Подружка дочери

— Папик, Юлька переночует у нас, я звонила в Хельсинки, мама разрешила. Нам надо подготовиться к майскому балу… — дочка влетела в комнату, где я лениво щелкал пультом. — Какой еще «майский» бал? — пожал я плечами, внутренне загораясь. Уж больно была хороша эта подружка дочери! По внешности ангелочек, но в лукавых зеленых глазах мне постоянно чудился развратный чертенок. Я поднялся, чтобы пройти поприветствовать Юлю, а заодно и полюбоваться на нее. Да и себя показать. Мне хоть и 37, но формы я не потерял — тренажерный зал плюс бассейн — в общем, женщины на меня западали. Несколько бурных романов на моем счету где-то даже подогревали интерес к жене. Ее работа — она часто моталась по делам в Чухню, — немало способствовали интересным встречам. Впрочем, я не был Дон Жуаном. Наоборот, скажу по секрету, подойти познакомится к женщине, или пригласить коллегу в ресторан — каждый раз я проделывал это с некоторой долей робости, где-то даже с неким внутренним сопротивлением. — Привет, Юль, — выйдя в прихожую, поприветствовал я подружку дочери, вешающую куртку на вешалку. — Добрый вечер, дядя Влад! Ох, хороша! В короткой джинсовой юбочке, в белом топике, оставляющем открытым плоский загорелый живот, Юлька была просто неотразима. Ее взгляд был до безобразия невинен во время моего, прямо скажем, довольно наглого осмотра. Никак ее не пойму. То ли она не осознает своего воздействия на мужчин, то ли притворяется, что не понимает. Вот и сейчас, Юлька нагнулась, чтобы скинуть туфельки. У меня дух захватило, от вида ее полуобнаженной, по-женски полной груди в вырезе топика. — Дядя Влад, вы самый лучший папа на свете, — промурлыкала Юлька проскальзывая за дочкой в ее комнату. При этом ее грудь скользнула по моему локтю. Ух-х!!! Вот нарочно она это, или я слишком усиленно изображал столба, стоя на пути девочки? Не знаю, что там придумали девчонки, но они то и дело сновали через гостиную — из спальни в комнату дочери и обратно. Я был совсем не против, любуясь стройными ножками подруги моей дочери, ее точеной фигуркой, втайне облизываясь… Сколько это продолжалось — не помню, закемарил в какой-то момент… Очнувшись где-то в 12, я прислушался — подружки вроде угомонились. Я принял душ и поплелся в спальню. Опа! На моей кровати спала дочь. Заснула, бедная, прямо в одежде. Я погасил свет и пошел к комнате дочери, чтобы разобрать ей постель и перенести в собственную кровать. То, что Юлька должна была остаться на ночь, вылетело из головы напрочь. Я открыл дверь… И черт меня возьми — на разобранной постели на боку лежала Юлька. Да как лежала! Одеяло сбилось, обнажая стройные ножки и, главное, смуглую попку с белыми полосками от стрингов. Юлька была зимой на курорте, и эти полоски… М-м-м… Какая прелесть! Не смотря на заманчивый вид и определенное набухание в паху, я попытался сосредоточится на том, что мне теперь делать — Юлька лежала по диагонали, и дочь здесь явно не поместится. Ее пизденка была совершенно очаровательна — очень аккуратная, две ровненькие розовые полоски внутренних половых губок между тщательно выбритыми внешними половыми губками. Так и хотелось до них дотронуться. Рукой, языком… Чтобы ощутить их нежность, готовность к моим прикосновениям. А попка! Она была такой гладкой, такой шелковистой даже на взгляд… Ладно, я только накрою ее, а сам пойду спать в гостиную… Когда дверь закрылась, свет из проема перестал падать на постель, однако занавески были не задернуты, и Юлькины попочка и ножки по-прежнему возбуждали меня не по-детски. Я присел на краешек, с жаждой вдыхая слабый аромат духов. Член стоял уже так, что, казалось, он сейчас прорвет ткань брюк. Дрожащей рукой я коснулся попки. Кожа упругих ягодиц действительно была очень нежной. Девушка не просыпалась, и я, осмелев, начал гладить бархатистые округлости. Не видя никакой реакции, я с замиранием сердца двинул ладонь в расщелинку между ягодицами и дотронулся до пизденки. Мой средний палец скользнул вдоль лепестков, уперевшись в клитор. Губки были еще нежнее, и они были, я хорошо это почувствовал, влажными. Юлька протяжно вздохнула. Да так, что я едва не выпрыгнул из штанов, чтобы засадить ей со всей дури. На самом деле, я замер, боясь пошевелиться. Однако ничего не происходило, и мой палец скользнул в нежную, влажную глубину. Какое-то время я ласкал девушку, то глубоко проникая, то легкими касаниями поглаживая клитор и верхний уголок киски. Одновременно я любовался лепестками, обхватывающими мой палец. Губки явно набухли и чуть раскрылись, темный, узкий зев пизденки уже не закрывался, когда его покидал мой палец. Юлькино дыхание участилось? Или мне это показалось? Я осторожно приподнялся и посмотрел на ее лицо. Пухлые губки полураскрылись, верхняя чуть приподнята, обнажая полоску белых зубов, глаза по-прежнему были закрыты… Лицо было столь прекрасно и сексуально, как бывает только у женщины, которую ласкают между ножек. Спит или не спит? Да мне уже было все равно, я продолжал манипуляции, и Юлька в какой-то момент тихонько и коротко простонала. Это было последней каплей. Я скинул штаны и пристроился сзади. Моя пышущая жаром головка коснулась нежных лепестков. Задохнувшись от страсти, я какое-то время ласкал головкой пизденку, а потом осторожно вошел. Юлька никак не среагировала. И я, все еще боясь ее разбудить, двигался плавно. Но задвигал член очень глубоко. Девушка была мокрая и очень тесная, Мне хотелось ощутить ее натянутой по самые яйца. С Юлькиных губ срывались короткие, еле слышные стоны. Или громкие вздохи. Я положил руку на бедро, чтобы двигать молодое тело навстречу своему члену, мои движения участились, а Юлька стала стонать все громче и даже, как мне показалось, немного поддавать попкой, чтобы насадится на мой член поглубже. Моя рука охватила упругое полушарие груди, ощущая на ладони твердый бугорок соска. Я восхитился твердостью девичьей груди и сильно ее сдавил. — Потише, — вдруг услышал я шипенье. Я замер на мгновение, но потом, поняв, что до этого делал все правильно, начал загонять член резкими, быстрыми ударами. Юлька уже стонала, не переставая, в такт моим движениям и ходящей ходуном попке. Мне хотелось разорвать это упругое, стройное, трепещущее тело, столь покорное мне. Я, рыча, повернул девушку на живот и продолжал вгонять твердый член во влажную глубину. — О, нет, не надо! — стонала Юлька. А сама прогибала спинку и вздергивала попку, чтобы мои проникновения были поглубже. — Нет-нет, еще не хочу! — вдруг вскрикнула девушка. Потом ее выгнуло, она тоненько застонала. Я почувствовал, как сокращается ее тесное и узкое влагалище. Я приподнялся и увидел, как сокращается темный в полумраке анус. Не выдержав, я вытащил член и, рыча, окропил загорелые округлости спермой. Оргазм был долгим и пронзительным. Пока я кончал, Юлька покорно лежала, окатываемая моей спермой. Я устало опустился рядом с девушкой и осторожно коснулся оголенного плеча губами. — Дядя Влад, я хочу спать. Нам завтра в шесть вставать… Голосок звучал капризно. Ничего больше в нем не было. Словно я будил ее, чтобы она помыла посуду… Я пробормотал что-то типа того, что она была восхитительна, получил в ответ совсем сонное «Я знаю» и поспешно ретировался в гостиную. Выкурив две сигареты подряд с мыслями «чего же я наделал», я завалился спать и на удивление быстро заснул. Приснилось мне продолжение ночных приключений. Как обнаженная Юлька припала к моему паху и своими восхитительными губками целует мой член, лижет его. Я пытаюсь объяснить ей, что можно еще сосать, но она не понимает и продолжает только немного забирать головку в ротик. Каково было мое удивление, когда я открыл глаза! Белокурая … головка и правда склонилась над моим пахом. Юлька стояла перед диваном на коленях, полностью одетая, и целовала мой член! Девушка заметила мое пробуждение и, озорно улыбнувшись, спросила: — Я хорошо это делаю? — Лучше всех! — искренне сказал я, одновременно беря ее маленькую ладонь в свою. Я пристроил прохладные пальчики на стволе и, накрыв их своими, сделал пару поступательных движений. Юлька сориентировалась быстро, Цепко обхватив мой член, она принялась его дрочить, направляя в свой чувственный ротик. — Юлька, ну, ты где??? — голос дочери звучал приглушенно. Однако я чуть не потерял всю свою, казавшуюся стальной, эрекцию. На миг оторвавшись от своего дела, Юлька взглянула на меня: — Она в душе. Ей надо полотенце. В любом случае она еще голову не помыла. Я с облегчением вздохнул, а Юлька опять припала к моему жаждущему ее губок органу. Я попытался потянуть ее к себе, чтобы войти в нее. Но она помотала головой: — У. у!.. Ох, как же оказывается, отрицательный ответ приятен. Ее мычание занятым моим членом ртом, ее покачивание головой были так чувствительны для моего члена в плену ее губ! Почему другие никогда не мотают головой во время минета? Да если еще язычок прижат в этот момент к головке? — Сделай губки колечком и делай ими так же, как рукой, — хрипло попросил я. Юлька послушалась, а я зарычал от вожделения и неописуемых эмоций. — Я сейчас кончу! — воскликнул я и попытался оттолкнуть девушку от паха, но она оттолкнула мою руку, продолжая манипулировать членом просто-таки профессионально. Да у Юльки талант! Было видно, что она старается, делает все прилежно, и, самое главное, ей самой по-настоящему нравится процесс. Она иногда даже жмурилась от удовольствия. И я взорвался! Прямо в губки сексапильной девушке! — Ай! — Юлька от неожиданности воскликнула и отстранилась, прикрываясь от моих брызг рукой. Все же первая партия была уже в ее ротике, остальное повисло на руке, пара капель оказалась на щечке и волосах. — Ух, а ничего так! Вкусно! С этими словами она вскочила, схватила брошенное полотенце и бросилась к дверям. Открыв их, она обернулась, являя собой воплощение стройности, изящности и сексапильности: — Я тебе отомстила за ночь. — Юлька ослепительно улыбнулась и выскользнула, пока я приподнимался на диване Уже из коридора я услышал ее нежный голосок: — Я иду уже. Сейчас приведу в порядок прическу… — Дура! — завопила моя дочь из ванной. — Ты всего лишь полотенце несешь, а не на вечеринку собираешься! Я рухнул на диван. Вот так сюрреализм! И да! Почаще бы хорошенькие девушки так мстили! Два дня от Юльки не было ни слуху, ни духу. Я маялся, ходил по квартире, размышляя, что ей скажу при встрече. Я то собирался ей объяснить, что не могу строить какие бы то ни было отношения, то собирался признаваться в любви и в том, что не могу без нее жить. Ее гибкая фигурка все время стояла перед глазами… И вот я как обычно возвращаюсь домой. Еще на лестнице я почувствовал запах Юлькиных духов. Сердце запрыгало так, что едва не выпрыгнуло. Юлька и дочь были на кухне. — Привет, папик. — Дочь на мгновение выглянула из кухни. За ее спиной я тут же заметил стройную фигурки Юльки. — Привет, дядя Влад, — как ни в чем ни бывало девушка помахала рукой. Сегодня она была в джинсах и приталенной блузке. И даже босые пальчики, выглядывающие из-под края голубых джинсов, могли свести с ума. Я почувствовал, как в паху стало тесно. Тем не менее, я шутливо крикнул, направляясь в спальню переодеться: — Так! На меня тоже готовьте! Не отравит меня дочь? А то она так редко готовит!.. — Дядя Влад! А я картошку варила! — услышал я звонкий голосок, и мой член прибавил в размерах. — Ну, все мне хана! Я почти и не шутил… Я стоял в трусах, когда дверь отворилась. Обернувшись, я увидел Юльку. Она, грациозно ступая босыми ножками по ковру, подошла и, насмешливо улыбнувшись, положила ладонь на трусы, на то самое место, которое изрядно набухло. Я вздрогнул от ласки и порывисто привлек стройное тело к себе, стараясь вжать его всеми округлостями в себя. Однако Юлька меня оттолкнула. — Ты, что, думаешь, что сегодня будет все как вчера? Ну, уж нет. Я сегодня запрещаю тебе прикасаться ко мне… Дядя Влад. Юлька улыбнулась чуть насмешливо, глядя на мое растерянное лицо. — Без рук, — повторила она и принялась поглаживать мой член через трусы. — Ты должен заслужить привилегию касаться меня. — Как заслужить? — Не знаю, подумай сам. Тебе так хорошо думается? Через пару секунд головка уже торчала над резинкой, но Юлька, словно не замечая этого, продолжала гладить ствол. Наконец она резко отняла руку, заставив меня испытать острое чувство неудовлетворенности. — Ну вот, — хихикнула девушка, — надеюсь, это поможет размышлениям! Ее белокурая головка склонилась над моим членом. Я почувствовал легкое касание нежных губ, а в следующее мгновение Юлька выскочила из комнаты. Пока мы ели, я украдкой наблюдал за Юлькой, наслаждаясь ее изящной фигуркой, полоской живота над низко сидящими джинсами, ложбинкой между грудями в вырезе блузки. Это была пытка. Мне хотелось завалить девушку, сорвать с нее джинсы и ворваться в нее своим жаждущим, раскаленным естеством. Наконец, моя дочь вскочила из-за стола: — Все я убегаю на танцы! — Какие еще танцы?? — Ну, пап, я же тебе вчера говорила, что записалась в студию бального танца! Да, и еще, Юлька обещала помыть посуду. Подружки поцеловались, и мы остались наедине. Юлька взглянула мне в глаза, прочитав в них весь накал моей страсти, и медленно покачала поднятым перед лицом пальцем. Я подхватился: — Я сейчас приду. Юлька уже стояла возле мойки, предоставляя мне возможность полюбоваться на упругие ягодицы. — Дядя Влад. Если вы за цветами, то лучше не стоит. Может быть, потом. Юлька даже не обернулась. Черт, долго эта девчонка будет надо мной издеваться? Я подошел и обнял ее сзади, опустив одну руку сразу и схватив девушку за промежность, а другой рукой сжав тугую грудь. — Ох… — томно выдохнула Юлька. — Влад, говорю же… О-у-х… без рук… О-у — м-м-м… Я уже проник в вырез блузки, под лифчик, и смял грудь, ощущая шелковистость и гладкость кожи. Одновременно я шептал девушке, какая она красивая, сексапильная, сногсшибательная. Постепенно Юлька расслабилась, закинула голову мне на плечо, подставив розовое ушко под мои нежные нашептывания. Я нащупал замочек молнии и потянул его вниз. Девушка попыталась воспрепятствовать мне, положив пальчики поверх моей ладони. Но я сильно сжал набухший сосок, Юлька застонала и сама направила мою руку вниз. Я быстро содрал джинсы со стройных ног. Моему взору открылось восхитительное зрелище. Загорелая попка в минитрусиках, перечеркивающих загорелую кожу тоненькими полосками… Торопливо спустив штаны, я вновь прижался к девушке со спины, тиская груди, а второй рукой нащупывая сквозь намокшую тонкую ткань половые губки. Мой член уютно устроился в ложбинке упругих ягодиц, и я старался прижаться к восхитительным округлостям посильнее. — Без рук? — спросил я, чувствуя, как вздрагивает всем телом девушка, когда я сильно сжимал ее между ножек или вталкивал ткань с пальцем в пизденочку. — Так не надо? — О-о-о, Влад, ну прошу тебя! И я уже не смог противиться обоюдному желанию. Сдвинув полоску в сторону, я приставил … разбухшую головку к текущей пизденке. — Ну, пожалуйста! — протяжно простонала Юлька, а потом наклонилась, просунула руку между ног и, ухватив мой член, направила его в себя. Почувствовав, как моя головка проваливается в нежную сладкую глубину, я резко наподдал бедрами, засаживая девушке по самые яйца. Вот так! И еще раз! Чтобы сиськи в распахнутой блузке взлетали к подбородку! Я трахал покорное тело, то нагибая девушку так, что она ложилась грудями на мойку, то заставлял распрямляться, чтобы сжать груди так, что девушка вскрикивала. Когда я, запыхавшись, делал передышку, Юлька двигалась сама, скользя по всей длине члена и слегка покачивая бедрами из стороны в сторону. Я уже еле сдерживался, когда девушка вдруг задвигалась очень быстро, насаживаясь на мой член со всего размаху, а потом забилась, закричала. Мой член испытал ни с чем не сравнимую ласку сокращавшегося влагалища, и я, взревев, спустил в сладкую сокращавшуюся глубину. — Ох, мама… — простонала Юлька, когда я вышел из нее. — Я сейчас упаду! Голова кружится. Я подхватил ее на руки и пронес в ванну, ощущая, как из Юльки вытекает моя сперма и шлепается на линолиум. — Сначала помоемся, потом продолжим! — Ты, что, собираешься меня трахать еще? — простонала девушка. — А как же! — Ты маньяк! Я оказалась в одной квартире с маньяком! Юлька бессильно уронила голову мне на плечо. Хм, но особенных возражений не последовало! В ванной Юлька изображала из себя сильно уставшую и норовила то упасть, то прислониться к стене. Я видел, что она дурачится, но старательно подыгрывал, ворча, что вот и трахай таких слабеньких. Получив мокрой губкой по груди и по плечу, я мыл все ее тело, уделяя особенное внимание грудям, попочке, пизденочке. Юлька отбрыкивалась, возмущаясь тем, что я мою только эти части тела… — Хочу на руках — и в спальню! — сказала Юлька, после того как с заметным интересом рассматривала процесс мытья моего члена. — Слушаюсь, моя королева. Я подхватил стройное, гибкое тело на руки и пронес свою драгоценную ношу в спальню. Здесь мне было сказано, чтобы я не смел ставить помытое тело на пол, а откинул простыню, и уложил на простыни. С грехом пополам я это сделал. Юлька болтала ногами, елозила на руках, в общем, делала все, чтобы затруднить мне задачу. Наконец, я устроил тело богини, которое снова начало меня возбуждать, на постели и немедля начал целовать грудки, изыскано округлые и по-девичьи упругие. Когда Юлька лежала, ее твердые большие соски смотрели точно в потолок. С них я и начал. Юлька поначалу пыталась оказать сопротивление, бормоча «Ты сегодня уже все получил. Чего тебе еще надо?». Однако, по мере того, как мои губы постепенно спускались все ниже, ее слова становились все менее разборчивы, а сопротивление постепенно перешло в стадию подчинения. Она еще попыталась закрыться ладонью, не совершив впрочем, попытки сдвинуть разведенные ножки, но я мягко отвел руку. Когда мой рот накрыл ее влажные нежные лепестки, она вдавила мою голову себе между ног. Я посасывал ее губки, ласкал языком, стараясь зайти как можно глубже. Наградой за мои труды были стоны и содрогания роскошного тела. У меня между ног уже все раздулось до критических размеров, я не стал сопротивляться, когда Юлька простонала: — Влад, я не хочу так, иди ко мне… Я лег на девушку. Она тут же привлекла меня, мы слились в каком-то сумасшедшем поцелуе, а Юлькина рука играла с моим членом. Потом он сам собой оказался напротив ее пизденки, и я, уже не церемонясь, вбил в нее свой твердый член. По-моему, она кончила уже через пару фрикций. Она закричала, обвила меня руками и ногами, прижимаясь всем упругим телом ко мне, и все старалась насадиться на член поглубже. Мне хотелось трахать это тело богини, забивать член поглубже, но я видел, что девушка едва сносит мои жесткие грубые удары. Пришлось умерить свой пыл. Но чего мне это стоило! А Юлька взяла мое лицо в ладони и, легко касаясь губами, принялась его целовать. Я еле сдерживался от того, чтобы продолжать мять груди, попку, но естество требовало своего. — Ты сделаешь кое-что для меня? — спросил я натужно. — Да, Влад, конечно. Я встал на колени. Юлька сразу поняла, чего я хочу, и шустро развернулась. Мой член ткнулся в пухлые губки. Потом ротик раскрылся, чтобы поглотить мою неимоверно разбухшую багровую головку. — Посмотри на меня. Юлька подняла лицо, не выпуская изо рта мой член. Оно была просто неотразимо в таком ракурсе. Такое милое лицо с членом в ротике… — Губки сомкни поплотнее. Я положил руку на чудесные волосы и принялся иметь Юльку в рот. Я боялся, что она утомится, а я еще не кончу, но губки по-прежнему прилежно охватывали колечком ствол, а ее руки, лежащие на моих бедрах, даже слегка подталкивали меня к девушке. Наконец, я разрядился прямо в ротик. Юлька прилежно сглатывала мою сперму, пока я бурно и много кончал. Я устало опустился на постель, а девушка тут же поднялась и стала вылизывать мой все еще твердый член. Она делала это с удовольствием — причмокивая, посасывая. Иногда она терлась о него щечкой, пока член не опал. Юлька сделала обиженное лицо, выпятив нижнюю губку и приподняв бровки домиком: — Ой. Какой маленький и сморщенный. Потом она подхватилась: — Пойду разыскивать свою одежду. А то через 15 минут вернется твоя дочь. Кстати тебе еще надо помыть посуду! — Ах ты, маленькая нахалка, — воскликнул я и бросился к ней. Взвизгнув, Юлька бросилась наутек, но я ее быстро поймал и заключил в объятия. Мы принялись нежно целоваться, стоя голышом в коридоре. Потом Юлька мягко отстранилась: — Прекращай это делать. А то твоя дочь застукает нас, совокупляющихся в коридоре. — А что? Я ничего… E-mail автора: vicky_kud@bigmir.net

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх