Портрет художницы

… Кристина сделала последний взмах кистью и отошла назад. Все было закончено. За окном маленькой мастерской наступил рассвет. Она оценивала свое творение, ощущая, что вдохновение дошло до последней точки. Три дня Кристина рисовала эту картину. Сон и все остальные человеческие потребности были потеряны, настолько желание создать эту вещь охватили девушку. Художница жила только своим шедевром. То, что это должен быть шедевр, Кристина знала, ибо на меньшее она была не согласна. По отзывам преподавателей безусловно одаренная, Кристина захотела написать картину ради Них Двоих. Чувство, которое она испытывала к Олегу, было мощным стимулом в ее последней работе. Она рисовала, рисовала и рисовала — все три дня, практически не отрываясь. Эмоции творца были выплеснуты на холст. На картине молодая пара в полете протягивала руки Солнцу. Название произведения пришло сразу — «Влюбленные». Выполненная в стиле арт-хаус, картина передавала игру ощущений страсти и возбуждения, которое испытывают молодые люди в состоянии взаимной любви. Кристина поняла, что работа получилась. Ничего лучше ей, юной двадцатилетней студентке художественной академии, но с огромными амбициями, написавшей уже сотни картин, не удавалось до этого дня. Эта картина станет ее подарком любимому! Она последним взглядом оценила изображение, убедилась в его силе. Пора показать работу тому, кто и был ключевым источником вдохновения. Кристина набрала телефонный номер. — Здравствуй, милый — сказала она мужчине на другом конце трубки — Я закончила… Да, не спала… Приезжай скорее в мастерскую. Мне очень важно твое мнение. Олег приехал через час. Кристина сразу заметила, что ее жених не в себе. Круги под глазами и нервный взгляд выдавали проведенную им бессонную ночь. Олег молча поцеловал ее в щеку и подошел к картине. Бегло взглянув на нее, заметил: — Нормально, — и усевшись на диван, с каким-то безучастием уставился в стену. Девушка растерялась. Не на такую оценку она рассчитывала. Неужели ей лишь показалось, что «Влюбленные» — это сильная вещь? — Олег, все в порядке у тебя? — спросила Кристина. Ее возлюбленный посмотрел на нее, и девушка прочитала во взгляде тревогу. — Иди ко мне — тихо попросил он. Она подошла к Олегу, присев перед ним на корточки. Кристине практически все было понятно. Олег — красивый парень по любым стандартам, с внешностью голливудского актера, был душой академии. Любимец девчонок, обладал блестящим художественным талантом и подавал серьезные перспективы в современной живописи. Они встречались уже год и собирались пожениться. И все же одна его слабость портила ему существование. Ему и, соответственно, ей. Олег играл. Казино и азартные игры были второй половиной его жизни, известной только его близким. Болезненная страсть причиняла немало проблем — редкие выигрыши сменялись чередой проигрышей. Сливы в казино определялись крупными суммами, и, как правило, не своими. Чтобы рассчитываться с долгами, Олег продавал все свои картины, продолжал играть, и, как следствие, — новые долги. Так продолжалось долго, и что Кристина только не делала, чтобы избавить его от пагубного образа жизни. Бесполезно. Уговоры и угрозы влияли недолго. После обещаний жениха завязать и короткого перерыва Олег снова возвращался к игре. Вот и сегодняшнее утреннее настроение своего любимого Кристина объяснила очередными неудачными ставками. Видя, как ему плохо, девушка решила на этот раз не злиться. Она умостила свою головку ему на колени, Олег погладил ей волосы, наклонился и нежно поцеловал. Он любил свою невесту. Талантливая и умная, Кристина ко всему была красивейшей девчонкой с яркой внешностью, привлекавшей мужчин. Голубоглазая, русоволосая, со стройной утонченной фигурой, она обладала тем естественным изяществом, которое так любили изображать великие художники прошлого. Кристина всегда будоражила Олега своей невинной красотой. Он был у нее первым мужчиной и ценил это. — Проиграл? — с нотками отзывчивости и понимания спросила Кристина. — М-да… Проиграл, это точно, — грустно и зло ответил Олег. — Но не в казино. Гораздо хуже. Девушка не спешила расспрашивать, давая ему время успокоиться. — Надо выпить кофе — спокойно сказала она. Беды Олега никогда не проходили мимо нее, как в каждой по-настоящему близкой паре. Она молча поднялась, быстро приготовила кофе — так, как предпочитает ее любимый, и подала ему чашку. Он жадно начал пить, свою она практически не тронула, приготовившись выслушать. — Рассказывай — произнесла она участливо — … Смелей. Олег вздохнул и начал: — Мои долги попали к одним типам. Бандитам, короче. Сроки возврата поджимали, денег не было, и они предложили мне подработку. Нужно было выполнить один заказ… Он замолчал, как бы сам анализируя ситуацию из прошлого, и невесело продолжил: — Я согласился написать картину из раннего Клода Моне… Копию, в общем… Кристина пораженно застыла, не в силах отреагировать словами. Наконец, произнесла: — Олег, что ты сказал?… Подделка? Он кивнул. — Мне показалось, у меня нет другого выхода. Это были легкие деньги — 50 000 баксов. Я сам поразился, как четко у меня получилось. Это лучшее, что я когда-либо нарисовал. Я был уверен, что никто не выпалит подставу. Типы продали эту картину Воронцову, выдав за подлинник, а через два дня ко мне заявились его люди… — О, Боже… — только и осталось проговорить растерянной Кристине, выслушав откровения жениха. Воронцов был известный коллекционер и ценитель живописи, в которой разбирался досконально. Крупный бизнесмен, владелец нефтяных скважин и заводов, он слыл меценатом. Организатор аукционов и выставок русских художников за границей, также занимался благотворительностью, раскручивал молодые дарования и помогал больным. Влиятельность этого человека была колоссальной. И вот, Олег сумел так неприятно зацепиться с ним, приняв участие в подставе. — Я не знал, кто будет покупателем, клянусь тебе — нервно договорил он. Кристина была растеряна. Что теперь будет? — И что его люди от тебя хотят? — переспросила она — Не ты же ее продавал. Откуда ты знал, зачем эта копия заказчикам была нужна? — Они уже разобрались с «продавцами», и остался я — ответил Олег — По большому счету, их условия просты и справедливы — я просто возвращаю им гонорар, полученный от заказчиков. Это те же 50 кусков. Срок — три дня, если я не решаю с ними вопрос, они запускают дело по мошенничеству, и я могу сесть в тюрьму. Все было бы ничего, но эти бабки я уже успел отдать кредиторам. И мне они их точно не вернут. Кристина вздохнула, и на глазах ее заблестели слезы. Девушка знала, насколько Олег азартен, но не думала, что его риск зайдет так далеко. Шансы были призрачны. Она внезапно посмотрела на свою последнюю картину. «Влюбленные» поднимали руки, и не было предела их счастью. Кристина понимала, что и за свое счастье ей придется бороться. — Успокойся, милый. Рассчитаемся с Воронцовым — спокойно уверила она. Хотя бы один из двоих должен сохранять волю и спокойствие, знала девушка. — Рассчитаемся? — раздраженно переспросил Олег. Он был на грани срыва. — И чем же? — Дай мне подумать. Кристина до появления Олега рассчитывала на то, что они улягутся в постель и займутся любовью — самым приятным, что влюбленные делали вместе. Отдаться страсти и получить удовольствие — вот, чего она хотела, ожидая милого. Они часто занимались сексом, лаская друг друга и доставляя многократное наслаждение. Вот и сейчас, пора было оставить все горести в стороне. Кристина обняла Олега, запустив ему руку под рубашку, стала гладить спину. Прижалась к мужскому телу, нежно поцеловала в губы. Рука потянулась к его брюкам. Но в свете неприятностей Олегу стало не до этого. — Ну не надо. Не хочу — отказал он. Кристина помрачнела еще больше. Первый раз любимый ее не захотел. Возбуждения у мужчины не было, и Олег спустя полчаса уехал, оставив ее одну… … Днем приехала Наталья — ее первая преподавательница живописи. С ней Кристина чувствовала себя, как с подругой, ей она могла довериться, попросить профессиональной помощи, и посоветоваться по личному. Но сейчас Кристине не хотелось рассказывать о неприятностях жениха. Наталья заворожено смотрела на последнюю картину. — Блеск! — прокомментировала она. — Насколько живо и колоритно получилось. Ты просто молодец! — искренне похвалила преподавательница свою любимую ученицу. — Правда? — обнадежено уточнила Кристина. — Исключительная работа, поверь мне. Я всегда говорила, что ты талантлива, но это произведение — совершенно новый для тебя уровень. Ее можно продать за приличные деньги, так что не продешеви, девочка — заверила Наталья. — А Воронцов купил бы? — вдруг спросила Кристина. — Это ценитель экстра-класса — заметила преподаватель об известном меценате — Но, полагаю, и его бы эта картина зацепила. Решение нашлось быстро. Кристина знала, что делать. Правда, в случае успеха ее любимый останется без подарка, который она так старательно рисовала. Когда Наталья ушла, девушка обзванивала всех знакомых художников, пытаясь найти мобильный номер нужного человека. Наконец, ей это удалось, и один коллега продиктовал известные немногим цифры… … Воронцов согласился ее выслушать. Она попросила о встрече. Он напомнил ей, как дорого для него время. — Не пожалеете — твердо сказала она. Получив согласие уделить ей две минуты возле своего офиса через два часа, Кристина стала собираться. Совершенно неосознанно она выбрала короткое синее платье, под цвет своих глаз. Подошла к зеркалу. На нее смотрела молодая красивая девушка. Стройные ножки на каблуках, холмики оголенной упругой груди из-под выреза, милое личико с чуть вздернутым носиком и красиво очерченными губами не должны были оставить равнодушным ни одного мужчину. Повернулась боком, продемонстрировав выпуклую подтянутую попку. «Нужно нравиться себе, тогда понравишься другим», подумала она девичью истину. Нет, она не собиралась соблазнять Воронцова, и уж тем более, не думала ни о чем неприличном, выходящим за рамки деловой встречи. Но ощущение того, насколько важен итог предстоящего разговора, заставило ее оценивающе осмотреть зеркальное отражение. «Картина будет Вашей» — мысленно убедила она Воронцова, и отправилась к нему в офис. … — Я написала картину, Виктор Алексеевич — сказала Кристина на ходу бодро шагающему в свой офис статному, дорого одетому мужчине, выскочившему из «Мерседеса». Она ждала его полчаса, и теперь догоняла, пытаясь сравняться с его стремительной походкой. О времени на встречу в две минуты меценат точно не соврал. Каблуки мешали ей идти быстро, но Воронцову, похоже, на это было наплевать. И тут она чуть ли не крикнула: — Вы должны ее посмотреть! Она точно Вас заинтересует! Воронцов остановился и оглянулся на девчонку, бежавшую сзади. Осмотрел с ног до головы, и ей показалось, взгляд этой акулы живописи потеплел. «Наконец-то, — подумала Кристина, — можно будет поговорить». — Я видел тысячи картин, девушка — безапелляционно заявил он — Большую часть из них и картинами то стоит назвать с трудом — так, заурядная мазня. О какой моей заинтересованности можете говорить Вы? Кристина поняла, что либо она сейчас скажет что-то решительное, либо он просто уйдет. — Прошу Вас, поедемте в мою мастерскую. Она там. И я уверена, картина Вас удивит, — ее голос никогда не звучал тверже. Воронцов еле заметно улыбнулся и жестом пригласил ее вернуться к припаркованному «Мерседесу»… … Он стоял в мастерской, оценивающе рассматривая картину. «Влюбленные», казалось, в ответ смотрели на Воронцова и ожидали своей участи. Кристина замерла, потеряв дыхание, настолько важным был вердикт ее гостя. Реакцию мецената она по его виду прочитать не могла. Профессиональный ценитель, покупавший сотни работ, умел скрывать свои впечатления. — Неплохо — наконец, произнес Воронцов. — Насколько неплохо? — с колотящимся сердцем переспросила Кристина. Неужели понравилось? — Настолько, что я признаю, девушка, рисовать Вы умеете, — со снисходительной улыбкой ответил бизнесмен. — И что Вы хотите от меня теперь? Здесь у Кристины вариантов не было. Пора было открывать карты. — Вы должны ее купить! — жестко заявила она. — И у меня есть имя — Кристина. — Ого! — весело отреагировал Воронцов. — Мы знакомы полчаса, а я Вам уже должен, — и добавил: — Кристина — красивое имя. Он как-то по-новому взглянул на нее. Осмотрел личико, затем ее великолепную фигуру. Ей показалось, будто меценат погладил взглядом ее нежную кожу, и от того по спине прошелся холодок. Художница словно увидела свое отражение в его потеплевших глазах. Высокий интересный брюнет лет сорока, он смотрелся уверенно, как настоящий хозяин жизни. Но только не ее, Кристининой. Девушка знала себе цену. Она была решительно настроена довести начатое до конца. — И цена на эту работу уже есть? — уточнил Воронцов. — Есть — ответила Кристина, удержавшись от вздоха. Вздыхать на переговорах о стоимости было неуместным. «Что ж, последний взмах кистью», — подумала она: — 50 тысячь долларов! Ей показалось, Воронцов еле слышно присвистнул. И уж точно явственно услышала, как он засмеялся. — Я — невеста Олега Семенова — наконец, объявила она. Воронцов перестал смеяться, лишь глянул на нее пристально: — Ах вот оно что, — сказал меценат. — И этим фактом я обязан оплатить самому себе долг за его аферу? — Он не аферист — начала оправдываться девушка. — Он очень талантливый художник. — Бездарь! — жестко заметил Воронцов. Он стал холоден, хотя и продолжал улыбаться. Кристина разозлилась: — Вы ничего не понимаете в талантах. Олег — гений! — Дорогуша, — заметил Воронцов. — Я никогда не вычислил бы подделку за минуты, если бы ее рисовал гений. И работа Моне, за которой я гоняюсь по всему миру уже годы, в исполнении Вашего «красавца» висела бы в моей галерее. Я простил бы Вашему милому 50 000, если бы все спецы, которые посещают мои выставки, поверили в то, что эта кривая подделка Моне — подлинник! — И добавил: — По сравнению с ним, в Вашей работе действительно чувствуется талант. — Вот и купите ее, — заявила решительно Кристина на этот лестный для нее отзыв. — Заберите картину в счет долга. Когда я стану всемирно известной, выручите за нее приличные деньги. Воронцов стал серьезен и задумчив. — Не знаю, сколько она может стоить, — сказал он. — Не знаю. Вещь замечательна на самом деле, и я в этом признаюсь. У Вас есть стиль и чувство прекрасного, дорогая Кристина. Но картина слишком специфична. Она передает Любовь. Оценить и купить ее сможет человек, который очень сильно влюблен, да еще и отвалить за нее крупную сумму. Вы думаете, богатые люди часто влюбляются? — он иронично посмотрел на Кристину. — Думаю, они такие же люди, — тихо ответила она. — Такие же, как кто? — переспросил Воронцов — Как я — проговорила Кристина и почувствовала, как ее лицо запылало. Разговор коснулся личных чувств, и ее сердце застучало от откровенности с чужим человеком. Меценат подошел к ней совсем близко. — Вы так его любите? — спросил он. Кристина смущенно, потупив голову, как школьница, кивнула. — А Вы не задавались вопросом, насколько он достоин Вашей любви? — Задавалась — ответила девушка, постаравшись придать голосу уверенность. Но ощутила, что это удалось с трудом. Ее ответ прозвучал скорее как вопрос к ней самой. Она вдруг растерялась. — Что же, тогда берите бумагу, ручку и пишите — повелительно произнес Воронцов. Кристина быстро вырвала лист из блокнота. — Что писать? — уточнила она. «Я, ваше имя и фамилия, признаю, что по долгу Олега Семенова отвечаю я. Сумма долга — 50 000» — продиктовал Воронцов. — Ваши жених нанес оскорбление моему статусу эксперта по живописи, пытаясь впарить дешевую подделку, а отвечать за него вызвались Вы. Есть вопросы, Кристина? Она быстро написала и передала ему лист бумаги, убежденная, что делает правильно. Воронцов спрятал расписку в карман. — Вы мне симпатичны, Кристина — сказал он — И ко всему Вы действительно можете рисовать. Что ж, сделаем следующее. Вашу картину «Влюбленные» я выставлю на аукционе «Арт-Хаус-13», который состоится через 4 дня. За сколько продастся — все уйдет в счет долга. Пусть сами участники оценят ее значимость и цену. А Вашему любимому передайте, что он может с этой минуты спать спокойно. Вы купили его свободу! Внутри девушки все заклокотало. Столичный аукцион «Арт-Хаус» — это серьезнейшее мероприятие, на которое картины художников попадают с огромной редкостью. Быть выставленной на аукционе, посещаемом богатыми ценителями современной живописи, о таком она могла ранее только мечтать. Уже само участие в таких торгах для молодых художников считалось высоким уровнем признания. — При доле везения и активности покупателей картина может целиком покрыть Ваш долг, — продолжил Воронцов. — Но есть еще одно условие. Кристина насторожилась. Если это будет предложение секса, она приготовилась послать мецената к черту. Воронцов словно прочитал ее мысли и улыбнулся. — Эта картина будет продана в чьи-то руки, и у меня ее, к сожалению, не будет. Я же хочу иметь у себя работу способной художницы и такой настойчивой и самоотверженной девушки, как Вы. Поэтому Вы напишите еще одну картину — портрет. Соответственно, рисовать будете у меня в доме. — Ваш портрет? — спросила Кристина. Все так быстро решалось, что она едва успевала мыслями за условиями состоявшейся сделки. Воронцов не ответил. Он собрался уходить. — Завтра вечером за Вами заедут и привезут ко мне. Холст и все остальное будет готово. — И перед тем как выйти, добавил улыбнувшись: — Выспись как следует. Предстоит большая работа. Он перешел на «ты», и Кристина поняла, что с Воронцовым они окончательно договорились. Но ощущения упавшего с души камня почему-то не было. И Олегу она решила пока не звонить. … Кристина ехала в автомобиле Воронцова к нему домой. Вскоре машина оказалась за высокой оградой. Через минуту ее завели в огромный шикарный дом, выполненный в стиле итальянских архитекторов. Управляющий проводил ее наверх, в мастерскую. Девушка поразилась царившей вокруг роскоши, хотя и понимала статус хозяина. Все стены были увешаны картинами мастеров различных стилей и эпох. Воронцов, судя по их качеству, действительно разбирался в живописи. Она уже приготовилась, когда в мастерскую вошел меценат. — Ну что же, — сказал он. — Будем приступать. — Где Вы будете позировать? — уточнила Кристина. — Не я, а ты — заявил Воронцов то, что она совершенно не ожидала услышать. — Это будет Автопортрет. Я вчера не уточнил, но рисовать ты будешь саму себя. Или данный факт имеет значение? Девушке лишь осталось пожать плечами. Воронцов подвинул ей огромное зеркало. Она не могла понять поведения хозяина дома. «Зачем ему понадобился мой портрет?» — но заморачиваться этой мыслью было бесполезно. Если Воронцов захотел ее изображение, что ж, он его получит. — Я с твоего позволения буду присутствовать при работе — категорично заявил меценат. — Время ограничено — до утра. — Только не смотрите на картину, пока она не готова — озвучила девушка свое правило. — Это безусловно — пообещал Воронцов. Она приготовилась. Ей приходилось рисовать портреты людей, и к присутствию другого человека во время работы Кристине было не привыкать. Но эта ситуация была исключением. Рисовать нужно было себя, да еще под наблюдением мужчины. Художница попыталась подавить смущение. «Надо собраться», — мысленно дала она установку. Воронцов тем временем подвинул зеркало почти вплотную к холсту. — Тебе нужно позировать себе самой — сказал он. Затем подошел к ней близко настолько, что Кристина почувствовала его запах… Внезапно мужская рука коснулась бретельки ее платья. Кристина замерла от такого поворота. Воронцов решительно сдернул платье вниз — так быстро, что девушка успела лишь ойкнуть от неожиданности. Она оказалась голая, в одних трусиках. Воронцов осматривал ее стройное тело, залюбовавшись великолепными формами. Длинные ноги, узкая талия, не слишком большая, но упругая грудь с торчащими сосками, грациозная шея и испуганное личико девушки, на котором выражение страха подавило чувство возмущения. — Что Вы делаете? — нашла в себе силы спросить Кристина. Ее голос дрожал, передавая дрожь всему телу. — Ты будешь позировать обнаженной — объяснил меценат. — Я хочу получить природное совершенство в картине. Ты — великолепна в своей внешности, и я прошу перенести твою красоту на этот кусок холста. Он был холоден, но искренен в своем желании, и Кристина почувствовала это. Она поняла, что Воронцов, как заказчик картины, не отступит. — У тебя получится — добавил он. — Постарайся, прошу тебя. После этих слов его руки нащупали ее трусики, и медленно стянули их. Воронцов смог теперь видеть ее всю — в полном изяществе. Она не сопротивлялась, чему поразилась сама. Посмотрела в зеркало. Увидела свое отражение. Ей приготовилась позировать красивая сексуальная девушка, так ей знакомая, но, вместе с тем, в эти минуты открытая по-новому. Она вдруг поняла, как восхищается своей красотой, притягивающей желание мужчин и зависть женщин! Кристина ощутила знакомую ей волну вдохновения. Воронцов улыбнулся и отошел за холст. — Начинай… — тихо прозвучала команда мужчины. Девушка рисовала, творила как заведенная. Иногда поглядывала в зеркало, и сразу же краски переносили увиденное на полотно. Никогда Кристина не рисовала так жадно и стремительно. Голое тело давало ей какую-то невероятную свободу. Воронцов сидел все время в комнате молча, но ей казалось, будто знаменитый меценат помогает ей своими советами. Сколько часов это продолжалось, понять было невозможно, но спустя определенное время все было закончено. Воронцов подошел к картине. Оценил работу, одобрительно улыбнулся. Голая девушка на холсте завораживала чистой, но вместе с тем возбуждающей красотой. — Класс… — только и смог сказать меценат. — Сходство изумительно! Уставшая Кристина услышала лестную оценку и расслабилась. Она знала, что работа получилась, но мнение заказчика было для нее определяющим. Вдруг художница ощутила удивительный прилив сил. — Ты справилась — довольно отметил Воронцов. Тут мужчина положил ей руки на плечи и прижал к себе. Кристина не сопротивлялась, настолько она была удовлетворена работой и мнением хозяина дома. Воронцов наклонился и поцеловал ее в шейку… Кристина встрепенулась, но поцелуй стал еще крепче. — Не надо, прошу Вас… — только и смогла прошептать она, но мужчина не отступал. Его руки коснулись обнаженной попки, плотно притянув девушку к себе. Кристина почувствовала сквозь мужские брюки, как в нее уперся эрегированный член. Он хотел ее! Девушка сделала еще одну попытку оттолкнуться, но бесполезно. Воронцов провел пальцами по ее промежности, нащупал влагалище и медленно погладил. Кристина застонала… Касание самого интимного места ее тела вызвало всплеск возбуждения. Мужчина впился в ее ротик губами, и она уже не сопротивлялась. Мысли о происходящем вдруг покинули Кристину, она уже не думала о ситуации, о сексе с чужим ей человеком, позволив Воронцову делать все. Он взял ее на руки и перенес к огромному дивану, словно ожидавшему их в этой мастерской. Воронцов бережно положил ее на диван и лег рядом. Сбросил рубашку, представив девушке крепкий оголенный торс. Его взгляд был наполнен жадностью желания, и Кристина приготовилась принять его всего. Он наклонился к девушке и стал ласкать ее одной рукой за клитор, другой — гладить голую грудь. Влагалище девушки стало мокрым, а когда пальцы мужчины проникли вовнутрь, она застонала еще громче, прося об удовлетворении. Кристина с закрытыми глазами лишь услышала, как расстегнулись брюки и раздвинулись ее ноги. Твердый член нащупал влагалище, возбуждающе пощекотал половые губы. От такого она выгнулась, как кошка. Не вытерпев, обхватила его конец рукой и ввела себе вовнутрь. Воронцов застонал, ощутив приятную теплоту. Обняв ее за спину, резко надавил тазом… … Он входил в нее сверху раз за разом, усиливая толчки. Кристина расслабилась в своем наслаждении, чувствуя длину его твердого члена. Она прижимала его сильное тело, делая встречные движения бедрами и растворяя тишину комнаты вздохами в такт каждому толчку. Обое охваченных страстью, они трахались жадно, не ощущая времени, но принимая каждый стон друг друга. Воронцов целовал ее губы, грудь и шейку, и Кристине передавалось его желание. Это был первый для нее секс со взрослым сформированным мужчиной. Он забросил ее ноги к себе на плечи, рука легла на клитор и плотно зажала его, а член воткнулся особенно глубоко в разгоряченную дырочку. Кристина вскрикнула от наслаждения. Ее тело задрожало, и волна оргазма прокатилась по каждой клеточке ее кожи… Через минуту открыла глаза и посмотрела на Воронцова. Поняла, что он готов продолжать. Мужчины его зрелости умеют задерживать оргазм. Он резко развернул ее на живот. Кристина не имела большого опыта в сексе, но знала, что будет дальше. Приподняла и выпятила свою попку, показав сзади мокрое лоно. Воронцов в очередной раз залюбовался ее совершенным сексуальным телом. Кристина была его находкой, и сейчас он не был готов ее отпускать. Мужчина обхватил ее бедра, поставив на четвереньки. Ее влагалище приняло член сзади. Возбуждение вернулось, и после первого оргазма ей предстояло дойти до второго. Воронцов делал жесткие толчки, нежность сменилась грубостью, но теперь ей это нравилось. Кристина лишь трясла головой, ее волосы рассыпались, а грудь болталась, когда мужчина совершал очередное вторжение. Удовольствие снова разносилось по всему ее телу. Он уже громко дышал, давая знать, что его конец близко. Схватил ее за грудь, нащупал соски, и прижав пальцами, вызвал у Кристины новую волну вздохов. Наконец, член ее партнера напрягся, одновременно Воронцов резко вошел на всю длину, и Кристина вскрикнула. Мужские руки сдавили ее бедра и тянули на себя, в ответ она застонала, зажмурившись от восторга. Снова оргазм, но теперь уже у обоих! Они кончили одновременно, завершив соитие взаимным удовлетворением. Кристина почувствовала, как теплая сперма разлилась у нее по попке и ручейком потекла вниз к промежности. Финал! Она обессиленно сползла на живот, и рядом через секунды прилег получивший свое Воронцов. Нежный завершающий поцелуй от мужчины в губы — мокрый, но такой нужный, как последний штрих в картине. Она слегка задержала его язык. Оба, уставшие от бессонной ночи и страстного секса, вскоре, не говоря друг другу ни слова, уснули… … Она, проснувшись, заметила, что находится в комнате одна. Лежала на диване, укрытая пледом и мысленно прокрутила события прошедшей ночи, а отдохнувшее расслабленное тело напомнило о полученном удовольствии. Влагалище словно еще ощущало в себе мужской член. Мозг тем не менее констатировал измену, предоставляя место стыду и девичьей совести. Кристина помрачнела, оценив секс с Воронцовым, как свое моральное падение. Было ли ему оправдание? Девушка подумала о проблемах ее долга и решила, что да. И все же понимала, что навязала себе это решение. Она еще раз посмотрела на свой автопортрет. Обнаженная девушка в своей красоте и с чем-то еще, чего она до этого в себе не знала. Ей показалось, что девчонка с картины подмигнула. Кристина обреченно улыбнулась. Зашел Воронцов, уже одетый в костюм — в полной деловой форме. Уверенный и стильный. — Тебе пора, — только и сказал он. Она уже оделась, он молча сидел рядом, приготовившись ее проводить. Вся происшедшая ситуация и его довольный удовлетворенный вид толкнули ее на следующие слова: — Вы воспользовались тем, что у меня случилась беда — произнесла Кристина. — Беда? — жестко в ответ переспросил Воронцов — Неудавшаяся подстава твоего бой-френда, который и мизинца твоего не стоит, это беда? Что ты знаешь о бедах, моя милая? — Меценат вдруг разгорячился. — Алина Грачева, 10-летняя девчонка, талантливейшая художница, нарисовавшая великолепные картины, качеству которых позавидуют взрослые мастера — она знает, что такое беда. Рак крови! Ко мне обратилась Ассоциация детских художников, чтобы я ей помог средствами на операцию. Вот эта беда! А у тебя так — неприятности, которые ты сама себе и создала, и из которых я же тебя и вытащу. После этих слов Кристина еще больше сникла. Воронцов был убедителен. Никогда она не встречала настолько сильного мужчину. Она вдруг перестала стыдиться того, что переспала с ним. Тем более, что было это прекрасно. Меценат отвез ее в мастерскую и забрал картину «Влюбленные» — для передачи на аукцион. — Через три дня состоятся торги, и я хочу, чтобы ты присутствовала. Вечером машина заедет за тобой — сказал он и уехал… … Три дня пролетели. О происшедшем вспоминать не хотелось. Появился Олег, и что-то стал объяснять про идею продать свою почку, чтобы рассчитаться с долгами. Кристине он показался каким-то далеким от нее, и она лишь попросила его не говорить бред. — Какую почку? — устало спросила она. — Тебе от Воронцова звонили? — Ты знаешь, нет — как бы сам удивляясь, ответил ее жених. — Вот и расслабься — сказала она — Считай, что не позвонят. Олег захотел секса, но у Кристины не было желания. Что-то надломилось в ее чувствах после этой ночи, и она решила дать себе небольшой перерыв. — Олег, я устала. В другой раз — отрезала она. Жених не понял ее, еще что-то порассказывал и уехал. Она вдруг поймала себя на мысли, что при всем таланте, ни одну свою картину Олег не смог протолкнуть на коммерческий аукцион. В назначенный вечер автомобиль с шофером Воронцова ждал ее внизу. Она оделась в черное вечернее платье с глубоким вырезом, наложила стильный макияж. Убедилась, что выглядит великолепно. Аукцион «Арт-Хаус-13» должен открыть сегодня новую звезду живописи. Кристина была уверена в себе и настроена на эффектный выход в свет. Ей показалось, что меценат Воронцов передал ей частицу своей уверенности и силы. Автомобиль подвез ее к какому-то загородному дому. Кристина удивилась тому, что для аукциона было выбрано такое место. Хотя дом выглядел весьма дорого, а десятки припаркованных автомобилей характеризовали богатый статус их владельцев. Дальше все происходило очень быстро. Через пять минут помощник Воронцова провел ее, и она оказалась в большом зале. В креслах сидело человек десять мужчин, дорого одетых. За аукционной трибуной восседал сам Воронцов. «Почему он?» — подумала Кристина. Вся ситуация ее сильно удивила. Неужели «Арт-Хаус» проходит именно так? Она увидела стоящую в середине зала картину, закрытую тряпичным полотном. «Сейчас начнется» — решила девушка. Ее пригласили сесть сбоку от картины, огласили как автора. Она ощутила, как все участники в упор рассматривают ее, едва не раздевая взглядами. Девушке от такого внимания стало не по себе. — Представляю вам произведение искусства, ради которого мы все собрались! — громогласно объявил Воронцов. Жестом он ткнул в сторону Кристины и картины. Она была рядом со своим творением, и могло показаться, что Воронцов показал на нее. Кристина заволновалась. Сейчас «Влюбленные» увидит общество. Помощник мецената подошел к картине и дернул полотно. Оно слетело, и произведение Кристины открылось залу. Мужчины одобрительно ахнули. Кристина посмотрела на картину и оцепенела… Это были не «Влюбленные»! Взору присутствующих предстал ее Автопортрет! Изображение обнаженной девушки, написанное ночью, судя по возгласам, понравилось парням из зала. Кристина растерялась. «Что это Воронцов задумал?» — мелькнуло у нее. Зачем он ее обманул? Ее голое тело на холсте бесцеремонно обсматривал весь зал. Лицо девушки от стыда залилось краской. — Итак, господа! — продолжил Воронцов — В ваших программках указаны названия лотов. Я объявляю лот 1й! — Стартовая цена… Мужчины наперебой поднимали цену, Кристина лишь пыталась понять, что происходит. Наконец молоток Воронцова стукнул на счете «три».. — Восемь тысячь долларов! — услышала она. Сумма за картину показалась маленькой, ей нужно было значительно больше. Но, с другой стороны, и картина была подмененной. — Прошу победившего участника забрать покупку! — озвучил Воронцов. Низкий толстоватый мужичок лет 50и поднялся с кресла и подошел к Кристине. Жестко взял за руку и потащил за собой. Публика одобрительно загудела. — Пустите! — закричала художница. Она — покупка? Девушка разозлилась такому повороту. Художница пыталась вырваться, но бесполезно — рука покупателя крепко сжимала девушку. Мужик был сильным, несмотря на низкий рост. Он затащил Кристину в комнатенку сбоку от зала и опустил ее на пол. Комната была небольшая, но со здоровенной кроватью посередине. Кристина оцепенела от осознания того, что сейчас с ней сделают. «Покупатель» был решителен и четко знал, что ему нужно. Он поставил обалдевшую от происходящего Кристину на колени перед собой. Одной рукой он держал девушку, другая расстегнула ширинку на брюках. За секунду стоящий толстенький член уперся девушке в лицо. — Прекратите, что вы делаете. — взмолилась художница, но мужик был неумолим. — Не дергайся — спокойно объяснил он — А не то я приглашу охрану, и тебя будут держать силой. Его тон не предполагал возражений. Мысль о том, что еще группа охранников может присоединиться к толстяку, шокировала девушку, и она перестала вырываться. Покупатель тем временем надавил ей на затылок, и ее губы невольно наткнулись на член. — Раскрой рот! — скомандовал мужик. Ей ничего не оставалось, как подчиниться. Вошедший в рот пенис толстяка поставил точку в вопросе, что такое «лот 1й». Он вводил член в ее ротик, постанывая от удовольствия. — Соси — приказал «покупатель». В глазах Кристины стояли слезы от обиды и унижения. Она делала минет непонятно кому — тому, кто больше заплатил, и ненавидела Воронцова, заманившего ее в эту ловушку. «За что он так со мной?» — стучала в голове мысль. Толстяк старался запихнуть свой конец поглубже, но благо он был коротковат и девушка могла дышать. Ее буквально насиловали в рот! Пах толстяка бился ей о подбородок, хер пульсировал и терся ей об губы. Так продолжалось какое-то время, пока «покупатель» не замер, и Кристина почувствовала, как его член напрягся… Толстяк вскрикнул, и за секунду струя горячего семени влетела ей в горло. Она поперхнулась и закашлялась. Мужик удовлетворенно вытащил обмякший член со рта и струсил ей брызги семени на лицо. Она поморщилась. Кристина сплевывала сперму на пол, пока «толстяк» спокойно заправлялся и застегивал брюки. Девушка ощутила, насколько со стороны это выглядело отвратительно. Раньше ей приходилось делать минет только Олегу, и чувство, будто ее растоптали, овладевало Кристиной. «Толстяк» между тем вернул ее за руку в зал и усадил в то же кресло. Так же бесцеремонно, как и забрал. Публика завелась. — Лот 2й, господа! — продолжил Воронцов. Она уже поняла, что за «лоты» сегодня предстоят и обреченно закричала: — Прекратите! Но ее не слышали. Цифры предложений звучали со всех сторон. Оральное изнасилование — это не конец злосчастного аукциона. Бежать? В дверях зала стояли крепкие охранники. Кристина замерла, чувствуя приближение своей дальнейшей участи. — Двадцать пять тысячь долларов! Продано! — наконец закончил очередной торг Воронцов. Рядом оказался лысый длинный мужчина в смокинге. Он также взял ее за руку. Кристина не сопротивлялась, и он повел ее легко, даже галантно. Публика зааплодировала. Художницей торговали как картиной, и желали получать купленное немедля. В той же комнате, и «длинный» положил ее на кровать. Затем сбросил пиджак, скинул «бабочку», расстегнул рубашку и уселся перед ней. Девушка лежала, никак не мешая происходящему. Мужик приподнял ей платье, оголив стройные длинные ноги. Возбужденно погладил ее голую кожу, затем потянул платье наверх до трусиков. «Покупатель» спустил брюки и вывалил длинный, как и его хозяин, член. Кристина никогда не видела, и уже тем более не занималась сексом с инструментом такой величины. Она испугано просила: — Не надо, умоляю Вас… «Длинн

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх