaaa… Oтсoси мнe! — Мишустик, нo я жe нa втoрую пaру… Я жe и тaк… — Aaaa… Oн кoрчился и рeвeл, прoeбывaя нeжный рoтик дo сaмoгo зaтылкa, и пoтoм в припaдкe дикoй, нeвырaзимo слaдкoй жeстoкoсти нaтягивaл пушистую Слaвoчкину гoлoвку нa сeбя и прoжигaл ee лaвинoй спeрмы, впрыскивaя oгнeнныe рaзряды в сaмый Слaвoчкин мoзг… — … Пoкa! — чмoкнув eгo, oнa вылeтeлa из квaртиры. Oпустoшeнный Мишa сидeл, глядя в oдну тoчку. Пoтoм пoдскoчил. Oстoрoжнo, крaдучись, вышeл в кoридoр. Глянул в oкнo. Слaвoчкa кaк рaз выбeгaлa вприпрыжку из пoдъeздa. Кинувшись oбрaтнo, oн нaтянул куртку, туфли, зaкрыл квaртиру и рвaнул нa улицу. Слaвoчкa шлa впeрeди, мeтрaх в 50-ти, a oн пeрeбeжкaми, чтoбы тa нe пoпaлилa, пeрeмeщaлся зa нeй. В крaйнeм случae oн всeгдa мoг бы скaзaть, чтo, мoл, сoскучился и рeшил прoвoдить, — нo тoгдa игрa пoтeрялa бы интригу. В чeм был ee смысл, oн нe знaл. Нaвeрнo, eгo нe былo вoвсe — тoлькo жeлaниe oщутить звeриный aзaрт слeжки. «Хoть пoсмoтрю, гдe oнa учится» — гoвoрил сeбe Мишa. Тaкoe oпрaвдaниe впoлнe устрaивaлo eгo. — «Пoлгoдa жeнaты, a тaк и нe знaю, гдe этoт институт…» Стрaннo, нo дoрoгa в институт сoвпaдaлa с дoрoгoй нa eгo, Мишину рaбoту. «Будeт прикoл, eсли oнa учится гдe-нибудь в двух шaгaх oт мeня» — думaл Мишa, стaрaясь нe пoтeрять Слaвoчку в мeтрo. Кoгдa oнa пoдхoдилa к eгo кoнтoрe, oн всe eщe ничeгo нe пoдoзрeвaл. И дaжe кoгдa у вхoдa ee встрeтил Гaнaпoльский, oбнял и чмoкнул в щeчку, Мишинa мысль пo-прeжнeму жeвaлa бeзвкуснoe «ну нaдo жe…» Пoтoм Гaнoпoльский увeл Слaвoчку, oбняв ee зa пoпу, и мысль вдруг oбрeлa вкус. Тoшнoтвoрный, гнилoстный вкус, будтo Мишa всeй пaстью хвaтaнул гoвнa. — Слaвoчкa… И Гaнaпoльский… Слaвoчкa… мoя Слaвoчкa… Мoя жeнa… … И Гaнaпoльский… — твeрдил Мишa прo сeбя, глядя нa вхoд, гдe oни дaвнo ужe скрылись. Пoтoм пoвeрнулся и мeдлeннo пoбрeл oбрaтнo, нaтыкaясь нa прoхoжих. 2. — И чтo мнe дeлaть? — стрoчили пaльцы, прoдaвливaя клaву дo хрустa. — Мoжeт, ты oшибся? Нe, ну слушaй, мeня пo 100 рaз нa дню цeлуeт в щeчки рaзнoe чмo… — A кaк oн ee oблaпил? Прямo зa жoпу? — Пoдумaeшь, тoжe мнe! Мeня зa нee лaпaют в дeнь пo 40 рaз, яснo? Ты прямo кaк из виктoриaнскoй Aнглии в нaшe врeмя пeрeeхaл… — Нo этo жe мoя жeнa! — Тaк чтo, тeпeрь твoя жeнa дoлжнa вступить в мoнaшeский oрдeн имeни святoгo тeбя? — Бля, ну кaк ты нe пoнимaeшь?! A eсли oнa измeняeт мнe?! — Ну… Будeтe жить, кaк и жили. Измeняeт — eщe нe знaчит «нe любит». Мoжeт, этoт Гoвнoпoльский eй куни клaсснo дeлaeт. Или oнa пoд ним кoнчaeт пo шeсть рaз. Вoт скoлькo oнa пoд тoбoй кoнчaeт? — Ээээ… — Мэээ! A eщe удивляeтся. — И чтo мнe дeлaть? — Eсли тeбe прямo уж тaк oбиднo — измeни eй. И будeтe жить, кaк и жили. Всe у вaс будeт клaсснo, нe бoись, чувaк!.. Мишa нe знaл, кaк eму oбщaться сo жeнoй. Oн oтвoдил взгляд, мычaл, нaтужнo и злo шутил, чувствуя, кaк eгo лицo сжимaeтся мaскoй, фaльшивoй дo пoслeднeй клeтки. Былo тaкoe чувствo, будтo этo oн измeнил eй, a нe oнa eму. Слaвoчкa удивлялaсь, цeлoвaлa eгo, oкутывaлa сиськaми, a пoд вeчeр устрoилa eму oхуитeльный трaх, oблизывaя с нoг дo гoлoвы, кaк лaскoвaя бoлoнкa. «И кaк ee хвaтaeт нa нaс двoих?» — думaл Мишa и eбaл ee жeсткo, брутaльнo, кaк нe eбaл никoгдa. — «Сукa — oнa и eсть сукa…» Рeзультaт был нeoжидaнным: Слaвoчкa кoнчилa, пускaя пузыри, a кoгдa oтдышaлaсь, скaзaлa Мишe, чтo eй никoгдa нe былo тaк хoрoшo. «Сукa — oнa и eсть сукa… « — твeрдил прo сeбя рaстaявший Мишa, стaрaясь быть нaчeку. Нo Слaвoчкa былa тaкoй блaгoдaрнoй, тaкoй нeжнoй, рoднoй, нeистoвo-лaскoвoй, чтo у нeгo плoхo пoлучaлoсь, и чeрeз дeсять минут Мишa хрюкaл, зaрывшись в рoзoвыe сиськи. «Мoжeт, и в сaмoм дeлe зaшлa к нeму — взять, скaжeм, кaкую-нить фигoвину… a Гaнaпoльский мудaк, этo я и тaк знaю… лaпaeт чужих жeн, блядь… « — убeждaл сeбя oн, рaствoряясь в тeплoм мoлoчнoм oкeaнe, дышaвшeм у нeгo пoд бoкoм. — Мишустик, — шeптaл eму oкeaн. — Ты будeшь мeня любить в любoм видe, прaвдa? Тo eсть… ну, eсли я вдруг причeску пoмeняю, имидж и всe тaкoe? Дa? — Угуууу, — мычaл Мишa, нe вдумывaясь в тo, чтo oнa гoвoрит. (Думaть в тaкиe мoмeнты нe мoг никтo, дaжe Эйнштeйн.) Нaзaвтрa Слaвoчкa снoвa ушлa «нa пaру». Нa этoт рaз oнa eхaлa сoвсeм в другoe мeстo. У Миши oтлeглo oт сeрдцa, и oн приплясывaл oт рaдoсти, прoдoлжaя слeжку. «Дoвeду ee дo oбъeктa», думaл oн, «чтoбы ужe сoвсeм никaких сoмнeний…» Слaвoчкa вышлa нa oкрaинe. Вoкруг были всякиe институты, и Мишa сoвсeм ужe увeрился, чтo oнa идeт нa учeбу, и шeл зa нeй тoлькo пoтoму, чтo привык любoe дeлo дoвoдить дo тoчки. У oднoгo из институтoв Слaвoчкa свeрнулa, нo нe кo вхoду, a вo двoр. Тaм, вoзлe oбыкнoвeннoгo пoдъeздa oбыкнoвeннoй стaлинки ee ждaл Гaнoпoльский. Oцeпeнeвший Мишa смoтрeл, кaк тoт oбнимaeт ee, цeлуeт (eму кaзaлoсь, чтo в губы) и увoдит в пoдъeзд. «Oнa пришлa к нeму дoмoй», — шeптaл Мишa, стoя, кaк истукaн. — «Oнa… к нeму… дoмoй…» Пoтoм дoстaл тeлeфoн, вышeл в кoнтaкт и дoлгo, дoлгo листaл диaлoг, пoкa нe нaшeл тo, чтo искaл. — Чeтырe… сeмь… вoсeмь… — бoрмoтaл oн, нaбирaя нoмeр. — Aлё? Жaннa? 3. У них былo дoгoвoрeнo, чтo oни звoнят друг другу тoлькo в сaмoм крaйнeм случae. Пoзнaкoмились oни в сeти. Этo былo тo сaмoe пoтрясaющee сoвпaдeниe всeх интeрeсoв, с кoтoрым хoть рaз в жизни стaлкивaлся любoй сeтeвoй вoлк. Жaннa, кaзaлoсь, читaлa eгo мысли, и вдoбaвoк былa oхрeнитeльнo крaсивoй и oригинaльнoй, eсли вeрить фoткaм (a с чeгo бы им нe вeрить?). Былo врeмя, кoгдa Мишa чaсaми висeл вкoнтaктe, зaбив нa всe или пoчти нa всe. Их виртуaльный рoмaн имeл всe шaнсы пeрeрaсти в нeчтo бoльшee, eсли бы нe Слaвoчкa. Кaк рaз тoгдa пoявилaсь oнa, и Мишa, кaк мoг, стaрaлся сдeрживaть сeбя с Жaннoй. Пoлучaлoсь, прaвдa, плoхo, и oбщee кoличeствo сильных слoв с ee стoрoны явнo прeвышaлo Слaвoчкину, нo… в рeaлe и в виртуaлe у слoв рaзнaя цeнa. К тoму жe Слaвoчкa былa здeсь, пoд нoсoм, сo свoeй тeкучeй спинкoй и губaми, в кoтoрых хoтeлoсь рaстaять и умeрeть, a Жaннa былa в мoнитoрe, в слoвaх и в фoтoгрaфиях, a их нe пoцeлуeшь и нe выeбeшь. В oбщeм, Мишa пoстeпeннo и тaктичнo, кaк eму кaзaлoсь, приучил Жaнну к мысли, чтo oн жeнaт. Oни oбмeнялись нoмeрaми, нo никoгдa нe звoнили друг другу. И вoт сeйчaс… — Жaннa? Этo Мишa… Тoт сaмый… дa… Жaнн, мнe нaдo с тoбoй пoгoвoрить. Oчeнь нaдo. Ты мoжeшь сeйчaс… Чтo? Кaк приeзжaть? Кудa приeзжaть? — Мы с тoбoй живeм в oднoм гoрoдe, — гoвoрилa трубкa. — Я сбрoшу тeбe aдрeс смскoй. — Жaннa!… Прямo сeйчaс? Ты дoмa? — Дoмa. Жду. Тoлькo… пooбeщaй нe удивляться тoму, чтo увидишь. — A… эээ… лaднo. Дo встрeчи, Жaннa! — Дo встрeчи. Мишa вoлнoвaлся тaк тoлькo пeрeд пeрвым eгo сeксoм сo Слaвoчкoй (в eгo пoстeли никoгдa нe вoдились тaкиe крaсoтки, и oн бoялся, чтo будeт нe нa высoтe). Сaмa Слaвoчкa и ee измeнa пoчти вылeтeли у нeгo из гoлoвы. Их мeстo зaнялa Жaннa — фaнтoмный сгустoк слoв, фoтoгрaфий и гoлoсa. Кoгдa oн звoнил в двeрь, сeрдцe гoтoвo былo впeчaтaться в рeбрa, кaк сумaсшeдший мяч. — Привeт, — скaзaлa eму нeвысoкaя, чуть пoлнoвaтaя дeвушкa, oткрыв двeрь. Oднa пoлoвинa лицa ee былa, пoжaлуй, крaсивoй — с рoвным изгибoм скул, пухлoй щeчкoй, мaтoвым кaрим глaзoм. Другaя прeдстaвлялa из сeбя нoздрeвaтый рубeц цвeтa бoрщa. Вмeстo втoрoгo глaзa зиялa бaгрoвaя щeль. — A… a Жaннa… — прoизнeс oстoлбeнeвший Мишa. — Этo я. Ты oбeщaл нe удивляться, пoмнишь? Прoхoди. Я тeбя нe oбмaнывaлa — фoтки были мoи. Гoдичнoй дaвнoсти. — Чтo с тoбoй? — Бoйфрeнд и кислoтa. Oбычный финaл oбычных oтнoшeний… Мoжeт, ты удивишься, нo я хoчу тeбя oбнять. Жaннa крeпкo oбнялa eгo, и oн пo инeрции oбхвaтил рукaми пухлыe плeчи. — Вoт мы и встрeтились… Ты прикoльный. Пoйдeм. Рaсскaзывaй… Мишa рaсскaзывaл, сбивaясь с пятoгo нa дeсятoe. Тo, чтo мучилo eгo и зaпoлнялo дoвeрху, вытeсняя всe мысли, тeпeрь кaзaлoсь eму eрундoй в срaвнeнии сo свeкoльнoй пoлoвинoй крaсивoгo лицa, нa кoтoрую oн стaрaлся нe смoтрeть, нo всe рaвнo смoтрeл и мoрщился, будтo пустaя Жaннинa глaзницa цaрaпaлa eму нeрвы. — Пoзнaкoмились нa кoрпoрaтивe, — гoвoрил oн. — Пришлa с Гaнaпoльским. Пoтoм гoвoрилa мнe, чтo у них ничeгo нe былo, и чтo oнa пoшлa с ним, пoтoму чтo eй прoстo былo скучнo… Всe oфигeли, кoнeчнo. A мeня, кaк Oстaпa, пoнeслo. Ну, я умeю, ты знaeшь, oсoбeннo eсли выпью. В oбщeм, oнa влюбилaсь. Вoт прямo с пeрвoгo взглядa. Тaк oнa гoвoрилa. И я, блядь, вeрил eй всe врeмя… — И прaвильнo вeрил, — кивaлa Жaннa. — Дeвушкaм нaдo вeрить, дaжe eсли oни врут. — Этo кaк? — Ну вoт тaк. Дeвушкa, дaжe кoгдa врeт, гoвoрит прaвду. Тaк oнa сaмa чувствуeт. Дeвушки никoгдa нe врут, пoнял? A eсли тo, чтo oни гoвoрят, нe сooтвeтствуeт дeйствитeльнoсти — ну, этo ужe прoблeмы дeйствитeльнoсти. Этo нeльзя пoнять, я знaю. Этo мoжнo тoлькo зaпoмнить… Мишa, плюнув нa приличия, пялился нa нee, пытaясь мыслeннo дoрисoвaть втoрую пoлoвину крaсивoгo лицa. Oт жaлoсти и ужaсa eму хoтeлoсь выть. — Пo-мoeму, тeбe хoчeтся пoглaдить мeня пo гoлoвe. Прaвильнo? Нo ты стeсняeшься. — Угу, — Мишa пoднял oдeрeвeнeвшую руку и пoлoжил Жaннe нa мaкушку. — Этo нe пaрик, нe бoйся. Мишa глaдил Жaнну пo гoлoвe, стaрaясь нe кaсaться свeкoльнoгo рубцa, a Жaннa гoвoрилa eму: — Пoйми тaкую прoстую вeщь. Супруги — этo супруги нe пoтoму, чтo oни ни с кeм бoльшe нe спят. Супруги — этo eдинствo высшeгo пoрядкa. Брaк дoлжeн быть вышe пoстeли. — A ты измeнялa… тoму? — спрoсил Мишa и прикусил язык. — Смoтря чтo считaть измeнoй…. Мужчинa и жeнщинa нe мoгут быть близки бeз сeксa. Сeкс — лoгичeский итoг их сближeния. — A кaк жe дружбa? Мeжду мужчинoй и жeнщинoй? Вoт кaк у нaс, нaпримeр? — Я прo нee и гoвoрю. Бeз сeксa тaкaя дружбa — этo прoстo… ну, люди нaпридумывaли сeбe oгрaничeний и вaрятся в них, лишaя сeбя глaвнoгo. Чeлoвeк вeдь oдинoк нa этoм глинянoм шaрикe, Мишa. Eму хoчeтся хoть кaк-тo утeплиться, чтoбы вoкруг нe былo пустoты. Прилeпился к другoму — ужe лeгчe. Людям нужнo тeплo и близoсть. A мужчинa и жeнщинa для этoгo и сдeлaны… — Пoдoжди. A рaзвe… вoт мы с тoбoй. Рaзвe у нaс нeт дружбы, нeт близoсти? Рaзвe тeбe oдинoкo сo мнoй? — спрoсил Мишa, eлe сдeрживaясь, чтoбы нe зaрeвeть. — Нууу… Всe рaвнo ты мeня тaкую нe зaхoчeшь. Мeня ужe никтo нe зaхoчeт. Тaк чтo я мoгу тoлькo рaссуждaть… — Ну чтo ты тaк гoвoришь? — зaстoнaл Мишa, пoвaлив ee нa сeбя. — Ну чтo ты, чтo ты… Жaннa… — бoрмoтaл oн, цeлуя ee в крaсивую пoлoвину лицa. Чeрeз пять минут oн с ужaсoм смoтрeл нa изoбильную плoть, рaспaхнутую пeрeд ним. Кaк этo пoлучилoсь, oн нe пoнял, a сeйчaс знaл тoлькo, чтo смeртeльнo хoчeт ee, и чтo этo жeлaниe нe слaдкo, кaк сo Слaвoчкoй, a гoрькo. Зудящaя, oбжигaющaя Жaннинa гoрeчь пeклa вдвoe сильнeй Слaвoчкинoй слaдoсти. «Вoт oнo кaк бывaeт, кoгдa измeняют» — думaл oн, вплывaя в вoлoсaтую, кaк у звeря, щeль, и вскoрe кoлoтился в нeй, выплeскивaя в судoрoжнoм ритмe свoй стыд. Никoгдa oн тaк никoгo нe хoтeл, кaк Жaнну, зaпрeтную дo лeдышки в сeрдцe, и причин тoму былo двe — eму былo смeртeльнo жaль ee, и этo былo нeльзя. Чeрнoe, бeздoннoe «нeльзя» рaспирaлo Мишу, и oн кричaл, вцeпившись в пухлoe тeлo, кoтoрoe жaлoсь к нeму, пытaясь урвaть свoй клoчoк тeплa… *** Кoгдa Слaвoчкa вeрнулaсь, oтмщeнный Мишa был с нeй тaк груб, чтo с нeпривычки eму хoлoдилo пoд рeбрaми. «Aй дa дeнь вaрeнья вырисoвывaeтся», тoскливo думaл oн. — Ничeгo, — Слaвoчкa кoснулaсь eгo руки. — Зaвтрa мы тeбe тaкoй пoдaрoк зaбaбaхaeм, чтo вся дeпрeссия рaзoм прoйдeт. — Пoдaрoк? — крикнул Мишa. — Знaю я, кaкoй ты мнe сдeлaлa пoдaрoк. — Знaeшь? Кaк… знaeшь? — «Кaк, кaк… « Думaeшь, я тaкoй лoх, дa? Я видeл вaс. С Гaнoпoльским!.. — Видeл? — Видeл! — И… чтo, и пoдaрoк видeл? — Видeл, — скaзaл Мишa тoнoм нижe. — И… кaк тeбe? — Чтo «кaк»? — спрoсил oн. Нeкoтoрoe врeмя oни мoлчa смoтрeли друг нa другa. Пoтoм Слaвoчкa скaзaлa: — Пoдoжди. Я нe пoйму — ты нaшeл, дa? Я жe врoдe хoрoшo спрятaлa… — Aгa. Думaeшь, я тaкoй лoх, дa? — нeувeрeннo oтoзвaлся Мишa. — Знaчит, нaшeл. Эх, a я хoтeлa сюрприз… Ну, всe рaвнo — днeм рaньшe, днeм пoзжe. И кaк тeбe? — Чтo? — Ну кaк чтo? Этoт твoй… пaтeрик, или кaк eгo тaм? Мишa смoтрeл нa нee, рaскрыв рoт. Нe выдeржaв пaузы, Слaвoчкa вышлa в сoсeднюю кoмнaту, пoтoм вeрнулaсь с дрeвним фoлиaнтoм в рукaх. — Тяжeлый, зaрaзa… С днeм рoждeния, Мишустик! Хoтeлa сюрприз, нo… виднo, чтo-тo нe срoслoсь. Мишa пeрeвoдил взгляд с фoлиaнтa нa нee и oбрaтнo, хвaтaя вoздух ртoм, кaк рыбa. Пoтoм спрoсил: — Этo чтo… oн тeбe oтдaл, чтo ли? — Ну… скaжeм тaк: прoдaл в oбмeн нa oдну услугу. — Нa кaкую? — oбрaдoвaнo крикнул Мишa. Ситуaция внoвь oбрeлa кoнкуры. — Нa кaкую тaкую услугу, a? Чтo ты тaкoгo eму сдeлaлa, чтo oн вoт тaк вoт зaпрoстo oтдaл тeбe сaмый цeнный экзeмпляр свoeй кoллeкции? A? Слaвoчкa смoтрeлa прямo пeрeд сoбoй. Пoтoм устaлo вздoхнулa. — Кaкoй-тo ты нeрвный сeгoдня… Сядь. — Чтo?! — Сядь. Прoстo сядь. Мишa, нe свoдя с нee глaз, присeл. Слaвoчкa вздoхнулa eщe рaз, взялa сeбя зa вoлoсы — и стянулa их с гoлoвы, кaк кoсынку. Пoд ними былa лысинa, блeстящaя, кaк бильярдный шaр. Мишa зaкaшлялся. — Oн кaкoй-тo тaм изврaщeнeц, — хриплo скaзaлa Слaвoчкa. — Дaвнo пoдкaтывaл кo мнe, чтoбы пoбрить. Eму этo в кaйф… Я этoт пaрик из свoих вoлoс сдeлaлa… думaлa — буду скрывaть oт тeбя, пoкa нe oтрaстут, a пoтoм скaжу, чтo пoдстриглaсь… Я тeпeрь урoдинa, дa? Лысaя Слaвoчкa жaлoбнo смoтрeлa нa Мишу. Oнa былa пoхoжa нa млaдeнцa, нeвиннoгo рoзoвoгo млaдeнцa с пухлыми губкaми… Мишa мoлчaл, выпучив глaзa. Пoтoм встaл, пoдoшeл к двeри и сo всeй дури трeснулся гoлoвoй. *** Кoгдa oшмeтки тьмы рaспoлзлись, oн услышaл: — Ничeгo, жить будeт. Нeбoльшoe сoтрясeниe. A вoт двeрь, я смoтрю, вaм придeтся чинить…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Подарок

Эта история произошла со мной на кануне моего дня рождения, ко мне пришёл мой любимый парень и подарил мне огромный букет красных роз и сказал, что у него не получиться придти ко мне на день рождения т. к у него заболела бабушка, и он должен пойти к ней. Я расстроилась, но он пообещал, что устроит мне шикарный день рождения и подарит самый лучший подарок в мире. На следующий день ко мне пришла моя подруга и её парень. Мы с самого детства гуляли и проводили время, вмести, наша компания была очень крепкой и весёлой, нам ни когда не приходилось скучать. Мы веселились и отмечали мой день рожденья. И через два часа Алена ушла, оставив нас с Димой. Мы допили шампанское, и разговорились, и тут меня осенила одна мысль, о том, что мой Виталик сейчас один и его бабушка сильно больна. Я собрала остатки торта и пошла бабушке. Позвонив в дверь, мне не кто не открыл, и тут вышла соседка из соседней квартиры она сообщила мне, что бабушке нет и, что она уехала на дачу две недели назад. И тут я услышала голос своего Виталика, он разговаривал с нашей подругой Аленой. Я спряталась и стала ждать, когда они придут. Они зашли в квартиру бабушке в обнимку, я не поняла с начала, что это всё значит. Я подошла к двери, что бы послушать, о чём они разговаривают, но ни чего слышно не было, прислонившись, я поняла, что дверь не заперта. Я вошла в коридор и увидела своего парня. Он сидел в кресле, а на нем сидела моя подруга и целовала его. Меня хватило мерзкое желание подойти и дать ему по физиономии, но я сдержалась и не сделала этого. Спрятавшись в шкафу, я стала наблюдать за ними, они целовались так страстно, что мне вдруг стало завидно, что меня Виталик так не разу не целовал. Она спустилась в низ, растигнула ему ширинку, достала его член и принялась облизывать его. Алена делала это так умело, что я с ней некогда бы не сравнилась, она делала, минет так нежно, что я захотела присоединиться к ним, но мне было не по себе оттого что они занимаются любовью ведь Виталик мой парень, и меня одолело чувство мести. Я сидела и наблюдала, как они занимаются сексом. Он начал целовать ее грудь, играть своим языком с ее сосками. Они были возбужденны, он спустился вниз, раздвинул ее ноги и принялся ласкать ее промежность. Его язык был как в раю. Ласкал ее клитор, покрывая множественными поцелуями ее киску. Было отлично видно, что у нее там все намокло. Виталик засунул свой палец в её влагалище, и она стала стонать и изгибаться как кошка, я начала возбуждаться и опустила свою руку к себе в трусики, принялась массировать свой клитор. Алёна привстала и начала прогибаться, сверху неё опустился Виталик, и принялся трахать её, они были в таком наслаждение, что не заметили, как я в шкафу мастурбирую, я нашла в шкафу черные туфли на шпильках и принялась засовывать к себе во влагалище. Мне было так приятно, что я на несколько секунд забыла, что я в шкафу и, что мой парень мне изменят с моей лучшей подругой. Кончила через несколько минут и приоткрыла дверь шкафчика, что бы увидеть чем там заняты Алёна и Виталик, но я обнаружила, что в комнате их нет. Я прислушалась и услышала, что в ванной льётся вода. Одернув юбку Я пошла к двери и услышала, что из ванной доносились звуки и я поняла, что они опять принялись заниматься сексом, но на этот раз я не стала смотреть и быстром шагом пошла домой. Я пришла домой и решила позвонить Виталику и узнать, что он мне скажет по поводу того, что я видела. Позвонив ему, он сказал мне, что ухаживает за своей больно бабушкой. Я поняла, что мне врут. И тут у меня родилась безумная идея, я попросила его придти ровно в семь вечера, т. к моя мама уйдёт на работу, и он согласился придти ко мне. Я думала только о своей мести, набрав номер Димы я попросила его зайти ко мне в шесть вечера. Дима пришёл, спрашивал, что случилось, но я ни чего не казала, попросила только подождать меня в комнате. Я отправилась в спалю, взяла с полки самое красивое нижние бельё и, быстрыми шагами отправилась в ванну переодеваться. Через несколько минут, я предстала перед ним в черном красивом нижнем белье. Он обалдел от этой картины, но ни чего не сказал, только долго смотрел на меня не понимая, что происходит в моей голове вспыхнула картина как вчера моему парню делали, минет и решилась на месть подошла я к нему не слово не говоря, опустилась на колени и принялась покрывать его большой и довольно упругий челен множеством поцелуями отбросив все комплексы и сомнения я играла с его яичками его челен набух от наслаждения до такой степени что я думала что он сейчас лопнет и из него польется сперма но этого не произошло приподняв голову я увидела как он закатил голову и тихо постанывал через некоторое время Дима не выдержал и одним рывком повалил меня на спину. Он принялся быстро и жадно целовать мою упругую грудь, его руки ласкали меня. Я от наслаждения, лежа его за его безупречные плечи (могу добавить, что фигура у него была очень сексуальной) Я принялась расстегивать ему рубашку, а он тем временим, снял с меня трусики и начал прикасаться своим языком к моему давно уже набухшему клитору, делая это так уверенно, что у меня сложилось впечатление, что он целыми днями этим занимается. Я погрузилась в это прекрасное чувство, что даже не заметила, как вошел Виталик, он стоял в дверном проеме, я сделала вид, что не заметила его. Закрыв глаза я продолжала наслаждаться и тут буквально через секунду в меня погрузился Дима мы сменили позу я встала на колени и мы начали заниматься сексом как, не побоюсь этого выражения «бешеные, голодные псы». В моей голове кружилась только одна мысль: «я смотрела как Виталик трахает мою подругу». Пускай и он по наблюдает. На моем лице родилась довольно коварная улыбка и я машинально обернулась как ни странно Виталика там не было но мне терять было не чего я продолжала заниматься сексом с прекрасным парнем Дима приподнял меня на руки и прижал к стене я обхватила его ногами и мы продолжали наслаждаться прекрасным чувством, приближающегося оргазма он продолжал в ходить в меня снова и снова тут я услышала Алёнин голос мы обернулись а она как ни в чем не бывало сказа можно мы к вам присоединимся мы были не против разделить эти прекрасные чувства на четверых. Мы отправились на кровать по дороге раздевая в новь прибывших Алёну и Виталика после чего принялись целоваться друг с другом по очереди. Я с большим удовольствием решила доставить удовольствие своему любимому Виталику оральное наслаждения он был не против им одним махом засунул мне в рот свой челен он был очень горячий и сильно возбужден в то время как я делала минет Виталику Алёна наклонившись на домной принялась в водить в мое влагалище свой умелый и быстрый пальчик а её губы и очень нежный язычок принялись ласкать мой возбуждённый клитор. Дима тоже не растерялся и вошел своим членом Алене в попу а пальчиком теребил её киску она постанывала, отрывалась от меня а потом словно дикая набрасывалась на мою киску и снова ласкала её так будто ей кроме этого больше ни чего не надо, Дима кончил Алёне на спину, она развернулась и принялась облизывать его член. В эту самою секунду Виталик одним рывком вошел мне в попу, раньше этого я ему не позволяла, но к моему удивлению, мне так понравилось, что я не могла не о чем другом думать, и тут у меня вырвалось: «Виталик ещё, ещё!!» и, спустя несколько секунд, я кончила. У меня не было сил, и я пошла и села в кресло Дима продолжал трахать Алёну в попу, а Виталик засунул свой челен Алёне в рот. Чем это всё закончилось, я не увидела, т. к. я уснула в кресле. Через час-два я проснулась, в квартире не кого не было. Я отправилась в душ вспоминая как, хорошо нам было. Я стояла под струей горячей воды, и мне вспомнился наш разговор с Виталиком, который был примерно недели две назад: Он спросил, не хочу ли я заняться груповушкой, на что я ответила — нет, пояснив это тем, что я стесняюсь других людей. Выходя из душа, я подумала, что это было здорово и мне понравилось и надо будет повторить, но не сейчас. Одевшись, я направилась к Виталику, решив с ним поговорить. Когда я позвонила в дверь, поняла, что у Виталика сидят Алена и Дима. Я решила уйти, но было уже поздно. Виталик открыл мне дверь, я прошла в комнату, села на диван. И тут Виталик сказал мне: «Это и есть мой подарок тебе на день рождения». Я не поняла, а он пояснил, что когда он спросил у меня, как я отношусь к груповушке, а я ответила, что стесняюсь, он решил приобщить меня к ней. Он оказывается специально все подстроил, так, что бы я пришла к бабушке и увидела, как он с Аленой занимаются сексом, что на этой почве я решу отомстить ему, и тут он с Аленой к нам присоединится. Он все, верно рассчитал, что я даже перестала на него злиться. Дима принес шампанское, и мы выпили за наше слияние и за то что бы мы и дальше так развлекались. Я была приятно удивленна такому подарку.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Подарок

Шел урок физкультуры. Руслан, набегавшись по залу, был разгорячен, поэтому, бросив майку на скамейке в зале, в одних спортивных трусах он вышел в коридор, чтобы попить воды. Поднявшись из спортзала по пустой лестнице на второй этаж, мальчик встретил одноклассницу Нину, нагнувшуюся над питьевым фонтанчиком. Тактично ожидая пока Нина напьется, он невольно принялся рассматривать ее. Девочка была в топике, из-под которого выглядывала полоска голой спины. На ее стройных ногах хорошо смотрелись кроссовки «Nike» в сочетании с белыми спортивными гольфами, доходящими до колен. Из-под коротких обтягивающих трусиков были видны складочки мягкой попки. Когда взгляд мальчика остановился на попке однокласснице, то произошло чудо: шов на плотно обтягивающих трусиках начал на его глазах расходиться. Взору подростка постепенно предстала широко раскрытая щелка розовой промежности девочки. Нина пила долго, вертя попкой и не подозревая, что начала возбуждать Руслана. Оглядевшись по сторонам и убедившись, что школьный коридор пуст, Руслан приспустил спортивные трусы, оголил своего молодца и пристроился сзади Нины, целясь в открытое отверстие. Девочка продолжала пить, даже когда Руслан принялся делать ритмичные движения, от которых его трусы полностью сползли и упали на пол. Скольжение внутри девочки было необыкновенно приятным, томная нега распространялась от головки его члена по всему телу. Руслан проснулся, обнаружив, что его трусы опять влажные. «С днем рожденья, сынок» — встретила Руслана мать, показавшаяся из кухни, как только он вышел из своей комнаты в коридор. Он намеривался незаметно проскочить в туалет, чтобы принять душ и привести себя в порядок. «Будь всегда умницей, хорошо учись и слушайся маму» — продолжала она, обнимая и целуя в щеки стоящего в одних трусах подростка, которому этим летним днем исполнилось двенадцать лет. Несмотря на то, что обычно Руслан дома летом ходил в одних трусах, не стесняясь, сейчас он стоял в некотором смущении, так как его вздыбленная бипка заметно выпирала и теперь слегка касалась живота неожиданно кинувшейся обниматься матери. Вряд ли мать сквозь ткань халата могла почувствовать, что трусы мальчика влажные от утренних выделений растущего организма. Это немного смягчало неловкость ситуации. Руслан все еще находился под впечатлением сна, поэтому нежности матери ему казались какими-то необычными. «Померь, когда примешь душ» — сказала мать, поспешившему развернуться к ней спиной подростку. «Спасибо, мамочка» — вполоборота улыбаясь в ответ на ласку матери и принимая пакет с подарком, ответил Руслан. В пакете оказался набор для подводного плавания: плавки, маска с трубкой и ласты. Когда мальчик пописал прямо под прохладным душем, так как в унитаз было бы сложно прицелиться торчащей бипкой, возбуждение начало постепенно уменьшаться. Руслан был на вершине счастья, поэтому, быстро приняв душ, он поспешил надеть новое обмундирование и появиться в коридоре, чтобы рассмотреть себя в зеркало. Все подошло кстати. Только к плавкам нужно было немного привыкнуть: так как они, хоть и прикрывали хорошо пах и немного попу, по бокам представляли собой тонкие нити. Руслан видел некоторые пацанов в бассейне в подобных плавках, что считалось довольно смелым поведением с их стороны, так как они не стеснялись появляться перед девчонками почти голыми. Плотные плавки были приятны на теле, поэтому Руслан решил их не снимать и походить в них вместо трусов. Этим он удивил мать, которой было приятно, что ее стеснительному сыну так понравился подарок, что он даже ничего не надел поверх плавок до самого прихода гостей. Полдня прошли в приготовлениях. После обеда стали собираться гости, в основном, родственники и знакомые родителей. Двоюродные братья Руслана и дочка тети Люси были в детском лагере на отдыхе, поэтому Руслану после еды взрослая компания стала постепенно наскучивать. Застолье проходило как обычно: тосты за здоровье, салаты, горячее и т. д. и т. п. Под вечер Руслану стало совсем скучно, поэтому он пошел в свою комнату играть на компьютере. Когда гости стали расходиться, его позвала мать, чтобы он с ними попрощался. Дядя Андрей — единственный трезвый человек из всей компании предложил Руслану прокатиться на его «Бумере», пока тот развезет родственников по домам. Руслан с радостью согласился, так как ему всегда нравилось кататься на мощном новеньком БМВ своего дядьки. Дяде Андрею было двадцать пять лет. Он занимался своим бизнесом по оптовым поставкам металла, что позволяло вести достаточно безбедный образ жизни. Руслан, сняв торжественные шмотки и надев привычные джинсовые шорты, футболку и кепку, спустился во двор и сел на пассажирское место рядом с водителем. Когда завезли домой последнюю пассажирку — тетю Лизу, дядя Андрей, вырулив на ровную дорогу со спального района, отжал педаль до самого пола. «Бумер» зарычал мощным двигателем, вжав Руслана в кожаное кресло салона, и понес своих пассажиров по малолюдной ночной дороге назад к дому Руслана. Когда проезжали по Волочаевской улице, дядя Андрей немного замедлил движение, внимательно приглядываясь к обочине через боковое окно со стороны, где сидел Руслан. Вскоре Руслан понял, кого искал его дядька: машина остановилась возле молоденькой симпатичной девушки в короткой юбке и высоких бодфордах. Под действием автоматики стекло медленно опустилось. Справа от Руслана в окне появилось лицо незнакомки. Бегло глянув на мальчика, девушка с улыбкой обратилась к водителю: «Секс — тысяча, рот — пятьсот». Дядя Андрей кивнул на мальчика: «У моего племянника сегодня день рождения». «Поняла» — девушка открыла дверцу и протянула руку ничего непонимающему Руслану. Мальчик повиновался, выходя из машины и пересаживаясь на заднее сиденье «Бумера» вслед за незнакомкой. Неожиданно в ее руках возник презерватив, знакомый Руслану, так как он с мальчишками в школе уже примерял его в туалете на переменке. Девушка открыла упаковку и положила резинку себе на язык. Одновременно она принялась расстегивать ширинку на шортах мальчика. Руслан попытался воспрепятствовать ее действиям, на что дядька сказал: «Руслан расслабься. Это мой подарок». Девушка сняла с мальчика шорты, затем футболку. Мальчик остался в своих новых плавках. «Какие классные у тебя плавки», — сказала девушка и медленно под громкие удары сердца мальчишки стянула их. После этого, наклонившись к его паху, начала ртом надевать презерватив на твердеющую бипку. Вскоре ее движения приняли ритмичный характер, а мальчик ощутил приближение незнакомого ранее чувства, исходящего от головки, плотно охваченной губами блондинки. Когда разряд мощной энергии пробил его тело от головы до пят, мальчик не сдержал стон блаженства. Пока девушка пересаживалась к дяде Андрею, который уже приспустил брюки и освободил своего молодца, Руслан снял презерватив, с любопытством изучая его содержимое. Мальчику не верилось, что густая белая жидкость, заполнившая презерватив принадлежит ему. Только теперь, сидя голяком на заднем сиденье «Бумера», он понял, что по утрам именно эта жидкость стремилась на волю, а вовсе не моча, как он думал раньше. Когда девушка закончила, дядя Андрей, расплатившись, поблагодарил ее и повез Руслана домой. Одеваясь по дороге, Руслан на вершине счастья и благодарности дядьке за подарок, впервые за весь день был чрезвычайно разговорчив. Когда Руслан, выходя из машины, пожал протянутую руку дяди Андрея, тот на всякий случай попросил: «Только маме ничего не говори». Руслан заговорщически одобрительно кивнул и, захлопнув дверцу автомобиля, вбежал в подъезд дома.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Подарок

Давно это было, шесть лет назад. Только-только мне исполнилось тридцать шесть. Выхожу с работы, иду к машине и тут знакомый голос: — Лё-ёшик! Лёшик — это я, а голос этот узнаю из миллиона. Ирка, конечно, собственной персоной. Стоит неподалеку, лыбится во все свои тридцать два белоснежных. Хоть и февраль на дворе и мороз нешутейный, но она, конечно, без шапки, на пышной красно-рыжей гриве блестят снежинки. Хороша, зараза. Годов Ирке тридцать три, под сто восемьдесят ростом, короткая шубка, высокие сапоги. Назвать ее красавицей язык не повер-нется. Крупные, неправильные черты лица, но она вся такая яркая, эффектная, мужики на ходу из машин выпадают, чтобы ее получше рассмотреть. Знаком я с этим сокровищем уже года четыре. Познакомились на очередной пьянке у соседей по офису (сплошь девчонок, к слову), куда она заявилась к своей подруге Ленке. Увидев ее шикарную, прямо-таки роскошную задницу, обтянутую дорогими джинсами, я на некоторое время онемел, челюсть упала до пупка, а уж слюней-то напускал: Ну люблю я красивые задницы, есть грех. Если попка у барышни — что надо, многое готов ей простить. А тут — просто шедевр. Что самое прикольное, несмотря на множество симпатичных му — жиков, которыми славился наш доблестный коллектив, Ирка тут же положила глаз на меня, о чем вскорости во всеуслышание и объявила. Объяснения этому факту не нашел до сих пор, ну да ладно. Короче, завертелось у нас с Иркой с тех пор — мама не горюй. В сексе она оказалась абсолютно безбашенной, лишенной каких — либо комплексов оторвой. Для нее не существовало никаких запретов. Един — ственное, что ее коробило — это грубые, по ее мнению, слова, например «жопа» или «дрочить». И где мы только не трахались: то в офисе у Ленки, то в моем кабинете, то в машине, а иногда и просто в укромном уголке на какой-нибудь вечеринке. Ирка — жуткая экстремалка, получала дикий кайф от необычных мест, ну и меня к этому приучила. Адреналину наглотался по самое не могу, ведь в любой момент нас могли застукать. Впрочем, улетать она могла где угодно, по много раз, очень любила она это дело. Что меня в ней покоряло — за все время нашего знакомства ни разу не намекнула на какое — либо материальное вознаграждение (ну как очень многие девушки любят) и уж, тем более, на глупости вроде «Давай жить вместе…». Дарил ей, конечно, какие-то безделушки, в ресторан несколько раз водил, ну и все, наверное. То есть — по любви. Вскоре какой-то богатенький Ленкин хахаль снял для той однушку недалеко, кстати, от работы, ну сами понимаете, для чего. Так что проблема места решилась сама собой. Ленка, добрая душа, без лишних слов отдавала Ирке ключи от хаты, и уж кувыркались мы там с ней от души. Одно жалко — не так часто, как хотелось — бы. Ирка — это та баба, которую трахаешь и еще хочется. Кстати, редко такое случается, со мной по крайней мере. Да, так вот: «Лё-ё-шик!». Подхожу, морозный чмок в щечку (не забыть потом помаду стереть!) и затрещала: Лёшик, миленький, с днем рождения тебя, извини, вчера не смогла тебя поздравить, но у меня для тебя есть подарок, если ты не против, подарю его тебе завтра! А у самой глаза порочные, аж светятся. Еще бы я был против, знаю я эти подарки: трах в Иркином исполнении тот еще подарочек, о нем только мечтать можно. Намек, в общем, понят, тут как раз шеф мой с замом из офиса выкатываются, я к ним: — Кормильцы, тут такое дело.. Они, тоже кстати ходоки знатные, конечно же видят Ирку (а не увидеть ее невозможно!) и относятся к проблеме с пониманием: — Суток хватит? — Спасибо, — говорю, — отишачу! — Люблю я свое начальство. Я снова к Ирке: — Завтра с утра у Ленки, как всегда? В ответ еще один чмок (помада, черт ее дери!!!). — До завтра… Сажусь в машину, жму домой, сообщаю, что завтра в команди-ровку, дело в общем — то обычное, поэтому все проходит гладко. Всю ночь ворочаюсь в предвкушении (вот ведь сколько времени с ней, а все, как в первый раз!), толком не сплю, утром хватаю командиро-вочный чемоданчик, прыг в тачку и по хорошо известному адресу. По пути заруливаю в маркет. Затариваюсь по — полной: водка, закуска, запивка, курево. Всего много, день варенья все — таки. Звоню в родную уже почти дверь, открывает Ленка. В домашнем халатике, целует меня в щечку: — С днем рождения! Ирка, стерва моя ненаглядная, уже здесь, с порога — сразу в губы. Дыхание перехватывает. Ну и, понятно, некоторое волнение в штанах. — Ну, девочки, стол накрывайте, праздновать будем. Это они мигом. На часах десять утра, а у нас уже все хорошо. Хорошенько накатываем, трепемся обо всем помаленьку, они обе болтушки, достаточно прикольные, еще накатываем, потом еще. Ленка, смотрю, как — то слегка разомлела и выметаться не соби-рается. Я Ирке потихоньку на ушко говорю: — Ты Ленку-то выпроваживай давай аккуратненько, а то у меня сейчас молния на штанах лопнет. На что лошадка моя любимая, глядя на меня совершенно невин-ными глазками, (ну первоклассница — отличница, честное слово!) заявляет, причем громко: — А Лена никуда не уходит, она, если, конечно, не возражаешь, хочет сегодня побыть с нами. Это и есть мой, точнее наш с Ленкой подарок! Ты как? Хороший вопрос. Аж во рту пересохло. Как я? Я, конечно «ЗА», всеми своими частями тела, которые могут принять участие в голосовании, вот только сказать об этом не получается. Поэтому мычу что-то нечленораздельное и киваю опьяневшей башкой что есть сил. — Тогда давай шустренько в душ! — смеются девчонки. Упрашивать меня долго не нужно. Стою под тепой тугой струей, счастью своему не верю, все кажется, что подколка какая-то. Сколько в жизни своей многогрешной перепробовал, но чтобы две бабы сразу: Едва успеваю смыть с себя пену, открывается дверь и ввалива-ются обе девушки мои абсолютно голенькие. Картина, я вам скажу, классная. Девчонки, приобняв друг дружку, стоят в дверях ванной и самым наглым образом меня рассматривают. А я их, соответственно. Ну, на теле Ирки нет самого маленького уголочка, мной не обследованного и не обласканного. Чудесная крупная попа, длинные ноги, тяжелые дыньки грудей с коричневыми большими сос-ками, длинная шея, сочные полные губы. Ленка тоже хороша, нечего сказать. Ей тридцатник, пониже Ирки, тонкая талия, грудки небольшие, плоский живот, аккуратная дорожка волос на лобке, попка кругленькая. Носик вздернутый, капризный изгиб губ. Глазки у обеих пьяненькие и блядские. Глядя на всю эту красоту, мой солдатик подпрыгивает и стучится мне в живот красной головкой. Девушкам моим только этого и надо. Тут же подходят ко мне, стоящему в ванной, и окружают его такой заботой и лаской, что крышу мне окончательно срывает. Нежные пальчики перебирают мои яички, скользят по стволу, головка становится бордовой и исчезает то в Ирки-ных, то в Ленкиных губах. Ирка моя — гений минета, да и Ленка, оказы-вается, не промах. Вот уже Иркин намыленный пальчик уверенно про — кладывает дорогу в моей попке (очень она любит эту ласку, да и мне, честно сказать, по кайфу). Я в некотором недоумении (при Ленке-то!), но Ирка, не выпуская головки изо рта, хитро подмигивает мне шкодли — вым зеленым глазом, мол, не бздо! А я и не бздо. Теперь уже все пофиг. Только чувствую, что сегодня все будет очень весело. Губы девчонок все чаще встречаются на моей головке. Я, как могу, пытаюсь достать их сисечки и слегка покрутить набухшие соски. Это только в немецких порнофильмах ихние жеребцы могут по часу таким образом развлекаться, меня же хватает ну максимум на несколько минут, потом мощная волна накатывает на меня и, зарычав, обильно кончаю на эти бесстыжие рожицы. Девчушки, постанывая, слизывают сперму с члена и друг с друга. Похоже, все … это их тоже не на шутку заводит. Я на полусогнутых ползу в комнату, девчонки долго плещутся в душе. Располагаюсь на кровати, точнее на громадном матрасе, лежа — щем прямо на полу и занимающем полкомнаты. Этакий сексодром. Собственно, кроме него, стойки с большущим телевизором и музы-кальным центром, в комнате ничего больше и нет. Готовлю емкости с питьем для следующего наката. Тут появля-ются Ирка с Ленкой, мокрые после душа. Очень секси. — Чего хочешь, именинник? Сегодня любой твой каприз, и все можно. — Все-все? — Ага, только с одним условием: если хоть одна живая душа про это узнает, мы тебе оторвем, сам знаешь что. — Чтоб я сдох. Хочу на вас посмотреть. Не вопрос. Устраиваются рядом. Накатываем. И тут начинается. Ирка обнимает Ленку и взасос, по — взрослому, целует в губы. Ее руки обвивают подругу, ласкают грудь, ягодицы, бедра. Ленка не отстает. Глаза у обеих закрыты, дыхание сбивается. Видно, что это не спектакль для меня, и определенный приятный опыт у них в этом деле уже есть. Обеим это доставляет настоящий кайф. Ну а мне и подавно. До этого ничего подобного не видел, разве что в той же немецко-фашистской порнухе. «О-о, йа, дас ист фантастиш!». Фигня это все, мужики, с живым действом ничего не сравнится. Ирка переворачивается и оказывается лицом в Ленкиной промеж-ности, одновременно подставляя свою Ленкиным губам. Обе разводят пошире ноги, (мне видно все отлично) и впиваются в плоть друг друга. Комната наполняется их стонами, девчонки входят в раж. На секунду Ирка поднимает влажное лицо, своей рукой находит мою руку, кладет ее на стоящий колом член и делает несколько движений вверх — вниз. Взглядом подбадривает: «Давай, мол». Я так понимаю, что стесняться мне некого и нечего, и «даю» на полную катушку. С Иркой мы часто занимаемся онанизмом (это, кстати, она меня раскрутила, шельма, хотела, видишь ли, посмотреть, как это делает мужчина), так что чего уж тут. Все свои. Первой приплывает моя Ирка. Все ее тело напрягается, дергается, бьется в сладких судорогах. Сколько раз видел, как она кончает, а все равно впечатляет. Через минуту догоняется и Ленка. Вцепившись пальцами до белых пятен в Иркину задницу, она сдавленно кричит и бешено двигает бедрами. Тоже, видно, не фригидная. Отвалившись друг от друга, выставляются на меня. А я все никак. Не сговариваясь, разворачиваются ко мне лицом, раздвигают ноги и начинают мастурбировать. Бойцы, что тут скажешь. Представьте себе картину: сидят на матрасе взрослый дядька и взрослые тетки и дрочат до самозабвения, как детвора в пионерлагере. Короче, вскоре и я отстреливаюсь, вылив приличную порцию себе на живот. Курочки мои тут же подползают и нежными язычками не дают пропасть добру. Умницы. Снова накатываем. Всем кагалом идем в душ, моемся, шлепаем друг друга по голым задницам, смеемся. Поддавшие уже все прилично, девчонки не пропускают. Возвращаемся в комнату, валимся на матрас, курим, трындим. Тема для трындежа у нас сегодня одна. Все о том же. Я обнимаю их, руки мои путешествуют где хотят, девчонки только довольно хихикают и тоже пускают в ход умелые ручки. Чувствую новый прилив сил и желания. Рывком кладу на себя Ирку и мы сливаемся в поцелуе. Ленка ложится рядышком. Одна моя рука мнет тугую Иркину попу, другая находит Ленкин горячий клитор и нежно его массирует. Реакция мгновенная, Ленка начинает стонать и помогает мне бедрами. Ирка отрывается от моих губ, сползает с меня. Шепчет: — Давай сначала ее. Понял, не дурак. Ложусь на Ленку, с ходу засаживаю в жар-кую мокрую писечку своего воина и начинаю долбить. Ленкину мордашку перекашивает гримаса наслаждения, она плот-но обхватывает меня ляжками и подмахивает. Хоть Ленка баба рожав-шая, писечка у нее маленькая и туго охватывает член. Ощущения — класс. Ирка лежит рядом на боку, одной рукой сжимая мою задницу, другой терзает свою промежность. Я встаю с Ленки, резко перевора-чиваю ее на живот, приподнимаю ее круглую попку, встаю на колени и вхожу снова. Любимая моя поза. Вид при этом открывается — Бородин-ская панорама отдыхает. Ирка тем временем на коленях пристраивается позади меня, прижимается всем телом и старается повторить все мои движения. Запускает руку мне сзади между ног, нежно и плотно прихва-тывает ладошкой яйца и оттягивает их до отказа назад. И где только нахваталась? Я маленечко охреневаю от новизны, но темпа не сбавляю. Ленка, упираясь грудью в постель и оттопырив попку, мотает головой, визжит в голос и колотит кулачками. Ирка для полноты ощущений вводит мне в анус большой палец. По характерным движениям чувст-вую, что и про себя она не забывает. Ну все, не могу больше, кончаю. Девчонки тоже приехали. Крик стоит на всю округу. Бедные соседи. Перекур, теперь уже более продолжительный. Отдышаться бы. Дым в хате стоит столбом, но на это никто не обращает внимания. Водки и жратвы навалом, подкрепляемся. Травим байки про жизнь половую. Девушки признаются, что уже давно балуются друг с дружкой. Заметно. Ирка клянется, что лучше меня у нее никого и никогда не было, Ленка пьяно поддакивает и жалеет, что я уже занят. Знаю, что брехня, а все равно приятно. Барышни мои, хоть и изрядно принявши, с темы утренника не съезжают и снова принимаются ласкаться. Ленка извлекает откуда-то диковинную для меня штуку: средних размеров искусственный член, укрепленный на силиконовых трусиках. Весьма похож на настоящий. Ирка надевает на себя эту конструкцию. Смотрится очень возбуждающе. До меня доходит, что именно это я и мечтал увидеть в своих самых продвинутых эротических снах: шикарная женщина с торчащим членом. Кто видел, тот поймет. Уложив Ленку на спину, Ирка ложится на нее, вводит член в ненасытную промежность и трахает, полностью копируя мужские движения. Блин, заводит это зрелище конкретно. Придвигаюсь поближе и пытаюсь поместить восставшего воина Ленке в рот. Но минета не получается, Ленка мотает головой и кричит. Кончают они одновременно. Они — да, а я-то нет! Ставлю Ирку рачком, отодвигаю в сторону полоску силикона, осторожно ввожу палец в тугую попку, предварительно смочив ее слюной. Начинаю постепенно разрабатывать нежное колечко. Ирка подрагивает всем телом от нетерпения. Держаться нету больше сил. Пристраиваюсь сзади на корточках и медленно вгоняю член. Ирка расслабляется, прогибает спину и впускает в себя член целиком. Ленка подползает поближе и, открыв рот, смотрит, как мой ствол полностью исчезает в коричневой розочке, просовывает руку и теребит мне яйца. Я наращиваю темп и уже буквально тараню Иркину задницу. Знаю, что надолго ее не хватит, от траха в попу Ирка кончает буквально через несколько минут и очень бурно. Так и происходит. Ирка хрипит, содрогается и валится на бок. Лицо ее перекошено, рот хватает воздух, тело извивается в сладких конвульсиях. Ленка, широко раскинув ноги, мастурбирует. Я ложусь на нее сверху в позу 69, зарываюсь лицом в ее писечке, стараюсь языком проникнуть как можно глубже, руками крепко сжимаю горячие ягодицы. Мой член у Ленки во рту, откуда-то снизу раздаются чавкающие звуки. Чувствую сзади прикосновение Иркиного тела, ее сильные руки разводят шире мои ноги, острый язычок ласкает, лижет мой анус. Кайф. Мы с Ленкой неистовствуем. Ирка меняет положение, язычок сменяется пальцем, который обильно смазывает мне попку кремом. Ну так и есть. Сейчас меня будут трахать. Инстинктивно пытаюсь дернуться, а потом думаю — хрен с ним, пускай. Продолжаю лизать ароматную Ленкину дырочку. Ирка делает все бережно и нежно, потихоньку вводя свою игрушку. Поначалу все же немного больно, но боль быстро проходит. Ирка, держа меня за бедра, набирает темп, мой член по-моему уже достает до Ленки-ных гланд, яйца шлепают ее по щекам, под Иркиным напором я уже просто ебу ее в рот. Странно, я здоровый волосатый мужик, стою раком в совершенно блядской позе, меня трахает в жопу потрясная баба, еще одна заглатыва-ет целиком мою палку, мне же не только не больно и не стыдно, а дико приятно. Меня уже конкретно забирает и я с ревом кончаю в Ленкину глотку. Как она не задохнулась, бедная. Много чего было до, много было после, но, клянусь: ТАК я никогда не кончал. Хорошо за полночь мы наконец успокаиваемся и засыпаем. На рассвете прижимаюсь к теплой Иркиной заднице, кидаю прощальную палочку, целую и благодарю обеих красулек за ЧУДНЫЙ подарок и убираюсь восвояси, оставив их досыпать. Вот такие дела. Все, что я вам рассказал, чистая правда, за исключением пустяка: Ирка, конечно — не Ирка, Ленка — не Ленка, да и я — не Лёшик.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Подарок

В пятницу вечером (на следующей неделе после событий описанных в рассказе «Главный приз»), как по расписанию, появился Заур. На столе появилась водка и закуска, все это он принес собой. — Ну, как самочувствие больного, — с улыбкой спросил он, — ну-ка давай посмотрим… И он осмотрел мою ногу. — Хорошо. Ну что ж, на неделе снимем гипс, сделаем ренген и если все нормально… Придется походить на физкультурку, надо ногу разрабатывать… Пока он осматривал ногу, Оксана подсуетилась — на столе появились рюмки и добавилось закуски. Заур улыбался, у него явно было хорошее настроение. У Оксаны было какое-то возбуждение, возможно, она знала, что он придет. — Ну, за то, что бы с ногой проблем не было! — поднимая рюмку, сказал Заур. Наш легкий ужин сопровождался тостами гостя, хотя гостем он здесь себя давно уже не чувствовал Оксана сидела, как на иголка, чего-то ожидая. Заур же сидел спокойно, рассказывал анекдоты, шутил. У него сегодня было просто отличное настроение, что нельзя было сказать о моем. Раздался звонок сотового телефона. Заур прервавшись на середине очередного анекдота, ответил. — Да. Да, да. Хорошо. Когда? Да, нормально. Хорошо. Отключив телефон, он посмотрел на меня и продолжил: — Мы с Оксаночкой сегодня прогуляемся. Ты не против? — и не обращая больше внимания на меня повернулся к моей жене и продолжил, — у нас мало времени. Машина приедет через15—20 минут. Оксана сразу поднялась, такое ощущение, что она давно ждала этих слов. — Что мне одеть? — Что-нибудь… , — он задумался, — фривольное. Оксана скрылась в спальне, он повернулся и, продолжая улыбаться, сказал: — Мы бы и тебя взяли, но куда ты такой… Минут через пять выпорхнула Оксана из спальни — на ней было платье с глубоким вырезе на груди, позволяющий видеть часть ее груди, длиной чуть выше колена и разрезом сзади почти до самой попки. Заур внимательно посмотрел на нее: — Повернись. Нет, не то. Подними подол немного, еще выше, — он задумался, — надень пояс с резинками, чулки и что-нибудь покороче немного. — У меня нет пояса… , — промолвила она. — Нет, так нет, одень просто чулки. Оксана появилась снова, на ней было другое платье, более короткое. Но и это не понравилось Зауру. — У тебя есть какая-нибудь короткая юбка. Что бы между юбкой и чулками была полоска кожи. Нет, такой нет, хотя… , — и она убежала в спальню. Через пару минут она появилась голой по пояс в мятой коротенькой юбке. Вот интересно, я ее раньше не видел. Где она ее нашла? — Короче нет. Юбка была короткой, куда еще короче. Она едва прикрывала ее попку. — Сойдет. И блузку, какую-нибудь… Посексуальней, ну там… сама выбери… Она снова исчезла. Минут через десять опять появилась — юбка поглажена, черная блузка с довольно глубоким вырезом, почти до самого пупка. На середине выреза была пуговичка, которая не позволяла ему распахнуться. Но тем не менее, была видна часть груди. У Заура опять раздался звонок: — Да. Уже. Хорошо. Еще минут 10. Да. Да, — и уже Оксане, — повернись. Отлично. Почти то, что надо. Теперь макияж… что-нибудь вызывающее, агрессивное, но не сильно и ярко красные губи. Минут через 10 она появилась. Заур в основном остался доволен. Юбка была коротковата, когда она поднимала руку, появлялись белые трусики. Она выглядела, как… проститутка. Видимо, Заур и хотел, что бы она так выглядела. Ее вид устроил его, они собрались и ушли. Куда он ее повел в таком виде? — вертелось в голове. Достал стакан из стенки, налил водки и жахнул. Само поганое, что сам я ни куда не мог пойти. Гипс, мать его… Утром проснулся, за окном уже было светло. Сколько время интересно? Голова болела (я прилично вчера нализался). Проковылял в спальню, жены не было… — Твою, мать… Где же Оксана? Был десятый час. Кинулся звонить Оксане, ее сотовый забренчал в спальне. Так она еще и без телефона ушла. Что же делать? Десять часов — ее нет. Где они? Позвонил Зауру. Не ответил. Прошел еще час. Опять позвонил Зауру. — Да, — у меня даже с души отлегло, когда услышал его голос. — Заур, где Оксана? — Еще не приехала? Сейчас… И он отключился. Через пару минут он отзвонился. — Все нормально, минут через 30 жди, — и не дав мне сказать, отключился. Около двенадцати появилась Оксана. Вид у нее был довольный, она было не пьяна, не как в прошлых случаях. Она поцеловала меня и промолвила: — Я в душ… и я есть хочу. Минут 20 она провалялась в ванне. Я с нетерпением ждал ее, мне хотелось знать… После того, как она перекусила, начался ее рассказ… Когда мы поехали, я думала, что мы поедем опять к Мурату. Но я ошибалась. Мы остановились у девятиэтажки в новом микрорайоне. Мы вошли в подъезд, поднялись на лифте, и он позвонил в одну из квартир. Дверь открылась и раздался голос: — Заур опаздываешь. Мы тебя ждали, а потом решили начать без тебя. Я стояла немного в стороне, и говоривший не видел меня, и я не видела его. — Правильно сделали. Илья, я не один. Тут со мной… И он потянул меня за руку. Хозяин немного растерялся, но быстро взял себя в руки: — Проходите, — и когда мы вошли, продолжил, — Заур, у меня завтра официальное мероприятие. А сегодня только близкие друзья… Мое появление, похоже, было некстати. Но Заур не дал ему закончить фразу. — Я знаю, подожди немного, сейчас все поймешь. Он помог мне снять шубу, отдал ее хозяину. Мой вид произвел впечатление. — Итак. Илья, я приготовил тебе два подарка. Один будет завтра, второй я хотел бы сделать тебе сегодня. И вот… это мой подарок. Ее зовут Оксана. — Заур, ты что говоришь. Ты вообще соображаешь что-нибудь. Я сейчас уйду. Я тебе что проститутка, что ли, — я была возмущена его предложением. Заур посмотрел на меня с улыбкой: — А ты в зеркало посмотри! Я повернулась и… в прихожей стояли 2 мужика и… проститутка, по крайней мере, я так выглядела — высокие сапожки на высоком каблуке, черные чулки, короткая юбка, из-под которой слегка выглядывали белые трусики. Между юбкой и чулками полоски кожи, блузка с глубоким разрезом, из которого готовы были выскочить наружу сиськи. Макияж… , красная губная помада… Я была ошарашена, дома я даже не подумала, как я выгляжу. Мой пыл сразу пропал. — Оксана у нас не проститутка, конечно. Она женщина замужняя. Но умеет она все… Пока он это говорил, я почувствовала, что краснею. На моих щеках горел огонь… Я готова была провалиться под землю. Я была возмущена, тем в каком качестве он меня сюда привел. Хотя и до этого он меня отдавал своим… Но раз он так хочет… В голове у меня все перемешалось. Подарок Илье явно понравился. — Проходите, — и он повел нас в комнату, из которой доносились голоса. В комнате сидело еще двое: — Андрей. Иван. А это Оксана. Она разбавит немного нашу компанию. Оксана вам шампанское, коньяк или водку? — Шампанское. Водки мне не хотелось, я дома выпила пару рюмок через силу. — Садитесь вот сюда, я сейчас. Он ушел, Заур сел напротив меня. При нашем появлении Иван с Андреем замолчали и уставились на меня. Илья вернулся с бутылкой шампанского и сел рядом со мной. Разлили … по бокалам и рюмкам, Заур произнес тост. Потом Иван с Андреем тоже произнесли тост. После третьего бокала у меня немного поехала голова. Я немного расслабилась и тут мне предоставили слово. Я этого не ожидала, я попытала отказаться. Но не удалось. Что-то пролепетала, даже сама не поняла, о чем говорила. Когда пила бокал, почувствовала, как рука Ильи легла на мое колено и стала его поглаживать. Я подняла глаза на Заура, он сидел и улыбался. Когда наши глаза встретились, он неожиданно для меня, подмигнул. Затем рука переместилась на бедро. Он осторожно гладил мою ногу и одновременно большим пальцем прижимая кожу к указательному пальцу. Это было похоже на массаж. Было очень приятно, и я слегка раздвинула ноги. Его рука переместилась на внутреннюю часть ноги. Я даже начала немного возбуждаться. Андрей с Иваном о чем-то спорили и не обращали внимания на нас. Заур внимательно следил за нами. Руки Ильи ему видно не было, но, я думаю, он догадывался, где она находиться. Какое-то время его ладонь была на одном месте, затем не спеша двинулась по ноге вверх. Вот она достигла резинки чулок, вот чулки уже закончились. Его надо остановить, его надо остановить — вертелось у меня в голове. Но я не предпринимала ни каких действий. Мне была так хорошо. Его палец достиг трусиков. И вместо того, что бы убрать его руку или сжать ноги, я раздвинула их еще шире. Его палец легонько сдвинул в сторону материал трусов и проник… Все я больше уже не могла терпеть. Заур все понял, позвал Андрей и Ивана курить на кухню. И как только они вышли Илья впился в мои губы, а его палец уже во всю шуровал у меня… Я начала дрожать от возбуждения, и Илья меня потянул в соседнюю комнату. Там он просто бросил меня на кровать, сдернул с меня трусы. Он в спешке начал стягивать с себя джинсы, затем кинулся шарить по ящикам. — Ты где? — я уже не могла терпеть, я его хотела… — Презик ищу. — Не надо, иди ко мне… Он не стал себя долго упрашивать. В одно мгновение он оказался рядом со мной и направил свой член в меня. Он стал в быстром темпе долбить меня. Как мне было хорошо! Я прикусила свою руку, чтобы не кричать. А он долбил и долбил. Если бы не прикушенная рука, я бы выла на всю квартиру. Сколько же прошло время? Вот он начал разряжаться в меня. Его член долго пульсировал во мне, затем стих. Я лежала на кровати, он лежал на мне. У меня не было сил, да и возможности, пошевелиться. Какое-то время мы так и пролежали. Потом он поднялся и помог подняться мне. — Илья, мене надо в ванную. Я не хочу, что бы они знали… — Хорошо, я тебя провожу и их отвлеку. Я прихватила свои трусики и поспешила за ним. По моим ногам начала течь сперма. В коридоре, заодно, я прихватила свою сумочку. Когда я вернулась в комнату, там были только Илья с Зауром. Они о чем-то разговаривали. Когда появилась я, они замолчали — наверное, говорили обо мне. Потом появились Андрей и Иван. Андрей собрался уходить. Илья открыл новую бутылку шампанского. Ого, я уже одну усидела. Рука Ильи на этот раз проникла в разрез блузки и он стал в открытую гладить и мять мою грудь… Заур улыбался, глядя на нас, у Ивана на лице было удивление. Шампанское, видимо, сделало свое дело — я не пыталась остановить Илью. Заур встал и подошел к нам и стал шептать мне что-то на ухо. Я совсем поплыла. Вскоре я осталась без блузки. Илья целовал мой сосок, его рука была у меня под юбкой. Заур отошел в сторону, освобождая место Ивану. Иван занялся второй грудью. Я возбуждалась все больше и больше. Мне было все равно что здесь происходит, я хотела… их. Я положила руку на член Ильи, он уже был в боевой готовности. Он расстегнул джинсы и в моей руке оказался его член. Я наклонилась и стала его облизывать как леденец. Иван приподнял меня со стула и, отодвинув трусики, легко вошел в меня. Там у меня было довольно мокро. Я с наслаждением сосала член Ильи и при этом насаживалась на инструмент Ивана. Заур наблюдал за этим со стороны. Илья стал кончать мне в рот, я сглатывала, как могла. Иван продолжал меня долбить. Я выпустила член Ильи изо рта. Иван какое-то время меня трахал, потом вынул член из меня, повернул к себе лицо и засунул его ко мне в рот и почти сразу стал кончать. И тут в мою киску вошел еще один член, это был Заур. Сделав пару движений, он его вынул и стал вводить в мою попку. Когда я выпустила член Ивана, Заур развернул меня головой к столу и я на него уперлась. Он кончил в меня, затем развернул к себе и засунул член мне в рот. Это было у меня в первый раз — из попы в рот. Мне это не понравилось, я попыталась освободиться, но он крепко держал меня за волосы. Я вылизала его член. Я обессилено опустилась на стул. Они было довольны. Налили себе и выпили. Затем налили мне большую порцию коньяка и заставили выпить. Они сняли с меня юбку и трусики, и я осталась в одних чулках. Потом Иван и Илья имели меня сразу вдвоем. Потом Заур с кем-то. Потом я же смутно помню. Пришла в себя уже утром, за окном было уже светло. Рядом на кровати лежал Илья. Мне было плохо. Сил в ставать не было. Болело все. Когда он проснулся, стал ко мне пристраиваться. — Илья не надо. Мне плохо. У меня все болит. Но он, как будто и не слышал меня. Сил сопротивляться не было. Он легко вошел в меня и довольно долго трахал. Потом вышел из комнаты. Немного полежав, я встала и пошла в ванную. Немного посидела под струями воды, стало легче гораздо легче. Вытерлась и обернулась им, одежду взять забыла. Из кухни пахло кофе, я пошла на этот запах. Выпив кофе стало еще лучше — голова просветлела окончательно. — Мне домой надо. Время уже много. — Конечно, только у меня маленькая просьба, — он подошел ко мне и достал член. Я молча, взяла его в рот. И это тоже было в первый раз — с утра я еще не сосала член своего любовника. В голове проскочила мысль — все когда-то бывает в первый раз! E-mail автора: gch1313@rambler.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Подарок

Завтра я буду отмечать свой двадцать восьмой день рождения. Предъявив толстой проводнице билет и паспорт, поднялся в вагон, нашел свое купе, бросил на верхнюю полку сумку и вышел на перрон покурить. Народу в вагоне было не много, некоторые купе и вовсе были свободные. Сентябрь. — Отправляемся молодой человек. В моем купе уже устраивались попутчики. Супружеская пара, обоим на вид лет по тридцать. И мальчик лет десяти. — Извините мы загородили, проходите пожалуйста. Сказала Она. Симпатичная. Темные волосы до плеч были собраны в хвостик. Он, светловолосый, чуть полноватый, простоватого вида добряк. — Петр, — представился он. — Сергей, — сказал я. — Лена. — А это Васька. — Далеко? — До Москвы. — И мы до Москвы, в отпуск. Я снял ботинки, запрыгнул к себе на полку и сразу уснул. Проснулся от громкого смеха. Посмотрел на часы — почти шесть, долго спал, потом вниз. В купе были гости — два хорошо одетых молодых человека — двадцать пять, двадцать шесть, привычно определили я. На столе две бутылки шампанского, одна начатая. — Соседи, — сказала Лена, заметив, что я проснулся, — спускайтесь к нам. Я спрыгнул в ботинки и уселся рядом с Петром, напротив Лены и парней. — Димон, Толик. — Сергей. Крепкие ребята, прически короткие, но не как у «быков» — цивильные. Отутюженные брюки, дорогая обувь. Видно было что ребята «в порядке». Тогда почему на поезде? Ладно, потом просчитаю. Сейчас не хотелось напрягать мозги. — За знакомство! — Кушайте, Сережа, — заботливо произнесла Лена. Светлая блузка на пуговичках, серая юбочка и… Чулки или колготки? Стоп. Колбаска, пирожки, огурчики, помидорчики, курочка — все как обычно. — Вы как хотите, а я пивка, — Петр выставил из под сиденья на стол четыре «Балтики». Вторая бутылка Шампани подходила к концу. Из уст Димона выпал очередной анекдот «на грани фола», все засмеялись. Была видно, что Лена немного смущена, на щеках появился румянец: «От шампанского или от словоблудия Димона?» Петр действительно оказался хорошим и простецким парнем. Он добродушно улыбался, прихлебывая пивко, по большей части молчал и нежно поглядывал на Лену. «Ей с ним должно быть хорошо и спокойно». На нем был спортивный костюм. Васька, был похож на отца, он занимался каким то своим делом на верхней полке. — Пойду покурю, — сказал я — Точно, сказал Димон, — Толик тоже поднялся. В тамбуре было свежо. — Че братан, по делам в столицу, или так? — По делам. Толик был ростом с меня, метр восемьдесят, а Димон на полголовы выше. Судя по фигурам с железом знаются. — А мы домой. — А, ничего девочка, да? «Да», промолчал я. — Серега, я предлагаю: берем пару коньячка, закусон и переезжаем к нам. Мы проводнице забашляли, так что до Москвы, как короли… В этих ребятках чувствовалась уверенность и какая то, немного опасная, сила. На руке у Толика блеснул «Тиссот» — могли бы в СВ… — В картишки перекинемся… «Опа!». — Да не боись мы не катаем! — рассмеялся Толик, уловив в моем взгляде — это самое Опа! — так для удовольствия. «Не простые ребята — как он меня просветил». — ОК. Только тогда я угощаю. День рожденья у меня… — Ну, бра-ат! Тогда вообще не дергайся. Стол с нас — в подарок! Это святое. Вот и молоток! Толик отправился в ресторан — «на разведку». В купе Димон объявил план. Время было восемь, темнело. — Не знаю, засомневалась Лена — неудобно как то… — Да че ты Ленок! Чего еще делать то… — Поддержал Петр, от Балтики остались только пустые бутылки. — Тогда Ваську сначала надо уложить. Через час мы собрались в соседнем купе, на столе стояли три бутылки армянского коньяка, бутылка водки и две полутора литровых Пепси — запить. Ресторанная закуска: баночка маслин, селедочка, салатики, колбаска — все в пластиковых тарелочках. Я стоял, когда вошла Лена, она протиснулась мимо… я почувствовал ее запах — чистоты и шампанского. Волосы у нее были распущены. — Ой, зачем так много? — Так день рождения! — ответил Димон. — Сегодня? У кого? А что ж Вы не сказали? — Через… , — я посмотрел на часы, — три часа. У меня. — А, подарок… — забеспокоилась Лена. — Да бросьте, Елена, — улыбался Толик — лучшее, что может подарить женщина это… в щечку его поцелуйте, если Ваш муж, конечно, разрешит. — Ну, не знаю-ю-ю, — протянул шутя Петр, сосредоточенно, снимая обертку с коньячной бутылки, водку он уже открыл. Лена повернулась ко мне, внимательно посмотрела в глаза, я повернул в её сторону левую щеку. Она чуть привстала на цыпочки и приложилась губами, почему то почти к шее… — Подарки розданы! Теперь по местам, — скомандовал Толик. Лена опустилась радом с мужем, напротив меня, рядом с ней плюхнулся Димон. Справа от меня, у окна, удобно устроился Толик. Разливал Димон. В четыре стаканчика коньячок, в один водку. С водкой взял Петр. «Естественно», — подумал я — комплименты Димону. — За именинника до дна! — Это много! — сказала Лена. — Ничего, ничего! Чокнулись, выпили. Закусили, запили. Лена поставила стаканчик, разгладила невидимую морщинку на юбочке. Коленки красивые… Чулки, или колготки… Все таки она поймала мой взгляд, и тут же повернулась к мужу. Димон достал откуда то сверху «Поляроид» сделал пару снимков. — На память! — После первой и второй… , — это Толик. — Хватит, хватит… , — это Лена. — Это много, — вздохнула она когда в ее стакане оказалась равная со всеми порция. — До дна! — чокнулись, выпили, закусили, запили. В купе стало душно. Лена раскраснелась. Петр орудовал на столе — сооружая бутербродики и передавал их « по рядам». — Ну, — разлил Димон — за тех кто там, не дай бог нам! « Вот оно что! Знакомый тост». Лена непонимающе посмотрела на Димона. Выпили… Потом был четвертый и пятый. Толик сыпал анекдотами, пару раз «сфолил», боковым зрением я видел, что после каждого фола, он оценивает реакцию Лены. Она смеялась почти без смущения со всеми над командировочным мужем, над женой, которую застукали… Лена рассказывала про сына… Петр через стол беседовал с Толиком… Лена откинулась назад… Бюстгальтер совсем узенький… А грудь красивая… … Шестой… , седьмой.. Димон наклонился к Лене и рассказывал какую то смешную сказку — только ей. Она смеялась… Они сидели очень близко… Я обсуждал с Петром и Толиком ситуацию на северном Кавказе… Но ситуацию в купе тоже отслеживал… Петр поплыл… , сказалась Балтика. Димон трепался, «случайно» дотрагиваясь до Лениной руки, до бедра… «Фиксирует. Профи». Я посмотрел на часы — полодинадцатого. Две пустые бутылки коньяка были убраны под стол… — Надо это дело перекурить, — Петр не курил, остальные мужчины встали, и не совсем твердо отправились в тамбур. — Какая телка! У меня аж встал. — доложил Димон. — Э-э-эх… Как тебе Серега? — Угу, — не согласиться было глупо. Они докурили и ушли. Через пару минут мой бычок под названием «Мальборо лайт» тоже полетел в заплеванную металлическую коробочку, следом за ним пустая пачка. Проходя мимо своего купе — «возьму сигареты, а то потом…». Открыл дверь и в темноте увидел силуэт Лены — она поправляла одеяло на спящем на второй полке Ваське. Обернулась… — Сигареты… , — сигареты лежали под подушкой. Я наполовину прикрыл за собой дверь, ее глаза были на уровне моего подбородка. Запах… волос… , чистоты и… дорогого коньяка. Колготки или чулки… Целую секунду мы смотрели друг на друга. Сердце заколотилось как у мальчика, который впервые оказался с девочкой наедине. Мне показалось она ждет… Стоп! Это не по правилам — это коньяк… Я взял сигареты и вышел… — Может картишки?! Когда все были на своих местах. — Я умею только в дурака, — сказала Лена — и в три… — она замялась. — … Палки… , — ехидно подсказал Толик. — Да. — Ну с них и начнем. На что играем? — спросил Димон, с улыбкой глядя на меня. Я уже представлял дальнейший сценарий, только концовка просматривалась пока смутно. — Проигравший выпивает двойную, остальные обычную, — предложил Димон. — Годитс-ся, — выдавил Петр, сосредоточенно изучая розданные карты. — На это я не буду! — заявила Лена. Димон упал перед ней на колени, а Толик стал биться головой об стол, Лена засмеялась и согласилась. Первой проиграла, конечно Лена, за ней Петр, снова Лена. Тут в проводница выключила верхний свет, включили все ночники, но все равно в купе был полумрак… — Я уже карты не вижу… — Лена была пьяна. Тук, тук, тук — это колеса по стыкам, или сердце… На столе появились еще бутылка коньяка и бутылка водки. Снова проиграла Лена, потом я. Для приличия по разу слили хозяева. Было жарко. Лена сидела поджав под себя ноги. Две верхние пуговки на блузке были расстегнуты, она машинально поправила бретельку бюстгальтера… Юбочка сдвинулась вверх и плотно обтягивала бедра. «Все таки чулки… «. Димон прижимался к ней с боку. Толик не сводил глаз с оголенных ног. Петр невидящим взглядом пялился себе в карты… Лена снова проиграла… — Жарко. — Может на раздевание? — Толик. — Не-е-е, — пьяно возразила Лена. — А что? Все свои! — Вы что серьезно? До конца. — Конечно. Петр, ты как? — Петр промычал. — Ну вот, муж разрешает. Лена молчала. Роздали карты. Для примера проиграл Толик и скинул рубашку, потом проигравший Димон проделал ту же процедуру. Лена оживилась. И ей тут же пришлось снять один чулок. Она спустила ноги на пол, приподняла край юбочки, запустила большие пальцы под широкую резинку и отработанным движением скатала его вниз, сняла и бросила на пол. Тук, тук, тук — колеса на стыках, или сердце… Через две минуты ей пришлось проделать это еще раз, со вторым чулком. Она снова закинула ноги на сиденье… Я слышал как сглотнул слюну Толик… Я уже сидел в джинсах и в одном носке. — Эй, забыли, Серега уже родился! Час ночи! — За него до дна! — Димон, придержал стакан Лены за донышко, когда она хотела поставить его недопитым: — Еще, еще, еще… Во-от… Молодец… Лена проиграла блузку… Она смотрела на меня. Колеса, казалось, перестали стучать и в звенящей тишине, начала расстегивать пуговки… третья, четвертая, пятая, пальцы ее плохо слушались, она оглянулась на мужа, но он был где-то очень далеко… Шестая, седьмая, она выдернула края блузки из под юбки,… восьмая. Все. Нет еще на рукавах. Это ей было уже не под силу. — Димон, — сказал Толик. Димон не дурак сам все понял, расстегнул ей манжеты. Она медленно стянула с себя блузку и бросила… мне на колени! В моих висках тоже застучали колеса. Полукруглые чашечки на бюстгальтере были совсем узенькие, и едва закрывали соски. Второй номер наверное… — Ну, вот и сравнялись, — нарушил неловкую тишину Толик — еще по одной и дальше… Лена пьяно улыбнулась. Она понимала что ее разглядывают трое молодых мужчин. Наверное, все таки, ей это нравилось… Даже для меня был уже перебор, еще пара рюмок и можно было нажимать на тормоз… Выпили. Димон как всегда помог Лене. — Мы играем или че? — очнулся Петр и сразу проиграл, минут пять он стаскивал с себя брюки: — Уговор, дороже… этих, де-нег. — Золотые слова. Вот, это я понимаю. Петя — ты мужик! Я сидел уже босой. Мне оставалось проиграть всего два раза… Нарастало напряжение и какое то смутное чувство тревоги. Предметы в купе начали плавать… Лене опять не «повезло». Она бросила карты. На пару секунд задумалась… Завела руки за спину… Лифчик упал рядом со мной сиденье. Про ее грудь нельзя было сказать «как у девочки», но от этого она нисколько не проигрывала, соски были напряжены… Плоский живот… Какими то собачьими рецепторами я почувствовал аромат обнаженного женского тела… — Ах, — шумно выдохнул Толик. Взгляд у Лены был мутный… — Р-раздавайте! Уставились… И тут последовал гениальный ход Димона — он проиграл и остался в плавках Лена засмеялась: — Так тебе! Было видно, что она возбуждена… Выпили. Это была моя последняя… Я не видел свои карты, делал ходы, почти наугад. Как сквозь сон я увидел, что Лена покачиваясь встала, медленно приподняла юбочку… Зачем это она… Проиграла… с трудом сообразил я… Поезд тряхнуло… Лена пошатнулась и схватилась руками за верхнюю полку… У Толика сорвало «Стоп-кран», он сполз к ее ногам… — Я помогу… — начал спускать с нее трусики. Изображение в моем телевизоре периодически пропадало, настройка не работала… Она стояла напротив меня, где то внизу возился Толик. Мелькнул лобок с узкой полоской волос… , трусики упали на пол. Чьи то руки уже шарили по Лениной груди… «Димон, тоже не из железа сделанный», — прижимался к ней сзади. — Мне плохо, — с закрытыми глазами жалобно простонала Лена, — Я совсем пьяная… — Она стояла закинув руки на верхнюю полку и упершись лбом о край… Собранная на поясе юбочка… Тук, тук, тук, — колеса или сердце… Храп Петра… … Голые, широко расставленные, полусогнутые ноги Димона, позади Лениных… — М-м-м, — вдруг застонала она. — Не-ет, — её голос был едва слышен… Дыханье сбилось… Все выпитое и съеденное мной запросилось наружу… , тошнит… Я поднялся… Дойти до туалета все-таки успел… Два пальца в рот… спазм в животе… еще… , меня выворачивало, я стоял над унитазом… Потом прополоскал рот, умылся. Меня мотало по коридору от стены к стене. Мозги куда то пропали… Животный инстинкт втолкнул меня обратно в то купе… Лена стояла на четвереньках на грязном полу, навалившись грудью на колени сидевшего на моем месте Толика… Глаза закрыты… Казалось она была без сознания… Позади нее в неловкой позе Димон… Я видел как его член практически полностью выходил из нее и тут же снова исчезал… Тяжелое, учащенное дыханье самцов… Толик пытался своим орудием найти ее губы… Я вошел, закрыл за собой дверь и опустился на корточки… В голове грохот… , в ушах вата… Толик обхватив ладонями Ленину голову… Вперед, назад… «Как же… «. « А ты разве не этого ждал», мелькнула случайно залетевшая мысль… Я не хотел признаваться себе в этом. Поэтому соврал: «Не знаю…». « Ты же хотел, вот и смотри…». — Серега! — услышал я из далека чей то шепот. Перед глазами белый пластиковый стаканчик… Выпил… Лена лежала на расправленной постели, на боку, подтянув ноги к животу. — Будешь? Лучший подарок… Ты же именинник… Я молчал… — Как хочешь… Налили почти по полному… — А-а. … — Тише-тише. Ну, Леночка. — Димон лежал на ней, ее ноги были полусогнуты, левую, он придерживал рукой, таз совершал положенные в таких случаях движения. Лена вдруг учащенно задышала, голова двигалась в такт движениям Димона, волосы рассыпались по подушке… — М-м-м, — Он прикрывал ей рот рукой… Тук, тук, тук… Изображение пропало… А когда появилось — то уже Толик стоял опираясь одним коленом на сиденье, второй ногой на полу… Сильные руки лежали у Лены на талии. «По собачьи… , как сучку…» — Зачем я так напился… — М-м-м, — она стонала, сначала тихо потом громче и громче. — Не переживай, нормально все… , — услышал я Димона. Это он мне… — На, залей. Лена утихла. Толик сделал еще несколько движений и тоже остановился. Толик достал член и сел у Лены в ногах он тяжело дышал. она вытянула ноги и отвернулась к стене… — Мне нужно в туалет, — чуть слышно сказала она. — Я провожу, — услышал я свой голос, когда Лена накинула блузку. За дверью туалета о железную раковину долго брякали жиденькие струйки воды… Вышла… — Сережа нужно идти спать. В «нашем» купе было прохладно. Свет не зажигали. На верху сопел Васька. Я стянул с себя джинсы. с трудом забрался на вторую полку и мгновенно уснул. Проснулся от тишины. Большая станция. Открыл глаза, посмотрел в окно. — Сережа иди ко мне, — не услышал, а почти нервами почувствовал я шепот Лены. Спрыгнул вниз. Она откинула простынь… … Она обняла меня за шею нашла мои губы, у меня закружилась голова и заныл низ живота, она проникла язычком в меня… ее лицо было мокрое и соленое. Она уложила меня, села сверху, выгнулась и сама направила мое орудие во влагалище. Опустилась грудью на меня, продолжая целовать. — Лена, Леночка. — Молчи.. От нее пахло дорогим коньяком… Мы кончили одновременно и еще долго лежали слушая стук колес или сердца… — Подарок, — прошептала она одними губами. На второй полке завозился Васька… Мы стояли на перроне. Лена выглядела свежей с аккуратно наложенной косметикой, она старалась не смотреть на Петра. На рожи остальных участников ночной попойки смотреть было просто жалко. Толик и Димон попрощавшись ушли. — Как я так, вчера уехал!, — сокрушался Петр, — Ну бывай Серега. — Он пожал мне руку. Я смотрел им вслед..

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Подарок

Мaмaн стрaшнo нe любилa свoй «дурaцкий дeнь рoждeния» пoд Нoвый Гoд. — Ни сeбe, ни людям… Ктo пoпрeтся зa двoe сутoк дo прaздникoв нa мoи «пoминки пo мoлoдoсти»? Пoтихoньку oнa сoeдинилa дeнь рoждeния сынa и свoй ДР в oдин рaзгульный прaздник. Гигaнтскoe лoжe «сeксoдрoмa» укрaшaл пьeдeстaл кoрoлeвы бaлa в видe грoмaднoгo припoднятoгo крeслa — рaкoвины. Дeвушки тaнцeвaли прямo пeрeд крeслoм. — Нe пeрeстaрaлся ли, зaкaзaв срaзу двoих? — вздoхнул имeнинник. Oн сидeл нa пoлу и чeрeз экрaнчик видeoкaмeры снимaл их прeдвaритeльнoe тaнцeвaльнoe шoу. Кaждaя брaлa лeвoй рукoй грудь и прaвoй рукoй глaдилa свoи крaсивыe бeдрa, спускaя мягкo руки вниз и aгрeссивнo зaгрeбaя свoю кoжу нaвeрх, oстaвляя вoзбуждaющиe крaсныe вeртикaльныe пoлoсы. Пoтoм oбe пoвoрaчивaлись спинoй к кaмeрe, зaпускaли руки в пoлупрoзрaчныe трусики-уздeчки и припoднимaли их нaвeрх, пoкaзывaя oткрытыe для oбзoрa привлeкaтeльныe вырeзы в их нижнeй сильнo дoступнoй чaсти. Рoзoвыe губки Блoнди крaсивo приoткрылись и тут жe пoслeдoвaл ee взгляд в кaмeру: — кaк oн прoрeaгирoвaл? Сквoзь пoлупрoзрaчный мaтeриaл нижнeгo бeлья дeвушки, сoрeвнуясь друг с другoм, рaзвoдили рукaми свoи пoпoчки и пoкaзывaли чистo выбритыe губки свoих кисoк. Брюсс нe выдeржaлa, и рaсстeгнулa лeгкиe трусики и скинулa их, стaлa пeрeд ним нa кoлeни и, прoгнувшись нaзaд, дaлa eму зaснять узкую рoзoвую пoлoску ee узкoй «дeвичьeй» щeлки и идeaльную кaртинку aнусa. Блoнди чуть oпoздaлa, нo рoскoшныe нeрeaльнo бeлыe губки вaгины чистo притянули eгo кaмeру. Oнa дeржaлa вo рту рoзoвую прoбoчку и oблизaв, и нe тeряя ритмa тaнцa, плaвнo ee ввoдилa в свoй aнус. Брюсс дoстaлa бoлee длинную и тoлстую прoбку нa цeпи и плaвнo пoкaчивaлa eй пeрeд ним, вeдь oнa знaлa всe свoи дoстoинствa кaк бы случaйнo прoвoдилa прoбкoй, рaздвигaя свoи пухлeнькиe ужe влaжныe кискины губки. Нaкoнeц, oбe, с игривым нaпряжeниeм, ввeли в aнусы прoбoчки и синхрoннo двигaлись в тaнцe, у Брюсс былa бeлaя вoлнистaя прoбкa с цeпoчкoй. Oбe, улыбaясь, пoвтoрили сeксуaльныe рaкурсы ввeдeния в aнaл с видaми приoткрытых губoк кисoк, дaли вoзмoжнoсть eму их пoтрoгaть, всeх трoих этo oчeнь взвoлнoвaлo. Сын был в пoлoсaтoй кoрoткoй рубaшкe с гaлстукoм «бaбoчкa» бeз трусoв, нo eгo кoрoткий, нo вeсьмa тoлстый члeн ужe стoял. Дeвушки прoдoлжили мaссирoвaть киски, oн пoдoшeл к ним и двумя рукaми тoжe стaл им мaссирoвaть нaбухшиe пoлoвыe губки. Брюсс стaлa слeгкa «пoдтрaхивaть» свoй aнaл прoбoчкoй, oн пoдoшeл к нeй, взялся зa выступaющую чaсть прoбки и стaл сaм ee «пo мужски сильнo трaхaть» прoбoчкoй, oнa стaлa oпускaть рeсницы. Пoдoшлa втoрaя, oн ужe рaбoтaл двумя рукaми, двигaя oбoими прoбoчкaми в их aнусaх. * * * Вoшлa Мaмaн, в рaспущeнных вoлoсaх, в пoлупрoзрaчнoм плaтьe, яркиe aлыe губы. Сeлa нa свoe крeслo, рaзвeлa нoги. — Пусть пoкaжут, кaк нaдo крaсивo трaхaться! Сын стoял в 2-х мeтрaх пeрeд Мaмaн, oбe oбнaжeнныe дeвушки пo бoкaм. Блoнди и Брюсс пoдoшли к нeму, eгo члeн стoял пoчти вeртикaльнo, нo дeвушки нe спeшили, oни стaли цeлoвaться, oт чeгo у нeгo члeн прoстo oдeрeвeнeл. Видя тaкую рeaкцию, oни стaли пeрeд ним нa кoлeни и стaли лaскaть eгo члeн пoцeлуями, двигaясь языкaми oт яиц к гoлoвкe. Сдeлaли прoхoд кoнчикaми языкoв вниз, дo oснoвaния, увeличивaя влaжнoe нeжнoe прилeгaниe к ствoлу. Oбa языкa встрeтились нa кoнчикe члeнa и вдвoeм нaчaли пooчeрeднo слeгкa oбнимaть гoлoвку губaми, oднoврeмeннo oблизывaть кoнчикoм языкa тoнкую кoжу нa нeй и мeдлeннo спускaться пo ствoлу, ширoкo зaхвaтывaя члeн языкoм дo яиц. С кaждым рaзoм члeн всe глубжe ухoдил пo oчeрeди в рoт дeвушeк. Члeн зaсaсывaлся и дeвушки при этoм крутилa гoлoвoй, нaвинчивaясь нa oргaн, гoлoвкa пoдхoдилa и oтхoдилa oт узкoгo гoрлa. Дeвушки гoтoвились к глубoкoму миньeту. Чaстoтa движeний гoлoвoй увeличилaсь и вoт ужe Брюсс, ширoкo oткрыв рoт, пoгрузилa члeн пoчти вo всю длину, oн пoчувствoвaл, кaк гoлoвкa прoшлa гoртaнь и дaльшe пo узкoму гoрлу. Вeрнулaсь нaзaд. Oтдышaлaсь. В кaчeствe oтдыхa пoдсaсывaли и лизaли гoлoвку. Прoшли три кругa пo пoлчлeнa. Блoнди oткрылa рoт и зaгнaлa члeн нa всю длину, oн дaжe зaстoнaл. Брюнeткa рaсслaблялaсь нa eгo яйцaх, зaглaтывaя и мaссируя их языкoм. Блoндинкa oбeими рукaми пoдрoчилa члeн, нaтянулa кoжу нa гoлoвкe дo прeдeлa, oткрылa рoт и зaгнaлa члeн дo сaмых яиц. Вынулa, пeрeшлa нa яйцa, в этo врeмя брюнeткa зaглaтывaлa нaпoлoвину… — Я рaньшe тaк дeлaлa тeбe тoжe… — прoмурлыкaлa Мaмaн * * * Oбe дeвушки стoят рaкoм нa дивaнe, oн пoглaживaeт их пoпки и виднo, чтo eму бoльшe нрaвится тeмпeрaмeнтнaя Брюсс, oн рaздвигaeт ee булoчки и ужe eгo язык в ee aнусe, oн с удoвoльствиeм цeлуeт ee упругую пoпку, Блoнди пoкaзывaeт свoю крaсивую грудь тoжe ee цeлуeт, пoтoм рaздвигaeт eй ягoдицы и сын мeдлeннo ввoрaчивaeт Брюсс бeлую прoбoчку с цeпoчкoй. Блoнди пoльзуeтся мoмeнтoм и вoвсю сoсeтся с сынoм. Прoбoчкa плoхo идeт, oн ee вынимaeт и дaeт в рoт Блoнди, oнa бeрeт ee в рoт и пристaльнo смoтрит нa нeгo, в ee глaзaх сильнaя пoхoть. Брюсс стoнeт и вздыхaeт, oжидaя сильных oщущeний, пoкa нe встaвили вдвoeм прoбoчку, гoлoвa Блoнди лeжит нa пoпe Брюсс, ee длинный язык лижeт aнус Брюсс. Блoнди снoвa бeрeт в рoт прoбку, сeксуaльнo ee oблизывaeт и пoхoтливo смoтрит eму в лицo. Из-пoд живoтa Блoнди прoсoвывaeт руку и глaдит Брюсс киску. Снoвa встaвляют oбслюнявлeнную прoбку. Сын ee трясeт зa кoльцo, a Блoнди aккурaтнo ввoрaчивaeт прoбoчку и рaздвигaeт губки влaгaлищa, мaссируя клитoр. Oн снoвa бeрeт прoбoчку зa выступaющую чaсть и рукoй слeгкa «трaхaeт» aнус Брюсс прoбкoй, a Блoнди мaссируeт пaльцaми ee клитoр, дырoчкa Брюсс, нaкoнeц, удaчнo рaстянулaсь, oнa стoнeт oт удoвoльствия, сeксуaльнo oттoпыривaя пoпoчку. Нaкoнeц, сын нaддрaчивaeт свoй тoлстeнный члeн и нe спeшa ввoдит eгo в щeлoчку Брюсс, дeвушкa стoнeт oт тaкoй нeoжидaннoгo рaзмeрa, нaчинaeт «вилять» пoпoчкoй, пoмoгaя ввeсти… ввeрху в aнус встaвлeнa прoбкa, внизу — пaльцы блoнди нa клитoрe и мeжду ними — тoлстoe члeнищe рaздвигaeт вaгину, сын живoтoм нaжимaeт нa сильнo тoрчaщую из aнусa прoбку, слeгкa пoдтрaхивaя рaстянутый aнус, Блoнди хвaтaeт Брюсс зa сиськи, вoзбуждeнныe крики Брюсс зaпoлняют эхoм зaл… — Смoтри, кaк ты сильнo eбeшь, пoчти в двe дырки… — вoсхищeннo прoпeлa Мaмaн, трoгaя свoю прoмeжнoсть. Нo у Блoнди сиськи кaжутся сыну лучшe, oн сильнo мнeт их рукoй, oнa судoрoжнo сoсeтся с ним, в тo врeмя, кaк eгo хуищe eбeт мaлeнькую щeлoчку кричaщeй oт тoмитeльнoй бoли рaстяжeния влaгaлищa и вoзбуждeния Брюсс. Вынули прoбку, Блoнди стрaстнo хвaтaeт члeн, снoвa oбсaсывaeт ee и зaглaтывaeт eгo, oн трaхaeт ee в рoт. Брюсс в пoлуoбмoрoкe. Блoнди встaвилa члeн в вaгину Брюсс бeз прoбки и oн нaчaл нaбирaть тeмп. Блoнди хвaтaeт рукaми тaз Брюсс и буквaльнo нaдeвaeт зa бeдрa пизду Брюсс нa члeн, пoд ee крики. Тeмп нaрaстaeт. — Тoлькo нe кoнчaй, я тoжe хoчу! — крик Мaмaн. Нo Брюсс успeвaeт взять eгo члeн в рoт и стрaстнo сoсeт. Тут жe Блoнди рaздвигaeт нoжки и пoкaзывaeт свoю рoскoшную пизду пoслe сeксoплaстики — рoвныe зaкруглeнныe, слeгкa «нaкaчaнныe бeлыe идeaльныe» губки. Мaмaн встaлa с крeслa и пoдoшлa к лeжaщeй нa стoлe Блoнди. Брюсс, нaкoнeц, рaсслaбилaсь и зaсoсaлa члeн пoлнoстью. — Нeфигa сeбe! Ты гдe ee дeлaлa? Я сeбe тaкую крaсивую… хoчу… — рaзoчaрoвaннaя идeт нaзaд в крeслo, нo вoзврaщaeтся, смoтрит нa вульву Блoнди. — Хoчeшь, цeлуй, a тo члeн прoстaивaeт! — кричит нa Мaмaн, хoхoчa Блoнди. Брюсс oтoдвигaeт зритeлeй и язычкoм пoгрузилaсь в чудo плaстики. Пoрaбoтaлa в свoё удoвoльствиe языкoм, пoкa нe вмeшaлся oн. Сын тoжe пoгрузился языкoм в чудo сeксoплaстики, нo пo мoдe нeбритый, чeм сильнo «нaвeл шoрoху», «oтъeбaв» языкoм и нeбритым пoдбoрoдкoм oбe дырoчки. Вaгинa прoизвeлa нa Мaмaн oчeнь сильнoe впeчaтлeниe свoeй эстeтикoй. — Хoчу тaкую и п*здeц! Спaть нe буду… Блoнди лeжaлa, рaсстaвив нoги, принимaя втыкaния пooчeрeднo в oбe дырки, Брюсс лeжaлa вaльтoм нa Блoнди и «рaбoтaлa» с ee клитoрoм, пeриoдичeски принимaя в «рoт-питстoп « пoршeнь для oбнoвлeния смaзки. Ee сиськи пoсaсывaлa Блoнди, хoтя и бeз энтузиaзмa. В кoнцe — пиoнeрскaя линeйкa «eбaть пoдряд» с трaхaниeм пooчeрeднo гaубичных aнусoв нa приз «В кoгo кoнчит с 5 рaз», с испoльзoвaниeм зaмeщeния члeнa пaльцaми рук нa хoлoстых ствoлaх… — Нe вздумaй в этих сучeк кoнчaть, кo мнe! — пoслышaлся рык Мaмoчки. Сынoчeк и oбe дeвушки пoдбeжaли к Мaмaн, сынoк «бeскoнeчнo» трaхaл ee бeздoннoe влaгaлищe, пoкa oнa нe крикнулa: — Кoнчи в крaсивую пизду Блoнди! Я хoчу пoсмoтрeть, кaк из ee спeрмa пoтeчeт! Сынoчeк с удoвoльствиeм встaвляeт прeдвaритeльнo oбрaбoтaнный ртoм Брюсс члeн в крaсoту Блoнди, сильнo трaхaeт, нo пoдбeгaeт Мaмaн и выдeргивaeт члeн, сын чуть нe кoнчaeт, мaмaн стaнoвится рaкoм и встaвляeт сeбe члeн, oн кoнчaeт, Блoнди трясeт в кoнвульсиях, Мaмaн плывeт oн счaстья, чтo успeлa… * * * — Тeпeрь мoй пoдaрoк. Мaмaн хлoпнулa в лaдoши. Выхoдит высoкaя дeвушкa с бoльшoй крaсивoй грудью, сeксуaльнaя юбoчкa… — Выхoдитe, тeпeрь oнa вaм пoкaжeт, кaк нaдo eбaться! — Дaвaй, пoкaжи сынoчeк! Сынуля зaхoдит сзaди и улыбaясь, нaчинaeт трaхaть длиннoнoгую мoдeль прямo рaкoм нa пoлу. Пoтoм нeoжидaннo oнa вырывaeтся из нeгo и рeзкo стaвит сынa рaкoм, вынимaeт свoй грoмaдный члeн и трaхaeт eгo чтo eсть сил в aнус. — Eби дo крoви, eбитe пoкa нe сдoхнeт! Мaмaн вынимaeт пистoлeт. — Пoпрoсишь, пoмилую — пристрeлю. Встaвляeт пистoлeт eму в рoт…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Подарок

Вечеринка по поводу дня рождения жены была в самом разгаре. Гости были уже достаточно пьяненькими и под балладу скорпионс танцевали медляк. Моя жена, Светка, страстно прижималась к Сергею. Сергей — наш новый сотрудник и недавний друг семьи. Светке он нравился. Точнее, она в него втюрилась с первого раза, когда мы с Сергеем зашли к нам после работы решить неотложные проблемы. После того, как он ушел, она стала про него выспрашивать. Ему 25, Светке 29, мне 34. Потом мы частенько приходили к нам после работы, когда просто посидеть за шахматами, но чаще по работе. И всегда глаза у Светки блестели, она с ним кокетничала и оказывала всякие знаки внимания. Обязательно переодевалась. Она у меня и так очень сексуально выглядит в любой одежде, а тут нарочито переоденется либо в полупрозрачное, либо в короткое или что-нибудь с декольте. Несколько раз, после его ухода озорно заявляла: — Хочу его. Сегодня утром, когда я был в ней и кидал ей утреннюю палку, Светка вдруг остановилась и спросила: — хочешь сделать мне подарок? — глаза её лукаво блестели. — хочу, ¬ ответил я. — тогда разреши мне переспать с Сергеем. Я был наверху блаженства, и скоро готов был кончать. Поэтому без раздумий ответил: — Разрешаю, — и продолжил движение. Через несколько качков я представил, как вместо меня на жене будет лежать другой, и его член будет порхать в её пиздёнке. От этой картинки я сразу кончил. И вот теперь Светка перешла к осуществлению своего плана. После танца они вышли на лоджию покурить и скрылись за оконным проёмом. Я прошел на кухню к открытому окну. Оттуда до парочки было около полметра и все хорошо было слышно. Точнее сначала ничего не было слышно. Потом послышались вздохи, стоны, возня. Понятно. Обжимаются, сосутся. — Хочу тебя, — услышал я прерывистый Светкин голос. — Я тоже тебя хочу, — и сдавленные стоны. Взволнованное дыхание. Так продолжалось некоторое время. Я попробовал представить их действия. Наверное Сергей сейчас орудует у неё в трусах. Затем сдавленный голос Светы: — Ну всё хватит… А то… нас… застукают… Давай приведем себя в порядок… Я прошел к гостям. Вскоре появилась парочка влюбленных голубков. Мне стало интересно продолжение. Особенно, чем всё это кончится. То, что у Светки были серьёзные намерения на трах с Сергеем, сомнений не было, тем более, что утром я ей это разрешил. Но как она осуществит задуманное? Долго мне не пришлось мучаться в своих раздумьях. Все выяснилось чуть позже. Все было разыграно как по нотам. Сергей быстро «запьянел» и Света оставила его проспаться у нас, постелив ему в моем кабинете. К одиннадцати гости разошлись, к двенадцати, управившись с уборкой, мы легли спать. Теперь пора сказать, что на этот день рождения Светка сделала себе подарок — красивое длинное, почти до пят, платье из зеленого материала под тип атласа. Спереди сверху длинный вырез, почти до пупка, демонстрировал отсутствие на моей жене лифчика. Половинки материи держались зацепившись за её сиськи, которые не давали им разъезжаться. Сквозь материю выпирали соски. Сбоку длинный разрез, показывающий Светину ножку во всей её красе. В общем, на вечеринке в честь своего дня рождения, она была настоящей королевой бала. Все присутствующие женщины восхищенно смотрели на неё, а мужики тем более. Я тоже мужик и тоже её хотел, а подогретый похотливыми взглядами присутствующих мужиков, хотел тем более. Поэтому, в постели, я сразу набросился на неё. Светка была мокрая, под влиянием тех же взглядов. Она с удовольствием мне отдалась. Я забыл про присутствующего в другой комнате чужого мужчину и с жаром её дрючил. Светка громко стонала, извиваясь подо мной, отчаянно вертела попой, подмахивала и, с громким стоном, кончила. Кончив, я почти сразу уснул. Сказалась и дневная усталость, и выпитое, и трахнутое. Сквозь сон я услышал: — Ну спи любимый мой, а я к Сергею пошла. Ты же ведь разрешил. Спасибо тебе, — и чмокнув меня, удалилась. Мне было очень хорошо, и я почти не проснулся, на автопилоте кивнул и снова отрубился в сладком сне. Не знаю, сколько я спал, но проснулся рывком — мою ж Светку ебут. Сон сняло как рукой. Сердечко часто и взволнованно стучало. Они ж там трахаются, а я тут дрыхну безмятежно. Затаив дыхание я прислушался. Тишина. Никаких звуков. Странно. Должны же трахаться. А они дрыхнут. А может быть Светка меня разыграла и никуда не пошла. Ни к какому Сергею. Мне сказала одно, а сама на кухне сидит. Что-нибудь стряпает. Совершенно сбитый с толку, я не знал, что подумать. Ладно, надо идти на разведку. Откинув одеяло, я потихоньку встал, и, не производя шума, открыл дверь из спальни, и вышел в коридор. Мой кабинет был напротив. Тишина. На кухне темно. Везде тихо. Только на стене мерно тикают китайские часы. Странно. Если кухне нет, значит она с Сергеем в моем кабинете. Но оттуда не доносится ни звука. Странно. Очень странно. Они что же, спят что ли. Натрахались и спят. Должно же там что-то происходить. Я готов был услышать скрип дивана, громкие стоны наслаждения, а тут тишина. Слышно было, как тикают на стене часы. И всё. Разочарованный, я уже собрался, было, уходить, как вдруг услышал тихий голос. Слов не разобрать. Ему ответил приглушенный мужской басок. Счастливый смех. И снова стихло. Целуются! Взасос! Сдавленный стон. Затем, некоторое время тихая возня. Их неровное дыхание было слышно даже здесь, в коридоре. Это, наверное, ласкают друг друга. Снова тихие голоса, слов не разобрать. И вот послышались повторяющиеся звуки, характерные только для вполне определенного рода занятий — секса. Мерно и неспешно поскрипывал мой диван в сопровождении акомпанимента сдавленных стонов Светки и Сергея. Ну, наконец-то, облегченно вздохнул я. Судя по повторению скрипов дивана, трахались они неспешно. С явным удовольствием. Х-р-р-к… пауза, х-р-р-к… пауза, х-р-р-к… пауза. Парочка явно наслаждалась друг другом. Такой неспешный трах характерен в тех случаях, когда первый сексуальный голод уже удовлетворен. Значит раз или даже два они уже трахнулись. А сейчас ебутся неспешно, с наслаждением. Х-р-р-к… А-а-а, х-р-р-к… а-а-а, х-р-р-к… а-а-а-м, х-р-р-к… а-м-м-м. Стоны жены стали слышны очень отчетливо. Это походило на странный диалог голоса жены и скрипа дивана. — Х-р-р-к… — у-м-м-м — х-р-р-к… — м-м-м-м-м, — х-р-р-к… — м-м-м-м-м — х-р-р-к… — м-м-м-м-м — х-р-р-к… — у-у-у-м Меня подмывало открыть дверь и посмотреть на происходящее визуально. Своими глазами. Уж больно сладкие стоны срывались с губ моей благоверной. Но я понимал, что незаметно это сделать невозможно, а отвлекать их от секса посторонними звуками и портить им кайф не хотелось. Дверь туго открывалась. Но я и так представил картинку происходящего. Светка лежит на спине. Ножки широко раскинуты в стороны. Её розовые пятки лежат у Сергея на заднице. Сергей лежит сверху, его задница двигается в такт скрипам дивана. С-к-р-и-п — член входит в Светку, пауза, пошел назад, потом опять с-к-р-и-п, член с силой вдавливает мою жену в диван. С-к-р-и-п, член Сергея достигает до самого дна. Его сжимает Светкина писька. И стон. Ммм — ммм — ммм — умм — умм — ууу — уух — уаа — ааа — ааа-ааа-аааа-аааа-ааааа… Стоны становились всё протяжнее и длинее. Тем временем толчки участились. Ритм сношения повысился. — Уах-Уах-уах-уах-уах… — слышалось в такт толчкам. В паху у меня сладко ныло. — Ещё — ещё — ещё… уах — уах… Сильнее… уах — уах… Ещё-уах… ещё-о-о… — Скрипы стали чаще, а голоса громче. … — Сильнее… уах — сильнее — ещё. Давай! Давай! Еби! Еби! Еби! — слышалось из-за двери. Вот это да, подумал я. Странно было слышать это слово, произнесенное голосом моей супруги. Она никогда не произносила матерные слова. А тут на тебе. Вот что способен сделать с ненаглядной супругой посторонний член. Тем временем темп сношения увеличился. Стал быстрее, быстрее, ещё быстрее. И вот уже частые стоны моей супружницы перешли в один громкий стон, модулируемый толчками члена Сергея. Приближается кульминация, подумал я. Я хорошо знал свою жену. И что такой стон предвещает скорую развязку. И как бы в подтверждение моих мыслей Светкин громкий стон-плач вдруг оборвался. Кончила. Диван, однако, скрипеть не перестал. Сергей делал быстрые толчки. Значит и он на грани. Сейчас будет кончать. Я оставил свой наблюдательный пост и так же тихонько пошел назад к себе. Забрался под одеяло и сразу, умиротворенный, уснул. Было чувство, как будто это я только что выебал мою жену. И не Сергей, а именно, я только сейчас кончал в её классную дырочку. Несомненно, я испытал кайф. Пережитое мной только что, мне явно понравилось. Это был, какой то новый, не ведомый мне доныне, вид наслаждения. Так я и уснул с улыбкой на лице. Проснулся я уже засветло. Солнце давно встало. В доме было тихо. Осторожно, что бы никого не потревожить, я сходил в туалет и снова лег. Стал вспоминать события прошедшей ночи. Вставать не хотелось. Пусть поспят мои любовнички. Я взял книгу и начал читать. Спустя какое-то время щелкнула щеколда моего кабинета и в спальню вошла голенькая жена. Свернутый халат висел на руке. На лице румянец, глаза — озера счастья и любви. И самое главное аккуратная прическа. Ну женщины. В любой ситуации — главное привести в порядок внешность и особенно прическу. Как я буду выглядеть? Их основной вопрос. — А ты разве не спишь? — удивленно спросила она. — Уснешь тут с вами, — ворчливо отозвался я, наблюдая, как грациозно она прошла к кровати, красиво переставляя стройные ножки. Как изящно повесила халатик на спинку стула, откинула одеяло и легла на меня сверху. В этот момент она была ослепительно красива. Я как бы по новой увидел свою любимую жену, с которой прожил уже не первый год. — А что, мы правду не давали тебе спать? — спросила Света. От неё пахло соблазном и похотью. — Да нет, я спал. Всё в порядке, — я никак не мог на неё, такую вот счастливую, наглядеться. — Ты что на меня так смотришь? — Ты ослепительна! Ты само совершенство. Я такой счастливой вижу тебя в первый раз. У меня такое впечатление, что я раньше был совсем с тобой не знаком. И мы только что познакомились, — сказал я И после небольшой паузы добавил: — Тебе понравилось? — Хотя об этом можно было и не спрашивать. И так всё было видно. Но мне хотелось услышать это из её уст. В ответ Светка молча заулыбалась и кивнула головой. — Как он в постели? — спросил я. Вместо ответа Света накрыла мой рот поцелуем. — Большой у него? — не унимался я. — Дурашка. Я ж туда трахаться ходила. Линейка там без надобности. Все было супер. Спасибо. С этими словами Света, так же лежа на мне, стала одеваться на мой давно уже стоявший член. Какое то время мы, так лежа, и трахались. Её груди терлись о мою грудь. Было неимоверно хорошо. Света стонала. Я гладил её спинку и попу. Затем жена села верхом и поскакала. Очень быстро кончила. Я положил её вниз и лег сверху. Лицо Светы было пере до мной. Глаза прикрыты. Я снова обратил внимание, какая она ослепительно красивая. А ещё вчера утром была вполне обычной и привычной. Неужели столько может сделать хороший трах с хорошим мужиком. Вот это да. С этими мыслями я и кончил. Утром, когда все проснулись официально, пошли завтракать. Света, по своему обыкновению, перед Сергеем, надела умопомрачительную юбку. Очень короткую и узкую. Она едва прикрывала попу и трусики. А когда она подняла руки, снять с полки заварочник, юбочка сразу же задралась, с готовностью демонстрируя крепкие и аппетитные ягодички. — Свет! Да вот же заварочник, — сказал я. — Он не такой, — парировала супруга поправляя дерзкую юбку. На щеках заиграл румянец. В остальном завтрак прошел вполне прилично, если не считать того, что наши взгляды не отрывались от её ног. Вели себя непринужденно, как будто ничего не было. О сексе речи не заводили. Никто и не заикался о бурно проведенной ночи. После завтрака Сергей засобирался домой, мы пошли провожать его и топтались неуклюже в прихожке. Не смотря на то, что прихожка большая, было как то стесненно и неуютно. Решив дать влюбленным возможность проститься, я вышел, сказав, что пойду на кухню, уберусь. Из кухни в зеркало, мне всё было видно. Как они неистово целовались взасос. Руки Светы были на шее Сергея, юбочка задралась до пояса. Этому способствовали руки Сергея, которые вовсю мяли половинки её попы и забирались между ног под трусики. Они неистово целовались. Ну думаю, сейчас начнется. И приготовился смотреть спектакль дальше. Но, увлекшись, нечаянно задел ковшик, он с грохотом упал, а целующиеся расцепились. Светка поправила платье и прическу, и Сергей ушел. Света вернулась на кухню, сексуально двигая бедрами. Раскрасневшаяся и очень обаятельная, она положила мне на плечи руки, сказала спасибо и дотянувшись до губ поцеловала взасос. Коварная юбка снова оголила красивую попку моей любимой. Я обхватил её половинки руками, стянул до колен трусики и, посадив жену на стол овладел ею. Начинался выходной день… Эта история заставила меня по другому увидеть свою жену. На наши с ней отношения. А её коллеги по работе, при встрече отмечали, что Света стала совершенно неотразима. Вот так…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

ПОДАРОК

Мне 43, супруге 45 лет. За плечами у обоих несколько неудачных браков. С ней в браке мы уже 11 лет. И все эти годы пролетели как один день, на одном дыхании. Мы не только не надоели друг другу, а совсем наоборот. Нам совсем не хочется общаться с другими, потому, что интересно вдвоём и только вдвоём. В сексуальном плане мы абсолютно подходим друг другу. Запрещённых тем у нас нет, ну разве, что супруга не любит лизбиянок. Ну, так это сугубо личное. Если кто — то не любит чай или кофе, так это не проблема для остальных. Так вот, в сексе для нас открыто всё, особенно любим анальный секс. Но вот темперамент у моей супруги такой, что ей одного меня мало. После секса с ней я как «выжатый лимон», а она только в раж входит, хотя и кончает со мной несколько раз. Мало ей меня одного. Её нужно трахать часами, а я «однострел». Долго могу не кончать, по разному удовлетворяя супругу, но если кончил — всё, второй раз не хочу. Таким гиперсексуальным женщинам, как моя супруга без любовника никак. Но за все эти годы, не поверите, ни у нее, ни у меня не было, ни одной интрижки на стороне. Даже не пытались. Потому что действительно любим друг друга, да и венчаны мы. Наверное, Бог отводит. Но начала супруга часто болеть, то одно, то другое, то третье. И несколько врачей ей сказали, что в этом возрасте ей срочно нужен любовник, и не один. Иначе хроническая неудовлетворённость может перерасти в разные серьёзные болезни. Посоветовались мы с ней и решили искать любовника. Только где его взять любовника, то? Пробовала супруга искать, естественно с моего согласия, но это только на словах быстро. От мальчиков «по вызову» отказались сразу. Секс без чувств и симпатии она не приемлет в принципе. Пыталась знакомиться в интернете на «Мамбе». В реале, на разных мероприятиях. Всё бестолку. Тем более сие удивительно, потому как супруга моя, удивительной красоты женщина. В свои годы выгладит как девушка, даже женщиной язык не поворачивается назвать. Волосы распущены. Фигурка очень ладная. Грудь четвёртого размера, попочка акуратненькая, талия, ножки, сам балдею, когда вижу. Когда идёт, так все мужики заглядываются. Тем более что средства позволяют, а вкусом и умением одеваться её Бог не обидел. Выглядит всегда как с «обложки». Проблема в том, что ей никто не нравится. Либо, говорит, идиоты и уроды, либо просто ей не приятны. Говорит, что на моём фоне ей никто не может понравиться. Вот такой парадокс — хочет изменить и не может. Уже полгода ищет себе любовника и не может найти. Вот и решил я на 45 — летие супруги, сделать ей секс — подарок. Нашёл в инете двоих парней, на мой взгляд, симпатичных, хорошо сложённых, высоких и крупных. Мелкие мужики мою супругу вообще не возбуждают. Списался, созвонились, встретились. Объяснил задачу, оговорили условия: — трахать вдвоём, пока сама не скажет — хватит. — слушать её во всём Пообещал достойное вознаграждение за качество и количество. И вот в назначенный день и час, утром — звонок в дверь. Оба, как и договаривались, пришли с цветами и по парадному, как на свидание. Супруга ещё была в постели, спала. Я провёл их в ванную освежиться, так как супруга сама очень чистоплотная и не приемлет никаких неприятных запахов. Из ванны оба вышли в боевом виде — выше пояса официал — рубашка, бабочка, ниже только голые тела с немаленькими членами. Супруга спит. Очень тихо открываю дверь в спальню и запускаю их с огромным букетом роз. Их задача очень нежно и ласково разбудить супругу и поздравить с Днём рождения букетом роз. Я остался за дверью, но всё вижу. Один из парней зашёл слева, другой справа. Бесшумно подошли к кровати, наклонились. Супруга лежала на спине, раскинув руки и ноги. Её голое тело до половины было укрыто тонкой, шёлковой простынёй и один из парней очень нежно провёл кончиками пальцев по ноге, потом по животу, левой груди. Дотронулся до соска. Супруга немного вздрогнула и открыла глаза. Вначале с испугом посмотрела на парней, но увидев меня в дверях, успокоилась. Все вместе мы произнесли: — С Днём рождения. Букет роз рассыпался по кровати. Парни начали целовать руки супруги, плечи, шею. Один уже пытался поцеловать в губы. Она вырвалась и голая побежала в душ. Пробегая мимо меня, поцеловала в губы. Парни остались лежать на кровати. Мылась супруга как всегда долго и тщательно. И выйдя из душа в японском халате, с уложенными волосами, она была похожа на русалку. Когда она зашла в спальню, парни обомлели, потому что такую красивую женщину редко можно встретить на улице, а им предстоял долгий секс марафон с этой прекрасной женщиной. По их членам было видно, что они очень хотят начала спектакля, где им отведена роль любовников главной героини. Супруга легла на спину, и парни начали ласкать её тело, целуя и поглаживая руками. Один добрался до киски, второй целовал её в губы. Когда язык первого дотронулся до клитора, супруга вздрогнула и замерла. Она начинала возбуждаться. После этого, тот парень, который целовал её губы, приподнялся и его член оказался у её рта. Она с жадностью набросилась на это чудо природы и стала неистово сосать, погружая его себе в рот почти до основания. Член и так не маленький, окреп на глазах и стал просто каменным. Движения языком и ртом супруги доставляли парню огромное удовольствие. Второй, хорошенько вылизав киску супруги, тоже был готов и сразу ввёл свой огромный член в её потёкшую пиздёнку. Тело супруги выгнулось. И началось. Один из парней накачивал её в рот, другой в пиздёнку. Через некоторое время супруга стала на колени. Парни поменялись местами и теперь другой трахал её в рот, а первый в пиздёнку. Супруга и стонала, сосала и подмахивала. Потом супруга села на член одного из парней, прогнула попку и попросила второго сзади тоже войти в ёё пиздёнку. С трудом, но у них это получилось. Два члена вошли в пиздёнку супруги и равномерно двигалисьв ней. Супруга кончала с громкими стонами. Через несколько минут она попросила парней кончать в неё. Сначала кончил первый парень, потом второй. Парни были возбуждены и спермы было очень много. Супруга перевернулась на спину и попросила их вылизать её пиздёнку. Парни начали усердно слизывать свою вытекающую из пиздёнки сперму, дотрагиваясь до клитора языками, а супруга билась в очередном экстазе, кончая снова и снова. Потом она закрыла свою растраханную пиздёнку руками. И отправила парней в ванную. Сама осталась лежать, поглаживая соски и иногда вздрагивая от прикосновения рук к лобку. Пока парни мылись, она немного пришла в себя, тоже приняла душ и была готова ко второму акту. Парни лежали на кровати, поглаживая свои члены в предвкушении второй части этого действа. Супруга расположилась между ними в колено — локтевой позиции и стала сосать их члены, лизать им яйца и очень скоро оба члена напряглись и стояли как оловянные солдатики. Тогда одного из парней она попросила войти ей в попку, а второму продолжала сосать член. Её попка была хорошо смазана и приняла член сразу на всю длину. Супруга закрыла глаза и наслаждалась членом в попке, медленно и нежно посасывая член во рту. Парень сзади всё ускорялся. Его яйца бились о попку супруги, а она насаживалась ртом на член второго парня. Иногда он вынимал свой член из попки и снова легко вставлял его обратно на всю длину. Попка раскрылась и каждое движение члена в ней доставляло супруге огромное удовольствие. Она стонала и сама старалась глубже насадиться на член своей попкой. Когда член выходил из попки и снова проникал в неё она постанывала. Потом парни поменялись местами и опять член одного трахал рот супруги, а член второго — её попку. Затем она развернулась спиной к одному из парней и села на член ненасытной попкой, второй вощёл в её пиздёнку. Потом она развернулась лицом к первому парню и села пиздёнкой на его член, а второй вошёл в её горячую, раскрытую попку. Их члены тёрлись друг о друга, разделённые перегородкой, и доставляя … огромное удовольствие супруге. Она закрыла глаза и раз за разом кончая, очень громко стонала. С этого момента уже никто никого не сдерживал, и парни так разошлись, что кончили практически одновременно и очень обильно. Супруга легла на спину и попросила парней вылизать её дырочки, что они с удовольствием сделали, доставив ей ещё несколько оргазмов. На этот раз супруга пошла в душ с парнями вместе. Там парни сначала нежно обмыли её. Один омывал грудь и плечи, другой киску и попку. Особенно тщательно мыли пиздёнку и попку. Практически при каждом прикосновении она вздрагивала и постанывала, пока очередная мощная волна оргазма не накрыла её. Потом она посадила парней на края джакузи и по очереди вымыла их члены. После чего опять стала сосать и облизывать член одного, потом член другого. Делала она это медленно и красиво. Члены по очереди погружались в её прекрасный ротик, доставляя парням как физическое, так и эстетическое удовольствие. Поэтому очередная эрекция не заставила себя долго ждать и парни опять были готовы к третьему акту. Перейдя в спальню, супруга легла на кровать. Парни расположились у её головы слева и справа. Она сосала их члены, заглатывала яйца. Доведя парней до готовности, она попросила их стать на четвереньки спиной к ней. Парни стали, выставив свои попки. Достав анальную смазку, супруга смазала им обоим анусы и взяв вибратор с маленькими шарами стала по очереди вводить его парням в задницы. Несмотря на необычность ситуации, обоим парням эта процедура нравилась. Это было видно по их полузакрытым глазам, лёгким стонам и начавшемся помахивании при вхождении вибратора в их анусы. Члены их напряглись и казалось, что вот — вот зазвенят от напряжения. Видя, что парни достаточно возбудились, она попросила одного из парней пососать член другого, пока она его трахает вибратором. Когда первый начал сосать член у второго парня, тот аж вздрогнул. Но супруга надев двухсторонний страпон, вошла в него сзади. И парень, заметил, что толщина вибратора стала шире, но при этом ему было так приятно, что он застонал от удовольствия. Супруга стала трахать парня в зад. Вторая часть страпона была в её пиздёнке. А член парня, которого трахали, входил глубоко в рот другого парня. Через несколько минут парни поменялись местами. Только теперь один из них лёг на спину. Супруга вошла в его задницу страпоном спереди, а второй парень вставил свой член ему в рот. Так они вдвоём трахали его достаточно долго. Супруга приказала им не кончать. Тот парень которого трахали, так возбудился, что его член просто распирало и он бился о лобок супруги. Пиздёнка супруги тоже текла, и она тоже стонала. Теперь супруга попросила парней потрахать друг друга. Они с удовольствием согласились. После страпона супруги, их члены входили легко и на всю длину. Тот кого трахали стонал и подмахивал. И сам старался насадиться как можно глубже. Пока один трахал другого в позе «раком», первый лизал пиздёнку супруги. Пиздёнка текла, и от этого её сок казался парням удивительно вкусным. Иногда супруга сосала член того, которого в этот момент трахали. Потом супруга приказала парням трахнуть её попку и кончать в неё. Когда в её попку вошёл первый член, она зажмурилась и застонала от удовольствия. Волны экстаза накрывали её с каждым толчком. А парни были настолько возбуждены, что кончили очень быстро и не менее обильно. И уже сами с удовольствием вылизали её попочку от своей спермы. Пока один лизал жену, второй обсасывал член партнёра и наоборот. Потом все трое откинулись на разбросанные подушки. Идти в ванну, сил ни у кого не было. После ванной, где супруга тщательно вымыла члены и попки парней, она попросила их опять пососать друг другу. Сама в это время тоже сосала член одного из них вместе с другим парнем. А тот кому сосали вставлял вибратор в её попку. Потом она села на одного из парней лицом к нему и вставила его член себе в попку. Наклонившиськ первому, попросила второго тоже войти в ёё попочку. После такого марафона, её попка с трудом, но приняла второй член. Парни медленно трахали вдвоём её попку, постепенно убыстряя темп и всё глубже погружая свои члены. Супруга, закрыв глаза просто завывала от каждого движения членов в её попке. Всё её тело дрожала от оргазмов. Почувствовав, что парни уже на пике, она вывернулась из под них и стала сосать оба члена сразу. Подрачивая их члены обоими руками. Парни со стонами стали кончать ей в рот. Так как спериы было уже немного, то супруга легко всё проглотила, и облизала им члены. В заключение поцеловала парней в губы, измазав их лица спермой. И в изнеможении откинулась на кровать. Её лицо источало полное удовлетворение. Бесчётное количество оргазмов сделало своё дело. В этот момент времени она больше не хотела секса. Отдохнув и приняв душ, парни ушли, высказав супруге немало добрых и ласковых слов. Они были поражены её темпераментом. А я насмотревшись этот реальный порно — спектакль, трахнул супругу в этот вечер и в пиздёнку и в попку и в ротик. Кто сказал, что я однострел? Если таких дней в жизни каждой женщины будет много, то о болезнях от неудовлетворённости можно забыть. Если кто хочет интересно потрахать мою прекрасную супругу, пишите на эл. адрес. E-mail автора: vl@eslt.co.uk

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Подарок

Тренировка подходила к концу кто-то из соперников при подаче, я даже и не заметил кто, угодил в сетку и подача перешла к нам. Счёт стал 21:17 в нашу пользу. Преимущество по новым правилам гигантское. Мне в общем нравятся новые правила ни на секунду нельзя расслабится иначе догнать уже практически не возможно. Новые правила ввели год назад, наш тренер по началу долго ворчал, говорил, что это уже совершенно другая игра и впору вводить два волейбола, волейбол15 и волейбол25. В общем, не удивительно ведь он на них был воспитан. Сейчас была моя очередь подавать, если всё удачно получится, на мне игра может и закончится. Люблю подавать! Видимо это тоска по атаке, с тех пор как меня из атакующего перевели в связующие атаковать доводится не часто. Тренеру наверное виднее, тем более что из посредственного атакующего превратился в прекрасного связующего. И полгода назад меня перевели в лучшую юниорскую команду «Динамо». Освоился я быстро и теперь уже всерьёз стал подумывать и о юниорской сборной России. Олимпиада в этом году, а через 4 года, если я буду также расти, можно поехать в составе сборной России! Ну да ладно сейчас надо хорошо подать, я не зря говорил, что могу закончить матч т. к. моя силовая подача лучшая в нашей команде, что довольно редко для связующего т. к. наша основная обязанность выводить на чистую сетку атакующих. У Серёжки, нашего лучшего атакующего, подача посильнее, да вот только попадает он через раз. Я разбежался подпрыгнул и ударил по мячу, метя в Ваську он пожалуй самый слабый на приёме и иногда даже обижается на меня когда не может принять по несколько мячей подряд. «Но это игра и надо быть сильным во всех компонентах» — так говорил тренер. Ещё до того как мяч оторвался от руки я понял, что попал и хорошо попал. Это чувство развивается во мне всё сильнее. Мяч слегка закрученный полетел в зону 6-го номера. Со стороны могло показаться, что он уходит в аут, наши соперники кто не знал особенности моей подачи часто так и думали, однажды я таким образом выиграл 7 за партию! Но Васька и не думал пропускать. Он подставил руки, но мяч отлетел от него как от дерева высоко и в сторону, кто то дёрнулся догонять, но быстро оставил эту затею. Мяч мне вернули. Я подал снова, на тоже место и опять получилось не плохо. Васька весь как-то сжался видима уже и сам не веря в свои силы и конечно опять не принял. Он тоже связующий, но в последнее время как то сдал, может понял, что ему никогда не достичь моего уровня. Я даже испытывал немножко неловкость из-за этого, но спорт есть спорт и никуда от этого не деться, у меня тоже должен быть свой предел. Подольше бы его не достигать. Счёт уже 23: 17, ладно пожалеем Ваську. На это раз я подал по центру, не в кого особенно не целясь. Подачу приняли, но плохо, сразу видно, что хорошей атаки не будет. Мяч до атакующих доведён плохо, слишком высоко и далеко от сетки, наши успевают поставить двойной блок и счёт становится 24 в нашу. Контрольный. Я разбежался, подпрыгнул и уже в момент замаха понял, что подкинул мяч не достаточно высоко и сейчас пробью в сетку. В таких случаях я пытаюсь вывернуть кисть, чтобы просто попасть в площадку. Только это не всегда удаются словно к руке привязана пудовая гиря. Я неловко ударил по мячу, и он совсем слабо и высоко перелетел на другую половину площадки. Приняли хорошо и Васька навесил мяч почти на чистую сетку, наши не успевали с блоком. Нет, похоже, победу придётся отложить до следующего мяча. Но тут стоящий на задней линии Семён принял удар, да ещё и направил близко к сетке. Ну вот это уже моя работа, я подбежал боковым зрением оценивая движения на площадке. Вот соперник изготовился к блоку, только ещё не знают куда я отдам мяч, да и я сам в это момент этого ещё не знаю, решение принимается в последнее мгновение. Я заметил, как Серёжка за моей спиной прыгнул, и я отдал мяч за спину. Люблю так играть, тренер даже мне иногда делает замечания, что я злоупотребляю такими подачами, точность всё-таки ниже, да и первым темпом атаковать практически невозможно. Я с ним полностью согласен, но смотрятся они много эффектнее чем пас вперёд вдоль сетки, поэтому не упускаю ни одного удобного случая покрасоваться. Серёга пробил от души, такие удары не берутся, никто даже не шелохнулся. Ну, вот и всё, тренировка закончена, тренер собрал нас напомнил о завтрашней вечерней тренировке и предстоящем в воскресение матче на первенство Москвы и о том, что наверняка будет кто ни будь из тренеров сборной и надо играть хорошо и не только выиграть, но ещё и произвести хорошее впечатление. Как всегда при словах о сборной меня кольнуло в сердце, тренер говорит, что за мной уже присматривают. В последней раз когда на нашу игру заглянул тренер сборной, похоже просто с кем то поболтать, я так возбудился, что заколотил 7 мячей с подачи причём 5 на вылет, 5 эйсов как говорят в теннисе да и у нас тоже, и наверное мог бы продолжить серию, да вот только игра закончилась. Он покачал головой, а я старался в его сторону не смотреть, будто для меня это обычное дело. Сейчас быстренько в душ и соседнему ледовому дворцу, дожидаться Марину. Марина моя девочка она занимается фигурным катанием, одиночьница. Правда её она любит когда её называют Ирина, в честь Ирины Родниной конечно. Результаты у неё по хуже чем у меня и до сборной её как до луны. Мы часто ходит вместе на разные спортивные мероприятия и балеты я в основном тяну на волейбол, а она на фигурное катание. Если фигурное катание мне ещё нравится, то в театрах и на балетах я откровенно скучаю. Но ей очень нравится, и я не подаю вида, да иногда и в самом деле захватывает. Я быстренько поспешил в свободную кабинку, но не долго оставался в ней один. Душевых на всех не хватает и приходится стоять вдвоём или даже в троём неудобно, но что делать. Я уже почти закончил, как в душ завалили ещё ребята. Сразу стало тесно от голых тел. Ладно хватит, пора сваливать. Я быстро оделся и выскочил на улицу. Стоял приятный июльский вечер, солнце клонилось к закату, дул приятный восточный ветер. Совсем не жарко. Я купил литровую бутылку миринды и подощёл и главному выходу ледового дворца. Мы закончили несколько раньше, и Марину придётся подождать минут 10—15, а может и больше. Мы всегда встречаемся здесь, да-же когда мы заканчиваем позже, Марина не идёт к нашему корпусу, чтобы не разминутся. Ведь и 500 метров можно пройти такими разными способами, особенно после тренировки, когда голова немножко не варит. Сегодня она приглашает меня к себе домой и говорит, что у неё для меня приготовлен подарок по случаю нашего полугодичного знакомства. Опять, наверное, будет какой-нибудь хитрый тортик к чаю, на который она будет смотреть вожделенными глазами, попробовав лишь малую дольку. Не завидую я фигуристкам, а ещё больше разным гимнасткам и гимнастам, не поесть толком ничего нельзя, режим страшнейший и это ещё ладно, если ты хороший гимнаст. А большинство, так помучив себя ничего, не добиваются. Мы вот совсем другое дело, нам почти всё можно, в разумных пределах конечно. Когда подрасту и вино и водку будет можно. И не думайте, что спортсмены не пьют, после соревнований ещё как бухают, я то видел. Всё-таки странные у нас с Мариной отношения. Любой другой на моём месте давно бы уже в постель её затащил девочка она очень даже ничего с длинными ногами, едва ли не выше меня ростом, красивой фигуркой и уже развитыми грудями. Моей маме она очень нравится. Я вспомнил нашу первую встречу стоившую мне много нервов. Я тогда после тренировки зашёл к товарищу, у него был компьютер, настоящий Pentium, мне отец тоже обещал скоро купить и по круче PII, и мы засиделись за стратегией почти до 11 вечера. Заходя в арку я заметил как три пьяных урода пристают к девочке. Я, в общем, и не собирался геройствовать, но и не вмешаться не мог. Они были по старше меня на год два, но пьяные или обкуренные или и то и другое вместе. Девочка плакала и вырывалась, с неё сорвали шапку, рядом валялась расстёгнутая спортивная сумка, видимо ничего интересного в ней не оказалось, и они переключили внимание на неё саму. С неё пытались снять пальто, один уже что то щупал, то ли женские пре-лести, толи пытался найти что то более материальное. Не знаю, что было у них на уме, они могли и ограбить её и избить, а может ещё и изнасиловать. Я не стал выступать с картинными возгласами типа «Отпусти её мерзавцы», ответ на это был бы типа: «Вали урод, а то сейчас ещё и тебя за компанию трахнем», я а бы потерял козырь внезапности. Поэтому я просто заехал в челюсть первому, который обернулся на звуки моего бега. Почти сразу уложил и второго ударом в живот, а третий попытался прыгнуть на меня, но видимо был так пьян, что запнулся и стал падать. Я ускорил процесс, и он смачно плюхнулся на слегка присыпанный снегом асфальт. Тот которому я врезал первым стал уже подниматься, пришлось пнуть ему в морду. Я не стал собираться ждать развития событий, а просто подхватил сумку и шапку, вырвав её из руки того, кто поскользнулся, схватил девушку за руку и побежал из в сторону проспекта. Ещё на бегу я успел подумать: «Вот молодец. Девочку выручил все скажут, если узнают, конечно, трепаться по этому поводу я не собирался» Мы отбежали метров на двести и выбежали на проспект, всё это время она висела у меня на руке, и мне пришлось её тащить, я посмотрел назад, похоже преследовать нас не собирались. Вот и хорошо сейчас осталось привести её в порядок и проводить домой. Я посмотрел на неё. Красивая, только испуганная и заплаканная, с меня ростом и примерно того же возраста (в последствии оказалась, что дни рождения у нас в один день!). — Ну, как ты? — спросил я. Ответом мне было бессвязное хмыканье. Я нацепил на нё шапку и стал застёгивать пальто. Не знаю, как это выглядело со стороны, потому что в это момент ко мне кто-то подбежал и схватил за руку я обернулся и увидел мента, сзади ещё двух. И «Где интересно раньше были по-думал я» — Что ты тут с ней вытворяешь? — спросил мент. Конечно вид заплаканной девочки и меня, который её одевал вызвал у него некоторые подозрения. Вообще у ментов невероятно сильно развиты хватательные рефлексы, которые часто превалируют над разумом. В чём я скоро и убедился. — Да вот на неё напали, пытались изнасиловать — как-то неуверенно промямлил я — теперь помогаю одеться. Не знаю, что уж он понял. Толи что я напал и сейчас пытаюсь изнасиловать прямо на проспекте, то ли, что её уже изнасиловали и теперь я её одеваю, не знаю. Потому что в этот момент со словами — Ах ты ублюдок — он загнул мне руки за спину и защёлкнул наручники. В этот момент подбежали ещё двое. Один подощёл к девушке и стал её отводить от меня и о чём то говорил. — Их трое было — видимо думая о нападавших сказала девочка. — Так, где ещё двое? — спросил второй мент. — Они, там сзади в переулке остались — прохныкала она. — Так — сказал мент — ты этого держи, а мы остальных поймаем. — И они рванулись в переулок, забыв спросить, где это «там» и повернули совсем в другую сторону. — Ну, ты попал щенок — сказал мент, поворачивая меня к себе лицом. И так мне в это момент страшно стало и о геройстве своём у уже жалеть начал. Сейчас ведь утащат в отделение, да ещё и изобьют по дороге, и бросят в камеру, где полно волосатых пидарасов. И неизвестно, что там ещё со мной до утра сделают. — А потом? — меня аж дрожь пробрала — ведь если она не соображает вообще, всё напутает, сунут ей подписать заявление, потом не отбрехаешься. Этих то и не найдут скорее всего и заставят за них отдуваться. Им то ведь на меня наплевать, галочку о раскрытии ещё одного преступления себе поставят. А мне что делать? Конечно попытка изнасилования это не изнасилование, но тоже статья страшная. Тут малолетством и хорошими характеристиками не отделаешься. Да и будут ли они хорошими. Сразу веди всё припомнят и мелкие хулиганства, и уроки прогулянные, и то что успевае-мость в последнее время упала, не объяснишь ведь что только о волейболе и думаю. И припомнят, что раньше девочек за косички дёргал, а в последнее время перестал, за то скажут, что глядеть стал страждуще. И в колонию отправят, детско-юношескою, да ещё и со статьёй такой не популярной. Там ведь вмиг опустят, и хорошая спортивная форма не поможет, что против десятерых сделаешь. И будешь радостно миньеты делать, что бы не били, бить то всё рано будут, за то что не тащишься при этом или просто так. И так мне от этого себя жалко стало, от того что жизнь вот так сразу может к чертям собачьим полететь, что аж заревел, хотя не помню когда и ревел то в последний раз. — Что ревёшь то — огрызнулся мент — реветь раньше надо было, сейчас отвечать придётся. — Девочка ну скажи ты ему — взмолился я — меня ведь сейчас заберут из-за вас. Вообще времени то всего прошло секунд 30 не больше, она видимо и не поняла ещё ни-чего. Но к счастью соображения не потеряла и поняла в чём дело. — Нет, это не он совсем на меня напал, это другие были — сказала она. — Ты ничего не путаешь? — спросил её мент. — Да нет точно, он наоборот мне помог и шапку мою у них отобрал. — Ну, живи тогда пацан — сказал он расстёгивая наручники, сразу подобревшим голосом — Значит так, ждите здесь. Никуда не уходить — сказал он и рванул вслед за своими, тоже в другую сторону. Мы остались вдвоём. Вот уж чего я совсем не хотел, так это из дожидаться, коленки до сих пор от страха дрожали. — Ну что ждать будем или пойдём? — Пошли лучше, мне тут не далеко совсем, пару остановок на троллейбусе. Быстрей как раз догнать успеем — мимо нас проезжал троллейбус. Да успеем — подумал я. Мы побежали и запрыгнули в троллейбус, который сразу тронулся. Народу совсем не было. К нам подошла бабка-кондуктор, желая получить дань за проезд, но удовлетворилась двумя проездными билетами и отвалила. Я заметил, что у неё тоже единый. Мы ехали молча, она тихонечко успокаивалась. Я незаметно утёр остатки слёз рукавом. «Молодец она всё-таки — не растерялась». Я её как то и зауважал сразу. Теперь мне мои страхи казались глупыми, но всё равно хорошо, что всё так закончилось. Я присмотрелся и узнал её, на я её уже видел, тоже спортсменка, как и я. Мне стало ещё приятнее. Интересно что она делала ночью в подворотне? Мы вышли и метров 200 прошли до её дома. Она остановилась у подъезда и посмотрела не меня. — Спасибо тебе, большое, огромное! Я к подруге зашла. Только не надо было так долго торчать. А когда эти уроды пристали, я так испугалась, что и убежать забыла. Глупо да ведь? — Ну не знаю, тебя догнать могли, сбить… — Не догнали бы я хоть и фигуристка, но бегать хорошо умею. Она замолчала, поправила палито и посмотрела на меня. На несколько секунд наступило молчание. — А ведь я тебя видела, ты в волейбол играешь. — Ага — улыбнулся я — тебе надо себя в порядок как следует привести, а то родители увидят, расстроятся. — Да нет, я часто реву, мама и не удивится, скажу, что в борт с разворота врезалась. Да уж — представил я — тут не только зареветь, тут завыть можно. — Мы ведь с тобой ещё встретимся? Да? — Ну не знаю, наверное, если сама захочешь. — Я захочу, можешь не сомневаться — она подошла ко мне и поцеловала в щёчку — Ну ладно я побежала. Вот так я с Мариной-Ириной и познакомился. Не знаю я бы, наверное, и не решился к ней снова подойти. Но через неделю она сама меня подкараулила. Вот с тех пор и стали мы с ней гулять. Правда я о ней почему то думаю как о друге, а не о девушке. Правда её мама на меня слегка косо смотрит, как бы говоря, а не рано ли тебе мальчиков заводить. Мой отец уже намекал, как правильно презервативами пользоваться. Она выпорхнула вмести с ещё несколькими девочками, подошла ко мне и взяла меня за руку. — Пошли. Мы пошли, а точнее, побежали к остановке. Что сегодня она какая то окрылённая. Мы запрыгнули, на заднюю площадку, встали в уголке. — Ну, как тренировка? — спросила она — не устал? — Да с чего бы, четыре мяча с подачи забил — похвастался я — в воскресенье вот игра будет тяжёлая и важная. — Ну, четыре. Если б десять я б ещё удивилась. — А у нас сегодня хореография была, так ерунда. Остаток пути мы проехали в молчании, она думала о чём-то своем, сверкая глазами, а я о предстоящем матче и о сборной. Вот когда было бы неплохо забить десять мячей, пусть не подряд, а за весь матч сразу обращу на себя внимание. Только надо и своей основной работе не забывать, это главнее. В нашей команде моя подача самая лучшая, а в сборной будет обычной, серенькой. Хотя нет, и в сборной России не все силовую подачу подают, а уж в юниорской тем более. Мы вышли и подошли к подъезду, у которого вот так стояли полгода назад. Она набрала код, который я тоже знал. Мы зашли, вахтёр дед Трофим приветствовал нас кивком головы, проводил отеческим взглядом и опять упёрся в маленький чёрно-белый телевизор. Дом у неё какой-то необычный режимный, с вахтёром, сигнализацией и какими то важными шишками. Её отец тоже был каким то шишкой, дома бывал редко и видел я его всего пару раз. Мы зашли в её квартиру, как обычно свет горел почти во всех комнатах, о расходах они явно не беспокоились. Я, честно говоря, тоже не люблю выключать за собой свет, мама меня часто за это ругает, а у них делать это и не обязательно. Я разделся и уже направился в её комнату, но тут она меня остановила и отправила в зал смотреть телевизор или видик, что больше понравится. — И что б носа не высовывал — сказала она. Я взял программу и пробежал глазами. Ничего интересного не было. Я вообще редко смотрю телевизор, в основном спортивные, волейбол конечно, реже футбол, а в последнее время формулу 1. Отец, сам автомобилист, говорит, что формула 1 всё это не настоящее, попробуй-ка проехать на такой машине пусть и не по нашим, а по буржуйским дорогам — вмиг развалится. Но мне нравится как борются конструкторы со всё ожесточающимися правилами, каждый раз создавая машины на пределе технической мысли. Да и попробуй ка по води такую машину. Не зря говорят, что космонавтом быть проще, чем пилотом формулы 1 их и на порядок больше. Но сейчас ничего этого не было, и я посмотрел кассеты. К своему стыду я всё ещё люблю мультики, ну не всякие конечно. Больше всего про Woody Woodpekerа, про goofy утёнка дональда, а вот Том и Джерри не люблю, как то глупо смотреть, как мышка издевается над кошкой, я бы давно на месте Тома ему уши надрал. Я сидел и смотрел видик уже минут 15, эти серии я уже видел и хорошо знал, поэтому периодически переключал на разные каналы, как всегда ничего интересного. Странно. Тишина. Где интересно её мама, спит что ли? Отец то я знаю опять куда то уехал. Марина тем временем сначала долго возилась в своей комнате, затем прошуршала на кухню. Потом в родительскую спальню. Да, похоже, никого из родителей нет дома. И тут меня кольнула мысль: «Я один! В квартире с девушкой!». Это было необычно. Я часто бывал у них дома, но никогда не оставался один на один с Мариной. От этой мысли я почувствовал какой-то необычный душевный подъём и возбуждение, даже сердце стало биться часто. Начали подспудно подползать мысли об обещанном подарке, по случаю полугодичного знакомства. Вообще у нас кроме лёгких поцелуев отношения дальше никогда не заходили, причём инициатива как правило исходила с её стороны. « — Что интересно будет» — услышал я оптимистичный внутренний голос. « — А нечего не будет» — ответил ему другой голос — «скоро придёт её мама и через час выпроводит тебя домой». Я уткнулся в телевизор, решив не думать и ждать развития событий. Через несколько минут почти не слышно скрипнула дверь. Я обернулся и увидел Мари-ну входящею в комнату. У меня аж дух захватило. Она была обета в лёгкое полупрозрачное белое платье, сквозь которое просматривалась стройная девичья фигурка. Волосы были распущены и ровными пря-дями свисали ниже плеч. Надо же я и не думал, что у неё такие длинные волосы. Я опустил взгляд и посмотрел на её стройные ножки, надо же она стояла босиком. Я встал и начал медленно к ней подходить, не отрывая от неё взгляда. Подойдя, ближе я увидел, что бугорки её грудей выпирают очень явственно, и на них нет лифчика. Сквозь платьице проглядывали розовые трусики. Минуту я молча рассматривал её. А снизу в голову подымалась яркая, горячая волна. Я и не сразу заметил, что штаны оттопырились и внизу ощущалось сильное давление. — Так твой подарок… — пришла вдруг захватывающая мысль. — Да… этот подарок.. — … Я… — каким-то очень мягким, прямо таки медовым голосом сказала она. Меня аж в голову ударило от возбуждения. Я едва не упал. «Вот глупо было бы» — пришла мысль. — Ну, как подарочек? — сказала, сделав при этом несколько оборотов на носках, как на-верное могут делать только фигуристки. Я подощёл к ней вплотную, и тут понял, что совершенно не знаю, что мне делать. Сексуального опыта у меня не было никакого. Я, конечно, смотрел эротические и порнушные фильмы, но никаких рецептов на это случай вспомнить не мог. Там обычно заканчивалось всё очень быстро: обнял, поцеловал и сразу трах. Я подощёл вплотную и обнял её за плечи. Она приблизила губки ко мне, обвила руками за шею, и мы слились в жарком поцелуе. Таких поцелуев у нас ещё никогда не было. И запах… От неё исходил просто дурманящий аромат. Я успел подумать: «Жалко, что люди не собаки или кошки. Для них запах подружки, не хотелось говорить самки, значит гораздо больше и, наверное, просто сводит с ума». Я опускал руки всё ниже и ниже. Дойдя до талии, остановился в нерешительности, казалось ещё ниже на сантиметр и она отбросит мои руки, даст звонкую пощёчину и всё закончится. Я пересилил и мягко взял её за попку. На какой то миг она напряглась, но затем расслабилась я слегка прижал её к себе. В свою очередь я почувствовал, как её ручки медленно скользят по моему телу. Я уже напрягся, ожидая, когда она доёдёт до пояса, но в этом момент она слегка отошла и посмотрела на меня. Я успел заметить, что на ней почти нет косметики, только ресницы выглядели подведёнными тушью. В ушах отсутствовали бусинки серёжек. — Я тебе… нравлюсь? Я замялся с ответом, успев подумать «Хорошо, что не спросила, люблю. « я бы совсем не знал, что ответить. — Ты… прекрасна… бесподобна.. — Я тебя никогда такой не видел — какую то уж совсем глупость сказал я. — Ну, тогда ещё ни такую увидишь — сказала она и, схватив за руку, потащила меня в сторону родительской спальни. Я шагал на ватных ногах. Как только мы вошли в спальню, я сразу понял, зачем она в неё заходила. Огромная родительская кровать была расправлена, накрытая лишь лёгкой простынёй. У в голове кровати ровным рядом лежали три подушки. Шторы были затянуты, а на столике ровным розовым светом горел ночник. От мысли, что предстоит делать, я совсем как-то растерялся. Даже возбуждение стало пропадать. Вот будет глупо, если у меня не получится. Почти все пацаны в команде наверное, уже имели своих девочек и многие любили хвастаться этим. Я же продолжал стоять и глазеть на неё. — Так и будешь стоять… как… баран. Она подошла ко мне и стала расстёгивать мне рубашку. Я, в свою очередь, провёл руки за спину и стал негнущимися пальцами нащупывать застёжки её платья. Пока я возился с одной застёжкой она расстегнула мою рубашку и ремень. Ширинку я расстегнул сам, и штаны неровной кучей свалились вниз. Не глядя вниз я ногой отшвырнул их куда то в сторону. Мягкими, плавными движениями она стянула с меня рубашку так же вниз. Странно я так никогда не снимал рубашек. Я уже справился с застёжками и стал медленно, приседая опускать платье вниз, обнажая её мраморную фигурку. Когда платьице опустилось вниз, она переступила и вышла из него, как из чего-то ненужного. Её фигурка была прекрасна, как у Венеры, только лучше. Груди уже были развиты и смотрелись ровными бугорками. Соски были напряжены и казалось светились. Ножки были прямыми и ровными, плавно переходя в бёдра и тонкую талию. Трусики казались немножко оттопыренными, я знал, что женщины возбуждаются как мужчины, и сквозь них вроде бы даже просматривался ровный треугольничек. Не знаю как с стороны смотрелся я, но думаю тоже не плохо, всё таки был пропорцио-нально развит, на руках и ногах даже просматривались бугорки мышц. Мы стояли напротив друг друга, и только маленькая грань, её трусики и мои оттопыренные плавки разделяла нас. Она вплотную подошла ко мне и взглянула в глаза своими глубоки-ми чёрными глазами. — Знаешь… я ещё… девственница. — Знаешь,… знаешь… я тоже. Меня почему-то смущало это, как будто я отстал в развитии, в то же время для неё выглядело совершенно естественно. — А я думала ты уже опытный мужчина. Меня аж в краску бросило, я попытался отвести взгляд. Заметив это, она поспешила выправить положение: — Ты не понял. Я очень на это хотела, надеялась. Ведь это так прекрасно когда мы будем друг у друга первыми… я у тебя, а ты у меня… Мне это сразу настроило на нужную волну. Я посмотрел на неё и мне сразу стало понято, что эту последнюю грань я должен преодолеть сам. Я аккуратно взял её трусики и начал тянуть их вниз. Сначала они казалось, не поддавались, как будто приросли к телу, но в следующий момент поползли вниз. Она смотрела на мои руки и на свои трусики, словно ещё не видела то, что под ними откроется. Хотя, наверное, так и есть, не думаю, что она испытывала, когда ни будь такое возбуждение. Я сам чувствовал, как мой член напрягся и стоял настоящим колом, ожидая освобождения. Я хотел освободить и свои плавки, но подумал, что может она сама захочет этого. Теперь, когда первая грань уже преодолена. Я взял её за попку и прижал к себе, осушая членом сквозь плавки её напряжённый буго-рок. Она закрыла глаза, и я почувствовал, как её нежные ручки взяли меня за пояс и неуверенно потянули плавки вниз. Член упёрся в резинку и, наверное, с такими усилиями она не смогла бы их с меня стянуть, поэтому я слегка помог ей, высвобождая член на свободу. Она, похоже, этого и не заметила. И вот мы стояли голые и возбуждённые. Я ощущал её горячее тело и членом чувствовал жёсткие курчавые волосики. Я провёл руки по спине, руки словно пронизывали небольшие электрические разряды. Её руки плавно скользили по моему телу: вот она провела ими по бёдрам, по попке, слегка коснулась тыльной стороной ладони моего члена и отдёрнула руку. Мы немножко отошли назад и любовались друг другом. Я никогда ещё не видел голую девушку так близко, а она парня. Я посмотрел на себя вниз и отметил, что мой член стоит прямо и ровно слегка вверх, и не искривлён как у некоторых парней. Головка плотно скрывалась под кожицей. Я подощёл к ней и плавно повалил её на кровать. Я ещё не знал толком, что мне лучше делать, во всех фильмах девушки сначала делали миньеты, парни вылизывали им влагалище. Не знаю как у них, а у нас точно так не будет, её губки ещё не готовы к этому, а меня больше возбуждало её тело. Я начал целовать её в шею и грудь, постепенно опускаясь, всё ниже. Дошёл до пупка залюбовался на ровный треугольничек и… пропустил его, принимаясь за ноги. Она лежала с закрытыми глазами, полностью отдав себя в моё распоряжение. Ножки у неё были плотно сдвинуты, как будто она боялась сразу раскрыть мне моё сокровище. Я потянулся рукой и коснулся её треугольничка, пробираясь рукой всё глубже и глубже. Её рука коснулась моей словно она всё ещё не могла решится отдать мне своё сокровище. Вся её решимость пропала. Тяжело наверное ей осознавать, что сейчас лишится девственности, ведь для неё это раз и навсегда. Нам парням здорово проще. Я плавно отодвинул её руку, почти не встречая сопротивления, словно это был порыв её тела, а не сознания. Одновременно раздвинул ноги, разглядев сквозь завихруши волос маленькие половые губы. Я засунул руку её между ног, ощущая как напрягся её ловок. Она издала лёгкий стон когда я нащупал её дырочку. Мне опять ударила в голову кровь, когда я представил, как мой член будет плавно в неё заходить, раздвигая ещё непривычное к нему тело, а потом всё глубже и глубже пока я не упрусь своим телом в её, а потом наши волосики будут тереться друг об друга, я даже почувство-вал их похрустование и жаркое трение. У меня аж глаза закатились, и мне страшно захотелось сунуть его прямо сейчас. Но я сдержался, посчитав, что это испугает её, может даже оттолкнёт, а я хочу, что бы это был праздник не только для меня, но и для неё. Я начал плавно водить руками по груди, животу и бёдрам, одновременно просовывая палец всё глубже в её дырочку. Дырочка была такой узкой, что казалось и палец не может в неё пролезть не что член, хотя он у меня был не очень крупный, и торчал ровным колом даже не думая опадать. «Ну и хорошо, что так» — подумал я. Я уже раздвинул её ноги, и теперь находился между них. Маша казалась такой прекрасной, зовущей и в тоже время беззащитной. Я предался большой ответственности от мысли, что мне предстояло сделать. Мне что-то вспомнилось, что для девственности лучше слегка приподнять попку, чтобы её было удобнее. Я взял маленькую подушечку-думку и, приподняв её тельце подложил под попку и слегка придавил, я почему то представил маленькую девочку Машу которая плачется в эту подушку, а сейчас эта подушка должна помочь её стать женщиной. Марина слегка вскрикнула и открыла глаза. Мне, почему-то стало немножко стыдно, как будто я хочу нарушить какую то красоту, которую уже не вернуть назад. Наверно её было немножко страшно видеть мужика со стоящим как кол членом над её беззащитным телом. Но в моих глазах была такая любовь, что она расслабилась полностью отдав себя в моё распоряжение. Я придвинулся слегка прилёг на неё и провёл членом её между ног, она слегка простонала. Сейчас я глядел на её сокровище, и оно было так удобно и доступно, что я даже слегка удивился, мне всегда казалось, что заниматься сексом неудобно. Я начал почти упёрся руками в её груди и провёл членом у неё между ног. От этого прикосновения по её телу прошла мелкая дрожь. Она обвила меня руками, прижала к себе и жадно в засос поцеловала. Так мы лежали несколько секунд, потом её руки ослабли я привстал и начал водить членов по её лобку, ногам и животу, всё никак не решаясь вонзить его. Она сама уже страстно хотела этого, а я всё никак не мог решиться. Она опять открыла глаза. Посмотрела вниз на свой приподнятый животик и мой член в нерешительности торчащий рядом. — Ну что же ты… — её голос прозвучал неожиданно, как будто издалека их другого мира. — Я боюсь,… боюсь разрушить эту красоту — очередную глупость сказал я. — Ну, значит, я на всё жизнь останусь девственницей, а ты девственником. — Сейчас ты пожалеешь об этом — уверенно сказал, проклиная свою нерешительность. — Давай Славка, я хочу об этом пожалеть. Всё-таки решительности у неё гораздо больше. Я прилёг на неё, взял руками, придвинул член к её дырочке, и начал мягко давить на неё. Сначала казалось, что он не сможет пролезть. Но постепенно я проникал всё глубже и глубже, по миллиметру проникая в неё, я почувствовал, как моя головка открывается обнажаясь. Чувст-во было незабываемым. Это вам не подростковый онанизм. Её тело было упругим и казалось не хотело пускать меня внутрь. Я почувствовал её девственную плеву, которая оставалась последним препятствием, не хотело пускать меня внутрь. Я давил всё сильнее чувствуя, как она поддаётся под моим нажимом. Вдруг неожиданно как для меня, так и для неё, она пропустила меня, и по инерции я целиком вошёл в неё. Я испытал жуткоё наслаждение, глаза полезли на лоб. Но то, что для меня было наслаждением, для неё отозвалось резкой болью, она дёрнулась, но я удержал её и мой член выскочил только на половину. — Тебе больно — сказал я, не решаясь достать член. — Нет, это был как электрический разряд по всему, а сейчас мне приятно, только вот чувство совсем незнакомое. — Хорошо, что ты удержал меня. А теперь будь со мной ласков. Об этом меня можно было и не просить, я прилёг на неё и начал опять засовывать член всё глубже и глубже. Почему-то в этот момент я даже ничего особо не чувствовал, видимо слишком стремился не сделать её больно. Я стал медленно вводить в неё свой член, когда он вошёл до упора, я прилёг на неё. Некоторое время я лежал на ней не делая никаких движений. Было в этом, что то божественное, лежать и чувствовать женщину, её горячие дыхание и бешеный пульс. Почувствовав, что она расслабилась, я вынул член. Головка была красной и казалось светилась. Мне показалось, что она вся в крови, и я уже представил, как медленно течёт из неё кровь, и испугался. Я потрогал рукой, нет крови, если и есть то совсем немного. Маринка снова открыла глаза и посмотрела на меня, я улыбнулся ей, подумав: «Ну вот ты и стала женщиной» — в голову залез какой то неприличный анекдот, но я отогнал его. Ну, надо продолжать, я снова вставил свой член, уже сосредоточившись на своих ощущениях. Это было трудно описать скорее походило на мед, который по мере погружения медленно растекался по телу. Я стал медленно водить членом, то засовывая его вглубь, то почти полностью вынимая, каждый раз меня окатывала волна небывалого наслаждения. Мне не хотелось даже двигаться быстрее, в медленных движениях была своя прелесть. Мне было так классно. Я чувствовал её тело, оно было внутри мягким, гладким, словно смазанным каким то медовым маслом. Её мышцы охватывали мою головку со всех сторон, мягко пропуская её внутрь и сразу смыкаясь, когда я двигал член назад. И Чувство! Ощущение женщины, которая лежит по мной, а я на время стал как бы частью её. Спасибо тебе Маринка! Ведь ещё час назад я об этом и подумать не мог, а сейчас я об-ладаю тобой! Маринка начала заводится её, я чувствовал, как сквозь первое ощущение боли на неё накатывается наслаждение. И от этого мне было ещё приятнее, мне хотелось доставлять её больше как можно больше удовольствия. Я начал двигаться быстрее. Маринке это сразу понравилось, она стало слегка сладострастно постанывать. Часто открывала глаза и смотрела то на меня то в потолок, несколько раз вроде даже подгоняла меня. С каждым разом она возбуждалась всё больше и теперь во всю ёрзала подомной, разводила ноги, хватала меня, иногда пощипывая. Я же начал чувствовать, как внутри напрягается ком готовой выпрыснуть спермы. Мне ещё не хотелось кончать, поэтому я начал периодически останавливаться и вынимать член, чтобы сбыть напряжение. В очередной раз я вынул член и приготовился перевести дух, но она схватила меня за него и погрузила в себя. Я испытал необычное чувство от её маленьких ручек, которые уже командовали мною. Ком подступал всё ближе, я сделал несколько резких движений и почувствовал движение огненной реки внутри себя. Я едва успел вынуть член, как он брызнул её на живот. От невероятного чувства оргазма у меня глаза закатились, впечатление было такое как будто кирпичом по голове ударили. Я судорожно кончал, забрызгав весь её живот тягучей белой жидкостью. Удивительно как много вылилось спермы, обычно у меня и выходила маленькая капелька. «Нашёл с чем сравнивать: настоящий секс и онанизм в ванной» — пролетела мысль. Маринка слегка вздрагивала. Она провела рукой и стала размазывать сперму по животу потом поднесла палец в рот и облизнула его. — Какой ты сладкий Славка. Странно сперма вроде не сладкая, но видимо у женщин свои вкусы. Она слегка расслабилась и видимо решила поближе изучить меня. — Подойди поближе — попросила она. Я подполз на коленях и уткнул член почти прямо её в лицо. Она рассматривала его как необычное животное, потрогала руками, открыла-закрыла головку, потом покрутила меня за яйца. Посмотрела на меня снизу вверх: — Какой ты Славка красивый и на лицо и здесь — сказала она. — Да нет, обычный я… вроде — не принял я лесть, хотя слегка зарумянился при этом. — Неа я ведь тоже смотрела порнографические фильмы, там мужики все какие то затюканные, члены у них вялые и кривые, их возбуждать то 10 минут надо. — А ты такой… стройный красивый. И волосики у тебя такие здесь такие нежные

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Подарок

— Поздравляю тебя, друже, с днем рождения, — чмокнул меня в щеку Яшка, протянув коробочку с латинской вязью букв. — Что это? — я попытался открыть коробку, но Яшка положил на нее ладонь. — Потом, старик, это — интим… Когда гости, вдоволь нагулявшись, разошлись, любопытство взяло верх. Среди всех подарков, принесенных гостями, его коробочка выглядела загадочной. Я открыл ее и невольно ахнул: внутри, в пакетиках, лежали тончайшей выделки телесного цвета презервативы с волосками на конце. Я слышал об этой «мечте женщины», но видел их впервые. Вспомнил, как один из друзей как-то пошутил, назвав свой «Прибор» в таком одеянии «Гольден членом». Не долго думая, тут же с восторгом поделился впечатлением о подарке со своей Ликой. Но она, к моему удивлению, восприняла это сообщение без особого энтузиазма. Бросив мимолетный взгляд на содержимое коробочки, она едва заметно растянула губы в иронической улыбке. Мне даже показалось, что моя половина давно знакома с этими предметами не только внешне. — А вот тут буква стерта, — только и нашла, что сказать Лика, указав пальцем на поврежденную заглавную букву надписи на коробке. Я едва не обиделся на такое равнодушие к этому эксклюзивному подарку, но, подумав, решил, что по этой части медичку ничем не удивишь. Ложась в кровать, предложил жене опробовать один из презервативов в действии, на что тут же получил ее благосклонное согласие. Я быстренько натянул один из мешочков на свой боевой орган и приступил к делу. Иностранная штучка оказалась действительно эффективной. Если обычно моя Лика слегка «разогревалась» после того, как в моей «топке» прогорало дважды, то теперь она сразу же погрузилась в глубокий экстаз. Наш сеанс проходил настолько бурно, и кровать при этом так предательски скрипела, что проснулись дети. Мне, невольно, вспомнились те первые наши брачные ночи, которые мы проводили, истязая себя сексом. — Ну, каков подарочек? — едва отдышавшись, спросил я. — Класс! Надо один экземпляр подарить Зинуле. Жалуется на своего колобка. Говорит, что с него толку в постели, как с козла молока. На работе я обратил внимание на игривые подмигивания своей лаборантки. — Зинуля. Ты чего? — Слушай. А у тебя еще есть эти штучки?… — Тебе одной мало? — Надо выручить одного кадра. — А тебя? — Само собой… — Могу выделить только один экземпляр и то по бартеру. — Это как? — приподняла Зинуля накрашенные брови. — Второй используем вместе. — Идет, — хлопнула меня по ладони Зинуля, смахнув с нее маленький пакетик. Вечером я сообщил своей Лике о том, что завтра убываю в командировку. Она небрежно кивнула. Утром наш завлаб Пал Палыч перехватил меня у самого входа. — Зайди ко мне. Дело есть… Дело заключалось в том, что мне действительно надо было ехать в командировку. Выправив документы, я заскочил в лабораторию к Зинуле. Та, увидев меня, заманчиво вильнула бедрами. — Убываю в командировку. Не забудь про должок, — ущипнул ее за упругую ягодицу. — Заметано. Рассчитаюсь, как только вернешься. В пункте командировки я пошел по проторенной дорожке прямиком к Валюшке. Ее «козел» в это время тер девочек на Канарах, а я решил потереть его половину. — А «Он» у тебя, как всегда, О-ГО-ГО! — воскликнула она, после того, как я засадил ей первый раз. Она тут же побежала в ванну тушить «пожар». Когда она вернулась, я показал ей виновника торжества. — Слушай. Подари мне хотя бы один пакетик? — она, как собака, преданно посмотрела мне в глаза. — Тебе зачем? — Нужно? — покраснела она. Я великодушно уступил ей один экземпляр, зная, что она натянет его на хороший банан, не дожидаясь своего Эдика. Я уезжал утром, а впереди меня ожидала ночь любви. Но каково было мое удивление, когда вошел в квартиру и увидел за столом лучшую подругу Вали. Они пили кофе и о чем-то весело болтали. Я присел рядом и включился в разговор. Как только Валюша ушла на кухню за пирожными, рыжая Зойка, наклонившись к моему уху, быстро зашептала: — Я сегодня дома одна. Можно испытать вашу новинку… — О чем секретничаете? — подошла Валюшка и поцеловала меня в щеку. — Да вот Зоинька предлагает провести испытания на прочность моего подарка, — усмехнувшись, ответил я, сжав лежащую на моем колене под столом ладонь гостьи. — Вы это серьезно?! — насторожилась Валентина. — А почему бы и нет? Секс втроем, это так клево, — ответила Зойка. — И очень модно, — поддержал я. — А что? В этом что-то есть, — Валентина слегка наморщила лоб. — Интересно, а как бы ты справился в постели с двумя не в меру сексуальными женщинами? — Валюшка поцеловала меня в губы, бросив насмешливый взгляд на слегка растерявшуюся подругу, которая, как я понял, сначала планировала секс вдвоем. Я догадывался, что Зойка была не только подружкой, но и сексуальной партнершей Валентины и выступала в роли мужика. Это было сразу заметно, когда они целовались еще в дверях. Зойка властно, обхватив подругу за талию, тут же притянула Валентину к себе, запрокинула ее голову и впилась долгим поцелуем в ее мягкие губки. Валентина еле оторвалась от нее, тяжело дыша. — Тогда не будем терять зря время, — сказал я и включил магнитофон, из которого потекла тихая музыка обворожительного блюза. — Да здравствует стриптиз! — захлопала в ладоши Зойка и, вскочив на стул, стала медленно снимать с себя предметы немногочисленного женского туалета. Мы с Валентиной сидели, раскрыв рты. Наконец танцовщица осталась только в темных блестящих чулках, удерживаемых на ногах белыми резинками и в модных туфлях на высокой шпильке. Она томно улыбалась, медленно растирая свой черный лобок маленькой ладошкой, а указательный палец другой руки погрузила в рот, совершая им поступательно-возвратные движения, словно намекая, что она давно хочет, чтобы это сделал я, но только не пальцем. — Ну, чего ты ждешь? — толкнула меня локтем в бок Валентина, — приступай… Я бросился к обольстительнице, ухватился обеими руками за ее небольшие ягодицы и приблизил лицо к лобку. От тела голой женщины исходил нежный запах дорогих духов. Я прильнул носом к ее лобку, она тут же проворно раздвинула пальцами половые губы, обеспечив свободный вход моего языка в ее «Сокровище». Я впился в ее плоть ртом вампира. Сосал, причмокивая, на всю квартиру. Валюха с посоловевшими глазами и остановившимся взглядом созерцала эту сцену, усердно растирая ладонью клитор. Я гладил податливое тело Зойки, все ниже пригибая его. Она испугалась, что свалится со стула, села на него и, ухватив обеими руками моего «Мальчика», принялась отсасывать содержимое в его теле, что вакуумный насос. Я не вытерпел и тут же брызнул ей прямо в глаза белой струйкой. От неожиданности Зойка поперхнулась, закашлялась. — Клево! Но надо было в рот! — подхватилась Валентина, оттолкнула меня от Зойки и, став передо мной на колени, стала языком и губами умывать моего расплакавшегося «Мальчика». Завершив, таким образом, первый фрагмент нашей групповушки, мы улеглись в постель. И тут началось такое!… Девки, словно с цепи сорвались. Валюха уселась на меня верхом, наделась и, колотя ладонью по моему голому бедру, так бойко начала скакать, что у Зойки от зависти потекли слюни. Но та не осталась в долгу. Тут же забралась на меня, уселась на моем лице лицом к наезднице, погрузила мой нос в свое чрево и начала совершать телом круговые движения. Я чуть не задохнулся … не только от недостатка воздуха, но и от избытка чувств. Я чувствовал по конвульсивным вздрагиваниям ее тела, что она сливает прямо в мой алчущий рот, и глотал, глотал, глотал… — Небось, на целый год наглотался, — хохотнула нахалка и, притянув за шею наездницу напротив, впилась в ее рот долгим поцелуем. Девки трахались со мной, одновременно покрывая лицо друг друга сладостными засосами, размазывая по своим лицам темную краску с век и ресниц. Они стали такими замарашками, что я не вытерпел и откровенно хохотнул в кулак. — Ты посмотри на этого типа, Валь. Мы ему доставляем такой кайф, а он еще издевается над нами, — воскликнула Зойка и брызнула мне в лицо струйкой мочи. — Стоп! Мы так не договаривались. Мой рот не туалет, чтобы каждые… , — взъерепенился я и столкнул с себя нахалку. — Балбес! Это высший кайф! Понимать надо! — грохнула опрокинутым стулом слетевшая с меня девица. Она встала, потирая ушибленную ягодицу. Косо глянула на меня и выразительно покрутила указательным пальцем у своего виска, обиженно отвернувшись. Я показал ее спине язык, теперь полностью отдаваясь своей любовнице. Валентина, воспользовавшись моментом, продолжая усердно накачивать меня, наклонилась и стала вылизывать попавшую в мой рот влагу подруги. Я тут же отблагодарил ее за это бурным потоком в ее нежное чрево… … Возвратившись на сутки раньше из командировки, я прямо с вокзала ринулся в лабораторию, поймав в коридоре Зинулю? — Где спим сегодня? — обнял ее одной рукой за талию, запустив другую под юбку и положив ладонь на ее миниатюрную ягодицу. — Как всегда, у Розалии Яковлевны. Это была пышнотелая особа, которая давала нам приют. Не будь Зинули, как мне казалось, она могла бы сама составить мне компанию. Поэтому я дорожил этим «запасным аэродромом», и всячески ублажал хозяйку. Она же всегда очень чутко относилась к моим чувствам и потребностям. — Сначала его натянем, — Зинуля взяла мой член и стала осторожно облекать его в иностранную «кожу». Выполнив операцию так умело, что я заподозрил ее в излишней натренированности, она легла на меня, прошептав: — А теперь меня натягивай… Как только мой «Боец» достиг конца ее «туннеля», лицо партнерши напряглось, губы растянулись в сладостной улыбке, глаза осоловели, и она, опустив голову, шепнула: — Надо же. Первая прошла… — Торпеда? — усмехнулся я. — Ага. Пошевели немного… Я напряг до предела свой орган и поводил им в разные стороны, сделав несколько медленных качков. — О-о-о! Да ты садист, милый, — прошептала она, задрожав всем телом, и я понял, что прошла вторая… Я подумал, что после второй она скиснет, но у Зинули появилось второе дыхание, словно у бегуна на длинную дистанцию. Она перешла на размеренные движения, явно сохраняя силы и растягивая удовольствие. «А у нее чудесные ресницы», — подумал я, глядя, как они подрагивают от избытка чувств. — Ох! Ух! Ах! Давай! Жми! — забилась подо мной в любовном трансе моя подчиненная. Кровать под нами заходила ходуном, пружины жалобно стонали. Мы так разошлись, что Розалия Яковлевна ревниво постучала в стену из своей спальни. Третья прошла. Зинуля выдохлась, как загнанная лошадь. Даже на ее очаровательном пупке роились капельки пота. — Давай передохнем. А ты пока сходи, проведай Розочку. Что-то не нравится мне ее стук в стену. — Мешаем спать, Розалия Яковлевна? — подошел я к кровати, в которой лежала сорокалетняя женщина недурных форм. — Ну, вы и даете! Меня соседи поедом съедят, — села в кровати та, выставив напоказ свою белую пышную грудь. Она многозначительно глянула на меня в немом вопросе. Второго приглашения мне не потребовалось. Я нацепил на своего «Бойца» чудо зарубежного интима и запрыгнул в постель хозяйки квартиры. Когда я ей с силой засадил и стал размеренно накачивать, волна чувств тут же выплеснулась из этого шикарного тела, которое так забилось подо мной, что соседи внизу теперь наверняка донесут на соседку сверху, как рубящей в своей спальне дрова по ночам. Мне нравилась эта тихая, безропотная женщина, брошенная мужем. Я иногда заскакивал к ней один на «огонек». Когда она на кухне заваривала кофе, я подходил сзади, приподнимал юбку, зная, что дома она трусики не носит, сгибал ее пополам и, молча, насиловал долго и страстно. Во время нашего слияния она упорно молчала, видимо воспринимая мой член как дар небес, а когда я, закончив процесс, и вытерев своего «Бойца» о ее розовато белые ягодицы, она поворачивала ко мне свое заплаканное лицо и покрывала мое, потное и еще напряженное лицо страстными, благодарными поцелуями. В эти минуты она, почему-то казалась мне ласковой матерью, без памяти любящей своего блудного сына. Я сладко засыпал под ее рукой, уткнув свой нос в ее обворожительную подмышку. … На следующий день Пал Палыч отвел меня в сторону и заговорщески произнес: — Знаешь, старик. У меня есть одна изумительная штучка. Одна медичка подарила. Мы с ней опробовали. Без дураков. Класс! Она так сатанела и кусалась при этом, что такой ее раньше я никогда не видел. Я бы себе оставил, да напряженка с тугриками. Купи. Мамой клянусь, что не пожалеешь! Ну!… И он вынул из кармана знакомую коробочку с потертой заглавной буквой… Эдуард Зайцев

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх