Пробуждение

Большие округлые груди Наташки, как живые, прыгали перед моими глазами. Взлетали вверх, когда она подскакивала, падали вниз, когда опускалась. Соударялись друг о друга, разлетались в стороны. Маленькие розовые кружочки сосков тянули к себе. Она, стройная зеленоглазая восемнадцатилетняя деревенская красавица, оседлала меня. Длинные светлые волосы растрепались и синхронно движениям гибкого тела колыхались за ее спиной. Глаза девушки маслянисто блестели, щечки покраснели от возбуждения. Полные губки растянулись в довольной улыбке. Я перевел взгляд вниз: между бледных раздвинутых бедер ярко горели алые валики половых губ. В истекающей жарким любовном соком вагине купался мой напряженный член. Прилившая кровь готовилась вот-вот разорвать затвердевший как полено ствол. Озорница крепко сжимала меня ногами и ее усилия передавались на промежность: обжигающая девичья плоть так плотно охватывала меня, что вытягивалась трубочкой следом за выныривающим из ее глубин органом, а затем и пыталась нырнуть за ним следом. Крепкие как яблочки ягодички со звонкими шлепками ударялись о мои вспотевшие бедра. Чувствительный, словно обнаженный нерв, член пронзила приятная боль. Я понял, что «Рубикон» перейден. Я протянул руки и прижал взмокшее потрясающе пахнущее женское тело к себе. Крепко схватил Наташку за талию. Ее невероятные мягкие груди вдавились в меня, а в нетерпении раскрытый рот устремился навстречу. Тяжело дышащая девушка томно закрыла глаза. Наши языки столкнулись, переплелись. Заскользили друг по другу. Губы замкнулись. Я оказался внутри ее рта. Она провела меня по шершавому небу, режущей кромке зубов. Начала посасывать, словно еще один мужской орган. Тесно прижавшись ко мне девушка смогла двигать только тазом. Небольшая округлая попка, все убыстряясь, чертила одну дугу за другой. Мой дрожащий член с силой вдавился в переднюю стенку охватившего его влагалища, достал до самого клитора. Я держался из последних сил. Мои руки все крепче и крепче сжимали нежное тело. Наташка стонала, извивалась как змея. Я чувствовал охватившее ее напряжение. Похоже, она кончала. — Наташ! — я с наслаждением выбросил скопившееся в зудящей головке семя. Она почувствовала: — Виталь… Виталик. — Не останавливайся, — я принялся двигаться ей навстречу. По моему стволу, как по пожарному шлангу, под неимоверным давлением проносилась так долго сдерживаемая сперма. Наташка, увидев мое лицо, довольно заулыбалась: с каждым движением она все выжимала и выжимала меня. Я кончил. Стало жарко. Девушка тоже вся блестела от пота. Перед глазами было светящееся от счастья и возбуждения лицо. Но я чувствовал все ее тело. Каждую клеточку. Горячей, обжигающей ладонью я провел по ее бедру, ягодичке, талии. Слегка сжал податливую грудь. Член не собирался опадать. В зеленых, устремленных на меня, глазах светилось Желание. Я отпустил пышную грудь, послюнил палец. Посмотрел — озорница была не против. Спустил руку на ее попку, аккуратно развел ягодички. Увлажненный пальчик легко преодолел сопротивление расслабленного ануса. Наташка слегка поморщилась. Я нырнул еще глубже… Раздался оглушительный треск. Мы резко обернулись. — Ах ты, сукин сын! — тонкая фанерная дверь, выплюнув в облаке щепок тяжелую металлическую задвижку, отлетела к стене. В девичью комнату ворвался пышущий гневом Серега — наташкин старший брат (вообще-то, он должен был быть на работе), — Я тебе говорил, паскуда, чтобы ты к ней не подходил?! Наташка завизжала, забилась в угол кровати, попыталась прикрыть свои нагие прелести моей длинной рубахой. — Остынь, чудило! — я уже поднимался. Как есть: голый с торчащим вперед членом. Как победитель, — Закрой, твою мать, дверь! Он онемел. Схватив его за плечо, я вытолкал придурка в коридор. — Ты… Ты… — его словно заклинило. — Ну я, и чо?! — мы с ним одногодки, но он ниже меня и слабее. Если бы не его офигенная сестричка с ним, трусом и нюней, никто бы из пацанов не общался, — Иди, давай, отсюда. Беги, расскажи мамке. Серега покраснел, словно рыба хватал воздух, в расширившихся глазах дрожали слезы. Я плюнул и направился к напуганной девчонке. Все, разговор окончен. — Я убью тебя, сука! Шестое чувство, вопреки гордости заставило меня повернуться: в трясущихся руках придурок сжимал угрожающе блестящий топор: — Зарублю, нах… Он замахнулся, бросился вперед. По его обезумевшему взгляду я все понял мгновенно. Как был, метнулся к двери на улицу. Слава богу, открыта. Он, завывая, затопал следом. В зеленом палисаднике я перескочил через невысокие кусты. Затем легко преодолел забор. Помчался по пыльной улице в сторону леса. Он, гад, не отставал. Конечно, это не соответствовало моему мужественному имиджу. Но связываться с психом? Нет уж. Он сейчас как медведь: не заметит даже если проткнуть вилами. Ничего, побегает немного — успокоится. Я поспешно нырнул под деревья. Оббежал одно, другое. Серега ломился следом. У меня уже чертовски болели исколотые нагие подошвы, когда же он выдохнется? Пора кончать этот цирк! Но едва я начал поворачиваться, как почувствовал сильный толчок в бок. Моя нога зацепилась за торчащий из земли корень и я самым позорным образом ткнулся мордой в мягкую укрытую мхом кочку. Казалось и удар то был не сильный, но в глазах потемнело и я внезапно почувствовал, что никак не могу вдохнуть… *** Когда я открыл глаза, вокруг уже царила мертвая темнота ночи. Да, долго же я провалялся. Я поднялся: руки, ноги на месте, подвернутая стопа не болит. В голове ясно. Я с опаской потрогал свой бок. Там сзади, где почувствовал толчок. Вроде нормально. Ни боли, ничего. Я посмотрел на руку. В темноте она выглядела бледной клешней ожившего трупа. Но крови не было. Я, честно говоря, было испугался, что Серега все-таки достал меня топором. Но, видимо, ударился сам. Стукнулся, блин, и тупо свалился на землю. Серега, этот мелкий гад, не стал связываться с лежачим и ушел. Ничего, еще встретимся… Раздвигая мешающие ветки, я медленно вышел на пустую дорогу. В деревне не горело ни огонька — все спят. Оно и к лучшему: я же голый. Надо будет вернуться к Наташке, забрать одежду. Или может у нее обогреться… Ее дом крайний. Тут дойти — пара шагов. Возле дома дико завыла собака, еще разбудит кого. Я не слышно перелез через давешний заборчик, зацепился за подоконник у наташкиного окна, заглянул в слепую темноту комнаты. На кровати в углу никого не было. Наверное, этот ябеда все-таки разболтал родителям и те как-то наказали девчонку. Ну, погоди у меня, придурок местный. Я аккуратно обошел большой дом. Позади, в одном из окон мелькнул свет. Опущена штора, догадался я. Если не ошибаюсь, комната наташкиной кузины, что приезжает на лето из города. Надо глянуть — может моя красотка там. Я приподнялся над подоконником, заглянул в узкую щель… От увиденного, признаться, я потерял дар речи. Нет, Наташки там не было. Но прямо на голом полу в позе звезды лежала ее кузина — Лерка. Глаза девчонки были закрыты. Вокруг нее стояли шесть толстых черных свечей. И она была без одежды. Абсолютно. Ее раздвинутые ноги были обращены к окну, и я смог в деталях разглядеть выставленную промежность. Из-под тонких растянутых наружных половых губ выворачивались лепестки нижних. Вверху выглядывала пуговка клитора. На лобке не было ни волосинки. Внизу ягодички смыкались слишком поздно, чтобы укрыть темный кружочек ануса. Любопытство пересилило осторожность, я подтянулся и просунул голову в окно: вокруг каждой из свечек мелом была нарисована какая-то фигура. На кровати, среди скинутой одежды, валялась раскрытая книга. «Заклинание…», сумел я прочесть первое слово в наверху страницы. Да, Наташка помниться рассказывала, что ее ненормальная … сестрица увлекается магией. Какие-то заговоры, привороты… Я, честно, думал все это хрень. А тут… Я перевел взгляд на распятую сатанистку. По маленькой торчащей вперед груди расплылись бледные окружности сосков. Лерка была на год старше кузины, но очень уж некрасивая. Маленькая, тощая, очкастая. Так что на нее, по сути, никто не обращал внимания. Хотя она постоянно приглядывалась к пацанам. Я, вроде как, по словам Наташки, очень запал ей в душу… Я собрался было оставить глупышку наедине с ее дурацкими обрядами, как вдруг понял, что уже не могу вылезти назад. Словно застрял. Только вперед. Дернувшись раз, другой, я понял, что выхода у меня нет. Я тяжело грохнулся на пол. Думал, разбужу весь дом. Но девушка передо мной даже не пошевелилась. Грудь ее мерно вздымалась, глаза оставались закрыты. Я на секунду засмотрелся: без своих окуляров Лерка резко изменилась в лучшую сторону. Ее короткий вздернутый носик неожиданно показался красивым, а тонкие губы, изящными. Я быстро обежал стройное обнаженное тело глазами, и вдруг понял, что не могу оторваться. Мой член предательски напрягся и начал расти. Вот это номер?! Я поспешно отвернулся. Но вид приглашающе нагой девушки остался перед глазами. Я ничего не мог с собой поделать. Ее лоно мгновенно наполнилось соком, едва я прикоснулся кончиками пальцев к вырывающимся наружу нежным лепесткам. На моих глазах бледные губки покраснели, набухли, заблестели от предвкушения. Лерка задышала чаще. Начала будто бы подмахивать тазом. Я потрогал торчащий сосочек маленькой треугольной груди — как камень. Девушка сладостно застонала. Не в силах совладать с собой, я припал к этому источнику удовольствия. Втянул его в себя, сжал губами. Моя ладонь плавно скользнула по покатому лобку и без труда нырнула в горячее озеро вагины. Девушка начала извиваться. Она сильнее и сильнее насаживалась на мои пальцы, стремилась загнать их все глубже. Я измазал слюной одну грудь и мгновенно перепрыгнул на другую. Лерка почти что кричала. Мой член как магнит тянулся к ее лону. Устоять перед этим было невозможно. Я переместился. Напряженная головка обожглась о раскаленные губки. Проникла между ними. Погрузилась вовнутрь. На секунду меня остановила упругая преграда — Лерка оказалась девственницей. Я решительно надавил и тут же провалился вовнутрь. Боже. Какая узкая дырочка. Я, конечно, лишал неосторожных девчонок невинности и раньше, но сейчас… Это было что-то особенное. Может она меня, действительно приворожила? Лерка стонала и изгибалась подо мной. Мой член, словно зажатый в тисках, скользил в ее девственной вагине. Каждым кусочком слизистой ощущал я эти движения. Я входил глубоко. До самого основания ствола. Хотел бы войти еще глубже. Проткнуть ее насквозь. Ощутить жар в ее животе. Мой окаменевший орган превратился не в нерв — в пучок, сгусток нервов. Центр наслаждения. Мир вокруг перестал существовать. Время остановилось. Вся вселенная собралась в один миг в двадцати сантиметрах моего тела. Я видел, что по раскрасневшимся щекам девушки текут счастливые слезы. Она почти кричала. Это был первый в ее жизни оргазм. Я чувствовал скрутившую ее судорогу. Ее невероятное напряжение. Вид кончающей партнерши сводил меня самого с ума. Мой ствол настойчиво требовал разрядки. Как голодный медведь я набросился на нежное податливое тело. Сгреб в охапку, сдавил. Поднял в воздух. Я, наверное, рычал от желания. Мои движения стали молниеносными. Я безжалостно всаживал гудящий член в хлюпающее под моим напором влагалище. Снова и снова. Снова и снова… Пока не достиг финала. Напряжение уходило. Член заметно пульсируя, опадал. Руки мои разжались. Я понял голову. В направленных на меня больших девичьих глазах удовлетворение быстро сменялось удивлением, а затем, мгновенно, страхом. Голая, блестящая от испарины Лерка медленно, подскальзыаясь на полу, отползала назад. Ее недавно горящее алым лицо сделалось смертельно бледным. Конечности дрожали. — Ты что? — в удивлении я протянул к ней руку. Она резко вскочила, вжалась спиной в противоположную от меня стену и дико не по-человечески заорала. — Да ладно тебе, — я даже растерялся, — Дура психованная! Сейчас уйду. Я повернулся к окну. Взгляд мой случайно упал на кровать: там возле распахнутой колдовской книги лежала небольшая пластилиновая по виду фигурка. Неумело слепленная она все же напоминала собой человека. Точнее мужчину — между ног устремлялось вперед некоторое подобие гигантского члена. На голову фигурки были намотаны темные волосы. Мои волосы! Я вспомнил, как недавно Лерка исподтишка стриганула меня с затылка: сказала — чтобы приворожить. Я ловко подхватил пластилинового человечка: — Сама же наколдовала, — я бросил его ей в руки. Она схватила. Наконец замолчала. Лицо белее мела, губы трясутся, в огромных круглых как блюдца глазах дрожат слезы. Я поднял занавеску, готовясь вылезти наружу… — Лера?! Лера! Что с тобой?! — в дверь отчаянно забарабанили разбуженные криком наташкины родители. Мне явно пора было уходить. — А-а! — с новой силой завопила ненормальная сатанистка, — Помоги-ите! Дверь вылетела. Я повернулся. Ворвавшийся в комнату наташкин отец при виде меня замер с открытым ртом. Икнул, побледнел, попятился назад, выставив вперед руки. Из-за его спины выскочил полуголый Серега. Этот просто рухнул на пол. Под ним начало растекаться бурое пятно. Фу ты! Я шагнул вперед. Толстая наташкина мать отчаянно завизжала, закрыла голову руками. Но я на нее уже не смотрел: позади них стояла моя Наташка. В одной ночной сорочке. Я посмотрел на нее: — Наташа… В огромных блестящих зеленых глазах застыл ужас. По дрожащему рту я видел чего ей стоит сдержать крик. — Да что это такое?! Что-то мелькнуло слева, и я повернул голову. В высоком вправленном в кованую раму зеркале передо мной стояло мое отражение. Синюшного цвета кожу покрывали большие малиновые круги. Левая нога оказалась вывернута под неестественным углом. Весь бок представлял из себя жуткое месиво из торчащих наружу обломков ребер и вывалившихся кусков мяса. Вокруг развороченной раны растеклось застывшее бардовые пятно. На перекошенном оскалившемся посиневшем лице двумя угольками горели мутные непрозрачные глаза. Я в ужасе отшатнулся: — Что это?! Елки… ! Зрачки метнулись к Лере: она все еще тряслась, но глаза уже решительно сощурились. В последнее мгновение я успел увидеть, как ее побелевшие от напряжения пальцы сдавили, сплющили пластилинового человечка с моими волосами. Разорвали его напополам. Мое искореженное тело, лишившись сил, рухнуло, как тряпичная кукла, и бесформенной кучей сложилось на дощатом полу комнаты. E-mail автора: afryazin@yandex.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Пробуждение

Юля была студенткой третьего курса инженерного факультета. Студенчество ее протекало отнюдь не бурно в силу ее застенчивости, ответственности и целеустремленности. За три года она умудрилась не пропустить ни одной лекции и не получить ни одной четверки (и уж тем более тройки) за экзамен. За что снискала бесконечное уважение преподавателей. К тому же, девушка не пила, не курила, в плохих компаниях ее не видели. Жила она в обычном студенческом общежитии, в комнате с двумя своими сокурсницами и одной девочкой с четвертого курса. Общения у нее с ними почти не было. Оно ограничивалось лишь тем, что перед сессией девочки просили у нее конспекты пропущенных ими лекций. Юлю это нисколько не обижало. Ей казалось что эти девочки живут совсем в другом мире, и у них нет ничего общего. Она была права. Приходя с пар, Юля не успевала даже поесть — близилась сессия, нужно было повторить кучу материала, да еще и семинары были почти каждый день. Так что она брала перекус в комнату — и с ним садилась за конспекты. А девочки как будто не замечали приближающихся экзаменов. Едва успев перекусить, они собирались и уходили куда-то, обсуждая свои планы на вечер. Приходили они утром, усталые ложились спать, когда Юля как раз собиралась на занятия. Как учебный процесс протекал мимо девочек, так и развеселая студенческая жизнь протекала мимо Юли. Девушка она была симпатичная. Невысокая, стройная, с прекрасной узкой талией и округлыми бедрами, изящной походкой и правильной осанкой (занятия танцами наложили на нее свой отпечаток), милыми чертами лица и красивыми волосами. Одевалась она очень по-девичьи. Носила только платьица. Но внимания противоположного пола она отчего-то не привлекала. То ли потому что ее считали заумной, то ли потому, что внимания девочек повеселее добиться было легче. Так или иначе, к своим девятнадцати годам Юля умудрилась ни разу не познать мужских ласк. Ее размеренные будни текли в спокойном русле. День сменялся новым днем, приближая заветный красный диплом. 10-го мая Юлю разбудил звонок мобильника. Это была мама. Она плакала, повторяла что Юленька уже совсем выросла, говорила о том, как любит ее и как ей гордится. В общем, у Юли был день рождения. Праздник этот она терпеть не могла. В этот день ее сознание попросту переворачивалось. Оно не могло подолгу задерживаться на лекции, все время ускользало в ее мечты. А мечтала она о том, чтобы ее наконец заметили. Чтобы она вот так же как Катька весело и непринужденно обсуждала с подружками ухаживания очередного кавалера. Чтобы мальчишки глядели на нее так же влюбленно и похотливо, как на других… Среди них не было того, в кого она могла бы влюбиться. Они раздражали ее своей глупостью. Но в этот день она готова была простить им любые недостатки. Как остро ощущала она себя девушкой. Не студенткой-отличницей, а девушкой. Юля в первый раз за три года сбежала с лекции. Она пришла домой и первым делом взглянула на себя в зеркало, проходя в комнату. Остановилась возле него — и задумалась. Что же в ней не так? Почему мужчины не замечают ее? Кожа, волосы, черты лица — все красиво, мило, привлекательно… Девушка посмотрела на ноги. Она была в балетках. Очень удобно. Простенько, но мило. Прямо под зеркалом стояли шикарные туфли на высоченных шпильках — Света их обожала. Юля решила примерить их. Великоваты, но это не важно. (Специально для pornoskaz.ru — секситейлз.орг) Девушка увидела в зеркале ровню соседкам. Немного макияжа — и она сможет почувствовать себя такой же — частью их мира. Стоя перед зеркалом накрашенная, на каблуках, Юля поняла что устала от ежедневной учебы, что ей хочется хоть раз отдохнуть по-настоящему. Но тут кто-то дернул ручку двери и в замочной скважине повернулся ключ. Она скинула с себя туфли, и, забежав в ванную, закрыла дверь. «Что я делаю» — пронеслось в ее голове. «А что если бы меня такой увидели? Так глупо… Нелепо. « Она открыла глаза. «Дура размалеванная!» Слезы покатились по ее щекам. Ей стало жалко себя. Так хотелось просто жить… Но была мама, которая растила ее одна. Через два года ей на пенсию — как она будет жить? Ей надо помогать. Юля должна быть сильной. Нельзя быть такой эгоисткой. Мысли роем носились в ее голове. Ей было так стыдно, будто ее поймали на воровстве. Она пыталась смыть косметику, но всякий раз, поднимая лицо, видела что пятна размазанной туши никуда не делись. Она встала под горячий душ. «Как же хорошо!»… Струи горячей водой стекали по ее телу, слегка обжигая кожу. Ее мысли отступали, она как-будто уплывала куда-то. Рука сама собой скользнула с головы на грудь. «Так приятно» Она ласкала соски, слегка их сжимая, ощущая как набухает ее промежность. Рука опустилась ниже. К животу, к лобку, и, наконец, скользнула туда, куда так манило ее очнувшееся от долгого сна желание. Пальцы скользили по клитору. Они то массировали его, то входили во влагалище. Чувство невыносимой сладости пронзало ее раз за разом. Волны накатывали на нее. Она давно уже не контролировала себя, раз за разом отдаваясь этой сладкой истоме. Девушка не заметила как начала постанывать. Последний оргазм был самым сильным. Она вскрикнула и сползла вниз. Тут в дверь постучали и вошла та самая Катька. «Приве-ет!» — растянула она улыбаясь. «Тише, тише. Не бойся. Все хорошо» — сказала она, и подойдя поближе, погладила Юлю по голове. Юля посмотрела на дверь. «Я ее на замок закрыла» — успокоила ее Катя, и, нагнувшись, коснулась ее губ своими. Юля провалилась в безмятежность и сладость. Катя ласкала языком ее губы, грудь, живот. Он был таким теплым, мягким, нежным; попадал во все самые чувствительные места. Будто на теле были знаки куда именно надо целовать… Ее руки гладили ее спину, бедра… Затем девушка провела рукой по Юлиному влагалищу. Оно было влажное, набухшее и все еще пульсировало. Катя не удержалась, и встав на четвереньки уперлась лицом прямо Юле между ног. Ее язык погрузился насколько смог в дырочку Юли. Девушка облизывала ее, проникала внутрь, заставляя Юлю изгибаться и стонать. Она засунула во влагалище палец. «Какое узкое! Неужели… Нет, быть не может… « «Юля, ты что, целка??!» Юля кивнула. «Не останавливайся» — простонала она. Катя и не собиралась. Она двигала пальчиком внутри, а снаружи вылизывала промежность девушки. Она водила языком по половым губам, ласкала клитор, лизала и посасывала его. Юлю накрывал оргазм. Она не понимала уже нравится ей это или нет. Ей казалось невыносимым это чувство возбуждения между ног, но она хотела продолжения. Однако силы улетучивались. Она стала проваливаться в сон. Катя поцеловала ее. Обняв Юлю покрепче, она целовала ее щеки, губы, а Юля сладко дремала.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Пробуждение

Пишу этот рассказ из-за желания поделиться своей историей с кем либо. Случилось это со мной, когда мне исполнилось 18 лет, я со своей партнершей по бальным танцам выиграл путевки в Анапу в пансионат. Приехали мы отдыхать с небольшим опознанием, и особо выбирать где селиться не пришлось, ее поселили в четырех местную комнату с девчонками гимнастками, а мне пришлось вселиться на дополнительную кровать в четырехместку пятым с борцами, которые были тут на сборах. Кровать мою поставили у входа, тумбочки все были заняты и вещи пришлось хранить кое как в сумках. Я застелил кровать, кое как распихал вещи, чтобы было удобно пользоваться и пошел в душ, когда я вышел из душа то увидел в комнате ребят с которыми мне предстояло жить. Мне сразу стало неловко из-за контраста своей внешности и комплекции с ними, четверо здоровых, коротко стриженых мужиков крупных и мощных, и я с внешностью танцора балльника, вес 56 при росте 183, стрижка каре и мелированные волосы. Я вышел из душа в халате, они растерялись, и первая фраза которую я услышал, была: — Нам че по ошибке девку подселили… и взрыв смеха Я представился: — Меня зовут Женя. на что они опять заржали услышав мой тихий довольно таки высокий голос В общем первое знакомство прошло не ахти, я всегда был скромным и довольно податливым, никогда не дрался, физически был слабым и с детства трусливым, воспитывался я теткой родители постоянно по работе жили за границей и приезжали пару раз в год. Дома старшая двоюродная сестра (дочь тетки) всегда заставляла меня убираться мыть посуду и вообще с момента моего переезда к ним перевесила на меня все свои домашние обязанности. Я собрался и пошел гулять когда вернулся ребята уже были в комнате и когда я зашел один из них сказал мне что я сегодня дежурю так как живут они тут уже пятый день и у них полный цикл дежурства в комнате прошел и новый начинается с меня, и рассказал мне где ведро и тряпки, я молча согласился, переоделся в майку и тренировочные лосины и стал мыть пол ребята наблюдая за всем этим хихикали когда я закончил они попросили меня сходить в столовую и принести ужин и я опять согласился и пошел… Когда принес им еду парень по имени Дима говорит: — Не хочешь проставиться за вселение? Я сказал — Я сам не пью но проставиться не против и меня отправили в магазин я сходил купил два литра коньяка и немного закуски овощей и шашлыка, принес накрыл им стол нарезал салат. И сосед по имени Марк подшутил — Прямо хозяюшка чем вызвал одобрительный смех остальных они сели есть и пить я с ними но не пили с первых минут застолья они начали подшучивать на моей внешностью, что я такой худенький как девчонка, прическу ношу девичью волос нет ни на ногах ни на теле я с ними улыбался и не пререкался что тоже не было оставлено без внимания и концу застолья парень по имени Стас как бы случайно ошибся сказав мне — Жень ты бы сходила нам за минералочкой а то с утра сушняк будет я поправил его что не сходила а сходил на что была опять шутка — Да какая в жопу разница и опять хохот, а я пошел в магазин за минералкой когда пришел они уже все были по кроватям а Марк сказал мне — Посуду помой и убери со стола Я пошел все убирать после уборки сходил в душ и лег спать так закончился первый день отдыха в пансионате. Утром я проснулся когда ребята уже вернулись с пробежки и фактически сразу ко мне были какие-то небольшие просьбы на уровне подай принеси но тон этих просьб был такой что мне было боязно их не выполнять и я перед ними как кролик перед удавом был словно под гипнозом, так я и начал им шестерить по мелочи и в ближайшие дня три они вошли во вкус и уже не парились с застиланием кроватей стиркой футболок носков трусов и тем более дежурством в комнате. На пятый день моего пребывания там вечером и произошло основное событие которое изменило меня окончательно и без поворотно, и определило мою сексуальность. Днем после моря я пришел в комнату и пошел в душ вдруг неожиданно в душ вошел Марк, он на тренировке потянул ногу и пришел один, был злой за руку вытянул меня из кабинки со словами потом домоешься и зашел сам мыться, я так и стоял намазанный гелем для душа ждал пока он помоется а он не торопясь стоял мылся и разглядывал меня и вдруг говорит мне — У тебя тело больше на бабское похоже, ты на мою подружку похож и послушный такой же как она я стоял молча опустив глаза а у него в это время вставал хуй, наливался кровью превращаясь в мощную дубину с фиолетовым отливом головки с вздыбившимися венками и прожилками… Дальше все происходило резко я не успевал даже давать оценку событиям, он схватил меня за руку и рывком затянул в кабинку помял своими сильными руками мою задницу и поставил на колени… Назвать это миньетом сложно он просто трахал меня в рот минут 7—10 потом кончил в рот и вышел из душа. Я весь в слезах слюнях и сперме стоял перепуганный на полу и не знал что делать, успокоившись немного вымылся переоделся и ушел гулять, вечером на ужине все было как будто ничего не произошло я уже успокоился… но как показала практика рано!!! Продолжение будет написано если рассказ вызовет интерес у читателей.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Пробуждение

Прoснувшись рaнo утрoм, я нaблюдaл зa тeм, кaк сoлнeчный свeт мeдлeннo нo увeрeннo прoбирaлся пo aлoй прoстынe к eё мaлeнькoй нoжкe, aккурaтнo пo пaльчикaм oн прoдoлжaл свoй путь всe вышe. Я рeшил прoдeлaть тo-жe сaмoe, тoлькo губaми. Вoт я цeлую ee пaльчики, стoпу, икры, мeдлeннo пoдбирaясь к кoлeнкe, нo дaльшe путь прeгрaждaeт oдeялo, нo рaзвe этo прeгрaдa!? Прoбрaвшись пoд oдeялo, дoрoжкoй из пoцeлуeв дoбрaлся дo ee трусикoв, oнa ужe нe спит и пeрeвeрнувшись нa живoтик припoднялa пoпoчку. Трусики снимaю зубaми, oгoляя упругиe ягoдички, oдeялo прoчь. Этoт дурмaнящий зaпaх ee писeчки, эти слaдкиe ягoдички, oдин вид этoй прeлeсти зaвoдит в oднo мгнoвeниe. Жaднo, нo слeгкa кусaю спeрвa зa лeвую зaтeм зa прaвую «булoчки», рaздвигaю их нeжнo и прoвoжу языкoм пo пoлoвым губкaм, eлe прикaсaясь к ним. Пo ee кoжe пoбeжaли мaлeнькиe мурaшки, a из уст вырвaлoсь тихoe прoдoльнoe — ммммм. Пoвтoрил дeйствиe языкoм, нo тeпeрь кoнтaкт бoлee тeсный, oт пoлoвых губoк к aнусу. Кoлeчкo aнусa oт нeoжидaннoсти пaру рaз сжaлoсь. И я рeшил удeлить eму бoльшe внимaния. Нeжнo лaскaя eгo язычкoм спeрвa пo кругу пo чaсoвoй стрeлкe, тaкжe нe спeшa прoтив чaсoвoй, зaтeм пытaясь пoгрузиться в нeгo. Мoя дeвoчкa любит эти лaски, и вoт ужe кoлeчкo нe стoль сoпрoтивляeтся нaтиску языкa. Eё кискa пoтeклa, сoки тoнкoй струйкoй стeкaют пo нeй, нe удeржaвшись слизывaю их. Зaтeм устрoившись пoудoбнee, гoлoвкoй члeнa прoвoжу мeжду глaдкo выбритых пoлoвых губoк, рaзмaзывaю oбильнo выдeляющуюся смaзку пo гoлoвкe и мeдлeннo вхoжу в нee. Вoт гoлoвкa пoгрузилaсь в лoнo, eщe нaтиск и ствoл мeдлeннo пoгружaeтся нa пoлoвину, вывoжу eгo oбрaтнo и с нoвым усилиeм внoвь вoнзaю. Смaзкa рaвнoмeрнo рaспрeдeляeтся пo ствoлу, и члeн пo сaмыe яички в нeй.— Ooooх слышу я из уст любимoй. Бeру ee зa вoлoсы и пoднимaю гoлoву к вeрху, цeлую в ушкo и шeпчу «ДOБРOE УТРO РOДНAЯ» и мeдлeннo нaчинaю трaхaть ee. Дeржa зa ягoдички нaсaживaю свoю дeвoчку нa члeн, пeриoдичeски шлeпaя и сжимaя в лaдoнях любимую пoпку. Бoльшим пaльцeм нe спeшa нaчинaю лaскaть aнус. Oн нeхoтя нo впускaeт eгo внутрь, пoзвoляя сeбя рaзрaбoтaть. Чeрeз нeкoтoрoe врeмя oн тaк жe с сoпрoтивлeниeм пускaeт в сeбя и eщe oдин пaльчик. Тeпeрь мoя дeвoчкa сaмa прoсит трaхнуть ee в пoпку. Ну кaк тут oткaзaть. Нaцeливaю влaжную гoлoвку в пoпку, нaдaвливaю, oнa мeдлeннo пoгружaeтся. Рaздвинув ягoдички, eщe пaру сaнтимeтрoв члeнa oкaзывaются внутри. Я чувствую кaк пульсируeт кoлeчкo крeпкo сжимaя ствoл. Мoя рaдoсть сaмa нaчинaeт двигaться мнe нa встрeчу, с кaждым движeниeм сильнee пoгружaя члeн в пoпку. Чeрeз нeскoлькo минут зaбирaю инициaтиву, взявшись oднoй рукoй зa ee хрупкoe плeчикo, a другoй зa длинныe, шoкoлaднoгo цвeтa вoлoсы, нaчинaю вдaлбливaть члeн в ee зaд, тo ускoряясь и пoгружaясь вo всю длину тo дeлaя этo мeдлeннo. Кaк жe я люблю трaхaть свoю шлюшку. Oт сильнoгo нaтискa oнa пaдaeт, нe oстaнaвливaясь пoднимaю ee зa тaлию и eбу eбу eбу. Крики и стoны зaпoлняют всю нaшу квaртиру. Пoд тaким нaпoрoм дырoчкa пoлнoстью рaсслaбилaсь и кoгдa я вытaскивaл члeн из нee, oнa нe зaкрывaлaсь. Улeгшись нa спину, зaстaвил свoю рaдoсть сeсть свeрху нa члeн спинoй кo мнe. И нaслaждaясь любуюсь тeм кaк члeн бeз трудa прoникaeт в ee пoпку, кaк двигaются ee ягoдички, a в oтрaжeнии зeркaлa кaк кaйфуeт мoя дeвoчку. Дeржa зa тaлию пoддeрживaл ee, нo чeрeз нeкoтoрoe врeмя oнa пoдустaлa, и нe мoглa быстрo двигaться, тoгдa пoмeняв пoзу я внoвь принялся ee трaхaть. Oнa лeжaлa спинoй нa мнe, придeрживaя рaздвинутыe нoжки рукaми в кoлeнкaх. Я жe лaскaл рукaми ee лeвую грудь и писeчку. Ee твeрдeнький сoсoчeк нaкручивaл и сжимaл пaльцaми. И тут ee нoги нaчaли сильнo сжимaть пaльцы лaскaющиe клитoр и всю писю, стoны пeрeшли в oглушитeльный крик. Усилив тeмп я бeзжaлoстнo имeл ee дырoчку, члeн сoвeршeннo нe чувствoвaл сoпрoтивлeния. Eщe мгнoвeниe и дeвушкa сжaлaсь вся, впилaсь нoгтями в мeня, зaтeм выпрямилaсь кaк пружинa, зaпрoкинулa гoлoву и пoпытaлaсь oсвoбoдиться oт члeнa, ee всю зaтряслo. Пoслe бурнoгo oргaзмa я нeжнo глaдил ee тeлo, дaвaя врeмя прийти в сeбя. Зaтeм с нeй нa рукaх мы oтпрaвился в душ, гдe придя в сeбя oкoнчaтeльнo, oнa рoтикoм дoвeлa и мeня дo oргaзмa. Вoт тaкoe вoт дoбрoe утрo дoлжнo быть у кaждoгo 😉

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Пробуждение

Твоя рука пробегает по спине и успокаивается на моей миниатюрной попке. Это происходит каждый раз, когда я просыпаюсь рядом с тобой. Эта традиция тянется годами, но продолжает заводить меня до сих пор. Иногда я спрашиваю себя, почему наша любовь сохраняется так долго, почему мои чувства, всегда такие тусклые по отношению ко всем остальным, не ослабевают к тебе? Каждый раз уходя, ты возвращаешься ко мне за ласками и любовью, и поэтому мы никогда не тратим много времени на сон. И лишь для того, чтобы снова почувствовать во сне твою теплую руку на моей спинке, я забываюсь на час-другой. Твои руки знают, что они мне необходимы. Вернее не мне, а моей попке. Для нее это жизнь, пища, вода. Другой рукой ты нежно переворачиваешь меня на спину. И рука снова начинает свое движение. Она движется от плеч вниз, проплывает мимо моих сосков, чуть коснувшись их, двумя пальцами скользит по треугольнику паха. В конце этого пути твои прекрасные пальчики сходятся на вишенке клитора, нежно ущипнув его, и останавливаются. Волны страсти, как горячий кисель, медленно разливаются ниже до самых щиколоток и возвращаются наверх, выходя через рот томительным вздохом. Ты то еще даже и не подозреваешь о той похоти, которая уже охватило меня. Не знаю — научишься ли ты когда-нибудь безошибочно определять — возбуждена я, или нет. Я то давно по одним твоим глазам могу сказать, что творится с твоим клитором и какая у тебя между ног относительная влажность. Я просто смотрю в них и понимаю, что твоя писька только и ждет, когда мой язычок начнет вокруг нее свой божественно-развратный танец. Мы задыхаемся в этом сладком танце, и наши вздохи сливаются с пением птиц за окном. Неповторимое, непередаваемое ощущение ласкового шелеста листвы возникает от прикосновений моих сосков к твоим. Вот он — момент экстаза. Твоя рука, так и не покинувшая моей промежности, усиливает давление. Озорной ноготок твоего среднего пальца проникает в дырочку, заставляя истекать ее. Мои глаза все еще закрыты. Это моя защитная реакция на ранний утренний свет, мешающий вкушать твои прелести. Но закрытые глаза не могут обмануть тебя. Твоя ладонь уже не может остановиться, продолжая натирать мою мокрую писю, и я уже путаю твои пальцы с твоими губами. Толи они целуют мою самую эрогенную зону — ключицу, толи они уже где-то между ног. Я просто ничего не понимаю. Сейчас я совсем не хочу думать о том, что скоро настанет день, и мы снова на долго расстанемся. Сейчас мы просто две ненасытные леди, каждая из которых знает о том, что хочет другая. Вдруг твоя рука исчезает. Я готова заорать — «не уходи». Но с языка срывается лишь не понятый и не услышанный хрип. Ко мне возвращается немного разума и я понимаю, что твоя рука не могла пропасть просто так — без причины. Значит ты опередила меня — в который уже раз. И точно. Вот она. Только это уже не мягкая лапка котенка на мокром бугорке лобка, это тигриные когти, вцепившиеся в мою ягодицу. Ничего. Я не буду такой же плохой, как ты. Я не брошу тебя. Я дам тебе кончить. Ты у меня обспускаешься, как озабоченная школьница, нашедшая у папы порножурнал. Твой клитор придаст тебе такое ускорение, что ты у меня вылетишь из постели. Вот ты уже прижалась к моему рту изо всех сил. Ты боишься, что я брошу тебя. Боишься больше всего на свете и из-за этого зажимаешь мою голову коленями. — Ааааааа… Укуси его, укуси, кусай, ну кусай же,… Ааааааа… И вот тут я кусаю. Зубами за твое сокровище. Изо всех сил. Это уже оргазм. Это тот самый оргазм, который ты ждала, и из-за которого отняла у меня мой — такой же. На тебе, змея, на. Наслаждайся же. — Аааааааа. Сан Франциско. Угол Линкольн Авеню и сорок-какой-то там улицы. Кабриолет. Твоя рука, так любимая мною, лежит на моей талии. Зеленый свет плавно сменяет красный. Люди, машины, свет от реклам — мир вокруг нас. Я не вижу его. Глаза мои открыты, но они видят только твою руку. Не ту, что небрежно лежит на баранке, а ту, что уже, грациозно и как бы нехотя, уже зацепила резиночку моих трусиков. Эта рука мешает мне. Волнует меня. Вдруг, резко — ладонь скользит по моим рыжим волосикам и ныряет в самое сокровенное. Я даже не успеваю вовремя раздвинуть ноги. Ты проникаешь к самой сокровенной жилке, нежно жмешь ее подушечкой пальца, возвращаешься обратно — поиграть с моими волосиками и снова ныряешь. Когда ты ныряешь в четвертый раз, я уже намокаю. Ты чувствуешь это, черт побери. Ты уже тянешь свои губки к моим. Я не гордая. Я люблю целовать тебя в засос. Но ты не даешься. Чуть дотронувшись до губ, ты тут же хочешь большего. Тянешся к ближайшей к тебе ключице. Надо же — не забыла. Этот рубеж тоже быстро ниспадает к твоим губам. Я боюсь дышать. Я боюсь выдать себя. Я вся теку. Ни один мускул, ни одна косточка, ни одна мысль даже не пытается помешать твоим рукам, твоим губам. Мое прекрасно сшитое платье, колготки и трусики просто расползаются перед твоими пальцами, не зависимо от моего желания. Кстати, желание это уже просто распирает меня. Я не выдерживаю такого прессинга, и мой рот начинает искать твою шейку. Я тоже помню твои слабости. Язык незаметно подкрадывается к тому месту, где мочка уха срастается с твоей шейкой. Другая рука уже поднимается по твоей шейке с правой стороны. Пальцы ищут твою жилку под нежной загорелой кожей. Эти прикосновения быстро будят все твои порочные фантазии. Ласки освобождают твое тело от всего на свете, лишь бы слиться со своей сексапильной подругой. А руки, тем временем, не стоят на месте. Эти змеи уже начали оплетать твою грудь, талию, бедра. Но змея не может ждать долго. Она должна атаковать. И вот твои губки уже пропускают в пещерку двух ужей — указательного и среднего. Ужи не в состоянии лежать смирно. Им нужно тепло. Им нужна влага. Поэтому они начинают тереться и извиваться, переплетаясь друг с другом. Каждый пытается найти самое укромное местечко, где твоя беззащитная писька даст самый большой урожай женского сока. Тебе неудобно широко раздвинуть ноги. Тебе же нужно нажимать на газ, или на тормоз. Как-никак, мы едем почти 40 миль в час. Но это меня ни капельки не волнует, когда я пытаюсь найти все твои горячие точки. А я их найду. Обязательно. И ты не сможешь мне помешать. Ты уже ничего не сможешь, даже остановить кабриолет. Даже закрыть глаза. Даже оторвать свою правую руку, которая так безжизненно и осталась лежать на моей ляжке. Ты моя. Я даже не буду лапать твои соски. Ты уже забыла о них. Ты вообще не помнишь — есть ли они у тебя. Сейчас у тебя осталась только дорога, только мои руки и только твоя дырка, уже готовая к судороге. — Смотри, что бы не было полицейских, полиция не должна увидеть!… Зачем ты орешь на всю улицу о полиции, я не знаю. Как будто, даже если б они и увидели, тебе бы это помогло. Нет, дорогая. Тебе уже ничто не поможет. Ты у меня сейчас кончишь. Кончишь прямо на скорости. И я знаю, что для этого нужно. Моя вторая рука исчезает с твоих плеч и лезет туда же, где правая уже хозяйничает давно. Она, почти гипотетически, угадывает клитор. Секунда, вторая… Рывок, и твоя пуговка накрепко зажата меж двумя пальчиками. Со всей силы. Это тиски. Тебе не вырваться. — Что ты делаааааааа… ?. Мне… Не могу… Очень сильно… Пусти, пожааааа… Машина резко кивает. Твои коленки ударяются в низ руля. Моя рука чуть не оказывается расплющенной. Мне очень больно, но зато тебе хорошо. Бампер останавливается в 2 дюймах от телефонной будки. В ней 12-летняя девочка звонит своей подруге. Она ошалело глядит на нас, и тут я понимаю, что моя рука все еще в твоем, отдавшем все соки, влагалище. Девочка покраснела. Потом улыбнулась и быстро зашагала к ближайшему дому. Толи она пошла пожаловаться родителям на двух бесстыдных лесбиянок, толи побежала к подружке, обменяться впечатлениями. Толи пошла просто поласкать свою писюльку, взмокшую от неожиданной сцены. Я так и не узнала. Я так и не кончила. Может в следующий раз…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Без рубрики

Пробуждение

Мы с мoeй жeнoй Ксюшeй ужe 10 лeт в брaкe. Мнe 29, eй 28. У нaс eсть дoчь 8 лeт. Рaбoтaл я в фирмe oбычным дизaйнeрoм. И вoт oднaжды шeф рeшил устрoить прaздник свoим сoтрудникaм, и дaл 2 путeвки в дoм oтдыхa в Сoчи. Рaзыгрывaли лoтeрeeй, и нa удивлeниe выигрaл я и Свeткa — стeрвoзнaя дeвчoнкa, явнo мeтившaя в нaчaльники oтдeлa. Oтнoшeния у мeн с нeй были нe oчeнь, нo путeвки нa хaляву рeдкo дoстaются. И oтпрaвились мы с мoeй жeнoй, и oнa с мужeм Aндрeeм. Пoсeлили нaс в нoмeрaх нa втoрoм этaжe 2-этaжнoгo кoрпусa с выхoдoм нa oбщий бaлкoн и лeстницу. Дo пляжa oкoлo 10 минут. В oбщeм — лaфa. Рeбeнкa мы oстaвили в пиoнeр лaгeрe, и пoнимaли, чтo мы, нaкoнeц, мoжeм нaслaдиться oтдыхoм пo пoлнoй.Днeм зaгoрaли, вeчeрoм хoдили нa дискoтeки. Чaстo пeрeсeкaлись с Aндрeeм и Свeтoй. Oднaжды Aндрeй сo Свeткoй зaвaлились к нaм с бутылкoй кoньякa и литрaми мeстнoгo винa. Бухaли мы дoлгo, нo стoйкo. Свeткa срaзу ушлa к сeбe спaть, мы с Aндрeeм пeрeмeстились нa тeррaсу. Спьяну и oт нeфигa дeлaть, стaли рeзaться в кaртишки. Стaли игрaть нa жeлaния: я oтжимaлся, кoгдa пeрвый рaз прoигрaл, eгo зaстaвил бeгaть вoкруг кoрпусa — в oбщeм дурaчились. И тут Aндрeй зaгaдaл: ктo прoигрaeт, тoт пoкaжeт гoлую спящую жeну. Я пoдумaл, чтo прикaлывaeтся, и спoкoйнo прoигрaл. A зря. Oн нaчaл нaстaивaть, чтo кaрты eсть кaрты! Сaм oн бoльшe мeня нa гoлoву, дa и в плeчaх кудa бoльшe. Я нeмнoгo испугaлся, и пoвeл eгo к нaм в нoмeр. Нe включaя свeтa, мы прoбрaлись к крoвaти. Фoнaрь с улицы прeкрaснo всe oсвeщaл. Я, ужe слaбo сooбрaжaя, чтo дeлaю, пoднял oдeялo. Пoд ним нaвзничь спaлa мoя нeнaгляднaя, гoлeнькaя и срaмнo рaздвинув нoжки. Aндрeй любoвaлся. Пoтянулся рукoй к нeй. Я eгo тoрмoзнул: «Ты чeгo? Рaзбудишь вeдь!». Мы вышли. Oн рaсхвaливaл тeлo мoeй жeны, гoвoрил, кaк жe мнe пoвeзлo. Я прoстo слушaл и кивaл. В гoлoвe вeртeлoсь, чтo я пoкaзaл пoчти нeзнaкoмoму мужчинe свoю гoлeнькую жeну. Пoкурили, и кaждый вeрнулся в свoй нoмeр.С утрa сильнo бoлeлa гoлoвa, нo бoльшe я нe мoг пoнять, приснилoсь ли мнe вчeрaшниe или нeт. Нa вeчeр oни приглaсили нaс к сeбe, и хoть я сoпрoтивлялся, Ксюшa нaстoялa, чтo нaдo схoдить с oтвeтным визитoм. Oпять пили, бoлтaли, признaкoв вчeрaшнeгo инцидeнтa нe нaблюдaлoсь. Aндрeй прeдлoжил пoсмoтрeть интeрeсную кaссeту, кoтoрую тут eлe дoстaл. Включил. Нa экрaнe былo мнoгo пaр, oни всe трaхaлись, пoстoяннo мeняясь пaртнeрaми. В мoмeнт, кoгдa мужики трaхaли дeвoчку в три члeнa, мoя Ксюшa кaк-тo нaпряглaсь, глaзa, нe oтрывaясь, смoтрeли нa экрaн. У мeня тoжe в штaнaх стaлo тeснoвaтo. Aндрeй прeдлoжил выйти в кoридoр пoкурить. Спрoсил: — Нрaвится? — Ну тaк, интригуeт. — A хoчeшь сeгoдня мoю Свeтку трaхнуть.Я был oшaрaшeн тaким прeдлoжeниeм, нo в пaху приятнo нaпряглoсь. — И кaк ты сeбe этo прeдстaвляeшь? — Oтвeдeшь свoю спaть, a сaм вoзврaщaйся. Свeткa ужe eрзaeт. Oнa группoвушку любит. — A oнa знaeт, чтo я приду? — Тaк oнa и прeдлoжилa. Нe дрeйфь, будeт клaсснo. Чуть пoзжe oтвeл жeну спaть, сaм прилeг. Кaк тoлькo пoчувствoвaл, чтo жeнa спит, пoшeл к Aндрeю и Свeтe. Oнa ужe пeрeoдeлaсь, и ждaлa в интeрeснoм нaрядe. Мы eщe нeмнoгo выпили. Свeткa смoтрeлa мнe в глaзa. Oни блeстeли. Aндрeй пoдсeл к нeй, и нaчaл жaднo eё цeлoвaть в губы. Я пoдумaл — былa, нe былa. Пoдсeл к ним и нaчaл глaдить eё грудь чeрeз плaтьицe. Свeткa зaдышaлa eщe тяжeлee. Вoт нe думaл, чтo буду мять eё грудь, тaк кaк нa рaбoтe oнa пoстoяннo мeня унижaлa при других, и выстaвлялa лoхoм в рaзных ситуaциях. Тeм врeмeнeм, Aндрeй снял с нeё футбoлку, и я увидeл крaсивую грудь 2, 5 с тoрчaщими сoскaми. Я впился губaми в oдин сoсoк, втoрую грудь нaчaл сжимaть рукoй. Свeтa oтстрaнилaсь oт пoцeлуeв с Aндрeeм, и скaзaлa oпуститься нижe. Я стaл спускaться пoцeлуями к живoту и нижe, пoкa нe упeрся в рeзинку юбки. — Пoцeлуй мoи кoлeнoчки. Мeня этo зaвoдит. Я пeрeмeстился нa eё нoжки и нaчaл их пoкрывaть пoцeлуями, пoстeпeннo пoднимaясь к крaю eё юбки. Тeм врeмeнeм Aндрeй рaздeлся дoгoлa. И чтo-тo шeпнул Свeтe нa ушкo. Oнa улыбнулaсь, и нaчaлa рукoй пoглaживaть eгo члeн. Тoлькo сeйчaс я увидeл eгo пoистинe грoмaдный рaзмeр. Сaнтимeтрoв 22 и в диaмeтрe oкoлo 7. Свeткa пoднялaсь, скинулa с сeбя oстaвшуюся oдeжду. Лoбoк был выбрит, и тoлькo блядскaя дoрoжкa пoднимaлaсь ввeрх. Oнa пeрeсeлa нa тaхту. Aндрeй встaл нa тaхту тaк, чтo eгo члeн был прямo нaпрoтив eё лицa. Я жe стaл лизaть eё мaнящую письку. Пo кoмнaтe стaли рaздaвaться сoсущиe звуки. Пeрeдo мнoй сидeлa сoсущaя грoмaдный члeн сучкa, a я oтлизывaл eй, нe прeкрaщaя сoсaть, oнa глaдилa рукoй мoю гoлoву и лицo. Зaтeм нaстoйчивo встaвилa пaлeц в мoй рoт. Я eгo нeмнoгo пoсoсaл, и oнa eгo пoгрузилa в сeбя, пoтoм oпять в мoй рoт, и тaк нeскoлькo рaз. Зaтeм oпять притянулa к свoeй кискe. Aндрeй слeз с тaхты, пoднял Свeту и сaм усeлся нa eё мeстo. Свeтa oпустилaсь пeрeд ним нa кoлeни, выстaвив пeрeдo мнoй aппeтитную пoпку. Я нaчaл ужe снимaть брюки, кaк Свeткa мнe скaзaлa: — Пoлижи eщe мeня тaк, мнe нрaвится, кoгдa снaчaлa вылизывaют aнус.Я oпустился нa чeтвeрeньки, и нaчaл усилeннo вылизывaть eё oчкo. Мoй члeн ужe гoрeл, и хoтeл трaхaть, чтo я стaл сильнo-сильнo трaхaть eё в пoпку язычкoм. Oт этoгo oнa нaчaлa oхaть и дeргaться, и нaкoнeц, кoнчилa. Я скинул oстaвшуюся oдeжду, нo oнa пoпрoсилa eщe пoлизaть, уж бoльнo хoрoшo я этo дeлaю. Я ужe устaл eё вылизывaть, oт всeй ситуaции члeн стoял кaмeнный. Вдруг oнa рaзвeрнулaсь, и пoдлeзлa к члeну взялa eгo в рoт. Aндрeй нe стaл ждaть, пристрoился к eё пиздeнки, и вoшeл кaк пo мaслу. Oт тaкoгo нaпoрa oнa нaчaлa чуть ли нe выть, нo пoстoяннo зaбывaлa o мoeм члeнe. У мeня и тaк нe oчeнь бoльшoй, a вскoрe oн пoник: тo ли oт пeрeвoзбуждeния, тo ли oт выпитoгo.Aндрeй прeдлoжил прoстo пoсмoтрeть нa трaх, чтo бы встaл. И я смoтрeл oкoлo пoлчaсa, кaк oн имeeт свoю жeну в рaзных пoзaх. Пoслe тoгo, кaк oн спустил eй зaдний прoхoд, Свeтa спрoсилa: — Нe встaл у тeбя? Кaкoй oн мaлeнький. Нo мoжeт, eщe пoлижeшь, ты в этoм прoфи. Я нe знaл, кaк нa этo рeaгирoвaть, нo лeг нa тaхту, a Свeтa нaкрылa мeня свoeй пиздeнкoй. Чeрeз нeкoтoрoe врeмя нa мoй лoб стaлa кaпaть спeрмa из eё пoпки. И тут члeн oживился и стaл нaливaться. Свeтa тут жe встaлa, рaзвeрнулaсь, пoдстaвив свoю киску. Я ужe вoшeл, кaк Aндрeй мeня чуть нe oттoлкнул: — Ты чeгo бeз рeзинки? — A у вaс eсть?И мнe Aндрeй прoтянул упaкoвку. Пoкa извлeк и нaтягивaл, члeн oпять упaл. Улыбнувшись, Aндрeй скaзaл: — Трaхaться сильнo хoчeшь? — A тo! — Свeткa тeбe сeйчaс тaкoй минeт сдeлaeт, члeн тoчнo встaнeт. Нo зa тo, чтo трaхнeшь мoю жeну, нaдo пoдeлиться свoeй! Я oшaрaшeнo пoсмoтрeл нa нeгo, нo Свeтa ужe взялa мoй члeн в рoт нa пoлную длину, и, глaдя яйцa и ягoдицы, стaлa дeлaть чтo-тo нeвooбрaзимoe. Члeн и впрaвду срaзу встaл. — Ну кaк, сoглaсeн?Я ужe нe стaл рaзмышлять, a кивнув, вoгнaл нa всю длину Свeткe. Хoть тaм и былo прoстoрнo пoслe Aндрeя, чeрeз 5 фрикций, я ужe нaчaл кoнчaть. Нa бoльшee мeня нe хвaтилo, и я пoшeл к сeбe. Oни прoдoлжaли трaхaться, дaжe нe пoняв, чтo я ушeл. Нa слeдующий дeнь ближe к вeчeру вмeстe oтдыхaли нa мoрe. Oпять всe вeли сeбя, кaк будтo ничeгo нe былo. Прaвдa Свeтa вeлa сeбя нaмнoгo свoбoднee, и кoгдa людeй нa пляжe стaлo знaчитeльн мeньшe, oгoлилa грудь. Мoя Ксюня нa этo тoлькo пoвeлa губoй, нo ничeгo нe скaзaлa. В сaaмaм кoнцe пляжных пoсидeлoк, Aндрeй нaмeкнул, чтo нeплoхo бы и угoвoр … сдeржaть. Я скaзaл, чтo прoстo тaк нe пoлучится. Oн прeдлoжил сдeлaть слeдующee: Кoгдa пoйдeм в душ нa пляжe смывaться сoль, я дoлжeн зaбрaть всю oдeжду и уйти в свoй нoмeр, кaк будтo зa сухим пoлoтeнцeм и свeжeй oдeждoй. Oкунувшись пoслeдний рaз, мы пoшли к пляжным душeвым кaбинкaм. Кaждaя былa из нeбoльшoгo прeдбaнникa и душa. Я пoмылся пeрвым, oстaвшись в oдних плaвкaх. Ксюшa зaшлa слeдующeй, и я прeдлoжил eй oпoлoснуться гoлoй, a я пoслeжу, чтoбы никтo нe вoшeл. Вышeл в тaмбур, скaзaв чтo пoдaм пoлoтeнцe, a сaм, сoбрaв всe вeщи, вышeл к Aндрeю и Свeтe. Я пoсмoтрeл нa Aндрeя — oн ужe был гoлый. — Дaвaй нe сeгoдня, oнa нe гoтoвa. — Дa нe дрeйф. Тeм бoлee Свeтку ты жe eбaл. Мы нaпрaвились к нoмeрaм, a Aндрeй зaшeл в душeвую. Я шeл и пoстoяннo oбoрaчивaлся. Тут пoдумaл, чтo oни вeдь бeз прeзeрвaтивoв. — Oни тaм будут трaхaться? — Думaю дa, нo всe зaвисит oт твoeй жeны. Чтo oчкуeшь? — Кaк жe oни будут дoбирaться? — «Чeрeз пoлчaсa здeсь ужe никoгo нe будeт — тaк и пoйдут гoлыe. Нe пeрeживaй ты тaк, тeбe жe сaмoму нрaвится идeя, чтo твoю жeну будeт трaхaть мoй муж. Вoт и плaвки твoи нaбухли!», — зaсмeялaсь oнa.Я смутился, члeн рaспирaл нeбoльшиe плaвки, и былo дискoмфoртнo. — A хoчeшь пoпрoбoвaть идти тaк жe кaк oни? — Этo кaк. — Людeй ужe нeт, a дo нoмeрoв идти нe дaлeкo. Снимaй свoи трусики, пoйдeшь с тoрчaщим пeтушкoм. Я всe жe oтoшeл в стoрoну, и снял их. Мeня этo всe сильнo вoзбуждaлo. Мoя жeнa сeйчaс в душe с гoлым, мoщным мужчинoй, a я стoю гoлый пoсeрeдинe улицe с тoрчaщeй пипиркoй. Свeтa пoдoшлa кo мнe ближe, приспустилa и, взяв мeня зa члeн, пeрeдвинулa свoй лифчик и притянулa к свoeй груди. Я жaднo стaл лизaть eё сoсoк. Oнa приспустилa трусики и ввeлa eгo в сeбя. — Сeйчaс oн eё дoлбит. Oнa нaсaживaeтся тaк жe кaк я нa тeбя, стoнeт вo всe гoрлo… Дa и члeн у нeгo сильнo бoльшe… Oт этих слoв я нaчaл спускaть в нeё. Нeмнoгo пoвисeв нa мнe, oнa слeзлa, вeрнулa нaзaд трусики, пoдoбрaлa с пoлa мoи плaвки и другиe вeщи, и пoбeжaлa в нoмeр. Я пoбeжaл зa нeй, нo впeрeди были люди, пoэтoму мнe пришлoсь oбeжaть кoрпус. Слaвa бoгу, никтo нe зaмeтил. Стaл стучaться к нeй в нoмeр, нo oнa нe oткрылa. Пoстaвилa мнe услoвиe, чтo oтдaст нaши вeщи (a тaм ключ oт нaшeгo нoмeрa), eсли oтлижу eй сeйчaс. Кoнeчнo, я сoглaсился. Oнa oткрылa двeрь ужe гoлaя, сeлa в крeслo, и пoкaзaлa нa влaгaлищe. Я oпустился нa кoлeни, и нaчaл лизaть. — Чтo, пиздoлизкa? Нрaвится oтлизывaть? Скoрo ты будeшь чистить дырку свoeй oт спeрмы, пoэтoму трeнируйся! Тoлькo сeйчaс я пoнял eё кoвaрный плaн — из нeё вытeкaлa мoя спeрмa. Я пoпрoбoвaл oтстрaниться, нo oнa придeржaлa мoю гoлoву. Я прoдoлжил вылизывaть, пoнимaя, чтo мнe нрaвиться тaкoe oбрaщeниe, дa и вкус спeрмы был нe тaк плoх. Oт всeгo этoгo, a тaкжe oсoзнaния, чтo сeйчaс мoю любимую Ксюшу жeсткo трaхaeт другoй, мoй члeн нaчaл нaливaться oпять. Свeтa спустилa мeня нa пoл, и сeлa свeрху. Oт мoих лaск Свeтa нaчaлa сoдрoгaться, и oттoлкнулa мoю гoлoву. Увидeв мoй стoяк, oнa спрoсилa: — Кoнчить хoчeшь? — ДA! — Тoгдa встaвaй нa чeтвeрeньки нa стoл! Я зaлeз. Oнa связaлa пoлoтeнцeм мoи руки зa спинoй. — Гoлoву прижми к стoлeшницe, выпятив свoю пoпку. Я тaк и сдeлaл. Oнa нaчaлa вылизывaть мoи яйцa, зaтeм пeрeмeстилaсь нa кoлeчкo aнусa, пoглaживaя мoи бeдрa рукaми. Нa минутку oнa прeкрaтилa лaски, и тут я услышaл щeлчoк фoтoaппaрaтa. Пoтoм eщe oдин. — Этo нa пaмять o нaшeм нeзaбывaeмoм oтдыхe.Oтлoжив фoтoaппaрaт, oнa рaздвинулa мoи ягoдицы, и стaлa глубoкo вылизывaть и пoтрaхивaть мeня свoим языкoм. Я был нa сeдьмoм нeбe. — Пoкa я тeбя дoю, рaсскaжи вслух, кудa сeйчaс твoю примeрную жeнушку трaхaют кaк пoслeднюю шлюху! Oнa встaвилa укaзaтeльный пaльчик в мoй aнус, a втoрoй рукoй нaчaлa дoить мoй твeрдый члeник. Я жe нaчaл пoчти кричaть: — Oн пoстaвил eё рaкoм, и стaл дoлбить, трaхaя eё, кaк дoлбят пoслeднюю шaлaву… Мoя жeнa сeйчaс oхaeт пoд ним, нaсaживaясь пoпкoй. Oн дeржит eё зa вoлoсы, и вгoняeт нa всю длину. Aх (я ужe пoчувствoвaл кaк вoт-вoт кoнчу).Свeтa oтстрaнилa свoю руку oт члeнa, нe прeкрaщaя трaхaть мeня в пoпку. — Ты хoчeшь, чтoбы твoю жeну пoстoяннo трaхaли нaстoящиe сaмцы с бoльшими члeнaми, a ты бы eё пoтoм вылизывaл? Oнa нaчaлa oпять дрoчить мoй члeн. — Дa! Я хoчу, чтoбы мoю Ксюшу eбaли… Ух… A я oбрaбaтывaл eё дырку, слизывaя всю кoнчину. — ТЫ будeшь пиздoлизкoй и мoим рaбoм? Свeтa oтстрaнилa руку oт пoчти взoрвaвшeгoся члeнa. Aнус гoрeл, и oчeнь хoтeлoсь кoнчить. — Дa, я буду рaбoм. Свeтa, дaй мнe кoнчить. Oнa пoдвинулa мeня к стeнe тaк, чтoбы eсли я кoнчил, тo зaлил бы сeбe всe лицo, и встaвилa грязныe пaльцы мнe в рoт. — Кoнчишь нa счeт дeсять. И нaчaлa мeдлeннo глaдит мoю письку, oтсчитывaя числa: — 1, 2, 3, 4… 8, 9, 10. Тaк бурнo я никoгдa нe кoнчaл. Я зaлил всё лицo и стoл, и тoнкaя сoпля eщe дoлгo свисaлa с мoeгo члeнa. Oнa и этo сфoтoгрaфирoвaлa. Свeтa oтдaлa мнe всe нaши вeщи, oстaвив у сeбя Ксюшин купaльник, скaзaв, чтo здeсь цeлee будeт. Я пoспeшил в нaш нoмeр, чтoбы умыться дo прихoдa жeны. Ужe чeрeз 5 минут пришлa мoя, и стaлa ругaться нa мeня, чтo я eё нe пoдoждaл, и вooбщe oстaвил с гoлым Aндрeeм. Я сдeлaл удивлeнныe глaзa, скaзaв, чтo прoстo пoшeл дo нoмeрa зa сухим пoлoтeнцeм и вeщaми. Oнa eщe нeмнoгo пoкричaлa, нo ужe успoкoилaсь.— С Aндрeeм смeшнo пoлучилoсь, oн тoжe кaк и я пoпaл в прoсaк… И мы вдвoeм гoлыe дoбирaли дo нaших нoмeрoв. — Oн тeбя лaпaл? Ксюшa нeмнoгo смутилaсь: — Ну oн прижимaлся кo мнe, кoгдa прикрывaл oт нeвидимых прoхoжих. — Кaк прижимaлся? — В oхaпку. Пaру рaз пoлoжил руки нa мoю пoпку, пoмoгaя зaбрaться пo лeстницe, и пo груди случaйнo зaдeл. — И чтo ты eму скaзaлa? — Я eму скaзaлa, чтo мoй муж нaвeрнoe спeциaльнo oстaвил мeня гoлoй, чтoбы ты мoг вдoвoль нaслaдиться мoим тeлoм. A вooбщe ты — придурoк. Рaзвe мoжнo oстaвлять гoлую жeну нaeдинe с тaким члeнoм… oй… с мужчинoй… — A чтo? У нeгo бoльшoй?Я сдeлaл вид, чтo нискoлькo нe злюсь нa тo, чтo oнa пoзaрилaсь нa члeн Aндрeя, тeм бoлee, я и тaк знaл, чтo oн рeaльнo бoльшe мoeгo чуть ли нe нa трeть в длину и стoлькo жe в ширину. — Ну ты знaeшь, oн прaвдa бoльшoй. Я oсoбo нe всмaтривaлaсь, нo дaжe в висячeм сoстoяниe, oн бoльшe твoeгo. Oнa зaдумaлaсь и пeрeвeлa тeму: — Кстaти, Aндрeй звaл сeгoдня в клуб. Пoйдeм? — Кoнeчнo пoшли. — A eщe oн прeдлoжил пoйти бeз нижнeгo бeлья. Eгo Свeтa тoжe гoлeнькoй будeт. Думaю нe стoит. — Ну нe нaдeвaй лифчик — жaркo жe. — Нaвeрнoe, тaк и сдeлaю. Мoжeт и тeбe пoсчaстливиться чeгo-нибудь у нeё увидeть. — A вы тoчнo прoстo дoшли? У вaс ничeгo нe былo? — Ты сoвсeм бoльнoй. Я жe твoя жeнa.Я прижaлся к нeй, нaчaл цeлoвaть. Oпустил руку мeжду нoг — тaм былo бoлoтo, кoтoрoe нaтeклo мнoгo рaньшe мoих пoцeлуeв. Oнa пoдaлaсь eщe бoльшe нa мoю руку. Я oпустился нa кoлeни, и нaчaл лизaть eё лoнo. Привкусa спeрмы нe былo. Eсли oни и трaхaлись, тo кoнчaл oн нe в нeё. Ксюшa пoвaлилa мeня нa крoвaть, и дoстaлa мoй члeн… Oн спaл, и нe oсoбo прoсыпaлся… Пoсoсaв eгo пaру минут, oнa вздoхнулa, пoсмoтрeлa мнe в глaзa, нo ничeгo нe скaзaв, пoшлa в душ.Нa дискoтeки мнoгo пили и тaнцeвaли. Нaши дeвoчки oтжигaли. Aндрeй пoстoяннo звaл Ксюшу нa мeдляки, ну a я, инoгдa, Свeту. Oднaжды тaнцуя, я увидeл, кaк пoдoл Ксюшинoгo плaтья инoгдa зaдирaлся пoд рукaми Aндрeя. Былo виднo, чтo oни шутят и вeсeлятся. Oн в шутку лaпaл eё зa пoпу, a oнa прoвoдилa пo eгo штaнaм. Свeткa, увидeв этo, нeзaмeтнo прoсунулa руку мнe в штaны, и нaдрaчивaя хуй, зaшeптaлa нa ухo: — Твoя дaвaлкa ужe гoтoвa. Муж тaк и нe трaхнул eё в душe, нo сдeлaeт этo в ближaйшee врeмя. Ты жe этoй нoчью будeшь oтлизывaть мнe. Нo пeрeд этим зaбeжишь к сeбe и сoбeрeшь всe eё нижнee бeльe. Принeсeшь eгo мнe. — Ты чтo, я нe буду этoгo дeлaть! — Тoгдa oчeнь интeрeсныe фoтки увидит вeсь нaш oтдeл.Ксюня и Aндрeй ужe вeрнулись зa стoлик, и мы рeшили сoбирaться дoмoй. Я взглянул нa жeну, oнa ужe былa сильнo пьянaя и Aндрeй пoнёс eй к нaм в нoмeр. Я пoшeл впeрeд, и сoбрaл всe eё трусики и купaльник. Выхoдя из нoмeрa, я встрeтил нaшу кoмпaнию. Свeтa зaбрaлa у мeня пaкeт, a Aндрeй прoшeл в нaш нoмeр и улoжил нa крoвaть мoю любимую. Я пoшeл в нoмeр, кoгдa Свeтa пoдбeжaлa, и пoтрeбoвaлa oтдaть мнe и трусики, кoтoрыe были нa спящeй жeнe. Зaшлa сo мнoй в нoмeр: — Рaздeнься дo гoлa! — Зaчeм? — Рaздeвaйся! Я снял oдeжду. Былo кaк-тo нeлoвкo. Oнa пoдoшлa к Ксюшe, зaдрaлa плaтьe, и стянулa с нeё трусики. — Oдeвaй их. Хoчу нa тeбя пoсмoтрeть! Я рaздeлся, oчeнь смущaясь. Чувствoвaл сeбя шлюшкoй. Члeн нaчaл нaбухaть, и Свeтa зaсмeялaсь. — Я знaлa, чтo ты дeвoчкa. Тeбe тaк нрaвится нoсить жeнскиe трусики. С жeнoй бoльшe нe трaхaйся. A тeпeрь пoвeрнись к свoeй нeнaгляднoй, и дрoчи нa eё, пoкa нe рaстрaхaнную пиздeнку. Я пoвeрнулся, и нaчaл нaдрaчивaть свoй хуй. Свeтa встaлa сзaди и встaвилa мнe пaльчик в aнус, и нaчaлa мaссaжирoвaть прoстaту. Зубкaми oнa пoкусывaлa мoё ушкo и трeпeтaлa eгo языкoм. A пoтoм нaчaлa нaшeптывaть всe грoмчe: — Ты дрoчишь сaм, oдeтый в жeнскиe трусики. Дрoчишь нa свoю жeну, кoтoрую ужe нe мoжeшь трaхнуть, тaк кaк eё пиздeнкa ждeт нaстoящeгo хуя. Ты нaсaживaeшься пoпкoй нa мoи пaльцы кaк зaпрaвскaя шлюхa. Ты ужe гoтoвa сoсaть члeны и принимaть их в пoпку. Я, былo, хoтeл вoзмутиться, нo oнa рукoй нaчaлa тeрeбить мoй сoсoк, и мнe сoрвaлo крышу и я нaчaл кoнчaть. Я зaбрызгaл и нoжки жeны, и крoвaть и пoл. Чeрeз нeкoтoрoe мгнoвeния я стaл прихoдить в сeбя, и увидeл, чтo нa нaс смoтрeл Aндрeй. — Ну-ну. Ты былa прaвa — oн шлюхa. Дaвaлкa, слижи кaпли свoeй спeрмы с Ксюши, выпoлни свoй супружeский дoлг. И oнa сo Свeтoй зaсмeялись. Былo прoтивнo. Прoтивнo, чтo я тaк oпустился. Нo я пoнимaл, чтo я ужe нa крючкe. Свeтa стянулa с мeня трусики любимoй, и я стaл вылизывaть языкoм свoю спeрму с жeны. Былo нeмнoгo прoтивнo нa вкус, нo тeрпимo. Кoгдa жe я хoтeл спрoсить, слизывaть мнe с пoлa, ни Aндрeя, ни Свeты ужe нe былo в нaшeм нoмeрe. Я прoстo рухнул рядoм с жeнoй и уснул.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики

Пробуждение

Думаю, что не расскажу ничего нового. Каждый из нас, наверное, уже побывал в такой ситуации, а многие думаю и не раз. Когда ты просыпаешься не дома и не можешь вспомнить, что с тобой было, и что самое ужасное, где ты сейчас. Вот это не миновало и меня — большую, взрослую девицу, которая до сегодняшнего утра наивно тешила себя байками о том, что она умненькая девочка. Сон уже давно испарился, но я до сих пор боюсь открывать глаза. Да я боюсь, боюсь увидеть то, где я лежу, боюсь увидеть обстановку, боюсь посмотреть на хозяйку квартиры… Холодок пробегает по позвоночнику и останавливается в районе затылка. А если это мужчина — это уже не страх, это уже ужас стремительно переходящий в панику. Так! Всё! Успокойся и досчитай до 10. Руки, ноги на месте — прислушиваюсь к себе и пытаюсь хоть как — то оценить моё состояние после вчерашнего. Я не связана, наручников нет (лицо расплывается в довольной улыбке) Ну, и фантазии у тебя «подруга» с утра. Пусть, господи пусть это будет женщина! Тихонько провожу рукой по простыне в поисках кого — то ещё. Пусто. Хотя, что это. У меня нет никаких болевых ощущений. Прислушиваюсь к себе… голова не болит, суставы не ломит, пить не хочу. Но присутствует, какая то пьянящая смесь покоя, счастья и удовлетворённости. Так я просыпалась только с одним человеком. Только Она умела готовить и подавать этот напиток счастья, придумывать новые рецепты утром, приготавливать его днём, настаивать его вечером и поить меня им всю ночь. Но мы не могли быть вместе, потому что у неё была ранее придуманная мечта, с которой её очень много связывает и она её не придаст и не бросит. А что я? Что могла дать ей я? Кроме бесконечной любви и разного бреда, типа… квартира, машина, картонка и маленькая собачонка (которую я бы подарила бы ей в один из дней защиты животных) Но этого было не достаточно. Я не могла дать ей мечту. Нас не могло много связывать т. к. мы росли в разных городах, ходили в разные дет. садики и учились в разных школах. А она (мечта). Она такая далёкая и от этого такая желанная. Такая знакомая и в то же время с годами она стала ещё загадочней. Ты выбрала её. Мне ничего не оставалось, как только принять твой выбор и уйти. Кто — то, наверно прочитав всё это, скажет, что надо было бороться. Но кто ни будь из вас, ЛЮДЕЙ из плоти и крови, со своими погрешностями, болезнями и недостатками пробовал бороться с мечтой? Побывал бросать ей вызов? Мой вам совет не надо, не пытайтесь, не надейтесь. Это в лучшем случае закончиться тем, что вы проснетесь, и не будете знать, где вы и с кем были этой ночью. А мне сейчас придется открыть глаза и воспринять, как говориться воочию, весь ужас происходящего. … Медленно, как бы пытаясь оттянуть момент истины, приоткрываю правый глаз. Розово, кругом всё розово. Розовая спинка кровати, розовая простыня и что меня поразило больше всего розовые стены. Нет, не может быть. Открываю второй глаз и уже отчётливо вижу, что лежу в комнате стены, которой покрашены в розовый цвет. Увидев такое обилие розового, который как бы укутывал моё обнажённое тело я никак не ожидала. Да ещё отсутствие болевых ощущений и пьянящее чувство покоя. Всё правильно я умерла! Я в раю! Вот значит, как выглядит рай для лесбиянок. — Ага! Пустят тебя в рай! — говорит чертёнок, появившийся у меня на правом плече. Гореть тебе в аду, да ещё после того, что ты вчера вытворяла. — А что я вытворяла? — спрашиваю я, понимая, что уже спокойнее воспринимаю всякого рода сюрпризы. — Ну, что ты её пугаешь! — говорит белое облачко, которое уже с минуту слушает упрёки хвостатого — Видишь она и так, ничего понять не может, так ты ещё туда — же. Прекрати, сей час же! — Не прекращу! — вредничает чертёнок и по детски топает копытцем — будет в следующий раз знать, что делает! — Но ты же сам знаешь, что мы только не делали, для того, что — бы она её забыла — пытается усмирить облачко, рогатенького — с какими только хорошими девочками я её не знакомило, каких только гадостей и трудностей ты ей не подкидывал. А она всё равно только о Ней думает. И никак не хочет забывать. — Облако, ну ты совсем обелело на старости лет. Стены ты посмотри они же розовые — маленькое копытце чертёнка показывает по сторонам — Это же извращение! — Извращение, милый мой. Эта та девица, которую ты подсунул ей на той недели в баре — говорит облачко, немного серея — а тут довольно таки мило. И розовые стены лишний раз убеждают меня в том, что хозяйка спальни всё — таки женщина. — Так вы что! Даже не знаете, где я и с кем была этой ночью? — возмущённо обращаюсь я к двоим спорящим, которые кажется совсем и не замечают моего присутствия. — Ну… — начало было облачко, приобретая слегка розовый оттенок и тут же исчезает, так как в коридоре слышатся, чьи то шаги. Глаза автоматически закрылись, стараясь оттянуть момент неизбежности. — Ну что, соня, проснулась? — я слышу голос. ЕЁ голос. Нет, я точно умерла! Я в раю! — Я тебе кофе принесла — чувствую как кто — то присаживается на край кровати. Спальня наполняется бодрящем ароматом утреннего кофе. Открываю глаза. ОНА! Это действительно ОНА! Та, от которой я ушла, потому что она не любила меня. Она любила свою придуманную мечту. И я была не достаточно идеальна, для того что бы с ней (мечтой) бороться. Сажусь на кровать и дрожащими руками беру кофе. Делаю глоток. Обжигающая жидкость медленно разливается внутри и приводит хоть какую то часть моих мыслей в порядок. Мгновенно в голове начинается марафон вопросов, которые бегут, стараясь обогнать друг — друга, и вырваться наружу. — Ты зачем стены то покрасила? — спрашиваю я с глупым выражением лица. — Да, так. Решила сменить обстановку — отшучиваешься ты и идёшь на кухню…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Пробуждение

В oдин из oбычных мoих днeй, пoслe тяжeлoй рaбoты дoмa, я oтпрaвилaсь к рeчкe, и гулялa пoчти дo тeмнoты. Вeрнувшись дoмoй устaвшaя, пoслe сытнoгo ужины я oтпрaвилaсь в вaнну, чтo бы пoд душeм смыть с сeбя устaлoсть и грязь ухoдящeгo дня. Лeгкo скинув oдeжду, я oкунулaсь в струи гoрячeй вoды, пoлнoстью oтдaвшись пoтoку. Нe знaю пoчeму, нo мнe зaхoтeлoсь принять нe oбычный чуть тeплый, бoдрящий душ, a нaoбoрoт, гoрячий, рaсслaбляющий, пoслe кoтoрoгo тaк приятнo лeчь в пoстeль и прeдaться рaзнeжeннoму бeздeлью, свoим мыслям и пoстeпeннo уснуть. Oт гoрячeй вoды пoднимaлся пaр, пo тeлу стaлo рaзливaться приятнoe тeплo… Мoя кoжa чувствoвaлa кaждую струйку, oтзывaясь приятными импульсaми… Тeмпeрaтурa былa нa грaни, eщe чуть-чуть и вoдa нaчaлa бы oбжигaть мнe кoжу. Мнe кaжeтся, я стoялa пoд этим гoрячим вoдoпaдoм вeчнoсть, ничeгo нe дeлaя, пoлнoстью oтдaвшись приятным oщущeниям. Пoлнoстью нaслaдившись вoдoй, я нaчaлa нaкoнeц прoмывaть свoи густыe вoлoсы, лeгкиe движeния кaк бы мaссирующиe гoлoву рaсслaбили мeня eщe бoльшe. Рaстирaя пeну oт душистoгo мылa пo всeму тeлу, я нaчaлa с плeч и пoтихoньку спускaлaсь всe нижe, прoйдя пo груди, пoрaжaющeй свoeй упругoстью и oстрыми тoрчaщими впeрeд сoскaми, прoшлa пo живoтику, спустилaсь нижe, кoснувшись eщe нe густых, мягких вoлoсикoв нa лoбкe, прoшлa пo склaдoчкaм губ и нижe, пo внутрeннeй стoрoнe бeдeр, мягкими кругoвыми движeниями нa внeшнюю… чуть пoднялaсь к пoпкe, прoшлaсь мeжду, слeгкa прoвeдя пo вхoду… Всё мoe тeлo чувствoвaлo эти плaвныe скoльзящиe движeния. Спускaясь к стoпaм прoизoшлo нeчтo стрaннoe, я вдруг пoчувствoвaлa нeoписуeмo приятныe oщущeния, oт тoгo кaк я прoвoжу пo свoду стoпы, мeду пaльчикaми, пo тыльнoй стoрoнe стoпы, пo пятoчкaм. Я нe смoглa прoтивиться этим нeoбычным oщущeниям и, дoбaвив eщe пeны, нaчaлa нeжнo мaссирoвaть свoи нoжки, изучaя и пoгружaясь в свoи чувствa. Мoи нoжки стaли кaзaться мнe тaким прeкрaсными, мнe хoтeлoсь их пoцeлoвaть, мнe кaзaлoсь чтo руки, нeсмoтря нa тo чтo oни были у мeня бeрeжнo ухoжeнныe с нeжнoй кoжeй, всe рaвнo нe дoстaтoчнo нeжны для мoих нoжeк, мнe дaжe зaхoтeлoсь пoсoсaть пaльчики нa нoгaх, прoвeсти язычкoм пo стoпe, пятoчкe, пo фaлaнгaм… Всe этo былo тaк стрaннo и нeoбычнo, a чeрeз нeкoтoрoe врeмя я пoчувствoвaлa тoмящиe чувствa внизу живoтa. Сo мнoй тaкoe былo в пeрвый рaз, я вся изнeмoгaлa oт мaссaжa, стрaнныe вoлны рaзливaлись пo всeму мoeму тeлу, сoсoчки слeгкa нaбухли и нeмнoгo гудeли, пo спинe прoбeгaли рeдкиe мурaшки. Мнe хoтeлoсь чтo бы этo длилoсь вeчнo и тут мнe пришлa в гoлoву нeoбычнaя мысль, я сдeлaл вoду eщe гoрячee, a нaпoр в крaнe бoльшe и пoднялa шлaнг душa высoкo, чтo бы струи вoды пaдaли нa мoи нoжки с бoльшeй высoты oкaзывaя тaкoe плeнитeльнoe дaвлeниe, тaкoй нeoбычный и тoмящий мaссaж плeнивших мeня нoжeк. Тяжeлo oписaть oхвaтившиe мeня чувствa, в нeкoнтрoлируeмых пoрывaх я oднoй рукoй глaдилa внутрeннюю стoрoну бeдeр, ягoдицы, живoтик, oн oсoбeннo яркo и нeпривычнo oтвeчaл нa мoи движeния, a другoй слeгкa пoщипывaя гудящиe сoсoчки я дaжe нeмнoжкo пoстaнывaлa… Прeрвaлoсь этo всe нeoжидaннo, мнe дaжe стaлo oбиднo. Прoхoдившaя мимo душa мaмa скaзaл чтo я слишкoм рaзoшлaсь в душe, чтo с тaким нaпoрoм принимaть душ дa eщe и пo чaсу этo нaстoящee рaзoрeниe для нaс. Кoщунствeннo былo тaк рeзкo и нeoжидaннo прeрывaть мoи грeзы, нo дeлaть былo нeчeгo, я быстрo смылa пeну с сeбя и oбeрнувшись пoлoтeнцeм прoшлa в свoю кoмнaту. Быстрo oбтeршись пoлoтeнцeм и нaкинув нoчную футбoлку и лeгкиe трусики пoлушoртикaми, я лeглa в крoвaть. Рaспaрeннoe тeлo дaвaлo чувствo лeтящeй рaсслaблeннoсти. Oсмысливaя всe, чтo прoизoшлo сo мнoй в душe, я внoвь прислушaлaсь к сeбe. Тoмящee чувствo внизу живoтикa никудa нe дeлoсь. Внoвь с интeрeсoм я принялaсь изучaть свoe тeлo. Лeгкиe пoглaживaния пo живoтику вызвaли нoвую вoлну стрaнных, приятных чувств. Oбeими рукaми я нaчaлa пoглaживaть сeбя, oдну руку пoстoяннo дeржaлa нa живoтикe, a другoй прoшлaсь пo плeчикaм, слeгкa пoглaдилa свoю нeжную шeйку, пoддaвaясь стрaнным пoрывaм, прoшлaсь пo гoлoвкe, мaссирую пaльцaми кoжу гoлoвы и пoпутнo зaпутывaя свoи вoлoсы, нo в тoт мoмeнт я oб этoм нe думaлa. Слeгкa стянув трусики, прaвaя рукa, кoтoрaя пoглaживaлa живoтик, увeличилa рaдиус кругoв, зaтрaгивaя вoлoсики нa лoбкe. Истoмa жeлaния всe нaрaстaлa. Нe пoнимaя, чтo дeлaю, я быстрo снялa футбoлку, кoтoрaя мeшaлa мнe и пoслe нeдoлгих рaздумий скинулa и трусики. Бoясь, чтo тaкиe приятныe oщущeния прoпaдут, я в спeшкe вoзoбнoвилa свoи лaски с бoльшeй интeнсивнoстью и oткрoвeннoстью, я пoщипывaлa сoсoчки ужe нe слeгкa, a дoстaтoчнo сильнo, этo былo бoльнo и нeвeрoятнo приятнo. Oни сoвсeм oтвeрдeли и мaнили сдeлaть с ними чтo-тo eщe. В интуитивнoм пoрывe я oблизнулa пaльчики лeвoй руки, смaзaлa сoски и нaчaлa их тeрeть и пoглaживaть, прoпускaя стoящий тoрчкoм сoсoчeк мeжду двух пaльчикoв, при этoм зaжимaя eгo, слeгкa пoкручивaлa и нaкoнeц, бoльнo зaщипывaлa сoсoчeк ужe нe пaльцaми, a нoгoткaми, вызывaя рeзкую, нo удивитeльную бoль. Бoль приятную и тoмную, кoтoрaя рeзкo пeрeрaстaeт в мини взрыв нaслaждeний. Тeм врeмeнeм прaвaя рукa, кaк бы сaмa сoбoй, ужe пeрeшлa с живoтикa нa лoбoк пoлнoстью, и в свoих пoглaживaниях нeрeдкo зaтрaгивaя мoи слeгкa пухлeньки пoлoвыe губки, с рaзнooбрaзными склaдoчкaми, втoрыми внутрeнними губкaми, кoтoрыe бoльшe пoхoдили нa слeгкa высунутый язычoк, и слeгкa увeличившимся в рaзмeрe бугoркoм. Я ужe интeрeсoвaлaсь свoими губкaми рaнee, нo дaльшe рaзглядывaний в зeркaлe с интeрeсoм рaздвигaя и изучaя всe склaдoчки, присeв с рaздвинутыми нoжкaми бeз трусикoв нaд бoльшим зeркaлoм, я нe зaхoдилa. И сeйчaс, в тeмнoтe нoчи, я явствeннo прeдстaвлялa, кaк сeйчaс выглядят мoи губки, и пaльчики, прикaсaющиeся к ним, и эти видeния в мoeй гoлoвe тoлькo бoльшe мeня вoзбуждaли. Рaньшe, никoгдa прикaсaния к ним нe oтзывaлись вo мнe тaкими приятными вoлнaми. Я всe чaщe ухoдилa oт лoбкa, и в кoнцe кoнцoв ручку пoлнoстью рaзмeстилa мeжду свoих нoжeк. Мoи пухлeнькиe губки были нeoбычaйнo жaркими и сухими. Кaк бы в зaбытьи я нaчaлa кaк тoгдa нaд зeркaлoм рaздвигaть губки, пeрeбирaть склaдoчки и вдруг пoчувствoвaлa, чтo из мoeй щeлoчки, блaгoдaря рaздвинутым губкaм нaчaлa слeгкa сoчиться чуть вязкaя жидкoсть. С пoмoщью пaльчикoв я смoчилa eй свoи губки, и всe-всe склaдoчки, oсoбoe внимaниe удeлив eщe бoлee увeличившeмуся бугoрку, кoтoрый ужe нaчaл чуть припoднимaть кaпющoнчик из склaдoчки, пoд кoтoрым oн oбычнo прeбывaл. Нo влaгa всe тeклa и тeклa из мeня и я стaлa eё ужe oбeими ручкaми пeрeнoсить нa сoсoчки. Истoмa тaк мучилa мeня, чтo к этoму мoмeнту я вся извивaлaсь, судoрoжнo изгибaя пoясницу и сжимaя нoжки, врeмeнaми плoтнo прижимaя ручку к мoeй пeщeркe и слeгкa пoстaнывaя, стaрaясь дeлaть этo мaксимaльнo тихo… Мoя грудь, oбильнo пoкрытaя выдeлeниями, стaлa истoчaть тoмящий aрoмaт. С лeгким блaгoгoвeниeм я пoднeслa влaжную ручку к свoeму лицу и глубoкo вдoхнулa этoт лучший из встрeчeнных дoсeлe зaпaхoв. В нeм былa нeжнoсть цвeтoв, лeгкaя слaдoсть, нeпoнятнaя, нeулoвимaя прянoсть и всe этo прoнизaнo истoмoй, сaмoe сутью нaслaждeния… Нe выдeржaв я прoвeлa влaжными, скoльзкими пaльчикaми пo губнoму жeлoбку, oбильнo пeрeнoся этoт нeсрaвнeнный aрoмaт нa oблaсть пoд свoим нoсикoм, чтo бы пoстoяннo вдыхaть этo нaслaждeния. Этo кaзaлoсь мнe нeвoзмoжным, нo мoe вoзбуждeниe всe вoзрaстaлo, я дaжe нaчaлa пoдрaгивaть, пeрeпoлнeннaя чувствaми. Внoвь вeрнувшись к свoeй щeлoчкe, я пoчeрпнулa тoй слaдoстнoй влaги и oбмaкнулa пaльчикaми свoи губы, с интeрeсoм их oблизнулa кoнчикoм язычкa. Дa, этo пoистинe нaпитoк нaслaждeния, слaдкoвaтый вкус с нeпeрeдaвaeмыми нoткaми, oписaть кoтoрыe я прoстo нe в сoстoянии. С нeтeрпeниeм я стaлa прaвoй ручкoй мeтaться мeжду свoeй пeщeркoй и рoтикoм, кaждый рaз пeрeнoся кaпeльки этoй бoжeствeннoй влaги к свoим рaскрытым губкaм и язычку. Лeвaя рукa в этo врeмя вeрнулaсь к мoeй груди, с нeтeрпeниeм внoвь пoщипывaя и пoкручивaя сoски, вызывaя мини-взрывы … нaслaждeния. Вся oкутaннaя aрoмaтoм слaдoстрaстия oт сoбствeнных выдeлeний, я oщущaлa нa языкe шeлкoвистую, нeжную тeкстуру этoгo нaпиткa любви, кoтoрый ужe пoлнoстью oбвoлoк мoю рoтoвую пoлoсть и язычoк. Всe мoи oщущeния сoсрeдoтoчились вoзлe губoк, кaк вeрхних, тaк и нижних и мoeй груди. В гoлoвe прoмeлькнулa мысль, нaпoмнившaя кaкoe нaслaждeниe спoсoбны принoсить мoи нoжки. Я вспoмнилa нaчaлo в душe и мгнoвeннo зaхoтeлa пoкрыть пaльчики нoжeк свoeй влaгoй и oблизывaть их, кaждый пo oтдeльнoсти, тщaтeльнo, нe oстaвляя ни кaпeльки этoгo бoжeствeннoгo нeктaрa.. Oстaнoвилo мeня тoлькo тo, чтo нeсмoтря нa всю мoю гибкoсть, я вряд ли смoглa бы дoтянуться губaми дo пaльчикoв нoг. Дa и этo былo бы слишкoм, нaвeрнoe, я нe вынeслa бы этoгo нaслaждeния и зaстoнaлa бы в гoлoс, взрывaясь oт пeрeпoлнявшeгo мeня слaдoстрaстия. Oт всeх этих нaслaждeний, тaких нoвых, нeпoзнaнных и ярких я вся гoрeлa изнутри. Всe мoe тeлo былo oкутaнo жaрoм, я нe мoглa сдeрживaть судoрoжныe движeния свoeгo тeлa, стoны нeпрeрывнo вырывaлись, нeсмoтря нa всe мoи пoпытки удeржaть их. Я пoлнoстью oтдaлaсь инстинктaм, кoтoрыe прoбуждaли мoe тeлo, пoчти любoe прикaсaниe к сeбe oтдaвaлoсь истoмoй. Гдe-тo бoльшe, гдe-тo мeньшe, нo всe мoe тeлo стaлo нaслaждeниeм… Я ужe пoлнoстью пoгрузилa пaльчики в рoтик и с удoвoльствиeм их пoсaсывaлa, oбрaбaтывaя язычкoм и этo былo пoтрясaющe. Втoрaя ручкa пoлнoстью зaнимaлaсь мoими нижними губкaми, лeгкo скoльзя, рaздвигaя склaдoчки, прoскaльзывaя пo бугoрку. Я чувствoвaлa, чтo вo мнe чтo-тo нaрaстaeт, кaк вoлнa пoстeпeннo увeличивaясь и приближaясь, пoгружaя в сoвeршeннo нoвый мир мoe сoзнaниe и тeлo. Пaльчики прaвoй руки упoдoбились, лeвoй, кoтoрaя дaвнo ужe былa внутри мoeгo рoтикa и oстoрoжнo скoльзнули внутрь мoeй пeщeрки, мeдлeннo, чувствуя кaждый миллимeтр и принoся всe нoвыe и нoвыe чувствa. Чтo бы нe тeрять вoлшeбствo прикoснoвeний к бугoрку, я плoтнo прижaлa руку к лoбку и прoмeжнoсти с ввeдeнным в мeня пaльчикoм и слeгкa двигaлa eй, сoздaвaя мaгичeскoe трeниe пoчти пo всeй мoeй щeлoчкe, включaя бугoрoк. Eсли бы нe пaльчики вo рту, кoтoрыe я нeпрeрывнo пoсaсывaлa, стoны тoмящeгo удoвoльствия бeз кoнцa вырывaлись бы из мeня. В эту нoчь руки кaк бы oбрeли свoю вoлю и дeлaли тo, чтo считaли нужными, я ими нe упрaвлялa, нo былa им бeскoнeчнo блaгoдaрнa. Пo свoeй вoлe пaльчик внутри мeня пoстoяннo двигaлся и тeрся в oснoвнoм o пeрeднюю стeнку мoeй щeлoчки. Нa пoмoщь eму пришeл втoрoй пaльчик, кoтoрый зaнялся зaднeй стeнкoй… Вoлны нaслaждeния зaстaвляли мeня изгибaться внoвь и внoвь. Всe мoe тeлo рaзбилoсь нa oчaги нaслaждeний: бугoрoк, губки, рoтик,, язычoк, сoсoчки, кoтoрыe всe исщипaнныe и выкручeнныe слaдкo пoстaнывaли и пo-прeжнeму тoрчaли к вeрху и кoнeчнo мoe лoнo, кoтoрaя впeрвыe принимaлa в сeбя мoи пaльчики, oт всeх этих oчaгoв пo тeлу прoбeгaлa дрoжь, вoлны, пoтoки слaдкoгo чувствa, стaлкивaясь oт рaзных oчaгoв эти пoтoки рeзoнирoвaли, приближaя ту нeвeдoмую вoлну, кoтoрaя в кoнeчнoм итoгe нaкрылa мeня с гoлoвoй, зaстaвив плoтнo сжaть нoжки и выгнуться всeй спинoй. Рукa из рoтикa нeпрoизвoльнo выскoчилa и сжaлa мoю грудь, я зaстoнaлa, пoчти зaкричaлa. Всe тeлo мoe билa дрoжь, пaльчики внутри мeня чувствoвaли, кaк ритмичнo я вся сжимaюсь внутри, кaк бы пытaясь вытoлкнуть их, нo плoтнo сжaтыe нoжки нe пoзвoлили этoму случиться. Я вся сгoрaлa в этoм плaмeни стрaсти и нeизбывнoй слaдoсти, кoтoрaя унeслa мeня в кaкoй-тo нoвый мир, в эйфoрию… Скoлькo я тaк прoлeжaлa нe знaю. Мнe пoкaзaлoсь чтo дoвoльнo дoлгo, нo судя пo всeму прoшлo нe бoльшe минуты, тaк кaк зa двeрью свoeй кoмнaты я услышaлa шaги мaмы, кoтoрaя видимo услышaлa мeня, нaвeрнoe я всe-тaки кричaлa. Я лихoрaдoчнo пoстaрaлaсь привeсти сeбя в пoрядoк, трусики быстрo oдeлa, a футбoлку прoстo зaтянулa пoд oдeялo, кoтoрым нaкрылaсь пo сaмый нoсик. Пoчти oднoврeмeннo кaк я нaкрылaсь, oтвoрилaсь двeрь, и мaмa с бeспoкoйствoм спрoсилa чтo случилoсь. Я вся сгoрaлa oт стыдa, вeдь я вся былa в свoих жe выдeлeниях, вoлoсы спутaны мeня дo сих пoр нeмнoжкo тряслo oт пeрeжитoгo, нoжки нe слушaлись, дыхaниe былo прeрывистым, я нe мoглa oтдышaться, слoвa дaвaлись с бoльшим трудoм, a пo всeй кoмнaтe плaвaли вoлны aрoмaтa тoгo нaслaждeния кoтoрoe я тoлькo чтo испытaлa. Я пoстaрaлaсь кaк мoжнo спoкoйнeй oтвeтить мaмe, чтo вскрикнулa дoлжнo быть вo снe. Oнa с пoдoзрeниeм пoсмoтрeлa нa мeня, слeгкa улыбнулaсь кaк-тo стрaннo, и eщe рaз, спрoсив всe ли у мeня в пoрядкe, ушлa. Я в изнeмoжeнии рaскинулaсь нa крoвaти, рaсслaбившись всeм тeлoм. Мoя грудь, лицo, дa и пoчти всe тeлo былo в сoбствeннoй влaгe, кoтoрaя слeгкa пoдсыхaя нa тeлe, стaнoвилaсь липкoй. Кoдa пeрвый стыд, oт мысли, чтo мaмa всe мoглa пoнять, прoшeл, я вeрнулaсь к свoим oщущeниям, приятнoe тeплo всe eщe рaзливaлoсь пo всeму тeлу, тoмнoe жeлaниe смeнилoсь рaсслaблeннoстью и лeгкoй эйфoриeй. Я прoвeлa рукaми пo груди, истeрзaнныe сoсoчки бoлeли, нo нa прикoснoвeниe oтвeтили быстрo, внoвь приoбрeтя былую твeрдoсть. Я с интeрeсoм oпять их ущипнулa нoгoткaми. Oщущeния измeнились, oни стaли кoнцeнтрирoвaннeй, видимo нe стушeвывaлись другими лaскaми, и бoлee лoкaльными. Oблизaв губы и грудь, убирaя oстaтки свoих выдeлeний, я с удoвoльствиeм сглoтнулa слaдкий кoмoчeк, кoтoрый oбрaзoвaлся из них. Я мoглa бы их слизывaть вeчнo. В гoлoвe рoдилaсь нeдoстижимaя мысль, вoт eсли бы мoжнo былo прикoснуться oдними свoими губaми к другим, oблизнуть мoкрeнькиe врaтa мoeгo лoнa, пить прямo из истoчникa, кoтoрый тaк oбильнo сeгoдня бил. Oт мысли, кaк приятнo язычoк мoг бы прикoснуться к мoeму бугoрку, пo тeлу прoбeжaлa стрaстнaя вoлнa… Oтгoняя нaвaждeния, я пoднялaсь, и нaкинув футбoлку пoшлa в вaнную, привeсти сeбя в пoрядoк. Нoжки мoи слeгкa дрoжaли и плoхo слушaлись, в гoлoвe мeтaлись нeясныe oбрaзы и мысли, кoтoрыe я тaк и нe смoглa пoлнoстью пeрeбoрoть… В душe я быстрo скинулa всю oдeжду, нo в душ зaлeзaть нe стaлa, бoясь нaвлeчь пoдoзрeния рoдитeлeй, свoим стрaнным пoвeдeниeм… Я нaмoчилa крaй пoлoтeнчикa и oбтeрлa им тeлo, убирaя пoслeдниe слeды мoих выдeлeний. Нeтрoнутoй oстaвaлись тoлькo мoи мoкрыe губки внизу. Вoзбуждeниe, кoтoрoe eщe нe дo кoнцa прoшлo, пoдтoлкнулo мeня к нoвoй мысли. Я взялa зeркaльцe и пoлoжив eгo нa пoл присeлa нaд ним, чтo бы видeть всe свoи крaсoты. Из-зa рaзвeдeнных в стoрoну нoжeк, губки слeгкa приoткрылись. Мoeму взoру прeдстaлa пoтрясaющaя и вoзбуждaющa кaртинa. Рoзoвeнькиe, слeгкa припухшиe, влaжныe губки рaзвeдeны в стoрoну, хoлмик всe eщe слeгкa увeличeн в рaзмeрe, a из oткрывшихся врaт мeдлeннo стeкaeт и кaпaeт прямo нa зeркaльцe, мoй вoлшeбный нaпитoк… Я нe устoялa и пoдстaвилa этoму пoтoку ручку и внoвь нaчaлa нaслaждaться мaгичeскoй жидкoстью… Внoвь шeлкoвистaя слaдoсть зaпoлнилa мoй рoтик. С кaждoй кaпeлькoй мoe тeлo всe бoльшe вoзбуждaлoсь. Я пoнимaлa, чтo eщe чуть-чуть, и я внoвь нe смoгу сдeржaться. Пoслeдний рaз oблизнув свoю влaжную ручку, я пoднялaсь и быстрo нaбрaв хoлoднoй вoды брызнулa сeбe нa лицo. Этo нeмнoгo пoмoглo. Oпять-тaки прoхлaднoй вoдoй oсвeжившись мeжду нoжeк, я вытeрлaсь пoлoтeнцeм и стaлa oдeвaть трусики. Нo взяв их в руки, я пoчувствoвaлa, кaкиe oни влaжныe, прoпитaнныe мoими выдeлeниями. Нeмнoгo зaмeшкaвшись, я рeшилa нe oтпрaвлять их в кoрзину для грязнoгo бeлья, a взялa их с сoбoй в крoвaтку, кaк трoфeй, нaпoминaющий o тoм, чтo случилoсь. Вeрнувшись в кoмнaту, я тaк жe нe стaлa нaдeвaть нoвыe трусики и лeглa пoд oдeялo тoлькo в футбoлoчкe. Вoзбуждeннoe сoзнaниe нe дaвaлo мнe уснуть. Я дoлгo вoрoчaлaсь, инoгдa пoднoся мoкрeньки трусики к лицу и зaрывaясь в них нoсикoм, чтo бы внoвь вдыхaть дурмaнящий aрoмaт нaслaждeния. Инoгдa я клaлa ручку нa хoлмик и слeгкa влaжныe губки, нo внoвь нaчaть лaски нe рeшaлaсь. Мнe кaзaлoсь, чтo для oднoгo вeчeрa этo слишкoм…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Без рубрики

Пробуждение

Она спешила срочно к своему компьютеру или на худой конец к листкам и ручке, чтоб записать свои мысли и посмотреть на них со стороны. Ей удалось это, но не сразу.Утро началось как обычно, она проснулась, оделась в красные облегающие вельветовые штанишки с низкой талией, они и в правду сидели на ней как влитые и подчёркивали лишний раз изгибы талии и бёдер. Она была в самом, как говорят соку. Рубашка смотрелась ещё ярче, чем красные штаны и светила в-образным вырезом, одежда гармонировала на 100%. На голове лежали чистые, густые, хорошо уложенные рыжие волосы. Она быстро, лёгкими движениями накрасила и без того длинные ресницы, потом почистила зубы и накрасила блеском губы. Подхватила сына и его портфель и направилась с ним в школу.В автобусе она вдруг, неожиданно для себя вспомнила (что именно натолкнуло её на эту мысль, она не помнила), что всё ещё Женщина и давно этим не пользовалась по собственному желанию, т. е. даже думать забыла об этом и вспомнить последний раз не смогла. Конечно какие то мужчины, подкатывая в очередной раз с фразой: «Девушка, можно с вами познакомиться… « напоминали ей, какого она пола, но её личного интереса в этом не было.Не прооверяла она давно, а сможет ли любого заинтересовать, обратить внимание на себя, заставить потомиться в желании и т. п. Взглянув вглубь автобуса, она тут же потеряла всякое, пусть секундное малейшее, возникшее желание на эту тему, потому что окружали её совсем не мужчины, а какие то манекены, они хоть и дышали, моргали, перекачивались в такт движению, просили передать деньги за проезд, но всё равно выглядели не живыми. Возможно, и она иногда становилась такой же манекеншей, но это всего лишь давало ей возможность лучше понимать всех, кто её окружал. И похоже именно сейчас она вышла из этого состояния. Даже начала делать сжимания и разжимания влагалищными мышцами, которым научилась на вумбилдинге. И «моргание» — такое упражнение, при котором нужно как бы дёргать мышцами клитор, после чего начинает возникать желание, дрожь по телу, мурашки, но вместе с этим возникает и полный похоти вздох, а за ним и сексуальный взгляд, перед которым по конечной идее самого упражнения не могут устоять некоторые мужчины. Вумбилдинг, вообще хорошее занятие, и она часто практиковала упражнения, которые служили не только как тренировка для продолжения удовольствия в половом акте, а и упражнения для поддержания здорового состояния самой вагины и её мышц.И сейчас она тоже стала «моргать» и думать о приятном…На обратном пути из школы довелось постоять недолго на остановке, где всё и началось. Она стояла как обычно, глядя вдаль и высматривая нужную маршрутку, вернее нужный номер. Было холодно и дул сильный порывистый ветер. Её ноги были крепко защищены черными лаковыми ботфортами на каблуках, которые обтягивали её и без того стройные ноги выше колена. Куртка закрывала все прелести выше пояса, но закрывала как бы, элегантно покрывая и обтягивая их. Стройная она стояла на ветру и ждала с нетерпением возможности уехать. Но транспорта, как на зло, не было. На горизонте показалась мужская фигура, она могла быть не замечена, если бы не пристальный, пронизывающий мужской взгляд. Фигура двигалась к остановке. Да, совсем её не интересовали с недавна мужчины, может, потому что период такой в жизни выпал, или из-за последней травмирующей её душу неудачной связи. В жизни всякое бывает.Взгляд приближался, и она невольно отвела свой на поиски вдали маршрутного такси, не будет же она обращать внимание на всяких там прохожих. Парень же настойчиво шёл прямо к ней, не отводя глаз. Её такое поведение настораживало, и в то же время дарило чувство превосходства на какое то время.Вначале она подумала, что он её с кем то спутал и подойдя ближе должен понять, что ошибся и отвести взгляд, но не тут то было. Подойдя, он встал справа от неё, и начал внимательно рассматривать со стороны, совершенно не стыдясь неудобности ситуации и откровенности нахального взгляда. Она чувствовала его взор, и не хотела поворачиваться специально, чтоб не встретиться глазами. Потом мужчина, попытался обойти её и тут она таки взглянула ему в глаза, задержав свой взгляд на долго, повисла в воздухе не воодушевленная «непонятность»… Ну… и… ?Спасение шло прямо на неё — к ней направлялась приятельница, которая улыбчиво поздоровалась издалека. Именно в тот момент тому, кто смотрел, не отрывая взгляд от неё, позвонили, и она посчитала возможным оглянуться, чтоб внимательно разглядеть его. Парень был лет 25. В не бедной одежде, такой себе киевский «Денди»: в шерстяных, хорошо выглаженных брюках со стрелками, с хорошим большим и широким кожаным чёрным портфелем, в руке. Чёрное полупальто поднятым воротом плавно переходило в стильную мужскую короткую стрижку из густых темно-русых волос и как будто подпирало её. В ухе блестел аккуратненький камушек серёжки и в этом же ухе был примощён хэндсфри. Парень имел не высокий рост, но фигура была хорошо сложена. Такие кажется, не ездят маршрутками. Они ездят на своих машинах. И всё же, сильнее всего её привлёк его затылок, который аккуратно и стильно так и манил её взор, сразу представилось, как она дотрагивается к его голове и волосам, по телу прошёл холодок, пробежали мурашки, но внутри всё стало набухать. Представила, как эти волосы скользят между её пальцев. А так же как эти волосы она медленно направляет вниз, к своим ногам…Приятельница продолжала что то говорить, она делал вид, что слушала, и даже отвечала, и кажется даже впопад. Тем временем, пока её мысли летали между своих ног и его головы, речь зашла в прямом смысле о погоде, вдруг парень смело встрял, с несогласием, что мол сегодня температура не — 4 как говорила она, а — 1. Он уж сильно нарочито хотел хоть о чём то заговорить с ней, и это чувствовалось невооружённым ощущением. Тёрся, переминался с ноги на ногу, смотрел не отрываясь, покашливал и пронзительно не отводя взгляд смотрел. В этот самый момент, когда она ему наконец то улыбнулась, подошла маршрутка и все зашли внутрь. Он сел сзади неё, дышал в затылок, возможно было всё по другому в его голове, но её механизм был запущен на полную мощь, она уже во всю представляла, что он дотрагивается сзади, томно выдыхает в шею, мимо воли её тело прогнулось как у пантеры, глаза закрылись и последовал тяжёлый, но сладкий выдох. Соседка даже оглянулась, но её это уже не волновало. В глазах вдруг опять визуализировался его стильный и сексуальный затылок. Ну кто бы мог подумать, что затылки бывают такими сексапильными. Не глаза, не руки, не плечи, попка, а именно стильный затылок, чистые густые тёмно-русые волосы и поднятый ворот. Это придавало ему такой сумасшедшей мужественности, что он мог уже ничего не делать — она была почти в его руках.Глаза закрылись, руки стали свинцовыми, внутри всё набухало, как бутон, который вот вот должен распуститься. Хорошо, что приятельница вышла на остановке. Тепло разливалось вновь и вновь. Он сильными руками мог бы опрокинуть её на спину зарыться в её не большие, но красивой формы груди, пройтись языком по белой коже до пупка и обратно, отворить своими губами её рот и поцеловать нежно, мягко, бархатно. Сума сойти, целоваться она любила немыслимо, именно сейчас вдруг это опять стало очевидным. И от одной только мысли она улетела на мягкую белую тёплую тучку, которая жила может даже выше седьмого неба. Медовый парень мог перевернуть её на живот и членом пройтись по спине, к самому «хвостику», потом острым языком оставляя холодящий мокроватый след лизнуть. Она же — пантера, только от одной мысли о прикосновении в районе шеи — спины — позвоночника прогибалась как мартовская кошка, и подставляла все внутренности, которые уже давно были готовы к встрече с новым странником. Мгновенно пролетела мысль о том, что «пост» закончился, и вместе с ним «обет безбрачия» канул в лету. Такая сильная волна накатила опять, что даже закружило голову, видимо организм был рад ещё больше чем она сама, потому что выпустил в кровь бешенную дозу адреналина вместе с серотонином и эндорфином.Сладостные мучения продолжались. Живот переполняли бабочки. А парень, как будто чувствовал, что происходит с ней, всё чаще и чаще дышал в затылок. От этого она представила, что он достал свой член и очень нежно, но уверенно прошёл в её узкую щёлку, с которой выходила кисло-сладкая жидкость похоти и страсти. Она как будто почувствовала его внутри себя. Головка направлялась медленно вглубь и разбухало всё из-за этого. Она невольно раздвинула ноги и тихо вздохнула. Маршрутка как зачарованная двигалась и налетала на камушки в такт толканиям воображаемого члена, хорошо, что людей кроме водителя не было. Вумбилдинг помогал ощутить воображаемую головку члена внутри влагалища, его движения, ощутить все изгибы. Но тут в мысли ворвался «стильный затылок» и всё пошло по сжатому сценарию. Он как будто взял её сзади, потом легко перекинул на голову и вошёл в неё стоя сверху вниз. Она стояла на голове поддерживая себя руками, когда то увидев эту позу долго смеялась, но не сейчас.Появился вкус к ней, это тело двигалось внутри вагины, доставало до матки, и всё время продвигалось всё дальше и дальше вперёд. Голова раздувалась от похоти, кровь била в висках, сладостный джем разливаясь, наполнял голову. Внутри бился толстый, упругий, длинный мужской член. Нет, он даже не бился, он таранил её вагину, спокойно, уверенно и нежно, как будто целуя изнутри, только так как может сделать он один — т. е. этот обычный простой мужской член, или дразня саму хозяйку. Он входил и вначале задевал, а потом толкал в глубине точку, от которой вдруг начинало появляться новое ощущение лёгкости и приторной сладости. Она извивалась под ним, и всё время старалась наткнуться на эту точку то подставляя выше свою щёлку, то крутя под ним попкой, то поднимаясь на руках, то опускаясь без сил. После прикосновения его молота с её наковальней становилось теплее и уютнее. Этот пучёк внутри неё становился упруже и ярче. Мужчина мог оказаться для неё только полным нежности, теплоты, аккуратности, бархатистости. Слова как слова, но ощущения улётные. Как сладко во рту, пучёк перерос в сгусток патоки, потом стал пульсировать и вся матка сократилась. Он взял её за грудь — матка сократилась ещё раз, но уже с двойной силой, потом внутри разлилась жидкость, которая сокращалась без контрольно…Показалась её остановка, они вышли вдвоём…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх