Приключение в дачном автобусе с продолжением

— Ты, бля, заебанец сраный, алкашина долбанная. Глянь, какая толпа. Трястись в этой консервной бочке больше часа, охуеешь точно. Пропить права легко, а из-за тебя, рвань, мучайся. Как Пашка в этой дребедени вытерпит. Мой муженек зовут которого, если конечно по культурному, Миша подзалетел с правами, будучи хорошо под мухой, и теперь на два года оставил нас безлошадными. Елы-палы, до дачи теперь добираться надо на автобусах. Заебись, и Пашку пятилетнего хуй с кем оставишь. Приходится тащить с собой. Хотя на природе, конечно, ему привольней, не то, что дома, в однокомнатной халупе. Блядь, толпа выстроилась в очередь как на параде. Еще хуй залезешь в автобус. Ждать следующего полтора часа тоже не очень катит. Хуйня, прорвемся. А на своего хмыря и глядеть-то не хочется. Хорошо, с утра еще не очень жарко. В моем сарафанчике вообще прелесть, ветерок снизу пизденку продувает даже через трусики, вроде как не очень и потеет. И титьтьки без лифчика свободно болтаются, ниче не жмет. Ладно, доедем. Во, и автобус подруливает. — Пашка, ко мне! давай руку. — Ну, залезть то мы, залезем, но ехать придется точно пешкодралом. Ну вот, хоть так, у заднего сидения, около перегородки, хоть прислониться есть куда. Мишка сзади пристроился. — Давай сумку, примощу к стенки. Бабуля с заднего сидения гляди, какая добрая оказалась, Пашку к себе на колени взяла. Ладно, дай бог доедем. Автобус почти битком. Пашенька балдеет на коленях у бабули, в окно уставился. Непривычно ему в автобусе, не «десятка» долбаного алкоголика, ну ничего, пусть привыкает к трудностям жизни с малолетства. Ну, наконец то, тронулись. С богом. Ну вот, на хуя останавливался на этой остановке, погляди, сколько поналезло. Бля, вплотную к перегородке прижали. Миха свою толстую ногу заебись между моих ляжек сзади пристроил. Чо, поставить больше некуда. Ну, водила, на этой то остановке на хуя тормозил. Куда залазить, автобус то и так битком. Ну, давайте, закрывайте двери, да поехали. Ну че там. Наконец то тронулись. Наконец то, наконец, а у мово милого конец че то задеревенел, да и подрос значительно. Вон как между двух половинок задницы пристроился. Дома не шибко то на меня внимания обращал. Дня три уже до пизды моей не не дотрагивался. С непривычки она и зачесалась. Приедем, в баньке бы и оттарабанил меня, пока Пашка по травке ползает. Дай как я тебя по хуйку поглажу. Херня какая то, ты же вроде как в спортивных штанах на дачу ехать собирался, че джинсы то напялил. Ну ладно, давай я шириночку расстегну. О, получилось. Гляди-ка, это че, экстремальная обстановка, че народу кругом полно, так действует на тебя, палка как вроде больше стала, чем всегда, и изогнута сильнее. Бля, щас бы ее себе в пизду запихать, да поелозить по ней, а то после до обычных размеров уменьшится. Ага, ага, давай миленький, залазь ручкой под сарафанчик, там пизденка то у меня вся мокренькая, а внутри, вообще как в русской печке огонь полыхает. Помни, помни мои ляжки, кайф, ей богу. Аж до печенки пробирает. Отодвинь трусики в сторону. Так ты приспусти их немного и все получится. Блин, молодец какой, без слов все понимает. Давай помассируй мою бороздку. Ой, Мишаня, как приятно. Миха, я не поняла, ты че это там впереди делаешь, как ты там оказался. Тебя че, толпа вперед автобуса упихала. А чье же это ясно солнышко в моей ладони колом топорщиться, ну ясно дело не твое, не было у тебя никогда такого длинного, чуть ли не на пол салона. Да и штаны ты, гляжу, все ж таки спортивные напялил. Ой, бля, че же делать, не выпускать же счастье такое из рук. Погляди, как напрягся, красавчик. Да и пальчик чей то между губок моих нежных вовсю хлопочет. Обернуться бы, поглядеть на рожу хозяина этой дубины, да неудобно чего-то. А, будь, что будет. И пропади оно все пропадом. Давай, мужичок, продолжаем дальше. Помассируй мне клиторок. Ой-ей-ей, счас кончу. Пальчик поглубже засунул, шурудит там вовсю. Ну как такому настырному откажешь. Давай милый, работай пальчиком, а я головкой твоей займусь, тоже видать по женской ласке соскучилась. Да хуй с ним, с этим Михой. Сам виноват. Не фиг водяру жрать, алкоголик хренов. Гляди сейчас как благоверную твою, у тебя же на глазах путевые мужики мацают. Эй, мужик, ты чего делаешь, как я в этой давке ноги раздвину. Блядь, здесь еше Михин саквояж мешается. Подожди-ка, я левую ножку на него поставлю, тебе удобнее будет. Ты сарафанчик мой сзади задрал, никто больше не увидит мою голую задницу? Давай-ка я осмотрюсь. Ха-ха, ничего харя, не очень молодая конечно, зато, наверное, в ебливых делах опыта не занимать. Ты щекой к моей щечке прикоснись, ага, так. Блин, ух как колется, хорошо, что с утра не побрился, люблю колючих мужиков. Заебись. Как знала, сарафанчик этот напялила. Всю наготу нашу прикрыл. Давай-ка я твой хуек спереди перехвачу. Глядишь, чего-нибудь и сообразим. Понимаю, понимаю, тебе его пристроить в горяченькое место не терпится. Ой, туда не надо, там мне больно будет, я там целочка, да и горит у меня другое место, его надо тушить. Ну, давай, давай свой огнетушитель. Че Мишаня уставился. Активностью моею заинтригован, ничего, это просто ноги у меня затекли, вот разминаю, ну а то, что они смазкой моей затекли знать тебе вовсе необязательно. Паша, ты как, ниче? Колени у старухи не костлявые. Хуйня, дотерпишь. Мои все равно заняты, вон в перегородку уперлись, точку опоры нашли. Ну, мужик, нахуя ж ноги такие длинные отрастил, не могу я твой отросток в эту проклятую щель засунуть. Бля, ну не терпеж. Ого мужик, соображаешь. А сильный какой! Ты чуть повыше меня за животик подними, не бойся, мне совсем не больно. И в животике у меня никого пока нет. Пока? Дай-ка я еще попку свою посильнее выгну. Ты сзади задницей своей народ то отожми чуть-чуть. Во — чую твоего казака у входа в мою огнедышащую пещеру. Ну, давай, я приседаю. — Оооооооооо:… — ну че, Мишка-глупышка уставился, все у меня заебись, да не зырь ты в мои глаза. Ебут меня не видишь че ли. Ой, хорошо ебут. Хорошо села. Все — пещера занята. Впритык вошла, Мишаня, дубина то, миллиметра свободного не оставила. Обволокла я дубинку неизвестного рыцаря своей мягкой плотью, кайф. Тащусь… Бля, еще бы попрыгать на ней. Вытащи-ка, кобелек мой нежный, ее немного, ага, теперь снова засунь. Познакомься, это ты уперся головкой своей в мою матку. Ой, мамка моя, матка. Плыыыву:: Блядь, быстрее бы. Ниче мужик, потерпи, скоро на грунтовку свернем, там дорога как стиральная доска. Там будет нам, где разгуляться. Не, ну как здорово когда в пизде дубина шевелится. Стенки влагалища трутся не друг об друга, а о здоровенный набухший мужской стержень, горячий как раскаленный стальной прут. А не холодный, как морковка с грядки, помытая холоднющей водой из колодца. Впрессовывай в меня свой член, вдавливай. Ковыряй мою матку залупой своей богатырской. Хооорошо: Че, Пашенька, скучновато тебе одному, братика хочется. Будет тебе братик. Уммм:, а может сестренка. Тоже не плохо, правда ведь, Пашутка?. Папка твой любит детишек. У, как уставился, да хреново мне, хреново в этой духоте, че, пялишься то, муженек? А то, поди, подозрения всякие в голову лезут. Твой не твой, все равно твой будет. Все, доска стиральная начинается. Приготовься, мужик, наше время пошло, минут за двадцать мы с тобой должныыыыы:: управиться, пока народ выходить не начнет. Кстати, ты остановку свою не проебешь? Хуйня, на этом же автобусе потом обратно доедешь, недоебанной меня только не оставляй. Давай милый, долби мою матку с разгону залупкой своей несгибаемой. Ой, хорошо то как!!! Давай еще, еще, блин кооооончаю:: А ты че милый еще не все? Ой, я еще могу кончить… , кончать, кончать и кончаааааать:: Че то, Миша, ты как в тумане, откуда туман такой в автобусе. Или глаза мои пеленой заволокло. Ой, Паша, и тебя чего-то размыло по этой старой ведьме. Ой, глазки, мои глазаньки, не … видят никого. Мужик, побыстрее, хрен на всех большой и толстый. Руку свою положил на поручни, что бы я могла к ней своими титьками прижаться, молодчина, давай пощупай их хоть через сарафанчик. Как они тебе, оцени упругость. Блин, че ж они не снизу, где нибудь возле пизды растут. Ты бы их помацал крепенько и никто бы не увидал. Ой, люблю я, делом грешным, когда мне титьки мацают. Да что б посильнее. — Ммммммммм::… — бля, че это я мычу на весь автобус, как неебанная корова. Тем более, что ебаная. Эх, титьки мои, титьки. Еще в институте был у меня любовничек, Витька Шмаков, на два курса старше. Он мне целочку и заламал. Сейчас-то мой пеньтюх частенько мне выговаривает, что дырявой ему досталась. Угу, попробуй, найди сейчас целку в 22 года, это когда мы с ним познакомились. Да легче иголку в стоге сена отыскать. Так вот этот Витька любил перед тем, как свой стручок в пизду мне засууунуть… меня между титьками поебать. Сожмет своими ручищами их, хуй между засунет и минут пять прет меня этаким образом. Честно сказать с ним от такого извращения я чаще кончала, чем от обыкновенной ебли. Ну, давай мой милый, кончай быстрее, я то еще успела два раза приплыть. Пора завязывать. Давай, с разбегу вдарь. Ух, вдарил, так вдарил, ну точно Везувий извергаться стал, и весь напор прямо в матку бьет, дрожу вся, сперма горячая, точно лава, температура ну никак не меньше. Мишка то точно понял, че творится со мной, все ж таки почти шесть лет вместе, изучил малость. Блин, дни то опасные пошли, точно залечу. Аборт не буду делать, боюсь я эти аборты. Пусть, Миша, растет. Где один, там и два. А где два там и три. Миша, тебе то какая разница кто меня зарядил. Все, выскочила обмякшая жердина из меня. По ляжкам сперма течет, липкая, как топать теперь до дачи. Ну, Пашка, точно родня у тебя новая месяцев через девять появится. Веселее будет. Ты мужичек мой милый ручку то свою с задницы моей убери, убери, хватит мять ее. Народ вон к выходу потянулся, могут усечь. Да, блядь, че случилось то — как шлюху последнюю прилюдно натянули. Это меня то, ту, которая за долгую замужнюю жизнь свою один только раз мужу изменила, и то по пъяне. На пикнике у озера шеф один раз только слазил на меня. И до мужа то я большая скромница была. Всего двое до него и было. Это вместе с Витькой. Ну вот и места стали освобождаться. Бабуля выходит, пойду рядом с Пашкой сяду. Ох, мужик, не гляди на меня так, выебал и выебал. Может, еще раз встретимся. Может, еще раз дам, а может и не раз. У тебя не плохо получается. Пизда моя до сих пор огнем полыхает. Вот и Мишка рядом присел, еще и руки на плечи положил. Или не понял ничего, или решил виду не показывать. Правильно, где он найдет еще такую как я, не шлюха ведь какая. Да и не случилось ничего страшного. Пизда то при мне осталась, хоть и в сперме вся чужого мужика. А это дело поправимое, на остановке сбегаю в туалет, там вроде нормальный стоит, а в сумочке платочек есть… Вот и уничтожу следы своего сладкого падения. И заживем мы с тобой, Мишаня, по прежнему. Вчетвером да не в обиде. И буду я тебе вернааяяя до самой смерти, если еще кто меня не совратит на блядский поступок. Наконец то, конечная, выходим братцы кролики. Ах, Мишка, ух какой муж у меня — при выходе из автобуса саквояж свой вытащил, Пашку на руки взял, да еще и мне руку подал. Ну истинный джентельмен. А ты, мужик, оказывается, на соседней улице обитаешь, дай бог еще встретимся. Ух, как вспомню твою дубину, низ живота тяжестью какой-то наливается. Ладно, мужики, я в туалет побежала, идите, я догоню. Именно так рассказала мне свою версию нашего первого знакомства моя новая подружка Маринка. Более полное знакомство произошло у нас месяца через два после этой увлекательной поездки на наши дачи. Маринкина дача, кстати, находится на соседней улице. На остановке Маринка побежала в надлежащее помещение, которое находилось напротив автобусной остановки. Полностью привести себя в надлежащий вид ей конечно не удалось. Трусики были все в липкой жидкости, состоящей из ее и моих извержений, поэтому она просто завернула их в небольшой салофановый пакетик и сунула в сумочку. На даче же, навешав мужу на уши лапшу про какие то там женские дела, выстирала их, и потом целый день ходила с голой жопой. Что подвергло мужа Мишу на определенный подвиг, и они аж три раза прятались от Паши в бане. Во время более тщательного нашего знакомства Маринка была беременна. Чей потомок оккупировал ее чрево, она, конечно, точно определить не могла, да и было ей это, как мне кажется, совершенно по барабану. Я же хотел рассказать о второй встрече с этой симпатичной женщиной, которая произошла через два месяца. Кстати, профессия, которую она получила в институте — преподаватель русского языка и литературы. А историю первой нашей встречи я рассказал с ее слов, полностью копируя лексикон. В тот первый раз я ехал на автобусе, тоже лишившись на время своей тачки. Правда причина у меня была более банальна — небольшая поломка. Поэтому через неделю я уже был за рулем. Муж же Маринки пока оставался безлошадным. Да, немного о себе. Зовут Клим. В то время, а происходило это лет пять назад, мне было сорок два года, работал я начальником партии инженерных изысканий. Работал в основном на севере Тюменской области. А так как весна-лето-осень слабо подходят для нашей работы по причине бездорожья, летом у меня было довольно много свободного времени, которое больше всего мне нравилось, и до сих пор нравится проводить на даче. Недалеко (2км) озеро с неплохим пляжем. Купание, рыбалка. Женат (был?). — Люба. Двое почти взрослых детей, которые, к сожалению, не балуют нашу дачу своим присутствием. Дочь Вера и сын Игорь, тринадцать и одиннадцать лет на тот момент. Ту неделю я посвятил даче. То есть и работал и отдыхал. Ночевал там же всю неделю. Телевизор, видеомагнитофон, что еще надо. Жену с детьми привозил на субботу и воскресение. В будни жена благотворно работала на благо нашей крепкой семьи. Начало августа. Погода классная. Немного, правда, жарковато. Именно жара и стала причиной нашей второй встречи. В часиков одиннадцать я решил после усиленной работы по выдергиванию с грядок сорняков съездить окунуться на озеро. Решил-съездил. Искупавшись в парной водичке я вылез на песочек, где и увидел ее с сыном. Они лежали на покрывале, расстеленном прямо на песке. Вернее лежала она. Пацан ползал вокруг ее, играя в какую то свою игру. Мужа видно не было. Самая срамная часть, так хорошо мне (вернее будет — моему члену) знакомая, и довольно большая грудь была прикрыта купальником. На темной материи красиво выпирала крутая попка старой знакомой, имя которой я тогда даже не знал. Вот здесь и зародилась в моей дурной голове шальная мысль. Я сел в свою семерку и стал терпеливо дожидаться окончания принятия солнечных ванн моей неожиданной любовницы. Ожидание длилось около получаса. Я вдоволь налюбовался ее красивым, хоть и чуть полноватым телом. Большая в меру грудь, наполовину скрытая купальником, круглый животик, аппетитные ляжки и светло русые волосики, торчащие между ног, идущие от прикрытого купальником влагалища подтолкнули меня к осуществлению своей идеи. Она то же похоже узнала меня, так как иногда я перехватывал ее смущенный, вместе с тем любопытный взгляд. Когда женщина одела свой цветастый халатик, и собрав игрушки и покрывало в пакет, пошла вместе с сыном по дороге, я завел свой «жигуленок» и тронулся вслед. Поравнявшись с ними, я тормознул и открыл дверь с пассажирской стороны — Садитесь, мадам, нам кажется по пути, вы ведь живете на Ягодной, а я на Солнечной. Почти соседи. Чего в такую жару пешком топать. Женщина сначала, дерзко взглянув мне в глаза, опустила смущенно свои к сыну — Что, сына, прокатимся до дачи. — Да, прокатимся — мальчишке ну ни как не катило топать домой на своих двоих. Они оба залезли на переднее сидение. Мама посадила сына на колени, при этом с моей стороны оголилось ее круглое, загорелое колено. Мой член моментально подбросило так, что, трогаясь, я чуть не перепутал его с рычагом переключения скоростей. Ехать это, конечно же не мешало, ибо он был замурован плавками и трико, но вот яйца сразу сладко заломило. Я решил продолжить знакомство: — Клим, а вас как зовут — Меня Марина. — А этого скромного мальчика.. — Мальчика зовут Паша. Пацана, примостившегося, у мамы на коленях начало клонить ко сну. Я сразу же про себя отметил удачное продолжение нашего знакомства. Ехал я медленно, стараясь не разбудить на рытвинах малыша. Мы успели довольно мило пообщаться. Подъехав к участку, который она показала, я предложил: — Мариночка, вы подождите, не выходите, я Пашу заберу у Вас с рук, незачем, я думаю, будить мальчика. Отнесем его в кроватку. Я обогнул «семерку» и забрал Пашу. Моя новая — старая знакомая показала, куда надо отнести мальчика. Дачный домик, конечно, не царские хоромы, но довольно приличных размеров. Две комнаты, одна побольше. В ту, что поменьше, Марина и определила мальчика на старенький диванчик. И пригласила меня на кухню, попить чайку. Мужа и на даче не наблюдалось. Понятно — работа, есть работа. Женщина включила чайник, но попить чайку в этот раз нам не довелось. Ибо я, вернее мой член повел совершенно другую политику. Он, как-то вдруг, взял командование над всеми остальными частями моего тела. В частности руками, которые взяли, не успевшую отойти от кухонного стола, женщину за талию и притянули ко мне. Не ожидавшая такой наглости та не проявила ни малейшего сопротивления. Когда я развернул ее к себе передом, она уперлась своими руками мне в грудь и откинула свою темно русую головку. Я попытался поцеловать ее в губы. — Не надо — только и сказала. Но член продолжать руководить мной, я прижал ее к себе сильнее и поймал губами ее мочку уха. Удача не покидала меня в этот день. Я знал, что у многих женщин это одна из самых эрогенных точек. Маринка оказалась из многих. Я продолжал нежно покусывать ухо. Сопротивление сразу конечно не прекратилось, но с каждым мигом ослабевало. Одна, за другой сверху вниз расстегнулись пуговицы халата. Руки женщины все еще упирались мне в грудь, но сила уже явно покидала их.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх