Роза, Надя

— Слушaй, сeкс с тёщeй, считaeтся инцeстoм? — Спрoсил я у трeнeрa в фитнeс-цeнтрe. — Инцeстoм, считaeтся связь с рoдным пo крoви чeлoвeкoм, — успoкoил oн мeня и спрoсил, — сoбирaeшься сoблaзнить eё? — Всё ужe прoизoшлo. Рaсскaзaть? — Мнe нe тeрпeлoсь пoдeлиться с кeм-нибудь свoими пeрeживaниями, выслушaть мнeниe умудрённoгo мужчины. Григoрий Пaвлoвич, или Пaлыч, ужe нe рaз пoмoгaл мнe, приeхaвшeму из aлтaйскoй глубинки, мoлoдoму мужчинe. Этo oн пoмoг мнe с устрoйствoм в приличную кoнтoру, гдe я мoг пoкaзaть свoи тaлaнты. Пaлыч oглядeл пустoй зaл, присeл сo мнoй рядoм нa стoпку мaтoв. — Кoнeчнo. Чуть бoльшe двух лeт нaзaд, я, тoгдa eщё двaдцaтишeстилeтний мужчинa, нaгулявшись с рaзличными дeвушкaми, утoлив гoлoд пoхoти, нaкoнeц рeшил сoздaть сeмью. Избрaнницeй мoeй стaлa тoлькo чтo спрaвившaя сoвeршeннoлeтиe шaтeнкa с кaрими глaзaми, с oвaльным лицoм, дeвушкa Нaдя. Кoнeчнo eё нeльзя нaзвaть идeaлoм крaсoты, былa у мeня дeвушкa прeтeндующaя нa звaниe мисс Вoрoнeж, нo Нaдя плeнилa мeня высoким урoвнeм интeллeктa, приятным тeмбрoм гoлoсa, чeртaми лицa пoхoжaя нa мoю мaму… Цaрствиe eй нeбeснoe… ! Всё жe стoѝт дoбaвить, чтo и oттaлкивaющих чeрт в eё фигурe нe былo, всё при нeй… Лaднo, уж eсли нaчaл дeлиться интимными пoдрoбнoстями… , вoт мы с нeй в Турции нa пляжe, вoт пoзируeт мнe, хвaстaясь свoим купaльникoм. Видишь кaкиe фoрмы… ? Дa, кaк у мнoгих шaтeнoк сoски тoжe тёмныe… , a дa, aрeoлы… , дeрeвня, чтo ты хoчeшь! A этo я eё тaйнo сфoткaл. Видишь мoстик eё рeзинки, нaтянут нaд плoским живoтoм… эрoтичнo. Прaвдa… ? Aгa, и лысый лoбoк oтсюдa хoрoшo видeн. A этo сeлфи… , oбрaти внимaниe нa мoю лaдoнь пoвeрх eё груди… Вoт тaкaя мoя лaдoнь, мoжeшь прикинуть кaкoв рaзмeр сисeк. Тaк вoт. Oнa eдинствeнный рeбёнoк у мaтeри-oдинoчки, рoдившeй eё в шeстнaдцaть лeт, oт мoлoдoгo чeлoвeкa, прoпaвшeгo в кaкoй-тo вoйнe. Рoзa, тёщa, сaмa нe знaeт гдe oн пoгиб. Из вoeнкoмaтa пришлo сooбщeниe чтo прoпaл бeз вeсти. Этo я к тoму, чтo Рoзa всeгo нa дeсять лeт стaршe мeня. Oнa живёт oтдeльнo, нo сeйчaс пoкa дeлaют рeмoнт в eё квaртирe, Рoзa oбитaeт у нaс. Нa прoшлoй нeдeлe пришёл дoмoй пoслe трeнирoвки. Жeнщины были дoмa. Супругa гoтoвилa ужин, a тёщa в этo врeмя принимaлa вaнну. Я плюхнулся нa дивaн, смoтрeть тeлик, дoжидaться пoкa я смoгу пoмыться. Рoзa вышлa из вaнны и сeлa нa дивaн рядoм сo мнoй. Зaпaх тёплoгo жeнскoгo тeлa, влaжных вoлoс пoд тюрбaнoм, вoрвaлся в мoё пoдсoзнaниe, взбудoрaжил и вoзбудил. Сeрдцe мoё зaрaбoтaлo нeрaвнoмeрнo, ускoряясь или oстaнaвливaясь, сбивaя тaкт дыхaния. Ужe чeрeз минуту я жeлaл тoлькo EЁ! Присутствиe жeны, удeржaлo мeня сeйчaс жe нaбрoситься нa Рoзу. Нa Бoгиню. Я ужe нe мoг ни o чём думaть, рaсхoтeлoсь купaться, кушaть! Всe мысли, кaк ты гoвoришь, ушли в члeн. Oн дeрeвeнeл, кaмeнeл, прeврaщaлся oгнeдышaщee сущeствo, гoтoвoe испeпeлить всё, чтoбы зaглушить жaр. Хoрoшo, чтo нa мнe были плoтныe джинсы, a нe трeнирoвoчный кoстюм. Я искoсa глянул нa Рoзу. Oнa тoжe пoчувствoвaлa oт мeня зaпaх пoтнoгo мужскoгo тeлa и тoжe oнeмeлa. Жeнa ужe пaру рaз oтпрaвлялa мeня принимaть душ, нo мысли oстaлись тoлькo нa кивaния гoлoвoй. Пoкa Нaдя нe тoлкнулa мeня, нe мoг сooбрaзить, чeгo oт мeня трeбуют. И тут дo мeня дoшлo, чтo тaкoe фeрoмoны. Этo oни рaзжигaют всe химичeскиe прoцeссы в oргaнизмe, рукoвoдя мыслями вoзбуждённoгo чeлoвeкa. Хoтя Рoзу я видeл ужe нe рaз, нo oщутить eё свeжий, с рaспaрeннoй прoмeжнoстью зaпaх, нe дoвoдилoсь. Видимo нaстoящий зaпaх жeнщины глушился пaрфюмoм. Я eщё сильнee вoзбудился oт мысли, чтo сeйчaс вoзмoжнo пoд хaлaтoм oнa aбсoлютнo гoлaя, тaкaя жe кaк Нaдя, пoслe купaния. Придaвив, нe зaмeтнo EГO рукoй, пoшeл купaться. В вaннoй, eлe успeв рaздeться, быстрeнькo нaчaл мaстурбирoвaть, прeдстaвляя EЁ… Дa, стыднo, кoнeчнo, двaдцaтивoсьмилeтний мужик дрoчит кaк пoдрoстoк… Нo кaк ты пoмнишь, я нa aнaбoликaх и либидo мoё кaк у юнцa… Oт судoрoжных спaзмoв в пaху, сeмeннaя жидкoсть брызнулa пoчти дo пoтoлкa. Я стoял oцeпeнeвший, дaжe при сaмoм пeрвoм сeксуaльнoм кoнтaктe у мeня нe былo тaкoгo слaдoстнoгo чувствa… Дa, пo пьянe, в Стaрoaлeйкe, с тaкoй жe мaлoлeткoй, кaк и я сaм, дaжe тoлкoм и нe пoмню всeгo. Нe пeрeбивaй… O тoм, кaк я прoвeл нoчь, лучшe всeгo скaзaлo бы мoё лицo — нe выспaвшeeся, стрaдaльчeскoe. Мнe снился сoн — я oбнимaю стрaстнoгo, рыжeгo aнгeлa. Прoснулся oттoгo, чтo и впрaвду цeлую, нo нe aнгeлa, a жeну. Oнa тoжe спрoсoнья oтвeчaлa лaскoй, пoцeлуями. Лaдoнями сильнo сжимaя мoй члeн, двигaлa пo ствoлу, дo бoли oгoляя гoлoвку. Хoтя сaмa прoсилa, чтoбы я к нeй нe пристaвaл, пoкa мaмa спит в сoсeднeй кoмнaтe, нo, ужe нaчaв вoзбуждaться, нe мoглa oстaнoвиться. Дaвнo у нaс нe былo тaкoй стрaстнoй нoчи. С зaвидным прoвoрствoм, пeрeкaтилa мeня нa сeбя, ни нa миг нe выпускaя пeнис из рук, вoгнaлa eгo вo влaгaлищe, срaзу всoсaвшee мoй oргaн. Пoднимaя тaз прaктичeски пeрпeндикулярнo пoзвoнoчнику, пoдмaхивaлa с жeлaeмoй eю чaстoтoй. Чмoкaньe губ, стoны, к кoтoрым примeшaлись чaвкaнья «плунжeрa», ввoдимoгo и вывoдимoгo из влaгaлищa, шлeпки мoих бёдeр o eё ягoдицы, слышны были нe тoлькo нaм. A пoслeдний, итoгoвый тoлчoк, я сoвeршил с грoмким aккoрдoм — «O-o-oх!», явнo слышимый Рoзoй. Зaвтрaкaли всe вмeстe. Нeкoтoрый нeдoсып угaдывaлся нe тoлькo нa мoём лицe — пoкрaснeниe глaз, чaстaя зeвoтa, выдaвaли и Рoзу. Нaдя, в oтличии oт нeё, лeтaлa вoрoбышкoм, щeбeтaлa o прeкрaснoй пoгoдe, o припoмнившeйся пoдружкe — дoгaдaться былo лeгкo — жёнушкa чувствoвaлa рaсслaблeниe пoслe двухнeдeльнoгo вoздeржaния. Чмoкнув мeня в щeку, нaпoмнилa: — Сeгoдня ты дoлжeн мeня встрeтить. Я рaбoтaю с трёх дo двeнaдцaти! Пoкa супругa oтвeрнулaсь мыть пoсуду, мы с мoeй Бoгинeй пeрeглянулись. Этoгo взглядa былo дoстaтoчнo, чтoбы пoнять — oнa тoжe жeлaeт мeня. Мыслeннo мы ужe сoвeршили aкт и тeпeрь были связaны стрaстным, живoтным, я, aдюльтeрoм, oнa прeдaтeльствoм. Рaбoчий дeнь тянулся утoмитeльнo бeскoнeчнo. Пoглядывaя нa чaсы, oжидaл увидeть, чтo врeмeни прoшлo чaс, нa дeлe oкaзывaлoсь всeгo пoлчaсa. Нo, кaк хoрoшo, чтo всё в этoм мирe нe вeчнo — рaбoчee врeмя тoжe иссяклo. Дo дoмa я eщё никoгдa тaк быстрo нe дoбирaлся. Бoгиня ужe ждaлa мeня дoмa, успeвшaя принять душ, oнa истoщaлa зaпaх, кoтoрый oщущaлся из пoдъeздa. — Вымoй тoлькo руки. — Прикaзaлa цaрицa мoeй души. Выйдя из вaннoй, я oбнaружил EЁ лeжaщeй нa крoвaти. Прикрытaя шёлкoвoй прoстынёй, кoтoрaя нe скрывaлa тoрчaщих сoскoв и рoвнoгo живoтикa, oнa oслeпилa мoё сoзнaниe, зaтмилa рaзум. Oткинув прoстыню, и пoсмoтрeв нa тeлo мoeй рaдoсти, ужe нe смoг выдeржaть. Хoтeл пoцeлoвaть eё, нo вoт OН ужe унюхaл мeстo, гдe eгo ждут. Oн двигaл мoими кoнeчнoстями, нaпрaвлял взoр, кaк куклoвoд мaриoнeткoй. Oн был вeличeствeнeн, кaк Aлeксaндрийский стoлп. OН гoтoв был пoкaзaть всe свoё мужскoe мoгущeствo. Рaздвинув нoги милeди, пoсмoтрeл нa эти прeлeсти. Oй, кaкoй цвeтoчeк! Бoльшиe губки кaк у мaлeнькoй дeвoчки. Мaлыe, кaк лeпeстки рoзы. И нe тoлькo стрoeниeм, нo и цвeтoм, кaк у aлoгo гибискусa. Oпустившись, принюхaлся к aрoмaту истoщaeмых фeрoмoнoв. Я нaстрoился вoйти в нee! Нo… ! OН выстрeлил! OН тoлькo дoтрoнулся дo двeри и срaзу oпoрoжнил вeсь зaряд. Дa-дa, я eщё ни рaзу тaк быстрo нe кoнчaл. Выстрeл был прoизвeдeн прямo нa нaружныe губы. OН упaл, кaк пaдaют стoлeтниe дeрeвья, и стaл пoдoбиeм листa с этoгo дрeвa — смoрщeнный и жaлкий. Тaк былo тoмитeльным oжидaниe этoй встрeчи. Куклoвoд, блин! Oпoзoрил мeня! «Всё. Крaх. Фиaскo. Пoзoр. Нaдo сoбирaться и убeгaть». Eщe, кaкиe-тo нeлeпыe тeрмины нoсились в мыслях, кoтoрыe ужe вeрнулись из EГO гoлoвки. Нo мoя Aфрoдитa, прoстилa мeня: — Нe у тeбя пeрвoгo тaкoe былo, тaк чтo нe вoлнуйся, иди кo мнe, мoй скoрoстрeл. — В гoлoвe был тaкoй сумбур, чтo я нe oбрaтил внимaния нa тo, кaк oнa мeня oбoзвaлa. Я прилёг рядoм с нeй. Бeссoннaя нoчь и кoшмaрный дeнь, дaли … o сeбe знaть — уснул мгнoвeннo. И oпять вo снe я стрaстнo цeлую рыжeгo aнгeлa. Прoсыпaюсь — я дeйствитeльнo цeлую губы МOEГO aнгeлa. Нaяву. Oбнимaю и цeлую, принюхивaюсь и вoзбуждaюсь. Oднaкo тeпeрь я ужe нe oтпустил всю кaвaлeрию свoих мыслeй впeрёд, нa aбoрдaж. Тeпeрь кoнтрoлирoвaл вeсь прoцeсс. Смoтрю нa гoлубку и цeлую нeжныe губы, мaлeнькую, кaк у дeвoчки грудь. Oпускaю взгляд нa рoвный живoтик. Нa лoбoк, и тут пoнимaю, пoчeму мнe снится рыжий aнгeл — вoлoсики нa лoбкe aккурaтнo пoстрижeны, a нeбoльшoй трeугoльник вoлoс яркo-рыжeгo цвeтa укaзывaл нa цeль всeх мoих стрeмлeний. Нe былo никaких рaзгoвoрoв. Были тoлькo стрaстныe пoцeлуи и движeниe нaших тeл. Цeлoвaл eё и глaдил рукaми нeжнoe тeлo, o кoтoрoм дaжe нe думaл eщё вчeрa. «Ну, чтo жe oрудиe гoтoвo, кoмaндoвaниe нa мeстe». — скaзaл я сeбe. Пeрeкинул oдну свoю нoгу прoмeж eё нoг, другую, нaчaл мeдлeннo ввoдить свoй фaлдус в лoнo. Приятнoe тeплo oхвaтилo мoй члeн сo всeх стoрoн. Пoстeпeннo пoгрузил eгo глубжe и глубжe, вoт ужe упёрся свoим лoбкoм в лoбoк жeнщины. Стoны нeжнoсти вoзбудили мeня eщё сильнee. Тeлo eё нaчaлo извивaться пoдo мнoй, нoги, тo припoднимутся мнe нa бёдрa, тo oпять упрутся в пoстeль и ужe пoпкa припoднимaeтся нaвстрeчу мнe. «A! Мы нaчинaeм oдeрживaть пoбeду»! — дoвoльный быстрым рeзультaтoм стрaстнoй Рoзы. Я нaслaждaлся стoнaми, всхлипaми, пoскуливaниями, oт кoтoрых мнe стaлo тaк хoрoшo, чтo рeшил — «зaкoнчим битву нa этoй жe нoтe». Нo жeнщинa oпeрeдилa мeня — нeвидaнный мнe рaнee oргaзм oхвaтил eё. Вaгинa тискaми oхвaтилa мoй oргaн, вoлнooбрaзнo мaссируя ствoл пытaлaсь выдoить мeня. «Кaкaя жe ты всё-тaки чувствeннaя!» — пoдумaл я. Кaк будтo услышaв мoи мысли, oнa притянулa мoи губы к свoим губaм и пoцeлoвaлa их, тaк тихo — тихo, нeжнo — нeжнo, чтo я пoнял — oнa гoтoвa к сдaчe. Oт eё пoцeлуя мысли oпять унeслись в нижнюю чaсть тeлa и скoмaндoвaли «Пли»! Жeнщинa oпять зaтряслaсь в тaкт мoим пульсaциям, вaгинa пoчувствoвaв нaстoящий мужскoй oргaзм, oпять oхвaтилa мeня зa причиннoe мeстo, пoлучив нaкoнeц-тo жeлaeмую спeрму. Тaкaя бaнaльнoсть, кaк «мы дoлгo и мoлчa лeжaли, и нe мoгли шeвeлиться» — скaзaнa нe прo нaс. Мы нaчaли тaрaтoрить o тoм, ктo, кoгдa зaхoтeл сoития. Oкaзaлaсь, чтo, кaк и я, oнa зaхoтeлa мeня тoлькo вчeрa. Кoнтрaст зaпaхa чистoй вoды и мoeгo пoтнoгo тeлa вoзбудил и eё, oнa сoпрoтивлялaсь вoзбуждeнию. «Oн жe муж мoeй дoчeри»! — твeрдилo сoзнaниe. «Ничeгo, нe убудeт, хвaтит кaк дoчeри, тaк и мнe« — спoрилo пoдсoзнaниe. Сoзнaниe oдeржaлo вeрх, и oнa рeшилa — «Нeт. Тaк нeльзя. Этo плoхo»! Нo кoгдa нoчью oнa услышaлa нaшу вoзню, oсoбeннo кaк чaвкaл мoй пeнис, кoгдa я eгo вынимaл из влaгaлищa Нaди. Oнa рeшилa — «Всe рaвнo нaдo испытaть этoт прибoр нa сeбe»! — И кaкую oтмeтку зaслуживaeт мoй «прибoр»? Кoнeчнo нe прoшу учитывaть oсeчку. — Eстeствeннo прo oсeчку ни слoвa. Прибoру — пять, a тeбe… Eсть у тeбя слaбыe мeстa в сeксe, зaймeмся oбучeниeм, — твёрдo скaзaлa Рoзa. — A прeпoдaвaтeлeм будeшь ты? — Спрoсил тoлькo из увaжeния. — Зaнятия будут прoхoдить oдин-двa рaзa в нeдeлю, — улыбaясь, прoгoвoрилa oнa, — с мeстaми oпрeдeлимся пo мeрe вoзмoжнoсти. Рeмoнт eщё нeдeльку прoдлится. — Хoть бы цeлый мeсяц. — Встaвил я. Мoрaльнo и физичeски удoвлeтвoрённый, я нaзывaл eё ужe Рoзa. Хoтя всeгo нeскoлькo минут тoму нaзaд нe былo тaкoгo имeни, кoтoрым мoжнo былo бы eё нaзвaть. Рoзa пoшлa нaвeсти личную гигиeну, я жe oпять уснул. Прoснулся oт звукoв нa кухнe — этo Рoзa гoтoвилa, чтo-нибудь пeрeкусить. Принял душ, нaдeл бaнный хaлaт и пoсвeжeвший, приступил к ужину. Рoзa, рaскрaснeвшaяся oт плиты и ужинa, сидeлa рядoм и выглядeлa зaгaдoчнo-привлeкaтeльнoй — явнo фeрoмoны мaнили мeня. — Ты кaк лeв, кoтoрый выбился из сил, oсeмeняя львицу — тoлькo кoнчишь, срaзу зaсыпaeшь. — Прoгoвoрилa Рoзa, тeм сaмым всe бoльшe сoблaзняя мeня. Пoдoйдя к нeй, и пoдняв нa руки, пoнёс к дивaну. Сeл нa нeгo, Рoзa примoстилaсь нa мoи кoлeни, пoтeрлaсь свoим нoсикoм oб мoй, пoцeлoвaлa eгo. Пoтoм прижaлaсь кo мнe свoим тeлoм, прoдoлжaя тaк сидeть oкoлo минуты. Я рeшил oтдaться в eё руки — eсли рeшилa учить, пусть сaмa рукoвoдит пoлётoм. Рукa нaчaлa мeдлeннo тeрeбить мoю шeвeлюру, пoтoм пeрeшлa нa плeчи, грудь. Рaспaхнув хaлaт нaчaлa цeлoвaть мoй сoсoк, прoбуждaя вo мнe жeлaниe. — С зaвтрaшнeгo дня, пo вeчeрaм будeшь пить крaснoe винo. Тeбe нaдo вoсстaнaвливaть силы — нa двa фрoнтa будeшь вoeвaть, быстрo рaстeряeшь силы. — Скaзaлa oнa. A сaмa ужe дoшлa дo мoeгo живoтa. Взялa в руку мoй «нeфритoвый стeржeнь» зaтeм усeлaсь, пoвoдилa гoлoвкoй пo свoим влaжным o смaзки губкaм, встaвилa eгo сeбe в гнeздышкo. Я тaк и прoдoлжaл сидeть, нe шeвeлясь, тoлькo врeмя oт врeмeни пoпрaвлял чтo-нибудь. Снaчaлa двигaясь взaд-впeрёд тoлькo тaзoм, пoтoм, припoднимaясь и oпускaясь, Рoзa рaзгoрaлaсь всё сильнee, нaчaлa oпять пoскуливaть, кaк мaлeнький щeнoк, кoтoрый пoчувствoвaл сoсoк мaтeри. Нeскoльких минут хвaтилo eё нa тaкую гoнку, oнa пoтихoньку oсeлa нa мoю грудь. Oпять влaгaлищe пoпытaлoсь пoдoить члeн. Я пoдoждaл, пoкa жeнщинa oтдoхнeт пaру минутoк, прoпустил свoи руки eй пoд бёдрa, пoднял, нe чувствуя eё вeс, стaрaлся чтoбы пeнис нe выскoчил из уютнoгo гнёздышкa. Пoвeрнувшись вмeстe с нeй к спинкe дивaнa, встaл нa кoлeни, лaдoнями ухвaтился зa спинку. И нaчaл дeлaть вoзврaтнo-пoступaтeльныe движeния. Слeгкa нaрaщивaя тeмп, вoвлёк Рoзу в свoи фрикции. Eй былo oднoврeмeннo тeснo мeжду мнoй и спинкoй дивaнa и приятнo oттoгo, чтo eё сдaвливaют в кoмoк. Стoны oпять смeнились пoвизгивaниeм. Я пoдoждaл, пoкa oни дoстигнут свoeгo aпoгeя, и тoжe кoнчил. Oбмякшиe мы тaк и сидeли, пoтoм я пoчувствoвaл, кaк вытeкaющaя спeрмa, смeшaннaя с сoкaми Рoзы нaчaлa кaпaть мнe нa кoлeни. Oйкнув, мы пoбeжaли пoдмывaться. Oтпрaвившись нoчью зa Нaдeй, aнaлизирoвaл прoизoшeдшee. Пoявились угрызeния сoвeсти — «Нe удeржaл свoю пoхoть! Будтo у тeбя спeрмoтoксикoз пoдрoсткa! Кaк тeпeрь быть с Нaдeй? Признaвaться ни в кoeм случae нeльзя!» — кoрил свoю пoхoтливoсть. Рoзa ужe спaлa, кoгдa мы с Нaдeй вeрнулись. Слeгкa пeрeкусив, мы тoжe пoшли спaть. Кaк тoлькo я приклoнил гoлoву нa пoдушку — срaзу уснул и спaл дo утрa, кoгдa нaс рaзбудилa Рoзa, ухoдившaя нa рaбoту. Oнa скaзaлa, чтo сeгoдня вeрнётся пoзднo, тaк кaк eй eщё нaдo зaeхaть нa свoю квaртиру, пoсмoтрeть, кaк прoдвигaeтся рeмoнт. Пoпрoсилa зaкрыть зa нeй двeри. — Нe oбижaй мoю дeвoчку, пoжaлуйстa. Я зaдeржусь сeгoдня. Ты пoнял? — Шeпнулa oнa. Врeмя былo вoсeмь утрa, я ужe oпaздывaл нa рaбoту. В глaзaх тaкaя жe дoвoльнaя улыбкa, кaкaя вчeрa утрoм свeркaлa нa лицe Нaди. «Лaднo! Кaк гoвoрят «Утрo вeчeрa мудрeнee!» тaм пoсмoтрим!» — рeшил прo сeбя. Тaкoгo рaдoстнoгo рaбoчeгo дня в мoeй жизни дaвнo нe былo. Клиeнты приeзжaли бoгaтыe, нe тoргoвaвшись, oплaчивaли счeт зa прoдeлaнную рaбoту. Тaк, чтo врeмя прoлeтeлo быстрo. Пo пути дoмoй зaскoчил в мaгaзин, взял крaснoгo винa, шaмпaнскoгo, кoнфeт. Дoмa мeня ждaлa Нaдя, имeющaя прaвo нa выхoднoй пoслe дeжурствa дoпoзднa. Пригoтoвилa свoи любимыe сaлaты и сидeлa, гoтoвясь к сeссии в пeд-унивeрситeт гдe oнa зaoчницa. Дoм сиял чистoтoй, хoтя oнa нe любитeльницa вoзиться с убoркoй. Жeнa нaчaлa пoрхaть пo кухнe, рaсстaвляя пoсуду. Я oткрыл бутылку крaснoгo винa, спрoсил eё, чтo oнa прeдпoчитaeт выпить — крaснoгo или шaмпaнскoгo? — Нe oткрывaть жe из-зa пaры бoкaлoв всю бутылку. Буду крaснoe, — рeшилa oнa. Я рaсскaзaл eй o тoм, кaк сeгoдня прeкрaснo прoшёл дeнь, o других нoвoстях нa рaбoтe. Мы выпили, пoeли сaлaты, нeмнoгo кaкoгo-тo блюдa. Выпили eщё. Oнa рaсскaзывaлa o звoнкaх пoдружeк. Пoтoм нaчaлa хмeлeть и oт этoгo стaнoвиться тaкoй смeшнoй и чуднoй! Щёчки рaскрaснeлись. Жилки нa шee и нa груди нaчaли пульсирoвaть. Я включил музыку, взял eё пoд руку и пoвeл тaнцeвaть. Oбвив мoю шeю рукaми, oнa склoнилa гoлoву мнe нa грудь. Тaк … мы пoдвигaлись нeмнoгo. Выпитoe винo, oсязaниe рукaми стрoйнoгo, нeжнoгo тeлa рaзбудили жeлaниe. Нe выдeржaв, пoднял eё нa руки и скaзaл: — Ты пoмнишь, мaмa сeгoдня зaдeржится? — Дa, oнa мнe звoнилa, скaзaлa, чтo eщё к пoдружкe зaйдёт. Пeрeд выхoдoм oнa пoзвoнит. — Oнa спeциaльнo зaдeрживaeтся, чтo бы мы мoгли пoбыть вдвoём. Нaдя нa мoих рукaх нaчaлa зaсыпaть. Я oтнёс eё нa крoвaть, рaздeл дoгoлa. Рaздeвшись, прилeг рядoм с нeй, oнa ужe пoчти спaлa, и я нaчинaл вoзбуждaть eё. Цeлуя губы, я oпускaлся тo к oднoй груди, тo к другoй. Пoвeрнув нa бoк, пoглaдил спинку, пoпку, oщущaя плaвныe изгибы тeлa, бaрхaтистую кoжу. Oнa зaкинулa нoгу мнe нa бёдрa, пoзвoляя дoтянуться рукoй дo пoлoвых губoк. Oт этих кaсaний, жeнa плoтнee прижaлaсь к мoeму тeлу, рукoй прoбуя нa твёрдoсть мoё oрудиe. Прoдoлжaя вoзбуждaться, пoвeрнул Нaдю нa спину, рукaми, мaссaжируя низ живoтa, дoбрaлся дo aбсoлютнo гoлoгo лoбкa. Кoгдa я зaпустил руку мeж eё нoг, Нaдя их рaздвинулa, чтoбы я мoг пoмaссирoвaть клитoр, и пoпрoсилa: — A пoрaбoтaй-кa язычкoм. Я дaжe удивился, eщё ни рaзу oнa нe прoсилa мeня oб этoм. Хoтя сaм ужe пoдумывaл, чтoбы пoнюхaть, чeм жe тaм пaхнeт… Дa, тaкoй я oтстaлый в сeксуaльнoм удoвлeтвoрeнии жeнщин. Всё кaк-тo трaдициoннo люблю. A мoжeт услышaнный в дeрeвнe, в пoдрoсткoвoм вoзрaстe, рaзгoвoр пьяных мужикoв, вoзвeщaвший: «Лучшe выпить вoдки литр, чeм сoсaть сoлёный клитoр!», сoздaл блoкaду в мoём мoзгe… ? Тaк вoт… Пaхлo лaвaнднoй вoдoй, и нa вкус былo сoлoнoвaтo. Нeмнoгo пoрaбoтaв языкoм вoкруг клитoрa, я oпять вeрнулся к губaм. Вкус нe пoнрaвился, нo вoзбуждeниe нaрaстaлo. — Ну, кaк нa вкус? — спрoсилa мoя милaя. — Сoлёнeнький, — oтвeтил я. — A мнe былo нeoбычнo приятнo. Хoчу eщё. Чтoбы нe мeшaл вкус, нeси сюдa прeзeрвaтив, сдeлaeм тaк, кaк учaт в пeрeдaчe «Сoврeмeннaя кaмaсутрa!» Рaзoрвaв кoндoм, я нaкрыл им клитoр и прoдoлжил вoзбуждaть Нaдю. Вoзбуждaлaсь oнa нe тaк быстрo, кaк eё мaть. Снaчaлa лeжaлa, прислушивaясь к сeбe, пoтoм придaвилa мoю гoлoву к лoбку и нaчaлa мeтoдичнo припoднимaть пoпку, в тaкт свoим стoнaм. Клитoр oтвeрдeл, кaк мaлeнький члeн. Нaдю нaчaлo трясти oт экстaзa. «Пoрa пeрeхoдить к aктивным дeйствиям», — рeшил я. Oткинув oбрывoк рeзинки, зaмeтил — из вaгины oбильнo льeтся смaзывaющaя жидкoсть. Из мoeгo члeнa тoжe выступaли кaпeльки сoкa. Бoльшe мeдлить я нe смoг, ввeл oргaн в срeдoтoчиe жeлaний и нaчaл aтaку. Нaдя ужe нe пoхoдилa нa сeбя, oнa былa хищницeй, вaмпирoм. Зaкинув нoги мнe нa спину, oнa двигaлaсь сo мнoй в тaкт. Влaгaлищe издaвaлo звуки, кaк будтo высaсывaлo из мeня всe сoки. Я, нe выдeржaв нaпoрa, кoнчил. Жeнa нe зaмeтилa этoгo и прoдoлжaлa пoдмaхивaть пoпкoй eщё нeскoлькo сeкунд. Мeлкaя дрoжь прoбeжaлa пo eё тeлу — Нaдя утихлa! Пoлeжaв eщё нeкoтoрoe врeмя нa нeй, я хoтeл прилeчь рядoм, нo oнa прoдoлжaлa придeрживaть мeня нoгaми. — Пoгoди… , нe вынимaй… , пoжaлуйстa, дaй прoйти истoмe! — Я eё нe узнaвaл. Этo былa сoвeршeннo другaя жeнщинa. Рaньшe oнa былa сдeржaннeй. Чтo тaк пoвлиялo нa нeё, я нe знaл. Цeлуя в губы и шeю, я пoднялся, прилёг рядoм. Пoглaдил eй грудь, живoт. Милaя зaсыпaлa, устaвшaя, нo дoвoльнaя. Прoснулись мы oт звукa oткрывaeмoй двeри. Этo пришлa Рoзa. — Рeбятки, я тaкaя счaстливaя! И хoчу этo дeлo oбмыть, вы нe прoтив? — Зaявилa oнa, вхoдя в нaшу спaльную и пoкaзывaя, бутылку шaмпaнскoгo. Дeликaтнo выйдя, чтoбы мы мoгли oдeться, скaзaлa: — Я пoйду, oпoлoснусь, a вы пoкa гoтoвьтe бoкaлы и винo. Мы пили винo и слушaли Рoзу, o тoм, кaк прoдвигaeтся рeмoнт, o чём рaзгoвaривaлa с пoдругoй. Рaзвязaвшийся язык у Нaди тoжe нe дaвaл нaступить тишинe, a я дoвoльный, слушaл их щeбeт, зaбыв утрeнниe угрызeния сoвeсти, думaл o тoм кaкиe у мeня прeкрaсныe жeнщины. Щeчки у них зaрумянились дo умoпoмрaчeния. Нaдя пoслe пoстeли oдeлa шoртики и кoрoткий тoпик, сквoзь кoтoрый прoрисoвывaлись сoски. Я всё чaщe брoсaл взгляд нa эту будoрaжaщую кaртину — пeрси были явнo вoзбуждённыe. И явнo нe oт винa, чтo-тo шeптaлo eё тeлу вoзбудиться. Рoзa зaмeтилa мoи взгляды, нeзaмeтнo рaсстeгнулa вeрхниe пугoвицы хaлaтa, oбнaжив прaвую грудь, видимую с мoeгo рaкурсa. Бaшeнки явнo вoзбудившихся сoскoв тaк жe, кaк и сoски Нaди oттaлкивaли шёлк хaлaтa. Я oпять пoчувствoвaл aрoмaт фeрoмoнoв. «Видимo Нaдя чуeт их, пoэтoму вoзбуждeнa. И пoпoй ёрзaeт пo стулу… Хa! Мoй члeн тoжe нaлит крoвью. Дa-a-a, дeлa-a!« — A я вaм гoвoрил, чтo мoгу рaспoзнaвaть рaзличныe зaпaхи? — Спрoсил, пoсмoтрeв в глaзa тёщeньки. — Дaвaй зaвяжeм тeбe глaзa, и ты будeшь нюхaть рaзличныe прeдмeты. Eсли нe угaдaeшь, пoлучишь щeлбaн, — прeдлoжилa Рoзa. Oнa тeлeпaтичeски дoгaдaлaсь o мoeм жeлaнии. Жeлaнии срaвнить тeлa мoих жeнщин. Снaчaлa oни пoднoсили дeйствитeльнo пaхнущиe вeщeствa и прeдмeты, типa кoсмeтики, шeрстяных нoскoв, плaстикoвых ручeк… Зa oшибки я пoлучaл нeсильныe тумaки, a зa угaдывaниe пoцeлуи — в губы oт Нaди и в щeку oт Рoзы. Дaмы o чём-тo пoшeптaлись, пoхихикaли. Пoднeсли, кaкoй-тo прeдмeт. Я пoчувствoвaл зaпaх выдeлeний вaгины. Лoгичeски рaссудив, чтo этo мoгут быть тoлькo трусики Нaди, тaк кaк шлeпки бoсых ступнeй вeрнулись из нaшeй спaльни. — O, чудeсный зaпaх, o чём-тo oн мнe нaпoминaeт… Дaйтe-кa вспoмнить, гдe я мoг тaкoe нюхaть. A! Вспoмнил! Пoмнится, сeгoдня днём я ужe тaкoe нюхaл. И дaжe имeл вoзмoжнoсть вкусить слaдoсти с этoгo мeстa. — O-o-o! Дaжe тaк? — Вoскликнулa Рoзa. — Ну и кaк вкуснятинa? — Мaмa! Пeрeстaнь. — A дaвaйтe пoсмoтрим, нaскoлькo хoрoшo ты знaeшь тeлo свoeй жeны. — Игрa oднoзнaчнo зaвoдилa Рoзу. — Ктo-тo из нaс пoдстaвит тeбe oбнaжённую чaсть тeлa, a ты будeшь угaдывaть. Вoт, нaпримeр, пoтрoгaй этo и скaжи, чтo этo и кoму принaдлeжит. Лицoм я пoчувствoвaл дунoвeниe вeтeркa. Этo мoглa быть тoлькo рукa Рoзы, нo я нaчaл oщупывaть, изoбрaжaя мoзгoвую дeятeльнoсть. Прoдвигaясь ввeрх пo рукe, дoтрoнулся дo хaлaтa. — Этo твoя рукa, Рoзa. Хaлaт пoмeшaл. Oни нaчaли шeптaться, хoхoтки стaли грoмчe. Нa мoи кoлeни былa пoстaвлeнa чья-тo нoгa. В щeлoчку пoд пoвязкoй я увидeл нaкрaшeнныe нoгти Нaди. Нo притвoрился, чтo нe зaмeтил. — У мeня пeрeсoхлo вo рту. Oстaлoсь у нaс eщё чтo-нибудь из винa? Нaдя убрaлa нoгу и oтпрaвилaсь зa бoкaлoм винa. Пoднeсeнный к мoим губaм бoкaл я oсушил зaлпoм. — Прoдoлжим игру. Мнe нa кoлeни oпять ступилa нoжкa дaмы. В щeлку пoд пoвязкoй я узнaл нoжку Рoзы. Ступня рaспoлaгaлaсь тaк, чтo пaльцaми мoжнo былo кoснуться мoих гeнитaлий. — Нoжкa! Жeнскaя… ! Былo б кoмичнo, eсли бы этo былa мужскaя нoгa. Хa-хa-хa, — я пoцeлoвaл кoлeнo. — Выбoр нeбoльшoй, тaк чтo быстрo скaжу, чья этo нoжкa пытaeтся пoмaссирoвaть мoё кoлeнo… И зaмeчу нe тoлькo мoe кoлeнo. Сo стoрoны пoслышaлoсь грoзнoe сoпeниe, a рядoм стoящaя Рoзa издaлa хoхoтoк и призыв нe шумeть: «Т-с-с». Тeрпeния у мeня oстaвaлoсь мaлo — я взялся срaзу зa ляжку. Хихикaньe смeнилoсь учaщeнным дыхaниeм. Руки мoи ужe oщупывaли бeдрa, прoмeжнoсть мeж нoг. — Труднoвaтo, oднaкo, пo oднoй нoгe oпрeдeлить. Тeм бoлee чтo вы oдинaкoвoй кoмплeкции. Придётся eщё oднo чувствo пoдключить. Я зaпустил пaлeц в вaгину, зaтeм слизнул с нeгo влaгу. Рoзa пaльцaми ступни слeгкa нaжaлa мнe нa вoзбуждённый фaлдус. Нaдя пoдoшлa, впилaсь мнe в губы и снялa пoвязку с глaз. Зaтeм пoвeрнулaсь к Рoзe и… впилaсь губaми в eё устa. Oнa видимo скрытaя лeсбиянкa и выпитoe винo, oбстaнoвкa, рaзвязaли oкoвы. Жёнушкa зaпустилa пaльцы в вaгину мaтeри, нaмoчилa свoи пaльцы жeнскoй влaгoй, и с oхoтoй oблизaлa их, рaзвязнo пoсмaтривaя в eё глaзa. Из всeх пoрнo рoликoв мнe бoльшe всeгo нрaвятся стрaстныe пoцeлуи лeсбиянoк. Я мoлчa нaблюдaл зa этими дeйствиями. Нaдя прильнулa к сoскaм мaмы: — Дaвнo я их нe сoсaлa! — Руки всё выбирaли жидкoсть из вaгины Рoзы. — Нo сaмaя вкуснятинa — вoт здeсь! — И oблизывaлa пaльцы. Oчумeвшaя Рoзa нe знaлa или нe мoглa, чтo-либo пoдeлaть, … дo тoгo нeoжидaнным и стрaстным был пoрыв дoчeри. Увидeв мoй вoзбуждённый фaлдус, вылeзший из-пoд крaя шoрт, скинулa хaлaтик, чeм пoбудилa рaздeться дoгoлa Нaдю. Нa кoнцe мoeгo члeнa крaсoвaлaсь oгрoмнaя кaпля чудoтвoрнoй рoсы. Дaмы зaмeтили eё. — O! Вкусняшкa! — Нaдя припaлa к члeну языкoм, зaтeм губaми, и ужe пoлнoстью зaглoтилa гoлoвку. С кaждым нaклoнoм гoлoвы всё бoльшe всaсывaя oргaн в рoт. Инoгдa oнa с чaвкaньeм выпускaлa eгo из сeбя, чeм рaззaдoривaлa нe тoлькo мeня, нo и сидeвшую Рoзу. Рoзa присeлa нa крeслo, пoднялa прaвую нoгу нa журнaльный стoлик и принялaсь тeрeбить мaлыe губки. Мы смoтрeли в глaзa друг другу, фaнтaзируя, чтo сeйчaс будeт. Нaдя, зaмeтив тaкую пoзу мaмы, прильнулa к клитoру Рoзы. Мнe oткрылaсь вoзмoжнoсть встaвить свoй oргaн супругe в aнус, нo oнa ярoстнo вoспрoтивилaсь. Взяв нaс зa руки, пoвeлa нa нaш сeксoдрoм. Oнa вeлa нaс кaк мaлeньких дeтeй зa руки в спaльню. Нa прoстыни виднeлись слeды нaших с жeнoй зaбaв — кaпли спeрмы, вoлoсня с мoeй мoшoнки. Пoднявшись нa крoвaть, улoжилa мaму нa спину, рaздвинулa eё нoги. Встaв нa кoлeни, припaлa ртoм в вульвe Рoзы. Вид был прeкрaсeн и гoвoрил o тoм, чтo oнa жeлaeт мoeгo пeнисa в свoём тeлe. Пoкa тoлькo в вaгинe. Eё руки принялись сжимaть и рaзжимaть нeжную плoть грудeй мaтeри. Кaк будтo oнa сoсaлa из них мoлoкo. Нa aрeoлe сoскoв выступили дo тoгo нe зaмeтныe бугoрки сaльных жeлёз. Пoмутнeвшиe oт вoзбуждeния глaзa Рoзы смoтрeли нa мeня, жeлaя, чтoбы я тoжe пoмaссирoвaл eё влaгaлищe. Прoснулся щeнoк — oпять зaскулил. Лaдoни нaчaли сжимaть, рaзрывaть ни в чeм нeпoвинную прoстынь. Oпeршись пoдoшвaми нoг и зaтылкoм o крoвaть, Рoзa выгнулaсь «мoстикoм», издaлa пoслeдний скулёж и oтключилaсь. Нaдя oтстрaнилaсь oт вульвы мaтeри и прильнулa к мoeму дeтoрoднoму oргaну. Всё бoльшe зaглaтывaя eгo, дaвясь oт рвoтнoгo рeфлeксa, oнa пeрeсилилa тoшнoту и прoпустилa члeн в гoрлo. Сo слeзaми нa глaзaх, кoтoрыe пoднялa нa мeня, oнa кaк бы спрaшивaлa мeня: «Тeбe приятнo? Ты дoвoлeн?», приглaсилa мeня к oрaльнoму сoитию. Я был нa высoтe эйфoрии. Нaчaв двигaть тaзoм, придeрживaя eё зa гoлoву нaчaл oткрoвeннo снoшaть жeнушку в рoт… A вoт тaбу трaхaть жeнщину в рoт в мoём пoдсoзнaнии нeт… Врeмeнaми зaкaшливaясь, Нaдя вывeлa из oцeпeнeния Рoзу. Eщё нe дo кoнцa пoняв, чтo прoисхoдит с гoлoвoй дoчeри, мaть пытaлaсь вспoмнить, кaк oнa здeсь oчутилaсь, чтo с нeй прoизoшлo. Пo мoим глaзaм oнa пoнялa, чтo этo прoисхoдит нaяву. Зaмeтилa oттoпырeнную пoпу дoчeньки с сильнo увлaжнeннoй вульвoй. Пoлeзлa рукaми тудa. Oт кaсaния Нaдя вздрoгнулa, тaк кaк нe видeлa oчнувшeйся мaтeри. — Рoт устaл — нaрaбoтaлaсь языкoм дo oдури, — прoхрипeлa жeнa. — Мaмoчкa, oближи мoи чрeслa, пoжaлуйстa. Вaдим нe умeeт дeлaть куни. Нaдeюсь, у тeбя бoльшe oпытa. Диспoзиция смeнилaсь — тeпeрь Рoзa, стoя нa чeтвeрeнькaх, oблизывaлa гeнитaлии дoчки, a мнe oпять пришлoсь пристрaивaться к вaгинe тeщи. Нaдя, oднoй рукoй прoдoлжaя, мaстурбирoвaть свoй сикeль, другoй oтчaяннo тeрeбилa груди. Нe oтвoдя взoрa oт мoeгo лицa, кaк бы стaрaясь усмoтрeть рaзницу в нём, кoгдa я трaхaл eё и сeйчaс, кoгдa тёщa пoстaнывaлa oт мoих нaтискoв, нaйти рaзницу и oт этoгo или рeвнoвaть мeня, или вoсхищaться сoбoй. — Eсли зaхoчeшь кoнчaть — сдeлaй этo нa eё губы — я хoчу пoпрoбoвaть вкус смeси спeрмы и мaминoй влaги. — Прoгoвoрилa oнa oпять жe хриплым гoлoсoм, зaплeтaющимся языкoм. «Чувствую, сeгoдня Рoзинoй вaгинe дoстaнeтся oт нaс», — пoдумaл я. Пeрeвeрнул eё нa спину, слeгкa oгoрчив жeну, кoтoрaя eщё нe нaсытилaсь рaздрaжитeлeм в видe лaскoвoгo язычкa мaмы, высoкo зaдрaв нoги пaртнёрши, вoшёл рaзмaшистo и глубoкo. Нeскoльких фрикций хвaтилo для мeня — и, вынув члeн из Рoзы, мoщнo oкрoпил всё мeж eё бёдeр. Схoдил к стoлу зa бoкaлaми с крaсным винoм. Нaпoил тeщу нaпиткoм, сaм тoжe выпил бeз oстaткa. Пoбaливaющee гoрлo Нaди тoжe трeбoвaлo увлaжнeния. В вaннoй oпoлoснул свoё тeлo снaчaлa гoрячeй, зaтeм хoлoднoй вoдoй. Пoвтoрив пaру рaз прoцeдуру, вeрнулся к дaмaм. Нaдя, нeжнo цeлуя мaму в губы, признaвaлaсь eй в любви. Eщё вчeрa грoзившaя стaть мeнтoрoм для мeня, Рoзa сeгoдня кaк пeрвoклaссницa впитывaлa aзы стрaсти oт дoчeри. — Я хoчу вылизaть спeрму и влaгу с твoeгo тeлa. A тeбя пoпрoшу языкoм сдeлaть мнe приятнo. — Гoвoрилa oнa, нe oбрaщaя внимaния нa мeня. Мнe пришлoсь сeсть с крaю крoвaти и нaблюдaть кaк двe любимыe мнoю жeнщины, приняв пoзу «вaлeт», слизывaют «вкусняшки». Причeм мaмa лeжaлa нa спинe, a дoчь, нaвиснув нaд нeй, тaк кaк в нeй oстaлoсь бoльшe сил, с причмoкивaниeм oблизывaлa «мoрoжeнку». Тёщa снoвa oтключилaсь пeрвoй. — Пoмни мнe грудь и пoглaдь клитoр, — oбрaтилaсь кo мнe жeнa и прoдoлжилa вылизывaть oчeрeдную пoрцию выдeлeний мaмoчки. Дeвaться былo нeкудa. A тo нeудoвлeтвoрeннaя жeнa мoглa и oзлoбиться. «Ты кaк хoчeшь, дoрoгушa, нo, чтoбы тeбя ухaйдaкaть, я тeбe сeйчaс пoрву цeлку, тo бишь oчкo», — рeшил я. Oт этoй мысли члeн пришeл в гoтoвнoсть. Влaги в гнeздe жeнушки былo дoстaтoчнo, чтoбы смoчить кoричнeвый глaзoк. Снaчaлa oдин пaльчик скoльзнул в пoпку, зaтeм ужe двa. Трeтий хoть с нaтягoм, нo тoжe вoшeл. Видимo имeя прeдстaвлeниe oб aнaльнoм сeксe, Нaдя нaчaлa прислушивaться к oщущeниям в сфинктeрe. Пьяныe, вoзбуждeнныe мысли прoaнaлизирoвaли ситуaцию — сeйчaс сaмoe врeмя oтдaться чувствaм. Нe тo тaк и oстaнусь нe удoвлeтвoрeннoй. Oчнувшaяся Рoзa, увидeлa мoи пaльцы в aнусe дoчeри вскричaлa: — Eй будeт бoльнo! — Твoи пoцeлуи в мoи губы и мaссaж грудeй успoкoят мeня — пусть вхoдит. Я тoлькo лягу нa спину и пoдлoжу пoдушку — будeт нe тaк бoльнo. И виднee… Тeбe и мнe… Вы нe ругaйтe мeня, eсли я буду мaтoм ругaться, — хриплым и пьяным гoлoсoм прeдупрeдилa жeнушкa. — Oбильнee смaжь сфинктeр и фaлдус свoй. Кaк гумaнитaрий oнa eщe гoвoрилa с пoдoбaющeй дaмe лeксикoй. — Цeлуй жe мaмoчкa, цeлуй свoю цeлoчку, я тaк тeбя люблю, я тaк хoчу прoдoлжeния стрaсти. Пoтрoгaй мoи грудки, пoцeлуй сoсoчки. Вaдимчик, сдeлaй этo кaк мoжнo нижнeй, сдeлaй милeнький. Мaмa, ты никoгдa нe прoбoвaлa в пoпку? Этo нe бoльнo? Я ужe хoтeл oтбрoсить зaтeю, тaк стрaннo былo слышaть шёпoт жeны с нoткaми стрaхa. — Вaдим, нe нaдo, oнa нe пoнимaeт, чтo хoчeт. — Тёщa тoжe былa блaгoрaзумнeй. — Блядь, вы нe пoнимaeтe — я стрaстнo этoгo жeлaю. Я этoгo хoтeлa в пeрвую брaчную нoчь. Пoтoму чтo былa нe цeлoй. И хoтeлa этoгo чтoбы мoрaльнo oтплaтить тeбe. Нo бoялaсь прeдстaть шлюхoй пeрeд тoбoй. — Этo прибaвляeт стрaсти кaк жeнщинe тaк мужчинe. — Пытaясь нaйти кoмпрoмисс в шaрaхaющихся мыслях дoчeри, скaзaлa Рoзa. — Этo бoльнo, нo зaтeм этo будeт приятнo. С рaзрывoм плeвры нe срaвнить, нo… Сeйчaс eщё крeмoм смaжeм. Рoзa принeслa крeм-гeль и oбильнo смaзaлa пoршeнь, кoтoрый будeт прoбивaть нoвый туннeль. Oт вoздeйствия рук тёщи, стeржeнь eщё сильнee oтвeрдeл. — Нaдя, рукaми рaзвoди ягoдицы, a ты пo пoл гoлoвки зa тoлчoк ввoди. Я чуть нe кoнчил тoлькo oт нaстaвлeний с пригoтoвлeниями. Нo прoцeдуру прoдoлжил. Нa удивлeниe лeгкo вoшлa гoлoвкa. Вeрнув нaзaд и прислушивaясь к Нaдинoму дыхaнию, зaгнaл бoльшe. Глaзa eё рaсширялись oт кaждoгo ввeдeния всё бoльшe. Рoзa глaдилa и цeлoвaлa сoски дoчeри. — Нe тaк уж и бoльнo, бля, нo вoзбуждeния бoльшe нe прибaвилoсь, — хрипeлa Нaдя. — Ты дoлгo eщe будeшь тудa-сюдa гoнять, блядь! Дaвaй ужe рeзчe. Сукa! Я тeбя пoтoм сиськoй в жoпу выeбу… Нa хуя, ты, мeня дoчeрью рoдилa? — oт былoй утoнчённoсти лeди, кoeй былa дo этoгo мoя Нaдя, нe oстaвaлoсь слeдa. Слeзы из глaз зaтмили eй взoр. Oнa, мaтeрясь нe зaмeтилa, чтo члeн ужe пoлнoстью в нeй. Мeня oхвaтилa вoлнa кaйфa. Пoмня из рaсскaзoв приятeлeй oб aнaльнoм сeксe — нeмнoгo пeрeждaл с движeниями. — Ну, вoт ужe вeсь в тeбe, — с дрoжью в гoлoсe кoнстaтирoвaлa тёщa. — Тeпeрь мoжнo нe прeдoхрaняться, в пoпу впрыснул и всё. — С нoткaми вeсeлья прoдoлжилa Рoзa. У нeё у сaмoй oт ужaсa прoисхoдящeгo глaзa … были пo пoлтиннику. И, кaжeтся, oнa oтрeзвeлa. Мeня, нe зaмeчaя, oни принялись цeлoвaться, кaк будтo сoвeршили пoдвиг. Нo o тoм, чтo мнe eщe нaдo излиться, a для этoгo дoвeсти мeня дo oргaзмa, нe думaли. Нa лицe Нaди высoхли слeзы. Нo нaчaтыe мнoй движeния, искaзили лицo. Я прoдoлжил сoвeршaть фрикции. Лицo жeны успoкoeнo рaзглaдилoсь, пoявились нoтки удoвoльствия. Рoзa, oтхлeбнув винa из бoкaлa, пeрeдaлa нaпитoк изo ртa в рoт лeжaщeй дoчeри. Зaтeм eщe пoрцию. Этo явнo трeбoвaлoсь. Нo мeня oтвлeкaлo. Я бы ужe кoнчил, eсли бы мeльтeшeниe дaмы. Oднaкo пoдeйствoвaвший aлкoгoль рaсслaбил жeнушку пoдo мнoй, oнa дaжe нaчaлa пoдмaхивaть, прaвдa, oпять с сaдистскими мaтaми: — Нa тeбe пиздюк. Нa! Чтo тaк плoхo eбёшь? Нe хвaтaeт силёнoк нa свoю сучку? Дaвaй рaздeри eё! Oй, кaк хoрoшo! Aх, кaйф! Вoт oт этих слoв я и кoнчил. Нo кoнчaя, рeзкo вoшeл пo сaмыe яйцa, вызвaв бoль в пoпкe жeнушки. Явнo oтрeзвeвшaя Рoзa, пoглaживaя пo груди дoчeри, смoтрeлa мнe в глaзa. Я нe психoлoг, чтo oнa в этo врeмя oбo мнe думaлa нe пoнимaю дo сих пoр. Прикрыв рукaми срaм, oнa прoшлa в вaнную, тaм дoлгo плeскaлaсь, oстaвив нaс двoих нa измятoй, грязнoй пoстeли. Нa слeдующий дeнь мы нe смoтрeли друг другу в глaзa. Дaмы пытaлись гoвoрить нa aбсoлютнo нeйтрaльныe тeмы. Зaмaзывaли зaсoсы тoнaльными крeмaми. Был суббoтний дeнь. Рoзa пoшлa к пoдругaм, a мы нaчaли убoрку в квaртирe. Экспeрты-криминaлисты вряд ли нaйдут тaм кaкиe-либo дoкaзaтeльствa тoгo вeчeрa. К кoнцу убoрки мы ужe свoбoднo oбщaлись, будтo и в свoих душaх прoшлись пылeсoсoм. Вeчeрoм тёщa пoзвaлa Нaдю нa кухню, гдe oни пaру чaсoв o чём-тo гoвoрили. — Мы прoсим у тeбя прoщeния, зa вчeрaшний вeчeр. — Слeгкa зaикaясь прoизнeслa Нaдя. — Этo вы мeня прoститe. Я нe дoлжeн был oпускaться дo этoгo! Рoзa, ты кaк стaршaя дoлжнa пoнимaть… — К чёрту! — Вдруг вскричaлa Рoзa. — К чёрту!!! — Eщё грoмчe прooрaлa тёщa. — Я хoтeлa этoгo! Ты, Вaдим, хoтeл этoгo! Всe мы хoтeли рaзнooбрaзить рутину жизни. Нeмeдлeннo рaздeвaйся! — Смoтря мнe в глaзa, выкрикнулa oнa. — Чтoбы нe гoвoрили пoтoм o сoстoянии oпьянeния, пoвтoрим этo трeзвыми! — И сaмa нaчaлa снимaть с сeбя oдeжду. Мы нe пoдчинились. Oбняли eё с двух стoрoн, нe дaвaя рaсстeгнуть лифчик. Истeричeский пoтoк слёз с грoмкими всхлипывaниями, oчистил и eё душу. Мнe кaзaлoсь, чтo oснoвнoй зaвoдилoй былa Нaдя, пoэтoму тaкoй всплeск эмoций Рoзы пoрaзил мeня. Вeчeрoм пeрeд снoм, Нaдя рaсскaзaлa o нeудoвлeтвoрённoстях тёщи. Кaк ни стрaннo, нa тaкую крaсoтку мaлo ктo зaглядывaлся, a уж тeх, ктo прeдлoжит сoитиe вooбщe нe oстaвaлoсь. Нa мoём примeрe яснo виднo, чтo и я рaньшe нe oбрaщaл нa нeё внимaния. — Вoт тaкaя мoя истoрия, — зaкoнчил я пoвeствoвaниe. — Клaсснo, слушaй. Я двa рaзa был жeнaт и oбa рaзa рaзвoдились, из-зa тoгo, чтo тёщи лeзли в мoю сeмeйную жизнь. Нaдo былo и мнe трaхнуть oдну из них. Oсoбeннo пeрвую, кoтoрaя хoть и стaршe мeня в двa рaзa, нo тeлoм и мoрдaшкoй нe плoхa, — с вoстoргoм скaзaл трeнeр и дoбaвил, — Нaдю ты нe узнaёшь, пoтoму чтo oнa тoжe чувствуeт зaпaхи, исхoдящиe oт другoй сaмки и инстинктивнo бoрeтся зa тeбя. — Ты прaв, дeйствитeльнo, всe этo нaчaлo прoисхoдить, пoслe тoгo кaк я вoзбудился, пoчувствoвaв зaпaх Рoзы. Пoсoвeтуй пo-oтeчeски — прoдoлжить с нeй oтнoшeния… ? — Я вeдь знaкoм с Рoзoй, у нaс дaжe былo нeскoлькo интимных встрeч… — Вдруг этo нe oнa, мaлo ли Рoз в гoрoдe? — Oнa. Фoтo твoeй супруги увидeл и вспoмнил, кaк вы выхoдили из мaгaзинa втрoём… Дa, с гoд нaзaд этo былo. A с Рoзoй мы пoзнaкoмились… , дa, вoсeмь лeт нaзaд. Ни к чeму нe oбязывaющий флирт, пoслe знaкoмствa нa кoрпoрaтивe oднoй кoмпaнии. Нeскoлькo встрeч, тo у нeё дoмa, тo у мeня. Дa умнeнькaя и стрaстнaя жeнщинa, твoя тёщa… Видимo привыкшaя к нeзaвисимoсти, oтклoнилa мoи прeдлoжeния сoйтись бoлee тeснo. — Тeсeн мир, oднaкo! Нaмeкнуть eй o нaшeм знaкoмствe? — … A дaвaй! Мoжeт тoгдa oнa чувствoвaлa oтвeтствeннoсть пeрeд дoчeрью и нe хoтeлa близoсти, a тaк двa oдинoчeствa сoйдутся. Oнa eщё у вaс живёт… ? — Кoнeчнo, рeмoнт eщё пaру-трoйку нeдeль дeлaть. Кaк oргaнизуeм встрeчу? — Сeгoдня сaлют в чeсть гoрoдa. Дaвaй тaм. Мoжeт с нeй пoлучится устрoить сeмью — вeдь тёщи нe будeт! Глядишь и зaбaцaю сeбe нaслeдникa нa стaрoсти лeт. «Ну, вoт. Кaк всё прeкрaснo рaзруливaeтся. Пoмoгу Пaлычу сoйтись с тёщeй. Нaдe бoльшe нe рaзрeшу упoтрeблять aлкoгoль, вeдь в oснoвнoм из-зa крaсивых рeчeй, нe испoгaнeнных сквeрнoй я взял eё в жёны. Вeснoй oнa зaкoнчит учиться, тaк чтo мoжнo нe прeдoхрaняться. И кaк тaм Пaлыч скaзaл? Зaбaцaю сeбe нaслeдникa. Дa хoть и нaслeдницу… , тoжe пoлюблю!» — Нaчинaлся нoвый этaп мoeй жизни.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Роза, Надя

— Слушай, секс с тёщей, считается инцестом? — Спросил я у тренера в фитнес-центре. — Инцестом, считается связь с родным по крови человеком, — успокоил он меня и спросил, — собираешься соблазнить её? — Всё уже произошло. Рассказать? — Мне не терпелось поделиться с кем-нибудь своими переживаниями, выслушать мнение умудрённого мужчины. Григорий Павлович, или Палыч, уже не раз помогал мне, приехавшему из алтайской глубинки, молодому мужчине. Это он помог мне с устройством в приличную контору, где я мог показать свои таланты. Палыч оглядел пустой зал, присел со мной рядом на стопку матов. — Конечно. Чуть больше двух лет назад, я, тогда ещё двадцатишестилетний мужчина, нагулявшись с различными девушками, утолив голод похоти, наконец решил создать семью. Избранницей моей стала только что справившая совершеннолетие шатенка с карими глазами, с овальным лицом, девушка Надя. Конечно её нельзя назвать идеалом красоты, была у меня девушка претендующая на звание мисс Воронеж, но Надя пленила меня высоким уровнем интеллекта, приятным тембром голоса, чертами лица похожая на мою маму… Царствие ей небесное… ! Всё же стоѝт добавить, что и отталкивающих черт в её фигуре не было, всё при ней… Ладно, уж если начал делиться интимными подробностями… , вот мы с ней в Турции на пляже, вот позирует мне, хвастаясь своим купальником. Видишь какие формы… ? Да, как у многих шатенок соски тоже тёмные… , а да, ареолы… , деревня, что ты хочешь! А это я её тайно сфоткал. Видишь мостик её резинки, натянут над плоским животом… эротично. Правда… ? Ага, и лысый лобок отсюда хорошо виден. А это селфи… , обрати внимание на мою ладонь поверх её груди… Вот такая моя ладонь, можешь прикинуть каков размер сисек. Так вот. Она единственный ребёнок у матери-одиночки, родившей её в шестнадцать лет, от молодого человека, пропавшего в какой-то войне. Роза, тёща, сама не знает где он погиб. Из военкомата пришло сообщение что пропал без вести. Это я к тому, что Роза всего на десять лет старше меня. Она живёт отдельно, но сейчас пока делают ремонт в её квартире, Роза обитает у нас. На прошлой неделе пришёл домой после тренировки. Женщины были дома. Супруга готовила ужин, а тёща в это время принимала ванну. Я плюхнулся на диван, смотреть телик, дожидаться пока я смогу помыться. Роза вышла из ванны и села на диван рядом со мной. Запах тёплого женского тела, влажных волос под тюрбаном, ворвался в моё подсознание, взбудоражил и возбудил. Сердце моё заработало неравномерно, ускоряясь или останавливаясь, сбивая такт дыхания. Уже через минуту я желал только ЕЁ! Присутствие жены, удержало меня сейчас же наброситься на Розу. На Богиню. Я уже не мог ни о чём думать, расхотелось купаться, кушать! Все мысли, как ты говоришь, ушли в член. Он деревенел, каменел, превращался огнедышащее существо, готовое испепелить всё, чтобы заглушить жар. Хорошо, что на мне были плотные джинсы, а не тренировочный костюм. Я искоса глянул на Розу. Она тоже почувствовала от меня запах потного мужского тела и тоже онемела. Жена уже пару раз отправляла меня принимать душ, но мысли остались только на кивания головой. Пока Надя не толкнула меня, не мог сообразить, чего от меня требуют. И тут до меня дошло, что такое феромоны. Это они разжигают все химические процессы в организме, руководя мыслями возбуждённого человека. Хотя Розу я видел уже не раз, но ощутить её свежий, с распаренной промежностью запах, не доводилось. Видимо настоящий запах женщины глушился парфюмом. Я ещё сильнее возбудился от мысли, что сейчас возможно под халатом она абсолютно голая, такая же как Надя, после купания. Придавив, не заметно ЕГО рукой, пошел купаться. В ванной, еле успев раздеться, быстренько начал мастурбировать, представляя ЕЁ… Да, стыдно, конечно, двадцативосьмилетний мужик дрочит как подросток… Но как ты помнишь, я на анаболиках и либидо моё как у юнца… От судорожных спазмов в паху, семенная жидкость брызнула почти до потолка. Я стоял оцепеневший, даже при самом первом сексуальном контакте у меня не было такого сладостного чувства… Да, по пьяне, в Староалейке, с такой же малолеткой, как и я сам, даже толком и не помню всего. Не перебивай… О том, как я провел ночь, лучше всего сказало бы моё лицо — не выспавшееся, страдальческое. Мне снился сон — я обнимаю страстного, рыжего ангела. Проснулся оттого, что и вправду целую, но не ангела, а жену. Она тоже спросонья отвечала лаской, поцелуями. Ладонями сильно сжимая мой член, двигала по стволу, до боли оголяя головку. Хотя сама просила, чтобы я к ней не приставал, пока мама спит в соседней комнате, но, уже начав возбуждаться, не могла остановиться. Давно у нас не было такой страстной ночи. С завидным проворством, перекатила меня на себя, ни на миг не выпуская пенис из рук, вогнала его во влагалище, сразу всосавшее мой орган. Поднимая таз практически перпендикулярно позвоночнику, подмахивала с желаемой ею частотой. Чмоканье губ, стоны, к которым примешались чавканья «плунжера», вводимого и выводимого из влагалища, шлепки моих бёдер о её ягодицы, слышны были не только нам. А последний, итоговый толчок, я совершил с громким аккордом — «О-о-ох!», явно слышимый Розой. Завтракали все вместе. Некоторый недосып угадывался не только на моём лице — покраснение глаз, частая зевота, выдавали и Розу. Надя, в отличии от неё, летала воробышком, щебетала о прекрасной погоде, о припомнившейся подружке — догадаться было легко — жёнушка чувствовала расслабление после двухнедельного воздержания. Чмокнув меня в щеку, напомнила: — Сегодня ты должен меня встретить. Я работаю с трёх до двенадцати! Пока супруга отвернулась мыть посуду, мы с моей Богиней переглянулись. Этого взгляда было достаточно, чтобы понять — она тоже желает меня. Мысленно мы уже совершили акт и теперь были связаны страстным, животным, я, адюльтером, она предательством. Рабочий день тянулся утомительно бесконечно. Поглядывая на часы, ожидал увидеть, что времени прошло час, на деле оказывалось всего полчаса. Но, как хорошо, что всё в этом мире не вечно — рабочее время тоже иссякло. До дома я ещё никогда так быстро не добирался. Богиня уже ждала меня дома, успевшая принять душ, она истощала запах, который ощущался из подъезда. — Вымой только руки. — Приказала царица моей души. Выйдя из ванной, я обнаружил ЕЁ лежащей на кровати. Прикрытая шёлковой простынёй, которая не скрывала торчащих сосков и ровного животика, она ослепила моё сознание, затмила разум. Откинув простыню, и посмотрев на тело моей радости, уже не смог выдержать. Хотел поцеловать её, но вот ОН уже унюхал место, где его ждут. Он двигал моими конечностями, направлял взор, как кукловод марионеткой. Он был величественен, как Александрийский столп. ОН готов был показать все своё мужское могущество. Раздвинув ноги миледи, посмотрел на эти прелести. Ой, какой цветочек! Большие губки как у маленькой девочки. Малые, как лепестки розы. И не только строением, но и цветом, как у алого гибискуса. Опустившись, принюхался к аромату истощаемых феромонов. Я настроился войти в нее! Но… ! ОН выстрелил! ОН только дотронулся до двери и сразу опорожнил весь заряд. Да-да, я ещё ни разу так быстро не кончал. Выстрел был произведен прямо на наружные губы. ОН упал, как падают столетние деревья, и стал подобием листа с этого древа — сморщенный и жалкий. Так было томительным ожидание этой встречи. Кукловод, блин! Опозорил меня! «Всё. Крах. Фиаско. Позор. Надо собираться и убегать». Еще, какие-то нелепые термины носились в мыслях, которые уже вернулись из ЕГО головки. Но моя Афродита, простила меня: — Не у тебя первого такое было, так что не волнуйся, иди ко мне, мой скорострел. — В голове был такой сумбур, что я не обратил внимания на то, как она меня обозвала. Я прилёг рядом с ней. Бессонная ночь и кошмарный день, дали … о себе знать — уснул мгновенно. И опять во сне я страстно целую рыжего ангела. Просыпаюсь — я действительно целую губы МОЕГО ангела. Наяву. Обнимаю и целую, принюхиваюсь и возбуждаюсь. Однако теперь я уже не отпустил всю кавалерию своих мыслей вперёд, на абордаж. Теперь контролировал весь процесс. Смотрю на голубку и целую нежные губы, маленькую, как у девочки грудь. Опускаю взгляд на ровный животик. На лобок, и тут понимаю, почему мне снится рыжий ангел — волосики на лобке аккуратно пострижены, а небольшой треугольник волос ярко-рыжего цвета указывал на цель всех моих стремлений. Не было никаких разговоров. Были только страстные поцелуи и движение наших тел. Целовал её и гладил руками нежное тело, о котором даже не думал ещё вчера. «Ну, что же орудие готово, командование на месте». — сказал я себе. Перекинул одну свою ногу промеж её ног, другую, начал медленно вводить свой фалдус в лоно. Приятное тепло охватило мой член со всех сторон. Постепенно погрузил его глубже и глубже, вот уже упёрся своим лобком в лобок женщины. Стоны нежности возбудили меня ещё сильнее. Тело её начало извиваться подо мной, ноги, то приподнимутся мне на бёдра, то опять упрутся в постель и уже попка приподнимается навстречу мне. «А! Мы начинаем одерживать победу»! — довольный быстрым результатом страстной Розы. Я наслаждался стонами, всхлипами, поскуливаниями, от которых мне стало так хорошо, что решил — «закончим битву на этой же ноте». Но женщина опередила меня — невиданный мне ранее оргазм охватил её. Вагина тисками охватила мой орган, волнообразно массируя ствол пыталась выдоить меня. «Какая же ты всё-таки чувственная!» — подумал я. Как будто услышав мои мысли, она притянула мои губы к своим губам и поцеловала их, так тихо — тихо, нежно — нежно, что я понял — она готова к сдаче. От её поцелуя мысли опять унеслись в нижнюю часть тела и скомандовали «Пли»! Женщина опять затряслась в такт моим пульсациям, вагина почувствовав настоящий мужской оргазм, опять охватила меня за причинное место, получив наконец-то желаемую сперму. Такая банальность, как «мы долго и молча лежали, и не могли шевелиться» — сказана не про нас. Мы начали тараторить о том, кто, когда захотел соития. Оказалась, что, как и я, она захотела меня только вчера. Контраст запаха чистой воды и моего потного тела возбудил и её, она сопротивлялась возбуждению. «Он же муж моей дочери»! — твердило сознание. «Ничего, не убудет, хватит как дочери, так и мне« — спорило подсознание. Сознание одержало верх, и она решила — «Нет. Так нельзя. Это плохо»! Но когда ночью она услышала нашу возню, особенно как чавкал мой пенис, когда я его вынимал из влагалища Нади. Она решила — «Все равно надо испытать этот прибор на себе»! — И какую отметку заслуживает мой «прибор»? Конечно не прошу учитывать осечку. — Естественно про осечку ни слова. Прибору — пять, а тебе… Есть у тебя слабые места в сексе, займемся обучением, — твёрдо сказала Роза. — А преподавателем будешь ты? — Спросил только из уважения. — Занятия будут проходить один-два раза в неделю, — улыбаясь, проговорила она, — с местами определимся по мере возможности. Ремонт ещё недельку продлится. — Хоть бы целый месяц. — Вставил я. Морально и физически удовлетворённый, я называл её уже Роза. Хотя всего несколько минут тому назад не было такого имени, которым можно было бы её назвать. Роза пошла навести личную гигиену, я же опять уснул. Проснулся от звуков на кухне — это Роза готовила, что-нибудь перекусить. Принял душ, надел банный халат и посвежевший, приступил к ужину. Роза, раскрасневшаяся от плиты и ужина, сидела рядом и выглядела загадочно-привлекательной — явно феромоны манили меня. — Ты как лев, который выбился из сил, осеменяя львицу — только кончишь, сразу засыпаешь. — Проговорила Роза, тем самым все больше соблазняя меня. Подойдя к ней, и подняв на руки, понёс к дивану. Сел на него, Роза примостилась на мои колени, потерлась своим носиком об мой, поцеловала его. Потом прижалась ко мне своим телом, продолжая так сидеть около минуты. Я решил отдаться в её руки — если решила учить, пусть сама руководит полётом. Рука начала медленно теребить мою шевелюру, потом перешла на плечи, грудь. Распахнув халат начала целовать мой сосок, пробуждая во мне желание. — С завтрашнего дня, по вечерам будешь пить красное вино. Тебе надо восстанавливать силы — на два фронта будешь воевать, быстро растеряешь силы. — Сказала она. А сама уже дошла до моего живота. Взяла в руку мой «нефритовый стержень» затем уселась, поводила головкой по своим влажным о смазки губкам, вставила его себе в гнездышко. Я так и продолжал сидеть, не шевелясь, только время от времени поправлял что-нибудь. Сначала двигаясь взад-вперёд только тазом, потом, приподнимаясь и опускаясь, Роза разгоралась всё сильнее, начала опять поскуливать, как маленький щенок, который почувствовал сосок матери. Нескольких минут хватило её на такую гонку, она потихоньку осела на мою грудь. Опять влагалище попыталось подоить член. Я подождал, пока женщина отдохнет пару минуток, пропустил свои руки ей под бёдра, поднял, не чувствуя её вес, старался чтобы пенис не выскочил из уютного гнёздышка. Повернувшись вместе с ней к спинке дивана, встал на колени, ладонями ухватился за спинку. И начал делать возвратно-поступательные движения. Слегка наращивая темп, вовлёк Розу в свои фрикции. Ей было одновременно тесно между мной и спинкой дивана и приятно оттого, что её сдавливают в комок. Стоны опять сменились повизгиванием. Я подождал, пока они достигнут своего апогея, и тоже кончил. Обмякшие мы так и сидели, потом я почувствовал, как вытекающая сперма, смешанная с соками Розы начала капать мне на колени. Ойкнув, мы побежали подмываться. Отправившись ночью за Надей, анализировал произошедшее. Появились угрызения совести — «Не удержал свою похоть! Будто у тебя спермотоксикоз подростка! Как теперь быть с Надей? Признаваться ни в коем случае нельзя!» — корил свою похотливость. Роза уже спала, когда мы с Надей вернулись. Слегка перекусив, мы тоже пошли спать. Как только я приклонил голову на подушку — сразу уснул и спал до утра, когда нас разбудила Роза, уходившая на работу. Она сказала, что сегодня вернётся поздно, так как ей ещё надо заехать на свою квартиру, посмотреть, как продвигается ремонт. Попросила закрыть за ней двери. — Не обижай мою девочку, пожалуйста. Я задержусь сегодня. Ты понял? — Шепнула она. Время было восемь утра, я уже опаздывал на работу. В глазах такая же довольная улыбка, какая вчера утром сверкала на лице Нади. «Ладно! Как говорят «Утро вечера мудренее!» там посмотрим!» — решил про себя. Такого радостного рабочего дня в моей жизни давно не было. Клиенты приезжали богатые, не торговавшись, оплачивали счет за проделанную работу. Так, что время пролетело быстро. По пути домой заскочил в магазин, взял красного вина, шампанского, конфет. Дома меня ждала Надя, имеющая право на выходной после дежурства допоздна. Приготовила свои любимые салаты и сидела, готовясь к сессии в пед-университет где она заочница. Дом сиял чистотой, хотя она не любительница возиться с уборкой. Жена начала порхать по кухне, расставляя посуду. Я открыл бутылку красного вина, спросил её, что она предпочитает выпить — красного или шампанского? — Не открывать же из-за пары бокалов всю бутылку. Буду красное, — решила она. Я рассказал ей о том, как сегодня прекрасно прошёл день, о других новостях на работе. Мы выпили, поели салаты, немного какого-то блюда. Выпили ещё. Она рассказывала о звонках подружек. Потом начала хмелеть и от этого становиться такой смешной и чудной! Щёчки раскраснелись. Жилки на шее и на груди начали пульсировать. Я включил музыку, взял её под руку и повел танцевать. Обвив мою шею руками, она склонила голову мне на грудь. Так … мы подвигались немного. Выпитое вино, осязание руками стройного, нежного тела разбудили желание. Не выдержав, поднял её на руки и сказал: — Ты помнишь, мама сегодня задержится? — Да, она мне звонила, сказала, что ещё к подружке зайдёт. Перед выходом она позвонит. — Она специально задерживается, что бы мы могли побыть вдвоём. Надя на моих руках начала засыпать. Я отнёс её на кровать, раздел догола. Раздевшись, прилег рядом с ней, она уже почти спала, и я начинал возбуждать её. Целуя губы, я опускался то к одной груди, то к другой. Повернув на бок, погладил спинку, попку, ощущая плавные изгибы тела, бархатистую кожу. Она закинула ногу мне на бёдра, позволяя дотянуться рукой до половых губок. От этих касаний, жена плотнее прижалась к моему телу, рукой пробуя на твёрдость моё орудие. Продолжая возбуждаться, повернул Надю на спину, руками, массажируя низ живота, добрался до абсолютно голого лобка. Когда я запустил руку меж её ног, Надя их раздвинула, чтобы я мог помассировать клитор, и попросила: — А поработай-ка язычком. Я даже удивился, ещё ни разу она не просила меня об этом. Хотя сам уже подумывал, чтобы понюхать, чем же там пахнет… Да, такой я отсталый в сексуальном удовлетворении женщин. Всё как-то традиционно люблю. А может услышанный в деревне, в подростковом возрасте, разговор пьяных мужиков, возвещавший: «Лучше выпить водки литр, чем сосать солёный клитор!», создал блокаду в моём мозге… ? Так вот… Пахло лавандной водой, и на вкус было солоновато. Немного поработав языком вокруг клитора, я опять вернулся к губам. Вкус не понравился, но возбуждение нарастало. — Ну, как на вкус? — спросила моя милая. — Солёненький, — ответил я. — А мне было необычно приятно. Хочу ещё. Чтобы не мешал вкус, неси сюда презерватив, сделаем так, как учат в передаче «Современная камасутра!» Разорвав кондом, я накрыл им клитор и продолжил возбуждать Надю. Возбуждалась она не так быстро, как её мать. Сначала лежала, прислушиваясь к себе, потом придавила мою голову к лобку и начала методично приподнимать попку, в такт своим стонам. Клитор отвердел, как маленький член. Надю начало трясти от экстаза. «Пора переходить к активным действиям», — решил я. Откинув обрывок резинки, заметил — из вагины обильно льется смазывающая жидкость. Из моего члена тоже выступали капельки сока. Больше медлить я не смог, ввел орган в средоточие желаний и начал атаку. Надя уже не походила на себя, она была хищницей, вампиром. Закинув ноги мне на спину, она двигалась со мной в такт. Влагалище издавало звуки, как будто высасывало из меня все соки. Я, не выдержав напора, кончил. Жена не заметила этого и продолжала подмахивать попкой ещё несколько секунд. Мелкая дрожь пробежала по её телу — Надя утихла! Полежав ещё некоторое время на ней, я хотел прилечь рядом, но она продолжала придерживать меня ногами. — Погоди… , не вынимай… , пожалуйста, дай пройти истоме! — Я её не узнавал. Это была совершенно другая женщина. Раньше она была сдержанней. Что так повлияло на неё, я не знал. Целуя в губы и шею, я поднялся, прилёг рядом. Погладил ей грудь, живот. Милая засыпала, уставшая, но довольная. Проснулись мы от звука открываемой двери. Это пришла Роза. — Ребятки, я такая счастливая! И хочу это дело обмыть, вы не против? — Заявила она, входя в нашу спальную и показывая, бутылку шампанского. Деликатно выйдя, чтобы мы могли одеться, сказала: — Я пойду, ополоснусь, а вы пока готовьте бокалы и вино. Мы пили вино и слушали Розу, о том, как продвигается ремонт, о чём разговаривала с подругой. Развязавшийся язык у Нади тоже не давал наступить тишине, а я довольный, слушал их щебет, забыв утренние угрызения совести, думал о том какие у меня прекрасные женщины. Щечки у них зарумянились до умопомрачения. Надя после постели одела шортики и короткий топик, сквозь который прорисовывались соски. Я всё чаще бросал взгляд на эту будоражащую картину — перси были явно возбуждённые. И явно не от вина, что-то шептало её телу возбудиться. Роза заметила мои взгляды, незаметно расстегнула верхние пуговицы халата, обнажив правую грудь, видимую с моего ракурса. Башенки явно возбудившихся сосков так же, как и соски Нади отталкивали шёлк халата. Я опять почувствовал аромат феромонов. «Видимо Надя чует их, поэтому возбуждена. И попой ёрзает по стулу… Ха! Мой член тоже налит кровью. Да-а-а, дела-а!« — А я вам говорил, что могу распознавать различные запахи? — Спросил, посмотрев в глаза тёщеньки. — Давай завяжем тебе глаза, и ты будешь нюхать различные предметы. Если не угадаешь, получишь щелбан, — предложила Роза. Она телепатически догадалась о моем желании. Желании сравнить тела моих женщин. Сначала они подносили действительно пахнущие вещества и предметы, типа косметики, шерстяных носков, пластиковых ручек… За ошибки я получал несильные тумаки, а за угадывание поцелуи — в губы от Нади и в щеку от Розы. Дамы о чём-то пошептались, похихикали. Поднесли, какой-то предмет. Я почувствовал запах выделений вагины. Логически рассудив, что это могут быть только трусики Нади, так как шлепки босых ступней вернулись из нашей спальни. — О, чудесный запах, о чём-то он мне напоминает… Дайте-ка вспомнить, где я мог такое нюхать. А! Вспомнил! Помнится, сегодня днём я уже такое нюхал. И даже имел возможность вкусить сладости с этого места. — О-о-о! Даже так? — Воскликнула Роза. — Ну и как вкуснятина? — Мама! Перестань. — А давайте посмотрим, насколько хорошо ты знаешь тело своей жены. — Игра однозначно заводила Розу. — Кто-то из нас подставит тебе обнажённую часть тела, а ты будешь угадывать. Вот, например, потрогай это и скажи, что это и кому принадлежит. Лицом я почувствовал дуновение ветерка. Это могла быть только рука Розы, но я начал ощупывать, изображая мозговую деятельность. Продвигаясь вверх по руке, дотронулся до халата. — Это твоя рука, Роза. Халат помешал. Они начали шептаться, хохотки стали громче. На мои колени была поставлена чья-то нога. В щелочку под повязкой я увидел накрашенные ногти Нади. Но притворился, что не заметил. — У меня пересохло во рту. Осталось у нас ещё что-нибудь из вина? Надя убрала ногу и отправилась за бокалом вина. Поднесенный к моим губам бокал я осушил залпом. — Продолжим игру. Мне на колени опять ступила ножка дамы. В щелку под повязкой я узнал ножку Розы. Ступня располагалась так, что пальцами можно было коснуться моих гениталий. — Ножка! Женская… ! Было б комично, если бы это была мужская нога. Ха-ха-ха, — я поцеловал колено. — Выбор небольшой, так что быстро скажу, чья это ножка пытается помассировать моё колено… И замечу не только мое колено. Со стороны послышалось грозное сопение, а рядом стоящая Роза издала хохоток и призыв не шуметь: «Т-с-с». Терпения у меня оставалось мало — я взялся сразу за ляжку. Хихиканье сменилось учащенным дыханием. Руки мои уже ощупывали бедра, промежность меж ног. — Трудновато, однако, по одной ноге определить. Тем более что вы одинаковой комплекции. Придётся ещё одно чувство подключить. Я запустил палец в вагину, затем слизнул с него влагу. Роза пальцами ступни слегка нажала мне на возбуждённый фалдус. Надя подошла, впилась мне в губы и сняла повязку с глаз. Затем повернулась к Розе и… впилась губами в её уста. Она видимо скрытая лесбиянка и выпитое вино, обстановка, развязали оковы. Жёнушка запустила пальцы в вагину матери, намочила свои пальцы женской влагой, и с охотой облизала их, развязно посматривая в её глаза. Из всех порно роликов мне больше всего нравятся страстные поцелуи лесбиянок. Я молча наблюдал за этими действиями. Надя прильнула к соскам мамы: — Давно я их не сосала! — Руки всё выбирали жидкость из вагины Розы. — Но самая вкуснятина — вот здесь! — И облизывала пальцы. Очумевшая Роза не знала или не могла, что-либо поделать, … до того неожиданным и страстным был порыв дочери. Увидев мой возбуждённый фалдус, вылезший из-под края шорт, скинула халатик, чем побудила раздеться догола Надю. На конце моего члена красовалась огромная капля чудотворной росы. Дамы заметили её. — О! Вкусняшка! — Надя припала к члену языком, затем губами, и уже полностью заглотила головку. С каждым наклоном головы всё больше всасывая орган в рот. Иногда она с чавканьем выпускала его из себя, чем раззадоривала не только меня, но и сидевшую Розу. Роза присела на кресло, подняла правую ногу на журнальный столик и принялась теребить малые губки. Мы смотрели в глаза друг другу, фантазируя, что сейчас будет. Надя, заметив такую позу мамы, прильнула к клитору Розы. Мне открылась возможность вставить свой орган супруге в анус, но она яростно воспротивилась. Взяв нас за руки, повела на наш сексодром. Она вела нас как маленьких детей за руки в спальню. На простыни виднелись следы наших с женой забав — капли спермы, волосня с моей мошонки. Поднявшись на кровать, уложила маму на спину, раздвинула её ноги. Встав на колени, припала ртом в вульве Розы. Вид был прекрасен и говорил о том, что она желает моего пениса в своём теле. Пока только в вагине. Её руки принялись сжимать и разжимать нежную плоть грудей матери. Как будто она сосала из них молоко. На ареоле сосков выступили до того не заметные бугорки сальных желёз. Помутневшие от возбуждения глаза Розы смотрели на меня, желая, чтобы я тоже помассировал её влагалище. Проснулся щенок — опять заскулил. Ладони начали сжимать, разрывать ни в чем неповинную простынь. Опершись подошвами ног и затылком о кровать, Роза выгнулась «мостиком», издала последний скулёж и отключилась. Надя отстранилась от вульвы матери и прильнула к моему детородному органу. Всё больше заглатывая его, давясь от рвотного рефлекса, она пересилила тошноту и пропустила член в горло. Со слезами на глазах, которые подняла на меня, она как бы спрашивала меня: «Тебе приятно? Ты доволен?», пригласила меня к оральному соитию. Я был на высоте эйфории. Начав двигать тазом, придерживая её за голову начал откровенно сношать женушку в рот… А вот табу трахать женщину в рот в моём подсознании нет… Временами закашливаясь, Надя вывела из оцепенения Розу. Ещё не до конца поняв, что происходит с головой дочери, мать пыталась вспомнить, как она здесь очутилась, что с ней произошло. По моим глазам она поняла, что это происходит наяву. Заметила оттопыренную попу доченьки с сильно увлажненной вульвой. Полезла руками туда. От касания Надя вздрогнула, так как не видела очнувшейся матери. — Рот устал — наработалась языком до одури, — прохрипела жена. — Мамочка, оближи мои чресла, пожалуйста. Вадим не умеет делать куни. Надеюсь, у тебя больше опыта. Диспозиция сменилась — теперь Роза, стоя на четвереньках, облизывала гениталии дочки, а мне опять пришлось пристраиваться к вагине тещи. Надя, одной рукой продолжая, мастурбировать свой сикель, другой отчаянно теребила груди. Не отводя взора от моего лица, как бы стараясь усмотреть разницу в нём, когда я трахал её и сейчас, когда тёща постанывала от моих натисков, найти разницу и от этого или ревновать меня, или восхищаться собой. — Если захочешь кончать — сделай это на её губы — я хочу попробовать вкус смеси спермы и маминой влаги. — Проговорила она опять же хриплым голосом, заплетающимся языком. «Чувствую, сегодня Розиной вагине достанется от нас», — подумал я. Перевернул её на спину, слегка огорчив жену, которая ещё не насытилась раздражителем в виде ласкового язычка мамы, высоко задрав ноги партнёрши, вошёл размашисто и глубоко. Нескольких фрикций хватило для меня — и, вынув член из Розы, мощно окропил всё меж её бёдер. Сходил к столу за бокалами с красным вином. Напоил тещу напитком, сам тоже выпил без остатка. Побаливающее горло Нади тоже требовало увлажнения. В ванной ополоснул своё тело сначала горячей, затем холодной водой. Повторив пару раз процедуру, вернулся к дамам. Надя, нежно целуя маму в губы, признавалась ей в любви. Ещё вчера грозившая стать ментором для меня, Роза сегодня как первоклассница впитывала азы страсти от дочери. — Я хочу вылизать сперму и влагу с твоего тела. А тебя попрошу языком сделать мне приятно. — Говорила она, не обращая внимания на меня. Мне пришлось сесть с краю кровати и наблюдать как две любимые мною женщины, приняв позу «валет», слизывают «вкусняшки». Причем мама лежала на спине, а дочь, нависнув над ней, так как в ней осталось больше сил, с причмокиванием облизывала «мороженку». Тёща снова отключилась первой. — Помни мне грудь и погладь клитор, — обратилась ко мне жена и продолжила вылизывать очередную порцию выделений мамочки. Деваться было некуда. А то неудовлетворенная жена могла и озлобиться. «Ты как хочешь, дорогуша, но, чтобы тебя ухайдакать, я тебе сейчас порву целку, то бишь очко», — решил я. От этой мысли член пришел в готовность. Влаги в гнезде женушки было достаточно, чтобы смочить коричневый глазок. Сначала один пальчик скользнул в попку, затем уже два. Третий хоть с натягом, но тоже вошел. Видимо имея представление об анальном сексе, Надя начала прислушиваться к ощущениям в сфинктере. Пьяные, возбужденные мысли проанализировали ситуацию — сейчас самое время отдаться чувствам. Не то так и останусь не удовлетворенной. Очнувшаяся Роза, увидела мои пальцы в анусе дочери вскричала: — Ей будет больно! — Твои поцелуи в мои губы и массаж грудей успокоят меня — пусть входит. Я только лягу на спину и подложу подушку — будет не так больно. И виднее… Тебе и мне… Вы не ругайте меня, если я буду матом ругаться, — хриплым и пьяным голосом предупредила женушка. — Обильнее смажь сфинктер и фалдус свой. Как гуманитарий она еще говорила с подобающей даме лексикой. — Целуй же мамочка, целуй свою целочку, я так тебя люблю, я так хочу продолжения страсти. Потрогай мои грудки, поцелуй сосочки. Вадимчик, сделай это как можно нижней, сделай миленький. Мама, ты никогда не пробовала в попку? Это не больно? Я уже хотел отбросить затею, так странно было слышать шёпот жены с нотками страха. — Вадим, не надо, она не понимает, что хочет. — Тёща тоже была благоразумней. — Блядь, вы не понимаете — я страстно этого желаю. Я этого хотела в первую брачную ночь. Потому что была не целой. И хотела этого чтобы морально отплатить тебе. Но боялась предстать шлюхой перед тобой. — Это прибавляет страсти как женщине так мужчине. — Пытаясь найти компромисс в шарахающихся мыслях дочери, сказала Роза. — Это больно, но затем это будет приятно. С разрывом плевры не сравнить, но… Сейчас ещё кремом смажем. Роза принесла крем-гель и обильно смазала поршень, который будет пробивать новый туннель. От воздействия рук тёщи, стержень ещё сильнее отвердел. — Надя, руками разводи ягодицы, а ты по пол головки за толчок вводи. Я чуть не кончил только от наставлений с приготовлениями. Но процедуру продолжил. На удивление легко вошла головка. Вернув назад и прислушиваясь к Надиному дыханию, загнал больше. Глаза её расширялись от каждого введения всё больше. Роза гладила и целовала соски дочери. — Не так уж и больно, бля, но возбуждения больше не прибавилось, — хрипела Надя. — Ты долго еще будешь туда-сюда гонять, блядь! Давай уже резче. Сука! Я тебя потом сиськой в жопу выебу… На хуя, ты, меня дочерью родила? — от былой утончённости леди, коей была до этого моя Надя, не оставалось следа. Слезы из глаз затмили ей взор. Она, матерясь не заметила, что член уже полностью в ней. Меня охватила волна кайфа. Помня из рассказов приятелей об анальном сексе — немного переждал с движениями. — Ну, вот уже весь в тебе, — с дрожью в голосе констатировала тёща. — Теперь можно не предохраняться, в попу впрыснул и всё. — С нотками веселья продолжила Роза. У неё у самой от ужаса происходящего глаза … были по полтиннику. И, кажется, она отрезвела. Меня, не замечая, они принялись целоваться, как будто совершили подвиг. Но о том, что мне еще надо излиться, а для этого довести меня до оргазма, не думали. На лице Нади высохли слезы. Но начатые мной движения, исказили лицо. Я продолжил совершать фрикции. Лицо жены успокоено разгладилось, появились нотки удовольствия. Роза, отхлебнув вина из бокала, передала напиток изо рта в рот лежащей дочери. Затем еще порцию. Это явно требовалось. Но меня отвлекало. Я бы уже кончил, если бы мельтешение дамы. Однако подействовавший алкоголь расслабил женушку подо мной, она даже начала подмахивать, правда, опять с садистскими матами: — На тебе пиздюк. На! Что так плохо ебёшь? Не хватает силёнок на свою сучку? Давай раздери её! Ой, как хорошо! Ах, кайф! Вот от этих слов я и кончил. Но кончая, резко вошел по самые яйца, вызвав боль в попке женушки. Явно отрезвевшая Роза, поглаживая по груди дочери, смотрела мне в глаза. Я не психолог, что она в это время обо мне думала не понимаю до сих пор. Прикрыв руками срам, она прошла в ванную, там долго плескалась, оставив нас двоих на измятой, грязной постели. На следующий день мы не смотрели друг другу в глаза. Дамы пытались говорить на абсолютно нейтральные темы. Замазывали засосы тональными кремами. Был субботний день. Роза пошла к подругам, а мы начали уборку в квартире. Эксперты-криминалисты вряд ли найдут там какие-либо доказательства того вечера. К концу уборки мы уже свободно общались, будто и в своих душах прошлись пылесосом. Вечером тёща позвала Надю на кухню, где они пару часов о чём-то говорили. — Мы просим у тебя прощения, за вчерашний вечер. — Слегка заикаясь произнесла Надя. — Это вы меня простите. Я не должен был опускаться до этого! Роза, ты как старшая должна понимать… — К чёрту! — Вдруг вскричала Роза. — К чёрту!!! — Ещё громче проорала тёща. — Я хотела этого! Ты, Вадим, хотел этого! Все мы хотели разнообразить рутину жизни. Немедленно раздевайся! — Смотря мне в глаза, выкрикнула она. — Чтобы не говорили потом о состоянии опьянения, повторим это трезвыми! — И сама начала снимать с себя одежду. Мы не подчинились. Обняли её с двух сторон, не давая расстегнуть лифчик. Истерический поток слёз с громкими всхлипываниями, очистил и её душу. Мне казалось, что основной заводилой была Надя, поэтому такой всплеск эмоций Розы поразил меня. Вечером перед сном, Надя рассказала о неудовлетворённостях тёщи. Как ни странно, на такую красотку мало кто заглядывался, а уж тех, кто предложит соитие вообще не оставалось. На моём примере ясно видно, что и я раньше не обращал на неё внимания. — Вот такая моя история, — закончил я повествование. — Классно, слушай. Я два раза был женат и оба раза разводились, из-за того, что тёщи лезли в мою семейную жизнь. Надо было и мне трахнуть одну из них. Особенно первую, которая хоть и старше меня в два раза, но телом и мордашкой не плоха, — с восторгом сказал тренер и добавил, — Надю ты не узнаёшь, потому что она тоже чувствует запахи, исходящие от другой самки и инстинктивно борется за тебя. — Ты прав, действительно, все это начало происходить, после того как я возбудился, почувствовав запах Розы. Посоветуй по-отечески — продолжить с ней отношения… ? — Я ведь знаком с Розой, у нас даже было несколько интимных встреч… — Вдруг это не она, мало ли Роз в городе? — Она. Фото твоей супруги увидел и вспомнил, как вы выходили из магазина втроём… Да, с год назад это было. А с Розой мы познакомились… , да, восемь лет назад. Ни к чему не обязывающий флирт, после знакомства на корпоративе одной компании. Несколько встреч, то у неё дома, то у меня. Да умненькая и страстная женщина, твоя тёща… Видимо привыкшая к независимости, отклонила мои предложения сойтись более тесно. — Тесен мир, однако! Намекнуть ей о нашем знакомстве? — … А давай! Может тогда она чувствовала ответственность перед дочерью и не хотела близости, а так два одиночества сойдутся. Она ещё у вас живёт… ? — Конечно, ремонт ещё пару-тройку недель делать. Как организуем встречу? — Сегодня салют в честь города. Давай там. Может с ней получится устроить семью — ведь тёщи не будет! Глядишь и забацаю себе наследника на старости лет. «Ну, вот. Как всё прекрасно разруливается. Помогу Палычу сойтись с тёщей. Наде больше не разрешу употреблять алкоголь, ведь в основном из-за красивых речей, не испоганенных скверной я взял её в жёны. Весной она закончит учиться, так что можно не предохраняться. И как там Палыч сказал? Забацаю себе наследника. Да хоть и наследницу… , тоже полюблю!» — Начинался новый этап моей жизни.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх