Помощь друга

Катя была моей давней подругой, еще со школы. У нас были очень хорошие отношения, но всегда чисто дружеские. Стоит также рассказать, что, так уж получилось, у меня никогда девушки не было. Я никогда не стремился за одноразовыми отношениями. Чего от жизни в действительности хотела она, я не знаю, но парни всегда были готовы завязать с ней отношения (еще бы, такая красотка), поэтому у нее постоянно кто-то был. Нет-нет, она не была шалавой, и не раздавала себя на лево и на право, как можно было бы подумать. Ее отношения с молодыми людьми всегда были достаточно продолжительными. И, вообще, она была очень милой, умной и конечно же безумно сексуальной девушкой. С последним своим парнем, Костей, ее одногруппником, она встречалась около года. Она действительно любила его, но тот периодически выставлял себя какой-то жертвой в их отношениях. Все время тянул одеяло на себя. Меня такое его поведение, как мужчины возмущало. Возмущало это и Катю. В какой-то момент ее терпение лопнула, и она разорвала отношения. Возможно, все снова достаточно скоро вернулось бы на свои места, как это бывало и раньше в момент их ссор, но вся эта драма развернулась под самый конец сессии, когда все студенты разъезжаются к себе по домам, на родину. И как раз на следующее утро после их разрыва уходил Костин поезд в Ростов-на-Дону. Все наши друзья, бывшие одноклассники, тоже разъехались кто куда отдыхать. Поэтому мы с Катей остались в нашем родном городе одни, и проводили как никогда много времени вместе. Ходили на речку загорали, смотрели фильмы у меня на компе, наконец, просто болтали о том, о сем. За почти три летних месяца Катя успела простить Костю, и жила надеждой на их встречу и примирение, тем более что начало учебного сезона было совсем не за горами. Она рассказывала мне, как представляет себе их встречу, даже как обнимала бы его и целовала. Но первый шаг делать сама она не собиралась, так как считала себя полностью не виновной в их ссоре. Я Катю в этом полностью поддерживал. Однако за все лето Костя так ни разу и не позвонил ей. Из-за чего она уже изрядно нервничала. В итоге она все-таки не выдержала, и сама позвонила, но не Косте, а его другу, который жил вместе с ним в Ростове. Оказалось, что Костя нашел себе другую девушку чуть ли не через неделю после их разрыва и о Кате совсем не вспоминает. Я был с ней в момент этого телефонного разговора и видел, как меняется ее лицо. Все сразу стало понятно. Катя совсем сухо и почти беззвучно сказала: — пока, — как бы обессилив, уронила руку с сотовым на диван, где сидела, а потом и сама легла. — Все, — сказала тихо она, — он моментально нашел себе какую-то дуру. Она так и лежала пару минут молча, а я не знал, что сказать. Потом подумал, что надо как-то ей помочь успокоится, побыстрее забыть все случившееся. — Пойдем куда-нибудь… на речку может, развеешься, — предложил я. Она не отвечала, наверное, еще минуту, а потом коротко сказала: — пойдем. Проходя мимо магазинов, я предложил ей как обычно выпить. Мы чуть ли не через день в течение всего лета выпивали по бутылочке пива, для меня то это нормально, но никогда с девушками, в том числе с Катей, так часто не выпивал. — Не, не охота, — начала, было, Катя, — хотя давай вина, полусухого. Я купил вино, закуски, стаканчики, и мы пошли в сторону реки. Часа два мы сидели на берегу, наблюдая, как наступает ночь. Костер, разведенный мной из мелких сухих веток, уже догорал. Катя понемногу оживала, решив, что «на этом подонке жизнь не заканчивается». Я посмотрел на Катю, она лежала на боку и смотрела на воду. Луна мягким светом ложилась на ее бархатную кожу. Черные волосы волнами обволакивали ее стройные плечи. Сам не замечая, я опустил взгляд с ее лица ниже. Грудь у Кати была небольшая, но зато очень упругая. Лифчика на ней не было. Под плотно облегающей ее тело майкой эти два аккуратных бугорка со слегка торчащими сосочками казались особенно манящими. У маленького круглого животика тело сужалось до изгиба плавно переходившего в ее роскошные объемные бедра. Никогда я не видел столь в меру широкой круглой плотной попки как у Катеньки. — Дим, ты чего? — сказала она мне, заметив мой взгляд. Только в этот момент я понял, что уже пару минут жадно и нескромно поедал ее тело взглядом, сильно при этом возбудившись. — Я… это… случайно… , — как бы отшутился я. Катя заулыбалась, потом кинула короткий взгляд на мои шорты, и улыбка ее стала еще шире. Темнота помогла скрыть то, что я всем лицом сильно покраснел. Было прохладно. — Совсем ночь уже. Пойдем ко мне, фильм посмотрим какой-нибудь, — предложил я ей. — Да я бы с радостью. А не поздно? У тебя родители наверно спят уже? — тихонько сказала она. А родители как раз вчера уехали со знакомыми отдыхать, и я остался дома абсолютно один. Узнав это, Катя легко согласилась, только предложила купить выпить еще чего-нибудь, на этот раз покрепче, ну, то есть водку. — Ну, что мы еще не смотрели? — спросила Катя, когда мы зашли домой. — На самом деле выбор не большой. — Давай чего-нибудь попроще и посмешнее. — Тогда у нас только один вариант. Молодежная комедия. Как всегда про секс. В целом прикольно. Кстати с элементами эротики… детям до 18 не рекомендуется — пошутил я. — Ладно, давай. Эротики то много? — Ну, так, нормально. А что? — Да так, просто. — Чего просто? — улыбнувшись, спросил я. — Все то тебе надо знать, — улыбалась она в ответ, — давай смотреть. И мы стали смотреть. Мы сидели на полу, и я то и дело подливал нам обоим водки. В какой-то момент мне захотелось в туалет, я вышел из комнаты, проходя по коридору, понял, что на ногах стою не очень уверенно, я уже прилично захмелел, значит и Катя, скорее всего, тоже. Звук был включен достаточно громко, поэтому я слышал, что происходит в фильме. В момент моего отхода главный герой и его девушка начали заниматься любовью. Это был самый пикантный момент фильма. Половой акт показывался в деталях, девушка покрикивала. Я не хотел пропускать этот момент, и поэтому скорее вернулся в комнату. Видимо зашел я достаточно тихо, так, что Катя этого не услышала. И тут я обалдел. На экране парень активно хлопал тазом по бедрам девушки, та, закрыв глаза, безудержно стонала. Но самое главное, что молния Катиных джинсов была расстегнута, а ее правая ладонь находилась под розовыми трусиками и совершала недвусмысленные движения. Я тихо подошел чуть ближе. «Боже, она мастурбирует», — пронеслось у меня в голове. Левой рукой, она стала наливать себе водки, потому, как неуверенно она это делала, было видно, что она прилично пьяна. И тут она заметила меня. Опустив бутылку, она не торопилась убирать руку из-под трусов, хотя движения прекратила. Катя поняла, что попалась, так же как и я, когда разглядывал ее. — Да, не стоило смотреть мне это, — сказала, наконец, она, застегнув пуговицу, но так и оставив открытой молнию ее джинсов, через которую я заметил, что трусики ее сильно увлажнились. — Почему? — спросил я. — Ладно, расскажу. Понимаешь, я последнее время возбуждаюсь по малейшему поводу. Ты даже когда, на меня на речке смотрел, я тебе не сразу сказала. Кайфовала. Так возбудилась… представляешь? Никогда раньше со мной такого не было. Мы с Костей сексом очень часто занимались. А когда расстались, мне стало не хватать его не только как человека, но и как сексуального партнера. Ну, а не с кем больше делать этого не хотела, я ведь его ждала… , — с грустью произнесла она. — Ну а мастурбация? — подождав немного снова спросил я. — Тоже не хотела…. Очень затягивает. Я раньше очень много мастурбировала, даже когда парни были. Не хватало мне их любви. Только с Костей получилось бросить. Не хотелось заново начинать, а у тебя вот напилась и не сдержалась. Я не ждал от нее таких откровений. Алкоголь в крови давал о себе знать, я и сам был не прочь получить сейчас удовольствие. — Так… может мне помочь тебе расслабиться… чисто по-дружески, разок… , — произнес я, сам не ожидая такого от себя, — теперь-то можно. Она молчала, глядя на меня. Я понял, что надо действовать. Сев так, что одна моя нога оказалась между ее ног, я обнял ее одной рукой и слегка притянул ее к полу. Теперь она почти лежала, опираясь локтями на пол, а моя нога оказалась на ее промежности. Я коротко поцеловал ее, но она тут же притянула меня к себе и поцеловала долго и страстно. Ее полные губы были такими сладкими. Я стал покрывать поцелуями ее лицо, шею. Наконец, я стал потихоньку стягивать ее майку, так же жадно поглощая губами все открывающиеся участки ее тела. Добравшись до ее прелестных грудей, я задержался на них чуть дольше, то, целуя и поминая поочередно всю грудь, то обсасывая и теребя языком ее коричневые правильной круглой формы сосочки. Катя освободила одну руку, вторую — майка на полу. Я взял ее за руку и поднял с пола. Катя тут же сняла с меня футболку. Я опустился на колени, расстегнул ее джинсы, стащил их на пол и стал целовать ее щелочку через трусы. Запах ее выделений резко бил в нос. Схватив зубами, край ее трусиков, я потянул их вниз, оголяя аккуратно подбритый лобок. Я придержал руками ее джинсы и трусики, и как только Катя освободилась от них, я отбросил джинсы в угол комнаты, а сам лег головой между ее ног. — Садись, — сказал я, притягивая ее руками. Катя села на корточки, и теперь ее прелестные розовые губки, скрывающие мокрую ложбинку оказались прямо перед моим ртом. Я как вампир впился в нее и почувствовал Катин сок у себя во рту. Катя начала постанывать сквозь губы. Я отыскал языком ее клитор и стал работать с ним, то, всасываясь губами и водя по нему краем языка вверх вниз, то, совершая круговые движения. Катя не выдержала, и открыв рот стала коротко покрикивать. Руки ее скользили по моему телу. Наконец, она подобралась к моим шортам и стала их стягивать вместе с трусами. Мой весь как будто раскалившийся до красна и неимоверно напряженный член выскочил из трусов наружу. Катя сначала слегка помяла мой агрегат, а потом приблизилась к нему и стала нежно целовать и полизывать, теребя своим язычком по краям головки. И вот она взяла головку в рот полностью и стала не спеша поглощать мой член в свой рот, дойдя почти до основания ствола, она медленно выпускала член изо рта, сделав несколько дополнительных движений вверх-вниз по краю головки, и снова как удав на жертву медленно наползала на мой член. Я весь извивался от наслаждения, Катенька тоже так и дрожала от моих ласк. Я понял, что еще чуть-чуть, и мы кончим, но делать ей это в рот я не хотел, поэтому резко оторвал ее от себя, сказав: — Достань презервативы, у меня в столе в ящике. Катя дотянулась до ящика, раскрыла один презерватив и нежно растянула его по моему члену. Я продвинулся телом назад. Теперь она легко могла сесть мне на член. Я приподнялся. Взял член одной рукой за основание, чтобы направить его прямо в сладкое Катино нутро, а другой рукой взялся за ее грудь. Катя стала медленно опускаться, погружая мой член в теплые глубины своего влагалища. Голова ее закатилась, глаза были закрыты, рот напротив эротично открыт и выдавал ее громкий стон, прерываемый дыханием. Катя быстро и энергично закрутила бедрами. — А-а-а, Димочка, милый… , — произнесла быстро Катя и тут же забилась волнами, сжимая в себе мой член, чем моментально передала свой оргазм мне, я крепко вцепился ладонями в ее груди, носом уткнувшись в ее шелковистые густые волосы, и, застонав, кончил. Мы опустились на пол. Так мы пролежали еще несколько минут. — Пойду в душ, — сказала Катя, встала и вышла из комнаты. Я продолжал лежать. Я как будто бы находился не здесь, а где-то совсем далеко, вне реальности вокруг меня, мыслей не было вообще, никаких. И вдруг я как вернулся сам в себя Из ванной доносился шум воды. Я встал, скинул презерватив и пошел в ванную. Когда я открыл дверь, Катя стояла под душем и потирала руками свои груди, вся комната была вся заполнена паром. — Дай я тебя помою, — сказал я и взял в руки мочалку и жидкое мыло. Я нежно водил мочалкой по ее мягкой коже, повторяя изгибы ее прекрасного тела. Это занятие так возбудило меня, что я снова хотел ее. — А теперь помоем киску, — произнес я, наклоняясь к ее пещерке. Одной рукой я направил душ на ее половые губки, а другой слегка тер их. Затем я залез внутрь и пройдясь несколько раз по клитору, направил пальцы вглубь, струей при этом продолжая ублажать клитор. Катя вновь застонала. Я быстро открутил с душа рассеиватель, и уже более мощной струей стал обрабатывать Катин клитор. Она так и обалдела, увеличив громкость своих криков. Намылив палец другой руки, я стал аккуратно вводить его Кате в попочку. Тут она не выдержала и крепко сжала в кольцо мой палец, изогнулась и припала к стене. — Дим, а у тебя талант, — произнесла она отдышавшись. — Давно у меня таких оргазмов не было. Давай-ка я тебе помогу. А то вон как колом стоит, — с этими словами она опустилась на колени. Я наоборот поднялся. Мой член, давно соскучившийся по ласке, оказался прямо перед ее лицом. Катя сначала нежно обмыла его водой, аккуратно отодвигая верхнюю плоть. — А дай-ка и я пальчиком тебя в попку, — решила Катя и повторила мой трюк. Как приятно было чувствовать попкой ее нежный тонкий пальчик. А ротиком тем временем Катя работала не менее усердно. Она то лизала мой член как Чупа-чупс, слегка подрачивая его, то проглатывала полностью, нежно поминая яички. Ее глаза изредка покорно поглядывали на меня. От дикого оргазма и жара я чуть было не потерял сознание. Я почувствовал, как много спермы я выплеснул Кате в ротик, но она все глотала и отпустила меня, когда выжила из члена себе в рот последнюю каплю. Катя выключила воду и стала вытираться. Мы оба оделись. — Ладно пора мне, дома все-таки надо появиться, — сказала Катя из коридора и стала собираться. — Подожди меня, я тебя провожу, — крикнул я ей в ответ, достав незаметно из ящика еще один презерватив, и спрятал его в карман. По дороге я решил, что лучше всего будет взять ее в лифте. От одной мысли секса в лифте я возбудился и до Катиного дома дошел в полной готовности. И вот, наконец, двери лифта сомкнулись. Мы проехали пару этажей, и я нажал на кнопку «СТОП». — Так легко я тебя не отпущу, — прошептал я как настоящий маньяк, прижимаясь к Кате сзади. — Ишь ты, — почувствовала она мое возбуждение, повернулась ко мне лицом и стала меня целовать. Она хотела, было полностью развернуться ко мне, ноя не дал ей этого сделать и стал расстегивать ее джинсы. Затем расстегнул и снял свои. Я нарочно немного грубо нагнул ее вперед так, что ее попка оказалась выше головы. Руками, Катя, оперлась о двери лифта. — Расставь ноги, — приказал я ей, чуть стукнув ботинком по ее ножке, пока сам одевал презерватив. Я намеренно разыгрывал из себя злодея, меня это безумно завело. Я чувствовал, что и Кате эта игра тоже нравиться. Я со всего маху загнал член на всю его длину в ее пещерку. Катя резко закричала, даже с легким испугом. Я не хотел, чтобы нас услышали, и поэтому прикрыл Катин рот рукой. Другой ухватил ее за талию, и стал энергично производить толчки, почти полностью вынимая член и до предела, вгоняя его обратно. Я не на шутку разошелся, наши тела хлопали, Катя слегка мычала сквозь мою руку, а ее влагалище так и чавкало от обильных выделений. Сладкое тепло подкатывало к низу моего живота. Вдруг Катя неистова заорала, вырвавшись из моей руки. Я сделал три еще более резких толчка, неимоверный оргазм судорогой пробежал по всему моему телу, вырвавшись наружу диким стоном. Мы оделись. Катя нажала на свой этаж. — До завтра, — попрощалась в дверях лифта со мной Катя, поцеловав меня. — До завтра, — ответил я, и совсем обессиленным пальцем нажал на кнопку с цифрой «1». mulo-14@rambler.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Помощь друга

Помощь друга После сильной аварии я с переломом позвоночника пролежал полгода в больнице, после чего ещё месяц дома. С помощью жены иногда начал вставать и с великими усилиями доходить до туалета. В пояснице всё ещё резкие боли, а ноги как ватные. Ничего не чуют. Маринка, моя жена, со мной изрядно помучалась, но терпеливо за мной ухаживала. Но видимо всему есть предел. Устала и она. Под глазами обозначились синие тени. Морщины. Участились срывы, стала нервной, какой то задерганной. Реагировала на каждую мелочь. Я понял в чем дело — больше полгода без секса. В последнее время, уже дома, пробовала при помощи миньета оживить моего дружка. Но тщетно. Он лежал не вставая, как и я. После таких неудачных попыток она замыкалась, и общалась только с пятилетним сыном. Я вполне её понимал. Проку ни от меня, ни от моего члена нет. А ведь женщину надо постоянно удовлетворять. Наконец я не выдержал и позвонил другу. — Привет Миша. Ты можешь подъехать на недельку или хотя бы дней на пять? — А что случилось? — Мишь, не по телефону. При встрече расскажу. Мишка приехал через две недели. — Нус, расазывай. И я ему поведал о проблемах нашей семьи. — Насколько я знаю, она тебе нравится, ты ей тоже. Твоя задача — заменить меня на постельном ложе, с недельку спать с Мариной. Если конечно ты согласишься. Может она успокоится после сексотерапии. — Мда… Дела… Ну что ж. Долг платежом красен. Я согласен. Тем более Мариночка мне в самом деле нравиться. Такая аппетитная задница любому понравиться. Каждый захочет ей всадить. Здесь я должен пояснить, о каком долге идет речь. Два года назад мне так же позвонил Мишка и попросил приехать к ним. Я был в отпуске, сел в машину и через пару часов был у них дома, в маленьком городке. Так же как и он, я спросил тогда в чем дело? — Ты помнишь, Люда после родов сильно поправилась. Секс у нас был не часто. Она сосредоточилась на ребенке. Год назад, что-то в ней произошло. Она вдруг стала следить за собой, пошла на фитнес, в бассейн, иногда на баскетбол. Через полгода её было не узнать. Она похудела, наверное, вдвое. Стала гибкой, сбитной, подвижной и стройной. Ну, ты сам видел сегодня. Но не это главное. А главное в том, что у неё появились блядские замашки. Она стала направо и налево кокетничать, позволяет себя лапать. Ну а если гулянка, какая, с удовольствием дает гладить попу и сиськи. Особенно во время танцев. — А не в танце как? — спросил я. — Да запросто. Вертит перед мужиками попой, поддразнивая, чтоб шлепнули. Или выйдет с мужиками якобы покурить, и липнет к кому нибудь. — — Так она же не курит! — Так вот именно. А мужик не железный, тем более, когда к тебе липнет такая конфетка. Ну, приобнимет вроде бы за талию, а там рука выше и уже на груди. Или на попе. Она смущенно улыбнется, уберет руку, а потом опять что-нибудь придумает. — Ты думаешь, она уже трахается на стороне? — А хрен его знает. Пока думаю, нет. Но к этому идет. Вот я и хотел, чтоб было это, ни с кем попало, а дома, под контролем. — Мишка помолчал немного, а потом добавил — Ну что поможешь? — С удовольствием, — и я вспомнил, как меня встретила Марина, как засияли её красивые глазики. — Кто же от такого лакомого кусочка откажется. Людмила мне нравилась, порой до обожания. Красивая линия носа, круглые брови вразлет, красивые миндалинки глаз. Я позволял себе комплименты в её адрес, но не более того. Нельзя трахать жену друга. Табу. Это его женщина. Даже если ты теряешь голову при общении с ней. Иначе мир рухнет. Друзей не станет. А тут на тебе. Можно официально её ебать, ну или полуофициально. Тем более если просит друг. Так сказать полезное с приятным. С очень приятным. И таким лакомым. — А как мы это сделаем? — спросил я. — А тебе, скорее всего ничего и делать то не надо будет. Я с утра на работу, у меня четыре пары. До трех я на занятиях. У вас время валом. Людка, скорее всего тебя сама снимет. Он как в воду глядел. Проснувшись утром, я умылся и прошел на кухню. А там… Картина маслом. В общем, все в порядке. Люда стояла у плиты и что-то строгала. Готовила, в общем. Ничего такого зазорного в этом нет. Это нормально, когда женщина на кухне готовит. Если бы не одно но. Как она была одета. Нет, нет, не голенькая. И штаны и блузка на ней были. Представьте себе такую картину. Молодая худенькая, стройная женщина, с копной вишневых кудряшек на голове, выразительными зелеными глазами, которые при виде меня, зашедшего на кухню, обрадовано заулыбались. Красивый ротик слегка томным голосом сказал нарастяжку: — Привет, — глаза откровенно радовались моему появлению на кухне. — Привет, — ответил я. На хозяйке были кипельно белые штаны из полупрозрачной материи, которые туго, в облипку обтягивали её соблазнительную попку и красивые стройные ножки. От колен они падали вниз колокольчиками клёшей. Сзади, у пояса, резко просвечивала белая галочка трусиков, вне которых попа сияла розовым отливом кожи. Когда Людочка поворачивалась ко мне передом, на лобке просвечивали кружева тех же трусиков. Надо сказать, что в таком снаряжении попка любой женщины выглядит очень соблазнительно. В тон брючкам была и не длинная сорочка на выпуск. Тоже белая, полупрозрачная, со светло серой клеткой. Сквозь рубашку читался белый бюстгальтер. Три верхние пуговицы расстегнуты, так что внизу видна перемычка лифчика и краешки чашечек. Из них выпирали вперед и вверх соблазнительные сисечки. Им было явно тесно под этой рубашкой. В общем, видок тот ещё. Так ходят женщины и девушки гулять вечером в парк или на набережную, но никак не на кухню, готовить завтрак. При том явно было заметно, что Людочка не столько готовит еду, сколько вертится, стараясь принимать выгодные и соблазнительные позы. Ну что ж. Её затея удалась. Любой молодой мужик хочет всегда, а тем более с утра, когда гормоны прут наружу из всех щелей и эрекция автоматически является повышенной. А тут ещё такое кино показывают. Не прошло и минуты, как я подошел к Людочке сзади, и со словами: — Какая прекрасная и соблазнительная у тебя попа, так и хочется потрогать её руками, — положил ей руки с боков на ягодички. Люда замерла, перестала помешивать ложкой салат, но моих рук не убрала. А спросила игривым голоском: — А что, у меня только попа красивая? — мои руки уже скользили вверх по талии и приближались к грудкам, упакованным в тесный лифчик. Люда снова не остановила моих рук. А в ответ я скал: — Не только. У тебя красивые стройные ножки, соблазнительные грудки, шикарная фигура, — ладони уже мнут груди, — тоненькая, как у девочки талия, — руки отправились по животику вниз, — огромные, прекрасные глаза, — одна рука остановилась на пупке, другая нырнула под пояс брючек. Люда втянула в себя живот, помогая моей руке двигаться дальше. И вот уже пальцы ощутили шелк лобка и влажные губки. — Быстрый ты какой сегодня. Уже и в трусы залез. — Разве ты не хочешь этого? Тогда я уберу руки. — Хочу-у. Продолжай. Я так давно хотела. — Кого? Меня? — Всех! И тебя тоже. Когда ты приехал, я так обрадовалась, как школьница. Я всю ночь представляла тебя в своих объятиях. Плохо спала. Утром не могла дождаться, когда ты проснешься. Я развернул её к себе лицом и впился в губы. Некоторое время мы целовались взасос и крепко сжимали друг друга в объятиях. Одежда на нас была полурасстегнута. Во время перерыва между очередными поцелуями Люда сказала: — Чего мы здесь на кухне. Пойдем в постельку. В … спальне я попытался стянуть с её бедер штаны с трусиками, но это оказалось не просто. Штаны не снимались. Очень тесные. — Подожди, я сама, — услышал я голос Людочки. Она принялась стягивать с себя брючки, а я тем временем стянул свои штаны с трусами сразу. Член стрелой прыгнул вверх. Голенькие мы кинулись друг другу в объятья и снова целуясь, рухнули на постель. Мы оба уже сильно завелись, поэтому в постели без лишних движений и суеты я деловито залез на нее, и она с удовольствием направила моего малыша к себе в норку. Это был наш первый секс, но все получилось легко и быстро, будто мы старые и привычные любовники. Отдохнув, мы трахнулись ещё раз. И только потом вернулись на кухню готовить. Люська одела более подходящий для этого короткий халатик. После обеда прикатил Мишка и я, подмигнув, показал ему большой палец. На завтра все повторилось, точнее продолжилось. Вот так мы и жили всю неделю. Днем ебал Люську я, ночью Мишка. Она была на седьмом небе от счастья. Через месяц после моего возвращения домой, мне позвонил Мишка и поблагодарив, сказал, что Люда успокоилась немного. Я сказал, что если надо, приеду еще. И вот теперь Мишка практически с той же миссией приехал ко мне. И хотя я не вставал с постели, и не мог наблюдать происходящее вне моей комнаты, было заметно оживление Мариночки при появлении гостя в доме. Я думаю, они даже и целовались на кухне. Потому как их среднестатистический и ничего не значащий треп внезапно стихал, на какое то время, а потом возобновлялся снова. Я этому был только рад. Мариночка резко изменилась. Я давно не видел её улыбающейся и тем более, звонко смеющейся. Всё складывалось как нельзя лучше. Небольшой сбой получился вечером, когда уже ложились спать. Марина постелила Мишке в зале, на угловом диване и он ушел спать, взяв почитать на ночь «Войну мага» Перумова. Марина пришла в нашу спальню и начала развязывать пояс пеньюара, готовясь ко сну. И тут я ей и говорю: — Марина, иди к Мише. — Зачем? — удивленно спросила супруга. — Он приехал помочь нам. Он пока будет вместо меня. В нашей постели. С тобой. — Ты что! Совсем свихнулся?! — Марин. Ты не кричи. Ведь ты же не железная. Ты же давно хочешь, и меня пробуешь реанимировать. А он не встает. Ведь я же вижу, как ты злишься после этого. Иди. Тебе надо. Миша ждет. Я ему позвонил и он приехал. Для этого. Иди. — Как? Ты ему позвонил, чтобы он приехал сюда трахать твою жену?! Твою половину?! Да ты не просто инвалид, ты ещё и негодяй. — Но ведь ты же обрадовалась, когда он приехал. — Обрадовалась, — сказала Марина уже тише. — Но все равно, это свинство. — А ведь вы целовались! — А откуда ты знаешь… — и осеклась. Тут я крикнул Мишке, а когда он зашел, сказал: — Миш. Забирай Марину, а то она сама боится. Бери её за руки и веди к себе. Мишка подошел к Марине, протянул ей руку, она протянула свою навстречу и сказала: — Ну, Витечка, тогда не обижайся. Я буду громко стонать. Ты сам этого захотел. Было видно, что решение ею принято. Она повернула в мою сторону голову и с улыбкой, помахав рукой, сказала: — Пока-а, — и добавила уже Мише, решительно вытолкав его из спальни, — Пошли. Как только за ними закрылась дверь, я, на ноутбуке, который лежал рядом на тумбочке, запустил гляделку. Накануне приезда, по моей просьбе, знакомый установил в зале Веб камеру с микрофоном, а провода протянул ко мне. Камеру мы отрегулировали так, чтобы был виден диван. Поэтому, сейчас я на экране мог видеть всё происходящее в зале. Над диваном горел бра. Все было хорошо освещено. Вот они зашли, закрыли за собой дверь и сразу кинулись друг к другу в объятия. Ну вот, а ещё упиралась. Сразу видно, целуются уверенно, днем явно тренировались. Это не первый поцелуй между ними. Вот Миша развязал завязки пеньюара, Марина тряхнула плечами, и он упал к её ногам. На жене остались лифчик и трусики. И то и другое вполне бытовое, и вовсе не сексуальное. Ведь она не собиралась к Мишке. Хотя, как знать. Любовники снова сцепились в поцелуе. Они уже изрядно завелись и прерывисто дышали. — Ты божественна, — услышал я Мишкин голос. — Спасибо. Я так этого ждала. Весь день. Я думала он никогда не кончится. Я так хотела тебя. Думала придти к тебе потихоньку ночью. — Видишь, как все разрешилось. — Да. Это даже лучше, чем я думала. И не надо тайком. Хотя, тайком так романтично. Но целуй же меня, целуй. Вот те и раз, подумал я. Значит, эта сцена в моей комнате была разыграна только для отвода глаз. Вот и верь после этого женщинам. Не поймешь, когда они искренни, а когда притворяются. Тем временем, на пол упал лифчик. В этой детали туалета они более тоже не нуждались. Открылись груди моей жены. Сроду не думал, что со стороны они так хорошо смотрятся. Такие аппетитные. Мишка припал к ним. Жена снова застонала и прогнулась назад. Боже! Как она прекрасна. Особенно, в объятиях другого мужчины. Каким сокровищем я, оказывается, обладаю. Мишины руки опустились по спине вниз на попу, там зацепили трусики, и, насколько можно, стянули их вниз. Открылась голенькая попа жены. Какая она хорошенькая, со спущенными трусиками. Мишка вовсю мял руками обе половинки попы без трусиков. Потом Марина стянула вниз Мишкины трусы, а заодно и свои. Большой ли у него член, я не увидел, ракурс не тот. Они снова, уже совершенно голенькие стоя сосались. Их руки, как змеи, извивались и переплетались в немыслимые узоры. Сердце мое учащенно забилось, громко забухало. Марина за руку потянула Мишу в постель, легла на спину, и раздвинув ноги произнесла взволнованным шепотом: — Иди… Иди скорей. Хочу… Тебя… — Миша лег следом сверху. Было видно, как он рукой орудует внизу, направляя член в Мариночку. Вот, наконец, то получилось. Никогда не думал, что со стороны это хорошо видно. Его задница сделала движение веред и вниз, при этом Марина издала вздох-стон: — А-а А-ах Ха Аа. Понятно, вошел, подумал я. Ну а дальше, как в кино. Он её трахал, она стонала, порой громко, извивалась под ним, подмахивала. Мишкины руки тоже не стояли на месте. Света от бра хватало, ракурс хороший, план средний, не мелкий. Мне все хорошо было видно. Я лежал и смотрел, как мой друг ебет мою жену. Мое сердце громко бухало. Бух, бух, бух. В груди и животе все полыхало огнем. Так волнительно было смотреть, как ебут мою жену, и с какой страстью она отдается этому мужчине, какой она от этого получает кайф. Это было видно по её лицу. Картину дополняли, ставшие уже громким, стоны, которые очень красноречиво говорили о получаемом от секса наслаждении. Ведь это её первый секс более чем за полгода. Стоны жены уже были слышны без микрофона, через дверь. Во мне все горело. Жар по всему телу. В голове шум. Но не от досады. Волнительно это всё было как-то. И вдруг… вдруг я понял, что у меня стоит. Я руку вниз, и точно, эрекция есть. Ура! После аварии в первый раз. Я думал, что он больше не встанет. Я радовался и чуть не визжал от восторга. Стоит! Стоит! Снова стоит! На экране трах продолжался. Моя рука дрочила член. Я откинул одеяло и гордостью посмотрел на свой, стоявший писюн. Стоны с экрана и из-за двери подбавляли эрекции и волнения. Вскоре я кончил, сперма разлетелась по животу, я ветер её носовым платком и уснул, не досмотрев секс шоу до конца. Проснувшись среди ночи, я увидел темный экран. Выключили свет. Я поставил ползунок прокрутки на начало, и снова все пересмотрел. Как они зашли, как целовались, как трахались. Теперь увидел новые мелкие подробности. Потом досмотрел то, что проспал — как они кончали. Послушал их около сексуальный треп и снова заснул. Проснулся, уже светло. Включил ноут. И вовремя. Они только проснулись и лежа ласкались. Потом снова трахались, ещё сексуальнее чем вечером. Все мои эмоции снова повторились. И снова эрекция. К тому моменту, как Мишкина задница дернулась в последнем толчке мой член стоял уже уверенно. Он слез с нее, и Марина пошла в туалет. Когда вышла, я позвал её. Она вошла, и я продемонстрировал стоящий член. Марина почти закричала: — Ух ты! Неужели? Вот это да! Дела. — С этими словами подошла ко мне и стала устраиваться на мне, садясь на член. И я снова, после долгого перерыва, почувствовал тепло женского лона. — Только не сильно, — сказал я. — Ну конечно, — радостно ответила моя супруга. Она потихоньку сжимала свои мышцы, стараясь сильно не прыгать на мне. Мне было безумно хорошо. Я снова ебусь. Ура! Мой член стоит. Я в женщине. Я ликовал. У меня снова начала гореть поясница и ноги стали теплее, а в голове бухало. Член распирало от желания кончить. Что я и сделал. Ура! Я кончил. У меня стоял. Я был в женщине. Снова. Ура! Утром, в смысле, позже утром, меня усадили на кресло-каталку и сказали, мол, хватит балдеть. Раз у тебя встает, то и сам можешь вставать. За завтраком все смеялись, шутили, обсуждали прошедшие сутки. Я показал им свое ноу-хау. Они сначала деланно обиделись, а потом снова смеялись. Типа хеппи энд. Или его самое начало. После завтрака они снова хотели, было уединится для секса в зале, но я попросил сделать это при мне. — Желание больного — закон. И завалились оба ко мне, на наше семейное ложе. Мне снова немного досталось. Через три дня Миша хотел уехать, но Марина не отпустила: — Ты такой хороший. Так хорошо любишь. Не уезжай, потрахай еще. Мне так хорошо было. А то Витя ещё очень слаб. А я добавил: — Миш. Спасибо тебе. Выручил не только Марину, но и меня. Я когда звонил, хотел, чтобы Марине стало легче, о себе не думал. А получилось, что и сам поправился. — Ты главное, теперь ходи больше, чтобы кровь в области таза циркулировала. Уехал Мишка только через неделю. Его Людочка стала волноваться. Названивать Видно женское сердце почуяло.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх