Развратные мамочки, похотливые сыновья

Рассказ переведён с английского. Оригинальное название: Two Horny Moms, Two Horny sons. Автор: daniellesadvisor. В оригинале рассказ не имеет какого-либо деления, разбивка на части произведена переводчиком для удобства публикации. — Да, мама, сейчас я забрызгаю твои громадные сиськи спермой! Джилл стояла у порога комнаты своего сына, шокированная услышанными словами. Она понимала, что поступает неправильно, но не смогла удержаться и заглянула в щель между дверью и косяком. От увиденного ее глаза широко распахнулись. Тони стоял возле своей кровати, совершенно голый и его рука скользила по самому большому члену, который она когда-либо видела. Он дрочил свою огромную дубину закрыв глаза, с луковицеобразной головки свисала толстая нить смазки. — Да, получи, — продолжал он. — Я уже готов спустить на твои охуенные сиськи! Голова Джилл закружилась. Всего двадцать или около того минут назад Тони предпринял последнюю из множества атак на нее, попытавшись превратить материнский чмок в щечку в страстный поцелуй с засовыванием языка, одновременно лапая ее за грудь. Она отослала его наверх, и, едва отдышавшись, позвонила своей старшей сестре Каре. — … и это была совсем не первая его попытка. — сказала она, объяснив, что случилось. — Это вполне ожидаемо, Джилл. — сказала Кара. — Он озабоченный подросток с по-настоящему горячей мамочкой. Черт, на днях я собираюсь обсудить с Полом ту же проблему. — Он тебя домогался? — мысль, что ее застенчивый племянник делал что-то подобное, шокировала Джилл. — Ну… на самом деле нет. — признала Кара. — Но я видела, как он смотрит на меня и тебя. Пойми, Джилл, мы — сексуальные мамы неудовлетворенных сыновей, готовых трахать все, что шевелится. Джилл не могла не признать правоту сестры. Они обе были одарены привлекательной внешностью и шикарными формами. Она отлично знала, как часто и мужчины, и женщины пялятся на ее грудь, которая, несмотря на то, что Джилл давно разменяла третий десяток и была матерью достаточно взрослого сына, ничуть не утратила своей твердости. Ее узкая талия заставляла ее бюст казаться даже объемнее и это, вместе с ее круглой, пышной задницей заставляло многих мужчин думать о ней как о просто помешанной на сексе нимфоманке. Кажется, в это число входили и ее сын и племянник. Когда они с Карой были вместе, их часто принимали за близняшек, настолько похожи они были — не только лицом, но и фигурой. — Лучшее, что ты можешь сделать, Джилл, это объяснить ему ситуацию. Расскажи ему, что ты об этом думаешь. — сказала Кара. — Именно так я собираюсь поступить с Полом. Повесив трубку, Джилл продолжала размышлять о совете Кары. Необходимость откровенно поговорить с сыном смущала ее — в то время как Кара, похоже, не имела об этом ни малейшего представления, Джилл была испугана теми чувствами, которые Тони зародил в ней. Теперь, наблюдая, как он дрочит, сжав свой огромный орган в кулаке, она не могла убедить себя, что поступает правильно. Собрав всю свою решимость, она постучала в дверь и вошла, не дав Тони ни единого шанса что-либо предпринять. — Тони, нам надо поговорить. — произнесла она, отчаянно пытаясь не смотреть на его член. — Бля, мам, я что, вообще не могу рассчитывать на уединение? — к ее удивлению, он не прекратил онанировать, а просто присел на кровать, по-прежнему сжимая огромный торчащий член рукой. — Я был вроде как занят. — тут он усмехнулся. — Тони, перестать, пожалуйста, и прикройся пока я с тобой разговариваю. Ты не должен делать это на глазах у матери. — А почему нет? Я все равно думал о тебе, так что даже лучше, что ты смотришь. — Об этом нам и нужно поговорить. Ты думаешь обо мне подобным образом. Это неправильно. — Почему бы тебе не присесть рядом, и не объяснить мне, почему это так неправильно? — Тони сидел, одной похлопывая по кровати, а другой продолжая двигать вверх-вниз по своему торчащему стволу. Не отдавая себе отчета в своих действиях, Джилл села рядом со своим сыном. К собственному стыду, она почувствовала, что ее щель увлажнилась — она возбудилась, просто находясь рядом с ним и краем глаза глядя на то, как он мастурбирует. — Тони, тебе нельзя так думать обо мне. Это должно прекратиться. И как ты можешь дрочить у меня на глазах? Что у тебя с головой? — Я не могу перестать думать о тебе, мам. — сказал Тони, по-прежнему усмехаясь. — Ты чертовски хороша, у тебя великолепная задница, а эти твои сиськи, они просто… Бля, ты самая пиздатая телка из тех, что я вообще видел. — Но, малыш, это неправильно. — сказала Джилл, опуская глаза и понимая, что смотрит прямо на его член. Он подрагивал под ее взглядом, крупная капля смазки выступила на конце и покатилась вниз по стволу, только для того, чтобы быть размазанной его по-прежнему двигающейся рукой. — Покажи сиськи, мам. — сказал Тони. — Может, когда я увижу, я перестану о них думать. — Ох, нет, малыш. Нельзя просить мать о таких вещах. — ответила Джилл, по-прежнему наблюдая как он дрочит. — Ну же, мам. — сказал он чуть более настойчиво. — Честное слова, я никогда больше этого не попрошу. Все еще не способная поверить, что делает это, неистово пытаясь убедить себя, что он прав, и так можно положить этому конец, она ухватила нижний край своей футболки и задрала его к подбородку. На ней не было бюстгальтера, и она почувствовала, как ее щеки заливает краска одновременно от стыда и гордости, когда он восторженно вздохнул, увидев ее огромные буфера, каждый размером почти с ее голову. — Все, достаточно. — сказала она спустя кратчайший из моментов, снова опуская футболку. — Слишком быстро, мам. — сказал Тони. — Сними ее совсем. Покажи, как ты их мнешь. — Нет. — сказала Джилл. — Мне вообще не следовало этого делать. — Сними. — снова сказал Тони. — Я хочу видеть их, пока дрочу. Иначе я не перестану о них мечтать. Не глядя на него, она снова задрала футболку, но на этот раз стянула ее через голову, тряхнула волосами, рассыпая их, и бросила футболку рядом с собой. — Ну, теперь счастлив? — спросила она. — Бля… Еще бы. — сказал Тони, облизывая губы. Глядя на огромные груди своей матери, он начал быстрее двигать сжимавшей член рукой. — Сдвинь их вместе, мам. — Сказал он. — Покажи, как ты сжимаешь свои охуенные сиськи руками. Трепеща от стыда и возбуждения, с отвердевшими помимо ее воли сосками, Джилл обхватила груди руками и сдвинула их, демонстрируя глубокую и аппетитную ложбину. Она не особо удивилась, когда Тони встал, нацелившись на нее своим огромным членом. — Это совсем неправильно, малыш. — сказала она, бросая быстрые взгляды на его здоровенный хер, покачивающийся перед ней в такт движениям скользившей вверх-вниз по стволу руки сына. — Да все нормально, мам. — сказал Тони. — Я так долго мечтал об этом! Он шагнул вперед и как раз в этот момент нить смазки сорвалась с его конца и тяжело шлепнулась между ее сисек. Она почувствовала как густая, вязкая масса растекается между ее больших круглых грудей и охнула, пизда сжалась между ног, истекая соками. — Ты ведь не против, мам. — Тони слегка нагнулся и подался вперед, заталкивая свою дубину между ее теперь уже смазанными буферами. Джилл прикусила нижнюю губу, чтобы не закричать от удовольствия, чувствуя как твердый и горячий хуй сына скользит между ее грудей, и принялась покачиваться взад-вперед. Собственный … сын ебал ее между сисек и она даже не пыталась остановить его! Что нашло на нее? — Бля-я-а… Хорошо… — выдохнул Тони, осторожно двигая хуем между сиськами. — Давай я снова сяду. — он высвободил член и присел рядом с матерью. — Ну же, мам, так будет удобнее. — он взял ее за руку и легко заставил подняться с кровати. Сама не веря происходящему Джилл позволила сыну опустить себя на колени между его ногами. Без каких-либо возражений она приняла требуемую позу и даже сама развела сиськи в стороны, а когда он сунул между них член, сдвинула, снова сжимая его каменно-твердый хуй грудями. — Да, мамочка, именно так. — сказал он, когда она молча начала скользить своими сиськами по его члену. В голове Джилл бушевал ураган противоречий — она не просто позволила сыну трахнуть ее между грудей, но и помогала ему в этом! Разум вопил, что нужно бежать отсюда, но тело требовало остаться, пизда сочилась, а соски торчали как никогда в жизни. Помимо воли, она застонала, когда его ладонь прошлась по ее густым белокурым волосам и легла на затылок, наклоняя ее голову вперед и вниз. — Отсоси у меня, мам. — мягко сказал он. — Ты же сама хочешь. И, о Боже, он был прав. Тихонько всхлипнув, она склонила голову, встречая трахающий ее огромные сиськи хуй, открыла рот и высунула язык. Теперь уже застонал Тони, увидев и почувствовав как язык его мамочки обрабатывает его залупу, жадно слизывая покрывающую ее смазку. Потом Джилл нагнулась ниже, заглатывая его член. — Ох, бля, да… Соси, мама… Соси мой хуй… — вопил он, наблюдая как ее голова качается вверх-вниз на его члене. Джилл едва держала себя в руках. Она сосала у своего сына! И ей нравилось чувствовать его между сиськами и во рту. Ей нравился вкус его смазки и она дождаться не могла, когда же он кончит, насытив ее семенем, в котором она, сама того не понимая, так отчаянно нуждалась. Словно прочитав ее мысли, Тони выдохнул: — Бля, мам, я кончаю! Не позволив ей опомниться, он снова встал на ноги, заставляя ее слегка податься назад, и опять принялся надрачивать свой елдак. Джилл стояла на коленях, сжимая сиськи ладонями и глядя снизу на огромный хуй сына. — Скажи «Ааа», мамуля. — Тони с шумом втянул воздух. — Бля, я тебя всю уделаю! Он захрипел и его хуй выстрелил сгусток спермы, попавший Джилл в лоб. Семя потекло от линии ее волос, через глаз и вниз по щеке, стекая по линии ее подбородка. За первой порцией последовала вторая, украсив ее лицо еще одной жирной белой линией, потом еще и еще. Он извергал малофью без остановки, кое-что попало в распахнутый рот Джилл, но большая часть густым слоем покрыла ее лицо. Тогда Тони слегка изменил позу, на сей раз нацелившись мамочке в грудь. Он продолжал брызгать спермой, заливая ее буфера, а потом опять выпрямился и снова ввел хуй ей в рот, вздохнув, когда мать жадно сглотнула последние порции спермы. — Бля-я-а, — просипел он, глядя на нее. Она стояла на коленях, оцепеневшая и растерянная, забрызганная его семенем. Он давно мечтал кончить матери на лицо и вот — мечта осуществилась. — Бля, — повторил он, покидая ее рот и проводя хуем по ее лицу, размазывая сперму по ее коже. — Пасиб, мамуль. — хохотнул он. Его слова как будто вывели ее из ступора, она вздрогнула, словно только сейчас поняв, где она и что произошло. — Как ты мог так поступить со мной? — воскликнула она, вскакивая на ноги. — Никогда больше даже не заикайся об этом! — И она выбежала из комнаты, оставив своего сына удовлетворенным, но совершенно сбитым с толку. Джилл остановилась только в собственной комнате. Почувствовав себя в безопасности, она попыталась осмыслить произошедшее. Получалось, что попытавшись исправить ситуацию, она только все ухудшила. Подойдя к трюмо, она взглянула на свое отражение — голая по пояс, раскрасневшаяся и запачканая — она поверить не могла! — спермой своего сына. — Больше никогда. — прошептала она. — Никогда. Тем не менее, она пристально наблюдала за собой в зеркало, стирая с лица покрывавший его толстый слой малофьи. Безотчетно, она сунула пальцы в рот, слизывая с них этот нектар. Она повторяла это операцию снова и снова, собирая семя своего сына и отправляя его в рот, и при этом не переставала твердить про себя, что больше никогда не позволит повториться ничему подобному. Продолжение следует… Отзывы, вопросы, идеи и пожелания присылайте на blacknero@inbox.ru. Так же можете писать в том случае, если у вас просто есть желание пообщаться на инцест-тематику. E-mail автора: blacknero@inbox. ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх