Прелюбодеяние

Светлана стояла перед иконой Божьей Матери и, сцепив пальцы рук, шёпотом молилась. Даже скорее исповедовалась и просила прощения у той, кто родила на свет самого милосердного и доброго, любящего людей человека. Она не хотела обращаться к самому Иисусу или его Отцу. Они хоть и боги, но всё же мужчины, и ей казалось, что они не смогут понять, а следовательно и простить её. Ведь она несла в своей душе один из смертных грехов — прелюбодеяние. Как же это всё началось, где та отправная точка этого грехопадения? Кажется это было так давно, словно полвека назад, а не месяц. Она сидела в душном офисе рекламной компании и со скуки и безделья переписывалась через айфон с подругой. Рабочий компьютер коварный сисадмин, (будь прокляты все сисадмины на свете!), отключил доступ ко всем соцсетям и другим развлекательным ресурсам. «Лучше бы работу сделали увлекательной и интересной!» — подумалось тогда Светлане. Поэтому ей приходилось тратить личные средства для использования новых 4G технологий, что бы коротать рабочее время. Нельзя сказать, что Светлана была ленивым офисным работником. Нет! Она пришла сюда работать полная идей и нереализованных творческих предложений. Из неё просто изливались идеи и предложения как сделать рекламу более креативной и, следовательно, интересной и заманивающей. Но очень быстро, увидев как волны её таланта и вдохновения разбиваются о системное управление и менеджмент, включающий в себя в основном лизоблюдство и приближённость, она перестала дарить свои идей тем, кто использовал их для собственного продвижения и получения премий. Последней каплей стала предательство, а по другому нельзя назвать поступок партнёра по направлению, Игоря, который наглым образом украл её идею рекламы сока. Её идея оказалась настолько оригинальной, что не прошло и недели, как на телевидение стали его показывать, и даже поступили заказы на продолжение. Но все лавры и награды, забрал себе Игорь, который заработал их просто мило ей улыбаясь и закрутив роман. Но самое страшной, что он даже не понял, что предал её, не назвав её имя в качестве главного автора, идейного вдохновителя. Она же быстро его простила, так как была влюблена в него по самое не балуйся и у них даже была намечена дата свадьбы. Она плакала несколько дней подряд, не понимая, как было можно хотя бы просто не назвать её имя. Игорь, видя что Светлана переживает, объяснил ей, что хоть она и автор идей, но он, именно он, доказал её правильность, доработал, а точнее вообще сделал, реализовал её задумку и не дал другим украсть. «Любимая! Ну как я мог назвать товё имя, подумай сама Тогда получится, что тут соавторство, что не дало бы ни мне ни тебе продвинуться вверх по карьерной лестнице. А так я стал главным в отделе и теперь наш с тобой бюджет вырос!» — сладко пел Игорь, а она не могла понять, когда же это она давала ему своё разрешение на такое. Он всё решил за неё, даже не посоветовавшись и не поставив в известность. Когда на подведении итогов был озвучен контракт и его сумма, и Директор вызвал Игоря для награждения, и она ожидала услышать следом и своё имя, для неё было большим ударом остаться неназванной. Словно не понимая, что произошло, она с немым вопросом смотрела на Игоря, но тот лишь улыбнулся ей и подмигнул, полный счастья и удовлетворения от происходящего. Как же она любила его, вот этого наглого и самодовольного мужчину, который так спокойно, без зазрения совести променял её на новое кресло. И самое главное, что он не понимает, что плохо поступил. Это был удар. Они жили в месте уже полгода, в одной квартире, почти как семья. Жили в её квартире, она оплачивала счета, покупала продукты. А он. А он говорил: «У нас общий бюджет, поэтому давай я буду копилкой, а ты транжирой!» И она транжирила, и весьма успешно. Но как-то так получилось, что она транжирила свои деньги. Так ни разу он и не дал ей своих сбережений, как-то так умело отказывая, что она даже чувствовала, что действительно является транжирой. «Зачем нам эта посудомойка? Мы так мало едим дома, что там две тарелки вечером! В конце концов, можно мыть по очереди, если тебе тяжело!» — он так убедительно говорил, что она перестала в последствии просить у него денег даже на общие нужды. Он говорил, что они поедут в отпуск, купят машину. А потом пошли разговоры о свадьбе. Они даже назначили дату, но она по каким-то необъяснимым причинам переносилась раз от разу. И вот сегодня, он сказал: «Слушай! Раз я теперь начальник, то мне придётся поработать усердно год или два, что бы доказать, что меня не зря назначили, поэтому мы перенесём свадьбу и отпуск на годик! Нам же не горит! Главное же что нам хорошо вместе!» Она сказала, что пойдёт к подруге, сдерживая слёзы и нервную дрожь в теле. Она не хотела, что бы он видел её переживания и не пристал с расспросами и со своими успокаивающими лекциями. Она хотела бежать, что бы побыть одной. Она остро чувствовала, что ей надо поговорить самой с собой. Она вызывала такси и поехала на окраину города, где был ночной клуб, единственный, который она знала изнутри. Потому что ещё школьницей пробивалась в него, используя поддельные ксерокопии паспорта. Она тогда была так молода и глупа. Но как же тогда всё было хорошо, как же она была счастлива. И вот теперь, она стремилась попасть туда, надеясь, что в когда-то любимом месте, чуточка счастья снова появится в её измученной душе. «Тайфун». Яркая вывеска так и не поменялась за всё это время. Было видно, что хозяева не особо вкладывались в антураж, довольствуясь тем, что есть. Всё те же железные двери, тот же розовый цвет стен в холе и даже гардеробщица всё та же. Если бы других это расстроило, то Светлана была только этому рада, что всё на своих местах. Вот только в зале звучала совсем другая музыка. Лишённая слов и смысла, просто череда нотных наборов. «Солнышко в руках, и венок из звёзд в небесах… « — вдруг послышалось из танц зала. Светлана встрепенулась и не поверила своим органам чувств. «Галлюцинации что ли?» — подумалось ей, но нет, музыка явно была реальной. «Мне было трудно сделать шаг, преодолеть свой детский страх… « — незабываемые слова песни «Вирус», под которые они с подружками визжали и «колбасились», даже не употребляя алкоголь. И только подойдя к танцполу, она увидела надпись: «Сегодня специальный вечер! Дискотека 90-х!». Она была так обрадована, что на мгновение забыла о своей проблеме. «Тополиный пух, жара июль… « — следующая композиция вызвала крики радости в небольшой группе танцующих людей, которые были намного моложе её. Те же школьники, наверно даже из её родной школы. Она отошла в сторонку и присела за свободный столик. Народу было мало, видимо не очень много желающих прийти сюда и вспомнить свою молодость. (Специально для pornoskaz.ru — секситейлз.орг) Она увидела ещё несколько человек, наверно не больше десятка, примерно одного с ней возраста. Она не узнала в них никого. Подбежала девушка официантка и спросила, чего она желает. «Напиться в хлам!» — ответила Светлана и улыбнувшись удивлённой официантке, пояснила: «Водки мне, два по сто и сок, апельсиновый» Девушка упорхнула, а Светлана, продолжила осматривать зал. Тут она столкнулась взглядами с парнишкой, который пристально на неё смотрел. Ему по виду лет 16—17, явно школьник, одет по молодёжной моде, для неё не понятной и смешной. Но это был одет как-то стильно. Во всяком случае ей не захотелось улыбаться. Она думала, что увидев её взгляд, мальчик отведёт свой взор в сторону, но нет, он продолжал на неё смотреть, пристально и даже нагло. «Вот паршивец! Пиписька ещё не отросла, а уже мачо из себя строит!» — развеселилась Светлана. Тут подошла официантка, неся на подносе её незамысловатый заказ. Пока она выкладывала на стол маленький графинчик с водкой («Блин, два по сто, это две стопки, а не минибарная бутылочка!!!»), похожий на пивной, стакан с соком и две рюмки, (видимо официантка решила, что она будет пить с кем-то), а Светлана отвлеклась от парня, когда она снова посмотрела на то место, где он стоял, того уже там не было. Светлана поискала его взглядом, но не нашла в полутёмном зале. Она открыла графинчик и налила себе первую стопку. «А мне?» — неожиданно раздался голос. Светлана вскинула глаза и увидела этого малолетнего наглеца. «Чего?!» — от удивления и наглости паршивца, Светлана забыла все слова. «Ну у тебя же тут две стопки, и нужен же напарник», — очень спокойно, словно они были двести лет знакомы и равны по возрасту ответил юнец. Светлана внимательно на него посмотрела, словно не понимая, псих ли он, или она немного «не догоняет». «Тебе лет то сколько, собутыльник?» — усмехнувшись ответила она вопросом, который должен был поставить наглеца на место и освободить место за её столиком. «А тебе какая разница? Ну, скажу что тридцать, ты не поверишь, скажу, что двадцать, то же не поверишь, скажу 17-ть, поверишь, но сколько бы не сказал, всё равно нальёшь, ты не сможешь пить одна как алкашка!» — с вызовом ответил парень, чем прямо взбесил её. Да кто он такой что бы судить её?! Малолетней придурок-задрот вообразил о себе что-то!» Слышь, мальчик, а не рано ли ты дерзить девушкам стал, а?» — зашипела она на него, расстроенная тем, что её вечер, испорченный Игорем, разрушенный его самодовольством и эгоизмом, окончательно уничтожался ещё и этим мерзким представителем того же самого вида — мужик обыкновенный. «У тебя, наверно, что-то плохое случилось, раз ты такая злая. А ты не злая на самом деле, ты добрая и хорошая! Я сразу это увидел, ты мне понравилась!» — ничуть не испугавшись её злого шипения и обидных слов ответил парень: «Меня кстати Игорь зовут, а тебя как?» Светлана хохотала во весь голос, изливая из глаз слёзы. Истерично, долго. На лице парня явно читалось удивление. На этот раз ей удалось сбить с его лица выражение самоуверенности и буддийского спокойствия. «Игорь, мать твою, Игорь!» — продолжала она смеяться: «Да что за день такой сегодня, и ты Игорь!» Парень сидел насупившись и обидевшись на неё, встал и собрался уже уйти, как Светлана, неожиданно для самой себя, остановила его: «Да стой ты, придурок! Извини! У меня мужа зовут Игорь!» Новый Игорь обернулся и выражение самодовольства и самоуверенности вернулось на его лицо: «А! Так значит у тебя с ним проблемы?» «Да ты, пипец, какой экстрасенс, Игорь!» — опять засмеялась она: «Да, представляешь, у меня проблемы с Игорем, Игорь!» парень невозмутимо сидел и не подавал вида, что её издёвки колют его. «Он тебе изменил?» — голосом киношного психотерапевта, спросил Игорь. Она хотела сказать, что нет, но тут задумалась, ведь измена, это же предательство, только в другом исполнении и выражении. Она налила водки во вторую стопку и двинула её к нему: «Он просто меня кинул ради денег!» Игорь взял стопку и легко опрокинул её себе в рот, и даже не поперхнулся: «Давай рассказывай!» Она тоже выпила и хотела было попросить этого паренька оставить её, на этот раз уже вежливо, и хотя она была уверена, что в этот раз, он её послушает и уйдёт, она вдруг начала рассказывать ему про свою жизнь. Водка ещё только начала своё действие, но её понесло так, словно она уже выпила пол-литра. Она рассказала ему всё-всё. Начиная от первых встреч и свиданий и заканчивая этим походом в клуб. После того как она закончила, Игорь сам налил ей и себе водки и они вместе выпили. Стакан с соком так и остался не тронутым. «Знаешь, твой Игорь, напоминает мне моего отца, правда. Он такой же эгоистический придурок, зацикленный на своих проблемах и желаниях. Он не видит нас с матерью и сестрой. Он всегда говорит: «Мы семья, мы решили, так для нас лучше», но всегда это только его решение, только он решает, только для него лучше. Моя мама любит его, и страдает от его самовлюблённости. Он любит только себя, а остальным позволяет любить себя. Он всегда высокомерен с нами, всегда говорит так, словно излагает истину. Он не слышит слова нет, даже когда его кричишь ему прямо в лицо», — тут парень замолчал, видимо эмоции зашкалили и он с трудом сдерживал их. «Ты не любишь его?» — спросила Светлана, почувствовав в парне родственную душу. «Иногда, мне хочется его убить! Я даже планы строю, как это сделать лучше, что бы меня не заподозрили. У меня их несколько. Но иногда, когда мне трудно и тяжело, я почему-то вспоминаю его слова, которые он мне говорил в детстве, когда я падал и разбивался в кровь: «Ты должен встать и выполнить задачу, а потом уже можешь ныть!» Я не убью его лишь за то, что он учил меня жизни, и что мама любит его. Но вот ты, почему ты терпишь к себе такое обращение? Ты такая красивая, восхитительная девушка! У тебя же много поклонников, готовых носит тебя на руках! Почему ты живёшь с ним?» Она хотела возразить, что у неё нет фан-клуба и что они уже почти семья, но тут почему-то всплыли букеты цветов, принесённые курьером, коробки конфет, неожиданно появляющиеся на её столе, случайно пойманные её украдкой брошенные в её сторону взгляды. Она вдруг поняла, что Игорь настолько сильно поглотил её сущьность, что она не видела мир вокруг себя. «А ведь ты прав, Игорь, ты прав. Почему я же я с ним?!» — озвучила вслух она свои мысли и, хотела было уже налить себе ещё одну стопку водки, но тут Игорь схватил её за руку и сказал: «Подожди! Пошли, потанцуем!» Она удивлённо уставилась на него: «Ну ты я смотрю совсем обнаглел! Думаешь я настолько пьяна, что пойду позориться с малолеткой?» «Да кто тут тебя знает и помнит? Слушай, помоги мне, а. У меня большие проблемы в общении с женским полом, ну не получается у меня ни с кем завести отношения, все бегут от меня, как от вонючего скунса», — почти жалобно и просительно сказал Игорь. «Вот тут я нисколечко не сомневаюсь, что бегут! Ты такой наглец и хам, что… « — но она не стала договаривать, а встала и они вместе пошли танцевать. Словно по сценарию, заиграла медленная музыка. «О, нет! Это, что же за день сегодня такой! Всё против меня!» — подумалось ей, но она позволила парню обнять себя за талию и положить руку на плечо. Они медленно двигались под музыку и она почувствовала себя школьницей, которая впервые танцует танец с мальчиком. Настолько всё было из той эпохи и времени. Даже это «пионерское» расстояние между их телами. Видимо желая отомстить и под воздействием водки, она решила поиздеваться над парнем и сократив дистанцию, прижалась к нему своим телом. Её бедро сразу же почувствовала, что-то твёрдое и большое. Игорь удивлённо вскинул на неё глаза, в которых был и испуг и восторг. «Это что у тебя там такое твёрдое?» — нарочно спросила она у парня, желая вогнать его в краску смущения. «Прости! У меня всегда так, как увижу красивую девушку, так вот сразу. И ничего не могу с собой сделать. Даже на пляже! — на удивление Игорь спокойно отреагировал на её вопрос. В его голосе было больше сожаления, чем стыда. «Так ты сходи в туалет и подрочи там, поможет!» — продолжала попытки поиздеваться над парнем, Светлана. «Нет. Не поможет. Потом опять встанет и будет стоять, пока тебя вижу. Я уже пробовал. До десяти раз доходил, пока болеть не начинало, но он всё равно стоял», — спокойно пояснил парень, словно они разговаривали не о его интимной проблеме, а космических волнах и политике Зимбабве. Светлана удивлённо вскинула брови: «Десять раз?! Да ты ещё и хвастунишка!» Даже в самые лучшие времена у неё с мужчинами самое большое количество раз за раз было четыре. После этого мужчины сникали и как бы она не старалась вернуть х к бою не удавалось без длительного перерыва. Поэтому она всегда с недоверием и сомнением относилась к рассказам, «типа шесть раз за ночь». Вот и сейчас, она была абсолютна уверена, что Игорь нагло врёт. «Да правда, зачем мне тебе врать? В Нете говорят, что это гиперсексуальность возрастная, и что потом всё пройдёт, но я если честно, уже замучался. Я из-за этого ни с кем общаться не могу. Все, как увидят мою эрекцию, так сразу решают, что я только секса хочу, и прекращают общение», — почему то очень убедительно сказал Игорь. «Так у тебя ещё ни разу не было отношений и секса?» — поинтересовалась Светлана, которая под воздействием алкоголя, музыки и этого необычного парня, совсем забыла про свои проблемы. «Отношений не было, а вот секс был. Точнее не совсем секс. Этим летом гостил у бабушки в деревне и с одной девчонкой на свадьбе познакомился, ну и завалила она меня на сеновале, да только не успел я это, войти, как брызнул. Она обиделаь и не дала мне ещё раз, сказала, что я скорострел», — вот тут уже Светлана услышала нотки волнения и смущения в голосе парня. Ну, хоть что-то его пронимает. Потом они пошли опять за столик. Они допили графинчик, потом заказали ещё один. Чем пьянее становилась Светлана, тем всё больше она думала о Игоре, не о своём (про него она уже напрочь забыла), а про паренька напротив. Тот что-то рассказывал ей, смеялся над чем-то, но она уже не особо слушала его. Она смотрела на его лицо, плечи, руки, глаза. Она думала, какой он всё же интересный мужчина, наглость и самоуверенность хорошо сочетались с не дюжими умственными способностями и физическими данными. «Как же он умудряется отталкивать от себя девчонок?! Это же Аполлон в молодости! И красив и умён, и общается, не чета многим опытным мачо. Ни мата, ни грубых слов, а как смотрит на меня, словно лев. Сразу видно, что хочет меня и возьмёт без спроса, если заметит, что между ног у меня уже всё мокрое и горит. Это ещё тот юнец, палец в рот не клади, хоть и не опытный, но наглости хватит, что бы и опытных за пояс заткнуть», — думала Светлана, совсем забывая о своих офисных и домашних проблемах. Ах, как же он на неё смотрит. Прямо пожирает взглядом, раздевает и имеет прямо на столе, при всех и не стесняется показывать своё желание, бравирует им, словно горец из Дагестана. «Может у него в роду кто с Кавказа?» — искала девушка объяснение столь сексуальной харизматичности Игоря. «Я тебе не нравлюсь?» — вдруг услышала она вопрос Игоря. «Прости, что?» — переспросила она, пробуждаясь от своих мыслей. «Ты не слушаешь меня, вроде смотришь на меня, но словно не со мной. Я тебе надоел и не нравлюсь? Мне уйти?» — спросил парень. Светлана улыбнулась. «Он ещё не научился разбираться во взглядах женщин, ещё не чувствует как пахнет возбуждение и желание», — подумала она и ответила: «Нет, всё хорошо! Ты классный, и даже очень мне нравишься, просто я задумалась о своём, о женском» «О чём это?» — с интересом спросил парень. «У нас у женщин есть мысли, которые мужчинам лучше не знать и даже нельзя знать!» — со смехом ответила Светлана, радуясь тому, что парень не умеет читать её мысли, иначе она была бы уже положена животом на стол и под слабое (для сохранения лица) её сопротивление, её юбочка была бы задрана наверх, трусики стянуты и в её уже безумно влажную и горячую киску вставлен молодой и крепкий член. «У меня то же есть сейчас мужские мысли, интересно, чем они отличаются от женских? Не хочешь сравнить?» — поступило от Игоря неожиданное предложение. Светлане понравилась предложенная игра, это было забавно: «Ну, давай попробуем, только ты первый начинай!» «Хорошо. Тогда я тебе расскажу одну мысль, а ты мне потом свою одну и так по очереди, договорились?» — было видно, что парень взволнован и для него это наверно самый волнительный момент в жизни. «Я смотрю на твою грудь и думаю о том, как она без одежды. Мне очень хочется увидеть её, посмотреть!» — выпалил парень, быстро, словно боясь, что если он будет говорить медленно, то не сможет досказать до конца, и, ожидая её реакции на его откровенность, устремил на неё свой пронзительный взгляд. «Ладно. А я когда смотрю на твоё лицо, сморю как ты говоришь и улыбаешься, думаю о том, как ты целуешься», вместо ответа сказала Светлана, продолжая удивляться своей смелости и не весть откуда появившейся развязности. «Об этом я тоже думаю, когда смотрю на твои губы, и мне очень хочется их поцеловать, и я бы поцеловал тебя, но ни как не решаюсь этого сделать, потому что боюсь, что ты разозлишься и прогонишь меня, а я не хочу с тобой расставаться!» — не отводя своего взгляда в сторону, высказал ещё одну мысль Игорь. «Так может проверим? Я узнаю, как ты целуешься, а ты, прогоню ли я тебя!» — со смехом предложила Светлана, уверенная в том, что её голос звучит иронично и без капельки желания. Но Игорь поднялся, подошёл к ней и наклонившись, впился своими губами в её рот, обхватив её за голову. Светлана не успела, а может и не захотела воспротивиться этому. Губы парня уже ласкали её губы, забывшие это ощущение безудержного желания и бескомпромиссной страсти. Её «старый» Игорь, (О, боже! Она сама называет его уже «старым»), целовал её только один раз, когда она пришла ночевать к нему в первый раз. В дальнейшем, поцелую стали хоть и ласковыми и нежными, но обыденными и обычными. А тут, в губах и языке, в том, как держал «новый» Игорь её голову, чувствовалась самая настоящая безудержная страсть и влечение. Её голова кружилась, то ли от выпитого, то ли от нахлынувших чувств и от этого, она не сразу заметила, что наглый юнец,, уже во всю лапает её грудь, обжимя её холмики своей ладонью. «Ну и пусть! Он заслужил это! Пусть трогает, пусть пользуется! Это его награда за вечер!» — проносились мысли в её плывущей в вальсе голове. Но вот его рука уже на её бедре и быстро, словно ящерка, проскальзывает к её трусикам. «О, нет! Туда нельзя! Там же всё горит и мокрое!» — она хватает его руку и отталкивает тело парня от себя: «Ишь, как разошёлся! А ну стоять малолетка!» Она с трудом дышала и говорила. Игорь стоял рядом, его тело била дрожь и грудь сильно вздымалась при каждом вздохе. Светлана ясно увидела как оттопырились его брюки на уровне паха: «Ничего себе! Что у него там за инструмент, что так выпирает сильно?!» Она так задумалась над этим что удержала свой взгляд на брюках юноши и не заметила, что Игорь успел перехватить её взгляд. Он тут же подхватил её за руку и заставил, встать и тут же прижался к ней, снова впиваясь губами. Она успела лишь сказать: «Стой! Ты…», но уже через секунду жадно обнимала Игоря и отвечала на его ласки, потирая его стоящий в брюках член своим бедром. «Как же он хочет меня! Готов разорвать и изнасиловать прямо здесь, прилюдно, как же он горит и дрожит!» Она никогда раньше не чувствовала такого желания от мужчины. Та страсть и похоть, которые горели в Игоре, разжигали огонь и в её теле, заставляя его трепетать от вожделения и страха. Да, именно страха, что она не удержится, не сможет контролировать себя и отдастся ему. Она безумно его хотела, но её воспитание не позволяло ей допустить даже возможность соития. Ведь она женщина другого мужчины, пусть и тщеславного эгоиста, но она не может обмануть его. Но как же крепко обнимает её Игорь, как ласкают её его губы, как настойчиво и нетерпеливо трется о её бедро его член. Он фактически уже трахает её, как кобель, через ткань брюк, двигая бёдрами, стараясь удовлетворить похоть. То есть она практически уже изменяет, надо это немедленно прекратить, но нет сил, нет сил. И вот она в своих мыслях прозевала момент, когда рука юноши проникла под её юбку и легла ей на щёлку и стала наглаживать влажное и горячее место, наслаждаясь победой и новым открытием. «Он узнал, узнал, он теперь всё понял!» — промелькнула мысль в её голове: «Ну и пусть знает! Да я хочу его, да хочу, хочу! Но я не отдамся ему, ни за что!!!» Они обнимались в углу зала, и мало кто мог видеть, что там делает влюблённая парочка. Толи шепчутся, толи танцуют. Вдруг Светлана поймала себя на мысли, что хочет расстегнуть его ширинку и вытащить наружу его член, потрогать его, поласкать. Она даже начала уже опускать туда свою руку, как вдруг спохватилась, оттолкнула от себя Игоря и быстро пошла к выходу. «Я бл. ть! Что со мной?! Я бл. ть! Домой! Домой!» — она стремительно искала выход, найдя его, рванула ручку и вышла на свежий ночной воздух. «Как тут тихо! Спокойно!» — подумалось ей, но не успела она насладиться уединением, как рядом оказался Игорь. «Я провожу тебя, разреши!» — сказал он так, словно и не было ничего. «Тут опасный район, я дойду с тобой до остановки, что бы ничего не случилось!» — это было довольно трогательно. Ни как слов о том, что произошло в клубе, ни слова о будущих отношениях и прочей ерунде, которая сейчас не имела значения. Они пошли вместе, молча, каждый думал о своём, но об одном и том же. Он думал какая она красивая и как он хочет её, хочет любить и обладать её телом и душой. А она думала о нём, о том как он молод и горяч, нетерпелив и в то же время галантен. «Ну и как?» — вдруг спросил он. Она удивлённо взглянула на него: «Что ну и как?» «Как я целуюсь? Это же мы выясняли с тобой!» — ответил он и засмеялся. Она тут же ответила ему своим звонким смехом. На этот раз она смеялась по настоящему, счастливо. Он действительно доставил ей удовольствие и смог вернуть утраченное чувство, которое она уже почти забыла, — ощущение желанной женщины. Она посмотрела на него, своего невольного и юного любовника и ей опять захотелось почувствовать его руки на своём теле, а его губы на своих губах и что бы его ладонь снова была там, где всё ещё горячо и влажно. «Если я в таком виде приду домой, то мой Игорь сразу решит, что я с кем-то трахалась, я же закапаю дома весь пол, как только сниму трусы» — почему то подумалось ей, и от этой мысли она опять рассмеялась. «Чему ты смеёшься? Скажи мне?» — улыбаясь спросил Игорь, почему то таким тоном, который исключал возможность молчания или обмана с её стороны. И она ответила правду: «Я представила, как закапаю пол в гостиной, когда приду домой и сниму свои трусы!» Она сама удивилась своей смелости и безрассудству. Что с ней такое? Как она может говорить такие похабные вещи, да ещё незнакомому человеку?! Что с ней происходит?! Она не успела найти ответ, так как Игорь снова прижал её к себе и впился в её губы, да так сильно и страстно, что её ноги, и так слабые от пережитых до этого чувств, сейчас совсем перестали слушаться и подогнулись, не удерживая вес своей хозяйки. Рядом оказалась скамейка. Обыкновенная деревянная скамейка, которые есть в каждом парке или на остановке. Как же она вовремя! Он придерживая её тело опускает его на скамейку, а сам устраивается рядом, продолжая целовать и обнимать девушку. Как только она оказывается на сиденье скамьи, его рука проскальзывает к уже знакомому горячему и влажному месту и тут же начинают его наглаживать, не сколько ради доставления ласк, сколько ради познания и изучения. Она понимала, что парень впервые трогает женщину, да ещё возбуждённую и там. Вот уже она чувствует, как пальцы юноши ищут резинку трусиков и стараются зацепит её, что бы стянуть эту влажную тряпочку и получить доступ к её сокровищу. Она почему то вспомнила, как её первый парень, в её первую ночь, когда она дрожа от страха, решилась отдаться, попросил её снять трусики самой, и она, сгорая от стыда и неловкости момента, стягивала их с себя, чувствуя себя последней шлюхой, словно это она предлагает себя парню. По иронии судьбы, её «старый» Игорь, то же когда хотел близости с нею, требовал от неё, что бы она ложилась в кровать обнажённой и сначала возбуждала его, а потом раздвигала ножки и получала удовольствие, пока он имел её. А ей так хотелось, что бы её брали, что бы её раздевали, что бы её возбуждали. И сейчас, это юнец делал именно то, о чём она так долго мечтала. Он не просто стягивал с ней трусики, он срывал с ней её убеждения, ломал моральные устои. Он брал её, как добычу. «Он наверно, первый, кто действительно меня заслужил, кому я отдаюсь с таким желанием и восторгом!» — подумала Светлана, и пока парень снимал с ней трусики, она стала расстёгивать ему ремень и ширинку. Игорь страстно задышал, понимая, что девушка отдаётся ему, и ч то сейчас он будет трахать это молодое, красивое и столь желанное тело, что он наконец станет настоящим мужчиной, да ещё с такой женщиной. Вся его энергия, желание и похоть материализовались в его члене, который выскочил из его брюк, когда Светлана потянула их вниз. «О, боже, какой же он длинный и толстый! Не может у такого доходяги быть такой член! Это же копьё какое то!» — удивилась Светлана увиденному органу и ей тут же захотелось почувствовать этот орган у себя внутри. Она жаждала почувствовать, как он движется в ней, как пользует её и наслаждается ею. Она повернулась к Игорю спиной, опустив ножки на землю и схватилась за спинку скамейки, отставив назад свою попку. Парень понял всё довольно быстро, и вот он уже задирает подол её юбки и открывает для себя поле для работы. Её пока светится белым пятнышком в темноте парка и Игорь сразу же пристраивает к ней свой горячий и твёрдый орган. Он тычется в неё, стараясь найти вход. И хоть там очень влажно и горячо, но его довольно толстый член никак не может попасть в нужное место и постоянно соскальзывает. Вдруг Светлана чувствует как на её попку падают горячие капли, много, они начинают стекать по её ягодицам. Игорь сладко стонет, но не прекращает попыток вставить свой кол в её жаждущую проникновения пещерку. Светлана было уже расстроилась, что парень кончил, так и не удовлетворив её похоть, как вдруг, толстый и длинный член вошёл в неё, да так резко и легко, что она ойкнула. Когда то она считала, сколько раз она уже занималась сексом, но потом сбилась. Потом она стала считать оргазмы, то же со временем сбилась. Но сейчас она была готова поклясться, что это вторжение было самым приятным и желанным из всех погружений членов в её жизни. Как же сладко и в то же время резко он вставил! Словно нож воткнул ей прямо в сердце. Игорь стал яростно долбить Светлану, вгоняя свой инструмент до самого дна, тыча им в разные стороны, всё наращивая и наращивая темп. Светлана застонала под его натиском, а потом, когда он усилил толчки и темп, заголосила во весь голос. Она никогда до этого так не кричала. Что же он такое творил с нею? Тут Игорь снова напрягся и она почувствовала как стал дёргаться его член и парень опять застонал от удовлетворения, но не успела она и отдохнуть, как он опять продолжил натиск. Ослабленный было член, снова стал каменным и опять активно наяривал её, вызывая судороги и конвульсии. Она до боли в пальцах сжимала рейки скамейки, её коленки болели от трения, её щёлочка отзывалась жжением и болью, но она стонала от счастья и удовольствия. Игорь кончил в неё ещё раз, потом ещё. Он кончал через почти равные промежутки времени, через каждые пять-семь минут. Светлана чувствовала, как по её ножкам бегут ручейки её и его соков, затекая в босоножки и капая на песок. «Игорь, милый, хватит! Я больше не могу!» — наконец взмолилась она, когда парень принялся наяривать её уже в седьмой раз. «Не могу! Я ещё хочу тебя! У меня ещё не болит! Как заболит, я перестану!» — и он трахнул её ещё раз, так же сильно, так же страстно. Она не дала ему возможности ещё раз трахнуть себя, уж очень всё там горело и ныло, она испугалась за себя. Светлана выпрямилась и схватила член парня, не пуская его в себя. «Всё! Стой, стой, стой! Ты убьёшь меня, паршивец!» — с блаженной улыбкой сказала Светлана. «Но я ещё хочу тебя! Ещё!» — зарычал Игорь и она, что бы защитить себя стала наглаживать его член рукой, стараясь доставить парню удовольствие таким способом. Она целовала Игоря в губы и наглаживала его член, двигая то быстро, то медленно, другой рукой поигрывая его мошонкой. Она никому и никогда не хотела так делать, и сейчас, к своему удивлению, делала это с огромным удовольствием. Капли спермы брызнули ей на ладонь, и она продолжала наглаживать орган парня, в знак благодарности за доставленное удовольствие. Он так и не успел опасть, снова стал твердеть, чем ужасно удивил Светлану. «Ещё! Ещё!» — рычал парень. Девушка села на скамейку, так как её ноги уже не держали хозяйку. Член парня оказался прямо напротив её лица и она смогла разглядеть это чудо природы. Красный, с прожилками вен и пульсирующий, он требовал ласки. Она поцеловала его в головку. Игорь застонал и тут же схватил её голову и стал тыкать своим органом в её рот. Она пустила его внутрь, обхватила губами и стала ласкать его языком, чувствуя как он становится ещё больше и напрягается, а потом в рот брызнула горячая жидкость. «Всё!» — сказал Игорь, устало опускаясь на скамейку: «Теперь точно всё, болит!» И они вместе стали смеяться. «Матерь Божья, дева Мария! Помоги мне, прости меня… Прости грех мой, позор мой… « Светлана стояла у иконы и шептала слова мольбы о прощении. Прошло уже три дня с той ночи, но её тело всё ещё дрожало и сжималось в сладких судорогах, когда она вспоминала о своём прелюбодеяние. «Старый» Игорь так ничего и не заметил, и был обрадован ночному возвращению своей Светки, пусть и пьяной и странной, но она вернулась. А сама Светлана, проснувшись утром, старательно застирала простынь, на которую за ночь вытекла лужица её соков вперемешку со спермой «нового» Игоря. Она не нашла свои трусы и догадалась, что их забрал себе нахальный юнец и почему то улыбнулась этому. «Старый» Игорь был очень удивлён на следующую ночь, когда она отказала ему, сославшись на отсутствие желания. Он попробовал уговорить её, но был жёстко отправлен на диван. Так было и сегодня ночью и впервые за всю их совместную жизнь, «старый» Игорь стал ухаживать и заигрывать с ней. Он всячески пытался завлечь её и в один момент она уже было согласилась и томно вздохнула, но потом взяла себя в руки и решила ещё неделю помучить своего «паразита». А сегодня днём, она была вызвана к директору, где её «старый» Игорь прямо сказал, что тот рекламный ролик был большей частью её заслуга. «Матерь Божья! Прости, согрешила я против мужа своего, каюсь, слаба была и телом и душой, прости меня…»

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх