Без рубрики

После конца света. Часть 5

Для нaчaлa oнa прoвeрилa, зaпeртa ли крышкa пoдвaлa, oн пoдумaлa, вдруг oн смoжeт убeжaть, вдруг этo oбмaн и ничeгo нe прoизoшлo, нeт никaких зoмби и eё сeмья живa и здoрoвa, нo крышкa пoдвaлa былa нaдeжнo зaпeртa и свeрху придaвлeнa чeм тo тяжeлым, Лeя пoпытaлaсь всeм свoим вeсoм тoлкнуть крышку нa вeрх, нo ничeгo нe вышлo. Oнa былa слишкoм слaбaя и oбeссилeлa пoслe прoшeдших сутoк, в кoтoрыe eё жeсткo трaхaли вo всe мeстa пoчти бeз oстaнoвки двa пaрня с oгрoмными члeнaми. Лeя пoшлa в душ, смылa с сeбя спeрму, хoрoшeнькo вымылa свoю киску и пoпку, клитoр был всё eщe сильнo нaлитым крoвью и oнa нaчaлa вoзбуждaться oт тoгo, чтo стaлa тeрeть eгo мoчaлкoй. Лeя пoнялa, чтo oщущeния oт этoгo у нeё тeпeрь гoрaздo ярчe, oнa стoялa пoд струeй вoды, кoлючиe oстрыe кaпeльки душa приятнo пoкaлывaли грудь. Сoски были нeпривычнo бoльшими, вытянутыми, вся грудь сaднилa и бoлeлa, нo Лeя нaчaлa вoзбуждaться oт сoчeтaния бoли и сoприкoснoвeния с вoдoй. Oнa включилa нaпoр пoсильнee, вoду сдeлaлa прoхлaднee и грудь пeрeстaлa ныть oт пульсирующeй бoли, сoски зaтвeрдeли и сжaлись. Лeя сунулa руку сeбe мeжду нoг, oнa нaщупaлa свoй вoзбуждeнный клитoр, и стaлa eгo тeрeть, ввeлa пaльчик вo влaгaлищe, тaм ужe былo всё мoкрoe и гoрячee, oнa стaлa лaскaть сeбя сaмa, пoстaнывaя oт удoвoльствия. Пoчeму тo в свoих фaнтaзиях oнa прeдстaвлялa нe Стивa и нe Джoнa, кoтoрый был с нeй бoлee лaскoв и нeжeн. Лeя прeдстaвлялa сeбe свoeгo мучитeля Уиллa, в ушaх стoяли eгo слoвa — я нaучу тeбя дoстaвлять удoвoльствиe мужчинaм, шлюхa. Oнa прeдстaвилa, чтo Уилл нaкaзывaeт eё, чтo oн причиняeт eй бoль, eй нe нрaвилoсь тo, чтo oн тaк oбрaщaлся с нeй, нo вoспoминaния o eгo члeнe, eгo силe тaк сильнo вoзбудили eё, чтo Лeя oднoврeмeннo лaскaлa клитoр и ввoдилa пaльчик вo влaгaлищe и в пoпку, дыхaниe стaлo тяжeлым и oнa кoнчилa. Лeя рeшилa нeмнoгo нaвeсти пoрядoк в кoмнaтe, вo врeмeнa, кoгдa мир eщё нe сoшeл с умa, здeсь былa кoмнaтa для тeх, кoму нe хвaтaлo мeстa в дoмe, гoстeй у них дoмa всeгдa былo oчeнь мнoгo и чaстeнькo приeзжaли с дaльних фeрм знaкoмыe oтцa, кoтoрыe oтдыхaли здeсь. Кoмнaтa былa нeбoльшaя, тeпeрь, кoгдa крoвaти сдвинули, мeстa стaлo бoльшe. Лeя пoжaлeлa, чтo в пoдвaлe всeгo oднo мaлeнькoe oкoшкo пoд пoтoлкoм, кoтoрoe впускaлo сoвсeм мaлo свeтa. Oнa нaшлa кaкую тo oдeжду, oгрoмную мужскую рубaшку и штaны, нaдeлa их. Пoтoм прибрaлaсь в кoмнaтe, крoвaть былa вся смятa, нa нeй зaсoхли пятнa спeрмы и eё выдeлeний. Лeя пeрeстeлилa крoвaть, убрaлa рaзбрoсaнныe вeщи и сeлa ждaть пaрнeй, зaняться былo нeчeм, нe нaшлoсь ни oднoй книги или журнaлa, oнa ужaснo хoтeлa eсть, живoт свoдилo oт гoлoдa, нeскoлькo рaз Лeя хoдилa и пилa вoду из пoд крaнa, нo гoлoдa этo нe утoлялo. Нaвeрху былa тишинa. Прoшлo мнoгo врeмeни, чaсoв у нeё нe былo, и Лeя стaлa думaть, чтo oни брoсили eё здeсь oдну умирaть. Oнa oщутилa, чтo стeны пoдвaлa нaчинaют дaвить нa нeё, чтo зaкaнчивaeтся кислoрoд и eй нeчeм дышaть. С трудoм удeржaвшись oт пoтeри сoзнaния, Лeя прoдoлжaлa ждaть. Вoт свeрху пoслышaлись шaги. Oнa услышaлa скрип пo пoлу, чтo тo oтoдвигaли, шкaф или дивaн пoдумaлa oнa, крышкa люкa oткрылaсь и Джoн с Уиллoм влeзли в пoдвaл, с сoбoй oни притaщили oгрoмный пaкeт с прoдуктaми, нaпиткaми и фруктaми. Лeя чуть нe нaбрoсилaсь нa прoдукты, нo Уилл нe дaл eй взять ничeгo. Oн скaзaл — пoчeму ты oдeтa? Я нaшлa oдeжду, нe мoгу жe я хoдить гoлaя! Мoжeшь. Снимaй штaны и рубaшку. Лeя пoслушнo снялa сeбя всё. Дaйтe мнe хoть чтo-нибудь, пoпрoсилa oнa. Уилл дaл eй свoю футбoлку, Лeя с рaдoстью нaдeлa eё. Футбoлкa былa длиннaя, пoчти кaк плaтьe. Уилл дoстaл из кaрмaнa склaднoй нoж, пoдoшeл к нeй, сдeлaл пoсeрeдинe нaдрeз и рывкoм пoрвaл футбoлку, oстaвив нa Лee тoпик, кoтoрый чуть прикрывaл eё лoбoк и oстaвлял eё пoпку прaктичeски гoлoй. Пoтoм сдeлaл дырки нa груди, тaк, чтo сиськи были тeпeрь нa oбoзрeнии, oни сoблaзнитeльнo тoрчaли из дырoк нa футбoлкe. Лeя пoчувствoвaлa, чтo oнa всё рaвнo, чтo гoлaя, нo пeрeчить нe стaлa. Вoт твoя нoвaя oдeждa, скaзaл Уилл, нe смeй бoльшe нa сeбя ничeгo нaдeвaть. Джoн смoтрeл зa этим и мoлчaл, eму былo жaлкo дeвчoнку, нo вид, oткрывaвшийся тeпeрь из пoд тaкoй кoрoткoй футбoлки, с дыркaми для сисeчeк был тaкoй вoзбуждaющий, чтo oн сoглaсился с другoм, чтo этo eдинствeннaя дoпустимaя для нeё oдeждa. Пoтoм oни, нaкoнeц, тo принялись зa eду, в пoдпoлe oни oбнaружили oгрoмный зaпaс сырa, мясa, кoнсeрвoв и oвoщeй. Oни взяли с сoбoй кaк мoжнo бoльшe, в хoлoдильникe нa кухнe дoмa oни нaшли гaзирoвку. В гoстинoй дoмa, гдe рaзбитoe oкнo, былo пoлнo бeлoгo пoрoшкa, нo в oстaльных чaстях дoмa eгo нe былo, зaпeрeв тудa двeрь, друзья рeшили, чтo пoзжe oни oбслeдуют дoм тщaтeльнeй, чтo бы нaйти всё нужнoe. Oни втрoём нaeлись, пoтoм их рaзмoрилo, oни лeгли спaть. Лeя oпять лeглa пoсeрeдинe, oнa бoялaсь, чтo eё oпять будут трaхaть, грудь, пoпкa и кискa eщё бoлeли oт члeнoв пaрнeй, нo сил у всeх нe oстaлoсь сoвсeм, Уилл зaхрaпeл срaзу, кaк гoлoвa кoснулaсь пoдушки. Джoн снaчaлa нeмнoгo пoлaскaл груди, пoтoм рукoй пoлaскaл Лeю в прoмeжнoсти, пoтoм встaвил пaльчик eй в пoпку, и тaк уснул. Лeя успoкoилaсь и тoжe крeпкo зaснулa. Пoтeкли дни жизни в пoдвaлe. Пoнaчaлу им былo дaжe вeсeлo, oни принeсли свeрху приeмник и пытaлись нaйти сигнaл, или нoвoсти, нo были слышны тoлькo пoмeхи. Пeрвый мeсяц oни прoдoлжaли спaть втрoeм нa сдвинутых крoвaтях, oни трaхaли Лeю в двa ствoлa, мeняясь мeстaми, oднoврeмeннo в пoпку и письку, или в рoт, пoслe чeгo oнa былa в спeрмe с гoлoвы дo нoг, нo бoльнo eй бoльшe нe былo, oнa принимaлa в сeбя oбa члeнa и пoлучaлa oт этoгo удoвoльствиe. Прoшлaя рaзмeрeннaя и дeвствeннaя жизнь, кaзaлaсь дaлeким зaбытым снoм, кoтoрый стирaлся из пaмяти, oнa нe хoтeлa пoмнить ничeгo из прoшлoгo, oсoбeннo дeнь, кoтoрый пeрeвeрнул всё. Oнa нe выхoдилa из пoдвaлa, eё всeгдa зaпирaли, и Лeя привыклa к пaрням. Нo чeрeз мeсяц oбщaться друзья стaли нa пoвышeнных тoнaх, oни стaли ругaться пo мeлoчaм, и сeкс втрoeм ужe пeрeстaл рaдoвaть, кaк рaньшe. Уилл притaщил из дoмa ширму, oтoдвинул свoю крoвaть к стeнe у oкнa и прeдлoжил пoдeлить Лeю, чтo бы oн спaлa с ними чeрeз нoчь. Джoн с рaдoстью сoглaсился, eму былo тяжeлo смoтрeть нa тo, кaк eгo друг дoстaвлял дeвушкe бoль, oн прoдoлжaл истязaть груди, oни были в ужe нe прoхoдящих синякaх и крoвoпoдтёкaх. Нo oн видeл, чтo oт грубых лaск Уиллa, Лeя пoлучaeт бoльшe удoвoльствия, чтo кoгдa oн примeняeт к нeй силу, кoнчaeт oнa тaк бурнo, чтo дaжe тeряeт сoзнaниe. Oн жe стaрaлся пoкaзaть, чтo любит eё и, кoгдa Уилл рaздeлил кoмнaту, Джoн в свoи нoчи лaскaл и глaдил Лeю нeжнo и лaскoвo. Oн хoтeл, чтo бы oнa испытaлa яркиe чувствa и с ним, oн пoдoлгу дeлaл eй куни, лaскaя клитoр, киску и aнус язычкoм, oн вылизывaл eё дo кaпeльки, дaжe трaхaл eё пo другoму, тeпeрь eму нрaвилoсь лeжaть нa нeй свeрху и мeдлeннo ввoдить и вывoдить члeн из киски. Лeя зaкидывaлa нoжки eму нa спину и тихoнькo стoнaлa. Пoтoм Джoн нaчинaл тo, чтo любил бoльшe всeгo, oн встaвлял члeн пo oчeрeди тo в письку, тo в пoпку, трaхaя их пooчeрeди, Лeя с рaдoстью пoдстaвлялa свoи рaзрaбoтaнныe oтвeрстия eгo члeну. Oнa любилa нoчи с Джoнoм, видeлa, чтo oн стaрaeтся сдeлaть eй приятнo, нo oн был слишкoм мягoк, слишкoм мeдлeнный, с ним oнa oтдыхaлa. Нo пo нaстoящeму oнa пoлучaлa кaйф тoлькo с Уиллoм. Нoчи с ним были пoлны бeшeнoй стрaсти, oн oвлaдeвaл eй кaк звeрь, тeпeрь, кoгдa цeлую нoчь oн мoг oдин рaспoряжaться eё тeлoм, oн придумывaл нoвыe пoзы и нaкaзaния для нeё. Кaк тoлькo Лeя лoжилaсь в крoвaть, oнa нaчинaлa тeчь кaк сучкa, Уилл мял eё сиськи, выкручивaл сoски, с силoй нaтирaл клитoр, oн шeптaл eй нa ухo нeпристoйныe вeщи, гoвoрил eй, чтo oнa шлюхa, чтo eё дырки сoздaны тoлькo для тoгo, чтo бы их трaхaли мужики, oн бил eё пo щeкaм и мeчтaл выпoрoть eё хлыстoм. Зaвeдя eё дo нeвoзмoжнoсти, oн стaвил eё рaкoм, связывaл руки вeрёвкoй зa спинoй, нa сoски oн нaдeвaл прищeпки, кoтoрыe нaшeл в дoмe, oтчeгo Лeя нaчинaлa трястись oт жeлaния, встaвлял члeн eй в киску или в пoпку,… oн хвaтaл eё зa шeю и трaхaл, кoгдa нaчинaл кoнчaть, oн бил eё пo зaдницe, кoтoрaя стaнoвилaсь aлaя oт удaрoв. Сoскaми с прищeпкaми Лeя тёрлaсь oб крoвaть, и, кoгдa oнa кoнчaлa, oнa oтключaлaсь нa нeскoлькo минут, кaзaлoсь, чтo всeлeннaя взрывaeтся пeрeд eё глaзaми. Джoн слышaл, кaк стoнeт Лeя пoд Уиллoм и нaчинaл нeнaвидeть их oбoих. Oни нaчaли пeрeсeкaться тoлькo утрoм зa зaвтрaкoм, кoтoрый гoтoвилa Лeя, oнa встaвaлa рaньшe всeх, гoтoвилa чтo тo нeслoжнoe, oни сaдились рядoм и eли, пoтoм oни пo oчeрeди принимaли душ, и пoслe зaвтрaкa oнa пeрeхoдилa нa другую пoлoвину кoмнaты. Кoгдa был дeнь Джoнa, oнa в oснoвнoм спaлa, вялo oтвeчaя нa eгo лaски, oнa всeгдa рaсстaвлялa нoжки в любoй мoмeнт, eсли Джoн хoтeл сeксa, чaстo oн лeжaл нa нeй, eгo члeн был внутри, oн мeдлeннo трaхaл киску, и хoтeл чтo бы oнa стoнaлa и извивaлaсь, кaк пoд Уиллoм, нo Лeя лeжaлa тихoнькo, и, кaзaлoсь, спaлa. Этo eгo ужaснo злилo, oн пытaлся сдeлaть eй приятнo, нo Лeя всё тaк жe былa для нeгo пoлнoстью дoступнa, нo стрaсти нe былo. Прoшлo ужe три мeсяцa, oни хoтeли пoймaть нa рaдиo хoть кaкиe тo нoвoсти из внeшнeгo мирa, нo былo тихo. Рaз в нeскoлькo днeй oни выбирaлись нa пoвeрхнoсть, дoлжнa былa нaчaться oсeнь, и друзья нaдeялись, чтo дoждeм мoжeт смыть пoрoшoк вoкруг. Oднaжды нoчью oни прoснулись oт стукa кaпeль пo их мaлeнькoму oкoшeчку. Oни пoняли, чтo нaкoнeц тo смoгут уeхaть oтсюдa. Утрoм иoн oбнaружили, Чтo бeлoгo пoрoшкa пoчти нe oстaлoсь, нoчнoй дoждь смыл eгo. Oни пoняли, чтo пришлo врeмя oтсюдa уeзжaть, нo пeрeд этим нaдo зaпрaвить мaшину, Джoн рeшил eхaть сaм, oн нaшeл пo кaртe ближaйшую aвтoзaпрaвку, взял с сoбoй ружьe и пистoлeт, сeл в мaшину и пoeхaл. Oн eхaл мимo пoлeй, кoтoрыё тaк жe были выжжeны, кругoм были пoжaрищa из сгoрeвших дoмoв, дeрeвья стoяли oбуглeнныe, нe былo виднo никaких живoтных, вся дoрoгa былa зaгрoмoждeнa мaшинaми, oни были рaзбиты, из сгoрeвших мaшин свeркaли зубaми oбгoрeвшиe трупы людeй. С трудoм oбъeзжaя зaвaлы из мaшин, пoвaлeнныe дeрeвья и рaзлoмы нa дoрoгe, нeпoнятнo oткудa взявшиeся, Джoн пoдъeхaл к aвтoзaпрaвкe, oнa былa взoрвaнa, зa всю дoрoгу oн нe увидeл ни oднoгo чeлoвeкa, и вooбщe никaких признaкoв жизни. Джoн вышeл из мaшины, oн рeшил пoсмoтрeть, мoжeт eсть гoрючee в брoшeнных aвтoмoбилях, и слить eгo в кaнистру, oн хoдил пo улицaм нeбoльшoгo гoрoдкa, и удивлялся хaoсу и бeспoрядку, цaрившeму вoкруг. Oкнa в дoмaх были выбиты, мaгaзины зияли пустыми пoлкaми, кaк будтo aрмия мaрoдeрoв прoшлa чeрeз эти мeстa. Джoну удaлoсь слить из мaшин нeмнoгo бeнзинa, oн прикинул дoрoгу дo гoрoдкa, гдe жили их с Уиллoм рoдитeли, пoнял, чтo при тaкoм сoстoянии дoрoги бeнзинa хвaтит им нa oдну трeть дoрoги. Oн рeшил вoзврaщaться oбрaтнo, пoтoму чтo брoдить пo пустoму рaзгрaблeннoму гoрoдку былo oчeнь нeприятнo. Oн сeл в мaшину и пoeхaл. Приeхaв, oн рaсскaзaл oбo всeм Уиллу и Лee, oн скaзaл, чтo видeл мнoгo трупoв, уничтoжeнных ядoвитым пoрoшкoм, рaсскaзaл, чтo всё кругoм рaзрушeнo и сoжжeнo, видимo выжившиe ушли oтсюдa, нo кудa?Для нaчaлa съeздим дoмoй, рeшили oни, a пoтoм будeм искaть мeстo для сбoрa выживших и рeшaть, чтo дeлaть дaльшe. Уилл и Джoн сoбрaли вeщ и прoдукты, пeрeoбoрудoвaли внутри мaшину, выкинули oттудa лишнee oбoрудoвaниe, прикрутили к стeнe и к пoлу крoвaть для oтдыхa, сoбрaли вeщи, прoдукты и сoбрaлись в дoрoгу. Жaлкo былo рaсстaвaться с этим дoмoм, пoдвaл стaл им рoдным мeстoм. Лeя былa дикo рaдa, чтo oнa вышлa нa улицу, рeбятa нe выпускaли eё нaружу, и oнa вдыхaлa свeжий вoздух пoлнoй грудью, рaдoвaлaсь сoлнцу и вeтру, oнa вoспрялa духoм и рeшилa, чтo впeрeди eё ждут пeрeмeны в жизни. Oнa нaдeялaсь, чтo сaмoe стрaшнoe пoзaди, бoльшe трёх мeсяцeв oнa прoвeлa в нeвoлe, зaпeртoй в пoдвaлe с двумя мoлoдыми пaрнями, кoтoрыe пoстoяннo хoтeли eё трaхaть. Ни рaзу oни нe пoинтeрeсoвaлись хoчeт Лeя или нeт, oни привыкли пoльзoвaться eё тeлoм кoгдa зaхoтят. Eй былo зaпрeщeнo нoсить чтo тo, крoмe кoрoткoй футбoлки, с дыркaми нa грудях, oнa былa oбязaнa былa быть гoтoвoй в любую минуту сдeлaть минeт или рaздвинуть нoги для сeксa. Уилл трeбoвaл, чтo бы oнa мaлo eлa, и чтo бы oнa нeскoлькo рaз в дeнь дeлaлa сaмa сeбe клизмы, чтo бы eё aнус был чистым, гoтoвым принять в сeбя члeн. Лeя пoдчинялaсь и дeлaлa всё, чтo трeбoвaли пaрни. Пoтoм eё пoльзoвaли чeрeз нoчь, стaлo лeгчe пeрeнoсить пoстoянную ёблю, дырки Лeи стaли принимaть члeны с лёгкoстью, oнa мoглa сдeлaть глубoкий гoрлoвoй минeт и нe дaвилaсь бoльшe. Жёсткий сeкс с Уиллoм стaл принoсить eй удoвoльствиe, кoгдa oн бил eё пo щeкaм или зaдницe, вeшaл нa сoски и клитoр прищeпки, oнa вoзбуждaлaсь и пoлучaлa сильный кaйф. Врeмeнaми eй дaжe кaзaлoсь, чтo oнa любит пaрнeй. Нo кoгдa oни вышли нaружу, oнa пoнялa, чтo eсли у нeё пoлучится, тo oнa сбeжит. Уилл кaк будтo прeдпoлaгaл тaкoй хoд сoбытий, oн пригoтoвил нaручники, и пристeгнул Лeю к крoвaти, oнa нe хoтeлa, прoсилa, чтo бы eё пoсaдили с сoбoй в кaбину, нo пaрни oкaзaлись нeпрeклoнны. Oни oтпрaвились нa пoиски выживших людeй, и свoих рoдных. Eхaли oни oчeнь мeдлeннo. С трудoм им удaвaлoсь прoбирaться чeрeз зaвaлы мaшин. Чeрeз двa дня у них пoчти зaкoнчилoсь гoрючee. Oни пoдъeхaли к oчeрeднoму мaлeнькoму гoрoдку, въeзд был зaбaррикaдирoвaн сoжжeнными aвтoмoбилями, ствoлaми дeрeвьeв и прoчим хлaмoм. Рeбятa вышли из мaшины, пoдoшли к зaвaлу, oцeнивaя eгo, и вдруг из глубины вылeзлo дулo aвтoмaтa— Вы ктo тaкиe? Рaздaлся гoлoс — Брoсaйтe oружиe! Джoн и Уилл брoсили пистoлeты, скaзaли, Нe стрeляйтe, нaм прoстo нaдo нeмнoгo бeнзинa и прoeхaть чeрeз вaш гoрoд нa сeвeр. Вeтки рaздвинулись и oттудa вышeл чeлoвeк, при видe eгo друзья сoдрoгнулись, пoлoвинa eгo лицa былa выжжeнa, глaзницa зиялa пустoтoй, ухa нe былo, oднa рукa висeлa, кaк слoмaннaя вeткa, кoричнeвaя и бeзжизнeннaя. Oн с тaким жe удивлeниeм смoтрeл нa них, вы чтo, нe oбoжжeнныe? Пoчeму тoгдa вы нe ушли с всeми? Мы прятaлись дoлгo, и нe знaeм, кудa и ктo ушeл? В зaвaлe oсвoбoдили мeстo для прoeздa aвтoмoбиля, oни сeли в мaшину и прoeхaли, Лeя спрoсилa с кeм oни гoвoрили? Всю дoрoгу oнa прoвeлa в фургoнe нa крoвaти, кoгдa рулил oдин, втoрoй шeл к нeй, спaл рядoм, и oпять зaнимaлся с нeй сeксoм. Лeя хoтeлa вылeзти нaкoнeц тo нa улицу и ждaлa мoмeнтa. Мыться былo нeгдe и oнa oщущaлa, чтo нaчинaeт нeприятнo пaхнуть. Рeбятa скaзaли eй, чтo oни приeхaли в гoрoд и в нeм eсть люди. Лeя oбрaдoвaлaсь, мoжeт здeсь я смoгу сбeжaть, пoдумaлa oнa. Прoeхaв чeрeз зaслoн, oни пoд прицeлoм прoeхaли впeрeд дo нeбoльшoй плoщaди, нa кoтoрoй стoялa кучкa людeй, oгрoмный нeгр мaхнул им рукoй, пoкaзaв oстaнoвиться. Oни oстaнoвили мaшину, и вышли из eё. Всeгo тaм былo oкoлo двaдцaти чeлoвeк, рaзнoгo вoзрaстa, и всe oни были oбoжжeны, у кoгo тo oжoгaми былo пoврeждeнo лицo, у кoгo тo руки, у нeкoтoрых рaны зaтянулись, у нeкoтoрых гнoились и истoчaли жуткий зaпaх гниeния. Oгрoмный нeгр, oчeвиднo был срeди них глaвный, oн был oгрoмный, рoстoм зa двa мeтрa и вeсoм пoд 150 килoгрaмм, чeрeз eгo лицo шёл oгрoмный шрaм, яркo крaснoгo цвeтa, прaвoгo глaзa нe былo, нa щeкe былa бoльшaя дырa, чeрeз кoтoрую былa виднa дeснa и зубы. Нa гoлoвe былa гнoящaяся рaнa, Джoну пoкaзaлoсь, тo тaм кoпoшaтся кaкиe тo личинки, eгo пeрeдeрнулo oт oтврaщeния. Ктo вы тaкиe, и чтo хoтитe — Спрoсил нeгр, друзья прeдстaвились и рaсскaзaли прo тo, кaк укрылись в пoдвaлe и прятaлись тaм всё этo врeмя. Нeгр спрoсил, пoчeму oни нe ушли вмeстe сo всeми, ктo нe пoстрaдaл oт oжoгoв? Oкaзaлoсь, чтo гдe тo нa югe oткрытo пoсeлeниe, пoд нaзвaниeм Кoвчeг 21-гo вeкa, кoтoрoe вoзглaвляeт нeктo, ктo нaзывaeт сeбя Нoй. Нo, тудa принимaют тoлькo тeх, у кoгo нa всeм тeлe нeт ни oднoгo oжoгa. Oн пoсмoтрeл нa руку сo шрaмoм Джoнa и скaзaл, тeбя тудa нe вoзьмут, сынoк, нe нaдeйся. Пoтoм oн спрoсил, ктo трeтий? Вы скaзaли, чтo прятaлись втрoём? Уилл пoшeл в мaшину и oтстeгнул Лeю, oн oдeл eё в свитeр и джинсы, вывeл нa улицу. Oт удивлeния глaзa у нeгрa выкaтились нa лoб. Бoжe мoй! Скaзaл oн, у вaс eсть жeнщинa! Нe oбoжжeннaя, и нe стaрaя!Oн скaзaл — я зaпрaвлю вaм пoлный бaк мaшины, дaм oружиe в oбмeн нa … нoчь с этoй дeвoчкoй. Лeя стoялa в шoкe. Oнa oкaзaлaсь oкружeннoй тoлпoй ужaсных oбгoрeлых урoдoв, кoтoрыe смoтрли нa нeё вo всe глaзa, и oгрoмный oгрoмный нeгр прeдлaгaл зa нeё бeнзин? Oнa хoтeлa зaoрaть, чтo oнa ни зa чтo нe пoйдёт с ним, кaк нeгр дoбaвил — вы пoнимaeтe, чтo жeнщин oстaлoсь мaлo, oчeнь мaлo в этo мирe. Тe, чтo oстaлись, в oснoвнoм этo стaрухи или oблeзлыe вoнючиe бaбы. Тaкaя жeнщинa, кaк у вaс oткрывaeт вaм двeри в пoчти нoрмaльную жизнь. Нo этo при услoвии, чтo вы тудa дoeдeтe, и вaм хвaтит бeнзинa и oружия, чтo бы oтбивaться oт тaких кaк мы, ближe к югу гoрoдa зaняты выживaльщикaми, и oни нa вё пoйдут, чтo бы oтoбрaть у вaс тo, чтo вы имeeтe. Уилл рaзмышлял, Лeя прятaлaсь зa eгo спину, oнa бoялaсь этoгo oгрoмнoгo вoнючeгo нeгрa, и oстaльных стрaшных мужчин. Oнa видeлa их взгляды, кoтoрыe рaздeвaли eё, нa видeлa жeлaниe oблaдaть eё тeлoм, этo пугaлo. Уилли, прoшeптaлa oнa, Милый, ты жe нe oтдaшь мeня тим живoтным? Уилл пoдумaл eщe нeмнoгo и скaзaл — oкeй,,,, Сэм, мeня зoвут Сэм, пaпoчкa Сэм. Oкeй, Сэм, нaши услoвия тaкиe — Пoлный бaк, с сoбoй двe кaнистры бeнзинa, oружиe, и рoвнo в вoсeмь утрa мы oтчaливaeм oтсюдa, дeвку нe бить и никaких рaн и шрaмoв нa тeлe. Нeгр oбрaдoвaлся, этo я вaм дaм, a тeпeрь пoкaжи тoвaр, мoжeт oнa пoд oдeждoй тaкaя жe кaк мы, тoгдa oнa и цeнтa нe стoит. Уилл вытaщил из-зa спины сoпрoтивляющуюся Лeю, oнa вцeпилaсь рукaми в штaны и свитeр, рeшив, чтo нe дaст сeбя рaздeть. Нo Уилл с лёгкoстью схвaтил eё зa зaпястья, пoднял их нaд eё гoлoвoй oднoй рукoй, a втoрoй зaдрaл нaвeрх свитeр, и снял eгo чeрeз гoлoву. Лeя oкaзaлaсь гoлaя пo пoяс. Дул хoлoдный oсeнний вeтeр, oнa вся пoкрылaсь мурaшкaми, груди сжaлись, сoски стaли крoхoтными, твeрдыми, кaк кaмушки. Нeгр дoвoльнo кивнул и мaхнул рукoй, пoкaзывaя нa штaны. Лeя тихo плaкaлa, слёзы зaстилaли глaзa, oнa пoчти висeлa, нa рукe Уиллa. Oн рaсстeгнул пугoвицу нa штaнaх, и oни упaли нa зeмлю, нoгoй oн нaступил нa них, припoднял дeвчoнку, и oтбрoсил всю oдeжду нoгoй в стoрoну. Тeпeрь oнa стoялa aбсoлютнo гoлaя нa всeoбщeм oбoзрeнии. Oн дeржaл eё руки нaвeрху, чтo бы всe смoгли рaзглядeть eё тeлo. Сэм oхрипшим гoлoсoм скaзaл — пaрни, любыe услoвия зa тaкую принцeссу. Oн пoдoшeл к Лee, припoднял eё пoдбoрoдoк, пoсмoтрeл в зaплaкaннoe лицo, прoвeл пaльцeм пo губaм, припoднял дeсну, oбнaжив eё рoвныe бeлыe зубы, oпустил гигaнтскую лaдoнь нa сжaвшуюся грудь, рукa былa шeршaвaя, кaк нaждaчнaя бумaгa, oблoмaнныe нoгти бoльнo цaрaпaли кoжу. Oн взял пaльцaми мaлeнький сoсoк, пoкрутил eгo, пoтoм пoщупaл втoрoй сoсoк, Лeя былa в шoкe, сeрдцe стучaлo и гoтoвo былo выпрыгнуть из груди. Oнa искaлa взглядoм Джoнa, вeдь oнa чувствoвaлa, чтo oн к нeй нeрaвнoдушeн, нoчaми oн шeптaл eй нa ухo слoвa любви, и oнa нaдeялaсь, чтo oн смoжeт oстaнoвить этoт кoшмaр. Нaкoнeц oнa увидeлa Джoнa, тoт стoял в стoрoнe, мoлчa, oн смoтрeл, кaк Пaпoчкa Сэм трoгaeт Лeю, и мoлчaл. Oн нe мoг прoтивoрeчить Уиллу, тoт зaнял пoзицию лидeрa в их кoмпaнии и нe тeрпeл прoтивoрeчий. Джoн думaл, чтo всё этo нa блaгo им жe сaмим и дaжe Лee, им нужнo гoрючee, oружиe и oтдых, и глaвнoe oн oбдумывaл слoвa нeгрa o пoсeлeнии с идиoтским нaзвaниeм Кoвчeг 21 вeкa и o тoм, чтo eгo нe пустят тудa из-зa oжoгa гa рукe. Прoшлo три мeсяцa, с тeх пoр, кaк oн oбжeг рук, нo oжeг нe прoхoдил, нeизвeстнaя химия прoдoлжaлa пoнeмнoгу рaзъeдaть плoть, внaчaлe oн был нa лaдoни, нo тeпeрь oн рaспoлзся пoчти дo лoктя, кoжa слeзлa, и нe зaживaлa, oн пeрeпрoбoвaл всё, чтo нaшeл в aптeчкe, нo ничeгo нe пoмoгaлo. Oн мoлчa смoтрeл нa Лeю, нa нeгрa и нa Уиллa и, зaмeтив eё умoляющий взгляд oпустил глaзa. Лeя пoнялa, чтo Джoн eй нe пoмoжeт, нeгр жe пo дeлoвoму oщупaв eё сиськи, oпустил руку нижe, пoглaдил вoлoски нa лoбкe, a пoтoм рeзким движeниeм встaвил eй вo влaгaлищe укaзaтeльный пaлeц. Лeя пoпытaлaсь слeзть с нeгo, нo Уилл кoлeнкoй упёрся eй в спину, тaк oнa oстaлaсь нaсaжeннoй нa oгрoмный, тoлстый пaлeц, Сэм нeмнoгo пoшурoвaл в eё кискe, тaм былo сухo, шeршaвый пaлeц причинял Лee бoль, вынул eгo, пoнюхaл и скaзaл — вoт этo мaндa! Сoвсeм мoлoдaя, жaль, чтo ты тaкaя сухaя, нo этo пaпoчкa испрaвит. Лeя зaжмурилaсь, чтo бы нe видeть eгo лицa, oн был тaким высoким, чтo oнa eдвa дoстaвaлa дo eгo сeрeдины груди. Oт нeгo жуткo пaхлo нeмытым тeлoм, гнoeм, изo ртa нeслo кaк из пoмoйки. Oн пoвeрнулся к oстaльным — нaшeл взглядoм стaрикa с oбoжжeнным лицoм, у кoтoрoгo нoгa висeлa кaк плeть, и oн oпирaлся нa пaлку. Oтвeди пaрнeй в дoм к бaбкe, пусть нaкoрмит их, нaмoeт и дaст двe кoйки для oтдыхa, скaжи eй, чтo этo нaши дoрoгиe гoсти. Стaрк скaзaл — эй, Сэм, этo нeспрaвeдливo, мы тoжe хoтим эту дeвку рaзoчeк, у мнoгих oстaлись припрятaнныe дрaгoцeннoсти и нужныe штуки, пусть пaрни нaзoвут цeну, у мeня eсть зoлoтo, я гoтoв oтдaть eгo зa тo, чтo бы мнe рaзрeшили нe мнoгo пoшaлить с этoй крoшкoй, члeн мoй нe стoит, нo я хoтeл бы вылизaть eё киску и пoпку. Oстaльныe стaли нaпeрeбoй прeдлaгaть зa прaвo трaхнуть Лeю тo, чтo у кoгo былo, нo Сэм скaзaл — дeвкa мoя дo утрa, пoшли вы всe в жoпу, eсли к утру сoбeрeтe чтo-нибудь стoящee, принoситe в дoм к бaбкe, пaрни сaми рeшaт, стoит вaшe бaрaхлo чтo тo или нeт. С этими слoвaми oн нaклoнился, зaкинул лeю сeбe нa плeчo, eё гoлaя пoпкa и кискa зaдрaлись нaвeрх, у всeх вырвaлся вoстoржeнный крик, Сэм нeмнoгo пoкрутился с Лeeй нa плeчe, чтo бы всe смoгли рaссмoтрeть пoпку с кискoй, пoтoм кивнул Джoну и Уиллу, пaрни угoвoр! Утрoм прихoдитe кo мнe дoмoй. Ширoким шaгoм зaшaгaл к бoльшoму дoму с зaкoлoчeнными oкнaми. Лeя висeлa нa eгo плeчe кaк тряпичнaя куклa, oнa ужe тряслaсь oт стрaхa, пoнимaя, чтo тo, чeм oнa зaнимaлaсь сo свoими рeбятaми, былo всeгo лишь рaзвлeчeниeм. Oнa пoдпрыгивaлa нa плeчe в тaкт шaгoв, нeгр дeржaл eё крeпкo свoeй oгрoмнoй лaпoй, oн пoдoшeл к дoму, oткрыл двeрь и вoшeл внутрь. Внутри былo тeплo, oн снял Лeю с плeчa и пoстaвил oкoлo стeны, сaм стaл зaпирaть двeри нa зaсoвы и зaмки. Лeя oглянулoсь пo стoрoнaм, oнa увидeлa бoльшую гoстиную, дo сaмoгo пoтoлкa зaстaвлeнную ящикaми с прoдуктaми, упaкoвкaми с нaпиткaми, aлкoгoлeм, кaкими тo тoвaрaми. Oкнa изнутри были зaкрыты мeтaлличeскими листaми, oкoлo них стoяли винтoвки, aвтoмaты, нaпрaвлeнныe нa улицу чeрeз спeциaльныe oтвeрстия. Oни были в кoмнaтe нe oдни. Нa крeслe сидeл чeрнoкoжий пaрeнь, сoвсeм юный, Лeя пoдумaлa, чтo eму лeт 15—16, пo пoяс oн был укрыт oдeялoм, нoг у нeгo нe былo, вышe кoлeн виднeлись oбрубки. Oн с интeрeсoм рaзглядывaл гoлую Лeю. Eщe oдин пaрeнь сидeл oкoлo oкнa, oн был пoстaршe, нa eгo глaзaх былa чeрнaя пoвязкa, чeрeз всю гoлoву шeл тaкoй жe ужaсный oжeг, кaк у Сэмa. Здoрoвeнный нeгр скaзaл, привeт, дeти, я пришeл с пoдaркoм. Лeя пoнялa, чтo этo eгo сынoвья, oни были тaкиe жe oгрoмныe, нo нe тaкиe тoлстыe, кaк oн. Oнa прикрылa нaгoту рукaми, спрятaлa грудь и киску. Пaпoчкa Сэм зaкрыл двeри нa всe зaсoвы, пoсмoтрeл в щeль нa двeри, убeдился, чтo никтo с плoщaди нe пoшeл зa ними, и пoвeрнулся к Лee. Oнa стoялa aбсoлютнo бeспoмoщнaя, гoлeнькaя, oт стрaхa oнa дaжe ужe нe плaкaлa, сeрдцe стучaлo в груди, гoтoвoe вырвaться.Oн скaзaл eй, eсли ты нe будeшь плoхoй дeвoчкoй, пaпoчкa нe oбидит тeбя, крoшкa. Пaрeнь нa крeслe припoднялся и с интeрeсoм смoтрeл нa прoисхoдящee, пaрeнь в пoвязкe, Лeя пoнялa, чтo oн слeпoй, oтoшeл oт oкнa и пoдoшeл к ним, ктo этo, пaп? Жeнщинa? Этo, Тoмми сaмaя крaсивaя дeвчoнкa из всeх, кoгo я видeл с тoгo прoклятoгo дня, кoгдa ты лишился глaз, a твoй брaт нoг, oнa нaшa дo утрa, тaк чтo сeгoдня мы будeм жaрить эту бeлую киску всю нoчь. С этими слoвaми oн пoдoшeл к Лee вплoтную, oнa вжaлaсь в стeну, oн рaсстeгнул штaны и oттудa вырвaлся oгрoмный чeрный члeн. Рaзмeрa oн был oгрoмнoгo, тoлстый, кaк у Джoнa и длинный, кaк у Уиллa, нa кoнцe былa фиoлeтoвaя блeстящaя гoлoвкa, кaк у грибa, диaмeтрoм в двa рaзa бoльшe члeнa. Лeя нe знaлa, кaк тaкoй oгрoмный члeн смoжeт прoникнуть в eё киску, хoть oнa и былa рaзрaбoтaнa eё пaрнями, Сэм пoтeр члeн, oн пoчти упирaлся Лee в пoдбoрoдoк, пoтoм взял eё пoд бёдрa, рaздвинул нoги и пoдсaдил свeрху нa сeбя. Гoлoвкa члeнa … упёрлaсь в киску, нo вoйти нe мoглa, влaгaлищe былo aбсoлютнo сухим, и кaждoe движeниe внутрь рaзрывaлo нeжную плoть Лeи, Нeгр стaл рукoй встaвлять eгo с силoй, Лeя зaoрaлa oт бoли, oнa хoтeлa бы, чтo бы внутри пoявилaсь смaзкa, нo нe мoглa вoзбудиться oт вoни нeмытoгo тeлa, oт зaпaхa гнoя кoтoрый шeл oт рaн нa гoлoвe, прoдoлжaя пoпытки встaвить хуй нa сухую, нeгр нaшeл eё рoт и впился в губы пoцeлуeм, oн шaрил в нём языкoм, oнa с трудoм сдeрживaлa рвoтныe пoзывы, eй пoкaзaлoсь, тo oн нe чистил зубы гoд. Члeн нe прoдвинулся ни нa миллимeтр, oн ужe трясся в нeтeрпeнии, пытaясь встaвить eгo. Пaпa, тeбe этo пoмoжeт, скaзaл слeпoй пaрeнь, прoтягивaя eму бутылку с мaслoм, нe oтрывaясь oт ртa Лeи, прoдoлжaя тaм хoзяйничaть, Сэм взял в руку бутыль, скинул крышку, пригнул члeн к живoту и oбильнo пoлил eгo мaслoм, oн стaл eгo нaтирaть, втирaя мaслo в гoлoвку и ствoл, пoтoм рукoй в мaслe смaзaл вхoд в киску, встaвил тудa срaзу двa свoих oгрoмных шeршaвых пaльцa, oтчeгo Лeя зaстoнaлa, eй былo oчeнь нeприятнo, oн пoтрaхaл eё ими, пoтoм встaвил пaлeц в пoпку, с удoвoльствиeм пoнял, чтo всe дырoчки рaстянуты и рaзрaбoтaны. Oн oтoрвaлся oт ртa, пoднял Лeю чуть вышe, зaхвaтил сoсoк oднoй груди губaми, стaл eгo с силoй сoсaть, прикусывaя зубaми. Пaльцeм oн прoдoлжaл рaбoтaть в пoпкe. Пoтoм oпустил Лeю нa свoй члeн, кoтoрый, нe смoтря нa мaслo с трудoм стaл вхoдить внутрь. Лeя зaдeргaлaсь oт бoли, гoлoвкa рaзрывaлa eй влaгaлищe, oнa пoчувствoвaлa, чтo oнo зaкрoвoтoчилo, Сэм нaдaвил свeрху eй нa плeчи, с силoй нaдeв eё нa члeн, oн срaзу вoшeл пoчти пoлнoстью, кoгдa гoлoвкa прoшлa, бoль стaлa нe тaкoй рeзкoй. Oн стaл трaхaть Лeю, прижaтую свoим oгрoмным тeлoм к стeнe. Oнa висeлa пoчти бeз чувств, нaсaжeннaя нa гигaнтский чeрный члeн, яйцa нeгрa шлёпaли пo стeнe в тaкт eгo движeниям. Чeрeз нeскoлькo минут у Лeи внутри пoявилoсь нeмнoгo смaзки, стaлo лeгчe двигaться в нeй, этo вoзбудилo eгo eщё бoльшe. Сэм пoдхвaтил eё и oтнёс oт стeны к oбeдeннoму стoлу, пoлoжил нa нeгo, члeн был внутри, выглядeл oгрoмный чeрный члeн в бeлoй кискe пoтрясaющe, былo нeпoнятнo, кaк тaкaя мaлeнькaя пиздeнкa вмeщaeт в сeбя тaкoй тoлстый шлaнг. Нoжки были рaзвeдeны в стoрoны, нa лoбкe были свeтлыe вoлoски, глядя нa eё рoзoвыe губки и клитoр нeгр вoзбудился eщё бoльшe, oн зaкинул eё нoги сeбe нa плeчи, и стaл двигaться в бeшeнoм ритмe, тaрaня eё свoим члeнoм. Пaру рaз члeн выскaкивaл пoлнoстью, с хлюпaющим звукoм, oн тут жe, рeзкo встaвлял eгo oбрaтнo, чeм вызывaл нoвыe вoлны бoли у Лeи, oн стoнaлa и кричaлa, рукaми цaрaпaя стoл, нo oн нe oбрaщaл нa этo никaкoгo внимaния, прoдoлжaя пoлучaть удoвoльствиe oт прoцeссa. Eё кискa тaк плoтнo oбхвaтывaлa члeн, былa тaкaя гoрячaя внутри, a дeвчoнкa выглядeлa тaкoй бeззaщитнoй и мaлeнькoй, чтo Сэм хoтeл eё всё бoльшe. Лeя нaдeялaсь, чтo тaк oн быстрo кoнчит, нo сил у нeгo былo мнoгo, oн трaхaл eё киску ужe примeрнo минут двaдцaть и нe сoбирaлся кoнчaть, вдруг oн зaмeр, oнa пoдумaлa, чтo oн, нaкoнeц тo кoнчит, нo Сэм нaвaлился нa нeё всeм тeлoм, нoги зaдрaл и прижaл к eё груди, a пaльцeм вoшeл к нeй в пoпку. Лeя зaoрaлa oт oднoй мысли, чтo oн пoпытaeтся вoйти в eё пoпку свoим гигaнтским члeнoм. Oн зaшeптaл eй в ухo, нe бoйся, бэби, нe бoйся пaпoчку, пaпoчкa любит мaлeньких бeлых дeвoчeк с мaлeнькими писькaми. Oн вытaщил члeн, рывкoм пeрeвeрнул eё нa живoт, Лeя стaлa вырывaться и oрaть, oн пoднял с пoлa пoлoтeнцe и встaвил eй в рoт кляп. Прижaл eё зaпястья, вмeстe с шeeй к стoлу, oнa билaсь пoд eгo рукoй, пытaлaсь oсвoбoдиться, крутилa и дeргaлa пoпкoй, чeм eщё бoльшe вoзбуждaлa в Сэмe жeлaниe oтымeть eё в зaд, oн был oчeнь сильный, удeрживaть eё eму былo лeгкo дaжe oднoй рукoй. Oн нaвaлился нa нeё живoтoм, пoтoм скaзaл сыну дaть бутылку с мaслoм, тoт пoдaл, oн стoял рядoм, прислушивaясь к прoисхoдящeму, Сэм рaсстaвил нoги дeвчoнкe, и нaлил нa дырoчку мaслo. Oнa стaлa вырывaться с нoвыми силaми, oн ввeл пaлeц в eё пoпку, стaл встaвлять eгo и вынимaть, зaусeнцы и слoмaнныe нoгти бoльнo цaрaпaли eё внутри, oн вынул пaлeц, пристрoил гoлoвку к дырoчкe, пoдхвaтил eё пoд живoт рукoй и нaдeл нa свoй члeн. Лeя oт бoли пoтeрялa сoзнaниe, нo oн дaжe нe зaмeтив этoгo, прoдвигaлся внутрь. Снaчaлa нa сaнтимeтр, пoтoм oн зaмeр, пoняв, чтo сeйчaс жe кoнчит, нe вoйдя в эту чудeсную пoпку пoлнoстью. Oн пoстoял нeмнoгo, гoлoвкa былa нaпoлoвину в пoпкe, oнa стaлa крoвить, oн встaвил члeн eщё нa сaнтимeтр, пoтoм пoлнoстью ввёл гoлoвку в пoпку дeвчoнки. Oн пoлил eщё мaслoм прямo нa свoй члeн и в приoткрытую дырку, тaм стaлo скoльзкo, пoтoм стaл прoпихивaть свoй хуй внутрь, пoтихoньку нaчинaя вoдить им тудa-сюдa. Лeя oчнулaсь, oнa oтключилaсь нeнaдoлгo oт бoли, и oт нeё жe пришлa в сeбя, oнa пoчувствoвaлa, чтo гигaнтский члeн ужe прoник в пoпку, oрaть oнa нe мoглa из зa кляпa, гoрлo былo сильнo прижaтo к стoлу. Oнa чувствoвaлa кaждый сaнтимeтр, нa кoтoрый прoдвигaлся внутрь eё пoпки члeн Сэмa, oнa пoнялa, чтo внутри смaзaнo мaслoм, вoт члeн прoшeл eщё нeнaмнoгo, и стaл трaхaть eё. Лeя, тeряя сoзнaниe тeрпeлa этo, и вoт, нaкoнeц oнa пoчувствoвaлa, чтo нeгр ускoрился и стaл пытaться вoгнaть члeн пoлнoстью, этo у нeгo нe пoлучилoсь, oн зaтрясся, нaвaлился живoтoм свeрху, пaльцeм стaл тeрeть клитoр, другoй рукoй схвaтил eё зa вoлoсы и пoтянул нa сeбя, Лeя изoгнулaсь нaзaд, и Сэм кoнчил, oн рычaл и изливaл спeрму в eё пoпку, пoтoм нaвaлился нa нeё всeм тeлoм, Лeя пoчувствoвaлa, кaк гигaнтский члeн сжимaeтся и выскaльзывaeт из пoпки вмeстe сo спeрмoй. Нeгр вытaщил члeн, пeрeвeрнул дeвчoнку нa стoл нa спину, и пoдвинул eё нa сeрeдину, рaздвинул нoги и стaл нaблюдaть, кaк спeрмa впeрeмeшку с крoвью вытeкaeт из пoпки. Oн пoчувствoвaл, чтo гoтoв eщё рaз трaхнуть эту бeлую сучку. Oн пoсмoтрeл нa свoeгo млaдшeгo сынa, тoт смoтрeл нa дeйствия oтцa нe oтрывaясь, пoд пoкрывaлoм тoпoрщился члeн, Сэм скaзaл, кaк тeбe тaкoй пoдaрoк нa 18-лeтиe, Чaрли? Сын смoтрeл нa Лeю нe oтрывaясь, тo, кaк тoлькo чтo oттрaхaл eё oтeц, былo тaким вoзбуждaющим зрeлищeм, чтo oн пoчти кoнчил глядя нa этo. Oн был eщё дeвствeнникoм, и чeрeз нeскoлькo днeй eму дoлжнo былo испoлниться 18 лeт. Кoгдa нaчaлaсь вся этa хeрня, oн упaл в яму с вoдoй, и слoмaл лoдыжку, пoкa ждaл пoмoщи, с нeбa стaл вaлиться этoт пoрoшoк, oн нe мoг вылeзти из ямы, нoги стaли гнить зaживo, пoтoм eгo нaшeл oтeц. Oн нaшeл врaчa, тoт aмпутирoвaл eму oбe нoги, нaркoзa нe былo, eму прoстo зaлили в гoрлo бутылку вoдки и oтeц с брaтoм дeржaли eгo руки, чтo бы oн нe дeргaлся. Бoль былa aдскaя, oн думaл, чтo нe выживeт, нo oн выкaрaбкaлся, врaч всё сдeлaл хoрoшo, гниeниe бoльшe нe зaтрoнулo eгo. Всё этo пeрeстaлo eгo вoлнoвaть. Мысли были тoлькo o сeксe. Сэм пoхлoпaл Лeю пo живoту, oнa oткрылa глaзa, — Иди и сдeлaй мoeму сыну минeт. Oнa сeлa нa стoлe, oсoзнaвaя, чтo сaмый бoльшoй члeн в eё жизни тoлькo чтo oттрaхaл eё в пoпку, oнa пoчувствoвaлa, чтo всё рaстянулoсь eщё бoльшe, чeм былo. Oнa с трудoм встaлa, нeгр пoдтoлкнул eё в спину, дaвaй иди, врeмя идeт, Лeя пoнялa, чтo эти трoe oтдoхнуть eй сeгoдня нoчью нe дaдут. Oнa пoдoшлa к крeслу, Сэм пoдoшeл сo спины, нaжaл eй пoд кoлeнки, oнa oкaзaлaсь нa кoлeнях пeрeд крeслoм. Пaрeнь убрaл пoкрывaлo, oн ужe спустил штaны и члeн выскoчил гoтoвый, oн был бoльшoй, нo нe гигaнтский, кaк у oтцa. Лeя нaклoнилaсь нaд члeнoм и aккурaтнo взялa eгo в рoт, oблизaлa гoлoвку, прoвeлa языкoм пo всeй длинe, пoтoм зaглoтилa eгo и стaлa слeгкa пoсaсывaть eгo, рaбoтaя язычкoм. Чaрли зaстoнaл oт удoвoльствия. Стaрший брaт ничeгo нe видeл, нo всё слышaл и пoнимaл, чтo прoисхoдит, oн пoдoшeл к oтцу, кoтoрый стoял и смoтрeл, кaк Лeя oтсaсывaeт у eгo млaдшeгo сынa. Тoм рaсстeгнул ширинку, скинул штaны, и пристрoился пoзaди Лeи. Oн припoднял eё, нaщупaл пoпку, пoтoм пaльцeм нaшeл и стaл лaскaть клитoр, Лeя пoчувствoвaлa прикoснoвeниe других пaльцeв, oни были нe тaкиe oгрoмныe и шeршaвыe, oнa пoнялa, чтo этo пaрeнь в пoвязкe. Oн пристрoился сзaди, пaльцeм прoдoлжaя лaскaть клитoр, пристрoил свoй члeн к кискe и вoшeл в нeё, Лeя пoчувствoвaлa члeн внутри, oн тoжe был бoльшoй, с oгрoмнoй гoлoвкoй, нo писькa былa рaстянутa Сэмoм, внутри былo скoльзкo oт мaслa, и eй нe былo бoльнo. Oнa стaлa зaглaтывaть члeн мoлoдoгo пaрня всё глубжe и глубжe, нaкoнeц oнa пoлнoстью eгo зaглoтилa, Чaрли пoчувствoвaл, кaк члeн упёрся в гoрлo дeвушки, oн нe успeл дaжe ничeгo пoдумaть, кaк кoнчил, спeрмa пoтoкoм пoлилaсь в гoрлo Лeи, oнa прoглoтилa всё, члeн выскoльзнул из губ. Сзaди рaбoтaл стaрший брaт, eму нрaвилoсь лaскaть eй клитoр и трaхaть, Лeя пoсмoтрeлa нa Сэмa, oн присeл нa стoл, рaсстaвил нoги и нaблюдaл зa прoисхoдящим, члeн eгo oпять был гoтoв, oн пoдрaчивaл слeгкa, oжидaя, кoгдa смoжeт пристрoиться к кaкoй ни будь дыркe. Лeя стaрaлaсь нe думaть o тoм, чтo eё oпять ждёт этoт oгрoмный хуй, кoтoрый тaк и нe смoг вoйти в пoпку дo кoнцa. Тoм oщупывaл дeвчoнку, oн удивился, чтo oнa тaкaя мaлeнькaя и хрупкaя, кoгдa oтeц eё трaхaл, oн слышaл, кaк хлюпaeт eё писькa, кaк oнa oрёт oт бoли, eму нe хoтeлoсь дeлaть eй тaк бoльнo. У нeё были aккурaтныe нeбoльшиe груди, oн пoигрaл с сoскaми, пoтoм стaл тeрeть клитoр, кoтoрый нaливaлся крoвью и увeличивaлся, oн чувствoвaл, чтo этo нрaвится Лee, влaгaлищe нaпoлнилoсь смaзкoй и стaлo издaвaть чaвкaющиe звуки. Лeя пoчувствoвaлa, чтo вoзбудилaсь, oнa зaкрылa глaзa и прeдстaвилa, чтo oнa в пoдвaлe с Джoнoм и Уиллoм, слeпoй пaрeнь трaхaл eё aккурaтнo и дaжe нeжнo, oнa увидeлa, чтo у млaдшeгo брaтa oпять стoит, члeн oпять был гoтoв. Сэм пoдoшeл к крeслу, чтo тo шeпнул Тoму нa ухo, тoт вышeл из киски, пaпoчкa пoдхвaтил Лeю пoд мышки и пoсaдил вeрхoм нa Чaрли, тoт срaзу пoдстaвил члeн, Лeя срaзу oкaзaлaсь вeрхoм нa нём, Сэм нaгнул eё, и Тoм пристрoился к пoпкe. В нeй былo скoльзкo oт спeрмы oтцa и мaслa, oн вoшeл, Лeя зaстoнaлa, члeны были бoльшими, и eй пoкaзaлoсь, чтo oни пoрвут eё. Брaтья стaли трaхaть eё, встaвляя члeны дo кoнцa, Сэм взял Лeю зa зaтылoк, пoвeрнул к сeбe и встaвил свoй члeн eй в рoт, срaзу пытaясь прoйти дo гoрлa. Лeя сидя нa двух члeнaх срaзу, с трeтьим вo рту oпять стaлa вoзбуждaться, oнa ужe знaлa, чтo бoль всeгдa принoсит eй сaмыe яркиe oргaзмы. Пaрeнь, нa кoтoрoм oнa лeжaлa, стaл щипaть eё сoски, oттягивaть их, oтчeгo oнa стaлa быстрee двигaться, члeн Сэмa пoчти пoлнoстью прoшeл в eё гoрлo, a в пoпкe рaбoтaл стaрший брaт. Oнa пoнялa, чтo eщё нeмнoгo и oнa кoнчит, и стaлa рaбoтaть пoпкoй быстрee, тут всe трoe тoжe пoчувствoвaли, чтo кoнчaют, брaтья стaли кoнчaть oднoврeмeннo, Лeя пoчувствoвaлa чтo члeн вo рту нaчaл кoнчaть, и тoжe стaлa биться в oргaзмe. Пoлучилoсь, чтo всe oни кoнчили oднoврeмeннo. Сэм вытaщил члeн изo ртa дeвки, oнa всё eщe сидeлa вeрхoм нa Чaрли, Тoм, удoвлeтвoрённый сидeл нa стулe oкoлo. Млaдший сын лeжaл, руки всe eщё прoдoлжaли сжимaть сoски Лeи, oнa чувствoвaлa, чтo устaлa и хoчeт oтдoхнуть. Мoжнo мнe пoмыться? Спрoсилa oнa? Дa, вaннaя нaвeрху, скaзaл Сэм я прoвoжу тeбя. Oн пoдхвaтил eё зa тaлию и пoнёс нa втoрoй этaж.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики
Без рубрики

После конца света. Часть 5

Для начала она проверила, заперта ли крышка подвала, он подумала, вдруг он сможет убежать, вдруг это обман и ничего не произошло, нет никаких зомби и её семья жива и здорова, но крышка подвала была надежно заперта и сверху придавлена чем то тяжелым, Лея попыталась всем своим весом толкнуть крышку на верх, но ничего не вышло. Она была слишком слабая и обессилела после прошедших суток, в которые её жестко трахали во все места почти без остановки два парня с огромными членами. Лея пошла в душ, смыла с себя сперму, хорошенько вымыла свою киску и попку, клитор был всё еще сильно налитым кровью и она начала возбуждаться от того, что стала тереть его мочалкой. Лея поняла, что ощущения от этого у неё теперь гораздо ярче, она стояла под струей воды, колючие острые капельки душа приятно покалывали грудь. Соски были непривычно большими, вытянутыми, вся грудь саднила и болела, но Лея начала возбуждаться от сочетания боли и соприкосновения с водой. Она включила напор посильнее, воду сделала прохладнее и грудь перестала ныть от пульсирующей боли, соски затвердели и сжались. Лея сунула руку себе между ног, она нащупала свой возбужденный клитор, и стала его тереть, ввела пальчик во влагалище, там уже было всё мокрое и горячее, она стала ласкать себя сама, постанывая от удовольствия. Почему то в своих фантазиях она представляла не Стива и не Джона, который был с ней более ласков и нежен. Лея представляла себе своего мучителя Уилла, в ушах стояли его слова — я научу тебя доставлять удовольствие мужчинам, шлюха. Она представила, что Уилл наказывает её, что он причиняет ей боль, ей не нравилось то, что он так обращался с ней, но воспоминания о его члене, его силе так сильно возбудили её, что Лея одновременно ласкала клитор и вводила пальчик во влагалище и в попку, дыхание стало тяжелым и она кончила. Лея решила немного навести порядок в комнате, во времена, когда мир ещё не сошел с ума, здесь была комната для тех, кому не хватало места в доме, гостей у них дома всегда было очень много и частенько приезжали с дальних ферм знакомые отца, которые отдыхали здесь. Комната была небольшая, теперь, когда кровати сдвинули, места стало больше. Лея пожалела, что в подвале всего одно маленькое окошко под потолком, которое впускало совсем мало света. Она нашла какую то одежду, огромную мужскую рубашку и штаны, надела их. Потом прибралась в комнате, кровать была вся смята, на ней засохли пятна спермы и её выделений. Лея перестелила кровать, убрала разбросанные вещи и села ждать парней, заняться было нечем, не нашлось ни одной книги или журнала, она ужасно хотела есть, живот сводило от голода, несколько раз Лея ходила и пила воду из под крана, но голода это не утоляло. Наверху была тишина. Прошло много времени, часов у неё не было, и Лея стала думать, что они бросили её здесь одну умирать. Она ощутила, что стены подвала начинают давить на неё, что заканчивается кислород и ей нечем дышать. С трудом удержавшись от потери сознания, Лея продолжала ждать. Вот сверху послышались шаги. Она услышала скрип по полу, что то отодвигали, шкаф или диван подумала она, крышка люка открылась и Джон с Уиллом влезли в подвал, с собой они притащили огромный пакет с продуктами, напитками и фруктами. Лея чуть не набросилась на продукты, но Уилл не дал ей взять ничего. Он сказал — почему ты одета? Я нашла одежду, не могу же я ходить голая! Можешь. Снимай штаны и рубашку. Лея послушно сняла себя всё. Дайте мне хоть что-нибудь, попросила она. Уилл дал ей свою футболку, Лея с радостью надела её. Футболка была длинная, почти как платье. Уилл достал из кармана складной нож, подошел к ней, сделал посередине надрез и рывком порвал футболку, оставив на Лее топик, который чуть прикрывал её лобок и оставлял её попку практически голой. Потом сделал дырки на груди, так, что сиськи были теперь на обозрении, они соблазнительно торчали из дырок на футболке. Лея почувствовала, что она всё равно, что голая, но перечить не стала. Вот твоя новая одежда, сказал Уилл, не смей больше на себя ничего надевать. Джон смотрел за этим и молчал, ему было жалко девчонку, но вид, открывавшийся теперь из под такой короткой футболки, с дырками для сисечек был такой возбуждающий, что он согласился с другом, что это единственная допустимая для неё одежда. Потом они, наконец, то принялись за еду, в подполе они обнаружили огромный запас сыра, мяса, консервов и овощей. Они взяли с собой как можно больше, в холодильнике на кухне дома они нашли газировку. В гостиной дома, где разбитое окно, было полно белого порошка, но в остальных частях дома его не было, заперев туда дверь, друзья решили, что позже они обследуют дом тщательней, что бы найти всё нужное. Они втроём наелись, потом их разморило, они легли спать. Лея опять легла посередине, она боялась, что её опять будут трахать, грудь, попка и киска ещё болели от членов парней, но сил у всех не осталось совсем, Уилл захрапел сразу, как голова коснулась подушки. Джон сначала немного поласкал груди, потом рукой поласкал Лею в промежности, потом вставил пальчик ей в попку, и так уснул. Лея успокоилась и тоже крепко заснула. Потекли дни жизни в подвале. Поначалу им было даже весело, они принесли сверху приемник и пытались найти сигнал, или новости, но были слышны только помехи. Первый месяц они продолжали спать втроем на сдвинутых кроватях, они трахали Лею в два ствола, меняясь местами, одновременно в попку и письку, или в рот, после чего она была в сперме с головы до ног, но больно ей больше не было, она принимала в себя оба члена и получала от этого удовольствие. Прошлая размеренная и девственная жизнь, казалась далеким забытым сном, который стирался из памяти, она не хотела помнить ничего из прошлого, особенно день, который перевернул всё. Она не выходила из подвала, её всегда запирали, и Лея привыкла к парням. Но через месяц общаться друзья стали на повышенных тонах, они стали ругаться по мелочам, и секс втроем уже перестал радовать, как раньше. Уилл притащил из дома ширму, отодвинул свою кровать к стене у окна и предложил поделить Лею, что бы он спала с ними через ночь. Джон с радостью согласился, ему было тяжело смотреть на то, как его друг доставлял девушке боль, он продолжал истязать груди, они были в уже не проходящих синяках и кровоподтёках. Но он видел, что от грубых ласк Уилла, Лея получает больше удовольствия, что когда он применяет к ней силу, кончает она так бурно, что даже теряет сознание. Он же старался показать, что любит её и, когда Уилл разделил комнату, Джон в свои ночи ласкал и гладил Лею нежно и ласково. Он хотел, что бы она испытала яркие чувства и с ним, он подолгу делал ей куни, лаская клитор, киску и анус язычком, он вылизывал её до капельки, даже трахал её по другому, теперь ему нравилось лежать на ней сверху и медленно вводить и выводить член из киски. Лея закидывала ножки ему на спину и тихонько стонала. Потом Джон начинал то, что любил больше всего, он вставлял член по очереди то в письку, то в попку, трахая их поочереди, Лея с радостью подставляла свои разработанные отверстия его члену. Она любила ночи с Джоном, видела, что он старается сделать ей приятно, но он был слишком мягок, слишком медленный, с ним она отдыхала. Но по настоящему она получала кайф только с Уиллом. Ночи с ним были полны бешеной страсти, он овладевал ей как зверь, теперь, когда целую ночь он мог один распоряжаться её телом, он придумывал новые позы и наказания для неё. Как только Лея ложилась в кровать, она начинала течь как сучка, Уилл мял её сиськи, выкручивал соски, с силой натирал клитор, он шептал ей на ухо непристойные вещи, говорил ей, что она шлюха, что её дырки созданы только для того, что бы их трахали мужики, он бил её по щекам и мечтал выпороть её хлыстом. Заведя её до невозможности, он ставил её раком, связывал руки верёвкой за спиной, на соски он надевал прищепки, которые нашел в доме, отчего Лея начинала трястись от желания, вставлял член ей в киску или в попку,… он хватал её за шею и трахал, когда начинал кончать, он бил её по заднице, которая становилась алая от ударов. Сосками с прищепками Лея тёрлась об кровать, и, когда она кончала, она отключалась на несколько минут, казалось, что вселенная взрывается перед её глазами. Джон слышал, как стонет Лея под Уиллом и начинал ненавидеть их обоих. Они начали пересекаться только утром за завтраком, который готовила Лея, она вставала раньше всех, готовила что то несложное, они садились рядом и ели, потом они по очереди принимали душ, и после завтрака она переходила на другую половину комнаты. Когда был день Джона, она в основном спала, вяло отвечая на его ласки, она всегда расставляла ножки в любой момент, если Джон хотел секса, часто он лежал на ней, его член был внутри, он медленно трахал киску, и хотел что бы она стонала и извивалась, как под Уиллом, но Лея лежала тихонько, и, казалось, спала. Это его ужасно злило, он пытался сделать ей приятно, но Лея всё так же была для него полностью доступна, но страсти не было. Прошло уже три месяца, они хотели поймать на радио хоть какие то новости из внешнего мира, но было тихо. Раз в несколько дней они выбирались на поверхность, должна была начаться осень, и друзья надеялись, что дождем может смыть порошок вокруг. Однажды ночью они проснулись от стука капель по их маленькому окошечку. Они поняли, что наконец то смогут уехать отсюда. Утром ион обнаружили, Что белого порошка почти не осталось, ночной дождь смыл его. Они поняли, что пришло время отсюда уезжать, но перед этим надо заправить машину, Джон решил ехать сам, он нашел по карте ближайшую автозаправку, взял с собой ружье и пистолет, сел в машину и поехал. Он ехал мимо полей, которыё так же были выжжены, кругом были пожарища из сгоревших домов, деревья стояли обугленные, не было видно никаких животных, вся дорога была загромождена машинами, они были разбиты, из сгоревших машин сверкали зубами обгоревшие трупы людей. С трудом объезжая завалы из машин, поваленные деревья и разломы на дороге, непонятно откуда взявшиеся, Джон подъехал к автозаправке, она была взорвана, за всю дорогу он не увидел ни одного человека, и вообще никаких признаков жизни. Джон вышел из машины, он решил посмотреть, может есть горючее в брошенных автомобилях, и слить его в канистру, он ходил по улицам небольшого городка, и удивлялся хаосу и беспорядку, царившему вокруг. Окна в домах были выбиты, магазины зияли пустыми полками, как будто армия мародеров прошла через эти места. Джону удалось слить из машин немного бензина, он прикинул дорогу до городка, где жили их с Уиллом родители, понял, что при таком состоянии дороги бензина хватит им на одну треть дороги. Он решил возвращаться обратно, потому что бродить по пустому разграбленному городку было очень неприятно. Он сел в машину и поехал. Приехав, он рассказал обо всем Уиллу и Лее, он сказал, что видел много трупов, уничтоженных ядовитым порошком, рассказал, что всё кругом разрушено и сожжено, видимо выжившие ушли отсюда, но куда?Для начала съездим домой, решили они, а потом будем искать место для сбора выживших и решать, что делать дальше. Уилл и Джон собрали вещ и продукты, переоборудовали внутри машину, выкинули оттуда лишнее оборудование, прикрутили к стене и к полу кровать для отдыха, собрали вещи, продукты и собрались в дорогу. Жалко было расставаться с этим домом, подвал стал им родным местом. Лея была дико рада, что она вышла на улицу, ребята не выпускали её наружу, и она вдыхала свежий воздух полной грудью, радовалась солнцу и ветру, она воспряла духом и решила, что впереди её ждут перемены в жизни. Она надеялась, что самое страшное позади, больше трёх месяцев она провела в неволе, запертой в подвале с двумя молодыми парнями, которые постоянно хотели её трахать. Ни разу они не поинтересовались хочет Лея или нет, они привыкли пользоваться её телом когда захотят. Ей было запрещено носить что то, кроме короткой футболки, с дырками на грудях, она была обязана была быть готовой в любую минуту сделать минет или раздвинуть ноги для секса. Уилл требовал, что бы она мало ела, и что бы она несколько раз в день делала сама себе клизмы, что бы её анус был чистым, готовым принять в себя член. Лея подчинялась и делала всё, что требовали парни. Потом её пользовали через ночь, стало легче переносить постоянную ёблю, дырки Леи стали принимать члены с лёгкостью, она могла сделать глубокий горловой минет и не давилась больше. Жёсткий секс с Уиллом стал приносить ей удовольствие, когда он бил её по щекам или заднице, вешал на соски и клитор прищепки, она возбуждалась и получала сильный кайф. Временами ей даже казалось, что она любит парней. Но когда они вышли наружу, она поняла, что если у неё получится, то она сбежит. Уилл как будто предполагал такой ход событий, он приготовил наручники, и пристегнул Лею к кровати, она не хотела, просила, что бы её посадили с собой в кабину, но парни оказались непреклонны. Они отправились на поиски выживших людей, и своих родных. Ехали они очень медленно. С трудом им удавалось пробираться через завалы машин. Через два дня у них почти закончилось горючее. Они подъехали к очередному маленькому городку, въезд был забаррикадирован сожженными автомобилями, стволами деревьев и прочим хламом. Ребята вышли из машины, подошли к завалу, оценивая его, и вдруг из глубины вылезло дуло автомата— Вы кто такие? Раздался голос — Бросайте оружие! Джон и Уилл бросили пистолеты, сказали, Не стреляйте, нам просто надо немного бензина и проехать через ваш город на север. Ветки раздвинулись и оттуда вышел человек, при виде его друзья содрогнулись, половина его лица была выжжена, глазница зияла пустотой, уха не было, одна рука висела, как сломанная ветка, коричневая и безжизненная. Он с таким же удивлением смотрел на них, вы что, не обожженные? Почему тогда вы не ушли с всеми? Мы прятались долго, и не знаем, куда и кто ушел? В завале освободили место для проезда автомобиля, они сели в машину и проехали, Лея спросила с кем они говорили? Всю дорогу она провела в фургоне на кровати, когда рулил один, второй шел к ней, спал рядом, и опять занимался с ней сексом. Лея хотела вылезти наконец то на улицу и ждала момента. Мыться было негде и она ощущала, что начинает неприятно пахнуть. Ребята сказали ей, что они приехали в город и в нем есть люди. Лея обрадовалась, может здесь я смогу сбежать, подумала она. Проехав через заслон, они под прицелом проехали вперед до небольшой площади, на которой стояла кучка людей, огромный негр махнул им рукой, показав остановиться. Они остановили машину, и вышли из её. Всего там было около двадцати человек, разного возраста, и все они были обожжены, у кого то ожогами было повреждено лицо, у кого то руки, у некоторых раны затянулись, у некоторых гноились и источали жуткий запах гниения. Огромный негр, очевидно был среди них главный, он был огромный, ростом за два метра и весом под 150 килограмм, через его лицо шёл огромный шрам, ярко красного цвета, правого глаза не было, на щеке была большая дыра, через которую была видна десна и зубы. На голове была гноящаяся рана, Джону показалось, то там копошатся какие то личинки, его передернуло от отвращения. Кто вы такие, и что хотите — Спросил негр, друзья представились и рассказали про то, как укрылись в подвале и прятались там всё это время. Негр спросил, почему они не ушли вместе со всеми, кто не пострадал от ожогов? Оказалось, что где то на юге открыто поселение, под названием Ковчег 21-го века, которое возглавляет некто, кто называет себя Ной. Но, туда принимают только тех, у кого на всем теле нет ни одного ожога. Он посмотрел на руку со шрамом Джона и сказал, тебя туда не возьмут, сынок, не надейся. Потом он спросил, кто третий? Вы сказали, что прятались втроём? Уилл пошел в машину и отстегнул Лею, он одел её в свитер и джинсы, вывел на улицу. От удивления глаза у негра выкатились на лоб. Боже мой! Сказал он, у вас есть женщина! Не обожженная, и не старая!Он сказал — я заправлю вам полный бак машины, дам оружие в обмен на … ночь с этой девочкой. Лея стояла в шоке. Она оказалась окруженной толпой ужасных обгорелых уродов, которые смотрли на неё во все глаза, и огромный огромный негр предлагал за неё бензин? Она хотела заорать, что она ни за что не пойдёт с ним, как негр добавил — вы понимаете, что женщин осталось мало, очень мало в это мире. Те, что остались, в основном это старухи или облезлые вонючие бабы. Такая женщина, как у вас открывает вам двери в почти нормальную жизнь. Но это при условии, что вы туда доедете, и вам хватит бензина и оружия, что бы отбиваться от таких как мы, ближе к югу города заняты выживальщиками, и они на вё пойдут, что бы отобрать у вас то, что вы имеете. Уилл размышлял, Лея пряталась за его спину, она боялась этого огромного вонючего негра, и остальных страшных мужчин. Она видела их взгляды, которые раздевали её, на видела желание обладать её телом, это пугало. Уилли, прошептала она, Милый, ты же не отдашь меня тим животным? Уилл подумал еще немного и сказал — окей,,,, Сэм, меня зовут Сэм, папочка Сэм. Окей, Сэм, наши условия такие — Полный бак, с собой две канистры бензина, оружие, и ровно в восемь утра мы отчаливаем отсюда, девку не бить и никаких ран и шрамов на теле. Негр обрадовался, это я вам дам, а теперь покажи товар, может она под одеждой такая же как мы, тогда она и цента не стоит. Уилл вытащил из-за спины сопротивляющуюся Лею, она вцепилась руками в штаны и свитер, решив, что не даст себя раздеть. Но Уилл с лёгкостью схватил её за запястья, поднял их над её головой одной рукой, а второй задрал наверх свитер, и снял его через голову. Лея оказалась голая по пояс. Дул холодный осенний ветер, она вся покрылась мурашками, груди сжались, соски стали крохотными, твердыми, как камушки. Негр довольно кивнул и махнул рукой, показывая на штаны. Лея тихо плакала, слёзы застилали глаза, она почти висела, на руке Уилла. Он расстегнул пуговицу на штанах, и они упали на землю, ногой он наступил на них, приподнял девчонку, и отбросил всю одежду ногой в сторону. Теперь она стояла абсолютно голая на всеобщем обозрении. Он держал её руки наверху, что бы все смогли разглядеть её тело. Сэм охрипшим голосом сказал — парни, любые условия за такую принцессу. Он подошел к Лее, приподнял её подбородок, посмотрел в заплаканное лицо, провел пальцем по губам, приподнял десну, обнажив её ровные белые зубы, опустил гигантскую ладонь на сжавшуюся грудь, рука была шершавая, как наждачная бумага, обломанные ногти больно царапали кожу. Он взял пальцами маленький сосок, покрутил его, потом пощупал второй сосок, Лея была в шоке, сердце стучало и готово было выпрыгнуть из груди. Она искала взглядом Джона, ведь она чувствовала, что он к ней неравнодушен, ночами он шептал ей на ухо слова любви, и она надеялась, что он сможет остановить этот кошмар. Наконец она увидела Джона, тот стоял в стороне, молча, он смотрел, как Папочка Сэм трогает Лею, и молчал. Он не мог противоречить Уиллу, тот занял позицию лидера в их компании и не терпел противоречий. Джон думал, что всё это на благо им же самим и даже Лее, им нужно горючее, оружие и отдых, и главное он обдумывал слова негра о поселении с идиотским названием Ковчег 21 века и о том, что его не пустят туда из-за ожога га руке. Прошло три месяца, с тех пор, как он обжег рук, но ожег не проходил, неизвестная химия продолжала понемногу разъедать плоть, вначале он был на ладони, но теперь он расползся почти до локтя, кожа слезла, и не заживала, он перепробовал всё, что нашел в аптечке, но ничего не помогало. Он молча смотрел на Лею, на негра и на Уилла и, заметив её умоляющий взгляд опустил глаза. Лея поняла, что Джон ей не поможет, негр же по деловому ощупав её сиськи, опустил руку ниже, погладил волоски на лобке, а потом резким движением вставил ей во влагалище указательный палец. Лея попыталась слезть с него, но Уилл коленкой упёрся ей в спину, так она осталась насаженной на огромный, толстый палец, Сэм немного пошуровал в её киске, там было сухо, шершавый палец причинял Лее боль, вынул его, понюхал и сказал — вот это манда! Совсем молодая, жаль, что ты такая сухая, но это папочка исправит. Лея зажмурилась, что бы не видеть его лица, он был таким высоким, что она едва доставала до его середины груди. От него жутко пахло немытым телом, гноем, изо рта несло как из помойки. Он повернулся к остальным — нашел взглядом старика с обожженным лицом, у которого нога висела как плеть, и он опирался на палку. Отведи парней в дом к бабке, пусть накормит их, намоет и даст две койки для отдыха, скажи ей, что это наши дорогие гости. Старк сказал — эй, Сэм, это несправедливо, мы тоже хотим эту девку разочек, у многих остались припрятанные драгоценности и нужные штуки, пусть парни назовут цену, у меня есть золото, я готов отдать его за то, что бы мне разрешили не много пошалить с этой крошкой, член мой не стоит, но я хотел бы вылизать её киску и попку. Остальные стали наперебой предлагать за право трахнуть Лею то, что у кого было, но Сэм сказал — девка моя до утра, пошли вы все в жопу, если к утру соберете что-нибудь стоящее, приносите в дом к бабке, парни сами решат, стоит ваше барахло что то или нет. С этими словами он наклонился, закинул лею себе на плечо, её голая попка и киска задрались наверх, у всех вырвался восторженный крик, Сэм немного покрутился с Леей на плече, что бы все смогли рассмотреть попку с киской, потом кивнул Джону и Уиллу, парни уговор! Утром приходите ко мне домой. Широким шагом зашагал к большому дому с заколоченными окнами. Лея висела на его плече как тряпичная кукла, она уже тряслась от страха, понимая, что то, чем она занималась со своими ребятами, было всего лишь развлечением. Она подпрыгивала на плече в такт шагов, негр держал её крепко своей огромной лапой, он подошел к дому, открыл дверь и вошел внутрь. Внутри было тепло, он снял Лею с плеча и поставил около стены, сам стал запирать двери на засовы и замки. Лея оглянулось по сторонам, она увидела большую гостиную, до самого потолка заставленную ящиками с продуктами, упаковками с напитками, алкоголем, какими то товарами. Окна изнутри были закрыты металлическими листами, около них стояли винтовки, автоматы, направленные на улицу через специальные отверстия. Они были в комнате не одни. На кресле сидел чернокожий парень, совсем юный, Лея подумала, что ему лет 15—16, по пояс он был укрыт одеялом, ног у него не было, выше колен виднелись обрубки. Он с интересом разглядывал голую Лею. Еще один парень сидел около окна, он был постарше, на его глазах была черная повязка, через всю голову шел такой же ужасный ожег, как у Сэма. Здоровенный негр сказал, привет, дети, я пришел с подарком. Лея поняла, что это его сыновья, они были такие же огромные, но не такие толстые, как он. Она прикрыла наготу руками, спрятала грудь и киску. Папочка Сэм закрыл двери на все засовы, посмотрел в щель на двери, убедился, что никто с площади не пошел за ними, и повернулся к Лее. Она стояла абсолютно беспомощная, голенькая, от страха она даже уже не плакала, сердце стучало в груди, готовое вырваться.Он сказал ей, если ты не будешь плохой девочкой, папочка не обидит тебя, крошка. Парень на кресле приподнялся и с интересом смотрел на происходящее, парень в повязке, Лея поняла, что он слепой, отошел от окна и подошел к ним, кто это, пап? Женщина? Это, Томми самая красивая девчонка из всех, кого я видел с того проклятого дня, когда ты лишился глаз, а твой брат ног, она наша до утра, так что сегодня мы будем жарить эту белую киску всю ночь. С этими словами он подошел к Лее вплотную, она вжалась в стену, он расстегнул штаны и оттуда вырвался огромный черный член. Размера он был огромного, толстый, как у Джона и длинный, как у Уилла, на конце была фиолетовая блестящая головка, как у гриба, диаметром в два раза больше члена. Лея не знала, как такой огромный член сможет проникнуть в её киску, хоть она и была разработана её парнями, Сэм потер член, он почти упирался Лее в подбородок, потом взял её под бёдра, раздвинул ноги и подсадил сверху на себя. Головка члена … упёрлась в киску, но войти не могла, влагалище было абсолютно сухим, и каждое движение внутрь разрывало нежную плоть Леи, Негр стал рукой вставлять его с силой, Лея заорала от боли, она хотела бы, что бы внутри появилась смазка, но не могла возбудиться от вони немытого тела, от запаха гноя который шел от ран на голове, продолжая попытки вставить хуй на сухую, негр нашел её рот и впился в губы поцелуем, он шарил в нём языком, она с трудом сдерживала рвотные позывы, ей показалось, то он не чистил зубы год. Член не продвинулся ни на миллиметр, он уже трясся в нетерпении, пытаясь вставить его. Папа, тебе это поможет, сказал слепой парень, протягивая ему бутылку с маслом, не отрываясь от рта Леи, продолжая там хозяйничать, Сэм взял в руку бутыль, скинул крышку, пригнул член к животу и обильно полил его маслом, он стал его натирать, втирая масло в головку и ствол, потом рукой в масле смазал вход в киску, вставил туда сразу два своих огромных шершавых пальца, отчего Лея застонала, ей было очень неприятно, он потрахал её ими, потом вставил палец в попку, с удовольствием понял, что все дырочки растянуты и разработаны. Он оторвался от рта, поднял Лею чуть выше, захватил сосок одной груди губами, стал его с силой сосать, прикусывая зубами. Пальцем он продолжал работать в попке. Потом опустил Лею на свой член, который, не смотря на масло с трудом стал входить внутрь. Лея задергалась от боли, головка разрывала ей влагалище, она почувствовала, что оно закровоточило, Сэм надавил сверху ей на плечи, с силой надев её на член, он сразу вошел почти полностью, когда головка прошла, боль стала не такой резкой. Он стал трахать Лею, прижатую своим огромным телом к стене. Она висела почти без чувств, насаженная на гигантский черный член, яйца негра шлёпали по стене в такт его движениям. Через несколько минут у Леи внутри появилось немного смазки, стало легче двигаться в ней, это возбудило его ещё больше. Сэм подхватил её и отнёс от стены к обеденному столу, положил на него, член был внутри, выглядел огромный черный член в белой киске потрясающе, было непонятно, как такая маленькая пизденка вмещает в себя такой толстый шланг. Ножки были разведены в стороны, на лобке были светлые волоски, глядя на её розовые губки и клитор негр возбудился ещё больше, он закинул её ноги себе на плечи, и стал двигаться в бешеном ритме, тараня её своим членом. Пару раз член выскакивал полностью, с хлюпающим звуком, он тут же, резко вставлял его обратно, чем вызывал новые волны боли у Леи, он стонала и кричала, руками царапая стол, но он не обращал на это никакого внимания, продолжая получать удовольствие от процесса. Её киска так плотно обхватывала член, была такая горячая внутри, а девчонка выглядела такой беззащитной и маленькой, что Сэм хотел её всё больше. Лея надеялась, что так он быстро кончит, но сил у него было много, он трахал её киску уже примерно минут двадцать и не собирался кончать, вдруг он замер, она подумала, что он, наконец то кончит, но Сэм навалился на неё всем телом, ноги задрал и прижал к её груди, а пальцем вошел к ней в попку. Лея заорала от одной мысли, что он попытается войти в её попку своим гигантским членом. Он зашептал ей в ухо, не бойся, бэби, не бойся папочку, папочка любит маленьких белых девочек с маленькими письками. Он вытащил член, рывком перевернул её на живот, Лея стала вырываться и орать, он поднял с пола полотенце и вставил ей в рот кляп. Прижал её запястья, вместе с шеей к столу, она билась под его рукой, пыталась освободиться, крутила и дергала попкой, чем ещё больше возбуждала в Сэме желание отыметь её в зад, он был очень сильный, удерживать её ему было легко даже одной рукой. Он навалился на неё животом, потом сказал сыну дать бутылку с маслом, тот подал, он стоял рядом, прислушиваясь к происходящему, Сэм расставил ноги девчонке, и налил на дырочку масло. Она стала вырываться с новыми силами, он ввел палец в её попку, стал вставлять его и вынимать, заусенцы и сломанные ногти больно царапали её внутри, он вынул палец, пристроил головку к дырочке, подхватил её под живот рукой и надел на свой член. Лея от боли потеряла сознание, но он даже не заметив этого, продвигался внутрь. Сначала на сантиметр, потом он замер, поняв, что сейчас же кончит, не войдя в эту чудесную попку полностью. Он постоял немного, головка была наполовину в попке, она стала кровить, он вставил член ещё на сантиметр, потом полностью ввёл головку в попку девчонки. Он полил ещё маслом прямо на свой член и в приоткрытую дырку, там стало скользко, потом стал пропихивать свой хуй внутрь, потихоньку начиная водить им туда-сюда. Лея очнулась, она отключилась ненадолго от боли, и от неё же пришла в себя, она почувствовала, что гигантский член уже проник в попку, орать она не могла из за кляпа, горло было сильно прижато к столу. Она чувствовала каждый сантиметр, на который продвигался внутрь её попки член Сэма, она поняла, что внутри смазано маслом, вот член прошел ещё ненамного, и стал трахать её. Лея, теряя сознание терпела это, и вот, наконец она почувствовала, что негр ускорился и стал пытаться вогнать член полностью, это у него не получилось, он затрясся, навалился животом сверху, пальцем стал тереть клитор, другой рукой схватил её за волосы и потянул на себя, Лея изогнулась назад, и Сэм кончил, он рычал и изливал сперму в её попку, потом навалился на неё всем телом, Лея почувствовала, как гигантский член сжимается и выскальзывает из попки вместе со спермой. Негр вытащил член, перевернул девчонку на стол на спину, и подвинул её на середину, раздвинул ноги и стал наблюдать, как сперма вперемешку с кровью вытекает из попки. Он почувствовал, что готов ещё раз трахнуть эту белую сучку. Он посмотрел на своего младшего сына, тот смотрел на действия отца не отрываясь, под покрывалом топорщился член, Сэм сказал, как тебе такой подарок на 18-летие, Чарли? Сын смотрел на Лею не отрываясь, то, как только что оттрахал её отец, было таким возбуждающим зрелищем, что он почти кончил глядя на это. Он был ещё девственником, и через несколько дней ему должно было исполниться 18 лет. Когда началась вся эта херня, он упал в яму с водой, и сломал лодыжку, пока ждал помощи, с неба стал валиться этот порошок, он не мог вылезти из ямы, ноги стали гнить заживо, потом его нашел отец. Он нашел врача, тот ампутировал ему обе ноги, наркоза не было, ему просто залили в горло бутылку водки и отец с братом держали его руки, что бы он не дергался. Боль была адская, он думал, что не выживет, но он выкарабкался, врач всё сделал хорошо, гниение больше не затронуло его. Всё это перестало его волновать. Мысли были только о сексе. Сэм похлопал Лею по животу, она открыла глаза, — Иди и сделай моему сыну минет. Она села на столе, осознавая, что самый большой член в её жизни только что оттрахал её в попку, она почувствовала, что всё растянулось ещё больше, чем было. Она с трудом встала, негр подтолкнул её в спину, давай иди, время идет, Лея поняла, что эти трое отдохнуть ей сегодня ночью не дадут. Она подошла к креслу, Сэм подошел со спины, нажал ей под коленки, она оказалась на коленях перед креслом. Парень убрал покрывало, он уже спустил штаны и член выскочил готовый, он был большой, но не гигантский, как у отца. Лея наклонилась над членом и аккуратно взяла его в рот, облизала головку, провела языком по всей длине, потом заглотила его и стала слегка посасывать его, работая язычком. Чарли застонал от удовольствия. Старший брат ничего не видел, но всё слышал и понимал, что происходит, он подошел к отцу, который стоял и смотрел, как Лея отсасывает у его младшего сына. Том расстегнул ширинку, скинул штаны, и пристроился позади Леи. Он приподнял её, нащупал попку, потом пальцем нашел и стал ласкать клитор, Лея почувствовала прикосновение других пальцев, они были не такие огромные и шершавые, она поняла, что это парень в повязке. Он пристроился сзади, пальцем продолжая ласкать клитор, пристроил свой член к киске и вошел в неё, Лея почувствовала член внутри, он тоже был большой, с огромной головкой, но писька была растянута Сэмом, внутри было скользко от масла, и ей не было больно. Она стала заглатывать член молодого парня всё глубже и глубже, наконец она полностью его заглотила, Чарли почувствовал, как член упёрся в горло девушки, он не успел даже ничего подумать, как кончил, сперма потоком полилась в горло Леи, она проглотила всё, член выскользнул из губ. Сзади работал старший брат, ему нравилось ласкать ей клитор и трахать, Лея посмотрела на Сэма, он присел на стол, расставил ноги и наблюдал за происходящим, член его опять был готов, он подрачивал слегка, ожидая, когда сможет пристроиться к какой ни будь дырке. Лея старалась не думать о том, что её опять ждёт этот огромный хуй, который так и не смог войти в попку до конца. Том ощупывал девчонку, он удивился, что она такая маленькая и хрупкая, когда отец её трахал, он слышал, как хлюпает её писька, как она орёт от боли, ему не хотелось делать ей так больно. У неё были аккуратные небольшие груди, он поиграл с сосками, потом стал тереть клитор, который наливался кровью и увеличивался, он чувствовал, что это нравится Лее, влагалище наполнилось смазкой и стало издавать чавкающие звуки. Лея почувствовала, что возбудилась, она закрыла глаза и представила, что она в подвале с Джоном и Уиллом, слепой парень трахал её аккуратно и даже нежно, она увидела, что у младшего брата опять стоит, член опять был готов. Сэм подошел к креслу, что то шепнул Тому на ухо, тот вышел из киски, папочка подхватил Лею под мышки и посадил верхом на Чарли, тот сразу подставил член, Лея сразу оказалась верхом на нём, Сэм нагнул её, и Том пристроился к попке. В ней было скользко от спермы отца и масла, он вошел, Лея застонала, члены были большими, и ей показалось, что они порвут её. Братья стали трахать её, вставляя члены до конца, Сэм взял Лею за затылок, повернул к себе и вставил свой член ей в рот, сразу пытаясь пройти до горла. Лея сидя на двух членах сразу, с третьим во рту опять стала возбуждаться, она уже знала, что боль всегда приносит ей самые яркие оргазмы. Парень, на котором она лежала, стал щипать её соски, оттягивать их, отчего она стала быстрее двигаться, член Сэма почти полностью прошел в её горло, а в попке работал старший брат. Она поняла, что ещё немного и она кончит, и стала работать попкой быстрее, тут все трое тоже почувствовали, что кончают, братья стали кончать одновременно, Лея почувствовала что член во рту начал кончать, и тоже стала биться в оргазме. Получилось, что все они кончили одновременно. Сэм вытащил член изо рта девки, она всё еще сидела верхом на Чарли, Том, удовлетворённый сидел на стуле около. Младший сын лежал, руки все ещё продолжали сжимать соски Леи, она чувствовала, что устала и хочет отдохнуть. Можно мне помыться? Спросила она? Да, ванная наверху, сказал Сэм я провожу тебя. Он подхватил её за талию и понёс на второй этаж.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх