Россия-матушка перевоспитывает. Часть 3: Заключительная

Степан хорошо знал кавказский темперамент и поэтому держал Айгюль постоянно возле себя, чтоб её муж ничего с ней не совершил. Иногда девушка спала у него, иногда он оставался у них на ночь. Саид перестал спать на супружеской кровати и перешёл на раскладушку в салоне. Через десять дней Степан сказал Айгюль: — Сегодня вечером я буду делать из тебя настоящую шлюху. От этих слов у девушки возникло двоякое чувство. С одной стороны она тревожилась: что конкретно он задумал? А с другой стороны её брало любопытство, роль рабыни ей почему-то начинала нравиться… Вечером, когда Степан был у соседей, к ним позвонили в дверь. Саид встревожился, он никого не ждал гости. Степан сказал: — Это ко мне! Открой. Саид остался сидеть на месте, дверь пошла открывать Айгюль. Она уже начала догадываться о намерениях Степана. Но полностью ему доверяла. На пороге она увидела двоих мужиков с сумкой, в которой что-то звенело. — Степан здесь? — Да, проходите. Ребята вошли. Степан начал их знакомить: — Это мои кореша: Серый и Олег. А это моя шлюха — Айгюль (девушка залилась краской), и её муж. Последняя фраза вызвала дружный смех. — Что? Так и будем стоять и смотреть друг на друга? — спросил Сергей. Айгюль всё поняла и стала накрывать на стол. Ребята достали из сумки водку, селёдку, огурчики. Айгюль быстро пожарила картошку пока ребята обсуждали свои дела. Вернувшись, она достала стаканы и ребята разлили водку. Айгюль тоже поддержала компанию, но пила не наравне с мужиками, а меньше. — А фраеру нальём? — спросил Олег и указал на Саида — Иди сюда! — приказал Саиду Степан, налил полстакана водки, дал кусок хлеба и огурец, и добавил, — возвращайся на свою раскладушку. За столом сидят настоящие мужики. После этих слов Саид только хотел было поставить обратно на стол водку, как Степан встал и сделал шаг к нему, сжав кулаки: — Взял стакан в руки, назад не ставь — явный признак неуважения со всеми вытекающими последствиями. Саиду ничего не оставалось как вернуться на раскладушку. — Ну за твоё возвращение и за новую жизнь, — сказал тост Серый и подмигнул Айгюль, чем снова ввёл её в краску. Через какое-то время Степан говорит: — Ну что? Пора и развлекаться. Серый, доставай «библию». Она у тебя всегда с собой. Серёга достал карты и начал сдавать. За игру сели вчетвером: три друга и Айгюль. — Играем на раздевание, — сказал Степан. Первым проиграл Серый, снял футболку, взору супругов предстал торс весь в наколках, потом проиграла Айгюль и скинула халатик. Следующим опять Сергей и снял джинсы, после него рубашка улетела и с Олега. Время от времени игроки делали перерыв и подходили к столу. Поддавались ли ребята, никто сказать не мог… Но потом настала очередь Айгюль расстаться с лифчиком. При этом в трусах у Сергея произошло движение. После следующего кона расстался с джинсами и Олег. Степан же пока ни разу не проиграл. Таким образом, из игравших Степан был во всей своей одежде, остальные — только в трусах. Вот тут Степан внёс изменения в правила. Игра пошла на желания. Желание загадывал тот, кто первым выходил из игры. Надо ли говорить, что теперь проигравшей постоянно была Айгюль? Серый попросил ему подрочить. Айгюль без колебания выполнила эту просьбу. После этого для расслабления решили немного подзаправиться. При выигрыше Олега девушке пришлось сделать минет. Надо отметить, что они были заранее в курсе про сценарий вечера, поэтому с желаниями особо не церемонились. В этот раз Айгюль сосала уже более качественно. И через несколько минут сперма парня была разбрызгана по лицу и грудям девушки. Дальше произошло самое интересное. Степан должен же был когда-то выиграть, а для себя он, естественно оставил желание-десерт. — Итак, моё желание состоит из двух частей. Сначала ты должна раздеть меня, медленно, очень медленно… Айгюль начала раздевать своего хозяина, при этом пританцовывая и глядя ему в глаза. Особенно это сексуально смотрелось, когда она приседала, снимая с него джинсы. После того, как на нём остались только трусы, он остановил её и спросил Сергея: — Принёс? Не забыл? — Обижаешь, начальник, — ответил тот и достал из сумки тюбик с кремом. У девушки закралось нехорошее предчувствие, но обратно дороги не было. Её муж весь напрягся, не веря в происходящее. — Ну что ж, — обратился Степан к своей шлюшке, — сейчас ты полностью расстанешься со своей девственностью. — Хозяин, мне будет больно, — учитывая диаметр его «агрегата», взмолилась девушка. — Всё будет тип-топ. Ты, главное, — расслабься, — ответил Степан. Он наклонил её грудями на стол и обратился к её мужу, оттягивая резинку её бикини: — Непорядок! Как я буду её трахать, если на ней трусы? Надо их снять. — Дорогой, — обращаясь к мужу, поддержала девушка, — ты всегда любил снимать с меня трусики. Тебе всегда нравилось, как я при этом кручу попкой. Сделай это и сейчас. Каким-то непонятным чувством, надеясь вернуть жену, Саид подошёл и стянул вниз трусики жены, та, приподняв поочерёдно ноги, дала возможность полностью освободить её от этого предмета туалета. При этом она ещё более откровенно закрутила попкой, что возбудило всех, находящихся в комнате мужчин. И не только от зрелища, но и от осознания того, что муж освобождает такие привлекательные ягодицы для другого или других мужчин. Тогда Степан зашёл с другой стороны стола и говорит ей: — А теперь можешь снять с меня трусы и поздороваться с «ним». Айгюль повиновалась. Она стянула вниз трусы Степана и, поцеловав его член, проговорила: — Здравствуй, мой дружок, мой младший хозяин. Степан, взяв её за волосы, притянул к своему паху, и она покорно раскрыла свой ротик для его бойца, готового к длительному «сражению». Тщательно заглатывая и причмокивая, она начала ласкать его своим язычком. Через минуту-полторы Степан зашел сзади. Девушка закрыла глаза и приготовилась к боли. Но её ждал приятный сюрприз: хозяин сначала зашёл во влагалище. Немного потрахав её киску, он взял тюбик с кремом, помазал её шоколадную дырочку, вынул член, смазанный её соками и направил ей в анус. От боли она прикусила язык. Но Степан не торопился. Он дал привыкнуть анусу к размеру головки и, только потом продолжил проникновение, останавливаясь, и с каждым разом всё глубже и глубже. Когда член был введён на всю длину, девушка замычала. Но с ускорением темпа в этом мычании стали наблюдаться нотки удовольствия и постепенно оно переросло в крики наслаждения. Айгюль стала уже сама насаживаться на член. Через какое-то время от необычности ситуации: траханья молодую жену в задницу на глазах у её мужа, Степан перевозбудился и стал заливать её прямую кишку своей горячей спермой. Он вышел из неё и зрителям предстала интересная картина: голая девушка лежит животом и грудью на столе, выпятив попку, а из развороченного анального отверстия по её стройным ногам стекала сперма Когда выиграл Сергей, он сначала глянул на Степана. — Не стесняйся, — ответил тот, — ты мой гость и мне для тебя, старого корефана, ничего не жалко. Она, в первую очередь, моя собственность. И Сергей попросил шлюшку позаниматься конным спортом. При этом он даже не прикоснулся к своим трусам. Девушка всё поняла и сняла с Сергея его трусы. Когда его красавец выпрыгну на свободу, она даже отпрянула: его член был короче, чем у Степана, но гораздо толще. Но позиция сверху плюс к тому, что инициатива в движениях принадлежала ей, вместо ощущения боли доставили только наслаждения. Она оседлала этого бойца и принялась скакать как заправская джигитка, имитируя движения с шашкой и сделав взгляд, готовой ринуться в настоящий бой. Эта сцена приподняла всем настроения, кроме одного человека… надеюсь, что нетрудно догадаться, кого автор имеет в виду. Её мягкая попка ложилась на бёдра мужика, от чего она делалась шире и, в сочетании с узкой талией и выпрямленной спиной, это смотрелось очень сексуально…. Движения становились быстрее, стоны девушки не прекращались и постепенно к ним прибавилось тяжёлое дыхание Сергея. Его взгляд направился в сторону Степана и тот отрицательно покачал головой. Ладно — трахать, но кончать внутрь прерогатива только хозяина. Сергей понял и в последний момент снял девушку с члена. Та сразу ничего не поняла плюс в этот момент первая струя спермы ударила ей в подбородок, остальные попали на грудь, живот и начали стекать вниз. — Апперкот спермой, — засмеялась Айгюль и вся компания её в этом смехе поддержала. Она пошла в душ, оставляя на полу капли спермы, которые успевали стечь с её идеального тела. После этого и до конца вечера Айгюль сидела на коленях у Степана. Настроение у неё приподнялось, один раз она встала и говорит: — А я умею танцевать танец живота. — Так почему ты ещё его не танцуешь? Гости заскучали. Бегом на танец. — сказал Степан. При этом несильно, но очень звонко шлепнул её по голой ягодице, что вызвало улыбку у его гостей. У Саида же защемило сердце: сейчас его Айгюль, его любимая жёнушка будет развлекать своим танцем живота каких-то мужланов. Но самую сильную боль ему причинило то, что это она делает по собственной воле, причём, со своей инициативы… Девушка убежала в спальню, переоделась соответствующим образом, надела лучшие украшения и вышла в зал. Все аж присвистнули. Айгюль взяла, приготовленный для такого танца, диск и вставила его в плеер. Заиграла быстрая арабская музыка, кожа девушки на животе начала двигаться в такт этой музыке. Её передвижения по залу были настолько плавными, что никто не мог оторвать от неё своих глаз. Всё-таки вечер (хоть и глубоко за полночь) заканчивается, и пора ложиться спать. Степан попросил Айгюль пристроить ребят на ночлег. Не топать же им домой среди ночи… Она разложила в зале диван, а раскладушку Саида перенесли на кухню. Сама же со Степаном улеглась в спальне на супружеской кровати. Они легли, даже не укрываясь и на эту картину нельзя было наглядеться: мужик весь в наколках, со шрамами лежал на спине, слева от него, на правом боку, лежала красивейшая девушка с гладкой кожей, длинными чёрными волосами и слегка приподнятой верхней губой. Она положила свою голову ему на грудь, левую руку на живот, согнув левую ногу в колене и обняв ею бёдра своего хозяина. От того, что она лежала на правом боку, разница между талией и попкой с левой стороны удвоилась. Её груди слегка приплющились и стали похожи на круглые толстые блинчики. Левая рука Степана легла на её правую ягодицу и слегка провалилась в ней. На лице Айгюль читалось наслаждение и благодарность. Короче, смотреть на это равнодушно нельзя было, особенно, если учесть, что они лежали на супружеской кровати, а через комнату в кухне, на раскладушке её муж ворочался и никак не мог уснуть. Насчёт Саида можно сказать, что за весь вечер на него вообще никто не обращал внимания. Ребята, хоть и уголовники, но не беспредельщики, они просто хотели отдохнуть для души и рогоносца никто не трогал… Степан относился к Айгюль и как хозяин, и как любовник одновременно. Единственным отличием стало, что он перестал её целовать. Ладно, свой член — одно, но чужой, хоть и друга, во рту девушки — совсем другое. Через неделю Айгюль забеспокоилась: случилась задержка с месячными. Она побежала в аптеку, купила тест на беременность, и… результат ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЙ! Для полной убеждённости она пошла к гинекологу, который подтвердил её залёт. Это событие вызвало у неё двоякие чувства: с одной стороны спонтанность, неожиданность, она не была готова к такой новости и не планировала иметь ребёнка. А с другой стороны она понимала, что самое полное счастье женщины — в материнстве и была немного рада. А то, что залёт не от мужа — её мало волновало. Сообщила эту новость Степану и, к своему удивлению, увидела на его лице радость. Тогда, в тот же вечер, в присутствии любовника, она решила «обрадовать» Саида. — Знаешь, дорогой, — обратилась она к мужу, — ты скоро станешь папой, хи-хи. От этих слов у него комок в горле застрял и, что очень странно, он так возбудился, что кончил даже без эрекции… Саид пытался поговорить с женой, всё определить. Но никак не мог поймать удобный случай: она была или на работе, или у Степана, или дома, но Степан был рядом. Однажды, когда Степан был в душе, он всё-таки решился поговорить с женой. — Айгюль, милая! Может, давай разведёмся. — Пожалуйста! Ты свободный, можешь катиться на все четыре стороны. — Из своей квартиры? — у Саида отвисла челюсть. — А кто сказал, что она твоя? Показать документы? — Айгюдь сама удивлялась своей наглости. В это время из душа вышел Степан. Айгюль передала ему разговор с мужем. Степан сразу смекнул — в чём суть и охладил пыл кавказца: — Значит так, батя! Если с этой прелестной головки упадёт хоть один волосок, я тебе такую жизнь устрою, что будешь молить Аллаха о конце своих дней. А сейчас, в наказание тебе целый месяц запрещено прикасаться к ней даже языком. Короче: или ты ведёшь себя подобающим для тебя образом, или я устрою тебе такое, что плюнешь на квартиру и сбежишь куда глаза глядят. С тех пор Айгюль ни на минуту не оставалась одна. Степан забирал её с работы или просил кого-то из друзей. Саид помчался к адвокату. Тот выслушал его и изрёк: — Да, случай тяжелейший, риск не оправдался. Ты не учёл, что здесь другой менталитет, чем на Кавказе. Шансы у тебя практически нулевые. Надо доказать, что деньги на квартиру были заработаны тобой, а ты налоги с продаж на рынке не платил. Нигде они не учтены. Доказать и переписать квартиру на себя не сможешь. Жить куколдом Саиду очень не хотелось. Но дарить жилище для утех своей жены с грубым русским мужиком, уголовником, хотелось ещё меньше. Поэтому он решил остаться и продолжать носить на себе «одежду» куколда. Тем более, что у него ещё теплилась надежда, что у них разладится и жена к нему вернётся… При этом Саид вспомнил, как он радовался, когда обрюхатил Марину из Саратова и как она шептала ему в постели, что пока он находится с ней и ещё 2 недели после отъезда, она не подпускает мужа к себе, придумывая всяческие отговорки. Это льстило его самолюбию и рождало чувство превосходства. И тут он понял, что ситуация вернулась к нему бумерангом в образе Айгюль и Степана. В поведении Айгюль произошли изменения в сторону раскрепощения: она стала носить стрижку «каприз», джинсы с рваными дырками, и ей это очень нравилось. И тут до неё дошло, что пуританское воспитание исламских девушек связано отнюдь не для Аллаха (это отговорка), а для того, чтобы они были собственностью своих мужей, которые ведут образ жизни далеко не по Корану. Но по непонятной причине быть собственностью Степана ей почему-то нравилось. На работе она тоже стала не стесняться в употреблении ненормативной лексики, на разных корпоративах и просто девичниках она уже вела себя наравне с другими женщинами. На вопрос: будет ли она пить, отвечала резко: «Наливай!» даже Сонька подошла как—то к ней, обняла и сказала: — Ну, подруга, ты уже полностью «наша»! Правда, в отношении танцев и разговоров с мужчинами её позиция осталась прежней. Но уже по другой причине. Как-то, на корпоративе, к ней, уже подвыпившей, подошёл тоже повеселевший парень и пригласил на танец. Её рубины приняли убийственный вид, Айгюль достала телефон и сказала: — Ты хочешь, чтобы сейчас приехал мясник и раскинул тебе рамсы, что не туда заехал? Парень тут же протрезвел и ретировался. Мясник — погоняло Степана, которое он получил в одной из жестоких драк, когда у его соперника мясо кусками отрывалось — удар у Степана был железный. Городок небольшой и его знали все. Так что после этих слов, Айгюль никто не осмеливался даже комплимент отпускать. А девушка, чем больше сосед относился к ней как к собственности, тем больше к нему привязывалась. В назначенное время у неё начались родовые схватки, и на свет появилась новая жизнь. Муж встречал её в роддоме. Саиду дали подержать ребёнка чисто символически, даже сфоткали в этот момент. Но радости на его лице невозможно было найти. Степан подошёл к нему, забрал ребёнка, передал корешам и пожал Саиду руку: — Ну, батя, поздравляю. Ты ещё раз стал отцом… гы-гы. А сейчас я пойду поздравлять твою жену, она заслуживает большего поздравления… и подмигнул рогоносцу.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх