Без рубрики

После праздника

Праздник прошёл шумно и весело. Часы пробили полночь, когда утомленные застольем гости стали расходиться, а тех, кто перебрал лишнего, разводили по комнатам нашей трёхкомнатной хрущёвки. Оставшихся было много и мне пришлось потесниться в моей тесной комнатушке, но я был безмерно рад этому. Ведь огромный старый диван, в углу комнаты, предназначенный для таких случаев, непременно займёт моя мама и может быть сегодня, наконец, сбудутся мои мечты и я увижу её пышные женские прелести. Именно о них я мечтал и грезил душными, бессонными ночами, дроча свой не по — детски развитый хуй, который уже дотягивал к этому времени почти до 23-см. длины и был очень толстым, достаточно сказать, что в возбуждённом состоянии, толстенная залупа, с натугой, едва, едва, могла влезть в гранёный стакан… В мои 12 лет я ещё почти ничего не смыслил в любовных делах, а по части женщин вообще был профаном и лишь моя подружка правая рука, разделяла моё одиночество. Так вот: Сегодня мама превзошла саму себя. Она пила терпкое вино была энергична, весела, неутомима, точно очнулась от оцепенения, в счастливом ощущении сил и красоты. Вечернее платье, надетое на ней, подчёркивало Пышные формы её тела, а глубокое декольте открывало тесную ложбинку между больших, полных титек. Украдкой разглядывая маму, я пытался отгадать, что у неё под платьем и представить её совершенно голой. А она будто замечала мои взгляды, ловила мои мысли и нарочно дразнила меня, покачивая бёдрами во время танца, ослепляя белозубой улыбкой: У меня гулко стучала в висках кровь, окутывая сознание вязкой пеленой сквозь, которую я воспринимал все дальнейшие события. Всё стихло: Я уже лежал в кровати, когда появился,, объект,, моих вожделений, моя мама. Она плотно закрыла за собой дверь и нетвёрдой походкой прошла к дивану. Я лежал прислушиваясь к ударам своего сердца, а буквально в двух шагах от меня раздевалась моя мать. Я видел её тёмный силуэт, слышал шуршание платья сползающего с её роскошного тела и лёгкий шелест ещё каких то снимаемых вещей. Затем было пожелание спокойной ночи и наступила тишина. Я прислушивался к слабому дыханию доносившемуся с дивана и ждал, когда мать крепко уснёт. И тогда.. Мне хотелось хоть на мгновение увидеть её спящую: В ожидании казалось прошла целая вечность: Пора! Стараясь не шуметь я встал с кровати и на цыпочках приблизился к дивану. В ночном полумраке я увидел лишь тёмную фигуру спящей матери и ничего существенного рассмотреть не мог. Неужели мои мечты так и не сбудутся огорчённо подумал я, но в это мне не хотелось верить. Нужно искать какой то выход. Мысли путались в голове и вот мелькнула та, на которой я сосредоточился. Ночник. А что если мне зажечь ночник? Нет, это уж слишком: Хотя. Креплёное вино, шумное застолье, болтовня, после этого неяркий свет ночника вряд ли разбудит спящую. С минуту я колебался, но убедившись, что мама спит, щёлкнул включателем. Комната залилась рассеянным апельсиновым светом. О, боже! Оттого, что я увидел моё сердце бешено заколотилось. Мама спала и в мягком свете ночника была ещё прекрасней. Тонкая батистовая сорочка была коротка и я с замиранием сердца глядел на неприкрытые одеялом её красивые, полные ноги. Мой юный хуй пылко среагировал и внизу живота возник стояк, круто натянувший плавки. На полу, рядом с диваном, небрежно валялся широкий пояс с пристёгнутыми к нему капроновыми чулками, а на стуле стоящем тут же, лежала остальная мамина одежда. Среди прочих вещей, моё внимание привлекли лифчик и трусы матери, которые лежали поверх всех аксессуаров. От одной мысли, что мама спит без трусов, у меня перехватило дыхание, а хуй в плавках стал пульсировать в такт бешено бьющемуся сердцу и сделался ещё твёрже. Не знаю, что на меня нашло в эту секунду, но я испытал непреодолимое желание рассмотреть мамины трусы поближе. Оно возникло внезапно и впервые. Посмотрев на спящую мать я трясущимися руками взял их. Трусы были влажными. Перебирая, расправляя каждую складку, внимательно рассматривая, я вывернул их наизнанку и был ошарашен увиденным. В том месте, где трусы касались маминой пизды, они были настолько грязными, от ссак и пиздяных выделений, что я не мог себе такого даже представить. К собственному удивлению я зарылся в них лицом и стал нюхать эту густую, терпкую вонь, которая не показалась мне отвратительной. Для меня явилось невероятным открытием, когда я осознал с каким наслаждением нюхаю трусы своей матери и насколько сильно это меня возбуждает. Хуище напряжённый до предела, едва не рвал плавки по швам и ничего не оставалось делать, как выпустить его на волю. Появилось нестерпимое желание подрочить его. Зрелище было впечатляющим, но мама спала и я мог позволить себе некоторые вольности… Ноги матери были покрыты нежным пушком, а из под кружевной комбинации кокетливо выглядывал краешек молочной титьки. Опустившись на колени и холодея от восторга я заглянул под натянувшийся. подол комбинации. В манящей темноте я разглядел кудряшки чёрных волос. Но в этот момент мама глубоко вздохнув, заворочалась. Я распластался на полу, моментально придумав какие то нелепости в своё оправдание, на случай того, если она вдруг проснётся. Нет, она не проснулась. Приподняв голову я увидел, что мама, перевернувшись на живот, так же крепко спит. Но узкая комбинация завернувшись вокруг тела высоко задралась и обнажила белые большие ягодицы её жопы. Как зачарованный я приблизил лицо к этим манящим половинкам, вглядывался в это великолепие, стараясь впитать в себя, мягкость и белизну кожи, нежные складочки в том месте, где массивные ягодицы плавно переходили в такие же очаровательные ляжки. Заглядывая в тесную прорезь между ягодиц, я увидел шоколадную дырочку ануса. Мои руки сжимали торчащий хуй и я боялся, что кончу в ту же секунду Осторожно трогая плоть, я продолжал любоваться прелестями мамы. В эту секунду она опять завозилась. Не в силах двинуться с места, я видел, как она вновь перевернулась на спину и ленивым движением откинула в сторону согнутую в колене ногу. И я увидел то о чём мечтал долгими бессонными ночами. Передо мной во всей красе распахнулась пизда матери, покрытая густыми чёрными волосами. Хорошо развитые большие половые губы, чуть разошедшиеся в стороны, образовывали между собой глубокую половую щель, из которой выпирали наружу складки малых губ и клитор. Складки плоти в промежности, открывали зияющую дыру влагалища, которое мне показалось влажным. Преодолевая головокружение я наклонился и вдыхая тёплый запах маминой пизды, принялся рассматривать этот великолепный женский орган. Едва сделав рукой неосторожное движение, и мощная струя малофьи вырвалась из залупы наружу и обильно оросила покрывало. Но мне было уже всё равно. Не успели стихнуть последние спазмы оргазма, как я уже вновь трясущимися руками дрочил свой ненасытный хуй. Упиваясь зрелищем маминой пизды я вдруг увидел, как из полуоткрытой половой щели, стали вытекать и исчезать в разрезе между ягодиц, мутные прерывистые струйки. — О, боже! Неужели она тоже кончает прямо во сне? — подумал я с диким восторгом. И тут я не выдержал. У меня возникло желание полизать пизду матери. — А будь, что будет, — в отчаянии подумал я и припал ртом к её напрягшейся плоти. Зарываясь лицом в густые непокорные волосы, начал судорожно лизать и целовать мягкие складки половой щели, ощущая во рту терпковато — солёный вкус женщины. Мой неопытный язык шевелился в глубокой расщелине, тыкался в горячее мокрое влагалище. Тёплая влага стекала из него, которую я тут же слизывал и проглатывал. Мне хотелось ещё и ещё лизать чудесную мамину пизду, упиваясь её соками. Красный зев влагалища сокращался и пульсировал, с помутневшей головой я вновь набрасывался на эту сочную мякоть и безудержно лизал, лизал… Ноги мамы подрагивали, она уже не лежала спокойно и безучастно и не было сомнений, что она не спит. Широко раздвинув ляжки, но по прежнему с закрытыми глазами, она тяжело дышала и иногда слабые стоны срывались … с её губ. Её тело вздрагивало, а пальцы мяли тяжёлые налитые титьки. — Чуть, чуть повыше, — услышал я её дрожащий шёпот — Лижи клитор! Я не поверил своим ушам, но это придало мне ещё больше уверенности. Не очень хорошо разбираясь в женской физиологии, но чутьём самца, я угадал, что упругий бугор величиной с крупный жёлудь, это и есть, тот самый клитор, апофеоз маминых желаний. И стараясь сделать маме, как можно приятней, принялся теребить его губами и языком. — Вот так хорошо: ещё, давай ещё: — одобрительно застонала мама. Её ляжки раздвинулись ещё шире, вместе с ними, так же широко разошлись половые губы её пизды и мамина пизда., стала похожа на разломленный вдоль пирог, в котором была видна вся его начинка. Войдя во вкус, я всё сильнее и сильнее работал губами и языком, утопая лицом в щедрой волосяной растительности. Волосы терлись о лоб, нос, щёки, подбородок… Клитор матери делался всё более упругим, я сжимал его губами, перекатывал между них, лизал, сосал и слегка покусывал зубами. Подсунув ладони под её большие толстые ягодицы, я принялся гладить и тискать их. Её тело напрягалось и вздрагивало отвечая на мои безудержные ласки. Желая доставить маме ещё большее удовольствие, я сделал ей,, РОГАТКУ,, указательный и средний пальцы вставил ей в пизду, а безымянный и мизинец, в жопу и пронзая, эти пышущие жаром два отверстия, начал энергично двигать пальцами. Оргазм наступил бурный и неожиданный. Он потряс тело матери, будто через неё пропустили электрический ток. Её ноги судорожно задёргались. Едва сдерживая стоны, она обхватила руками мою голову, прижала к себе и стала неистово тереться брызжущей любовными соками пиздой о моё лицо. — Мамочка, миленькая, тебе хорошо? — в безумном экстазе вопрошал я, захлёбываясь истечениями темпераментной женщины. Но она молчала и лишь её тело ещё раз напряглось, судорожно вздрогнуло и из отсосанной щели, возбуждённого влагалища, прямо мне в лицо, брызнула ещё одна упругая струя горячей жидкости. Это и был пожалуй самый красноречивый ответ на мой вопрос. Лишь через несколько секунд она ослабила хватку и отпустила мою голову. Я любовался видом широко раскрывшейся маминой пизды, но не знал, что и как делать дальше и это ввергало меня в лёгкую панику. Прямота, с которой мама определила наши дальнейшие отношения, избавила меня от всех мучавших беспокойств. — Как незаметно ты вырос — вдумчиво сказала она, удовлетворённо взглянув на меня, но тут её взгляд невольно переместился на мой вздыбленный хуй и мама не смогла скрыть своего восхищения, — О, и причём во всех нужных местах!!! — Иди сюда… Я хочу рассмотреть тебя поближе… Я застыдился своего обнажения. С того времени, как вокруг моего хуя стала появляться юная шелковистая поросль, я не показывался перед матерью голым, тем более с торчащим от возбуждения хуем, да ещё каким. Такое я мог представить себе, лишь в самых смелых фантазиях. Но мама, опытная женщина, уже успевшая изжить предрассудки ложного стыда, вела себя спокойно и непринуждённо. — Садись, — она усадила меня рядом с собой, ласково по матерински, как это умеет делать только любящая мать, обтёрла мягкими ладонями мои влажные щёки, притянула к себе и поцеловала в губы. Её язык проник ко мне в рот и любовно коснулся моего, а горячее дыхание приятно обожгло. Её руки нежно обвили моё тело. Но вот одна её рука скользнула вниз и я вздрогнул от сладкого волнующего прикосновения. Впервые мой животрепещущий хуй оказался в плену гибких, ухоженных пальчиков матери. — О, сынок, какой у тебя длинный и толстый хуй!!! — воодушевлённо проговорила она. — Тебе только двенадцать лет, а твой ствол, гораздо больше, чем у взрослого мужчины!!! Я даже не предполагала, что у тебя он может быть таким огромным!!! Ты ещё совсем мальчик… — Мам, но я буду ещё расти. — Да, сынок… Но вместе с тобой будет расти и твой хуй. Представляю, каким он будет через два, три, пять лет: и как будет счастлива та, кому ты станешь мужем. Большинство женщин просто мечтают о таком хуе. — Мам, а ты тоже мечтаешь? — вдруг выпалил я. — Да, милый, я ведь такая же женщина и подвержена тем же страстям. Мама нежно погладила, сжала его и стала плавно дрочить. По тому, как она делала это, было заметно, что в этих делах у неё был не малый опыт. Медленно и ритмично её рука скользила по всей длине упругого ствола, от залупы до яиц, принося мне совершенно новые ощущения, совсем не похожие на те, которые я испытывал при собственной дрочке. — Тебе нравится, когда я так делаю? — услышал я её вкрадчивый голос. Сейчас я вряд ли мог вымолвить слово и лишь положительно кивнул головой. — Я догадывалась, что ты дрочишь, — спокойно продолжала мама, во время стирки часто находила на твоих трусах следы высохшей малофьи. Это нормально, ты растёшь, в тебе пробуждаются желания и дрочка, это пожалуй единственный способ их удовлетворения, особенно в юные годы. Через это проходят, пожалуй, все мальчики. Хотя встречается очень много взрослых и даже женатых мужчин, которые так и продолжают дрочить, не смотря на свой возраст. Но дрочат не только мужчины, но и женщины, а некоторые из них считают дрочку самым прекрасным любовным актом, но я так не считаю, хотя мне тоже это нравится и я тоже дрочу… Слова матери шокировали меня. — Значит ты тоже дрочишь?! — удивлённо и заинтересованно воскликнул я. — Но, как, у тебя же нет хуя? Мама улыбнулась. — Да, сынок, у меня нет такого прекрасного хуя, какой есть у тебя, но есть другой, не менее чувствительный орган — клитор. Он так же, как и твой хуй в спокойном состоянии бывает вялым, а в возбуждённом, становится упругим и если его дрочить, то можно получить настоящее блаженство и оргазм. Вот именно клитор я сынок и дрочу… — Но зачем, ведь у тебя же есть мужчина, неужели он тебя не удовлетворяет? — не успокаивался я. В этих вещах я уже немного разбирался, но такое откровение немного смутило меня. Мама же по прежнему была спокойна и продолжала разговор в том же тоне. — Причин к этому много, но скажу тебе одну из них, пожалуй самую важную. Она сделала паузу, будто собираясь с мыслями и сказала, — Мне нравится побыть наедине со своими эротическими фантазиями, в которых я думаю о тебе… — ОБО МНЕ??? — Да, именно о тебе, мой мальчик. Открою тебе маленькую тайну. Ещё задолго до замужества, до того, как ты появился на свет, я была влюблена в тебя. Мне всегда хотелось иметь сына и когда я ходила беременная, молила небеса послать мне мальчика, для которого я мечтала быть не только матерью, но и женщиной, любовницей и просто блядью, отдать ему всю любовь и сексуальность. Уже тогда я стала мастурбировать с мыслями о тебе и продолжала заниматься этим всё время пока ты рос. Я делала всё для того, что бы ты мог увидеть во мне женщину близкую, желанную и доступную. Но я маскировала свои чувства и ждала, когда ты сам проявишь свою любовь ко мне, боялась наделать глупостей. И вряд ли я смогла бы начать первой. Я терпеливо ждала и почти была уверена, что это произойдёт. Так оно и вышло. А теперь я хочу отдать тебе всю свою любовь и нежность. Ведь мы с тобой самые близкие люди на этой земле и любить друг друга нам предписано самой природой. — Я люблю тебя, мама! — возбуждённо прошептал я и эти слова прозвучали, как робкие признания первой влюблённости. — Я тоже люблю тебя! — ответила она и хочу, что бы ты почувствовал это. С этими словами она потянула меня к себе и я лёг рядом с ней. Мама ощупала пальцами мои плечи, грудь, живот, снова взяла в руки хуй. — Скажи, ты уже ебал девочек или женщин? — спросила она заглядывая мне в глаза…. Я отрицательно покачал головой и этот немой ответ немного удивил её. — Но ты лизал мою пизду, как опытный мужчина и я думала:, ну ладно это не важно. Ты хочешь, что бы я стала твоей первой женщиной, скажи ты хочешь меня ебать? — Ещё бы, — почти вскрикнул я от восторга. — О, мама если бы ты знала, как много я думал об этом, как до изнеможения дрочил свой ненасытный хуй с мыслями о тебе, представляя в фантазиях, как ебу тебя и боялся, что мои мечты могут не осуществиться. — Твои мечты осуществятся, сынок, — тихо сказала мама, — и ты уже скоро будешь меня ебать, а сей час я хочу тоже доставить тебе удовольствие и пососать твой хуй. Мама легла щекой на мой живот и её лицо оказалось рядом с моим вздыбленным хуем. Горячее дыхание обожгло его. Губы мамы обхватили крупную залупу и я вздрогнул от неописуемого блаженства: По телу пробежал лёгкий холодок, я весь напрягся в томительном ожидании. Правой рукой она стала дрочить ствол, но теперь её движения были интенсивными и настойчивыми, а левой играла яйцами, перекатывая и сжимая их. Губами и языком она помогала своим рукам. Было настолько приятно, что я не мог оставаться безучастным. Мне хотелось видеть всё происходящее. Я приподнялся на локтях и смотрел широко открытыми глазами, как мама сосала, лизала, пощипывала и дрочила. Ей пришлось широко открыть свой рот, что бы толстенный хуй смог войти в него. От кайфа у меня перехватило дыхание, ноги задрожали, а зад задёргался беспокойными толчками. Хуй размеренно скользил у мамы во рту. Открывая свой, ебливый рот ещё шире, она старалась, как можно глубже засосать его. Плотно окольцевав ствол губами, стала двигать головой навстречу моим движениям и я почувствовал приближение оргазма. В порыве экстаза, я обхватил голову матери руками и с силой стал насаживать на свой огнедышащий стержень. При этом толстенный и длинный хуй стал входить до отказа, погружаясь в горло. Мама глухо застонала, а её горло стало судорожно сокращаться и вибрировать. От этого и от сознания того, что я ебу в рот собственную маму, я поплыл. Мои яйца напряглись, подтянулись к хую. Резким движением головы вниз, мама предельно заглотила хуй так, что мои яйца тесно прижались к её подбородку, а залупа миновав горло прошла в пищевод и тут я зафонтанировал. Оргазм был подобен извержению вулкана, малофья хлынула чудовищным потоком и мама судорожно глотала этот чудотворный коктейль. Я излил в её рот всё до последней капли. Мои яйца облегчённо расслабились, а хуй чуть — чуть поник. Выпустив его изо рта, мама кончиком языка облизала свои губы и легла рядом со мной. — Ты мне чуть рот не разорвал, — тихо сказала она. — Тебе было больно? — заботливо спросил я. — Нет, милый, мне было очень хорошо, даже лучше, чем я предполагала, просто на самом деле у тебя очень большой хуй. А тебе было хорошо? — спросила она переводя дыхание, продолжая ласкать меня и мой орган. От удовольствия у меня кружилась голова и я не мог подобрать нужных слов, но по моему виду не трудно было догадаться, что я был на самой вершине блаженства. Я был полон любви и нежности к маме и её переполняли ко мне, ничуть не меньшие чувства, поэтому очень скоро я вновь оказался в её жарких объятиях. Она снова целовала меня, позволяла мне делать тоже самое. Подставляла под мои поцелуи свои большие тёплые титьки и я безумно впивался губами в их сочную душистую мякоть, облизывал и сосал крупные упругие соски. Взяв одну мою руку, она положила её к себе между ляжек, раздвинула их открывая мне путь к своей возбуждённой влажной пизде. Мои пальцы путались в дремучем лесу её лобковых волос, щупали лобок, ласкали большие половые губы, раздвигали их, проникая в горячую и мокрую половую щель. Упругий клитор поднимался навстречу моим ласкам. Я нежно трогал его, крутил между пальцами, плавно подрачивал, одновременно с этим продолжая ласкать мамины титьки. Мама была предельно возбуждена и это было заметно по её раскрасневшемуся лицу, по вздрагивающему от моих прикосновений телу, по обильно выделяющейся из пизды жидкости. Мои пальцы были мокрыми и я вновь испытал влечение испить из этого щедрого источника и набросился жадным ртом на истекающую соками пизду матери. Я лизал её проглатывая всё то, что выделялось из розового сочащегося отверстия, нетерпеливо раскрывшегося в ожидании. Мой хуй стал бешено пульсировать. Изнемогая от желания я сжал в руках онемевший ствол и стал яростно дрочить его. По телу матери прокатывались судороги экстаза. Её ляжки лихорадочно дёргались, а титьки высоко вздымались от глубоких вздохов. — Давай свой хуй сюда! — прошептала мать хриплым голосом. Она отстранила мою голову и притянув колени к груди ещё сильнее развела ноги. Её пиздища щедро раскрылась передо мной. Я ошалело смотрел на это сокровище, пока нетерпеливый шёпот мамы не вывел меня из оцепенения. — Ну, давай поеби меня. Взгромоздившись на мать сверху я ткнулся хуем в зияющую дыру её пизды и хуй с натугой скрылся в её горячих, влажных недрах. Мать застонала, когда хуй вошёл на всю длину, а яйца тесно прижались к её промежности. Энергичными толчками изо всех сил я стал вгонять его в горячую дыру, заставляя маму корчиться и стонать от удовольствия и не заметил приближение оргазма, наступившего почти мгновенно. Малофья непрерывным потоком вливалась в глубокую мамину пизду, затопляя её. Излив последние капли я извлёк хуй и вновь накинулся ртом, на её истекающее отверстие. Вкус малофьи, густо замешанный на терпких нектарах маминой пизды, будил во мне какие то бешеные желания. Скользнув языком ниже я облизал мамину жопу и дырочку ануса, погружая в неё, как можно глубже свой язык. Мать отвечала мне стонами и вздохами. Она не противилась моему проникновению, напротив, обхватив руками свои толстые ягодицы раздвинула их, открывая мне путь к заднему проходу. — Неужели она разрешит мне выебать её в жопу? — мелькнуло у меня в голове. От этой мысли, хуй пружинисто подтянулся к животу, коснувшись залупой пупка, стал ещё более твёрдым, а сама залупа невероятно раздулась и стала похожа на багровый круглый шар. И прежде, чем я успел сообразить, мама уже стояла на коленях, выгнувшись в спине и подставив под мой хуй свою аппетитную жопу. Преодолевая сильное сопротивление я пригнул хуй книзу и приставил толстенную залупу к обильно смоченному анусу и с силой надавил на него. Мать вздрогнула и подалась вперёд, но я схватив её за ягодицы резко потянул на себя и анус немного раздался пропустив в себя кончик залупы. Мать застонала и я не давая ей опомниться предпринял вторую атаку, отчего в мамину жопу погрузилась вся залупа целиком. Третий штурм увенчался полным успехом, мой хуй вошёл маме в жопу до отказа. Удерживая её за толстые половинки и с грубой силой раздирая их в стороны я с молниеносной быстротой стал двигать хуем в горячей и скользкой кишке заднего прохода. Уткнувшись головой в подушку, чтобы заглушить свои громкие стоны, мама неистово вращала жопой, помогая мне. — Еби меня сынок, еби сильнее — стонала мама в голос, в порыве экстаза. Мы потеряли всякую бдительность и нам сейчас было всё равно, что нас могут услышать. Я насаживал мамину жопу на свой ядрёный хуй, как куропатку на вертел и вскоре мы одновременно замирали с ней от сладости сокрушительного оргазма… Мы обессилено повалились на диван тяжело дыша. Лицо мамы было багровым и мокрым от пота. — Вот так еблю ты мне сегодня устроил, — удовлетворённо проговорила она. — Я так ещё ни разу не еблась ни с одним мужчиной… Она заботливо обтёрла мой поникший хуй своими трусами, нежно поцеловала и облизала его вместе с яйцами. — А теперь нам нужно отдохнуть. — Мам, но я теперь хочу ебать тебя всегда, — взволнованно проговорил я. — Да, сынок, теперь ты будешь это делать всегда, когда захочешь… — Мам и в жопу тоже? — Конечно милый и в жопу тоже, во все дыры, какие только пожелаешь, — она ласково улыбнулась, — а сейчас выключи ночник и иди в свою постель, завтра будет новый день: спокойной ночи! — Спокойной ночи, мамочка! Вскоре я уснул, как убитый, сладко предвкушая, как уже завтра Я СНОВА БУДУ ЕБАТЬ МОЮ МИЛУЮ МАМОЧКУ ВО ВСЕ ЕЁ СОЧНЫЕ ДЫРЫ!!! 06. 05. 2006г.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх