Без рубрики

Покорение

ОНА повернулась к нему и слегка расставила ноги. Сидя на низком кресле рядом со столом, он не мог отделаться от бешеного желания схватить за щиколотки эту шикарную красавицу, повелевающую его волей, и лизать, лизать, лизать, не переставая, ЕЕ туфельки на прозрачной платформе и высоких тонких каблуках. Плавно поводя из стороны в сторону бедрами в такт музыке, Богиня стриптиза стала медленно приседать, постепенно разводя колени. Вот ОНА опустилась на корточки и, не опуская чарующего взгляда из-под пушистых ресниц, протянула руку к хрустальному фужеру. Тонкие пальцы коснулись высокой ножки, и бокал словно взлетел в воздух к его лицу. Он припал губами к холодному стеклу и залпом выпил шампанское, загипнотизированный наклонившейся над ним красавицей. Другая рука коснулась его запястья и потянула его к опустошенному бокалу. Прохладные пальчики передали фужер, и, сжимая запястье, направили его между ног присевшей женщины. Словно со стороны наблюдая за происходящим, он следил, как хрусталь сверкает в лучах светильников, расположенных за ЕЕ спиной, и наполняется желтоватой пенящейся жидкостью. ЕЕ пальчики освободили его запястье, но он продолжал держать бокал ТАМ до тех пор, пока ОНА не закончила писать. Четкий контур красавицы, бедра, ягодицы, янтарные капли мочи на волосках между ног, последняя капля, медленно оторвавшаяся с волоска в фужер, это было похоже на сон. Изящно поведя бедрами, ОНА опустилась на одно колено на стол перед ним, бедрами описав вокруг фужера дугу, и не задев его. Божественно красивое лицо приблизилось к нему. Великолепная грудь оказалась всего в нескольких сантиметрах от его губ. Он ощутил слабый нежный запах ЕЕ тела. Ни на одной мысли он не мог сконцентрироваться в этот момент. Ласковые пальчики снова обняли его запястье. Одновременно он почувствовал ЕЕ ладонь на затылке. ЕЕ руки стали медленно сближаться. Он смотрел в ЕЕ полуоткрытый рот и всеми клеточками ощущал ЕЕ возбуждающее дыхание. Бокал снова коснулся его губ. Теперь он был теплым. Не прекращая плавного движения рук, ОНА наклонила фужер. Он сделал глоток и уже, не останавливаясь, начал пить маленькими глотками ЕЕ мочу, словно это был божественный нектар. Их глаза не отрывались друг от друга. ОНА отпустила его руку, нежным поглаживанием другая ЕЕ рука рассталась с его головой. Он пил мочу, глядя, как ОНА отодвинула столовый прибор и опустилась ягодицами на скатерть. Согнутые в коленях точеные ножки разлетелись по столу вправо и влево. ОНА взяла из его рук пустой фужер, поставила рядом с собой и наклонилась к нему. Он сидел перед НЕЙ, томимый страстью раствориться в ЕЕ глазах, боготворящий ЕЕ тело, подчиненный единой мысли — всю оставшуюся жизнь существовать только для ЕЕ удовольствия. Сейчас он был готов на все. Его воля испарилась, его предназначением стало служить ЕЙ. Перед БОЖЕСТВОМ между бесстыдно раскинувшихся ног рождался РАБ. Он потянулся к НЕЙ губами. Тогда ОНА обняла его голову и, прижав ее к своей груди, стала откидываться на спину. Он осыпал поцелуями все, что попадалось ему на пути к апогею порабощения. Соски груди уступили прохладной коже нежного, упругого живота; медленно проплыла ямка пупка, куда он несколько раз страстно погрузил язык. Все медленней опускался он к месту своего предназначения. Округлый животик ушел вверх, предоставив его губам лихорадочно метаться по аккуратно подстриженному и подбритому лобку: Пальцы обеих ЕЕ рук вцепились ему в волосы и оттянули рвущиеся в бой за последний рубеж губы. Пред ним лежала, раздвинув ноги, приподняв колени, единственная и неповторимая для него ГОСПОЖА, желающая удовлетворить свою похоть. Свет мягко освещал божественное тело, высокую грудь; матовая кожа делала ЕЕ фигуру, ожившей мраморной Венерой. Серебристая дорожка волосков от пупка к блестевшей стрижке на лобке указывала ему туда, о чем он будет мечтать и заботиться всю оставшуюся ему жизнь. ОНА приподняла голову и уже тоном ПОВЕЛИТЕЛЬНИЦЫ приказала: — Подмой меня. С этими словами ОНА отпустила его голову, и новый раб страстно приступил к исполнению приказа. Его губы ткнулись во влажное горячее лоно. Нос уловил терпкий запах мочи. Голова кружилась в бешеном экстазе унижения — он будет вылизывать только что пописавшую женщину невообразимой красоты. Закрыв глаза, он представил себе ЕЕ огромные томные глаза, великолепную грудь, пушок волос на животе, прелестную ножку, которую он так недавно оттолкнул от своих губ и которую он так жаждет сейчас. Все это объединилось в головокружительный образ, и он понял, что наступил миг расставания со своим Я. Язык разорвал губы, сомкнутые в долгом поцелуе и ринулся в соленую бездну. Он метался в нежных влажных складках в поисках хотя бы намека на мельчайшие остатки мочи. Его нос, почуяв влагу в волосках, как верный пес указывал дорогу языку. Забыв обо всем на свете, он лизал ЕЕ влагалище, думая лишь о том, чтобы этот миг продолжался вечно. Все уже было обмусолено его языком, а ОНА лежала в расслабленной позе, упиваясь своим господством, так легко ей доставшимся. Раб был покорен, его старания доставляли ЕЙ животное удовольствие — ЕЕ не ласкали, перед НЕЙ унижались. ОНА чувствовала свою победу, бесконечную власть над ним. Скажи ОНА сейчас «умри», он умрет, целуя ЕЕ ноги и молясь на НЕЕ. ОНА закрыла глаза, сладко потянулась, закинув руки за голову, и расслабилась, скрестив свои ножки у него на спине, оставив, правда колени разведенными, чтобы предоставить ему большую свободу действий. Раб был ЕЙ по душе. Обхватив ЕЕ бедра, он вылизывал и вылизывал. ГОСПОЖА приказала это сделать, и он старался. Ни миллиметра он не упустил. Фанатично вылизав губки влагалища, он также старательно стал лизать пах, лобок, ляжки. Глаза его широко раскрылись. Это было похоже: НЕТ! ЭТО БЫЛ РЕЛИГИОЗНЫЙ ЭКСТАЗ! ВОТ РАДИ ЧЕГО МОЖНО И НУЖНО ЖИТЬ!!! Розовый клитор дразнил своей близостью. Он вспух и притягивал его взор. Но ГОСПОЖА приказала только подмыть, и он не осмеливался пососать свой идол, хотя язык неоднократно нежно проходил совсем близко — там, откуда ОНА писала. Стараясь оказаться как можно ближе к покорителю, он погрузил во влажные губки влагалища нос и легонько коснулся языком промежности. Жесткие волоски кольнули язык, ЕЙ стало щекотно. ОНА пошевелилась. Испуганно он отпрянул от НЕЕ. Сверху, с недоступной теперь уже навсегда высоты опустилась рука. Тонкие пальчики призывно раздвинули половые губки влагалища, как бы любезно приглашая его. Он понял, что прощен, и немедленно повиновался приказу. Как он ни старался только выполнить приказ Повелительницы, из влагалища появились признаки возбуждения красавицы. Слизь, словно лава, вытекала из вулкана любви. Он судорожно слизывал ее с губок, сосал волосатую пещеру, но поток только увеличивался. Он уже захлебывался, не успевая собирать выделения истекающей развратницы. Пальчики, царапнув его нос, отпустили губки влагалища, и, ткнув язык, поползли ниже. Раболепно следуя указаниям пальцев богини, он принялся лизать и обсасывать промежность. Теперь он не тихо касался ее языком. Он стонал от страсти, от радости подчиняться любому движению ее пальчиков, так нагло указывающих, где еще между ее ножек надо подтереть, подлизать, пососать. Как мог он столько лет жить и не понимать, что только здесь, между ног прелестной Госпожи в жаркой промежности и лежит его счастье. Но стоп! Как молния его пронзила мысль. Нет, еще не все ступени унижения он прошел, чтобы навечно покориться своей Хозяйке. Там: Есть еще: Но КАК! Она чувствовала, что полностью покорила этого парня. Он так страстно и услужливо лизал, сосал, целовал все, на что она указывала, что помимо пизды, паха и промежности он вылизал ей пальцы и изрядно измусолил ляжки. Хорошо, что он подлизывал с пониманием и не сосал клитор, иначе бы она давно уже кончила. Судя по лизанию, он уже готов к следующему этапу обслуживания. Язык все ближе подбирался к анусу. Но он хороший раб — без разрешения не позволяет себе большего. — Интересно, подумала она, — чем его не устроила его жена? Осознавая, как он унижен, он безумно жаждал продолжения этого. Он сосал влагалище, целовал лобок и в паху, метался языком в промежности и по ягодицам, стараясь оказаться как можно ближе к той складке, где скрывалась: Его трясло от одного осознания, чем его может вознаградить Госпожа. Госпожа это уже знала. Через несколько минут она медленно подняла ножки, согнула их в коленях и, обняв руками, прижала к груди. Раб, теперь он звался только так, не теряя темпа, еще раз скользнул языком по промежности, и впился губами в отверстие между ягодиц. Перемежая с поцелуями, он страстно лизал анус, ощущая горьковато-сладкий привкус на губах. Внезапно он почувствовал, как она напряглась, и сильная струя пахучего воздуха вырвалась на свободу. Этот запах возбудил его до безумия и с новой силой он продолжил вылизывать зад своей Госпоже. Спустя некоторое время он почувствовал, как она задвигала бедрами навстречу его языку. Он понял ее и, не переставая пытаться засунуть язык как можно глубже в пахучую норку, погрузил свой нос в истекающую щель между двумя вспухшими губками. Он сосал зад королевы и одновременно покачивал головой вверх вниз. Ему безумно хотелось угодить этой великолепной развратнице. Его богиня дернулась, затем еще раз. Судорога пронзила ее тело, и он услышал желанный томный стон. ОНА КОНЧИЛА! Счастливый, он осыпал ее ягодицы жаркими поцелуями, бормоча слова благодарности и вечной покорности. Он молил оказать ему великую честь служить ей верным рабом, исполнять любые ее капризы, унижения. Он шептал о своем страстном желании наслаждаться вкусом ее мочи, вдыхать запах ее фекалий, сосать пальцы ее божественных ножек. Она разомкнула руки и раскинула их в стороны. Медленно разгибая колени, она опустила ноги так, что ляжки легли на его плечи. Он потерял возможность лизать анус и ринулся языком в щель между ягодиц, пытаясь достать скрывшуюся звездочку вокруг отверстия. Еще несколько минут он услаждал Госпожу ласками между ее ног. Он лизал промежность, ягодицы, сосал губы влагалища, целовал волосатый лобок и не мог утолить жажду быть еще более униженным. Но вот она села перед ним, обнаженная богиня. Красивым жестом она согнула одну ногу, обхватила ее за лодыжку и прижала к себе так, что ступня оказалась рядом с влагалищем. Оттянув носок, она направила каблучок в его лицо. Оторвавшись от влагалища, он посмотрел на туфельку и покорно прижался губами к ее подошве. Высунув язык, он как верный пес вылизал подошву и покорно взял в рот каблучок. Она слегка разогнула ножку, наступила ему подошвой на лоб и с силой толкнула его от себя. Каблучок распорол небо и ушел глубоко в горло. Он упал с кресла и распластался под сидящей над ним красавицей в покорном поклоне. — РАБ, раздался сверху приговор богини. Каблучок уперся в его затылок, она соскользнула со стола и, ловко балансируя прошлась по нему. Не смея поднять голову, он слышал, как она одевала трусики и платьице. — Ко мне, позвала она. Он подполз к ней на четвереньках и принялся лизать платформу туфельки. Она пнула его по лицу, и раб замер. Еще несколько ударов она нанесла ему своими точеными ножками по голове и ребрам. Он смиренно стоял на четвереньках и за каждый удар благодарил свою Госпожу. Затем она села ему на спину и приказала вывезти ее в общий зал на подиум. Зал взрывом смеха встретил их на сцене. Она соскочила с него и победоносно поставила ему на шею ножку. Под бурные овации он покорно стоял на четвереньках, раздавленный и униженный. Она сняла ножку и наклонилась. Со стороны казалось, что она благодарно целует своего партнера. На самом деле она приказывала ему дожидаться ее в баре до конца представления. Напоследок она пальчиками разжала челюсти раба и смачно плюнула ему в рот. Боясь рано проглотить бесценную слюну, он поднялся с колен и бросился вон из зала. Служба только начиналась.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики

Покорение

Наконец я со своими бабами поймал эту гордую сучку, всегда раздражающую своими моралями! Я давно мечтал поиметь ее, подчинить себе полностью. Я хотел поиметь ее не только в ее девственное влагалище, но и в анус, в ротик! Неистово онанируя, я часто представлял себе, как принуждаю эту сучку к минету, как головка моего члена растягивает ее пухлые мягкие губки в форме буквы «О», я кладу руки ей на затылок и насаживаю ее ротик на свой член, который тоже не бездействует, а ритмичные движения таза загоняют ей член в пухлый ротик по самую глотку! Я наслаждаюся хлюпающими звуками минета, заставив ее сосать и вылизывать грязную и постыдную с точки зрения воспитания того времени часть моего организма! У меня подходят предоргазменные судороги, я приказываю ей сосать мой член быстрее и глубже, кончаю прямо ей в рот и приказываю не выпуская мой член изо рта проглотить всю мою сперму! До последней ее капли! До этого я мог утешаться своими бабами, заставляя их отсасывать у меня, лизать на моих глазах влагалища друг друга, мочиться им в рот, подвергать их анальному сексу. Но это быстро приедалось… Эта гордая сучка училась со мной на юридическом факультете МГУ, причем эта наглая провинциалка, приехавшая в столицу из какого-то Мухосранска, держалась с каким-то превосходством к коренным москвичам. Покорительница столицы, блин! Так эту сучку еще назначили и официальным стукачом нашей группы! Расчет был тонкий: провинциалка, завидовавшая городским жителям будет стучать на них с утроенным рвением! Когда эта наглая мразь заложила меня, то после престижного ВУЗа я получил единственное возможное с аморальным образом жизни (на этом эта провинциальная сучонка меня и заложила) распределение в родную гребаную Советскую Армию в ВДВ. Армейская жизнь тянулась долго, создавая впечатление, что это навсегда. Подъём в 6:00, усиленная зарядка (меня заставляли отжаться 200 раз, я мог только 120), ежедневные марш-броски выматывали меня, оставляя мне сил после отбоя в 22:00 только выкурить вечернюю сигарету и лечь спать, представляя, как буду иметь эту сучонку в зад, заставлять ее делать мне минет с проглотом… Под эти приятные мысли я интенсивно дрочил, блаженная истома накрывала меня. После дрочки я выбегал выкурить еще сигарету, затягиваясь которой, в очередной раз думал о том, насколько жалки и ничтожны радости примитивной дрочки по сравнению с планами мести, которую я всю свою службу планировал для этой сучонки из засранного провинциального городишки. Эти мысли опьяняли меня, помогая даже не морщиться от дрянного вкуса отечественной сигареты, которая была далеко не любимой в универе «Marlboro». Я дожидался дембеля, готовым пулей долететь до нее, посрывать всю одежду к чертовой матери с нее и драть во всех позах, невзирая на ее боль и наслаждаясь сполна ее унижением! Вот и наступил день моего дембеля. В отличие от остальных дембелей я не напился вусмерть, а несся в поезде к Москве, нервно выкуривая одну сигарету за другой, невзирая на поганость болгарского «Опала». Я иду к тебе, жалкая мерзкая провинциальная сучонка! Я буду превращать тебя в шлюху, как своих сообщниц, которые будут помогать мне тебя драть и которые встречают меня в Москве! Мы с сообщицами схватили ее неожиданно и отвезли ее в мой загородный дом. Дембель мой был в начале октября, поэтому на дачах никого не было из соседей, хоть в чем-то мне способствовала армия! Сначала она повозмущалась противоправными действиями, но моя сообшница Лена толкнула ее на пол, мы захватили ее конечности, привязали руки к турнику под потолком, а ноги к ножкам кровати. — Ну что, сучка провинциальная, узнала меня? Парализованная животным страхом, она не могла вымолвить не слова, лишь с ужасом наблюдая, как я мну руками ее пышную грудь, перекатываю эти буфера, щипаю соски! Затем мы с бабами сорвали с нее платье, оставив ее в одних трусиках. — Что у нас там интересненького? — Ольга просунула ей пальчик под трусики и он коснулся ее щелочки, которую я так страстно хотел поиметь. — Не надо! — с ужасом попросила она, а я занял место Ольги и ввел свой палец в ее влагалище, она оказалась девственницей. После введения пальца она обмякла и упала в обморок. Когда эта сучка очнулась, на ней не было одежды, а руки и ноги были привязаны к спинкам кровати. Ольга стояла над ней, широко раздвинув ноги. На Ольге тоже не было одежды, что тоже шокировало провинциалку. Ольга медленно опустилась задом на ее сиськи так, что ее волосы на лобке щекотали сучонке нос. — Лижи меня, сучка! — скомандовала Ольга. — Та не шелохнулась от страха. — Давай же! — Ольга ударила ее ладошкой по лицу. Та лизнула. — Так, хорошо. Еще! Сучонка (Маша) старательно лизала Ольгин клитор, слизывала сбегавшую с Ольги влагу, Ольга бурно кончила: — Классно! У меня член стоя колом. Я подошел к Маше, засунув ей два пальца во влагалище и потребовал отсосать мне. Девчонки пригрозили ей действительно тяжкими муками, если она не подчиниться. Поняв, что от нее не отстанут, Маша встала на колени, расстегнула молнию на моих джинсах и провела язычком по головке моего члена! Я лег на спину, поставив ее сбоку и заставил сосать мне, а я орудовал пальцами в ее влагалище. Рукой и насаживал ее ротик на свой член. ЕЕ пухлые и мягкие губы были чертовски приятны на головке моего члена, не говоря уже о жарком и влажном язычке, бегавшем по всему моему члену. Я застонал и ритмично задвигал тазом, загоняя свой член ей в горло. И все это на глазах у моих девчонок, одна из которых засовывала свой пальчик ей в анус! — Быстрее, сучка! — приказал я Маше, почувствовав, что скоро начну кончать. Она быстрее задвигала головой навстречу моему члену, движения моего таза придавали ускорение члену, а давление моих рук быстрее придвигало ее голову навстречу моему «другу». Я кончил ей прямо в горло и заставил проглотить всю сперму. Дальше я отдыхал, восстанавливая эрекцию, а она тем временем лизала влагалища моив подругам, Катя в ожидании своей очереди медленно водила своим язычком по головке моего члена, возвращая ему прежние силы… После я поставил Машу раком, предварительно разработав ее анус пальцами, и ввел свой член ей с «черного хода», она снова застонала от смешанного чувства боли и удовольствия. Быстро водить членом туда-сюда не получалось, так как анус надежно сжимал мой член, так что минут через 20 я решил лишить девственности ее влагалище, невзирая на боль при разрыве девственной плевы. Я положил ей подушку под задницу, раздвинул ее ноги и прижал их к ее пышным буферам и вошел в нее… Девственная плева после моих усилий поддалась мне, покрывало на кровати оросилось капельками ее девственной крови. Поскольку после дембеля я еще не спал, я устал. продолжить месть маше решили на следующий день. Но это уже другая история…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх