Рассказы по заказу. Беспредел в Африке

По-своему Светлана любила мужа. Они были странной парой — эффектная блондинка модельной внешности и скромный, немного стеснительный юноша. Да Димочка был этнографом по профессии и ботаником по жизни, но относился к жене с вниманием и любовью, что ее в начале отношений и подкупило. Во всяком случае, он не попытался затащить Свету в постель в первую неделю знакомства. И во вторую тоже. Пришлось ей брать все в свои руки. Секс оказался нежным и томным, и она, тогда совсем молодая девчонка, поняла: это то, что мне нужно. Увы, года чрез три здоровый женский организм стал нуждаться не в чувственном ласковом половом акте, а в хорошей трепке, в общем, чтобы попросту отодрали как следует. Пару раз они с мужем разговаривали на эту тему, Света даже делала намеки, что если он не трахнет ее в грубой форме, то она может испробовать это и на стороне. Почему-то после таких разговоров муж накидывался на Светлану… По крайней мере с ее точки зрения это так и выглядело. И несколько дней она пребывала в восторге, еще бы — пару раз удавалось и минет сделать, а однажды муж взял ее раком. Но затем все возвращалось на круги своя, муж продолжал быть нежным, минет становился непристойным и запретным, а поза раком — недостойной такой девушки… Очередная командировка мужа подвернулась как нельзя кстати. Света решила, что где-где, а уж под палящим африканским солнцем в мужчине должна проснуться африканская страсть. Плюс к этому девушка рассчитывала загореть до черноты. И вот уже неделю семейная пара находилась в какой-то африканской дыре. Конечно Светлана немного подкоптилась, но жаркое солнце было таким палящим, что она проводила в купальнике в маленьком дворике максимум по часу в день. В остальное время в душе царила скука и уныние, ведь расчеты на необыкновенный секс не оправдались — Димочка либо пропадал в ближайшем селении, либо мог говорить только о дурацких куклах, встречающихся исключительно в этой местности. На взгляд жены, эти куклы были убожескими. Плетеные из какого-то растения, они представляли собой плетеную шишку сантиметров 10 высотой и 4 шириной, с длинной пышной юбкой из оставшихся несплетеными волокон. Но Димка чуть не дрочил на них, зачастую забывая о потребностях жены, и эти куклы валялись всюду. Ко всему прочему, однажды Светлана чуть не описалась — совсем невдалеке случилась перестрелка, и возвратившийся муж поведал о том, что это балуют местные партизаны — «Красные львы». В тот день, когда все случилось, Димочка пришел домой чуть пораньше, притащив еще пару ненавистных кукол. И конечно по обыкновению не обратил никакого внимания на жену. А она так старалась! Накрасилась, сделала модную прическу, надела тонкую розовую кофточку в обтяжку, под тонкой тканью которой отчетливо просматривались соски, не говоря уже о том, что от неудовлетворенного желания они изрядно набухли и заманчиво выпирали. Вкупе с короткой, разлетающейся при каждом движении юбочкой это должно было хоть как-то заинтересовать мужа. Но… Куклы были ему милее… Света еще злилась, когда во дворе стукнула калитка. Муж выглянул и побледнел, сказав: — Дорогая, я сейчас все улажу, — и выскочил наружу. Прислушиваясь, девушка уловила обрывки разговора на достаточно чистом английском, которым местные аборигены не владели… — … деревня под контролем… — … дошли слухи, что здесь… — … мы всего лишь… — … русские? Предатели красного движения!.. Потом раздался звук пощечины и грохот падения тела. Светлана опрометью бросилась из дома… И застыла как вкопанная на пороге. Муж лежал в пыли двора, из его рассеченной губы шла кровь, а над ним возвышались три здоровенных негра, так не похожих на местных задохликов-аборигенов: в камуфляжной форме, увешанные какими-то военизированными предметами, каждый с небрежно повешенным на плечо АК-47, они белозубо щерились, глядя на попытки Димки подняться из пыли. Едва Света появилась в дверях, как один из негров, Конго (клички она узнала позже, гораздо позже) уставился на нее и улыбнулся еще шире: — Труженики села не обманули! Какая белая бьюти обосновалась здесь. Буйвол, самый здоровенный их них, соглашаясь, покачал головой: — Именно то, что надо, чтобы развлечься на отдыхе Красным львам! И тут Светлана увидела на груди камуфляжной формы красный профиль гривастой головы льва — эмблему, которая приводила в ужас местные власти. Однако гнев лишил ее возможности трезво рассуждать. Она подскочила к троице и, зло цедя слова, указала на калитку: — Убирайтесь! Вон отсюда! — Горячая штучка, — хохотнул Мрак и вдруг облапил Свету, прижав сиськами к каким-то железкам на своей груди. Девушка пискнула от неожиданности, а страх вдруг сделал ноги ватными, только тут она осознала, кто пожаловал в гости. Это ведь те повстанцы, которым пристрелить человека, как высморкаться! Они здесь, а один из них весьма недвусмысленно ее обнимает! Но этого было мало, Мрак вдруг стал тискать ее, совершенно не обращая внимания на присутствующих, и особенно на то, что свидетелем подобных непристойных посягательств на его жену был муж! Светлана застыла в шоке, не понимая, что происходит, и думая, что это все — ночной кошмар. Однако жесткие пальцы, болезненно терзавшие упругую плоть, говорили об обратном. Глаза Светы с навернувшимися от унижения и боли слезами нашли взгляд Димочки в надежде, что он может остановить это безумие. Но его взгляд был странным и еще менее реальным, чем все происходящее. Муж завороженно смотрел, как сиську жены мнет черная пятерня негра, и, казалось, испытывает все те чувства, которые она пыталась разбудить в нем последнее время. Но самое странное — едва Светлана представила вид, открывающийся перед мужем — нескромно одетую, стройную блондинку мнет в огромных лапах здоровенный негр, — как почувствовала томную тяжесть между бедер. «Нет, — крикнула она себе, — это невозможно!». Но факт оставался фактом — организм вполне определенно отозвался на грубые ласки черного мужчины. Холодея от собственной извращенности, она даже подумала, что могла бы отдаться этому верзиле, если бы оказалась с ним наедине. Но так — у всех на виду? В присутствии мужа?… Это невозможно! Светлана вырвалась из могучих лап повстанца, ощущая, как заливает щечки краска гнева и унижения. Она не представляла, что сделает в следующий момент и как это отразится на ее судьбе, но тут Конго приставил к голове Димочки пистолет: — Не рыпайся, бьюти! Вас русских следует шлепать на месте за предательство вашей страной идеалов красного движения. Но если будешь с нами ласкова и покладиста, может и простим вам ваш капитализм. Пока Конго толкал речь, к девушке подошел Буйвол и задрал кофточку к горлу. Светлана едва не зажмурилась от стыда, осознавая, что вмиг оказалась топлес, и на ее обнаженную грудь пялятся трое черных мужиков, но сопротивляться не посмела — пистолет все еще был приставлен к голове Димочки. Однако мир переворачивался: предстать вот так с голыми сиськами перед жадными похотливыми взглядами и не сметь даже возразить, не то, что возмутиться и прекратить постыдное разглядывание, оказалось так возбуждающе… Между тем Буйвол нежно провел по женской груди, так, что Светлана, убитая собственной реакцией, едва благодарно не застонала, а потом вдруг резко сдавил в черных пальцах до жути затвердевшие соски. — Так сколько ты хочешь за то, чтобы твоя бьюти ублажила трех героев партизанского движения? — Буйвол оставил занывшие соски и, принявшись снова оглаживать упругие округлости, повернулся к мужу. — Она не продается! Как вы смеете? — нервно выкрикнул Димочка, продолжая жадно наблюдать, как черные лапы беззастенчиво исследуют голые прелести его жены. — Ты не переживай, — хохотнул Конго, поигрывая пистолетом, — ей понравится! Белые сучки любят черные члены, так что будет визжать на них со всем … Читать дальше →

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх