Без рубрики

Романтика

Тишина была нарушена громким хлопком сначала открывающейся, а потом и закрывающейся входной двери. Зажегся свет, раздались приглушенные голоса и послышались тихие шаги. Голоса были настолько тихими, что нельзя было разобрать не только о чем говорят, но и кому принадлежат голоса. Из-под двери в темную комнату проскользнула легкая янтарная нить света. Дверь распахнулась и на пороге возникла пара молодых людей. Девушка, еще даже почти девочка, в нерешительности замерла на пороге. Ее глаза, в которых горел тусклый хмельной огонек, выражали еще не отброшенное сомнение и даже солидную долю стыда. Ее парень, которому на вид можно было дать лет двадцать с небольшим, держался более уверенно. Попытавшись подбодрить свою спутницу, он попытался изобразить подобие теплой улыбки, которая породила только еще большее смущение. Жестом пригласив ее войти в комнату, он прикрыл за собой дверь и щелкнул переключателем на стене. Зажегся слабый свет и вырвал из темноты очертания комнаты: плотно занавешенные окна, небольшой журнальный стол с парой стульев и кровать почти по самому центру комнаты. Еще одна небольшая порция алкоголя сделала свое дело. Он успел подметить, как девушка уже немного осмелела, и на бледном лице заполыхал слабый румянец; тонкие длинные пальцы с острыми чуть загнутыми ногтями барабанили по крышке стола. Взгляд скользнул по ее лицу, по глубокому вырезу блузы, и вернулся к монотонно стучащим по полированной поверхности стола пальцам. Беззвучный шелест коснувшихся друг друга на короткое мгновение губ был достаточно громким для тихой пустой комнаты. Через мгновение последовал второй. Этот поцелуй был долгим, настолько долгим, что был почти лишен сексуальности. Настойчивые прикосновения во время поцелуя все же разбили скользкий барьер нерешительности и скованности. Долгой взгляд в глаза был снова прерван поцелуем. Коротким, отрывистым — губы лишь слегка шаркнули друг о друга. Они переместились со стульев на кровать. Ощущение рук забравшихся под одежду вызывали возбуждение с легким налетом стыдливости. Скользнув по животу, руки остановились на полушариях небольших часто вздымавшихся и опускавшихся грудей. Сквозь тонкую материю бюстгальтера чувствовалось, как набухли не-большие соски. Почувствовал он и как сердце забилось чуть сильнее. Робкие прикосновения ее рук возбуждали ничуть не меньше. Решив больше не оттягивать этот момент он расстегнул пуговицы блузы и отбросил ее прочь в сторону. Следом настал черед и бюстгальтера. Слабый свет тускло играл на ее бледном теле. Поцелуи опустились ниже губ: пройдя тонкой скользкой лентой по шее, они остановились в ложбинке между двумя грудями. У девушки вырвался глухой стон. Пальцы проходили по всей поверхности груди, потом подбирались вплотную к соскам, удостаивали их всего несколькими скупыми движениями, и снова принимались ласкать всю грудь. Бледное женское тело серебристой змеей извивалось на постели. Волосы спутанными рыжими нитями полыхали на темной ткани. Пальцы между тем надолго остановились на сосках. Они то мяли, то пощипывали затвердевающую неподатливую розовую плоть. Приглушенные стоны свидетельствовали о том, что одних только прикосновений рук стало недостаточно. На помощь рукам подоспели язык и губы. Губы девушки исказил долгий хриплый стон. В сосок легонько впились зубы, но и этого хватило, чтобы голова в бессильной истоме откинулась назад. Копна волос разметалась по лицу. Из-под наполовину прикрытых ресниц горели сжигаемые похотью глаза. Не желая слишком сосредотачиваться на одних только грудях, он опустился ниже, вдоль живота, пока не наткнулся на препятствие в виде трусов, слегка прикрытых уже расстегнутой юбкой — он успел расстегнуть юбку еще когда целовал ее. Тонкие полоски ткани сползли по коленям и также были отброшены прочь. Ноги раздвинулись в стороны, и язык коснулся половых губ. Он сразу же пополз глубже, нашаривая клитор. Стон и непроизвольно дернувшееся тело наглядно демонстрировали, что поиски увенчались успехом. Тело уже не подчинялось разуму, стоны становились громче. Обхватив его голову руками, она пыталась еще как-то направить его ласки, но потом возбуждение выросло настолько, что плоть уже просто не подчинялась. Цепкие когти оргазма впились в тело. На ослабевшем лице появилось вымученное подобие улыбки, было видно, что она сейчас где-то далеко. На поцелуи она реагировала вяло и неумело, впрочем, в себя она пришла довольно скоро. Ее руки стали недвусмысленно поглаживать его джинсы в области паха. Расстегнув молнию и опустив трусы, она жадно схватила в ладонь член. Другая рука обхватила мошонку. Она отвела плоть назад и провела языком от головки до мошонки. Похотливо улыбнувшись, девушка толкнула своего парня на спину и склонилась над его членом. Тонкие губы обхватили член, пропуская его в рот, язык начал делать круговые движения вокруг головки. Пальцы неумело, но уже достаточно проворно заиграли с крайней плотью. Пока у нее получалось еще не слишком удачно, член время от времени натыкался на зубы, один раз она выпустила его изо рта. Взять его в рот поглубже, до самого основания у нее не получилось, и она решила просто сосать головку. Выпустив член изо рта, она провела пальцами по набухшей красной головке и снова взяла его в рот, не забывая и время от времени подрачивать его. Второй рукой она в этот момент натирала свою промежность. Лицо ее парня искажалось с каждым движением ее губ и языка. Рыжие пряди то и дело падали ей на лицо и приходилось убирать их назад. Давление нарастало, оргазм приближался; словно почувствовав это, она лишь ускорила темп. Она почти заглотила его целиком, когда раздался приглушенный стон, и горячая струя ударилась в рот, который через мгновение был весь заполнен вязкой жидкостью. От неожиданности, чисто инстинктивно, она выпустила член изо рта, и сперма потекла наружу, на простыни. От ее нижней губы до члена, который уменьшился в размерах и стал скользко-мягким, протянулась тонкая белесая нить. В этот момент, подметил он, в ней красоты только прибавилось. Еще детское лицо полыхало одновременно от желания и стыда. В глубине серых глаз, как на дне бокала, смешались хмель, похоть и нерешительность. На полузакрытых губах, по которым растеклась ярко-алая помада, блестели мутные капли спермы. Пара капель вытекла изо рта и по краю губы и медленно скользнула по подбородку и замерла там. А еще несколько капель повисло на кончиках волос. — Понравилось? — чтобы хоть как-то развеять долгую паузу, спросила она, вытирая губы. Вместо ответа он снова принялся играть с ее уже успевшей остыть грудью. Успевшие стать мягкими соски снова набухли и затвердели. Соски поочередно оказывались во рту. Она громко стонала, когда зубы несильно впивались в чувствительную тонкую кожу соска. Девушка протянула руку и нащупала ей член и игралась с ним до того момента, пока он снова не поднялся в положение готовности. Парень довольно резко отстранил ее и, спрыгнув с кровати, направился к столу. Выдвинув верхний ящик, он извлек оттуда пачку презервативов и направился обратно к кровати. Натянув презерватив, он уложил девушку на спину и, устроившись сверху, ввел член в нее. Как он и ожидал, члену пробраться глубже помешало препятствие невинности. После нескольких сильных движений он почувствовал, как девственная ткань начала поддаваться. Он почти не слышал глухих стонов постепенно переходящих в крики. Он только ускорил темп, когда стоны девушки стали совсем громкими. На одеяла потекла тонкая струйка крови. На глаза начала накатываться красноватая пелена, в голове осталось только простое животное желание. Остались только те простые незамысловатые движения с их безумным ритмом. Постепенно, словив ритм, она также вошла в него. Два тела мерно двигались в едином ритме. Стоны монотонно сливались в один гимн слад-кой похоти. Они становились то громче, то вдруг тише. Ногти, впившиеся ему в спину, медленно поползли вниз, оставляя на спине восемь глубоких алых борозд. Вспотевшие тела измождено блестели. Оргазм наступил почти одновременно. Он почувствовал ее оргазм по отчаянным вздохам, а потом на удивление тихому вскрику, после чего она буквально обмякла под ним. Сорвав измазанный в крови презерватив, он опустился около нее. Он почти не ощущал ее жадно тянущуюся руку. Понимая, что так вот заканчивать не стоило бы, он не мог ничего поделать с собой. Усталость и опустошенность брали свое. Веки словно в один момент стали тяжелыми-тяжелыми. Он отключился, так и не успев ничего сделать. В себя он пришел первым. Голова была тяжелой от похмелья, большая часть тела зудела от усталости и изнеможения. Он посмотрел по левую сторону от себя: она, как ни в чем не бывало, тихо лежала рядом. Он некоторое время прислушивался к ее ровному дыханию, ощущая тепло ее тела. Он отметил про себя, что ее детское лицо так нисколько и не изменилось. Расслабленное во сне, оно казалось забавным, спокойным и беззаботным. Только тонкие губы что-то беззвучно шептались. Что ей снилось, он не знал, да и не хотел сейчас думать об этом. Так глядя на нее он заснул снова. В комнате вновь стояла тишина. Слабый свет лишь слегка рассеивал полумрак комнаты, вырывая из темноты прижавшиеся друг к другу тела.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики

Романтика

Мы с девчонками договорились, что вечер будет романтичным со свечами и шампанским. Девушки так обрадовались. Я подготовил гостиную в лучшем стиле. Я расставил в разных местах комнаты подсвечники и зажёг свечи. Съездил в деревню и купил много фруктов и ягод, включая экзотические. Выбор вин на столике бара удивил бы любого. Я разложил приготовленные салаты и мясо на тарелки, и принялся ждать моих девчонок. Я был одет в лёгкие штаны и весёлую гавайскую рубашку. Я включил негромкую, лёгкую музыку, заполнившую мягкими звуками всю комнату. И вот я услышал неторопливый стук каблучков, спускающихся со второго этажа. Повернув голову, я увидел два очаровательных создания, в роскошных вечерних платьях. Мила была в длинном чёрном доходящем до пола платье, с открытой грудью и спиной ноги были в ажурных чёрных чулках и чёрных лаковых туфлях на длинных каблуках. Света была в коротком розовом платье, белых чулочках и белых туфельках. Шеи и руки девушек украшало множество золотых украшений, и на лицах нанесён макияж, подчёркивающий их красоту и женственность. Сексапильность девушек заставила разгуляться в моей голове фантазиям. Я, встав с дивана, поднёс каждой девушке по алой розе, и, поцеловав им руки, провёл к столу. Девушки улыбнулись, а Мила понюхав розу, поцеловала меня в щёку. Усадив каждую, друг напротив друга, я сел между ними. Налил в бокалы красного игристого шампанского. Чокнувшись, мы выпили за сегодняшнее знакомство и пожелали друг другу хорошей недели. Мы дружно принялись уплетать ужин. Пока мы кушали, обмениваясь впечатлениями от произошедшего днём, я опустил руку под стол, и погладил коленку Свете, наслаждаясь лаской её ножки через капрон чулка. Она, улыбнувшись, послала мне воздушный поцелуй. После того как мы закончили основные блюда, и, я поставил на стол торт и налил девушкам белого вина, и после выпитого бокала услышав, что заиграла тихая музыка, пригласил Милу на медленный танец. Взяв девушку за талию, и ощутив её ручки на своих плечах, я принялся двигаться с ней. Наши движения были мягки и грациозны. Наши тени от свечей колыхались по стенам. Я, притянув Милу к себе, ощутил необычайно приятный запах её тела, почувствовал аромат её волос. Прижав к себе нежное тело, я почувствовал, как она дрожит. Лаская её голую спинку, я почувствовал эту дрожь на её спине. Наши губы слились в поцелуе, сначала нежном, но он быстро перешёл в страстный. Так мы и танцевали целуясь. Тут мне показалось, что к моей спине кто-то прижался. Это Света присоединилась к нам. Она, обняв меня сзади, принялась целовать мне ухо. Чуть поласкав его языком, она переключилась на Милу, которая, переведя свой поцелуй с моих губ на щёку, нашла своими губы Светы. Девушки принялись целоваться, а я, выскользнув из-под них, встал сбоку, обняв их. Так мы и скользили в медленном танце. Я захотел насладиться видом лесбийского поцелуя с большего расстояния, и, отступив сел на диван. А девушки, прижавшись друг к другу, продолжали обнявшись и страстно целуясь, медленно двигаться. Я, держа в одной руке бокал вина, и сигару в другой, любовался этой картиной. Руки девушек гладили тела партнёра, и вот я заметил, как Света расстегнув Миле сзади платье, смахнула его с её плеч. Платье бесшумно соскользнула с тела девушки, обнажая её красивую фигуру. Мила также аккуратно и грациозно освободила Свету от одежды. И вот теперь эти два небесных создания, стояли, нежно обнявшись, лишь в сексуальных трусиках, чулочках и туфельках, продолжая покрывать тела друг друга ласками и поцелуями. Казалось, что это был лишь волшебный сон. Мой дружок распирал брюки, пытаясь разорвать ширинку. Вино дополнительно кружило мне голову, а облака дыма дополняли шарм моему видению. Музыка закончилась, я, тихонько похлопав, увидел, как девушки повернулись, и весело улыбаясь, пошли ко мне. Мила, прижавшись, присела рядом со мной, А Света уселась мне на колени, обвив мою шею ручками. Девушки принялись целоваться со мной. Их нежные и мокренькие губы сводили меня с ума, смелые язычки, исследовавшие моё лицо и рот, возбудили мою похоть, которая уже приподнимала попку Светы. Света слезла с моих колен, и смело расстегнув и стащив мои штаны, проникла ладонью в мои трусы и обволокла своей маленькой ладонью моё достоинство. Она принялась двигать на нём кожицу, возбуждая и так уже крепкое оружие. Она освободила его от пут трусов и принялась нежно лизать головку язычком. Я, повернув голову и целуясь взасос с Милой, не верил, что такое может происходить. Моё дыхание остановилось, сердце бешено колотилось. Света уже глубоко поглотила член и очень приятно сосала. Движения её руки и языка достигли цели, и я доведённый до оргазма, бурно кончил в её небесный ротик, которым она всасывала в себя мою тёплую и слегка солоноватую сперму. — Ой, как много её у тебя! Просто жуть, — с этими словами она опустила мой агрегат, и, расплывшись в улыбке, сказала: — Умничка. К ней нагнулась Мила и поцеловала Свету в губы. Затем она пару раз лизнула мой член, со словами: — Как вкусненько! Я был от счастья на седьмом небе, чувствуя как две девушки, попеременно облизывают мне головку члена. Их языки встречались и вот уже они принялись целоваться друг с другом. Света уселась на диван, а Мила устроившись между её ног, принялась целовать ей грудь. Она нежно брала маленькие сосочки себе в губы, и, не выпуская их, нежно посасывала и лизала кончиком языка. Света закатила от удовольствия глаза, и, принимая ласки от поцелуев, опускающихся всё ниже и ниже по её телу, слегка постанывала. И вот Милин ротик достиг гладко выбритого лобка Светы. Она стала нежно лизать его, и, коснувшись клитора, надавила на набухающий бугорок губами. Света резко выдохнула. Тем временем я, встав сзади Милы, пытался ласкать её бархатную кожу руками. Я гладил лопатки, спинку, талию и попку. Она, виляя, показывала мне, что ей нравится. Нагнувшись, я принялся покрывать её спинку поцелуями, стараясь не пропустить ни миллиметра её волшебно пахнущего тела. Видя как, Мила принялась лизать нежно Свете киску, как она брала губами половые губки подружки, и слегка оттягивала их, как она углублялась в глубь влагалища язычком и носиком, я решил удостоить её таких же ласк. Я забрался под неё, и лежа к верху лицом, притянул за попку её к себе, усаживая киской себе на рот. Мгновенно я ощутил незабываемый аромат любви, источаемый этим красивейшим цветком, этим нераскрывшимся бутоном, из которого начал медленно истекать нектар. Я пил его, я вдыхал воздух, дурманящий мой разум, чувствуя, как цветочек раскрывает свои тончайшие лепестки навстречу моему языку, облизывающему их. Мила тем временем обрабатывали Свету так, что она уже тряслась в конвульсиях оргазма. Она вставила во влагалище подружки пальчики, и трахала её там, одновременно посасывая клитор губами. Светочка, придя в себя после оргазма, встала и уже стояла над моим членом, постепенно опускаясь. Она пальчиками раздвинула половые губки, и как бы примериваясь, приложила к ним конец моего вставшего члена. Медленно насаживаясь, она, стала погружать его в себя, чувствуя с какой радостью, принимает его, клокочущее от желания влагалище. Поглотив член полностью, она так сильно села на мои яйца, что я аж, завыл, не желая выпускать изо рта небесную киску Милы. Света принялась двигаться на мне, трясь клитором о волосатый лобок, доставляя удовольствие себе и мне одновременно. А Мила тем временем тёрлась клиторком о мои губы. Я не хотел прерывать приближение её оргазма, и лишь напряг их. Я смочил слюной мизинец и аккуратно ввёл его в попку девушки. Как оказалось ей не хватало лишь этого элемента, по тому, как она громко взвизгнув, принялась кончать, и я почувствовал, как мой рот начал наполнятся сладкой как мёд жидкостью. Мила, немного подёргавшись, отклонилась назад и упёрлась спиной в Свету, которая, обняв её, стала ласкать ей твёрденькие бугорки грудей. Повернув головы, они сблизили свои язычки и принялись играться кончиками их. Я продолжал вылизывать киску Милы. Мила очухалась, и, перевернувшись, сидела на мне лицом к Свете. Теперь я мог уже тщательнее работать языком, входя им далеко вглубь её попки пока она упиралась клитором в мой гладковыбритый подбородок. А девушки уже вовсю целовались, тихонько покусывали соски, облизывали их, гладили друг друга. Я думал, что являюсь только дополнением их совокупления. Но тут понял, что не так. Мила слезла с меня, и, наклонившись, прошептала мне на ухо: — Трахни меня в попку. Она легла на диван, и высоко задрав ноги, пригласила меня. Света, напрыгавшись на мне, слезла, и с интересом стала наблюдать, что же будет дальше. Я, приложив конец к маленькой и нежной попке Милы, стал надавливать, увеличивая напор. Сначала дырочка девушки не пускала меня, но затем, расслабившись и хлюпая, полностью приняла мой член. От сладкой боли коготки Милы вцепились в мою грудь, впиваясь до крови. Мне также стало больно, так что я на пару секунд отключился. Успокоившись, я стал медленно двигаться в попке девушки, постепенно набирая темп и видя, как она круговыми движениями ласкает себе клитор. Света тем временем лизала Миле кончик ушка, и трахала меня в попу пальчиком. Наши с Милой оргазмы слились воедино, и мы, извергая дикие крики и сильно выдыхая, казалось, пытались задуть расставленные кругом свечи. Тени бешено прыгали по стенам, и казалось, что они занимаются любовью даже страстнее нас. Отдышавшись, я пошёл к столу. Взяв бокалы и бутылочку вина, вернулся к девчонкам. Они уже сидели с виноватым видом и нежно гладили друг дружку. Я наполнил бокалы и протянул Свете пустую бутылку, чтоб она положила её на пол. Вместо этого Света облизнула горлышко бутылки, и поводила по своим губам. Затем она приложила горлышко к своей киски, и поигравшись немного им у входа, вошла вглубь влагалища. От ощущений она закрыла глаза и чуть прикусила губу. Я перехватил вопросительный взгляд Милы. И тут меня осенило. — У нас же две бутылки, — с этими словами я направился к столу, за второй бутылкой. Заодно я захватил бананы и другие «интересные» фрукты. Романтичная ночь, кажется, только начиналась. Автор: Слава Пушкин E-mail: eliri@mail.ru.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх