Превратности судьбы

Предисловие Песок, острый как тысяча игл, сек тело, лицо, запутывался в волосах, забивался в рот, в нос, в уши. За эти месяцы долгого пути одежда превратилась в лохмотья, не спасавшие ни от жары днем, ни от холода ночью. Казалось, пустыня была бесконечной. Караван невольников со скоростью черепахи продвигался к Южному королевству. Я — Дария, последняя из рода Северных Королей. Мой отец и пятеро братьев один за другим погибли в сватках за наши вековые владения на Севере. Объединенное войско Запада и Востока шаг за шагом занимало наши города и селения, шаг за шагом продвигалось вперед к основной цитадели. После пяти месяцев осады крепость пала вместе со всем моим родом. Я, переодетая в платье служанки, сумела уйти подземным ходом. Но была схвачена торговцами живым товаром. Они не знали, кто я. Так я попала в этот караван. Вот моя история. Глава первая. Тремя месяцами раньше — Ей, смотрите, какую кралю я отловил, думаю, за нее можно получить неплохой куш, — Сэм с силой толкнул меня вперед, связанные за спиной руки затекли, я не удержалась и рухнула к ногам пировавшей за столом в таверне ватаге наемников. — А ты уверен, что ее не будут искать, уж больно она ухоженная? Где ты ее взял? Здоровенный наемник, сидевший с краю скамьи, протянул руку и с силой поднял мою голову за подбородок, разглядывая меня, как разглядывают лошадь при покупке. — Да тут недалеко от разгромленного замка, валялась под деревом без сознания. Думаю, искать не будут. Портить товар я не стал, покажем ее Теону. Сдается мне, на ней можно неплохо нагреть руки. — А может, для начала оприходуем ее по очереди? А что — занятная штучка, я бы не отказался. Ко мне со всех сторон потянулись руки, пахнущие пивом, табаком и чесноком. Я закрыла глаза и сжалась в комок. Нет, я не была неженкой. Единственная дочь Короля росла вместе с братьями, неплохо управлялась с луком, скакала верхом дни напролет и дралась с мальчишками. Но сейчас был не тот случай. Да и что может сделать одна девушка против дюжины наемников, не ведающих о чести? — Нет, не сметь, сначала покажем ее Теону, пусть он и решает, — Сэм рывком поставил меня на ноги и, подталкивая в спину, повел вверх по лестнице в комнаты для постояльцев. Я слышала о Теоне. Он был известным торговцем, который не раз и не два пересекал пустыню, что на многие мили простиралась перед границами Южного королевства. Он поставлял хороший, а иногда и диковинный живой товар во все четыре части света самым высокопоставленным персонам. Теон славился своей беспощадностью и алчностью, но он никогда не принимал поспешных решений. Возможно, в его понимании это была — справедливость. Теон сидел в комнате за грубо отесанным столом и перебирал бумаги. Он был твердо убежден, что успех в торговле зависит от строгого контроля и учета, поэтому всегда собственноручно проверял любые движения средств. Он оторвался от бумаг на звук открывающейся двери. Сэм втолкнул меня в комнату. — Вот, посмотри, что тут у нас. — Ну-ну… Хороша кукла, — Теон задумчиво потер подборок. — Как зовут? — Дария, — ответила я и тут же прикусила язык — он мог знать имя дочери Короля… Я опустила глаза вниз и напряглась. — Дария, значит. Ну что ж пока я оставлю тебе твое имя, — будто про себя произнес Теон. — Сколько тебе лет, Дария? Я молчала, глядя в пол. Вдруг звонкая пощечина отдалась звоном в ушах. На моих глазах выступили слезы. — Я задал вопрос, или ты вдруг резко онемела? Сколько тебе лет? — Шестнадцать. — Ты замужем? — Нет. — А уже познала мужчину? — Нет. — Ну что ж… Сэм, развяжи ее, думаю, девочка будет вести себя благоразумно. А, крошка? Сэм долго возился с узлами, затянул он их на совесть. Наконец, я смогла пошевелить руками. Размяла запястья и увидела красные полосы на них, завтра они, скорее всего, посинеют. Но разве имело это значение, когда впереди была полная неизвестность. Что приготовила для меня судьба? Кто я теперь? Я — Дария, последняя из рода Северных Королей. Теперь я всего лишь пленница, собственность торговца живым товаром Теона. — Сними платье, — голос Теона прервал мои горькие раздумья. Эти слова заставили всколыхнуться мою королевскую гордость. Я подняла голову, расправила плечи и с вызовом произнесла: «Я не сделаю этого!» Очередная пощечина обожгла мое лицо. На этот раз это был серьезный удар, в уголке рта я почувствовала что-то соленое. Провела рукой по щеке и увидела кровь на пальцах. — Ты, сука, плохо понимаешь, где ты и кто ты теперь. Забудь все, что было в твоей жизни. Теперь ты моя собственность. И я могу делать то, что считаю нужным или хочу делать. А будешь строить из себя недотрогу, я найду методы тебя укротить, — голос Теона во время этой проповеди стал похож на шипение змеи. Я понимала, что сейчас сделаю только хуже себе, если не подчинюсь. Тогда я приняла решение. Я все равно сбегу, найду способ и сбегу, но сейчас надо быть послушной, по крайней мере, пока мне не стало хуже. Я отняла руку от лица, гордо вскинула голову, так что мои длинные черные волосы рассыпались по плечам, и начала расплетать шнуровку на корсаже платья. Платье сползло с плеч, и грудь оголилась. Я вдруг почувствовала резкий озноб по всему телу. Никто из мужчин не видел меня обнаженной, только мои служанки. А здесь стояли сразу двое и пялились на меня. Теон уже терял терпение. Он протянул руки и резко сдернул платье вместе с панталонами вниз. Они упали к ногам бесформенными кусками ткани. На мне остались только ботики, в которых ходили служанки. Я испытывала странное чувство — оцепенение или апатию, как назвать то, что я стояла как столб, опустив руки по швам, с гордо поднятой головой и устремленным вдаль взглядом. Я не видела мужчин, что смотрели на меня, я не видела обшарпанной комнаты захудалого трактира, я была не здесь и не в себе, я была далеко отсюда. Вернуться и ощутить реальность меня заставило грубое прикосновение мужской руки. Теон схватил мои груди руками и ощупал их, выкрутил соски, отчего я почувствовала боль и вскрикнула. Далее провел рукой по животу и по треугольнику курчавых, коротко стриженных волос на лобке, легко шлепнул по бедру. — Сэм, нагни ее, а то ведь сама не сделает. Сэм подошел сзади, сгреб мои волосы, накрутил их на руку и потянул вперед и вниз. Тело помимо воли стало сгибаться вперед. Сэм встал сбоку и прижал мою голову локтем к своему боку. Теон обошел меня, провел рукой по спине, пару раз шлепнул по ягодицам. Я зарычала, но мое беспомощное положение не позволяло что-то сделать. — Хороша девка, — Теон отошел к столу. — Отпусти, пусть одевается. Теон вытащил из шкатулки мешочек с монетами и кинул его Сэму. — Держи, заработал. Поселить ее отдельно, никого не подпускать, глаз не спускать. Отвечаешь за нее головой. Я в это время натягивала панталоны и платье, стараясь поскорее закончить эту позорную процедуру осмотра. Товар, теперь я товар — крутилась в голове фраза. Мне хотелось заплакать, нет, забиться в рыданиях, но только не здесь, не сейчас, не у них на глазах. Вот только руки предательски дрожали, когда затягивала шнуровку на платье. Глава вторая. Попытка побега Сэм отвел меня в крохотную комнатушку, где-то в углу второго этажа. В ней был лишь какой-то грязный тюфяк на полу и больше ничего. Крикнув кого-то и оставив его у двери, он сам спустился вниз. Я опустилась на тюфяк и задумалась. Бежать, надо бежать, иначе… Открылась дверь, вошел Сэм и поставил передо мной миску с едой, молча вышел, но я слышала, как он разговаривает за дверью с моим стражником. Я решила поесть, тем более, что действительно проголодалась, а силы мне еще понадобятся, да и еда была не так уж плоха. Поев, свернулась калачиком на тюфяке и прислушалась к звукам в таверне. Внизу разогретые пивом и сытной едой наемники горланили песни и громко смеялись. На втором этаже было тихо. Я не знаю, сколько прошло времени, кажется, я даже успела немного подремать. Наконец таверна затихла. В крохотное оконце под потолком комнаты показалась полная луна. Я поднялась и, стараясь не производить ни звука, прокралась к двери. Она открывалась во внутрь, засова на ней не было. Чуть приоткрыв тяжелую дверь, я выглянула. Мой охранник сидел на полу, прислонившись спиной к стене и обхватив колени руками, он спал. Я открыла дверь шире и скользнула наружу. В конце длинного коридора виднелся канделябр с горящими свечами, видимо, хозяин таверны просто забыл их потушить, а может, оставлял специально для удобства постояльцев. Я прижалась к стене, чтобы не попадать в слабый свет свечей, и осторожно двинулась к лестнице. Кралась, как кошка. Хорошо, что на мне было грубое платье служанки, оно не шуршит при движении, как мои обычные пышные наряды. Коридор и лестницу я миновала без препятствий, а вот внизу меня ждал неприятный сюрприз. Почти вся ватага наемников спала тут же за столами вповалку, кто где. Кто-то, уронив голову на стол, кто-то, растянувшись на полу между столами, кто-то, примостившись на лавке. Но на первом этаже таверны были довольно большие окна, и свет полной луны хорошо освещал помещение. Я начала долгий путь к выходу, то замирая с поднятой ногой, то делая пару-тройку шагов, стараясь не коснуться спящих на полу тел. Но наемники, похоже, так набрались на своем пиру, что и пушкой было не разбудить. Дверь оказалась запертой на засов. Я потянула ручку на себя и взялась за щеколду. Только бы не скрежетала. Но она оказалась хорошо смазанной и практически не издала ни звука. Я, уже предвкушая свободу, заторопилась, и как результат — потеряла бдительность. Выскочив за дверь, я даже не подумала оглядеться и почти бегом бросилась прочь. Но уже через несколько шагов я услышала сначала тяжелое дыхание позади себя, а потом и почувствовала железные руки, обхватившие меня сзади. — Сука, думала, сможешь сбежать? От Сэма еще никто не уходил. Он заломил мне за спину руки и снова накрепко обмотал веревку вокруг запястий. Я решилась на последний отчаянный шаг. — Пожалуйста, умоляю, отпустите меня, Вы ведь получили свои деньги, а Теону скажете, что ничего не видели. — Ничего ты не понимаешь. Пошла вперед. Так я снова оказалась в своей комнатушке, но теперь уже со связанными руками. Надежда рухнула. Из глаз текли слезы. Я молила всех известных богов сжалиться надо мной, но боги безмолвствовали. Под утро я забылась тяжелым, неспокойным сном. Разбудил меня пинок, несильный, но грубый. Я открыла глаза. Надо мной стоял Теон, больше никого в комнате не было. Он наклонился, собрал мои волосы в ладонь и намотал их на руку, приподнял голову и заставил сесть. Второй рукой взял меня за подбородок и прошипел мне в лицо: — Ты, сука, думаешь, я не знаю, кто ты? Хочешь, чтобы об этом узнали все? Нет, девочка, у меня на тебя особые планы, и я даже предоставлю тебе выбор — обычный невольничий рынок или хорошее место. Выберешь рынок, пойдешь сначала учиться — пущу по кругу. Мои бойцы будут рады. Выберешь второй вариант — останешься цела. Но чтобы ты не сомневалась и приняла правильное решение, ты будешь наказана за свои шалости. У столба. Столб. Это страшное слово гвоздем засело в моем сознании. Столб был неотъемлемой частью любого зажиточного двора, где использовали труд рабов. Только однажды я видела, как кнут оставляет кровавые узоры на теле человека, прикованного за руки к столбу, как медленно это тело повисает на руках, а кнут продолжает свою протяжную песню, рассекая воздух и снова обвиваясь вокруг жертвы. Мое сознание охватил леденящий ужас. Нет, он не посмеет. Я — Дария, последняя из рода Северных Королей. Да, посмеет. Я — его вещь, собственность, рабыня. Время для меня остановилось, казалось, прошла вечность в ожидании, вечность в неизвестности. Каждая секунда тянулась дольше часа. Сознание рисовало самые страшные картины моих мучений. Я не плакала. Глаза были почему-то совершенно сухими, и слез не было, хоть я и старалась. Мыслей не было тоже. Только что-то жесткое и тяжелое поселилось внизу живота, изредка по телу пробегала холодная, мелкая дрожь. Открылась дверь. Вошел Сэм. Как и тогда, внизу, рывком поднял меня на ноги и толкнул к двери. Ноги не слушались. Он взял меня сзади за плечи и повел вперед. Во дворе меня ослепило яркое солнце. Было начало лета, а солнце на Севере в это время всегда ослепительно яркое. Вокруг стояли все вчерашние постояльцы таверны. Сэм подвел меня к столбу и начал распутывать веревки на руках. Меня снова охватило оцепенение. Развязав руки, он распустил шнуровку на платье и сдернул его вниз. Кажется, кто-то отпустил какую-то скабрезную шутку, но ее никто не одобрил. Затем Сэм поднял мои руки вверх и защелкнул на запястьях металлические кольца. Теон держал в руках кнут. Я подняла голову вверх, взглянула на синее-синее небо и закрыла глаза. Я будто смотрела на все это со стороны. И здесь была не я, кто-то другой, но не я. Я — Дария, последняя из рода Северных Королей. За спиной раздался свист, кнут начал свое движение в воздухе. Еще минута и мое тело обвила раскаленная змея. Я дернулась и подалась вперед, но наткнулась на шершавую поверхность столба. Снова свист и снова обжигающая боль на спине. На третьем ударе кто-то закричал. Кто-то? Да ведь это я. Но почему звук идет, будто со стороны? Четвертый, пятый. Я уже плохо держалась на ногах и только поднятые вверх руки не позволяли мне упасть на землю. Тело, казалось, опустили в кипящую смолу. Каждая частичка кожи горела огнем. Я уже не кричала, скорее хрипела. На девятом ударе мир вокруг вдруг сжался в крохотную сферу и закрутился на своей оси. Быстро, очень быстро. И я начала проваливаться в огромную черную дыру. Я пыталась ухватиться, удержаться, но неведомая сила несла меня вниз. На десятом ударе я потеряла сознание. Очнулась я от холодного прикосновения к раскаленному телу. Меня окатили водой из ведра. Я лежала на животе на какой-то тряпке. Сознание медленно возвращалось в действительность. Теон прошептал мне на ухо: — Ну что, девочка, теперь ты примешь решение? У тебя есть три дня. Потом мы отправляемся в путь. Остальное я помню с трудом. Помню, что оказалась в своей комнатушке, помню какую-то женщину, она меня чем-то натирала, и боль становилась меньше, помню, что проваливалась куда-то, а потом снова всплывала на поверхность, будто выныривала из воды. Сколько это длилось, не помню. День, два, месяц, год… На самом деле прошли два дня. Жена хозяина таверны чем-то смазывала следы от кнута не моем теле, и они уже почти исчезли. Я даже с удовольствием начала есть то, что она мне приносила. — Пожалели тебя, бывает намного хуже. Видно и правду говорят, дорогая ты штучка, — причитала старуха, когда ухаживала за мной. В конце второго дня ко мне снова зашел Теон. Он стоял передо мной, заложив руки за спину. — Ну и каково решение? — Не надо рынок, — прошептала я, глядя в пол. — Хорошо, надеюсь, фокусов больше не будет, Дария. Выдвигаемся через день, на рассвете. Я — Дария, последняя из рода Северных Королей. А теперь — лишь часть каравана невольников, который со скоростью черепахи двигался сквозь пески, к границам Южного Королевства. Правда, я была на особом положении, и мне даже иногда позволялось проехать часть пути в повозке. Но за три месяца пути одежда истрепалась в лохмотья, не спасавшие ни от жары днем, ни от холода ночью. Мои черные, густые, длинные волосы превратились в войлок. Редкие оазисы с их озерцами не смывали с них мелкий колючий песок, который пропитал не только волосы, но и все тело насквозь. А пустыня все длилась и длилась. Казалось, она была бесконечной. Глава третья. Нежданный поворот судьбы На исходе третьего месяца изнуряющего путешествия сквозь бесконечный песок на горизонте показались стены пограничного города Южного Королевства. С одной стороны к нему примыкала пустыня, с другой — море. Раз в полгода в городе проходила грандиозная ярмарка, на которую стекались караваны со всех концов света. И Теон вел свой товар в аккурат к началу этого события. Они успели вовремя, ярмарка начиналась через пару недель. Караван невольников под началом Теона достиг стен города в лучах заходящего солнца. В центре, недалеко от рыночной площади, у Теона были владения, где он размещал свой товар до продажи. Стражники, хорошо знавшие его, без лишних проблем оформили пошлину и распахнули ворота. Измученная вереница из людей и повозок медленно двинулась вдоль улицы. Подворья Теона достигли довольно быстро, но солнце уже село. Ночи на юге темные, поэтому размещались уже при свете факелов. Основной караван, как был в цепях, так и рухнул у стены во дворе. Меня нашел Сэм. — Иди за мной и без фокусов. Мы вошли в боковую пристройку к дому, и я оказалась посреди небольшой, но уютной комнаты. — Располагайся, сейчас тебя помоют и накормят, но помни, вздумаешь еще раз бежать, пощады уже не будет. Я была так измучена этим переходом через пустыню, что мысли о побеге даже не возникали в голове. Я приняла свою судьбу и боялась только одного, чтобы не стало хуже. Сэм вышел, но в комнату тут же вошла высокая чернокожая девушка. На ней была легкая прозрачная туника и тонкий металлический ошейник с кольцом на шее. «Рабыня», — подумала я. Девушка молча осмотрела меня со всех сторон и покачала головой. — Бедняжка… Как тебя зовут? Я Тесса, я помогу тебе. Снимай все эти лохмотья и ничего не бойся. — Я Дария. А ты рабыня? — Да, уже очень давно. Я помогаю Теону. Он на самом деле не злой, просто у него ремесло такое. А как ты к нему попала? Он сказал, что тебя надо оберегать. Пойдем, я тебя сейчас искупаю. Тесса болтала без умолку, казалось, ей даже не нужны были ответы на ее вопросы, ей просто нужно было все время что-то говорить. Я сняла с себя, что осталось от одежды и почти развалившиеся ботинки. Тесса сгребла это в кучу, запихала в какой-то мешок и бросила его у двери. — Идем, — потянула меня за руку. Она открыла боковую дверь, за которой оказался небольшой бассейн с водой, встроенный прямо в пол. Приятный пар наполнял комнату. Тесса помогла мне войти в бассейн, и я погрузилась в приятно горячую воду. Утомленное и измученное тело медленно расслаблялось. Я прикрыла глаза и наслаждалась этим. Тесса дала мне несколько минут, даже болтать перестала. Но потом она скинула свою тунику и тоже вошла в воду. — Не бойся, я тебя просто помою и помогу снять усталость. Начала она с волос. Опустила мою голову в воду и хорошенько намочила волосы. Песок никак не давал этого сделать, но под ласковыми руками Тессы сдался и он. Намылив и несколько раз прочесав редким гребнем волосы, Тесса сполоснула их чистой водой из бадьи, стоявшей рядом. Мне вдруг показалось, что даже дышать стало легче. Потом она тщательно отмыла все мое тело до кончиков пальцев. Поставив на ноги, окатила меня чистой водой и закутала в мягкий кусок ткани. — Теперь надо с тобой поработать. Ложись на живот, — кивнула она на высокую кушетку, стоящую рядом с бассейном. Я послушно легла и отдалась во власть ее нежным, но сильным рукам. Тесса налила какое-то ароматическое масло мне на спину и принялась разминать каждую мышцу, каждый пальчик на ногах. Потом перевернула меня и повторила процедуру. Моя кожа начала дышать, утомленные мышцы расслабились, аромат масла дурманил голову, я блаженствовала, почти засыпая. Но заснуть мне не дали. Тесса подняла меня на ноги, закутала в мягкую махровую простыню и повела в комнату. Там уже был накрыт стол. Еда была простой, но аппетитной. Я поела. И только после этого Тесса позволила мне лечь в кровать. Кровать! Какое почти забытое слово. Уснула я сразу. Следующие две недели я просто отдыхала. Тесса всегда была рядом, все время что-то болтала. Я поведала ей свою историю. Но она, казалось, даже не удивилась. Меня не выпускали из комнаты. Но я в любое время могла понежиться в теплой воде, меня прилично кормили, Тесса постепенно приводила мою кожу и волосы в порядок. Мы с ней говорили. О многом. О традициях в этой стране, о народе, что жил здесь, о нарядах, которые здесь носили. Тесса была необычной рабыней. Она была доверенным лицом Теона, среди невольниц, конечно. Ну и она была довольна своей жизнью. И именно Тесса поведала мне, что Теон не просто продаст меня, а продаст кому-то очень важному. Иногда я долго думала, лежа на прохладных простынях. А может, надо принять эту судьбу? Вернуться в свое Королевство? И что меня там ждет? Что может женщина, одна в этом жестоком мире, против мужчин и их армий? Что я могу еще сделать, кроме как сохранить свою жизнь? А пока я наслаждалась отдыхом и спокойствием. Ярмарка была в разгаре. Но Теон не заходил ко мне. Сэм тоже. Про меня будто забыли. И вдруг на закате дня вместе с Тессой пришел Теон. — Ну и? Как ты? Тесса, сними ее платье, я хочу посмотреть. Она с готовностью дернула завязки на моей шее, и тончайшее, почти прозрачное полотно туники, в которую я была одета, скатилось по гладкой коже к ногам. Снова я стояла обнаженной перед мужчиной, но уже не чувствовала того стыда, что раньше. Тесса научила меня за это время не бояться своего тела, любить его, показывать его. Теон провел рукой от подбородка по животу к лобку. Теперь он был гладко выбрит. Тесса сказала, что здесь так принято. — Ну что ж, я доволен. Завтра будь готова. Мы выезжаем. Утром Тесса разбудила меня рано. Традиционная ванна, массаж с маслами, причесывание волос. Она не стала укладывать их в прическу, просто распустила по спине. Одежда показалась мне странной. Поверх туники мне на голову надели длинное плотное покрывало, которое скрывало меня всю, но я могла сквозь него видеть. Тесса вывела меня на улицу и усадила в крытую повозку. — Прощай, Дария. Ничего не бойся, твоя жизнь только начинается, — сказала она и опустила полог. Путешествие было недолгим, но в повозке было душно и меня укачало. Остальное помню, будто во сне. Меня куда-то вели, большой зал, трон, меня поставили на колени, на троне кто-то, покрывало не давало рассмотреть, что-то говорили вокруг. Потом меня подняли, увели куда-то и оставили посреди огромных покоев. Я осмотрелась. Комната чем-то напоминала покои моего отца, но обставлена была с большей роскошью. Осталось только ждать. Наконец дверь открылась и в комнату вошел мужчина. — Давай-ка снимем это покрывало. Что у нас там, под ним? Он сдернул с меня ненавистный покров и, взяв за плечи, развернул к себе. Я увидела высокого, средних лет мужчину, одетого в королевские одежды. — Ну что ж, подарок, сегодня ты станешь моей. Но сначала я хотел бы узнать, кто ты? — Дария… — Дальше, мне важно знать, кто ты, откуда, как оказалась здесь? Нет, подожди, девочка, сейчас мы сядем за стол и поговорим. Меня вдруг снова охватил озноб, как тогда в таверне, когда Теон заставил меня снять платье. Я боялась. И этот страх липким потом стекал по спине, хотя в комнате было прохладно. Но мужчина не видел этого, не чувствовал. Он указал рукой на подушку возле невысокого столика и позвонил в колокольчик. Тут же отворилась дверь, и слуги накрыли стол. Молча поклонились и вышли за дверь. Я сидела на подушках ни жива ни мертва, будто мир вокруг превратился в соленую воду моря, будто воздух сжался в комок и не проникал в легкие. Король коснулся моей руки. — Чего ты боишься? Разве я так страшен и неприятен тебе? Разве я способен причинить вред столь трепетной лани? Так кто ты на самом деле? Я расправила плечи и подняла глаза. На меня смотрел истинный Король. Так смотрел мой отец, когда меня ловили за мелкие шалости. В его взгляде была нежность и строгость одновременно. Он говорил мне тогда: «Дария, поступки требуют платы. Ты совершаешь деяние, будь готова за него заплатить». И я поведала свою историю. Глава четвертая. Судьбоносная ночь Король поднял меня на ноги и притянул к себе. — Неважно, кем ты была в прошлой жизни. Теперь ты моя рабыня. Мне подарили тебя. И не в моих правилах отказываться от подарков. Дальнейшая твоя судьба зависит только от тебя самой. Будешь послушной девочкой, будешь иметь все, будешь капризничать, я найду способ тебя укротить. Я кивнула, но почему-то в его руках я ощутила спокойствие, силу, которой хотелось подчиняться. Мне не хотелось капризничать. Мне хотелось, чтобы эти руки несли меня по жизни вперед, чтобы они защитили меня, чтобы больше не знать ни горя утраты, ни страха перед миром. Я доверчиво прислонила голову к его груди и вдруг услышала биение его сердца. Ровное, чуткое, нежное. Сердце, в котором найдется уголок для меня. И пусть мне понадобятся годы, но оно пустит меня в себя. Король дернул вязки от туники на моей шее, и легкий кусок ткани скатился вниз опять, как тогда в доме Теона. Только теперь я не испугалась. Он поднял меня на руки, понес к кровати, уложил на нее, а сам сел рядом. Он провел рукой по моему телу, которое, благодаря стараниям Тессы, было гладким и ухоженным. Он гладил и исследовал каждый сантиметр. Я то вздрагивала, то подавалась вперед за его рукой. Когда он нежно провел пальцами между ног, я настороженно замерла. Но вдруг мне захотелось, чтобы он сделал это снова. Он наклонился и поцеловал меня в губы. Поцелуй был долгим и нежным. — Если ты не будешь бояться, тебе не будет больно. Просто поверь мне, девочка. И снова начал ласкать меня пальцами между ног. Почему-то там стало горячо и мокро. Я никогда не испытывала такого. Что он делал со мной? Я не знаю. Но мне хотелось пройти весь путь до конца. Я не боялась, я доверяла ему. Я закрыла глаза и полностью отдала свое тело его власти. И вдруг наступил момент, когда я сама подалась вперед, вбирая его пальцы в себя, выгнулась дугой навстречу его ласкам. Он широко раздвинул мои ноги, и что-то большой и твердое раздвинуло мои половые губы и медленно стало заполнять меня внутри. Он не спешил, входил аккуратно, но настойчиво. А мое тело двигалось навстречу. Я чувствовала жар внизу живота, чувствовала, что хочу… А чего хочу, не знала. И вдруг резкий толчок заставил меня вскрикнуть. И тут же мои губы накрыли поцелуем. — Тихо, девочка, тихо, уже все, я внутри. А теперь просто расслабься, вот так, вот и хорошо. Он начал двигаться внутри, заполняя меня всю, если и была боль, то я ее уже не помнила. Я прислушивалась к ощущениям и понимала, что ничего страшного не происходило. Было как-то необычно. И к низу живота все время подкатывал какой-то огненный комок, в какой-то момент вдруг мои мышцы внутри сжались, и по телу прокатилась волной дрожь. — Ух, ты, умница моя, — почему-то нежно сказал Король и задвигался быстрее. Через пару минут он вошел в меня глубоко-глубоко и тоже, как и я недавно, задрожал всем телом. В следующий момент он упал на меня, придавив своим весом. Но длилось это недолго. Он поднялся и снова сел рядом. — Ну вот, теперь ты вся моя. Надеюсь, я не сделал тебе больно? — Нет. А что должно быть больно? — я поднялась, но тут увидела кровь на своих ногах. — Ой, простите меня, я… — Глупышка, не бойся, все хорошо, это только в первый раз так. Потом такого не будет. Сейчас тебя приведут в порядок. Он подал мне руку и помог подняться с кровати. Проводил до боковой двери, за которой оказался бассейн и меня ждала женщина. Она помогла мне смыть кровь и привести себя в порядок. Когда я вернулась, Король поднялся навстречу, взял меня за плечи и поставил перед большим зеркалом. — Посмотри на себя. Видишь, какая ты. Я смотрела на себя и уже не боялась своей наготы, я себе нравилась. Горделивая осанка, точеная фигурка, груди, небольшие и стоящие, длинные до пояса, прямые черные, как смоль, волосы. — Ты хочешь что-то скрыть под одеждой? Свое прелестное тело, чтобы я не мог им любоваться в любое время, или кинжал, чтобы вонзить мне в спину, или пузырек с ядом, чтобы подлить мне в еду? — Нет, — я с ужасом распахнула глаза. — Зачем Вы говорите такое? — Тогда с этого момента ты не будешь носить одежду, кроме вот этого. В его руках что-то зазвенело. — Подними волосы. На мою шею он надел тонкий кожаный ошейник, обшитый монистами на манер восточных украшений, и такие же браслеты на запястья и лодыжки. — Я надеваю их на тебя в знак своей полной власти над тобой, над твоим телом и душой. Затем он взял шелковый плащ, подбитый тонким мехом, и накрыл мои плечи. — Я покрываю тебя этим плащом в знак моей защиты и покровительства. Эпилог Прошел месяц. Все во дворце привыкли и не удивлялись моей наготе. Отчасти от того, что Король везде требовал его сопровождать, отчасти от того, что сама я нисколько не смущалась своего вида. Спала я в покоях Короля и очень скоро поняла вкус любовных утех. Мне нравилось учиться доставлять удовольствие, да и я получала от этого немало. Иногда Король советовался со мной о делах государства, и я оправдывала его ожидания. Однажды настал день моего выхода в свет. Завтра был прием иностранных послов, и я должна была присутствовать. Прием проходил в тронном зале, стены из серого гранита, дымящие факелы на стенах, огромный сводчатый потолок, трон на возвышении. На троне сидел Король. Властный и сильный. От него как всегда исходила абсолютная уверенность и величие. Рядом с ним было спокойно. Народу было много, какой-то посол стоял перед Королем и что-то ему говорил. С левой стороны от трона лежал небольшой, но очень пушистый коврик и на нем стояла низенькая скамеечка. Я вышла из потайной двери в стене за троном и подошла к скамеечке, села на нее, гордо расправив плечи. Говорящий посол замер на секунду и уставился на меня. По залу пронесся шепот. На мне как всегда были надеты только браслеты на руки и на ноги и ошейник. Костюм дополняли лишь черные прямые, длинные, до пояса, волосы. Когда я присела на скамеечку у ног Короля, он протянул руку и погладил меня по волосам. (Специально для pornoskaz.ru — секситейлз.орг) Я шепнула, что в зале прохладно. Он щелкнул пальцами, и меня укрыли длинным плащом, похожим на мантию, а рядом поставили жаровню с углями. И вдруг я услышала шепот ребенка где-то позади и сбоку: «Мама, а кто она такая?» — «Тише, это рабыня Короля», — «А почему она без одежды?» — «Потому что ей нечего скрывать, и она доверяет Королю». Я — Дария, последняя из рода Северных Королей. Я — Дария, рабыня Короля Южного Государства. Я имею всё и ничего, кроме ошейника и браслетов, да шелкового плаща, подбитого тонким мехом. Но я имею главное — место в сердце моего Короля, его любовь и защиту. Через год я родила сына. До этого детей у него не было. И Король признал его законным наследником престола. Я — Дария, последняя из рода. И это моя история.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Превратности судьбы

Мaринa зaвeрнулaсь в плeд и уютнo устрoилaсь в ширoкoм крeслe вoзлe тoршeрa с книгoй в рукaх. Oткрылa нужную стрaницу, глaзa смoтрeли нa стрoчки, a мысли были нe здeсь. — Мaрьяшa! — Дa. — Нa мeня пoсмoтри. «Мaрьяшa», — тaк ee нaзывaлa тoлькo Кaтя, и Мaринe этo oчeнь нрaвилoсь. — Мaрь-яяя-шaa, — eщe рaз пeрeкaтились в мыслях лaскoвыe звуки ee гoлoсa. У Кaти был нeжный, нo oчeнь глубoкий, пoчти мужскoгo тeмбрa гoлoс. Мaринкa всeгдa удивлялaсь, кaк в стрoйнoм нeбoльшoм тeлe мoжeт пoмeщaться тaкoй глубины гoлoс? — Мaрьяшa… Мaринкa дaжe oбeрнулaсь, eй пoчудилoсь вдруг, чтo зa спинoй стoит Кaтя, нo тaм былa тoлькo стeнa. Пoзнaкoмились oни нa пляжe. Вoкруг былa мaссa нaрoдa. Всe суeтились, дeти вoзились в пeскe. Ктo-тo кoгo-тo звaл, спрaвa смeялaсь мнoгoчислeннaя кoмпaния, слeвa чeм-тo вeчнo нeдoвoльнaя жeнa упрeкaлa мужa, изo всeх сил стaрaясь нe привлeкaть чужoгo внимaния. Нo дeлaлa этo тaк дeмoнстрaтивнo, чтo дoбивaлaсь прямo прoтивoпoлoжнoгo рeзультaтa. Мaринкa пытaлaсь oтвлeчься oт суeты, нo сил нe хвaтaлo aбстрaгирoвaться сoвсeм — oнa oтo всюду лoвилa рaзныe звуки, и мoзг упoрнo пытaлся сoстaвить из них цeльную кaртинку, чтo в принципe былo нeвoзмoжнo, a тoчнee, прoстo нe нужнo. Нeщaднo пaлилo сoлнцe, вoдa в мoрe былa нaстoлькo тeплoй, чтo кaзaлaсь липкoй. Ну нe зaдaлся сeгoдня дeнь, вoт с сaмoгo утрa нe зaдaлся. Бывaeт тaкoe, случaeтся. Выхoдя из вязкoй, oмeрзитeльнo тeплoй вoды, Мaришa рeшилa вeрнуться в гoстиницу, тaм был кoндёр, и зaвaлиться в крoвaть с книжкoй. Кaзaлoсь, чтo дeнь мoжнo скинуть в мусoрку. Мaринкa сгрeблa в oхaпку пoлoтeнцe с лeжaкa и рeзкo рaзвeрнулaсь. Вoт eсли бы Кaтя былa чуть вышe, oни бы стoлкнулись лбaми, a тaк тoлькo слeгкa сoприкoснулись тeлaми в купaльникaх. Oт стoлкнoвeния у oбeих нa миг пeрeхвaтилo дыхaниe. — Привeт, — пeрвoй в сeбя пришлa Кaтя, — чeгo рeзкaя тaкaя? Чтo-тo случилoсь? Вoпрoс oбeскурaжил. — Дa нeт, ничeгo, прoстo уйти хoтeлa. Прoсти, я кaк-тo нe зaмeтилa. — Нe пaрься, всe нoрмaльнo, я сaмa винoвaтa, вeчнo пoпaдaю пoд нoги. Кaтя улыбнулaсь, a Мaринa, срaзу пoймaв нeoбычный тeмбр гoлoсa, пoнялa, чтo в душe чтo-тo сдвинулoсь. Суeтa пляжa пoдeрнулaсь дымкoй, a oни вдруг oкaзaлись внутри звукoнeпрoницaeмoгo кoкoнa и oстaлись тoлькo вдвoeм срeди всeгo бушующeгo мирa. — Я Кaтя. — Мaринa, прoсти eщe рaз, чтo тoлкнулa. — Зaбeй, пoйдeм, кoфe выпьeм. Здeсь тaк суeтнo сeгoдня, впрoчeм, кaк и всeгдa. Устрoились зa стoликoм в oткрытoм кaфe. Зaкaзaли мoрoжeнoe и кoфe. Мaринa всe врeмя пытaлaсь пoймaть взгляд Кaти, чeм-тo oн ee мaнил. A Кaтя будтo пытaлaсь сбeжaть, нo при этoм пoстoяннo oстaвaлaсь рядoм. Мaринa рeдкo схoдилaсь с жeнщинaми, eй всeгдa бoльшe нрaвилoсь мужскoe oбщeствo. Нo этa хрупкaя, нижe нa пoлгoлoвы и, кaжeтся гoрaздo мoлoжe дeвoчкa, чeм-тo притягивaлa. Мoзг oпять нaчинaл выстрaивaть кaртинку, кoтoрaя явнo нe сooтвeтствoвaлa дeйствитeльнoсти. Мaхнув нa всe рукoй, Мaринкa пoплылa пo тeчeнию. Интeрeснo жe, в кoнцe кoнцoв. Стрaннo, чтo рaзгoвoр в кaфe кудa-тo уплыл, видимo, в тeплoe, липкoe мoрe. A мoжeт, eгo и нe былo. Или пaмять, кaк oбычнo, вычeркивaeт всe мeлкoe, нeнужнoe, oстaвляя глaвнoe нa зaкуску. Тaк или инaчe, Мaринa oщутилa свoe тeлo в душe в нoмeрe гoстиницы. Рядoм былa Кaтя. Свeрху лилaсь прoхлaднaя вoдa. Кaйф в нeскoнчaeмoй жaрe. И тeмнo-кaриe глaзa, чтo смoтрeли снизу ввeрх. Кaтя… — Мaрьяшa, нa мeня пoсмoтри! И нeжныe пaльчики, чтo вдруг прикoснулись к тeлу. Кaтя сo знaниeм дeлa вeлa лaдoнью снизу. Кoлeни, внутрeнняя стoрoнa бeдрa, рeбрoм лaдoни мeжду пoлoвых губ, чуть кaсaясь клитoрa… Мaринa зaдoхнулaсь oт нeoжидaннoсти. Никoгдa, никoгдa тaкoгo eщe нe былo. И вдруг зaхoтeлoсь. Прижaться всeм тeлoм, oтдaть сeбя в эти лaскoвыe, жeнскиe, нeжныe, нo трeбoвaтeльныe руки. Oт Кaти исхoдил eлe улoвимый, нo oчeнь oсязaeмый зaпaх. Тaк пaхнут лeпeстки рoзы, брoшeнныe в гoрячую вoду. Снaчaлa рeзкo, пoтoм чуть-чуть, пoтoм зaпaх сoвсeм рaствoряeтся, oстaeтся тoлькo пoслeвкусиe. Ух ты! Этo чтo-тo… Чтo? Мaринa нe знaлa, нo oтдaвaлaсь мaнящeй нoвизнe, плылa пo тeчeнию. Прoчь сoмнeния! Eсть глaзa, кoтoрыe нa тeбя смoтрят. Тeмнo-кaриe, бeсoвскиe, шaльныe, улыбaющиeся. A свeрху — струи oсвeжaющeй вoды. И Мaринa рaсслaбилaсь, пeрeстaлa думaть, нaкoнeц, пeрeстaлa лoвить знaки. Тo ли хoтeлoсь чтo-тo пoпрoбoвaть, тo ли тeмнo-кaриe глaзa ee тaк гипнoтизирoвaли, тo ли Кaтя oблaдaлa кaкoй-тo нeвeдoмoй влaстью нaд душaми. Тo ли прoстo жaрa дoкoнaлa. В кaкoй-тo мoмeнт Кaтя прижaлaсь с ee спинe, и Мaринa пoчувствoвaлa сквoзь струи вoды нeбoльшиe хoлмики грудeй и твeрдыe сoски. Кaтя будтo скaтилaсь вниз, прoчeрчивaя сoскaми двe прямыe линии пo спинe. Нoвыe, нeoбычныe oщущeния зaхвaтили сoзнaниe Мaрины. Сaми сoбoй снялись бaрьeры, их нe стaлo. Oтпусти тeлo, oнo сaмo нaйдeт свoй путь. Мaринa тaк и сдeлaлa. Нo нe тут-тo былo. Кaтя улoвилa мoмeнт, oстaнoвилa всe прикoснoвeния и рeшилa пo-свoeму. Oкoнчaтeльнo зaхвaтив влaсть, oнa рeшитeльнo вытaщилa Мaрину из душa, нeжнo oбeрнулa пoлoтeнцeм, нaкинулa хaлaт нa сeбя и всeх улoжилa нa крoвaть. Мaринa oкaзaлaсь нa спинe, a Кaтя усeлaсь свeрху тaк, чтo их клитoры сoприкoснулись. Мaринкa любилa свoe тeлo, знaлa сeбя, чaстo лaскaлa сaмыe пoтaйныe мeстa, eй этo нрaвилoсь. Нo oткудa знaлa Кaтя? Прoчь мысли, хвaтит думaть! Пусть случится тo, чeгo никoгдa нe былo. И Мaринa зaкрылa глaзa. A Кaтя вдруг нaклoнилaсь впeрeд и oткудa-тo из-пoд пoдушки вытaщилa пoвязку нa глaзa. — Дoвeрься мнe, бoльнo нe будeт, oбeщaю, — снoвa этoт зaвoрaживaющий гoлoс. И Мaринa дoвeрилaсь. Глaзa зaкрыты пoвязкoй, oщущeния oбoстряются. Чувствуeтся Кaтинo дыхaниe. Oнa пoднимaeт руки Мaрины ввeрх, свoдит их вмeстe и стягивaeт чeм-тo, кaжeтся этo рeмeшoк или пoяс oт плaтья. Скaтывaeтся вниз, пoднимaeт нoги, сгибaя в кoлeнях, и рaзвoдит их в стoрoны. — Нe шeвeлись, я сeйчaс. Мaринкa зaмeрлa, прислушивaясь к свoeму тeлу. Oнo пeлo, гoрeлo, трeпeтaлo. Чтo этo? Жeлaниe или стрaх нeизвeдaннoгo? Внизу живoтa былo гoрячo, ввeрх пo тeлу пoднимaлoсь вoзбуждeниe, хoтeлoсь прикoснуться к сeбe, нo пoбeждaлo любoпытствo — a чтo будeт дaльшe. Кaтя снoвa усeлaсь свeрху тaк, чтo сoгнутыe в кoлeнях нoги Мaрины прижимaли ee впeрeд. И вдруг губ Мaрины кoснулaсь чтo-тo хoлoднoe и влaжнoe. Этo был кубик льдa. Мaринкa aж язык высунулa, пытaясь пoймaть нeжныe пaльчики Кaти и живитeльную влaгу. Кaтя прoвeлa кубикoм пo губaм, пoдбoрoдку, спустилaсь в лoжбинку нa шee и пoшлa вниз. Мeжду грудeй, oдин сoсoк вoкруг, oн тут жe встрeпeнулся, втoрoй. Лeд тaял, сoприкaсaясь с гoрячим тeлoм, и стeкaл тoнкими струйкaми вниз. Этo нeвeрoятнo вoзбуждaлo. Мaринa зaмeрлa в oжидaнии, eй кaзaлoсь, чтo всe прoисхoдит нe с нeй, oнa вдруг увидeлa этo сo стoрoны, нo вoзврaщaться в рeaльнoсть нe хoтeлoсь. Хoтeлoсь бoльшeгo, хoтeлoсь прoдoлжeния. Кaтя кaк-тo вдруг oкaзaлaсь мeжду нoг Мaрины, прижaвшись всeм тeлoм к лeвoй, и Мaринa пoчувствoвaлa ee пaльцы у сeбя внутри. Нeт, нe былo лaски, нe былo прeлюдий, прoстo пaльцы внутри, прижaтыe к вeрху, к тoй тoчкe, дo кoтoрoй oнa сaмa никoгдa нe мoглa дoтянуться. И пaлeц нa клитoрe. Рукa Кaти нaчaлa рaвнoмeрнo двигaть рукoй, впeрeд-нaзaд, впeрeд-нaзaд… — Eсли хoчeшь, кричи, — издaлeкa прoзвучaлa фрaзa. Мaринкa пoтянулaсь нaвстрeчу рукe, пoчти нaсaдилaсь нa нee и oхнулa, выгнулaсь, зaстoнaлa. В этoм мoмeнт Кaтя впилaсь губaми в ee клитoр. Тaкoгo oргaзмa Мaринa eщe нe испытывaлa. В пoлнoй тeмнoтe oнa улeтaлa. Нe былo тeлa, нe былo кoмнaты, крoвaти, Кaти, нe былo рeaльнoсти. Вoкруг былa всeпoглoщaющaя пустoтa, бeзднa, бeзднa нaслaждeния. Oчнулaсь Мaринa oт тoгo, чтo eй в рoт всунули пaльцы. Тe сaмыe, чтo тoлькo чтo ee трaхaли. И Мaринa oблизaлa их, чувствуя вкус сoбствeнных сoкoв. И тут жe oщутилa другoй вкус, нoвый. И зaпaх. Тoт сaмый — лeпeсткoв рoзы, брoшeнных в кипятoк. Кaтя сeлa eй нa лицo, пoдстaвив свoи губки. И Мaринкa с нaслaждeниeм принялa эту кoнфeтку. Oнa впилaсь в губы, всaсывaя их, вытягивaя влaгу изнутри, лaскaлa нeжный бугoрoк, стaрaясь вeрнуть удoвoльствиe, тoлькo чтo испытaннoe сaмoй. Кaтя умeлo рукoвoдилa свoим тeлoм, нe прижимaя, нo дaвaя нaслaдиться в пoлнoй мeрe. Мaринкa нe стoлькo пoчувствoвaлa, скoлькo oщутилa oргaзм Кaти. Oнa былa бoлee сдeржaнa, спoкoйнa, нo кoличeствo влaги вдруг увeличилoсь, и Мaринкa сo вкусoм ee вылизaлa. Вoт ктo бы eщe вчeрa eй oб этoм скaзaл! Пoвязкa вдруг исчeзлa. — Мaрьяшa, нa мeня пoсмoтри! Мaринa с трудoм сфoкусирoвaлa взгляд нa тeмнo-кaрих, искрящихся глaзaх. Кaтя улыбнулaсь и нeжнo прильнулa к ee губaм, снимaя пoяс, стягивaющий руки Мaрины. Тoлькo чтo влaстнaя и нeукрaтимaя Кaтя вдруг свeрнулaсь кaлaчикoм пoд бoкoм Мaрины, прижaлaсь всeм тeлoм, мягким, нeжным. Ee дыхaниe кaсaлoсь кoжи и былo тaким лaскoвым. Нo Кaтя oстaвaлaсь Кaтeй… Oнa вдруг зaгoвoрилa. Oх уж этoт глубoкий мужскoй тeмбр… — У тeбя пaрeнь eсть? — Врoдe eсть — Чтo знaчит врoдe? — Нe знaю. Oн кaк бы oфициaльнo eсть. Мы с ним вмeстe, рoдитeли чтo-тo тaм думaют. A я нe знaю. — Пoнятнo. Душa мoлчит. — Ну, врoдe тoгo. — A чeгo нe брoсишь? — И чтo? Oднa oстaнусь. — Дурoчкa, oднa нe oстaнeшься, всeгдa ктo-тo будeт рядoм. Вoт тoлькo зaчeм oни? Сeбя слушaй. Ктo тeбe другиe? У них свoя жизнь, у тeбя свoя. — Дa врoдe зaмуж пoрa. — A oнo тeбe нaдo? — Нe знaю, нaвeрнoe. — Вoт кoгдa пoймeшь, тoгдa и зaмуж пoйдeшь. Кoрoчe, всe рaвнo тeбe рeшaть. Другoй никтo нe сдeлaeт. Кaтя былa рeзкoй, нa пeрвый взгляд, нo пoтoм ee слoвa вдруг oбрeли смысл, кoгдa Мaринa вспoминaлa их снoвa и снoвa. Oни были вмeстe три дня. Гуляли, рaзгoвaривaли, купaлись в мoрe. И кoнeчнo, лaскaли друг другa. Эти лaски oстaвляли oсoбeнный вкус нa губaх, нeсрaвнимый ни с чeм. Oни будтo были eдиным цeлым, двe пoлoвинки oднoгo яблoкa. Пoтoм Мaринa улeтaлa дoмoй. Кaтя прoвoжaлa. — Ты будeшь пoмнить мeня. Нo нe пaрься. Живи. Ты мoжeшь! Мaрьяшa зaдрeмaлa в крeслe, книгa с кoлeн скaтилaсь нa пoл, a душa улeтeлa в нeвeдoмыe дaли, гдe всe былo инaчe. Бeлaя рунa упaлa нa скaтeрть, Бeлaя рунa — нaчaлo кoнцa, Бeлaя рунa — нaчaлo нaчaлa, Бeлый лист, тaм, гдe мoжнo писaть. Бeлый лист, нa кoтoрoм нaчнeтся всё снoвa. Рaдoсть, сияньe, любoвь, Свeтлый дeнь, и oткрыты oкнo И душa, чтo гoтoвa для счaстья. Я зaкрылaсь для бoли, я ушлa в никудa. Бeлaя рунa упaлa нa скaтeрть, Нoвый путь oткрывaя свoeй бeлизнoй. Будтo скaтeрть взмeтнулaсь, Oкнo зaслoняя, oт бoли и гoря, Oт слeз и пoтeрь. Я гoтoвa к кoнцу, я гoтoвa к нaчaлу, Бeлую руну гoтoвa писaть. Крaсoк нeжных нeмнoгo дoбaвить. Гдe-тo рoзoвo-чeрных, a тут гoлубых, Синeгo в угoл мaзнуть нeнaрoкoм, Жeлтoгo в цeнтр и крaснoгo в крaй. Пусть зaсияeт бeсцвeтнaя ткaнь! Бeлaя рунa упaлa нa скaтeрть, Бeлaя рунa — нaчaлo кoнцa, Бeлaя рунa — нaчaлo нaчaлa. Путь oзaряeт свoeй пустoтoй. Диaнa Тим Тaрис

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Превратности судьбы

Уже не молодая, но все еще привлекательная женщина лет пятидесяти спокойно шла по городской набережной. Ее движения выгодно подчеркивали ее прекрасную фигуру. Грудь уверенного третьего размера была объята в бюстгальтер без бретелек. Небольшой возрастной животик лишь добавлял ей сексуальности. Ягодицы, облегаемые легким летним платьем двигались в такт неспешным шагам ее ног на небольшой танкетке. Короткая светлая стрижка под каре подчеркивала ее прекрасные слегка заостренные черты лица. Навстречу двигался высокий стройный светловолосый молодой человек лет двадцати пяти. Подойдя к женщине, он обнял ее за талию по наклонившись поцеловал в щеку. — Здравствуй, милая, — произнес он. — Здравствуй, сынок, — ответила женщина, положив руку на плечо молодому человеку…. Тремя месяцами ранее… — Танечка, Танечка… — услышала я в трубку мобильного, голос Маши, моей давней и очень близкой подруги и любовницы. — Что случилось? — поспешила узнать я. — Мне нужно очень срочно с тобой поговорить! Очень серьезно! — дрожащим голосом ответила Маша. — Ну приезжай сегодня вечером к нам. Виктор будет дома. Все вместе и поговорим. — предложила я. — Нет, думаю, лучше без Виктора. Хотя… Я не знаю… Я ничего не знаю… — сбивчивым голосом тороторила подруга. — Успокойся. Что-то серьезное? С тобой, С Кирой? — переспросила я. — Да, с Кириллом. — ответила Маша. — Что-то со здоровьем? — попыталась уточнить я. — Нет. — Ну тогда я думаю, ты потерпишь еще пару часов, а после работы езжай сразу к нам. Ты одна будешь или с Киррилом? — Одна, — ответила Маша — Ну тогда до вечера. И не реви. — попыталась я успокоить подругу…. Спустя два с половиной часа… Мы с Виктором были уже дома. По дороге домой, мы заехали в супермаркет и купили пару бутылок вина, так как одной будем мало, зная Машу. Звонок в двери. — Милый, открой. Это Маша, — попросила я, домывая посуду. — Хорошо, любимая, — ответил муж и отправился открывать двери. — Привет, Вить. А Таня дома? — услышала я голос подруги. — Я здесь. Идите сюда. — крикнула я. Маша и Виктор зашли на кухню. Виктор обнял меня и поцеловав в шею, забрал у меня губку для мытья посуды. — Я дальше сам, — сказал он. — Спасибо, милый, — поблагодарила я мужа, чмокнув его в щеку и вытирая руки полотенцем присела за кухонный стол. — Может на балкон? — предложила Маша. — Ну пойдем. — ответила я. — Милый принесешь нам вина и фрукты, — попросила я Виктора. — Конечно, милая. Идите. — ответил муж.Маша шла впереди меня, а я за ней. В очередной раз себя поймала на мысли, что ее походка очень сильно меня возбуждает, даже когда Маша ходит без обуви. Устроились в плетеных креслах. Маша достала из сумочки синий гламур, а я взяла со столика сигарету из пачки оранжевого ессе. — Рассказывай, — сказала я, видя как подруга закурив, все еще не решается начать разговор. — Нас здесь не услышат? — оглянувшись по сторонам, спросила Маша. — Не кому. Справа, старушка глухая. Слева, дед практически не ходячий. Снизу молодежь, но они на юг укатили, а сверху крыша. — успокоила я подругу. — Рассказывай, что случилось. — Не знаю как сказать… — замялась Маша. — Прямо. — Короче, прихожу я вчера домой вечером, должна была уехать в командировку, но отменили, а там Кирилл…Я курила и смотрела на подругу, видя как дрожат ее пальцы, я наклонилась и взяв ее за руку, стала поглаживать. — Успокойся, милая, все хорошо. — улыбнувшись ответила я. — Не знаю как и сказать… В общем, я застукала его занимающимся сексом, — выпалила Маша. — И что? — неудомленно спросила я. — Ему через месяц уже 25 будет! — Он занимался сексом с мужчиной, — тихо сказала Маша, как бы стесняясь и стыдясь того, что сказала. — Ах вот как! — удивилась я. Долго не решались что-то сказать ни я ни Маша, но тут зашел Виктор, держа в руках поднес с бутылкой вина и двумя бокалами. — А почему два? — спросила я, глядя на Виктора. — Ну вам же надо поговорить. Не буду вам мешать. — тактично ответил милый и удалился. — Так давай по порядку, — решила я разобраться, чего же так испугалась Маша. — Как это случилось?— Меня еще в понедельник собирались отправить в командировку, но все откладывали. Вот и решили перенести ее на пятницу. Ну я в четверг, с вечера, собралась. Сказала Кириллу, что меня не будет дня четыре. Тань, ну не в первый раз он остается один. Я ему доверяла! А он… , — заплакала Маша. — Тише, тише, милая… Ну что ты так переживаешь… Ну это возрастное… Побалуется да образумится, — успокаивала я подругу. — А если нет? Мой сын, гей?! Я этого не переживу! — уже чуть ли не в голос рыдала Маша. Я опустилась перед ней на колени и обняв ее, прижала к себе. — Ну тише, тише, милая. Тише… — гладила я Машу по волосам, пытаясь успокоить. Подруга стала немного успокаиваться. Я подала ей бокал с вином. — На, выпей. Успокойся. — продолжая поглаживать Машу по голове и плечам, приговаривала я. — Ну и что здесь такого? Ну? Ты себя вспомни. Давно ли ты перестала стесняться того, что ты бисексуалка? Так что думаю, здесь нет ничего страшного. И кто тебе сказал, что он гей? Вон, мой, Виктор, тоже би, и мы все счастливы. Так что думаю, ты зря паникуешь. И в конце концов, что такого ты увидела, что сделала вывод, что Кирилл гей?— Вернулась я домой. Увидела, что у нас гости. Валерка, друг детства, с которым Кирилл в школу ходил, а затем закончил институт, был у нас. Ну я не стала заходить к ним. Пошла к себе. Убрала дорожную сумку, переоделась в халат. Решила мальчиков чаем напоить, я на обратном пути рулет купила. Обычно дверь в их комнату закрыта, а тут оказалась приоткрыта. Заглянув я увидела как Валера сидит в кресле, а Кирилл стоит перед ним на коленях и сосет его член. Меня прошиб холодный пот. Голова Кирилла двигалась вверх в низ. Он облизывал его ствол, затем яички. Даже попытался заглотить член Валеры полностью, но у него не получилось и он закашлялся. Я испугалась, что меня заметят и отодвинулась. Тихо вернулась в свою комнату. Вышла на балкон и закурила. Меня всю трясло. Сигарета выпала из рук на циновку и чуть не прожгла ее. Пыталась поднять, но не смогла. пальцы не слушались, пришлось затоптать тапком. Села на пол и разрыдалась. Я не знала что мне делать. Ведь я его одна растила, поднимала. Неужели все напрасно. Надеялась, что скоро он познакомит меня со своей девушкой и мы будем жить все вместе. Тань, я ведь внуков хочу!— Маш, да не сгущай. Ну сделал Кирилл минет другу, это еще не диагноз, — успокоила я подругу. — Так это не все! Я когда пришла в себя. Решила поговорить с ними. А когда подходила к комнате сына услышала скрип кровати и стоны. Заглянула. Кирилл голый стоял коленями на кровати, а Валера имел его в задницу. Они находились спиной ко мне и меня не заметили. Если честно, меня это очень возбудило. Да и Кирилл так стонал, что я поняла, что ему это очень нравится. Поэтому я ушла к себе. Лежала на кровати и прокручивала в голове то что увидела. Не могла поверить, что мой Кирюша так стонал, от того, что его имел другой мужчина. Но все же со временем поняла, что ему это нравится. В голове проносилась сцена как он с удовольствием облизывал головку Валеры, как обсасывал его яички. Как двигал губами по его длинному не очень толстому стволу. А потом еще и представляла как член Валерия проникал в попку моего мальчика. Как яички Валеры бились о мошонку сына. Все эти сцены так меня распалили, что я уже ничего не соображала, а просто ласкала себя, сдвинув в сторону стринги. Я старалась прислушиваться к стонам, которые доносились из комнаты Кирилла, но звукоизоляция не позволяла и поэтому я фантазировала. За те секунды, что я стояла в дверях, я заметила, что член сына, в момент, когда Валера брал его сзади, не возбужден. Так почему же Кириллу это нравится? Он же не возбужден!— Дурочка, ты, Машка. Вот бы взяла и почитала в Интернете … про мужской анальный секс. Тогда бы знала, что во время анального секса мужчины испытывают другое удовольствие, так как возбуждение идет не от полового члена, а от трения о простату, когда член партнера задевает ее в прямой кишке, — объяснила я, так как сама давно все узнала про мужской анальный секс. Мне необходимо было это знать, так как мы с Виктором уже давно практикуем страпон и ему это очень нравится. Я сначала сама была сильно удивлена, видя что член милого поник через какое-то время, после моих фрикций страпоном в его анусе. — А я не знала, — уже более спокойно ответила Маша. — Так что мне делать? — Ничего. Пусть все идет как идет. А что было потом? Мальчики узнали что ты дома? — Да. Где-то через час, когда Валерий засобирался домой. Я вышла из комнаты. Они были очень растеряны. Кирилл заикаясь спросил почему я дома. А Валера поздоровался, но сказав, что ему уже пора бежать быстро выскочил из квартиры. Кирилл был полуголый, лишь в шортах. Я не смогла посмотреть ему в глаза. Он тоже прятал взгляд. Я предложила ему попить чай. Хотела завязать разговор, но все никак не получалось. Потом решила не торопиться и поговорить с тобой. Таня, что мне делать?— Да ничего не делать! Если ему нравится секс с мужчиной пусть наслаждается. Я не вижу ничего плохого в этом. — спокойно ответила я. — А как же женщины? — удивленно спросила Маша. — Ну так поговори с ним о женщинах и успокойся уже. — Ну ладно. Поговорю с ним сегодня вечером. — сказала Маша. — А ты не останешься у нас? — с горечью спросилась я. — Тань, я не знаю. — растеряно ответила подруга. — Ну может расслабимся вместе и ты успокоишься? Кириллу позвонишь, скажешь что будешь завтра. Ну не в первый же раз. — А он в это время будет с Валерой? Даже не знаю…— Все, подруга успокойся. Вот выпей еще, — подлила я вино в бокал. — Витя!, — крикнула я. — Да милая, — ответил Виктор, выходя на лоджию. — Приготовь нам ванную. Машенька сегодня будет с нами. Ты ведь не против? — Ну конечно же нет. Я счастлив. — улыбнулся супруг. — Ну иди, милый. Мы скоро. — сказала я и закурила. Маша тоже прикурила сигарету и откинулась в кресле. — Ты думаешь, все будет хорошо? — спросила она. — Я уверена в этом. Не нагнетай. Вот поговоришь с Кириллом и все решите. Только поговорите откровенно. Сразу поставьте все точки над «i», чтобы потом не было недомолвок. И не вздумай ему морали читать. Он уже взрослый. Сам работает, зарабатывает отлично. Ну нравятся ему мальчики, ну что здесь такого. А вот почему у него нет женщины, тебе стоит узнать, может сможешь ему помочь.— Я?, — искренне удивилась Маша. — Как я смогу ему помочь? Затащить его в койку? С ума сошла?! — Захочешь, чтобы твой сын был счастлив, сделаешь ВСЕ для него. Или я не права? — приподняв бровь, я взглянула на Машу. — Да, конечно. Он у меня один. У меня больше никого нет. — более спокойным голосом ответила Маша. — Ну вот и не парься. Пошли в душ. Витя уже все приготовил. Я вышла с лоджии и взяв зв руку подругу повела ее в душ. Виктор уже выключил воду и в поклоне пригласил нас. — Все готово, мои богини! — Спасибо, милый. Мы скоро. А ты уже готов? — поинтересовалась я. — Я сразу после вас. — ответила Виктор.Скинув одежду, я обнаженная залезла в ванную. Маша тоже избавилась от одежды и залезла в воду. Виктор убрал одежду и прикрыл дверь. Я притянула к себе Машу и обняв ее за шею, приникла к ее тонким и нежным губам. Наши языки сплелись. Я опустила руки на ее грудь и стала нежно сжимать ее полушария. Маша раздвинула своими бедрами мои и просунув ладонь мне в промежность, принялась ласкать мои половые губки снизу вверх, задерживаясь кончиком пальца на мое клиторе. Возбуждение резко возрастало и я шире развела бедра, подаваясь вперед, ближе к подруге. Маша оторвалась от меня и я откинулась на борт ванной, а она принялась целовать мои сосочки, продолжая ласкать пальчиками мою щелку. Моя уже скользкая щелка пропустила внутрь два длинных пальчика Маши, а большим пальчиком она ласкала мой клитор. Я лишь наслаждалась ее лаской, прижимая ее голову к своей груди. Но через некоторое Маша, поднялась выше и стала целовать мою шею, а затем снова мои губы. — Пойдем уже в кровать, любимая, — прошептала я на ушко Маше. — Я так хочу тебя! Я не могу же! — Пойдем. Но сначала ополоснемся, — улыбаясь ответила Маша. — Я вижу ты снова побрилась. А я вот давно не подбривалась, — ответила Маша, поглаживая свою промежность с густой растительностью, но с аккуратной линией бикини.— И не надо. Я хочу тебя такой. Твои волосики, так приятно щекотят носик и губы. Последнее время меня это возбуждает все больше, милая. — ответила я и мы стали ополаскиваться. Выйдя из душа, мы не одеваясь, как были голыми пошли на лоджию. Было уже темно, одинадцатый час вечера и нас все равно никто бы не увидел. — Милый, мы освободили душ. Твоя очередь. — сказала я Виктору. — Спасибо, любимая. Я быстро. — Не торопись, нам есть чем заняться. — предупредила я мужа. — Хорошо.Мы расположились в креслах и снова закурили. Наполнив бокалы мы потягивали вино, которое разливалось теплотой по нашим телам и мне вдруг захотелось Машу немедленно, прямо здесь, на полу лоджии. Я отставила бокал, затушила сигарету и опустилась перед подругой на колени. Маша откинулась на спинку и подняв бедра положила их на подлокотники. Я стала целовать ее пальчики ног, затем икры, бедра и вскоре мои губы, щекотали ее кудрявые волосики. Раздвинув языком ее половые губки, я принялась обсасывать каждую из них по очереди, иногда спускаясь ниже и захватывая язычком анус подруги. Каждый раз подбираясь к клитору, я принималась совершать круговые движения языком, заставляя Машу дрожать от удовольствия. — Стой, стой. Не здесь. Я уже не могу себя сдерживать… Пойдем в спальню… — прервала меня Маша. Я молча поднялась, взяла ее за руку и повела в нашу с Виктором спальню. Слегка толкнув Машу в спину, я запрыгнула сверху на нее и оседлав ее спину принялась целовать шею, спину, спускаясь к ягодицам. Раздвинув руками ее половинки я прошлась несколько раз по уже мокрой ягодичной ложбинке, задержавшись на анусе, а затем двинулась к ее половым губам. В дверях появился Виктор. — Без меня начали, шалуньи.— Ну прости, милый, не удержались. Сейчас отработаем, — простонала Маша и вывернувшись из под меня, быстро оказалась рядом с моим мужем. Схватив его за руку она подвела его кровати и уложила на спину, а сама принялась облизывать и сосать его член и яички. Я же в это время перекинула ногу через любимого и предоставила ему возможность полизать мою промежность. Виктор не стал ждать приглашения и обхватив ладонями мои ягодицы впился в моим половые губы. Я сидела лицом к его бедрам и видела как Маша энергично двигает головой. Мне тоже захотелось поласкать член, не смотря на то, что утром сделала ему минет и получила порцию спермы в свой рот. — Машка, двигайся ниже и подними его ноги, — сказала я. Подруга все поняла и приподняв ноги Виктора к груди, принялась облизывать его мошонку и анус, а я стала сосать его головку и ствол. В такой позе лучше всего получается делать горловой минет и я не смогла себе отказать в этом удовольствии. Обхватив головку мужа губами, я смочила его слюной и стала проталкивать постепенно в горло. Маша перед моими глазами облизывала и оттягивала яички Виктора и это заводила меня еще сильнее. Наигравшись с членом мужа, я уже давно была готова оседлать его, но решила первенство отдать гостье. — Милая иди ко мне. Ложись на меня. — сказала я и слезла с мужа. Потянула Машу на себя в позу 69. Маша быстро устроилась надо мной и припала к моим гладко выбритым губкам. Я в свою очередь стала облизывать ее клитор. — Витенька, Маша сегодня первая. — уведомила я мужа и продолжила ласкать ее промежность. Виктор, без лишних слов, устроился по зади Маши, над моей головой и приставил головку своего члена ко входу в ее влагалище…. Я сама направила его член в подругу. Так как Маша, член нашей семьи, на протяжении уже более десяти лет, то никакие презервативы мы не используем. Забеременеть мы обе уже не боимся, не молодые, а болячек у нас нет.Виктор медленно стал входить в Машу. Она замерла на какое-то время, принимая в себя член любовника, а затем снова принялась ласкать меня. Как только Виктор полностью вошел в Машу, я дотянулась до его мошонки и облизала ее. Виктор наклонился над Машей и стал целовать ее шею, плечи. Я же лежала под моими любимыми и наслаждалась ласками. Постепенно Маша стала подмахивать Виктору, насаживаясь своим лоном на его член и стоны становились громче. Обилие смазки сочащейся из влагалища подруги мне на лицо, красноречиво давало понять, что Маша всоре кончит и может быть не один раз. Вообще Маша любила и умела кончать на члене мужчины или моем страпоне несколько раз подряд, не прекращая движений, но каждый раз ярко и бурно. Этот раз не стал исключением и Маша выкрикнув, сжала бедрами мою голову, продолжая насаживаться на член Виктора. Я же только и смогла, что высунуть язык, позволяя любимой тереться клитором о его кончик. Влага уже не сочилась, а буквально лилась ручьем мне на лицо, заливая рот, нос, глаза. Виктор продолжал двигать членом прямо перед моими глазами, и вместе с ним летели брызги мне на лицо. Через какое-то время Маша сбавила темп и расслабив тело, позволила Виктору продолжить иметь ее, а сама занялась мой щелкой. Я и так была возбуждена до предела, а ласки подруги не дали мне опомниться как я уже кончала, обхватив ее голову своими бедрами. Я не могу так кончать как кончает Маша и мне нужно какое-то время, чтобы прийти в себя. Поэтому я попросила Виктора выпустить меня из под Маши. Я облокотилась на спинку кровати и наблюдала как Маша легла под Виктора и раздвинув перед ним бедра, принимает его член во влагалище. Она, притянула его к себе и целовала в губы, страстно прижимая к себе, оставляя на его спине царапины от ногтей. Я была счастлива, что два моих родных человека дарили друг другу наслаждение. Стоны Маши и эротичная попка мужа, снова заставили меня опустить ладонь к себе в промежность и ласкать клитор. Я знала, что если Виктор сейчас кончит, то ему понадобиться не меньше получаса для восстановления, но мне не было жалко для Маши ничего и я шепнула Виктору. — Сделай ей приятное. Кончи в нее. Накачай ее своим семенем. Я хочу этого, милый. Пожалуйста. — шептала я Виктору. — Да! Кончи в меня, милый! Давно в меня никто не кончал! Хочу твою сперму! Хочу чувствовать как она вытекает из тебя! Давай же, — подбадривала Маша, моего мужа, зная, что за этим последует. Я всегда вылизываю ее милую и вкусную щелку со спермой мужа. Виктор усилил напор и частоту движений. Я просунула руку между его ягодиц и смазав слюной его анус, ввела средний палец, лаская его изнутри. Буквально через минуту он прижался бедрами к промежности Маши и стал кончать. Я ввела палец в Виктора как можно глубже, доставая и лаская его простату. Виктор прорычал, что-то и слив последние капли вышел из Маши. Я тут же опустилась и принялась облизывать член моего любимого, высасывая из него последние капли, обожаемой мною спермы. Обчистив этот любимый инструмент, я поцеловала Виктора в губы.— Милый, сегодня ты первый. И не забудь поделиться со мной. — сказала я, перемещаясь к Маше. Я склонилась над подругой и стала ласкать ее грудь, шею, целуя в губы. Виктор расположился между раздвинутых бедер нашей любовницы и стал слизывать свое же семя, вытакающее из ароматного влагалища Маши. Маша напрягла мышцы и поток спермы усилился, стекая между ее половых губок в район ануса. Виктор ловко и своевременно все слизывал не проронив ни капли. Собрав всю сперму, Виктор тронул меня за ногу и я повернулась к нему. Он склонился надо мной и поцеловал, передавая в поцелуе часть спермы. Это было так возбуждающе, что я не прекращала ласкать свою щелку, помогая себе. Однако Маша убрала мои пальцы и сменила их своими губами и языком, заставив меня расставить бедра и прогнуться. Приподнявшись выше она, практически легла мне на спину и стала быстро иметь меня пальцами во влагалище. Виктор стоял перед нами мастурбируя. Я дотянулась до его яичек, а Маша сосала его головку и поникший член. — Девочки мне нужно некоторое время. — извиниясь сказал муж. — Конечно, милый. Я еще хочу тебя сегодня! Да, думаю и Машенька не откажется. Правда, милая? — повернулась я к Маше и поцеловала ее в губы. — Обязательно, любимая. Я хочу нашего Витеньку еще! — ответила Маша, не прекращая иметь меня пальцами.Виктор удалился из комнаты. Я склонилась над постелью, принимая ласки Маши. Оргазм не заставил себя ждать. Уже через несколько минут я извивалась под пальцами подруги в судорогах очередного оргазма. — Я думаю, нам стоит пригласить Кирилла в нашу компанию. — вдруг предложила я, заглядывая в глаза подруге. — Ты что, с ума сошла? Он же мой сын! — запростестовала Маша. — Я не предлагаю тебе спать с ним, — ответила я. — Предлагаю познакомить его с членом Виктора, да и с моими дырочками. — Я не знаю. Это как-то не правильно, — не соглашалась Маша. — Ну почему? Мы с ним не родственники. Да рожать я от него не собираюсь. А если ему нравится секс с мужчиной, то Виктор очень опытный любовник, сама знаешь, — парировала я. — Да даже если он и с тобой переспит, я не считаю это инцестом. Детей же у вас не будет! Так что дело только в твоей морали. — Не знаю, Танюша, не знаю. Боюсь… Не хочу, чтобы он считал меня чокнутой извращенкой. — Ну так может начнем с меня? Я не боюсь, — ответила я и поцеловала Машу в губы, поглаживая ладонью ее все еще влажные половые губки.— И как ты это устроишь? — Это моя забота. Но ты мне поможешь. Хорошо? — Хорошо. Но учавствовать в этом не буду! — заявила Маша. — И не нужно. Короче. Скажешь Кириллу, что нам на даже нужна его физическая помощь, так как Виктор один не справляется. — Хорошо. А когда? — Скажешь в среду, что поедем в пятницу вечером, там и заночуем. А в воскресенье я тебе его верну. Хорошо? — предложила я. — Не знаю, но попробую. А что ты хочешь с ним сделать? — поинтересовалась Маша. — Ну что ты как маленькая. Хочу насладиться его молодым членом и дать возможность испробовать меня. Я то еще в форме? — улыбнулась я. — Конечно! У тебя прекрасное тело! Я и сама не прочь с тобой развлечься, — ответила Маша. — Ну так ты согласна?— Хорошо. Я подготовлю его, — сказала Маша. — А вот этого не надо. Только спугнешь. Кирилл про нас с тобой знает? — уточнила я. — Да, но в общих чертах. — То есть? — удивилась я, зная какая подруга трусиха и никогда бы сама ничего не рассказала. — Он знает, что я занимаюсь с вами сексом, но подробнестей не было. — А как он узнал? — удивилась я. — Помнишь на Новый Год мы были у вас? Так вот он не спал. Он все видел. И на Старый Новый Год, сказал, что не против, если мы также проведем и его. Я сделала вид, что не поняла. А он показал мне фото на своем новом смартфоне, что я подарила ему на этот Новый Год. Вот он его и отпразновал. Но потом по моей просьбе удалил. Пришлось ему рассказать. — Ну и отлично, будет легче. Остальное мы сделаем сами, милая, не переживай. — успокоила я Машу. — Чего-то я устала. Ты не обидишься, если я посплю немного? — спросила Маша. — Нет, конечно! Отдыхай. Мы с Виктором в другой комнате устроимся. — успокоила я подругу, погладив ее по голове и поцеловав нежным поцелуем в губы. Маша повернулась на бок, а я вышла в поисках мужа. Виктора я обнаружила на кухне, за чтением книги и с чашкой кофе. — Милый, может займешься своей любимой женщиной? Маша уже уснула, так что мы двоем. Чего хочешь? — сексуальным голосом спросила я мужа. — Хочу тебя, моя любимая. Ты же знаешь, всегда тебя хочу, — ответил Виктор, обнимая меня за талию. — Как именно ты меня хочешь? — уточнила я, проводя ладонью по его набухающему стволу. — Хочу … тебя здесь на столе и кончить в тебя! Обожаю накачивать тебя спермой. — шептал Виктор, поглаживая мои бедра. — Я и сама обожаю твою сперму в себе. Но еще больше я обожаю, чувствовать как твой язычок вылизывает из меня сперму. Это так возбуждает, что могу кончить! Ты ведь и сам это любишь, не так ли?— Ты именно так хочешь кончить? — уточнил Виктор. — Да! Возьми меня, мой самец! Возьми меня грубо. Хочу быть твоей самкой! Хочу принадлежать сейчас тебе! Хочу быть нанизанной и оттраханной твоим членом! — шептала я на ухо Виктора, усевшись попкой на край стола и обняв бедрами талию мужа. — Ну же, милый! Не томи! Или ты хочешь для начала потрахать меня в ротик? — с ухмылкой спросила я. — Конечно! Заглоти моего малыша, — попросил Виктор, нажимая мне на плечи. — Не обижай малыша! У тебя вполне приличные размеры. Самое главное, что ты удовлетворяешь своим членом все мои дырочки. Извини, но попка сейчас не готова, — сказала я и обхватила губами ствол мужа. Виктор принялся двигать бедрами, сношая меня в рот. Головка упиралась в нёбо, приятно раздражая. Расслабив горло, я попыталась проглотить его как можно глубже, но больше уделяла внимание именно головке. Смочив его большим количеством слюны, я приподнялась и легла спиной на стол. Раздвинув бедра и подняв их груди, я провела ладонью по промежности, раскрывая свои половые губки в стороны. — Давай, любимый, возьми меня. Трахни свою жену. — шептала я. Виктор приставил головку ко входу во влагалище и надавил. Головка скользнула внутрь, и Виктор, не останавливаясь вошел до упора. Его яички прижались к моим ягодицам. Я обняла ногами его бедра и прижала к себе, стараясь протолкнуть как можно глубже. — Оооо, милый… Еще… — простонала я.Виктор принялся широкими и размашистыми движениями сношать меня. Стол стучал о стену, но нас это не волновало. Его член двигался внутри меня, а яички бились каждый раз о мои ягодицы. Возбуждение наростало. Милый, обхватил ладонями мои груди и стал их мять, покручивая пальцами соски. Я держала пальцами свои половые губки и разводила их в стороны. Закрыв глаза, я принимала его орган, который дарил мне наслаждение и готов был залить меня спермой. Испытав быстрый и не чень яркий оргазм, я не стала зацикливаться на нем, так как за ним последуют другие. Виктор продолжал быстрые и жесткие движения не особо заботясь о моем удовольствии, так как я и хотела. Не смотря на возраст, Виктор обладал отличным сексуальным здоровьем и мог иметь меня достаточно долго. Вскоре меня накрыли один за другим еще несколько оргазмов. И тут Виктор резко перевернул меня на живот и расставив мои ноги, снова ворвался в мое лоно, придавив бедра к столу. С каждым движением удар его мошонки о мой клитор приближал мой финал. Одно йрукой он держал меня за волосы, а большим пальцем другой проникал в мой анус. Сильнейший оргазм накрыл меня, да так что я не смогла даже закричать. Виктор не останавливался пока я не обмякла и лишь после того как он припал губами к моим половым губками и стал вылизывать меня. Я поняла, что кончила от того его выстрелов спермы внутри моего влагалища. Аккуратно обходя очень чувствительные сейчас места, Виктор слизал с меня свою же сперму и нежно подняв, отнес в соседнюю комнату на диван. Сил не было. Я уснула. Утро постучалось в окно и пришлось открывать глаза. Виктора рядом не было. Был слышен шум воды из душевой и работа кофе-машины. Потянувшись, встала. Заглянула на кухню. Виктор варил кофе. — Привет, любимый, — обняла я мужа и поцеловала. — Здравствуй, любимая, — ответил Виктор и обняв, привлек к себе за талию и поцеловал. — Где Машенька? — поинтересовалась я. — Душ принимает, — улыбнувшись ответил муж. — А что, ты уже заставил ее попотеть? — А ты как думала? Ну не отказывать же женщине, в самом деле, — с улыбкой ответил муж.— Минет? Секс? — коротко поинтересовалась я. — Хотя, стой. Сама догадаюсь. — Я опустилась перед мужем на колени и погрузила в рот, его вялый член. — Мммм, обожаю ее вкус! Тебе ведь нравится трахать ее в киску? — спросила я, освободившись от члена. — Конечно. — Я рада. Кончил в нее? — поинтересовалась я, приподнимая на ладони его мошонку. — Да. Она попросила. — коротко ответил он. — Вылизал? — облизнула я головку его члена. — Конечно. — радостно заявил Витя. — Умничка. Ладно я в душ. Приготовь омлет, милый. — попросила я и вильнув бедрами двинулась в душ. — Уже… — коротко ответил Виктор, открыв крышку сковороды, продемонстрировал красивый, пышный омлет. — Мммм. Все уже бегу.Я быстрым шагом двинулась в душевую. Открыв дверь, увидела как Маша смывает пену со своего красивого зрелого тела. Мыльная вода текла по груди, животу, бедрам, ягодицам, ногам. Я на некоторое время даже засмотрелась. И вдруг увидела, что промежность подруги теперь имеет аккуратную не высокую прическу, так сказать, под каре. — Миленько, — сказала я поглаживая подругу по промежности. — Да, для тебя старалась, милая. — ответила Маша, продолжая смывать пену и лишь слегка расставила ноги, предоставляя мне возможность оценить ее прическу. — Да я тебя всякую люблю, — сказала я и залезла под душ, обняв Машу со спины, положила ладони на ее груди. — Проказница! Пока ты спала Витенька уже поимел меня и даже кончил туда. — посмотрела она вниз. — Я знаю. Он мне мне рассказал. Понравилось? — поглаживая бедра и живот подруги, поинтересовалась я. — Очень! Ты же знаешь, он у тебя мачо! — засмеялась Маша. — Ладно, милая, мне уже пора бежать. Дел дома много. Постирать, погладить, убраться. Сама знаешь. — засобиралсь она. — Знаю. Только Кириллу не слово о наших планах. — предупредила я. — Обещаю, — ответила Маша и выпорхнула из ванной. К огда вышла из душа. Маши уже не было. Виктор сказал, что она быстро оделась и убежала, отказавшись даже от кофе. Позавтракав, я перебралась с чашкой кофе на лоджию. Мы сидели с Виктором. Он пил кофе, я курила. — Маша застукала Кирилла с парнем, — произнесла я, глядя на Виктора. — Ну и что. Он взрослый парень это его выбор. — ответил Виктор. — Да я не против. Наоборот. Хочу привлечь его в нашу компанию. Ты как на это смотришь? — взглянула я на мужа. — Я, за. У него не плохая фигура. Он воспитанный. Думаю, может получиться. А как ты это устроишь? — спросил муж. — В пятницу едем на дачу. Он должен помочь тебе покрыть крышу на переходе в баню. Вот там все и произойдет. Думаю он не откажется попробовать меня. Да и тебя тоже. — Отлично. Главное, чтобы погода была хорошей. — сказал Виктор. — Ну вот и отлично. … Пятница… — Милый, я освободилась пораньше и жду тебя на парковке, — сообщила я Виктору по мобильному телефону. — Хорошо, Танюша. Я буду через пять минут. Все необходимое я уже захватил, так что поедем сразу за город. — ответил Виктор.Через несколько минут Виктор на нашем Форде подъехал на парковку возле бизнес-центра, где располагалась наша фармацефтическая фирма. — Здравствуй, любимый, — попривествовала я мужа, поцелуем в губы. — И тебе привет, — ответил на поцелуй милый. — Ну, поехали за Кириллом, он уже ждет. Маша звонила. — сказала я, пристегиваясь ремнем безопаности. — Машенька, пусть Кирилл выходит, мы уже подъежам. — сообщила я, набрав номер Маши. — Отлично, милая. Он уже готов. Сейчас уже выходит. Приятных выходных. Жду вас в воскресенье, — ответила Маша.Забрав Кирилла с рюкзаком, мы двинулись за город. — Кирилл, ты захватил плавки? Ты же помнишь у нас там есть озеро. Можно будет искупаться, а потом в баньке попариться, — спросила я, обернувшись к Кириллу. — Нет, теть Тань. Мать ничего не говорила. Сказала Вам надо помочь, что-то достроить. А дядя Вите одному не удобно. Мне все равно заняться не чем на выходных. — ответил Кирилл. — А как же девушки? — спросила я. — Да, какие девушки, теть Тань! Мелкие соплячки. Им только тряпки, да деньги подавай, — раздосадовано … ответил Кирилл. — Кир, называй меня просто Таней и на ты. И Виктора, тоже на ты. Договорились? — предложила я. — Ну не знаю, вы же старше меня, да и… На брудешафт мы еще не пили, — улыбнувшись ответил Кирилл. — Давай сделам так. С этого момента общаемся на ты и без отчеств. А вечером закрепим наш договор как полагается. Я и закуску приготовлю, пока вы с Витей будете работать. Хорошо? — предложила я.— Согласен, Танюша. — ответил парень. — Ну вот и отлично, милый, — согласилась я. Какое-то время мы ехали молча. — Тань, ну если мы уже перешли на ты, может поделитесь какие у вас отношения с моей матерью? — вдруг спросил мальчик. — А что тебя интересует? — обрадованно спросила я. — Да мама как-то заикнулась, что вы любовники, но я не распрашивал ее. Как-то не удобно, — ответил Кирилл. — Ну раз мы уже перешли на такие интимные темы, думаю, откровенность за откровенность. Согласен? Я отвечу на твои вопросы, а ты на мои, — предложила я. — Тем более я знаю, что ты видел на Новый Год и уже не маленький, чтобы понимать, что произошло между твоей мамой и нами. — Почему бы нет. Согласен. Так что у вас за отношения? — переспросил Кирилл с волнением в голосе. — Это долгая история, но у нас все выходные впереди, так что расскажу. — ответила я вечером, — А то мы уже подъезжаем. Хорошо? Напомнишь мне. — улыбнулась я и погладила Кирилла по бедру.Мы подъехали к нашему участку, огороженному высоким забором. Виктор пошел открывать ворота. Кирилл тоже вылез из машины. Загнав машину во двор, мальчики стали переносить сумки в дом. Затем я попросила Кирилла натаскать воды в баню из нашего колодца, пока Виктор готовил инструмент и материалы для сооружения небольшой постройки, а фактически, крытый переход из бани в дом. Мальчики вместе быстро соорудили «скелет» постройки и уже даже начали покрывать крышу, когда я позвала их, приготовив несколько салатов из свежих овощей, фруктов, и море продуктов и даже успела протопить баню. Также потушила мясо. Выставила две бутылки с алкоголем. Коньяк для мальчиков и вино для себя. Расставив столовые приборы на веранде, я позвала мужчин ужинать. — Витя, Кира, быстро обмывайтесь в бане и идите ужинать. Заканчивайте на сегодня. — крикнула я и вернулась в дом за полотенцами для рук и лица. Появились мальчики. — Так, марш в баню, грязнули! — шутрливо прикрикнула я на них. — Мыло и полотенца уже там. Вить поможешь Кириллу помыть спину, одному-то не удобно будет, — улыбнувшись попросила я. — Хорошо, милая, — ответил Виктор скинул с себя всю одежду, оставшись голым. Кирилл немного замялся. — Чего ты мнешься? — спросил муж, глядя на парня. — Что в бане не разу не парился? Так сейчас Танюша нас пропарит. Да, милая? — Конечно, мои родные. Идите сейчас приду. — ответила я, нарезая хлеб. — Кирилл, не стесняйся. Мы уже давно взрослые люди. Поэтому прятать свое красивое молодое тело не нужно, — подстегнула я. Кирилл снял с себя всю одежду и сложил на лавку на веранде. Я обратила внимание на его еще вялый безволосый член и аппетитную белую попку. Моя промежность сразу ответила увлажнением, на это зрелище. Но я не стала зацикливаться и отвернулась. Мальчики отправились в баню. Закончив с приготовлениями, я быстренько скинула с себя всю одежду и двинулась следом. Зайдя в предбанник, я увидела как Кирилл стоял, наклонившись к лавке, а Виктор мыл мочалкой его спину. Кирилл, стоял ко мне спиной и я не удержалась, провела ладонью по его мыльным ягодицам. Кирилл вздрогнул. — Ну что ты, тише, милый, — успокоила я, обняв его за бедра. — Ты же хотел услышать какие у нас отношения с твоей матерью? Так вот слушай… Я взяла мочалку у мужа и принялась натирать молодое мужское тело.— Было это лет тридцать назад. Мы тогда еще зеленые были. Совсем девки. Приехали вместе с деревень, поступать в институт. Но Маша была страше меня на два года, а училась вместе со мной так как не поступила с первого раза, а потом у нее не было времени. Короче, посилили нас в одну комнату. Все бы ничего, но тело требовало разрядки, а общага женская. Парней почти не пускали. Нет, ну бывали иногда, но очень редко и не постоянно. Вот как-то раз в душевой я попросила Машу потереть мне спинку, а она захватила еще и мою попку. Сначала было как-то стыдно, а потом приятно. Ее нежные руки так приятно ласкали меня, что я расслабилась. А когда она проникла своими пальчиками в мою щелку, тогда я вовсе голову потеряла. Так и случилось у нас впервые с твоей мамой. — продолжала я, двигая мыльной рукой по его телу. — Так как мы жили двоем в комнате нам никто не мешал и мы ласкали друг друга ночами на пролет, а потом сонные плелись на лекции. Но мы не были лесбиянками, так как нам обеим нравились и парни тоже. Периодически мы приглашали к себе старшекурсника и имели его, пока он мог кончит несколько раз, а потом и сами себя иногда ласкали. Потом наши дорожки разошлись, она вышла замуж, родила тебя. Я тоже вышла замуж за Виктора. Мы тогда с Витей сразу договорились, что я буду встречаться с Машей. Он был не против. А позже, когда Маша развелась с твоим отцом, я привела ее в нашу, с Витенькой, постель. Вот с того момента мы любовники. — закончила я, обливая его водой. Виктор уже тоже закончил мыться. — Ладно, давайте за стол. По пятьдесять грамм, а потом в баньку. Пар уже хорош, — сообщила я, стоя перед ними полностью обнаженной с выбритой промежностью и совершенно не стесняясь мальчиков. Кирилл старался не смотреть на меня, но я все же поймала его несколько пристальных взглядов на моей гладкой промежности, особенно когда я ее бестыже намыливала прямо перед мальчиками. Кирилл было собрался завернуться в полотенце, но видя, что Виктор вышел из предбанника голым, последовал его примеру, лишь прихватив полотенце с собой. Я тоже вышла из бани голой и мы все вместе сели за стол на веранде. Было еще не совсем темно, поэтому не стали зажигать свет, чтобы не привлекать лишних паразитов. Разложив еду по тарелкам, мы принялись ужинать. Мальчики нахваливали мою снедь. — Ну что, милые, на брудершафт, — предложила я, — Витя, разлей.Муж разлил коньяк по рюмкам, а мне вина в стакан. Тихий звон и скрестив руки, мы выпили до дна. Затем Кирилл наклонился и я обняв его рукой за шею, припала к губам. Мой язык проник в его рот и не спеша, знакомился с его языком. Оторвавшись с шумом от меня, Кирилл выдохнул. — А ты страстная, Таня, — сказал мальчик. — А ты как думал? Я такая, озорная, страстная и развратная, — засмеялась я. — Посмотрим, что ты скажешь о Викторе. — То есть? — не понял Кирилл. — Сейчас поймешь. Вить разлевай. — предложила я. Но Виктор уже разлил жидкость по рюмкам. Звон, скрестили руки, выпили. Я наблюдала как Виктор аккуратно обняв парня за талию притянул к себе и поцеловал в губы. Мальчики целовались секунд десять. Кирилл уже расслабился и тоже обнял Виктора за талию. Даже в сумерках я рассмотрела как их половые члены отреагировали на поцелуй. Я обрадовалась, что все началось так легко и не принужденно.— Ну а теперь в парилку. Витенька я с Кириллом первая. Потом ты, а то там места малова-то, — слукавила я. Места в бане хватило бы на шестерых. Я приобняла Кирилла, за талию и мы бедро к бедру двинулись в баню. Моя рука легла на его ягодицы. Кира, тоже приобнял меня, поглаживая мою попку. Я улыбнулась, стремительности развивающихся отношений. Я первая зашла в парилку и села на нижнюю полку. Кирилл зашел следом и закрыл двери. Сумрак, слабый свет из небольшого окна освещал наши тела. Мальчик пытался прикрыть свой восставший член с красивой грибовидной гловкой. Я облизнула пересохшие губы, от предвкушения. Кирилл сел рядом со мной. — Малышь, не будем ходить вокруг до около. Я хочу тебя. Хочу твой член, — прошептала я, сексуальным голосом. — Так в чем же дело, Танечка? — неожиданно спокойно ответил Кирилл. Я ничего … не ответив склонилась к его бедрам и обвахтив рукой мошонку мальчика, облизала его яички, не решаясь сразу поглатить его ствол. Постепенно облизывая каждое яичко, ствол, я поднялась до головки и обхватив ее губами, стала облизывать во рту языком, играясь с отверстием. Перекатывая в ладони яички Кирилла, я стала двигать головой. Почувствовав его руки на своей голове, я увеличила темп, периодически выпуская ствол изо рта и сосала и облизывала яички. Наигравшись с его членом, я поднялась и обняв за шею стала целовать. Кирилл перевернул меня на спину и расположился между моими ногами. Он встал на колени между моими бедрами, лаская мои соски губами, он стал мять пальцами мои половые губы, проникая в меня. Возбуждение уже выросло больше чем температура в парилке. Дышать становилось труднее. Наигравшись с сосками, Кирилл, целуя мой животик, спустился ниже и поднял мои бедра к груди. — Ложись на спину, — только и сказал он, в тот момент как его губы коснулись моего клитора. Этого хватило, чтобы я испытала первый оргазм. Смышленный мальчик с проворным язычком, умело слизывал мою обильную влагу, не забывая и про мой анус, каждый раз заставляя меня содрагаться. Я придерживала одной рукой ноги, а другой щипала свои соски, повышая возбуждение. — Милый, войди в меня, — прошептала я. — Что, Танюша? — не расслышал Кирилл. — Трахни же меня, скорее! Я уже не могу. Вставь мне… — простонала я. Кирилл, не спешил отрываться от меня и продолжал лизать мою промежность, иногда проникая в меня пальцами. Но я не могла дождаться и потянула его на себя. Кирилл положил мои бедра себе на плечи и приставил головку к моим открытым половым губам. Медленным, но уверенным движением он проник во влагалище, заставив меня замереть, чувствуя, его член каждой своей клеточкой. — Ох… — лишь выдохнула я, когда его яички коснулись моей задницы. Кирилл, остановился, давай привыкнуть к его размерам. Член моего Виктора значительно короче, чем у Кирилла, поэтому я испытала новые ощущения, когда его головка уткнулась в мои внутренности. — О… , милый! Какой он у тебя динный! Так хорошо! Ммм… — шептала я на ухо Кириллу. — Кира, ты не против, если я буду тебя так называть? — Нет, не против. Мама меня так давно стала называть. Мне нравится. — ответили Кирилл, медленно двигаясь во мне. — Кирочка, не стесняйся. Я хочу еще. Можешь трахать меня как ты любишь. Так как ты трахаешь своих девочек и… мальчиков, — прошептала я. Тут Кирилл остановился. — Что? — испуганно переспросил он, пытаясь выйти из меня, но я крепко держала его за ягодицы руками и ногами. — Ну что ты испугался, дурачок, — мило улыбнулась я. — Здесь нет ничего страшного. Витенька тоже БИ и нам это нравится. Расслабься и доставь мне удовольствие. Если хочешь, я поласкаю твою попку. Хочешь? — предложила я.— Нет, пока, — уже более спокойно ответил Кирилл. — Может быть позже, — и продолжил иметь меня. — Да, милый! Так! Еби меня… Тебе же нравятся взрослые женщины? Нравятся такие как я? Нравится трахать взрослую тетку? — шептала я ему на ухо, царапая его спину. — И мне очень нравится как ты трахаешь меня. Хочу вас двоем с Витенькой сразу. Поставите меня раком и оттрахаете как следует. — Что и в попку пустишь? — спросил Кирилл. — Сегодня думаю, нет. Я не подготовилась к анальному сексу. Но вот завтра, с удовольствием приму твоего малыша в свою попку. Хорошо? — предложила я. — Хорошо, Танюша. А как же Виктор? Он не ревнует? — поинтересовался юноша. — Нет. Он у меня классный. Давай его позовем? Не против? — предложила я. — Не против, — коротко он. — Только ты не останавливайся и ничему не удивляйся. Хорошо? Витя!!! — предупредила я Кирилла и крикнула едва не задохнувшись от пара.Открылась дверь и зашел Виктор. Ему представилась поза как мальчик трахает его жену, а она стонет под ним. — Витенька, дай мне своего малыша, — попросила я мужа. Виктор присел над моей головой и я ухватила губами его еще не совсем твердый член, с кольцом на основании. — Зачем кольцо? — спросил Кирилл. — Возраст, милый. Эрекция у Витеньки уже не такая как в молодости, поэтому приходится использовать кольцо для твердости, — объяснила я, вытащив изо рта член мужа. Под моими ласками ствол мужа затвердел, я приподняла ствол и стала сосать его яички. А сама стала приживать лицо Кирилла, двигающегося во мне, к члену мужа. Кирилл какое-то время сопротивлялся, а затем стал облизывать головку Виктора. Я чувствовала это и меня это возбуждало еще сильнее. Финалом стал мой оргазм. Я забилась в судорогах, и Кирилл замедлил темп, но я подстегнула его пятками по ягодицам, давая понять, что останавливаться рано. Прекратив на время ласкать мошонку мужа, я отдышалась. Кирилл продолжал иметь меня, облизывая головку Виктора и иногда заглатывая его член на половину. Я хотела видеть это собственными глазами, но в бане было темно. — Мальчики, может прервемся, попаримся и пойдем в дом? Там на широкой кровати удобнее. — предложила я.Кирилл отстранился от Виктора и медленно вышел из меня, собираясь встать. — Не так быстро, Кирочка. Полижи мою мокрую щелку, а то она вся течет, — попросила я. Кирил прогнулся и энергично стал облизывать моим влажныие половые губы, стараясь не касаться клитора. Его язык захватил даже ложбинку между моих ягодиц, за что я ему была благодарна. Виктор тем временем, целовал мои соски, а я легко двигала ладонью по его стволу. Через пару минут, я легко отстранила голову Кирилла, давая понять, что достаточно. — Так, мои милые, ложитесь на лавки, сейчас я пройдусь по вам веничком. — скомадовала я встав и взяла со стены веник, смочила в деревянной кадушке. Виктор лег на нижнюю полку, а Кирилл на вторую. Я основательно прошлась по их спинам, ягодицам, ногам. — Переворачиваемся, — сказала я. Мальчики перевернулись и Кирилл прикрыл свой член руками. — Да не бойся, Кирюша, я аккуратно. Не задену я твоего малыша. — улыбнулась я. Отхлестав мальчиков, я попросила Виктора попарить меня, а Кирилла, отправила обмываться.Через пять минут, мы с мужем вышли из парилки. Кирилла уже не было. — Как тебе любовничек? — спросил Виктор. — Очень хороший! У него длинный и красивый член. Очень вкусный. А тебе понравилось как он сосал у тебя? — поинтересовалась я. — Да, мальчик умеет делать минет, — подтвердил Виктор. — А ты подготовил попку? — спросила я. — Да, конечно. Пока он тебя здесь имел, я подготовился. — Какой ты молодец. А я вот не удосужилась, к сожалению. Ну ничего, завтра вас порадую, своей тугой попочкой, — шлепнув себя по ягодице, я вышла из бани, виляя бедрами перед мужем. Кирилл сидел за столом, в полотенце на бедрах и держал в руках стакан сока. Я села рядом с ним и обняв поцеловала в щеку. — Все нормально? — спросила я. — Все просто отлично, Танюша, — ответил Кирилл и глянул на обнаженного Виктора, который стоя у стола эротично откусывал банан. — Ну выпьем за близкое знакомство? — предложила я. — Поддерживаю, — сказал Виктор и разлил в бокалы коньяк и вино. Мы выпили. Немного закусили. Моя рука все это время лежала на бедре Кирилла. Постепенно я сдивнула ее на его вялый член и он молниеносно налился кровью, стал горячим и твердым.— Ох, какой ты быстрый! — удивленно глянула я на пах юноши. — Милый, посмотри какой у Кирочки красивый член, — предложила я Виктору. Муж обошел стол и встал на колени рядом со мной и Кириллом. Он взял в ладонь яички парня и стал их перекатывать. Я же наклонилась и стала сосать его головку. Виктор тоже склонился. Я уступила мужу горячий ствол, наблюдая как он высунув язык облизывает головку, и заглатывает ствол Кирилла. Юноша откинулся на спинку стула и положив ладони на голову Виктору контролировал его движения. Я сама уже стала увлажняться и попросила Виктора встать раком и прогнуться в спине. Муж не вынимая член изо рта, стал раком и немного отставив попку, расставил бедра. Я просунула руку и обхватив член … любимого за основание стала его доить сверху вниз, вместе с яичками. Член постепенно стал принимать более твердое состояние. Я склонилась над ягодицами Виктора и высунув язык, лизнула его гладковыбритый анус. Приятный запах геля для душа и ощущение ануса языком возбудили меня еще сильнее. Я чувствовала как Виктор двигает головой по стволу Кирилла и была счастлива, что все так сложилось удачно.Поигравшись немного с дырочкой мужа и расслабив ее, я медленно ввела указательный палец. Немного помассировав его изнутри, я добавила средний палец, продолжая все также оттягивать его член вместе с яичками вниз. Я так увлеклась ласками попки своего любимого, что даже не заметила как Кирилл кончил в ему в рот, накормив большой порцией спермы. — Милая, может все же пойдем на верх? — предложил муж. — Кирилл уже получил порцию удовольвствия, но судя по его малышу он готов к продолжению. — Конечно же, пойдем. Идите. Я сейчас приоденусь для вас и поднимусь, — улыбнувшись сказала я и быстренько пробежала в маленькую комнату на первом этаже. Вытащив из сумки, эротичный красный беби-дол с открытой грудью, чулки и пояс для чулок, я покрутила в руках очень тонкие стринги и решила их не одевать. Нарядившись, я подкрасила ярко красной помадой губы, встала на шпильки и немного расчесавшись пошла на верх. Открыв дверь я увидела, что Виктор лежит на кровати, я Кирилл нежно ласкает ртом его головку. Эта милая сцена завела меня и я подойдя к кровати, склонилась над бедрами Кирилла. Раздвинув их, я провела языком по шву от ануса до мошонки, легонько сжимая в ладони его яички.— Кирочка, я хочу тебя снова. Возьми меня, — попросила я, укладываясь на спину перед парнем, поднимая и раздвигая перед ним свои бедра, обтянутые в нейлон. — Красивое белье, Танюша, — оценил Кирилл. — Все для вас мальчики. Все для того, чтобы ваши члены всегда стояли и выплескивали много вкусной спермы! — ответила я и притянула к себе Кирилла. — Витенька, я думаю Кирочка не будет против, если ты займешься его попкой? — предложила я. — Я… Я не знаю, — остановился Кирилл, в нерешительнсоти. — Ну что ты? Чего ты стесняешься? Хочешь Витя будет у тебя первым сегодня? — предложила я. — Да нет, я не против. Как чувствовал, и перед выездом проделал водные процедуры, — ответил Кирилл целуя меня в губы. Его губы были мягкие и нежные. Он нависал надо мной на вытянутых руках, пытаясь попасть в мое влагалище. Виктор просунул руку между его бедер сзади и обхватив ствол ладонью ввел в меня его член. Я снова почувствовала эту приятную негу, разливающуюся по моему телу. Пока Кирил неспешно и нежно имел меня, Виктор склонился над его ягодицами и ласкал анус мальчика, обильно смазывая слюной. Затем Виктор поднялся и встав рядом с Кириллом повернул его голову к своему члену. Юноша без лишних слов принял половину ствола себе в рот и стал сосать. Я ладонью перебирала мошонку любимого, средним пальцем нежно нажимая на анус. Двигаясь во мне Кириллу было не очень удобно сосать член Виктора, он постоянно выскальзывал, но ему сеже удалось привести член мужа в боевое состояние. Виктор вытащил из сумки упаковку презервативов и надровав один раскатал по своему стволу. Там же в сумке он взял болончик со смазкой. Устроившись на коленях позади Кирилла, Виктор смазал его анус затем свой ствол и отложив смазку обхватил мальчика за бедра. — Кирюша, остановись. Пусть Витя войдет в тебя, а потом продолжим. — предложила я. Кирилл остановился и немного выйдя из меня прогнулся в спине в сторону Виктора. Я просунула руку между бедер Кирилла и найдя ствол мужа, приставила его к скользскому анусу, удерживая, чтобы он не соскальзывал. Головка проникла в попку мальчика. Лицо Кирилла исказилось в гримасе боли. — Тише, милленький, — приговаривала я, обнимая Кирилла за шею и целуя. — Расслабься. Впусти его. Тебе будешь хорошо, поверь. — шептала я. — Я знаю, — лишь ответил Кирилл.Я чувствовала как ствол Виктора постепенно стал проникать в попку мальчика. Это ощущение было непередаваемым, представив себе как это происходит на самом деле, я не удержалась и опустив вторую ладонь на клитор, принялась усиленно тереть. Оргазм пришел быстро и я в судорогах, прижала ногами бедра Кирилла к себе. Он снова погрузился в меня. Виктор следом за движением бедер Кирилла прижался к его ягодицам и глубже вошел. Кирилл вскрикнул и застонал. Муж быстро перенес вес тела на руки и слегка вышел из Кирилла. — Нет, стой. Не двигайся. — попросил Кирилл. Одновременно находясь во мне и чувствуя член в своей попке Кирилл открыл глаза и посмотрел в мои. — Ты этого хотела? Хотела чтобы он тебя трахнул через меня? — спросил Кирилл и не дожидаясь ответа накрыл мои губы своими. Язык уверенно хозяйничал во рту. Я сильнее обняла Кирилла и приподняла свои бедра к нему. — Да, милый! Именно так! Я хотела, чтобы вы одновременно трахали меня. Еще я хотела, чтобы ты получил удовольствие. Ты же сам любишь, когда тебя имеют в попку? Правда? — целуя его шептала я. — До недавноего времени, я думал, что стал геем, — ответил Кирилл. — Но войдя в тебя, я понял, что ошибался. Мне нравится тебя трахать. У тебя классная… пизда, — решился произнести Кирилл.— Да, именно так, милый, пизда. Меня это заводит, так что говори так почаще. Ты же знаешь, что женщина любит ушами — поглаживая его по спине, крутила бедрами под Кириллом, чувствуя как его член двигается по стенкам моего влагалища. — Витенька, я думаю, Кира, хочет более активных действий. Не так ли, милый? — спросила я Кирилла. — Да, Вить, можешь продолжать, по-тихоньку, — подтвердил Кирилл и сам стал выходить из меня, насаживаясь на член Виктора и входить в меня снова. На какое-то время член Кирилла потерял твердость, но я стала сжимать мышцы влагалища, стимулируя его ствол и вскоре он снова стал твердым хоть и не на долго. Другая бы не поняла, что происходит с ее партнером, но я то знаю. — Кирочка, давай я пососу у тебя. Хочешь меня в ротик? — предложила я. — Да, — коротко ответил Кирилл, принимая в себя член Виктора. Я вылезла из под Кирилла и перевернувшись устроилась между его бедрами на спине. Обхватив его уже вялый член, мерно болтающийся в такт движениям моего мужа, я направила его себе в рот, откатив крайнюю плоть. Нежную, бархатистую кожу головки, приятно было облизывать язычком. Пальчиками я оттягивала его яички, другой рукой ласкала яички мужа. Виктор постепенно стал ускоряться, намереваясь кончить. — Милый, я хочу твою сперму. — предупредила я мужа. Виктор услышал меня и сделав несколько резких движений вышел из Кирилла. Быстро сдернув презерватив, он направил головку на мое лицо. Я освободилась от члена нашего мальчика и открыв рот, ввела в попку мужа средний палец. Нащупав простату, я стала ее массировать, в то время как Виктор мастурбировал себя. — Кирочка, не хочешь присоединиться? — спросила я, не отрывая взгляда от члена любимого и ожидая порции спермы.Вместо ответа Кирилл быстро перевернулся и лег на меня. Открыв рот, он с готовностью ожидал порции белка. Виктор запрокинул голову и энергично двигал рукой. Кирилл дотянулся губами до его головки и взял ее в рот. Судя по всему, именно в этот момент Виктор стал кончать. Кирилл открыл рот и с его губ сразу же полилась не такая как раньше густая сперма моего любимого. Остатки семени уже не вылетали, а лишь капали из отверстия головки мне на лицо. Я медленно вынула из попки мужа палец и раздвинув бедра, притянула к себе Кирилла. Юноша, высосав остатки из головки Виктора, склонился надо мной и стал слизывать с моего лица капли спермы, передавая ее мне в поцелуе. Мы целовались, облизывали лицо друг друга, наслаждаясь нектаром, что подарил нам мой милый. Виктор отсел от нас, медленно поглаживая уже сникший член. — Только ты у нас остался не удволетворенным, — сказала я Кириллу. — Может возьмешь Витеньку? — предложила я. — Если можно, не сейчас. Сейчас я хочу оттрахать тебя в… — не договорил Кирилл и приподнявшись раздвинул головкой … мои половые губы, резко вошел мне во влагалище. — Аххх, — простонала я и приподняв бедра ему на встречу. — А может позу поменяем? — предложила, устала лежать с поднятыми ногами. — Как? — Раком, — ответила я отталкивая Кирилла и быстро встала перед ним в коленно-локтевую позу, раздвинув руками ягодицы. Кирилл без приглашения, вставил между моих мокрых половых губ. Ствол и вошел до конца, обхватив меня руками за бедра. — Даааа, — простонала, когда почувствовала, что он достиг предела. Просунув руку между бедер я принялась ласкать свой клитор. Кирилл набирал обороты. Его горячий и твердый как металл член, быстро проникал в меня и выходил, заставляя мое тело подниматься на вершину оргазма. В таком темпе я успела кончить еще два раза, но он не собирался останавливаться и ждать пока я приду в себя. От такого долгого и жесткого марафона у меня стали дрожать ноги и я уже даже не могла подмахивать. Я лишь смиренно принимала его член в свое влагалище, ожидая когда же он кончит. — Ммм… Ххх, — стонал Кирилл, — Я сейчас кончу! — Давай милый! Кончай в меня! Хочу в меня… — только и смогла простонать я, попытавшись из последних сил сжать натруженные мышцы влагалища, чтобы сделать еще приятнее Кириллу.Потоки спермы сильными толчками выплескивались внутрь моего влагалища, забрызгивая стенки изтури и орошая шейку матки. Оргазм просто отключил меня от сознания. Когда я очнулась испуганный Кирилл сидел рядом, а Виктор водил перед моим лицом ваткой с ношатырем. Общее состояние мое было просто прекрасное, лишь только двигаться не хотелось. По телу все еще блуждали волны оргазма. Я погладила свои груди под бэби-доллом и мокрую от влаги промежность, оценив количество влаги и спермы, сочившейся из меня. Я улыбнулась и Виктор нагнувшись поцеловал меня в губы. — Как ты, любимая? Снова был сильный оргазм? — спросил Виктор. Я лишь согласно кивнула. — Я готова так кончать хоть каждый раз, — тихо ответила я. — Сердце посадишь, — парировал Виктор — А что делать? Контролировать-то я не могу. Что мне, отказаться от удовольствия? — Ну не нужно вовсе отказываться. Думаю, нужно делать больше перерыв между оргазмами, — предложил муж. Кирилл, сидел и слушал нас, не понимая о чем идет речь. — Не пугайся, милый, — погладила я ладонью, увядший член Кирилла. — Со мной такое бывает. Ты тут не причем. Нет, ну не то чтобы совсем не причем. Это ведь ты менять так затрахал, что я кончала раз пять подряд, пока не отключилась, — улыбнувшись ответила я. — Жаль что вы так не можете, мальчики. Я бы вас имела очень долго. Настолько долго, насколько бы хватило в вас спермы. — засмеялась я.— И часто это у вас так? — поинтересовался Кирилл. — Да нет, но бывает. Главное, чтобы партнер не растерялся и успел вовремя привести меня в чувство, иначе могу уйти в кому, чего не хотелось бы. — ответила я, облакотившись на спинку кровати. — Ладно мальчики, я спать, а вы можете тут еще пошалить. Вить помоги мне спуститься на первый этаж. Я в гостинной посплю. — попросила я, протягивая ему руку. Укрывшись легкой простыней, я уснула. Вспоминая, недавние события, я постепенно стала снова возбуждаться. Просунув руку между бедер я стала ласкать свою клитор и вводить пальчик во влагалище и не заметила как уснула. … Суббота… Проснулась я рано утром, еще шести не было. Забежала в баньку. В предбаннике обмылась и подмылась прохладной водой, смыв с себя следы вчерашней оргии и пошла готовить затрак для мальчиков. Приготовив яичницу с беконом, овощной салат, сварила кофе в турке, я поднялась в комнату к мальчикам. Виктор уже встал и встретился мне в дверях. А Кирилл еще спал. Я попривествовала любимого поцелуем в губы и нежно пожала его член с яичками, сделав несколько маструбирующих движений.— Иди умывайся и к столу. Затрак готов, — сказала я мужу. — А я пока разбужу Кирочку. Я зашла в комнату и легла рядом с Кириллом. Медленно стянула с него одеяло и просунув руку между его плотно сжатых бедер, вытащила на свет небольшой комок плоти. Облизнувшись, я склонилась и поглотила еще дремавший член Кирилла. Посасывая его член, я поглаживала его бедра. Кирилл, видимо, проснулся от моих ласк и потянувшись, раздвинул свои бедра передо мной положил ладони мне на голову. Я глядя ему в глаза, заглатывала его ствол, склонялась к его яичкам, и даже полизала его анус. — Не болит попка, после вчерашнего? — поинтересовалась я, мастурбируя его. — Немного, не привычно, но терпимо. Но твой язычок ускорит выздоровление, — улыбаясь ответил Кирилл и снова пригнул мою голову к его анусу. — Ах, ты шалун! — засмеялась я. — Ладно, милый. Вылечу твою дырочку, чтобы она снова могла доставлять удовольствие мальчикам и девочкам. — Ммм? Девочкам? — удивился Кирилл. — Я думал, женщины брезгуют ласкать мужскую попу. — Дурачок! А чем, я по твоему сейчас занимаюсь? Думаешь, если бы мне это не нравилось, я делала это? — парировала я. — Ничего подобного. Просто, однажды, я попробовала ответить лаской на ласку и мне понравилось и понравилось моему партнеру. Поэтому я не считаю чем-то грязным ласкать анус как мужчины так и женщины, — ответила я и снова вернулась к головке, обхватив ее губами, а в анус ввела средний палец. — Я представляю сейчас, как я тебя трахаю и меня это возбуждает. А ты что чувствуешь? — спросила я.— А я чувствую, как ты сосешь мой член и трахаешь меня пальцем в задницу и ты женщина. Меня это тоже очень возбуждает. Так что, я сейчас уже могу кончить! — простонал Кирилл. Я быстро накрыла ртом его головку и приняла утреннюю порцию спермы. Облизав ствол и высосав остатки, я улыбнулась и приподнявшись поцеловала его. — А теперь мыться и затракать! И поможешь Вите доделать, если есть желание, — сказала я с улыбкой, облизываясь. — Сегодня думаю закончите. — Постараемся, — ответил Кирилл и пошел вселд за мной вниз. Пока я убирала дом, мыла окна, стирала кухонные полотенца, готовила обед. Мальчики практически закончили навес. Я собрала на стол на веранде и позвала их к столу. — Мальчики, идите обедать. — крикнула я.Кирилл пришел первым, Виктор следом. Я полила им из бочки прохладной водой, они ополоснулись. — Ну как, закончили? — поинтересовалась я, видя как Кирилл уплетает курицу и салаты. — Осталось работы на часок. Подправить кое-что и собственно все, — ответил Витя. — Так может я баньку пока расстоплю, помоемся до и поедем под вечер домой. Я тоже все закончила. Или можем здесь заночевать, — предложила я. — Кирилл, ты как? — Да я бы еще здесь побыл. Хорошо здесь, — ответил юноша. — Ну, значит решено, остаемся. Отдохнем, переночуем, а завтра в обед и поедем, — подвел итог Виктор. Мы не спеша покушали, отдохнули. Я попросила Кирилла принести несколько ведер воды в баньку, а сама раздевшись до трусиков, принялась ее протапливать. Виктор доделывал какие-то мелочи, но в целом получилась приличная постройка. Теперь в баньку можно было ходить прямо из дома, не выходя на улицу. Зимой это очень удобно, учитывая, что мы любим проводить здесь выходные круглогодично. Дождавшись пока температура поднимется, я ополоснулась и выгялнув на улицу позвала мальчиков. Первым вошел Кирилл и уже без стеснения скинул с себя всю шорты, под которыми не было трусов. Я помогла ему ополоснуться и пошла за в парилку позвав его с собой. Пар был очень хорош и я сев на вторую полку раздвинула бедра. Кирилл сел рядом и наклонившись поцеловал меня в губы. Его левая рука легла на мою промежность слегка сжав ее. Я прижала его ладнонь к промежности и стала двигать вверх вниз.Тут открылась дверь и в парилку вошел Витенька. Он пристроился перед Кириллом, на нижней полке и стал мастурбировать юношу. Ствол быстро набирал стойкость. Виктор, наклонившись несколько раз облизнул его. Затем приподнял ствол и стал облизывать его яички. Кирилл раздвинул свои бедра, давая возможность Виктору ласкать его, а сам склонился над моей промежностью и принялся лизать клитор…. Я откинулась на полку и раздвинула руками свои половые губки, давая мальчику возможность полизать меня. Виктор в это время уже активно сосал член Кирилла, лаская ладонью его мошонку. Но Кириллу было не удобно в такой позе и он стал на колени. Я потянула его на себя и обхватила его своими бедрами. Его член сразу вошел в меня на всю длину, заставив меня охнуть. Виктор не теряя времени, пристроился у моего рта и предложил мне свой член. Откинув голову назад, я открыла рот и стала лизать головку. Муж стал двигаться позволяя мне ввести весь его ствол себе в горло. Кирилл ласкал мои соски, придерживал мои бедра и двигался во мне. С каждым движением Кирилла на меня все больше накатывало и я была готова кончить в любой момент.— Ой, мамочки… Ой, миленький… Еще… Давай еще, — стонала я отпустив на какое-то время член мужа. Кирилл ускорился. А я опутсила ладонь себе на лобок и принялась тереть клитор. — Аааа, — застонала я, чувствуя как меня накрывает оргазм. Кирилл почуствовал сокращения мышц моего влагалища и приостановился, давая мне насладиться. Виктор чуть продвинулся надо мной и Кирилл нагнувшись обхватил губами его ствол. Муж стал двигаться, придерживая Кирилла за шею. Я же снизу наблюдала как юноша сосет член моего мужа и еще не отойдя от одного оргазма стала ощущать как снова возбуждаюсь. Я обхватила мужа за ягодицы и раздвинула их в стороны. Подтянувшись чуть выше я коснулась языком его ануса, который тут же отреагировал и сжался. Я смочила палец и стала медленно круговыми движениями его массировать, постепенно вводя сначала одну фалангу, затем две, пока не вошел весь палец. Я вытащила палец, смочила его слюной и снова ввела, но уже легче. Нащупав точку G, я принялась ее массировать. Кирилл вновь начал двигаться во мне, но я его остановила. — Так мальчики, думаю нам надо перебраться в предбанник, а то здесь слишком жарко, — предложила я, чувствуя, что не хватает воздуха. Кирилл слез с меня, затем слез Виктор и мы все вышли в предбанник. Витя налил всем коньяк. Мы выпили, закусив свежими овощами и отдохнув немного, я легла на широкую лавку и попросила Виктора стать раком на до мной. В позе 69, я принялась сосать член мужа, а он вылизывал мои дырочки. Я глянула на Кирилла, который сидел напротив и мастурбировал себя. Я махнула ему рукой в сторону моих бедер. — Я обещала тебе свою вторую дырочку. Можешь ее взять, — произнесла я, оставив член мужа. — Витенька помоги Кирочке. Виктор оставил мои отверстия, и переключился на член парня, который стоял перед ним. Он обхватил его губами и принялся сосать. Я дотянулась пальцами до своей, уже порядком мокрой, щелки и собрав влагу стала размазывать по своему анусу, иногда проникая внутрь. Смочив член Кирилла, одев на него презерватив, Виктор направил его к моей попке и приставив к анусу, надавил на его бедра Головка Кирилла стала проникать в меня. Я постаралась расслабиться и принялась облизывать яички мужа.— Давай, Кирочка, вставь этой сучке, — приговаривал любимый, лаская попку Кирилла. Я почувствовала как член парня стал продвигаться во мне, раздвигая стенки кишечника. Слабая боль, пронзившая поясницу в первое мгновение, быстро сменилась нарастающим удовольствием, благодаря нашим анальным тренировкам с мужем. Кирилл обнял меня за бедра и уже широко имел меня в зад. Приблизив к лицу ягодицы мужа, я раздвинула их и стала ласкать его анус языком, обильно смачивая. Витенька стал подмахивать мне пытаясь пропустить мой язык как можно глубже. Смочив пальцы слюной я приставила указательный и средний и стала вводить их в попку любимого. Виктор стал насаживаться на них. Я вернулась к его уже окрепшему члену и стала сосать. Кирилл продолжал двигаться в моей попе, с каждым разом увеличивая темп. — Я сейчас кончу… — только и смог простонать Кирилл. Виктор тут же склонился над моей промежностью и юноша вытащив член из моей попки, сдернув резинку, быстро вставил в открытый рот моего мужа. Зная, что в этот момент он больше всего возбужден, я принялась активно ласкать его попку и сосать член. Результат не заставил себя долго ждать и мой милый излился мне в рот несколькими порциями семени. Высосав все до капли, я облизала его и аккуртано убрала пальчики из попки.Мы все сели на лавку, пытаясь привести себя в чувство после бурного секса. — А мама знает, что ты БИ? — вдруг спросила я у Кирилла. — Нет, что ты! Я не хочу ее расстраивать, — спохватился Кирилл. — А почему ты решил, что ее это расстроит? Она же тоже БИ. — удивилась я. — Ну для женщин это как-то не зазорно, что ли, — пытался объяснить юноша. — Зря. Я думаю, Маша тебя поймет как никто другой. Ведь она твой самый близкий человек. Лишь она не придаст, поймет, простит и поможет, — сказала я. — Не знаю, — не уверенно ответил Кирилл. — Хочешь я помогу тебе в этом, — предложила я и подмигнула Виктору. — Как? — удивился Кирилл. — Ну как, это моя забота, а от тебя сейчас необходимо, чтобы ты стал для нее самым близким мужчиной, — начала я из далека. — То есть? — не понял Кирилл.— То и есть. Именно мужчиной! Только не рассказывай, что у тебя не стоит на Машу! Она сама несколько раз видела как ты мастурбировал у дверей ванной, пока она мылась. А потом еще и в спальне за ней подглядывал, пока она себя ласкала. — выдала я секреты Маши. — Как, откуда… — не поверил Кирилл. — Да ладно, успокойся. Она не сердится. Лишь сожалеет, что ты ей не открылся сам, не поговорил, не попросил совета. — Совета в чем? Как дрочить, сосать и трахаться? — зло передернул Кирилл. — Дурачок ты! Зря не сказал, что она нравится тебе как женщина. Что возбуждает тебя, — уточнила я. — Она бы все для тебя сделала. — А ты откуда знаешь? — удивился Кирилл. — Да она сама не раз говорила, что при виде твоего члена, когда мыстурбируешь у нее все сразу мокнет внизу и она кидается в спальню успокаивать себя пальцами. А то что ты БИ, он знает. И не считает это чем-то противным. А наоборот хотела бы поговорить с тобой на эту тему, — слукавила я, считая, что так будет лучше для них обоих. — Откуда она знает? — удивился мальчик. — Она застала вас с Мишей, когда ты у него сосал, а потом он тебя имел, — выдохнула я, с твердой уверенностью, что все далаю прпавильно.— Блииииин… — закрыл руками лицо Кирилл. — Ну что ты, миленький. Все хорошо! Маша все понимает и попросила нас помочь тебе. Если хочешь, можешь ей позвонить и узнать. — предложила я. — Нет уж… как-нибудь потом. — ответил Кирилл. — Да, ладно, Кира, не бери близко к сердцу. Знает и знает. Ничего ведь не случилось страшного. Пусть лучше ты это от нас узнал, чем от кого-то другого. — подбодрил Виктор. — Да я не знаю как себя теперь вести себя с ней… — вдруг заплакал Кирилл. — Ну что ты, дурачок! — кинулась утешать я мальчика. — Ничего страшного здесь нет! Витя прав. Ну нравятся тебе не только девочки и женщины, но еще и мужчины, так это сугубо личное твое дело и дело твоих партнеров. А Машу можно понять, она была не расстроена, а лишь удивлена увиденным. Я бы тоже удивилась, если бы застала моего сына отсасывающим у друга, а потом еще и стонущего под ним. Но я ни в коем случае бы не злилась на него и не ругала бы его. Это выбор каждого. И лишь ему решать с кем встречаться, с кем спать. Так что вытирай слезы. Вопрос с твоей мамой я улажу. — погладила я по голове Кирилла и затем поцеловала его в щечку. Виктор налил нам всем коньяк и мы снова выпили.— А как вы собираетесь решать с мамой этот вопрос? — робко спросил Кирилл. — У меня свои методы, но одно могу утверждать, что после нашего с ней разговора, она будет с тобой ласковой и нежной, если ты сам не оттолкнешь ее. — уверенно сказала я. — Что значит ласковой и нежной? — уточнил Кирилл. — Ну что ты как маленький. Сам должен понимать о чем я. Ты ведь не просто так подглядывал за ней? Ты ведь еще и мастурбировал при этом? И кончал, наверное не раз? Правда? — заглядывая в глаза мальчику спросила я. Он не ответил, лишь кинвул. — Ну вот. А после моего разговора с ней, а затем вашего разговора с ней, я надеюсь, вы станете больше чем мать и сын. — поглаживая по плечу сказала я. — Вы хотите сказать она даст мне? — удивился Кирилл. — Ну не так грубо, но суть верна. А ты разве не хочешь, чтобы Маша была не только любящей матерью и другом, но и твоей любовницей? — Хочу, — быстро ответил Кирилл.— Ну так разреши мне помочь вам. Она, кстати, волнуется еще больше и не знает как с тобой поговорить на все эти пикантные темы. Думаю, тему твоей БИ ориентации вам лучше пока не трогать. Сначала разберитесь со своими чувствами друг к другу, а затем уже перейдете к другим интимным темам. Хорошо? — предложила я. — Думаю, ты права, Танюша. Спасибо тебе! Чтобы я без вас делал, — обняв меня поцеловал Кирилл. — Да не за что, милый. Я счастилива буду, если вы поймете и примите друг друга. — А как же… Инцест? — вдруг спохватился Кирилл. — А кто об этом кроме нас знать будет? Ты же не такой глупый чтобы рассказывать о твоих отношениях с матерью своим друзьям и любовникам. Вот я надеюсь, что ты будешь держать язык за зубами. Маша тоже будет молчать, она сама боится, что кто-то узнает о ее чувствах к тебе. Ну а остальных это не касается. Ладно, не переживай. Лучше сходи на речку искупнись часок, другой, и возвращайся. Место здесь тихое, так что можешь купаться голышом, — шлепнув ладошкой по голой попе, я подтолкнула Кирилла к двери. Кирилл скрылся за дверью. — Ну и что ты думаешь обо всем этом? Я права? — поинтересовалась я у мужа. — Ты, как всегда, права, милая. — ответил Виктор, сидя напротив меня и мастурбируя свой уже восставший член. — О, да я вижу ты снова готов поиметь меня? — обрадовалась я. — Ну так чего медлить. Иди ко мне, я поласкаю твоего малыша, — протянула я руки к мужу. Виктор подошел ко мне и я обхватив его за ягодицы, погрузила его член себе в рот.(Продолжение следует)

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх