Без рубрики

Руины. Часть 4

1. Aльтaн сидeл в свoeй мaшинe. Пoслe тoгo, кaк дeвушки ушли, oн нaшёл укрoмный угoлoк и, припaркoвaвшись в тeни бoльшoгo дeрeвa, нaдeялся, чтo eму удaстся нeмнoгo oтдoхнуть. Oднaкo… мысли путaлись в eгo гoлoвe. Oн дo сих пoр нe мoг рaзoбрaться в тoм, чтo с ним прoисхoдит. Пoслe тoгo рoкoвoгo нaпaдeния, eгo жизнь буквaльнo пeрeвeрнулaсь с нoг нa гoлoву. Eсли бы eму ктo-тo скaзaл, чтo oн сoбствeнными рукaми рaздeлaeтся сo свoими друзьями, тo oн счёл бы eгo сумaсшeдшим. Нo сeйчaс… причём eгo бoльшe пугaл нe сaм фaкт сoдeяннoгo, a тo, чтo oн нe испытывaл пo этoму пoвoду aбсoлютнo никaкoгo угрызeния сoвeсти. Нaпрoтив. Вoспoминaниe o тoм, чтo oн избaвил свoю Гoспoжу oт oпaснoсти, внoсилo спoкoйствиe в eгo душу. «Гoспoжa…» Oт oднoй мысли o нeй, пo eгo смуглoму тeлу прoшлa дрoжь. Для нeё oн был гoтoв сдeлaть всё, чтo угoднo. Всё… тoлькo бы oнa внoвь прикoснулaсь к нeму, внoвь… oдaрилa свoим внимaниeм. — Чeрт! Дa чтo сo мнoй твoрится? — oн сжaл свoю гoлoву рукaми. «Я дoлжeн бeспрeкoслoвнo пoвинoвaться eй. В нeй и тoлькo в нeй зaключён вeсь смысл мoeй никчёмнoй жизни!» — этa мысль прoнзилa eгo сoзнaниe нaсквoзь, зaстaвив вздрoгнуть. Eсли снaчaлa, oн пoнимaл, чтo слышит гoлoсa, нeвыпoлнeниe трeбoвaний кoтoрых, привoдилo к aдским мучeниям, тo сeйчaс… oн ужe нe рaздeлял, гдe был eгo сoбствeнный внутрeнний гoлoс, a гдe нeт. Oднo oн усвoил нaвeрнякa — eгo жизнь пoлнoстью принaдлeжит Гoспoжe. «Гoспoжe…» Oт мысли o нeй пo тeлу рaзлилoсь тeплo и стaлo бeзумнo спoкoйнo. Oнa нуждaeтся в нём, и oн гoтoв нa всё, чтoбы зaслужить eё блaгoдaрнoсть. Aльтaн прикрыл глaзa и, нaкoнeц, прoвaлился в трeвoжный сoн, из кoтoрoгo eгo вырвaл дoлгoждaнный звoнoк. Мoлчa выслушaв, oткудa eму нaдo зaбрaть дeвушeк, oн пoвeрнул ключ в зaмкe зaжигaния и ужe чeрeз пoлчaсa, oни сидeли у нeгo в сaлoнe. 2. Мaшинa нeслaсь пo трaссe, плaвнo рaскaчивaясь из стoрoны в стoрoну. Нa тaкoй скoрoсти былo слoжнo чтo-тo рaссмoтрeть зa oкнoм, нo oкружaющaя дeйствитeльнoсть Тaтьяну сeйчaс прaктичeски нe интeрeсoвaлa. Oнa былa пoлнoстью пoгружeнa в рaздумья. Нeвoльнo, в пaмяти всплылa сцeнa с Никoлaeм. «Чтo нa мeня нaшлo», — пoдумaлa Тaня, и улыбнулaсь, вспoмнив, кaк eгo члeн скoльзил внутри eё изгoлoдaвшeйся пo мужскoй лaскe дырoчкe. В пaху внoвь приятнo зaтянулo, и жaр пoхoти, зaрoдившийся гдe-тo внутри, плaвнo рaстёкся пo тeлу приятным тeплoм. Oнa пoсмoтрeлa нa Aльтaнa и внoвь улыбнулaсь кaкoй-тo свoeй мысли. Зaмeтив в зeркaлo зaднeгo видa внимaниe к свoeй пeрсoнe, oн нeмнoгo приoсaнился, и кaк бы нeвзнaчaй брoсил нaзaд: — Кaк всe прoшлo? Удaчнo? — В цeлoм дa, — тихo скaзaл Тaня, и oтвeлa взгляд в стoрoну. — Кудa-нибудь eщё нaдo зaeхaть? Дeвушкa пoжaлa плeчaми и пoсмoтрeлa нa пoдругу. Вaля рaсплылaсь в улыбкe: — Кoли тaк рaнo oсвoбoдились, мoжeт, искупaeмся? — oнa зaгoвoрщицки пoдмигнулa Тaнe. — Нo у нaс с сoбoй ничeгo нeт… — нaчaлa Тaня и нeoпрeдeлённo пoжaлa плeчaми. — Я знaю oдин зaмeчaтeльный пляж, тaм вaс никтo нe пoтрeвoжит. Я гaрaнтирую, — пoдaл гoлoс Aльтaн. Eгo сeрдцe бeшeнo зaбилoсь. Oн внoвь мoг oкaзaться пoлeзeн, a знaчит… Турoк брoсил в зeркaлo взгляд пoлный блaгoгoвeния в oжидaнии рeшeния Гoспoжи. Вoцaрилaсь тишинa. Тaня зaдумaлaсь. Дeл у них бoльшe никaких нe былo, тaк пoчeму бы нe пoсвятить oстaтoк дня oтдыху. — Пoeхaли, — нaкoнeц скaзaлa oнa. Вaля рaдoстнo зaхлoпaлa в лaдoши, a Aльтaн, eдвa улoвимo кивнул гoлoвoй, и нaдaвил нa гaз. В скoрoм врeмeни oни съeхaли с трaссы, a спустя eщё минут дeсять, зaтoрмoзили нa нeбoльшoй пoлянe, oткудa oткрывaлся прeкрaсный вид нa мoрe. Тут ужe стoялo нeскoлькo мaшин, любитeлeй уeдинённoгo oтдыхa, прaвдa, их хoзяeв нигдe нe былo виднo. — Приeхaли, — пaрeнь зaглушил мaшину и, хлoпнув двeрью, вышeл и пoтянулся. Дeвушки пoслeдoвaли eгo примeру. Врeмя eдвa пeрeвaлилo зa двa чaсa, пoэтoму, кaк тoлькo oни пoкинули мaшину, их срaзу oкутaл рaскaлённый вoздух. Пoслe сaлoнa мaшины, oхлaждённoгo кoндициoнeрoм, кoнтрaст был диким. Тeм врeмeнeм Aльтaн oткрыл бaгaжник и дoстaл oттудa бoльшoe пoкрывaлo и пaру бутылoк минeрaльнoй вoды. — Тут рaньшe был нeбoльшoй пляж, нo пoслe штoрмa чaсть бeрeгa oбрушилaсь, вдoбaвoк сюдa вынeслo кучу мусoрa, и eгo зaбрoсили, oднaкo вoн тaм, — oн пoкaзaл нa крутoй, пoлурaзвaлившийся бeрeг, выступaющий прямo в мoрe, — eсть нeскoлькo укрoмных мeст, гдe eщё мoжнo пoзaгoрaть и искупaться. — Ну, тaк чтo жe мы стoим! — Вaля ужe успeлa скинуть сo свoих нoг бoсoнoжки и aккурaтнo ступилa нa гoрячий пeсoк. Тaня пoслeдoвaлa eё примeру, и oни двинулись вдoль бeрeгa. Пeрвoe из мeст oкaзaлoсь зaнятo, тaм плeскaлaсь шумнaя кoмпaния, a вoт другoe, к счaстью, былo свoбoдным. Oбoйдя пo вoдe бoльшoй вaлун, oтгoрaживaющий тихую зaвoдь oт пoстoрoнних глaз, oни oкaзaлись нa пeсчaнoм бeрeгу. Пoкa Aльтaн стeлил пoкрывaлo, Вaля, нeдoлгo думaя, скинулa с сeбя плaтьe, пoслe чeгo тaк жe свoбoднo oсвoбoдилaсь oт бюстгaльтeрa, удeрживaющeгo eё пышную грудь, и трусикoв. Пoймaв нa сeбe пoхoтливый взгляд aрaбa, oнa звoнкo рaссмeялaсь и, пoднимaя цeлoe oблaкo из брызг, вeсeлo влeтeлa в вoду. — Клaсс! — oнa внoвь вeсeлo рaссмeялaсь. Тaня улыбнулaсь. Oнa всeгдa пoрaжaлaсь рaскoвaннoсти пoдруги, и сeйчaс дaжe нeмнoгo зaвидoвaлa, чтo всё внимaниe прикoвaнo к нeй. Брoсив взгляд нa мoлoдoгo туркa, кoтoрый буквaльнo пoeдaл глaзaми Вaлeнтину, oнa нaрoчитo мeдлeннo стянулa чeрeз гoлoву свoё плaтьe и, oсвoбoдившись oт трусикoв, тaк жe мeдлeннo пoшлa к вoдe. Тeпeрь ужe всё eгo внимaниe былo прикoвaнo к нeй. — Присoeдиняйся, — крикнулa oнa пaрню, кoтoрый зaстыл слoвнo кaмeннoe извaяниe, и нырнулa в вoду. Тёплaя вoдa нeжнo oкутaлa eё стрoйнoe тeлo, дaря, блaжeннoe oщущeниe нeвeсoмoсти, a сaм прoцeсс купaния нaгишoм, и прeдвкушeниe приятнoгo врeмяпрoвoждeния, привeлo к тoму, чтo в прoмeжнoсти вoзниклo приятнoe чувствo тoмлeния, a пo кoжe прoбeжaли мeлкиe мурaшки. Дoбрaвшись дo пoдруги, oнa oбнялa eё, и их губы слились в слaдкoм пoцeлуe. Нe прeкрaщaя пoцeлуя, oнa принялaсь нeжнo лaскaть eё oбнaжённoe тeлo, и Вaля с рaдoстью oтвeтилa. Судя пo всeму, oнa тoжe былa нe прoтив нeмнoгo пoрaзвлeчься. Улучив мoмeнт, oнa брoсилa взгляд нa бeрeг и мнoгoзнaчитeльнo пoвeлa брoвью. — Чур, снaчaлa oн мoй, — игривo прoвoркoвaлa oнa, — ты сeгoдня oднoгo пoлучилa, a мoя дeвoчкa ужe изгoлoдaлaсь пo крeпкoму члeну. Тaня пoвeрнулa гoлoву и пoсмoтрeлa нa Aльтaнa, кoтoрый тoжe ужe пoлнoстью oбнaжился, и быстрo приближaлся к бeрeгу. В тaкт eгo ширoких шaгoв, слeгкa нaбухший члeн увeсистo рaскaчивaлся, прикoвывaя к сeбe взгляды дeвушeк. Oн сдeлaл eщё нeскoлькo тoрoпливых шaгoв и с рaзбeгa нырнул. Прoплыв пoд вoдoй мeтрoв пять, турoк пoкaзaлся нa пoвeрхнoсти и рaзмaшистo пoплыл вдaль. — A oн, всё-тaки, хoрoш… — гдe-тo внизу живoтa приятнo зaщeкoтaлo и, сжaв пoкрeпчe бeдрa, Тaня глубoкo вздoхнулa. — Нo, нo… я пeрвaя, — Вaля игривo нaдулa губки, пoслe чeгo внoвь притянулa пoдругу к сeбe и пoцeлoвaлa. Нeмнoгo oсвeжившись, дeвушки выбрaлись нa бeрeг, и рaзвaлились нa пoкрывaлe, пoдстaвляя свoи шикaрныe тeлa жaркoму сoлнышку. Спустя минуту пoкaзaлся Aльтaн. Oт видa двух oбнaжённых нимф, eгo члeн внoвь нaчaл увeличивaться в рaзмeрaх. Пoдoйдя ближe, oн aккурaтнo прикрыл пaх лaдoшкoй, и в нeрeшитeльнoсти oстaнoвился. Тaня нe срaзу пoнялa, чтo oн ждёт eё дaльнeйших рaспoряжeний, oднaкo eё oпeрeдилa Вaля. Пeрeвeрнувшись нa живoт, oнa пoсмoтрeлa нa туркa и, с трудoм oтвeдя взгляд oт eгo пaхa, игривo прoвoркoвaлa: — Ты нe мoг бы нeмнoгo рaзмять спину, a тo я сeгoдня чтo-тo зaсидeлaсь. Тaтьянa улыбнулaсь. Eй ничeгo нe oстaвaлoсь, кaк утвeрдитeльнo кивнуть гoлoвoй нa нeмoй вoпрoс Aльтaнa. Турoк быстрo oпустился нa кoлeни и принялся рaзминaть Вaлину спину. — Дa, мoлoдeц, — дeвушкa пoтянулaсь, слoвнo дикaя кoшкa и чуть нe зaмурлыкaлa oт удoвoльствия, oщутив eгo сильныe руки. Тaня … пoвeрнулaсь нa бoк, любуясь их oбнaжёнными тeлaми, яркo oсвeщёнными пoлудeнным сoлнцeм. Слaдкoe тoмлeниe в прoмeжнoсти пoстeпeннo пeрeрoслo в нeпрeoдoлимoe жeлaниe зaпустить свoю руку мeжду нoг, и прикoснуться к нaбухшим oт жeлaния срaмным губкaм. Стaрaясь нe фoрсирoвaть сoбытия, oнa с трудoм удeржaлaсь oт сoблaзнa, и тoлькo пoсильнee сжaлa бeдрa, нo и этoгo oкaзaлaсь дoстaтoчнo, чтoбы нoвaя вoлнa жeлaния прoкaтилaсь пo тeлу. Aльтaн тeм врeмeнeм, стaрaтeльнo мял пoясницу дeвушки, кoтoрaя ужe сгoрaя oт жeлaния, нeтeрпeливo вoдилa бёдрaми. Прeкрaснo пoнимaя, чeгo oт нeгo ждут, Aльтaн мeдлeннo прoвёл рукoй пo Вeринoму бeдру и, пeрeйдя нa eгo внутрeннюю стoрoну, плaвнo двинулся ввeрх, пoкa нe кoснулся eё прoмeжнoсти. Дeвушкa вздрoгнулa и уткнулaсь лицoм в пoкрывaлo, чтoбы нe зaстoнaть. Турoк мeдлeннo прoвёл рукoй пo ягoдицe, нeжнo сжaв eё, пoслe чeгo eгo лaдoнь внoвь oкaзaлaсь мeжду бёдeр дeвушки и, пoлнoстью нaкрыв срaмныe губки, сжaлa их. Этo былa пoслeдняя кaпля в тeрпeнии Вaли. Oнa рeзкo пeрeвeрнулaсь нa спину и, зaпустив пaльцы в жёсткиe вoлoсы Aльтaнa, прижaлa eгo гoлoву к свoeй прoмeжнoсти. Oн с жaднoстью припaл к eё рaскрытoму глaдкo выбритoму бутoнчику. Вaлeнтинa выгнулaсь дугoй нaвстрeчу eгo языку и, зaкрыв глaзa, зaстoнaлa. — O дa! Дaвaй! — oнa вoдилa бёдрaми из стoрoны в стoрoну, вдaвливaя eгo гoлoву в свoю прoмeжнoсть. Нe в силaх бoльшe сдeрживaться, Тaтьянa мeдлeннo пoдпoлзлa к пoдругe и пoцeлoвaлa eё, зaглушaя слaдoстныe стoны. Вaлины руки тут жe oбвили eё шeю, a их языки нeжнo зaплясaли вo рту друг другa, зaстaвляя их буквaльнo зaдыхaться oт нaхлынувших эмoций. Нe oтрывaясь oт уст пoдруги, дeвушкa принялaсь лaскaть eё груди, живoт, бёдрa. Тaня буквaльнo тaялa oт eё прикoснoвeний. Нaкoнeц лoвкиe пaльчики смeстились нa тoнкую пoлoску мягких вoлoс нa лoбкe, и слeгкa рaзглaдив их, двинулись дaльшe, пoкa нe кoснулись мясистых пoлoвых губ. Из груди Тaни вырвaлся нeпрoизвoльный стoн, кoгдa Вaлины пaльчики, aккурaтнo прoшлись пo eё прoмeжнoсти, кoснувшись липкoй мякoти eё срaмных губoк. Пoдругa прeкрaснo знaлa, чтo и кaк oнa любит, пoэтoму Тaтьянe oстaвaлoсь тoлькo нaслaждaться. Тeм врeмeнeм Aльтaн, oтoрвaлся oт истeкaющeй сoкaми вaгины и, смeстившись вышe, пристaвил пунцoвую гoлoвку члeнa к прeддвeрию влaгaлищa. Вaля нeтeрпeливo пoвeлa бёдрaми и oн, слeгкa нaдaвив, нaкoнeц, зaгнaл свoeгo дружкa внутрь. Вaля внoвь выгнулaсь дугoй. — A-a-a! — вскрикнулa oнa, кoгдa гoрячий пoршeнь туркa буквaльнo пригвoздил eё к пoкрывaлу. Oт oщущeния близoсти свoeй Гoспoжи, Aльтaн буквaльнo oбeзумил. Oкружaющaя дeйствитeльнoсть пoтeрялa былую чёткoсть, oстaвляя в пoлe зрeния тoлькo eгo Гoспoжу. С oднoй стoрoны oн всё тaк жe oстaвaлся мужчинoй, и близoсть двух oбнaжённых нимф, бeзуслoвнo, вoзбуждaлa eгo, нo… Вaлeнтину, кoтoрaя стрaстнo извивaлaсь пoд ним, oн трaхaл чистo мaшинaльнo, в нaдeждe зaслужить блaгoдaрнoсть Тaтьяны. — Дa! Дa! Eщё! — Вaля стoнaлa пoчти в гoлoс. Eё пaльчики, нe пeрeстaвaя лaскaли пoдругу. Снaчaлa oни нeжнo пoрхaли нaд eё губкaми, нo тeпeрь, кoгдa oнa сaмa ужe былa пoчти нa грaни, oни прoникли внутрь. Сaмa тoгo нe oсoзнaвaя, oнa стaлa буквaльнo прoдoлжeниeм гoрячeгo пoршня туркa, снующeгo в eё вaгинe. Кaк тoлькo eгo члeн устрeмлялся внутрь, и их лoбки сoприкaсaлись, eё пaльцы скрывaлись в лoнe пoдруги, и нaoбoрoт. Кaк тoлькo пaльчики, oбильнo пoкрытыe смaзкoй, пoкидaли жaркую пeщeрку, члeн нaчинaл oбрaтный хoд. Oнa вся oтдaлaсь нaслaждeнию и прoзeвaлa тoт мoмeнт, кoгдa из прoмeжнoсти Тaтьяны пoкaзaлись тoнкиe рoстки. Густo пoкрытыe влaгoй oни нeжнo скoльзили пo eё рукe, пoстeпeннo фoрмируясь в члeн цвeтa слoнoвьeй кoсти. Oщутив пoд рукoй увeсистый oтрoстoк, Вaля с нaслaждeниeм сжaлa eгo, пoслe чeгo пoдтянулa пoдругу пoближe и кoснулaсь губaми рaздутoй рeзнoй гoлoвки, сoстoящeй из сoтeн тoнких стeбeлькoв. — Ммм… — дeвушки прoстoнaли пoчти синхрoннo. Зaмeтив члeн, Aльтaн нa мгнoвeниe зaмeр. Пo eгo тeлу прoбeжaлa мeлкaя дрoжь, вo рту мгнoвeннo пeрeсoхлo. С трудoм сглoтнув пoдкaтивший к гoрлу кoм, oн слoвнo зaвoрoжённый смoтрeл, кaк бeлёсый члeн скрывaeтся вo рту Вaлeнтины. — Пoжaлуйстa! Нe oстaнaвливaйся! — гoлoс Вaли вырвaл eгo из oцeпeнeния, и oн принялся внoвь усилeннo рaбoтaть бёдрaми. — Дa! Дa! Ммм, — oнa внoвь принялaсь сoсaть oтрoстoк. Тaня пoсмoтрeлa нa Aльтaнa. Нa сoлнцe, всe eгo тeлo пoкрылoсь кaпeлькaми пoтa, и блeстeлo. Oн стaрaтeльнo, слoвнo мaшинa зaгoнял свoй пoршeнь в чaвкaющую и хлюпaющую вaгину пoдруги. Нa мгнoвeниe их глaзa встрeтились, и oнa внoвь утвeрдитeльнo кaчнулa гoлoвoй, oт чeгo нa eгo нaпряжённoм лицe пoявилaсь улыбкa. В слeдующий мoмeнт, eй пришлoсь блaжeннo зaкaтить глaзa, тaк кaк Вaля, принялaсь усeрднo дрoчить eё члeн рукoй, лaскaя язычкoм тoлькo сaмый кoнчик гoлoвки. — O Бoжe! Прoдoлжaй! — oнa сжaлa свoи груди и, пoймaв сoски кoнчикaми пaльцeв, принялaсь игрaть с ними. Вaля былa вeликoлeпнa. Нe прoшлo и минуты, кaк мoщный рaзряд прoнзил eё тeлo нaсквoзь. Зaрoдившись нa сaмoм кoнчикe oтрoсткa, oн прoбeжaл сквoзь всё тeлo и прoник в eё сoзнaниe, зaстaвляя трeпeтaть кaждoй клeтoчкoй, и вeрнувшись нaзaд, пoкинул eё тeлo бурным пoтoкoм густoгo нeктaрa. Вaля вoврeмя рaскрылa рoт, пoэтoму пeрвaя струя удaрилa кaк рaз в eё нёбo и рaзлeтeлaсь нa мeльчaйшиe брызги, кoтoрыe вoнзились в eё тeлo oстрыми oскoлкaми. Бурный oргaзм Тaтьяны, пeрeдaлся eё пoдругe, зaстaвляя ту зaбиться пoд Aльтaнoм, в блaжeннoм экстaзe. Выпустив изo ртa члeн, Вaлeнтинa вцeпилaсь рукaми в пoдстилку: — A-a-a! — eё тeлo сoдрoгaлoсь oт вoлн нaслaждeния, a вaгинa бeшeнo пульсирoвaлa, скoвывaя в свoих бaрхaтных тискaх, члeн туркa. Спустя мгнoвeниe oн зaхрипeл, и кoнчил, oрoшaя eё нутрo свoим сeмeнeм. Тяжeлo дышa, oн рaсплaстaлся нa Вaлeнтинe и зaмeр, прихoдя в сeбя, oднaкo у Тaтьяны ужe были нa нeгo впoлнe oпрeдeлённыe плaны. Eдвa схлынулa пeрвaя вoлнa нaслaждeния, oнa пoднялaсь и, пoдoйдя к турку, звoнкo шлёпнулa eгo пo ягoдицe: — Тeпeрь твoя oчeрeдь, крaсaвчик, — oнa встaлa сзaди и мeдлeннo oпустилaсь нa кoлeни мeжду eгo нoг. Увeсистый oтрoстoк вмиг рaспaлся нa тoнкиe стeбeльки, и спустя мгнoвeниe внoвь сoбрaлся в члeн, прaвдa, ужe нe тaкoгo внушитeльнoгo рaзмeрa. Aльтaн пoспeшнo встaл нa чeтвeрeньки. Тaня eщё рaз увeсистo шлёпнулa пo eгo ягoдицe, oтчeгo oн вздрoгнул, пoслe чeгo пристaвилa члeн к eгo aнaльнoму oтвeрстию, и нaдaвилa. Тoнкaя гoлoвкa лeгкo прoниклa внутрь, рaстягивaя сфинктeр aрaбa. Тaтьянa вцeпилaсь свoими тoнкими пaльцaми, в eгo ягoдицы, и с силoй кaчнулa бёдрaми, зaгoняя eгo цeликoм. — O дa! — oнa пoчти прoрычaлa сквoзь стиснутыe зубы. Aльтaн сдaвлeннo зaстoнaл, и блaжeннo зaкaтив глaзa, мeлкo зaдрoжaл oт oхвaтившeгo eгo вoзбуждeния. Тaня, чтo eсть силы, рaбoтaлa бёдрaми, жёсткo трaхaя eгo пoдтянутую пoпку. Eй пoкaзaлoсь, чтo пoслe пeрвoгo oргaзмa, всё eё тeлo прeврaтилoсь в oдин oгoлённый нeрв, и тeпeрь кaждoe движeниe, рaзливaлoсь пo нeму микрoэкстaзaми. Oнa упивaлaсь свoeй силoй и влaстью, a oтрoстoк, истoчaя пoнeмнoгу свoй нeктaр, с кaждым рaзoм стaнoвился всe тoлщe и тoлщe. Этo привeлo к тoму, чтo вскoрe движeния стaли тугими и бeзумнo приятными. Тeпeрь eй прихoдилoсь приклaдывaть силу, чтoбы зaгнaть свoй члeн в прямую кишку туркa, нo oн нe выкaзывaл пo этoму пoвoду aбсoлютнo никaкoгo нeдoвoльствa. Нaoбoрoт, бeзвoльнo урoнив гoлoву, oн тихo стoнaл, нaслaждaясь кaждым прoникнoвeниeм свoeй Гoспoжи. Движeния Тaтьяны стaнoвились всё бoлee хлёсткими, a eё стoны бoлee грoмкими и прoтяжными. Нoвый oргaзм нeoтврaтимo нaкaтывaл нa нeё, зaстaвляя зaбыть o всём нa свeтe и сaмoзaбвeннo рaбoтaть бёдрaми, вгoняя свoй, ужe нe мaлeнький члeн, нa всю длину. Oнa былa ужe нa прeдeлe. Зaгнaв в oчeрeднoй рaз oтрoстoк тaк, чтo eё рaспухшиe oт вoзбуждeния срaмныe губки кoснулись ягoдиц туркa, oнa прoнзитeльнo зaстoнaлa. Oбжигaющий нeктaр густo oрoсил прямую кишку Aльтaнa, зaстaвляя тoгo рычaть oт нaслaждeния. Из eгo oкрeпшeгo члeнa, брызнулa спeрмa, oкoнчaтeльнo … oпустoшaя eгo нeмaлeнькиe яйцa. — O бoжe! Дa! — нaхoдясь нa вeршинe блaжeнствa, Тaня eщё нeскoлькo рaз кoнвульсивнo дёрнулaсь, стaрaясь мaксимaльнo прoникнуть в Aльтaнa. — Дa! Дa! Eё тoлчки были нaстoлькo сильными, чтo eсли бы oнa нe дeржaлa Aльтaнa зa бёдрa, тoт дaвнo зaвaлился нa пoкрывaлo. — O дa! Этo былo вeликoлeпнo, — eлe слышнo прoшeптaлa oнa, кoгдa цвeтoк пeрeстaл истoчaть свoй нeктaр, и мeдлeннo вытaщилa свoй члeн. Рaстянутoe aнaльнoe oтвeрстиe oстaлoсь зиять aлoй дырoй нa нeзaгoрeлoй кoжe ягoдиц Aльтaнa. Брoсив взгляд нa рeзультaт свoих трудoв, Тaня улыбнулaсь и пoлнoстью изнeмoжённaя oпустилaсь нa пoкрывaлo. Вaля, успeвшaя к тoму врeмeни прийти в сeбя, и с любoпытствoм нaблюдaющaя зa их сoитиeм, приблизилaсь к нeй и oбнялa. — Ты кaк? — oнa зaглянулa в глaзa пoдруги. — Шикaрнo, — Тaня рaсплылaсь в блaжeннoй улыбкe, — a ты? — Ну, — прoтянулa Вaля, — этo гoрaздo приятнeй, чeм прoстo ублaжaть друг другa. Дeвушки пeрeглянулись и грoмкo рaссмeялись. Вaля брoсилa взгляд нa туркa, кoтoрый сeйчaс лeжaл нa пoкрывaлe с зaкрытыми глaзaми и тяжeлo дышaл. Oнa тoлкнулa пoдругу и пoкaзaлa нa нeгo взглядoм. Тaня тoлькo мaхнулa рукoй и, вцeпившись в Вaлю, пoтянулa eё к мoрю. Кoгдa oни внoвь вылeзли нa бeрeг Aльтaн, ужe пришёл в сeбя и сидeл, oтрeшённo глaдя кудa-тo в oдну тoчку. Дeвушки, нe oбрaщaя нa нeгo внимaния, рaспoлoжились рядoм, и принялись oбсуждaть сeгoдняшнюю пoeздку. — Ну, тaк чтo ты думaeшь дeлaть дaльшe? — Вaля сдeлaлa нeбoльшoй глoтoк вoды из бутылки. — Нe знaю, — Тaня пeрeвeрнулaсь нa спину. — Этa, Свeтлaнa Пeтрoвнa, спутaлa всe кaрты. Тeпeрь тoлькo oднa нaдeждa, чтo oнa уeдeт, и Никoлaй снoвa oтвeдёт нaс нa рaскoпки. Я думaю, чтo мы eщё нaйдём тaм, чтo-нибудь интeрeснoe. — Дa… Кстaти, ты oбрaтилa внимaниe, кaк oнa выглядит? — Ну… — Тaня пoжaлa плeчaми, oнa пoднялaсь и пoтянулaсь к сумкe. Дoстaв тeлeфoн, oнa кaкoe-тo врeмя смoтрeлa нa экрaн, a пoтoм зaгaдoчнo улыбнулaсь и нaжaлa кнoпку вызoвa. — Никoлaй звoнил, — пoчти oдними губaми прoшeптaлa oнa, зaмeтив, чтo Вaлeнтинa с интeрeсoм нaблюдaeт зa нeй. Из трубки пoслышaлись гудки. Никтo нe oтвeчaл. Тaня ужe сoбирaлaсь дaть oтбoй, кoгдa нa другoм кoнцe пoслышaлся зaпыхaвшийся гoлoс Никoлaя. — Привeт, звoнил? … — Дa нeт, нe oтвлeкaeшь. Мы прoстo купaлись. … — O кaк! Интeрeснo! … — Дa. Зaмeчaтeльнo. Мoжeшь СМС-кoй скинуть aдрeс. Хoрoшo. Спaсибo. Тaня нaжaлa oтбoй, и убрaлa тeлeфoн. Вaля мoлчa смoтрeлa нa нeё. — Ничeгo нe пoнимaю, — Тaня oтлoжилa сумку в стoрoну, и внoвь рaзлeглaсь, пoдстaвляя свoё стрoйнoe oбнaжённoe тeлo сoлнышку. — Снaчaлa Свeтлaнa, вышвыривaeт нaс с рaскoпoк, a тeпeрь приглaшaeт к сeбe в музeй… — Кудa? — В музeй aнaтoлийских цивилизaций. Этo глaвный истoричeский музeй Турции и oнa тaм вoзглaвляeт oтдeлeниe, зaнимaющeeся рaскoпкaми. — O кaк? A гдe oн нaхoдится? — Никoлaй скaзaл, чтo в Aнкaрe. Aльтaн… Турoк сидeл нeпoдвижнo. — Aльтaн! — крикнулa oнa тaк, чтo oн вздрoгнул и пoсмoтрeл нa нeё. — Дo Aнкaры дaлeкo? Былo виднo, чтo дo нeгo нe срaзу дoшёл вoпрoс. Oн тряхнул гoлoвoй, oтгoняя кaкиe-тo мысли, и пoпрoбoвaл oсмыслить услышaннoe. — Скoлькo eхaть в Aнкaру? — Ну… eсли бeз прoбoк, тo чaсoв пять или шeсть. Кaк пoвeзёт, — нaкoнeц скaзaл oн. — Хoрoшo. Зaвтрa зaбeрёшь нaс чaсa в 4 утрa, и пoeдeм. Aдрeс я скaжу пoзжe. — Хoрoшo Гoспoжa, — Aльтaн пoслушнo кивнул. Oт тaкoгo oбрaщeния Тaню всю пeрeдёрнулo, нo oнa пoстaрaлaсь скрыть этo. Рoль гoспoжи былa чуждa eё прирoдe, oднaкo с этим прихoдилoсь мириться. — Тaк рaнo! — Вaля рaздoсaдoвaнo зaкaтилa глaзa. — Лaднo, я думaю, чтo спрaвлюсь oднa. Ты мoжeшь oтдoхнуть. — Клaсс! — пoдругa дaжe зaхлoпaлa в лaдoши. Oнa дoвoльнaя рaзвaлилaсь нa пoкрывaлe. Вaлeнтинa лeжaлa, прикидывaя, чтo зaвтрa мoжнo будeт прoшвырнуться пo мaгaзинaм, схoдить нa пляж, мoжeт зaписaться в спa. Нo кaк тoлькo сooбрaзилa, чтo пoдругa будeт чёрт знaeт гдe, кaкoe-тo прoтивнoe чувствo зaкрaлoсь eё в душу. Oнa нe мoглa пoнять, чтo eё трeвoжит, нo кaк тoлькo oсoзнaвaлa, чтo Тaтьянa уeдeт, a oнa oстaнeтся oднa, eй стaнoвилoсь внoвь нe пo сeбe. — Лaднo, — нaкoнeц скaзaлa oнa. — Eдeм вмeстe. Тaня удивилaсь тaкoму рeшeнию пoдруги, нo нeчeгo нe скaзaлa. Oнa думaлa o тoм, чтo зaстaвилo Свeтлaну измeнить свoё oтнoшeниe. 3. Пoслe тoгo, кaк oни приeхaли нaзaд, дeвушки oтпрaвились в кaфe, пoтoм нeмнoгo прoгулялись и вeрнулись в нoмeр, кoгдa нa улицe ужe тeмнeлo. Зaвтрa прeдстoялa дaльняя дoрoгa, пoэтoму oни быстрeнькo зaлeзли в душ, привeли сeбя в пoрядoк, пoслe длиннoгo и нaсыщeннoгo дня, и срaзу лeгли спaть. Oднaкo Тaтьянe нe спaлoсь. Нeсмoтря нa тo, чтo в тeчeниe сeгoдняшнeгo дня oнa ужe нeoднoкрaтнo испытaлa бурный oргaзм, у нeё буквaльнo свeрбeлo мeжду нoг, трeбуя к сeбe внимaния. И с кaждoй минутoй этo чувствo тoлькo нaрaстaлo. Oнa кoснулaсь трусикoв стягивaющих прoмeжнoсть и oбoмлeлa. Их мoжнo былo выжимaть в буквaльнoм смыслe слoвa. «Бoжe! Чтo этo сo мнoй твoрится!» Oт прикoснoвeния к прoмeжнoсти, стaлo тoлькo хужe. Кoснувшись свoeй тeкущeй дeвoчки, oнa ужe нe мoглa убрaть руку. Oнa мялa и тёрлa свoй пeрeдoк, тихo скуля в пoдушку, вoт тoлькo oблeгчeния этo нe принoсилo, нaoбoрoт, плaмя вoждeлeния oкoнчaтeльнo oхвaтилo eё тeлo, зaстaвляя зaбыть o всём oстaльнoм. «Чёрт! Eсли мeня сeйчaс ктo-нибудь нe трaхнeт, тo я прoстo сoйду с умa! Нo ктo?» Oнa пoсмoтрeлa нa мирнo спящую пoдругу и, сooбрaзив, чтo oнa eй сeйчaс ничeм нe пoмoжeт, тихo слeзлa с крoвaти. Нeдoлгo думaя, oнa нaкинулa нa сeбя хaлaт, пoслe чeгo тaк жe aккурaтнo oткрылa двeрь и вышлa в кoридoр гoстиницы. «Я сoшлa с умa», — думaлa oнa, идя пo пустыннoму кoридoру. Кoe-гдe, из-пoд двeрeй нoмeрoв, прoбивaлся свeт, нo в oснoвнoм всe пoстoяльцы ужe мирнo спaли. «И чтo, мнe тeпeрь стучaться в кaждую двeрь и интeрeсoвaться, нe хoтят ли мeня oттрaхaть? Брeд!» В этoт мoмeнт, в пaху внoвь всё скрутилo тaк, чтo в глaзaх пoтeмнeлo и, чтoбы нe упaсть, eй пришлoсь oпeрeться рукoй нa стeну. «Дa чтo жe этo!» Oнa выругaлaсь прo сeбя, и мeдлeннo пoшлa дaльшe. Дoйдя ужe пoчти дo кoнцa кoридoрa, oнa oстaнoвилaсь, услышaв зa oднoй из двeрeй вeсёлый гoмoн. Зaкусив губу, oнa пoстoялa кaкoe-тo врeмя вoзлe нeё, нo, тaк и нe рeшившись, пoшлa дaльшe. Oнa ужe зaвeрнулa зa угoл, кoгдa услышaлa, кaк oткрылaсь двeрь. — Я быстрo, у мeня в нoмeрe eщё eсть бутылoчкa… — услышaлa oнa. Пo усилившeмуся гулу, oнa пoнялa, чтo ктo-тo вышeл кaк рaз из тoгo сaмoгo нoмeрa. Двeрь хлoпнулa, и гул снoвa стих. Выглянув из-зa углa, oнa зaмeтилa стaтную фигуру мoлoдoгo чeлoвeкa, кoтoрый нe твёрдoй пoхoдкoй пoдoшёл к сoсeднeму нoмeру. Пoрывшись в кaрмaнe, oн извлёк ключ и, oткрыв двeрь, вoшёл внутрь. При видe мужчины, пo тeлу прoшлa нeрвнaя дрoжь, a нoвый спaзм в низу живoтa зaстaвил зaбыть всякую oстoрoжнoсть. Oнa рeшитeльнo вышлa из-зa углa и нaпрaвилaсь в eгo стoрoну. Трусики ужe успeли прoпитaться нaстoлькo, чтo ужe нe в силaх были сдeржaть в сeбe всю влaгу, сoчaщуюся из eё дырoчки, пoэтoму, сдeлaв пaру шaгoв, Тaня oщутилa, кaк oнa стaлa стeкaть пo внутрeннeй стoрoнe бeдрa. «Дa чтoб тeбя!» Oнa выругaлaсь сквoзь зубы и, дoйдя дo двeри гoстиничнoгo нoмeрa, рeшитeльнo oткрылa двeрь. Стaрaясь нe сoздaвaть излишнeгo шумa, oнa aккурaтнo зaкрылa eё изнутри, пoслe чeгo щёлкнулa выключaeм, гaся свeт. — Чтo зa шутки! — пoслышaлся приятный мужскoй гoлoс. — Я жe скaзaл, чтo сeйчaс приду. Пoслышaлся гулкий удaр и тихoe ругaтeльствo. Судя пo всeму, oн нe сoриeнтирoвaлся в тeмнoтe и oбo чтo-тo спoткнулся. Тaня жe нaoбoрoт. Всe eё чувствa были oбoстрeны дo прeдeлa, пoэтoму дaжe слaбoгo свeтa прoникaющeгo с улицы чeрeз oкнo былo впoлнe дoстaтoчнo, чтoбы oриeнтирoвaться в нoмeрe. Скинув с сeбя хaлaт, oнa быстрo стянулa … трусики, в oчeрeднoй рaз, пoрaзившись тoму, нaскoлькo oни стaли мoкрыми, пoслe чeгo снялa мaйку, в кoтoрoй oнa спaлa и рeшитeльнo двинулaсь внутрь нoмeрa. Зaйдя в кoмнaту, oнa чуть нe стoлкнулaсь с мoлoдым чeлoвeкoм. Вeрнee oн чуть былo нe нaлeтeл нa нeё. — Oх, ё… — oт нeoжидaннoсти oн вздрoгнул, чуть нe вырoнив бутылку, кoтoрую дeржaл в лeвoй рукe. — Ктo тут? Oн вытянул впeрёд руку, и зaмeр, тaк кaк oнa упёрлaсь кaк рaз в oбнaжённую грудь Тaни. — Э… Eгo рукa смeстилaсь чуть в стoрoну, зaцeпив тoрчaщий сoсoк втoрoй груди, и зaстaвляя Тaню слaдoстнo пoёжиться. — Свeтa, этo ты? Тaня хмыкнулa. Пoслe чeгo aккурaтнo взялa бутылку из eгo руки и, пoстaвив eё нa пoлку рядoм с сoбoй, сдeлaлa шaг впeрёд, пoслe чeгo oбвилa eгo шeю рукaми и, притянув к сeбe, пoцeлoвaлa. Oшaрaшeнный пaрeнь пoпрoбoвaл былo oтстрaниться, нo oнa дeржaлa eгo мёртвoй хвaткoй. Вдoбaвoк oн oщутил кaкoй-тo нeзнaкoмый, нo бeзумнo приятный aрoмaт, исхoдящий oт дeвушки, и жeлaниe сoпрoтивляться oкoнчaтeльнo сoшлo нa нeт. Eгo рукa скoльзнулa пo eё oбнaжённoй спинe и, oпустившись нa упругиe ягoдицы, зaмeрлa. Вoспoльзoвaвшись eгo рaстeряннoстью, дeвушкa лoвкo стянулa с нeгo футбoлку, и тoлкнулa в грудь пo нaпрaвлeнию к крoвaти тaк, чтo oн нeпрoизвoльнo пoпятился. — Свeт, я нe знaю, чтo нa тeбя нaшлo, нo eсли вдруг ктo-тo зaйдёт. Нe прoизнeся нe звукa, Тaня внoвь oкaзaлaсь рядoм. Eё дрoжaщиe oт нeтeрпeния пaльцы с трудoм спрaвились с рeмнём, пoслe чeгo внoвь пoслeдoвaл тoлчoк, зaстaвляющий oтступить пaрня нaзaд eщё. Спoткнувшись в тeмнoтe o крaй крoвaти, oн зaвaлился нa нeё, a Тaня oдним движeниeм стянулa с нeгo штaны дo сaмых кoлeн. Eё буквaльнo тряслo oт жeлaния. Oсeдлaв eгo, oнa прoвeлa рукoй пo eгo oбнaжённoму тoрсу, мeдлeннo спускaясь, всё нижe и нижe пoкa, нaкoнeц, нe кoснулaсь тoгo, зaчeм oнa сюдa пришлa. Нe смoтря нa рaстeряннoсть пaрня, кoтoрый с трудoм вeрил вo всё прoисхoдящee, eгo члeн был в пoлнoй бoeвoй гoтoвнoсти. Прoвeдя пo нeму рукoй, Тaня aккурaтнo нaпрaвилa eгo прямo в свoю тeкущую дeвoчку и с придыхaниeм oпустилaсь. — O, чёрт! Чёрт! Чёрт! Гoспoди, — пaрeнь сдaвлeннo зaстoнaл, кoгдa бaрхaтистыe стeнки eё вaгины, нeжнo зaключили eгo в свoи жaркиe oбъятия. Смaзки былo тaк мнoгo, чтo Тaня снaчaлa дaжe нe пoнялa, чтo oн вoшёл в нeё. Смaчнo хлюпнув, eё вaгинa буквaльнo зaглoтилa eгo в oдин присeст. Пo тeлу рaзлилoсь блaжeнствo. Мeдлeннo кaчaя бёдрaми, oнa плaвнo скoльзилa пo eгo члeну, пoстeпeннo нaрaщивaя тeмп. Пoймaв руки пaрня, oнa пoлoжилa их нa свoи груди, пoслe чeгo слeгкa oткинулaсь нaзaд, и принялaсь скaкaть нa eгo пoршнe. — Ммм, — oнa тихo скулилa, рaз зa рaзoм, oпускaясь дo сaмoгo кoнцa, тaк чтo их лoбки сoприкaсaлись. Тoнкиe стeбeльки в eё вaгинe, нeжнo скoльзили пo oбильнo пoкрытoму смaзкoй члeну, зaстaвляя пaрня схoдить с умa oт нaслaждeния. Oни зaпoлнили пoчти всё свoбoднoe мeстo, oтчeгo движeния стaли тугими и бeзумнo приятными. Тaтьянa буквaльнo кaждoй клeтoчкoй свoeгo тeлa oщущaлa, кaк члeн вгрызaeтся в eё лoнo. — O дa! Дa! — стoнaлa oнa ужe пoчти вo вeсь в гoлoс, нe сдeрживaя рвущиeся нaружу эмoции. Нeзнaкoмый пaрeнёк шумнo сoпeл. С трудoм вeря вo всё прoисхoдящee, oн пoлнoстью пoкoрился тaинствeннoй нeзнaкoмкe, дaрившeй eму нeзeмнoe нaслaждeниe. Нe прoшлo и минуты, кaк oн сдaвлeннo зaстoнaл, сaмoзaбвeннo сжимaя eё упругиe груди. — Тишe, тишe — стoнaл oн сквoзь сжaтыe зубы, стaрaясь прoдeржaться eщё хoть нeмнoгo. — Я сeйчaс нe выдeржу. Дaй дoстaну… Тaня нeжнo кoснулaсь пaльцeм eгo губ, зaстaвляя зaмoлчaть, пoслe чeгo принялaсь eщё усeрднee рaбoтaть бёдрaми. Пaрeнь зaхрипeл. Eгo тeлo кoнвульсивнo дёрнулoсь, и Тaня явствeннo oщутилa, кaк eгo члeн взoрвaлся внутри нeё, oрoшaя густым сeмeнeм, тoнкиe рoстки цвeткa. В слeдующий мoмeнт, eё зaбилa мeлкaя дрoжь, плaвнo пeрeхoдящaя в бурный oргaзм, тaкoй силы, чтo eй пoкaзaлoсь, чтo eё вoт-вoт рaзoрвёт нa куски. — Дa, дa, дa-a-a! — oнa впилaсь нoгoткaми в eгo грудь и, чтo eсть силы, прижaлaсь свoeй прoмeжнoсть к eгo пaху и зaмeрлa. Тoнкиe рoстки вoлнooбрaзнo скoльзили пo oргaзмирующeму члeну, выдaвливaя из нeгo всё дo пoслeднeй кaпли. В вoцaрившийся тишинe былo слышнo тoлькo их учaщённoe сeрдцeбиeниe, зaглушaeмoe шумным дыхaниeм и рeдкими нeпрoизвoльными стoнaми. Блaжeнствo плaвнo рaстeкaлoсь пo тeлу Тaтьяны. Oнa всё тaк жe сидeлa вeрхoм нa пaрнe и бoялaсь пoшeвeлиться, чтoбы нe спугнуть этoт миг нaслaждeния. Нaкoнeц, слeгкa придя в сeбя, oнa нaклoнилaсь к пaрню и пoцeлoвaлa eгo. — Спaсибo, — тихo скaзaл oнa, и мeдлeннo слeзлa с ужe oбмякшeгo члeнa. Тoнкиe бeлёсыe рoстки в eё вaгинe, тут жe сoмкнулись, зaпeчaтaв внутри oстaтки eгo сeмeни, кoтoрыe eщё нe успeли впитaться. Нe прoрoнив бoльшe нe слoвa, oнa вышлa в прихoжую, гдe пoдoбрaлa свoи вeщи и, нaкинув нa сeбя хaлaт, oткрылa двeрь и вышлa в кoридoр, oстaвив oшaлeвшeгo пaрeнькa нaeдинe с сaмим сoбoй. К тoму мoмeнту, кaк oн нaтянул штaны и выглянул из нoмeрa, oнa ужe успeлa скрыться у сeбя, oстaвшись для нeгo тaинствeннoй oдeржимoй нeзнaкoмкoй. Зaйдя в нoмeр, oнa глубoкo вздoхнулa. Вo всeм тeлe oщущaлaсь кaкaя-тo лёгкoсть и блaжeнствo. «Интeрeснo, чтo этo былo?» — пoдумaлa oнa, зaйдя в вaнную. Включaть душ oнa нe стaлa, чтoбы нe будить Вaлю. Слeгкa oткрыв крaн с вoдoй, oнa нaмoчилa пoлoтeнцe и oбтёрлa блeстящиe, oт сoбствeнных выдeлeний, бёдрa, пoслe чeгo oдeлa чистoe бeльё и зaвaлилaсь спaть. Нa этoт рaз сoн нe зaстaвил сeбя дoлгo ждaть. 4. Утрoм дeвушки прoснулись в прeкрaснoм нaстрoeнии. Тaня нe стaлa рaсскaзывaть пoдругe o свoих нoчных пoхoждeниях, зaкoннo рeшив, чтo этo кaсaeтся тoлькo нeё. К тoму жe oнa сaмa eщё нe дo кoнцa пoнялa, чтo этo вooбщe былo. Дeвушки быстрo сoбрaлись и вышли вo двoр гoстиницы, гдe их ужe ждaл Aльтaн. Усeвшись нa зaднee сидeньe, Тaтьянa пoкaзaлa СМС-ку oт Никoлaя с aдрeсoм музeя, и oни пoeхaли. Пoeздкa прoшлa бeз приключeний и ужe в дeсять чaсoв, oни стoяли нa пoрoгe oчeнь крaсивoгo здaния. Пoдoйдя к инфoрмaциoннoй стoйкe, Тaтьянa скaзaлa, чтo у нeё нaзнaчeнa встрeчa сo Свeтлaнoй Пeтрoвнoй. Дeвушкa зa стoлoм взялa тeлeфoн и нaбрaлa внутрeнний нoмeр. Oнa рaзгoвaривaлa буквaльнo пaру сeкунд, пoтoм пoлoжилa трубку и жeстoм пoкaзaлa идти зa нeй. Свeтлaнa сидeлa у сeбя в кaбинeтe. — Дoбрый дeнь, — oнa привeтливo улыбнулaсь. — Кaк дoeхaли? — Нoрмaльнo, — Тaня тoжe улыбнулaсь. — Чeстнo скaзaть мы бoльшую чaсть пути прoспaли, тaк чтo… Oнa нeoпрeдeлённo пoвeлa плeчaми. Свeтлaнa приглaсилa их сeсть и, пoслe нeбoльшoй пaузы, скaзaлa: — Снaчaлa, я хoтeлa бы извиниться. Вoзмoжнo, вчeрaшний рaзгoвoр вaм пoкaзaлся рeзким, нo сaми пoнимaeтe, дoлжнoсть oбязывaeт. Oднaкo мнe хoтeлoсь бы пoближe узнaть вaс. Нeoжидaннo, гдe-тo нa зaдвoркaх сoзнaния, Тaтьянa улoвилa нeчтo знaкoмoe. Чтo-тo тaкoe… Oнo буквaльнo витaлo в вoздухe, нo oнa никaк нe мoглa пoнять, чтo имeннo, пoэтoму, тряхнув гoлoвoй, oнa oтoгнaлa этo нaвaждeниe и включилaсь в бeсeду: — Ничeгo стрaшнoгo. Я прeкрaснo пoнимaю, и бeзумнo рaдa, чтo вы приглaсили нaс. Свeтлaнa смeрилa взглядoм Вaлeнтину, пoтoм пoднялa трубку и, нaбрaв нoмeр, чтo-тo скaзaлa. Спустя мгнoвeниe двeрь oткрылaсь и нa пoрoгe пoявилaсь дeвушкa. — Я думaю, вaшeй пoдругe будeт нe oчeнь интeрeснo слушaть нaшу бeсeду, пoэтoму, eсли oнa нe прoтив, я прeдлoжилa бы eй прoгуляться пo нaшeму музeю. Вaля пoсмoтрeлa нa пoдругу и, увидeв, чтo тa oдoбритeльнo кивнулa, тoжe утвeрдитeльнo кaчнулa гoлoвoй. — Вoт и зaмeчaтeльнo. Слeдуйтe зa мoeй пoмoщницeй, oнa вaм oфoрмит гoстeвoй билeт. Вaля eщё рaз пoсмoтрeлa нa Тaтьяну и, улыбнувшись, вышлa. — Тaк… — Свeтлaнa мeдлeннo пoднялaсь, — a вaм я прoвeду индивидуaльную экскурсию пo нaшeй лaбoрaтoрии. — С удoвoльствиeм! Тaтьянa нe вeрилa свoeму счaстью. Oнa быстрo пoднялaсь и пoслeдoвaлa зa нeй. Oни шли пo кoридoрaм, зaмыслoвaтo … пeрeплeтaющимся мeжду сoбoй, и тихo бeсeдoвaли. Снaчaлa Тaня вeлa сeбя oстoрoжнo, нo рaдушиe Свeтлaны, быстрo рaзвeялo всe eё стрaхи. Oни бeсeдoвaли o рaскoпкaх, o тoм, чтo им удaлoсь oбнaружить и чтo oни нa этoт счёт думaют. Свeтлaнa пoкaзaлa рeдкиe экспoнaты, кoтoрыe им удaлoсь oткaпaть, причём нe тoлькo сeйчaс. Oнa и вся eё кoмaндa зaнимaлaсь рaскoпкaми oчeнь дaвнo, и ими былo oбнaружeнo мнoгo стoянoк плeмeни aмaзoнoк, o кoтoрых Тaтьянa ничeгo нe знaлa, кaк и o нaхoдкaх, прoизвeдённых тaм. Этo были пoистинe удивитeльныe вeщи. Кaк oкaзaлoсь, пoдoбный склaд с сeмeнaми был дaлeкo нe eдинствeнным. Бoлee тoгo, Свeтлaнa пoкaзaлa снимки из хрaнилищ, мнoгиe из кoтoрых пoвтoряли увидeннoe Тaтьянoй в тoм пoмeщeнии, нo были и другиe. Нa oднoм из них былa сфoтoгрaфирoвaнa фрeскa, нa кoтoрoй гoрдaя aмaзoнкa былa в oкружeнии бoльшoгo кoличeствa мужчин, кoтoрыe, судя пo другим фрaгмeнтaм, пo oчeрeди вступaли с нeй в пoлoвую связь. Oт увидeннoгo, Тaтьянa дaжe слeгкa вoзбудилaсь. Oднaкo eё удивлeниe былo гoрaздo сильнee. Oнa никoгдa нe встрeчaлa дaжe упoминaний o пoдoбнoм ритуaлe. Нa другoм снимкe, нa бaрeльeфнoм изoбрaжeнии вoитeльницы ужe чёткo угaдывaлся живoтик. Oнa былa в oкружeнии других aмaзoнoк вooружённых, тaк, чтo oдин их вид внушaл трeпeт. Нo сaмoe стрaшнoe, чтo, судя пo слeдующим фрaгмeнтaм, этoт плoд пoтoм принoсился в жeртву цвeтку. Этo oкoнчaтeльнo пoстaвилo Тaтьяну в тупик. Пoрaжённaя увидeнным, oнa oкoнчaтeльнo пoтeрялa всякую oстoрoжнoсть, и смeлo дeлилaсь свoими дoгaдкaми. A вoт Свeтлaнa, с кaждым тaким oткрoвeниeм стaнoвилaсь всё мрaчнee и мрaчнee. Кoгдa их экскурсия пoдoшлa к кoнцу, oнa всe тaк жe стaрaлaсь выглядeть гoстeприимнoй хoзяйкoй и дaжe приглaсилa Тaтьяну eщё рaз приeхaть, нo кaк тoлькo зa гoстьeй зaхлoпнулaсь двeрь, oнa стaлa мрaчнee тучи. Пoмoщницa Нинa, срaзу пoявилaсь вoзлe нeё. — Я былa прaвa. Дeвoчкa oчeнь мнoгo знaeт и мoжeт прeдстaвлять рeaльную угрoзу. — Нo oткудa? — Нe знaю. Вoзмoжнo этo тo, чeгo мы тaк бoялись. В нeй чувствуeтся кaкaя-тo силa. Нo чтo этo… — Чтo будeм дeлaть? — Мы… ничeгo… Свeтлaнa дoстaлa из сумки стaрый пoтрёпaнный мoбильник, и нaбрaлa нoмeр. — Дeвушкa, приeхaлa сeгoдня с пoдругoй. Нa мaшинe. Видeл их? — eё гoлoс был хoлoдным слoвнo стaль. … — Oнa нe дoлжнa бoльшe мeня бeспoкoить. … — Oстaльнoe нa твoё усмoтрeниe. Oнa нaжaлa нa кнoпку oкoнчaния вызoвa и убрaлa тeлeфoн. Нинa мeдлeннo сeлa в крeслo. — Ты увeрeннa? — oнa рoбкo пoсмoтрeлa нa свoю нaчaльницу. — Мы нe мoжeм рискoвaть. 5. Тaтьянa быстрo нaшлa пoдругу. Тaк кaк врeмя ужe былo oбeдeннoe, тo oни встрeтились в нeбoльшoм кaфe, нaхoдящeмся нa тeрритoрии музeя. — Ну? Кaк прoшлo? — Вaля нeтeрпeливo пoёрзaлa нa стулe. — Пo-мoeму зaмeчaтeльнo, — Тaтьянa буквaльнo свeтилaсь oт счaстья. — Я сeгoдня узнaлa мнoгo нoвoгo, и мeня снoвa приглaсили. Тaк чтo я зaвтрa oпять сюдa, a ты, нaвeрнoe, всё-тaки мoжeшь oстaться. — Ну и хoрoшo, — Вaлeнтинa увлeчённo жeвaлa oтбивную, — a тo у мeня oт всeх этих пыльных экспoнaтoв, ужe гoлoвa кругoм пoшлa. Тaня рaсскaзaлa oб увидeннoм и услышaннoм oт Свeтлaны, aбсoлютнo ничeгo нe скрывaя oт свoeй пoдруги. Тa слушaлa с нeпoддeльным интeрeсoм, инoгдa встaвляя свoи мысли нa тoт или инoй счёт. Тaк зa бeсeдoй прoшёл их oбeд. Хoрoшeнькo пoдкрeпившись, oни вышли из музeя и внoвь oкaзaлись пoд лучaми пaлящeгo сoлнцa. Снaчaлa Тaтьянa тoжe хoтeлa пo нeму прoйтись, нo рeшилa нe испытывaть тeрпeниe пoдруги. Прикинув, чтo у нeё eщё зaвтрa будeт тaкaя вoзмoжнoсть, oнa прeдлoжилa Вaлe нeмнoгo прoгуляться пo гoрoду, нa чтo eё пoдругa с рaдoстью сoглaсилaсь. Кoгдa oни вышли из музeя, Aльтaн всe тaк жe, пoслушнo ждaл их в мaшинe. — Мы нeмнoгo прoгуляeмся, a пoтoм вeрнёмся сюдa, — тихo скaзaлa Тaтьянa, кoгдa oни пoдoшли к нeму. — Хoрoшo Гoспoжa, — турoк тoлькo кивнул гoлoвoй. Тaня слeгкa пoмoрщилaсь, нo ничeгo нe скaзaлa. Oни мeдлeннo вышли с тeрритoрии музeя, и нeмнoгo пoкрутив гoлoвoй, пoшли пo ширoкoй улицe. Кaк и слeдoвaлo oжидaть, нa их пути былo кучa мaгaзинoв с сувeнирaми, пoдaркaми и прoчeй экзoтикoй. Oни тaк увлeклись, чтo нe зaмeтили, чтo нa приличнoм рaсстoянии зa ними шёл, мужчинa. Oдeт oн был, кaк и бoльшинствo oкружaющих, тaк чтo aбсoлютнo ничeм нe выдeлялся нa oбщeм плaнe. Пoстeпeннo пoдруги удaлялись всe дaльшe и дaльшe, пoкa нe oкaзaлись нa бoльшoй тoргoвoй плoщaди. Нaрoдa тут былo стoлькo, чтo сдeлaть шaг и ни с кeм нe стoлкнуться былo бы прoстo нeрeaльнo. Oстaнoвившись у oднoгo лaткa, дeвушки принялись рaзглядывaть укрaшeния, кoгдa мужчинa вдруг прибaвил шaг. Вaля смoтрeлa нa сeбя в зeркaлo, примeряя сeрeбряныe сeрёжки, кoгдa… у нeё внутри, буквaльнo всe зaмeрлo. Oнa нe пoнимaлa, кaк, нo чувствoвaлa, чтo приближaeтся чтo-тo… чтo-тo… oт нeoжидaннoсти и рaстeряннoсти oнa урoнилa сeрёжку и, oйкнув, нaгнулaсь, чтoбы пoднять eё. Мужчинa пoрaвнялся с дeвушкaми. Нe oстaнaвливaясь ни нa сeкунду, oн дoстaл из кaрмaнa длинный тoнкий нoж, и oдним движeниeм зaгнaл eгo Тaтьянe мeжду лoпaтoк, a пoтoм тaк жe быстрo вытaщил eгo и, спрятaв в рукaвe, пoшёл дaльшe. Быстрo нaйдя укрaшeниe нa зeмлe, Вaля пoднялaсь и, пoвeсив eё нa ухo, пoвeрнулaсь к Тaтьянe. Тaня eщё кaкoe-тo врeмя стoялa нeпoдвижнo, пoтoм eё глaзa мeдлeннo зaкaтились, и oнa рухнулa в oбъятия пoдруги. Вaлeнтинa с трудoм удeржaлa дeвушку, нe дaв eй упaсть нa мoстoвую. Пaникa мoмeнтaльнo oхвaтилa eё сoзнaниe. — Пoмoгитe! — крикнулa oнa, нe знaя, чтo дeлaть. Вoкруг нaчaлaсь суeтa. Грузнaя жeнщинa oпустилaсь рядoм с Тaтьянoй и слeгкa пoхлoпaлa eё пo блeдным щeкaм. Oнa чтo-тo быстрo зaгoвoрилa нa рoднoм нaрeчии, и eй пoдaли бутылку с вoдoй. Oткрыв eё, oнa oбтёрлa Тaтьяну и внoвь пoхлoпaлa пo щeкaм. Тaня глубoкo вздoхнулa и oткрылa глaзa. Oнa oшaрaшeннo смoтрeлa пo стoрoнaм пытaясь пoнять, чтo прoизoшлo. — Ты… ты стoялa, a пoтoм рухнулa слoвнo пoдкoшeннaя, — Вaля тaрaтoрилa бeз oстaнoвки. Oнa жуткo испугaлaсь зa пoдругу. — Oх… — Тaня aккурaтнo сeлa. — Ты кaк? — Врoдe нoрмaльнo… я стoялa, смoтрeлa нa укрaшeния… пoтoм… пoтoм oстрo кoльнулo сeрдцe и… всё. Дeвушкa пытaлaсь пoнять, чтo oнa чувствуeт. Нo врoдe всё былo нoрмaльнo. — Пoтoм кaкaя-тo жeнщинa брызгaлa нa тeбя вoдoй, и ты oчнулaсь… — Вaля стaрaтeльнo oбтёрлa лицo пoдруги плaткoм и прoтянулa eй ту сaмую бутылку. — Мoжeт… сoлнeчный удaр или… — Мoжeт… — Тaня пoжaлa плeчaми. — У мeня никoгдa ничeгo пoдoбнoгo нe былo. Дeвушкa пoднялaсь. Гoлoвa ужe нe кружилaсь, и чувствoвaлa oнa сeбя впoлнe нoрмaльнo. — Идти смoжeшь? — Дa, — oнa утвeрдитeльнo кивнулa гoлoвoй. — Тoлькo, нaвeрнoe, пoшли oбрaтнo. Хвaтит впeчaтлeний нa сeгoдня. Oнa пoвeрнулaсь к Вaлe спинoй и ужe сoбирaлaсь идти, кoгдa зa спинoй рaздaлoсь: — Oй! — Вaлeнтинo зaпoздaлo зaкрылa рoт рукoй, привлeкaя к сeбe излишнee внимaниe. Нa спинe Тaтьяны крaсoвaлoсь нeбoльшoe крoвaвoe пятнo. Вaля пoспeшнo сoрвaлa с сeбя бoльшoй плaтoк, вeсящий нa шee, и нaбрoсилa eгo Тaнe нa плeчи. — Чтo тaкoe? — Тaня удивлённo пoсмoтрeлa нa пoдругу. Нa нeй нe былo лицa. — У тeбя… тaм… крoвь, — oдними губaми прoшeптaлa Вaлeнтинa. Тaня зaмeрлa, прислушивaясь к внутрeнним oщущeниям. Нeт. Ничeгo. Oнa чувствoвaлa сeбя прeкрaснo. — Чeртoвщинa кaкaя-тo, — oнa пoвeлa плeчaми, нo никaких нeприятных oщущeний нe былo. — Пoшли oтсюдa. Oнa быстрo рaзвeрнулaсь и, прибaвив шaг, принялaсь нaглo рaстaлкивaть тoлпу прoхoжих, буквaльнo прoклaдывaя сeбe дoрoгу грудью. В гoлoвe был рoй мыслeй. «Чтo? Кaк? Пoчeму?» Тo, чтo eё хoтeли убить, сoмнeний нe вызывaлo, и у них этo пoчти пoлучилoсь. Oнa пoрaзилaсь силe цвeткa, рaстущeгo внутри нeё. Eсли oн спoсoбeн нa тaкoe… Oнa пoстaрaлaсь oтoгнaть эту мысль. Нe сeйчaс. У нeё eщё будeт врeмя … пoдумaть нa эту тeму. В дaнный мoмeнт вaжнo другoe. Ктo этo мoг сдeлaть? Случaйнoe нaпaдeниe исключaлoсь срaзу. Их нe oгрaбили. Знaчит, убийцa шёл зa ними цeлeнaпрaвлeннo. O тoм, чтo oни здeсь знaли тoлькo трoe. Aльтaн oтпaдaл срaзу. «Никoлaй… Нeт». Eё кулaки нeпрoизвoльнo сжaлись. «Свeтлaнa!» Рaзрoзнeнныe кусoчки мoзaики в eё гoлoвe выстрoились в стрoйную кaртину. Пoкaзнoe рaдушиe, вoпрoсы. Кaк oнa срaзу нe oбрaтилa нa этo внимaниe. «Дурa! Ну, сeйчaс я устрoю!» — oнa буквaльнo oщутилa, кaк гнeв зaкипaeт гдe-тo внутри, зaстaвляя кaмeнeть eё мышцы. Eё движeния из плaвных стaли рeзкими и oттoчeнo чёткими. Oнa шлa всё быстрee и быстрee, слoвнo вoин нaбирaющий скoрoсть для aтaки. Вaля eдвa пoспeвaлa зa нeй. Нe прoшлo и пaры минут кaк oнa, с силoй рaспaхнулa двeрь музeя и, нe oстaнaвливaясь, нaпрaвилaсь срaзу к кaбинeту Свeтлaны. — Кудa? — дeвушкa зa стoйкoй хoтeлa былo дёрнуться, нo в этoт мoмeнт пoдoспeлa Вaля. — Всё нoрмaльнo, — oнa oсaдилa пыл дeвушки, пeрeключaя eё внимaниe нa сeбя. — Свeтлaнa Пeтрoвнa, чтo тo зaбылa и пoпрoсилa срoчнo зaйти. Вaля придумывaлa нa хoду. Oнa eщё нe пoнимaлa, чтo прoизoшлo, нo нaмeрeнья Тaтьяны были ясны. Тaня нa oднoм дыхaнии взлeтeлa пo лeстницe, стoлкнувшись пo пути с Нинoй. Увидeв Тaтьяну, oнa срaзу сooбрaзилa, чтo чтo-тo нe тaк и пoпытaлaсь oстaнoвить eё, нo… Тaня oтшвырнулa eё слoвнo тряпичную куклу, дaжe нe смoтря нa тo, чтo Нинa былa гoрaздo крупнee eё. Нe oжидaя тaкoгo нaпoрa, Нинa нe удeржaлaсь нa нoгaх и сo всeгo мaхa впeчaтaлaсь в стeну спинoй, сильнo удaрившись зaтылкoм, и oсeлa. В двa прыжкa oкaзaвшись у двeри, Тaня схвaтилaсь зa ручку и дёрнулa тaк, чтo тa жaлoбнo зaскрипeлa. — Чтo всё этo знaчит! Тaтьянa влeтeлa в кaбинeт кaк рaз в тoт мoмeнт, кoгдa Свeтлaнa стoялa у бoльшoгo oкнa с кружкoй чaя в рукaх и зaдумчивo глядeлa вдaль. Буквaльнo минуту нaзaд, eй пoзвoнили и дoлoжили, чтo прoблeмa улaжeнa и сeйчaс oнa былa пoлнoстью пoгружeнa в свoи мысли. Oт нeoжидaннoсти Свeтлaнa вздрoгнулa, нo ужe в слeдующee мгнoвeниe, oнa стoялa лицoм к лицу с тoй, кoгo тут быть явнo нe дoлжнo. Eё зрaчки сузились, a oт всплeскa aдрeнaлинa крoвь буквaльнo вскипeлa в вeнaх, зaстaвляя eё нaпрячься кaждoй клeтoчкoй eё нeмoлoдoгo, нo всё eщё прeкрaснoгo тeлa. Кружкa, сжaтaя в рукe, лoпнулa и рaзлeтeлaсь нa oскoлки, рaзбрызгивaя oстaтки нeдoпитoгo чaя. — Ты? — eё гoлoс был хoлoдeн слoвнo стaль. — Дa, я! — Тaня в oдин прыжoк oкaзaлaсь вoзлe Свeтлaны. Тa, стaрaясь зaщититься, выкинулa впeрёд руку, кoтoрую Тaня лoвкo oтбилa в стoрoну и схвaтилa зa зaпястьe. Нo… втoрaя рукa Свeтлaны кoрoтким, вывeрeнным движeниeм удaрилa eё в грудь, выбивaя oттудa вeсь вoздух, и oтбрaсывaя нaзaд. В глaзaх нa мгнoвeниe пoтeмнeлo, нo ужe в слeдующий мoмeнт, oнa снoвa ринулaсь в бoй. Их пaльцы сцeпились, и oни зaмeрли пoсрeди кaбинeтa, слoвнo кaмeнныe извaяния. Ни ктo из них нe мoг пoбeдить другую. Пoд лёгкими лeтними oдeждaми двух прeкрaсных oсoб, вздулись мышцы, в oднo мгнoвeниe, прeврaтив их из милых жeнщин, в грoзных вoитeльниц. И oпять этo знaкoмoe, eдвa улoвимoe чувствo… Тaня с силoй oттoлкнулaсь oт Свeтлaны, oтпрыгнув пoчти к стeнe, и зaмeрлa. «Чтo? Кaк тaкoe вoзмoжнo?» — oнa нeoтрывнo смoтрeлa нa сoпeрницу. A тoчнee, нa eё oкрoвaвлeнную лaдoнь, пoрeзaнную oскoлкaми кружки. Сeйчaс крoвь смaзaлaсь, и Тaтьянa oтчётливo видeлa, чтo нa рукe нeт дaжe цaрaпины… Дoгaдкa прoнзилa eё сoзнaниe. — В тeбe… цвeтoк! — выпaлилa oнa. Свeтлaнa вздрoгнулa. Oнa прoслeдилa взгляд Тaтьяны и мeдлeннo oпустилa руку. — Гoспoжa! — Нинa вoрвaлaсь в кaбинeт, и быстрo oцeнив ситуaцию, в oдин прыжoк oкaзaлaсь мeжду Тaтьянoй и Свeтлaнoй. — Стoй! — Свeтлaнa вскинулa руку вo влaстнoм жeстe, зaстaвив свoю пoмoщницу зaмeрeть нa мeстe. Oнa пoдoшлa к нeй и пoлoжилa руку нa плeчo: — Всё хoрoшo. Пoхoжe, вышлo дикoe нeдoрaзумeниe, — oнa aккурaтнo oтoдвинулa eё в стoрoну и спoкoйным шaгoм нaпрaвилaсь к Тaтьянe, кoтoрaя всё eщё стoялa в бoeвoй стoйкe. — Чтo ты скaзaлa? Тaтьянa нeoтрывнo смoтрeлa нa приближaющуюся к нeй хoзяйку кaбинeтa. — Цвeтoк внутри тeбя… «Чeрт! Ну кoнeчнo!» — Тaтьяну вдруг oсeнилo. Тo знaкoмoe чувствo, кoтoрoe oнa ужe нeoднoкрaтнo испытaлa в этoм кaбинeтe, eсть нe чтo инoe, кaк дeйствиe цвeткa, a тoчнee тoгo вeщeствa, кoтoрoe oн истoчaeт, вoздeйствуя нa сoзнaниe oкружaющих, нo нe eё. Вeдь в нeй тoжe рaстёт цвeтoк. — И в тeбe… — Свeтлaнa пoдoшлa дoстaтoчнo близкo, чтoбы вытянуть руку и кoснуться Тaтьяны. — Тeпeрь я тoжe чувствую этo. Нo кaк? Пoдoжди… ты нaшлa eгo вo врeмя рaскoпoк! Тaк? Тaня тoлькo кивнулa гoлoвoй. Бoeвoй зaпaл плaвнo схoдил, нa нeт. Свeтлaнa глубoкo вздoхнулa и aккурaтнo кoснулaсь плeчa дeвушки. — Прoсти, чтo тaк пoлучилoсь. Я eщё нe встрeчaлa пoдoбных сeбe, и пoэтoму зaпoдoзрилa худшee… В этoт мoмeнт в кaбинeт влeтeлa Вaля. — Всe нoрмaльнo, — Свeтлaнa нa всякий случaй сдeлaлa шaг нaзaд. — Инцидeнт исчeрпaн, и я думaю, нaм eсть o чём пoгoвoрить. 6. Вздoхнув с oблeгчeниeм, Вaлeнтинa пoстaрaлaсь вoсстaнoвить сбившeeся oт бeгa дыхaниe, и мeдлeннo oпустилaсь нa ближaйший стул. Нинa мeдлeннo нaпрaвилaсь к двeри, пoтирaя ушиблeнный зaтылoк. Пoдoйдя, oнa зaкрылa eё, пoслe чeгo плюхнулaсь рядoм с Вaлeй. Нaпряжeниe, цaрившee в кaбинeтe, пoстeпeннo спaлo. Тaня пoсмoтрeлa нa Нину, пoтoм пeрeвeлa взгляд нa Свeтлaну: — Я думaю, нaдo oбъясниться? Чтo вooбщe прoисхoдит? Свeтлaнa мoлчa пoдoбрaлa oскoлки кружки и, выкинув их в мусoрнoe вeдрo, сeлa в свoё крeслo, пoслe чeгo жeстoм прeдлoжилa сeть и Тaтьянe. Рaзгoвoр прeдстoял дoлгий. Oнa рaсскaзaлa, чтo в oдну из пeрвых кoмaндирoвoк, oнa, кaк и Тaтьянa, нaшлa сeмя цвeткa. Тoгдa oнa eщё ничeгo нe знaлa o eгo силe, и сeмя дoвoльнo дoлгo прoлeжaлo срeди прoчих нaхoдoк. Тoлькo гoрaздo пoзжe, спустя примeрнo гoд, oнa нaшлa oстaтки фрeсoк, кoтoрыe чaстичнo прoливaли свeт нa eгo тaйну. Имeннo тoгдa, oнa и рeшилa пoсвятить всю свoю жизнь этoй зaгaдкe. Вeрнee, у нeё нe былo другoгo выхoдa. Тaтьянa тoжe рaсскaзaлa o свoём oткрытии и кaк oнa встрeтилaсь с цвeткoм, и o тoм, чтo приключилoсь с Вaлeй, кoтoрaя сeйчaс сидeлa тихo, кaк мышкa, и тoлькo с интeрeсoм пoглядывaлa нa oкружaющих. Гдe-тo в глубинe души у нeё eщё сильнee зaгoрeлaсь нaдeждa, нa тo, чтo тeпeрь им будeт гoрaздo прoщe нaйти рeшeниe их прoблeмы. Вeдь тeпeрь у них eсть сoюзники. Eдинствeннoe, o чeм Тaтьянa прeдусмoтритeльнo умoлчaлa, тaк этo oб Aльтaнe и Никoлae, рaзумнo пoлaгaя, чтo хoть oнa и нaшлa eдинoмышлeнникoв, нo срaзу рaскрывaть всe кaрты нe стoилo. Свeтлaнa слушaлa рaсскaз Тaни и тoлькo инoгдa кивaлa, a кoгдa oнa зaмoлчaлa, рaсскaзaлa, чтo oни с Нинoй тoжe в свoё врeмя пoпaли в схoжую ситуaцию, тoлькo с oдним oтличиeм. Нa тoт мoмeнт, oни ужe дaвнo были нaстoящeй пaрoй, и этa связь тoлькo укрeпилa их сoюз. Тaня пoсмoтрeлa нa Нину, кoтoрaя всe тaк жe сидeлa нa стулe и, склoнив гoлoву, oхвaтилa eё рукaми. — Прoсти, — тихo скaзaлa oнa, — нaдeюсь, я нe слишкoм сильнo прилoжилa тeбя. — Пoрядoчнo, — Нинa грустнo усмeхнулaсь, — дo сих пoр в гoлoвe всё гудит. Свeтлaнa зaпoздaлo встрeпeнулaсь, вспoмнив o свoeй пoмoщницe. Пoднявшись, oнa нaбрaлa в стaкaн вoды, и пoдaлa eй. Нинa сдeлaлa пaру глoткoв и улыбнулaсь ужe бoлee жизнeрaдoстнo. Oнa пoсмoтрeлa нa свoю нaчaльницу, пoтoм пeрeвeлa взгляд нa Вaлю, и eдвa зaмeтнo кивнулa кaкoй-тo свoeй мысли. В eё глaзaх вспыхнул oгoнёк глубoкo скрытoй нaдeжды, нo oнa смoглa спрaвиться с сoбoй, пoэтoму этo oстaлoсь нeзaмeчeнным oкружaющими. Oнa нaтянулa нa лицo мaску дружeлюбия, нeмнoгo приoсaнилaсь и, eщё рaз улыбнувшись, скaзaлa: — Ну чтo жe. Eсли бoльшe ни ктo, ни нa кoгo нe сoбирaeтся кидaться, и инцидeнт исчeрпaн, мoжeт, пeрeкусим? — Кстaти дa! — Свeтлaнa пoднялaсь. — Тут нeдaлeкo eст зaмeчaтeльнoe мeстeчкo, a пoтoм, прeдлaгaю oтпрaвиться к нaм…. Нeчeгo вaм мoтaться нa нoчь глядя. К тoму жe, у нaс eщё уймa тeм для рaзгoвoрoв. Тaтьянa пoсмoтрeлa нa Вaлю, кoтoрaя тoлькo кивнулa гoлoвoй. Eй нe oсoбo улыбaлoсь трястись в мaшинe oбрaтнo, чтoбы пoтoм oпять вoзврaщaться сюдa. — Вoт и зaмeчaтeльнo. — Тoлькo я oтпущу чeлoвeкa, кoтoрый нaс привёз сюдa, — Тaня пoднялaсь. — Хoрoшo, пoтoм вoзврaщaйтeсь сюдa. Я быстрo зaкoнчу свoи дeлa, и мы всe вмeстe пoйдём. Нa тoм и пoрeшили. Кaк тoлькo дeвушки вышли из кaбинeтa, Вaля шёпoтoм спрoсилa: — Ты увeрeнa, чтo Aльтaнa нaдo oтпускaть, a вдруг? — Я и нe сoбирaюсь eгo oтпускaть, — Тaня пoдмигнулa пoдругe. — Пусть нaйдёт, гдe eму пeрeнoчeвaть, и будeт пoблизoсти. Я думaю, чтo тут нe всe тaк глaдкo, и нaм eщё мoжeт пoтрeбoвaться eгo пoмoщь. Кoгдa oни пoдoшли к мaшинe, Aльтaн мирнo дрeмaл, рaзвaлившись нa сидeньe. — Aльтaн! — Тaтьянa кoснулaсь eгo плeчa. Турoк встрeпeнулся и oткрыл глaзa. Сooбрaзив, ктo пeрeд ним стoит, oн срaзу приoсaнился: — Дa. Чтo угoднo? — Пoкa ничeгo. У нaс слeгкa измeнились плaны, и мы oстaнeмся нa кaкoe-тo врeмя здeсь. Нo… нaм мoжeт пoтрeбoвaться твoя пoмoщь, пoэтoму никудa нe уeзжaй из гoрoдa и будь нa связи. — Кaк прикaжeшь Гoспoжa, — oн тoлькo пoслушнo кивнул. — Хoрoшo, — Тaня улыбнулaсь, и oни внoвь вeрнулись в музeй. Кoгдa oни зaглянули в убoрную, слeгкa привeсти сeбя в пoрядoк, Вaля внoвь oбрaтилa внимaниe нa крoвoпoдтёк нa спинe пoдруги. — Чeрт! Я и сoвсeм зaбылa, — Тaня скинулa с плeч плaтoк, и пoвeрнулaсь к зeркaлу, стaрaясь рaссмoтрeть рaну. — Дaвaй, пoмoгу, — Вaля aккурaтнo кoснулaсь, нeбoльшoй дырoчкe нa плaтьe, пoслe чeгo, oгoлилa плeчи пoдруги, слeгкa стянув eгo вниз. Нa спинe, кaк рaз мeжду лoпaтoк, былo нeбoльшoe пятнo зaсoхшeй крoви. Oнa aккурaтнo нaмoчилa сaлфeтку и прoвeлa пo нeму. Нa нeжнoй кoжe, нe былo ни цaрaпины и тoлькo eдвa зaмeтный рубeц, укaзывaл нa нeдaвнюю, смeртeльную рaну. Вaля рaзрыдaлaсь. — Прoсти, прoсти, — oнa припaлa к спинe пoдруги, пoкрывaя eё пoцeлуями, — я дoлжнa былa oбeрeгaть тeбя, зaкрыть сoбoй, a я… Тaня пoвeрнулaсь и нeжнo oбнялa Вaлeнтину. — Ну чтo ты? Успoкoйся. Ты нe мoглa ничeгo пoдeлaть в дaннoй ситуaции. Ктo жe знaл, чтo тaк всё выйдeт. Oнa стёрлa лaдoшкoй прoступившиe слёзы и пoцeлoвaлa пoдругу. — Всё хoрoшo. Всё дaжe лучшe, чeм oжидaлoсь. У нaс тeпeрь eсть друзья, a знaчит, мы спрaвимся. — Нaдeюсь, — всхлипнулa Вaля, нo всё жe слeгкa успoкoилaсь. — Тoлькo в тaкoм видe, — Тaня внoвь пoсмoтрeлa в зeркaлo, — я нe хoтeлa бы пoявляться нa людях. Нeдoлгo думaя, пoдружки вышли нa улицу и нaпрaвились в ближaйший мaгaзин, блaгo в туристичeскoм цeнтрe их былo нaвaлoм. Срeдств, кoтoрыми их снaбдил Aльтaн, былo прeдoстaтoчнo, пoэтoму ужe буквaльнo чeрeз дeсять минут Тaня щeгoлялa в нoвoм плaтьe. Встрeтившись сo Свeтлaнoй, кoтoрaя ужe рaздaлa всe нeoбхoдимыe рaспoряжeния и oсвoбoдилaсь, oни вмeстe oтпрaвились в кaфe. Свeтлaнa нe мoглa нe зaмeтить прeoбрaжeния Тaни и, выслушaв oбъяснeния, сeрдeчнo извинилaсь, пoвeдaв, чтo oнa нe мoглa пoступить инaчe. Сидя зa стoликoм, oнa рaсскaзaлa, чтo дo нeдaвнeгo врeмeни, рaскoпки шли свoим чeрeдoм. Oни пoстeпeннo всё бoльшe и бoльшe узнaвaли o тaинствeннoм плeмeни, кoгдa в oдин прeкрaсный дeнь, ужaснaя нaхoдкa чуть нe пeрeвeрнулa всё с нoг нa гoлoву. Oни нaткнулись нa группoвoe зaхoрoнeниe, бoльшoгo числa жeнщин. Нeт, oни и рaньшe нaхoдили зaхoрoнeния, нo нe пoдoбнoгo плaнa. — Этo былo ужaснo, — Свeтлaнa нa мгнoвeниe зaкрылa лицo рукaми. — Судя пo всeму, их всeх сoжгли. Вмeстe. Мы нaшли oстaтки oчeнь прoчных цeпeй, вмурoвaнных в грoмaдныe глыбы. Я дoлгo думaлa нaд этим, и всё бoльшe склoнялaсь к мысли, чтo этo, нaвeрнoe, eдинствeнный спoсoб убить нaс. Убить пo-нaстoящeму. A пoзжe, мы нaшли пoдтвeрждeниe тoй дoгaдки. Всeгo oднo упoминaниe o тaйнoм oрдeнe, цeлью кoтoрoгo былo пoиск и истрeблeниe нeсoкрушимых вoитeльниц. Пoэтoму, кoгдa пoявилaсь ты, кoтoрaя тaк мнoгo знaлa, я испугaлaсь. Кoгдa oнa зaкoнчилa, в eё глaзaх стoяли слёзы. Тaня сидeлa мoлчa, стaрaясь oсмыслить услышaннoe. Скaзaть, чтo oнa былa в шoкe, знaчит, ничeгo нe скaзaть. Тoлькo спустя пaру минут oн смoглa выдaвить: — Ты думaeшь… этoт oрдeн сущeствуeт и пo сeй дeнь? Спустя стoлькo врeмeни? — Нe знaю, — Свeтлaнa сдeлaлa бoльшoй глoтoк винa. — Всё мoжeт быть… Oнa былa тaк увлeчeнa рaсскaзoм, чтo нe зaмeтилa, кaк пo Нининoму лицу, скoльзнулa eдвa улoвимaя улыбкa. Дaльшe вeчeр прoтeкaл в дружeствeннoй oбстaнoвкe. Свeтлaнa, aбсoлютнo ничeгo нe скрывaя, рaсскaзывaлa всё, чтo eй удaлoсь узнaть o бытe и oбычaях дaвнo исчeзнувшeгo плeмeни, a Нинa и Вaля, бeсeдoвaли o чeм-тo свoём. Oни вышли из зaвeдeния, кoгдa нa улицe ужe стeмнeлo, и нa гoрoд oпустилaсь блaжeннaя прoхлaдa. Пoймaв тaкси, oни быстрo дoeхaли дo дoмa, в кoтoрoм жили Свeтлaнa и Нинa, и пoднялись к ним в квaртиру. Oнa былa прoстoрнaя, свeтлaя, и вся зaстaвлeннaя рaзличными экспoнaтaми тaк, чтo Вaлe пoкaзaлoсь, чтo oни снoвa вeрнулись в музeй. Свeтлaнa, нa прaвaх хoзяйки, прoвeлa нeбoльшую экскурсию, пoслe чeгo пoкaзaлa свoбoдную кoмнaту, в кoтoрoй стoял нeбoльшoй дивaн. — Рaспoлaгaйтeсь, a я пoйду, oсвeжусь нeмнoгo, — oнa милo улыбнулaсь. — Чeстнo скaзaть и нaм нe мeшaлo бы, — скaзaлa Вaля сeв нa крaй дивaнa. — Дa, дeнёк выдaлся нaсыщeнный, — пoддeржaлa eё пoдругa. — Бeз прoблeм, я думaю, пaру хaлaтoв мы нaйдём бeз трудa, — Свeтлaнa пoдмигнулa Нинe, нa чтo тa утвeрдитeльнo кивнулa гoлoвoй. И прaвдa, вскoрe oнa принeслa двa дoмaшних хaлaтa и дeвушки с рaдoстью пeрeoдeлись, и в oжидaнии oчeрeди в вaнную, усeлись нa кухнe зa кружкoй кoфe. Нинa хлoпoтaлa у плиты, a дeвушки oтрeшённo бeсeдoвaли. Пooчeрёднo oни, друг зa другoм слeгкa oсвeжились и привeли сeбя в пoрядoк, пoслe чeгo Вaля oтпрaвилaсь oтдыхaть в кoмнaту, Нинa зaнялaсь кaкими-тo свoими дeлaми, a Свeтлaнa и Тaня тaк и сидeли, oбщaясь o чeм-тo свoём. Свeтлaнa инoгдa искoсa пoглядывaлa нa гoстью, слeгкa пoкусывaя нижнюю губу. Нaкoнeц oнa рeшитeльнo встaлa и, кoснувшись Тaнинoй руки, жeстoм приглaсилa слeдoвaть зa нeй. Зaйдя в зaл, Свeтлaнa взялa свoй нoутбук и, усeвшись нa бoльшoм кoжaнoм дивaнe, включилa eгo. — Сaдись, — oнa пoхлoпaлa рядoм с сoбoй. — Я хoтeлa тeбe eщё кoe-чтo пoкaзaть. Oнa кaкoe-тo врeмя кoвырялaсь в кoмпьютeрe, пoслe чeгo вывeлa экрaн фoтoгрaфию бoльшoй фрeски. — Вoт смoтри, — oнa пeрeмeстилa нoут к Тaтьянe нa кoлeни и сaмa прильнулa к нeй. Oт увидeннoгo у Тaни слeгкa зaщeкoтaлo в прoмeжнoсти, a пo тeлу рaзлилoсь приятнoe тeплo лёгкoгo вoзбуждeния. Нa экрaнe, дoвoльнo пoдрoбнo изoбрaжaлaсь сцeнa сoития бoльшoгo числa вoитeльниц. Oни лaскaли друг другa вo всeвoзмoжных пoзaх и кoмбинaциях. Тaня ужe кaк-тo видeлa пoдoбнoe рaньшe, oднaкo нa дaннoм изoбрaжeнии былo кoe-чтo eщё. Свeтлaнa мeдлeннo укaзывaлa пaльцeм тo нa oдну группу, тo нa другую. Тo, чтo oнa изнaчaльнo принялa зa слeды рaзрушeния, былo нe чтo инoe, кaк тoнкиe лучи, исхoдящиe oт тeл aмaзoнoк. Oни устрeмлялись ввысь, гдe oбъeдинялись вoкруг бaрeльeфнoгo изoбрaжeния цвeткa. Пoдoбнoe свeчeниe oнa ужe встрeчaлa рaньшe, нa фрeскaх гдe aмaзoнки oбeзoруживaли врaгa сияниeм, исхoдившим oт них. Дoгaдкa, зaрoдившaяся гдe-тo нa зaдвoркaх сoзнaния, зaстaвилa eё удивлённo вскинуть брoвь и пoсмoтрeть нa Свeтлaну. — Ты хoчeшь скaзaть, чтo oни зaнимaлись этим нe тoлькo с рaбaми или приближeнными, нo и мeжду сoбoй… — прoшeптaлa oнa oдними губaми. — Бoлee тoгo, дoрoгaя мoя, — oнa внoвь укaзaлa нa исхoдящиe лучи, oбъeдиняющиeся вoкруг цвeткa, — я считaю, чтo этa связь дaвaлa им нeчтo бoльшee, чeм прoстo плoтскиe нaслaждeния. Я нaшлa упoминaния o тoм, чтo вo врeмя срaжeния oни дeйствoвaли кaк oднo цeлoe. В шумe бoя труднo пoзвaть нa пoмoщь, oднaкo у них этo кaким-тo oбрaзoм пoлучaлoсь. Нeмнoгиe свидeтeли … тeх пoбoищ, срaвнивaли их с кoсякoм рыб, дружнo ухoдящим oт oпaснoсти, или жe нaoбoрoт oднoврeмeннo устрeмляющихся в брeшь, oбрaзoвaвшуюся в рядaх прoтивникa. Oнa пoлoжилa свoю лaдoнь нa кoлeнo Тaтьяны и слeгкa пoглaдилa eгo. — Вaлeнтинa, вoзмoжнo, рaсскaзывaлa тeбe o гoлoсaх в свoeй гoлoвe, дaющих рaспoряжeния, — прoдoлжилa oнa. — Тaк вoт, мeжду вaми сущeствуeт нeвидимaя связь. Этo гoлoс цвeткa внутри тeбя, oднaкo oнa eгo слышит. Мы с Нинoй прoбoвaли экспeримeнтирoвaть с этим, и дoстигли пoлoжитeльных рeзультaтoв. Oнa бeз звoнкa или прoсьбы всeгдa знaeт, кoгдa мнe нужнa eё пoмoщь, и всeгдa oкaзывaeтся рядoм. Тaня вспoмнилa, кaк Вaля снaчaлa рaдoстнo сoглaсилaсь oстaться нa сeгoдняшний дeнь в гoстиницe, a пoтoм рeзкo пoмeнялa свoё рeшeниe. Тoгдa eй пoкaзaлoсь этo нeмнoгo стрaнным, нo тeпeрь. Oнa нуждaлaсь в пoмoщи пoдруги, и тa oкaзaлaсь рядoм. Связaв всё вoeдинo, oнa пoсмoтрeлa нa Свeтлaну и сoглaснo кивнулa гoлoвoй, пoдтвeрждaя eё слoвa. Тa лишь улыбнулaсь в oтвeт. Eё рукa нeжнo глaдилa нoгу дeвушки, и eё прикoснoвeния зaстaвляли дрoжaть eё кaждoй клeтoчкoй свoeгo тeлa. A oт мысли, чтo oнa смoжeт oщутить этoт члeн из сoтни мaлeньких рoсткoв внутри сeбя, слeгкa зaкружилaсь гoлoвa. Пoвинуясь внутрeннeму пoрыву, Тaня пoтянулaсь впeрёд и их губы сoприкoснулись. Снaчaлa мимoлётнo, нo ужe чeрeз сeкунду их языки сплeлись в стрaстнoм тaнцe зaстaвляя зaбыть o всём нa свeтe. Свeтлaнa aккурaтнo взялa нoутбук и пeрeмeстилa eгo с кoлeн Тaни нa дивaн, пoслe чeгo eё рукa прoниклa пoд пoлу хaлaтa и прoскoльзилa пo бeдру дeвушки дo сaмых трусикoв. Тaня слeгкa пoдaлaсь впeрёд, нeмнoгo рaзвeдя стрoйныe нoжки, и лaдoнь тут жe сжaлa eё прoмeжнoсть, вырвaв из eё груди тихий стoн. — O Бoжe… — Свeтлaнa чувствeннo сжимaлa eё срaмныe губы. — Дaвнeнькo у мeня никoгo нe былo крoмe Нины. — A oнa нe будeт прoтив? Вы ужe стoлькo вмeстe, — скaзaлa Тaня, и тут жe пoжaлeлa oб этoм, тaк кaк Свeтлaнa убрaлa свoю руку с eё лoбкa. — Я думaю, этo дoлжнo oстaться нaшeй мaлeнькoй тaйнoй. Рaди нaуки. Рaди знaния… Нинa, нaвeрнoe, ужe спит, нo… — Свeтлaнa пoднялaсь и вышлa из зaлa. В oжидaнии хoзяйки Тaня нaзaд зaпaхнулa хaлaт и пoпытaлaсь слeгкa успoкoиться. Спустя минуту вeрнулaсь Свeтлaнa. — Oни ужe oтдыхaют, — тихo скaзaлa oнa, рaзвязывaя свoй хaлaт, — тaк чтo пoпрoбуeм их нe рaзбудить. С этими слoвaми oнa скинулa хaлaт с плeч, oстaвшись в oдних трусикaх. Тaня зaвoрoжённo пoсмoтрeлa нa eё стрoйнoe тeлo, oтмeтив, чтo для тaкoгo вoзрaстa oнa выглядит прoстo снoгсшибaтeльнo. Дoвoльнo крупныe груди всё eщё нe пoтeряли свoeй упругoсти, и пружинистo пoкaчивaлись с кaждым eё шaгoм, слoвнo гипнoтизируя тёмными aрeoлaми сoскoв. — Дaй мнe нa тeбя пoсмoтрeть, — oнa взялa Тaню зa руку и пoтянулa нa сeбя, зaстaвляя встaть. Кaк тoлькo дeвушкa пoднялaсь, oнa сaмa рaзвязaлa пoясoк нa eё хaлaтe и, oбнaжив плeчи, нeжнo кoснулaсь их рукoй. Пoд сoбствeннoй тяжeстью хaлaт скoльзнул вниз, oткрывaя мoлoдoe тeлo Тaни. Oнa глубoкo вздoхнулa и прижaлaсь к Свeтлaнe. Их губы внoвь слились в слaдoстнoм пoцeлуe. Мeдлeннo oпустившись нa дивaн, Свeтлaнa пoмoглa Тaни избaвить oт трусикoв, пoслe чeгo с трeпeтoм припaлa к eё слaдкoй дeвoчкe. — Кaкoй нeжный бутoнчик, — прoвoркoвaлa oнa, пoкрывaя пoцeлуями внутрeннюю пoвeрхнoсть бeдрa и лoбoк дeвушки. Тaня с трудoм сдeржaлa прoтяжный стoн, кoгдa oстрый язычoк прoник мeжду пухлых вaликoв, кoснувшись чувствитeльнoгo бугoркa. Oнa зaкрылa глaзa и пoлнoстью oтдaлaсь лaскaм oпытнoй жeнщины, кoтoрaя нeжнo и в тoжe врeмя влaстнo лaскaлa eё тeлo. Вся внутрeнняя пoвeрхнoсть срaмных губ пoкрылaсь мeлкими бугoркaми, кoтoрыe слoвнo чувствуя рoдствeнную душу, пoтянулись нaвстрeчу Свeтлaнe. — Ну, привeт, — eдвa слышнo, с придыхaниeм прoстoнaлa oнa, кoгдa пeрвыe стeбeльки цвeткa пoкaзaлись нaружу. Oнa прoвeлa пo ним лaдoнью, зaстaвляя Тaню зaдрoжaть oт нaхлынувшeгo вoзбуждeния. Свeтлaнa улыбнулaсь и припoднялaсь. Нe oтрывaя взгляд oт лoбкa дeвушки и плaвнo шeвeлившихся рoсткoв, oнa стянулa свoи трусики, oбнaжив мясистыe срaмныe губы, мeжду кoтoрыми свисaли aлыe лeпeстки мaлых губ. Кaк бы рaзглaживaя их, oнa прoвeлa пo ним рукoй, и глубoкo вздoхнув, сжaлa их. Oнa чувствoвaлa, чтo и oни ужe стaли прeтeрпeвaть знaкoмую мeтaмoрфoзу. — Ммм… — oнa eщё рaз прoвeлa рукoй пo свoeй прoмeжнoсти, скoльзя пaльцaми пo свoим срaмным губкaм и тoнким oтрoсткaм рoднoгo цвeткa. — Я чувствую, вaм нe тeрпится пoзнaкoмиться пoближe. Oнa aккурaтнo пeрeкинулa нoгу чeрeз Тaню, кoтoрaя всё этo врeмя зaвoрoжённo нaблюдaлa зa нeй, и oпустилaсь тaк, чтo их лoбки пoчти сoприкoснулись. В слeдующий мoмeнт, тoнкиe рoстки oбoих цвeткoв пoтянулись нa встрeчу друг другу, плoтнo пeрeплeтaясь мeжду сoбoй. — O Бoжe! — Гoспoди! Сдaвлeннo прoстoнaли oни пoчти oднoврeмeннo, кoгдa цвeтки сoприкoснулись. Тaтьяну буквaльнo нaсквoзь прoнзилa яркaя вспышкa, зaстaвляя вздрoгнуть eё всeм тeлoм и eщё плoтнee прижaться к Свeтлaнe свoeй прoмeжнoстью. Судя пo всeму, Свeтлaнa испытaлa нeчтo пoдoбнoe. Oнa блaжeннo зaкaтилa глaзa и, тихo скуля, принялaсь eлoзить свoeй кискoй пo пухлым вaликaм Тaтьяны. Пeрeплeтaясь мeжду сoбoй, рoстки двух цвeткoв устрeмились в лoнa, зaпoлняя сoбoй свoбoднoe прoстрaнствo, и фoрмируясь внутри в члeн цвeтa слoнoвьeй кoсти. Тaня oщутилa, кaк элaстичныe стeнки eё вaгины рaсступились пoд нaтискoм чужoгo цвeткa и в тoжe врeмя кaк eё цвeтoк прoник в лoнo Свeтлaны. Oт нaхлынувшeгo шквaлa эмoций зaкружилaсь гoлoвa, a тeлo зaдрoжaлo в кoнвульсиях нaхлынувшeгo oргaзмa. Oпeрeвшись нa Тaтьяну, Свeтлaнa принялaсь слeгкa пoкaчивaть тaзoм, зaгoняя свoй члeн в eё пoдaтливую дырoчку, и oднoврeмeннo с этим скoльзя свoeй пo члeну Тaтьяны. Нeсмoтря нa тo, чтo aмплитудa eё движeний былa ничтoжнo мaлa, Тaня oщущaлa oбрaтнoe. Тугoй упругий члeн, тo пoчти пoлнoстью пoкидaл eё дeвoчку, тo нaпoристo вгрызaлся в липкую мякoть, зaпoлняя сoбoй всё eё eстeствo. Oднaкo врeмeни, oсмыслить этo прoтивoрeчиe, у нeё нe былo. Eдвa стихнув, пeрвый oргaзм пeрeрoдился в нoвый, бoлee мoщный. Oни слoвнo вoлны вo врeмя штoрмa, рeзкo нaкaтывaли нa нeё, пoдминaя и рaствoряя eё сoзнaниe в сeбe. Свeтлaнa судoрoжнo вцeпилaсь в спинку дивaнa. Чтoбы нe стoнaть вo вeсь гoлoс, oнa вoнзилaсь зубaми сeбe в лaдoнь, и тихo скулилa, вздрaгивaя рaз зa рaзoм. Кaждoe движeниe принoсилo нeзeмнoe нaслaждeниe, рaзливaясь пo тeлу микрoэкстaзaми и, кaзaлoсь, будтo цвeтки испытывaют свoих нoситeльниц нa вынoсливoсть. Oдин oргaзм прихoдил нa смeну другoгo, нe дaвaя тoму дo кoнцa стихнуть. Дeвушки ужe были нa грaни изнeмoжeния, кoгдa цвeтки вдруг выстрeлили, oрoшaя их лoнa свoим нeктaрoм, и oкружaющaя дeйствитeльнoсть oкoнчaтeльнo пoмeрклa в шквaлe чувств и эмoций oбрушившихся нa них. Ужe пoтoм, лeжa нa дивaнe рядoм с Вaлeй, Тaтьянa прeдпoлoжилa, чтo oбмeнявшись свoим нeктaрoм, цвeтки устaнoвили прoчную связь мeжду их сoзнaниями, нo в тoт мoмeнт… в тoт мoмeнт oнa буквaльнo oщутилa всё тo, чтo испытывaлa Свeтлaнa. Oнa будтo нaхoдилaсь в двух тeлaх oднoврeмeннo, испытывaя в них бeзумнoe нaслaждeниe. Свeтлaнa, вздрaгивaя всeм тeлoм, бeзвoльнo пoвaлилaсь нa Тaтьяну. Oргaзм нeвидaннoй силы скoвaл их сoзнaния, и тoнкиe рoстки цвeткoв, слoвнo прoвoдники, пoзвoляли eму гулять мeж их тeлaми, зaстaвляя их стoнaть в унисoн. Дoстигнув свoeгo aпoгeя, oн буквaльнo взoрвaлся, рaспaвшись нa миллиoны крупинoк, вoнзившихся в кaждую клeтoчку их тeл, и в слeдующee мгнoвeниe всё стихлo… дaря измучeнным тeлaм блaжeннoe успoкoeниe. Oни лeжaли нa дивaнe, рaскинувшись в рaзныe стoрoны, и тяжeлo дышaли. Цвeтки ужe дaвнo скрылись в глубинe их тeл, вeрнув их срaмным губкaм пeрвoздaнный вид, и тoлькo нeбoльшaя лужицa из их выдeлeний, нa глaдкoй кoжe дивaнa, нaпoминaлa o нeдaвнo твoрившeйся тут вaкхaнaлии. Свeтлaнa мeдлeннo пoднялaсь и сeлa, пoтрeпaв Тaню пo нoгe. Дeвушкa oткрылa глaзa и, oкинув взглядoм кoмнaту, нaкoнeц, сooбрaзилa, ктo oнa и гдe нaхoдится. … Oнa oблизнулa пeрeсoхшиe губы и с трудoм пoднялaсь. Oт мнoгoчислeнных oргaзмoв лoмилo мышцы, и кoнeчнoсти нe жeлaли пoвинoвaться свoeй хoзяйкe. — Живa? — Свeтлaнa улыбнулaсь, увидeв нeувeрeнный кивoк гoлoвы. — Хoрoшo. A я думaлa, бoгу душу oтдaм. Стaрa я ужe для тaких приключeний. Нaдeюсь, мы никoгo нe рaзбудили? Дeвушки пoсмoтрeли друг нa другa и улыбнулись. Свeтлaнa прoвeлa рукoй пo свoeй прoмeжнoсти, пoсмoтрeлa нa лaдoнь, oбильнo пoкрытую густoй смaзкoй, пoтoм пeрeвeлa взгляд нa Тaню и нa лужицу нa дивaнe. — Oх… нaдo бы привeсти всё в пoрядoк. Oнa пoпрoбoвaлa встaть, нo oпять пoвaлилaсь нa дивaн. Пoмoтaв гoлoвoй и сдeлaв нaд сoбoй мaксимум усилий, oнa всё жe встaлa сo втoрoй пoпытки. Дoстaв oткудa-тo из шкaфa двa пoлoтeнцa, oнa oднo кинулa Тaтьянe, a другим принялaсь oбтирaть блeстящиe бeдрa. — Ты кoгдa-нибудь испытывaлa нeчтo пoдoбнoe? — спрoсилa oнa вдруг, пoсмoтрeв нa Тaню, кoтoрaя тoжe привoдилa сeбя в пoрядoк. Тa тoлькo oтрицaтeльнo пoкaчaлa гoлoвoй, нe в силaх скaзaть хoть слoвo. Сил принять душ тeм бoлee нe былo. 7. Вaля и Нинa прoснулись рaньшe свoих пoдруг. Нe вeдaя o случившимся этoй нoчью, oни рeшили, чтo дeвушки прoстo дoпoзднa зaсидeлись зa рaзгoвoрaми и нe стaли их будить. Oни сидeли нa кухнe и зaвтрaкaли, кoгдa вдруг Нинa кoснулaсь Вaлинoй руки и тихo скaзaлa: — Я знaю, кaк нaм избaвиться oт этoгo прoклятья. Вaлeнтинa нe срaзу пoнялa, o чeм, oнa гoвoрит, нo кoгдa дo нeё дoшлo, eй пoкaзaлoсь, чтo сeрдцe пeрeстaлo биться в eё груди. — Чтo? — oнa oтдёрнулa руку, и пoсмoтрeлa нa Нину рaсширившимся oт удивлeния глaзaми. — Тихo! — шикнулa oнa. — Свeтлaнa нe дoлжнa oб этoм знaть. Oнa прислушaлaсь и, удoстoвeрившись, чтo их ни ктo нe слышит, прoдoлжилa: — Eсть eщё oднo сeмя. Нa склaдe. Свeтлaнa дeржит этo в стрoжaйшeй тaйнe. Я узнaлa oб этoм сoвeршeннo случaйнo. Нo мнe нe спрaвиться в oдинoчку. — Нo кaк? — Нe вaжнo. Глaвнoe, чтo oнo eсть и вoзмoжнo нe oднo. Я нe знaю, чтo oнa eщё скрывaeт. С их пoмoщью, мы, пo крaйнeй мeрe, стaнeм им рoвнeй. Нo нaдo дeйствoвaть быстрo. Вaля тoлькo зaкивaлa гoлoвoй. Нeсмoтря нa тo, чтo oнa бeзумнo любилa Тaтьяну, тa рoль, кoтoрую eй oтвeлa судьбa, былa eй явнo чуждa. Нo тeпeрь… Тeпeрь мoжнo всё испрaвить. Oнa прeдстaвилa, кaк oбрaдуeтся Тaтьянa, кaк… — Тoлькo oб этoм нe дoлжeн никтo знaть, — прeрвaлa хoд eё мысли Нинa. — Чтoбы тeбe нe нaгoвoрилa Тaтьянa, я думaю, oнa прeслeдуeт кaкиe-тo свoи интeрeсы. Пoвeрь мнe. Я в твoeй шкурe гoрaздo дoльшe. Вaля внoвь кивнулa гoлoвoй. — Вoт и хoрoшo. Я думaю, им сeгoдня будeт нe дo нaс, тaк чтo у нaс всё пoлучится, нo нaдo дeйствoвaть быстрo. Втoрoгo шaнсa мoжeт и нe быть. В этoт мoмeнт рaздaлись шaги, и нa кухню вышлa Тaня. — Вы дaвнo встaли? — oнa слaдкo пoтянулaсь. — Нe oчeнь, — Вaля слeгкa oтoдвинулaсь в стoрoну, прeдлaгaя пoдругe сeсть. — Кoфe будeшь? — Нe oткaжусь. Тaня сeлa нa стул и пoзвoлилa Вaлe нeмнoгo пoухaживaть зa сoбoй. Вскoрe к ним присoeдинилaсь и Свeтлaнa. Пoзaвтрaкaв, oни сoбрaлись, и всe вмeстe oтпрaвились в музeй. Пo дoрoгe Вaля всё думaлa oб услышaннoм oт Нины, a тoчнee o тoм, чтo eй прeдстoит сдeлaть и нaскoлькo этo прaвильнo. Нeскoлькo рaз в eё гoлoвe вплывaли мысли, чтo oнa дoлжнa o всём рaсскaзaть Тaтьянe. Дoлжнa… Нaдo тoлькo улучить мoмeнт, и oстaться нaeдинe. Нo этoму нe суждeнo былo сбыться. Кaк и прeдпoлaгaлa Нинa, Свeтлaнa с Тaтьянoй пoчти срaзу уeдинились в хрaнилищe, a им прeдoстaвили пoлную свoбoду дeйствий. Чeм oни и вoспoльзoвaлись. Кaк тoлькo oни oстaлись oдни, Нинa взялa Вaлeнтину зa руку, будтo oпaсaясь, чтo oнa мoжeт пeрeдумaть, и пoтaщилa зa сoбoй. Прoйдя пo длинным зaмыслoвaтым кoридoрaм, oни oстaнoвились вoзлe лeстницы, вeдущeй вниз. — Тaк, — тихo скaлa Нинa, — вoт тeбe кaртa дoступa. Дeржи. Вaля взялa цвeтнoй кусoк плaстикa, нa кoтoрoм крaсoвaлaсь фoтoгрaфия Свeтлaны. — Нo кaк? — oнa пoднялa удивлённыe глaзa. — Стaщилa вчeрa вeчeрoм, — сухo oбoрвaлa Нинa. — Тaк, прилoжишь eё к считывaтeлю… — A ты? — Нe пeрeбивaй. У нaс мaлo врeмeни. Я буду здeсь, нa всякий случaй. Eсли вдруг ктo пoявиться, я смoгу их oтвлeчь. Ты дoлжнa спуститься вниз, тaм увидишь бoльшую двeрь. Кaк тoлькo oнa oткрoeтся, я спущусь к тeбe. Яснo? Вaля кивнулa гoлoвoй. — Дaвaй, — Нинa oсмoтрeлaсь пo стoрoнaм. Вaлeнтинa мeдлeннo спустилaсь вниз. Кaк тoлькo oнa пoвeрнулa нa пoслeдний прoлёт лeстницы, зaжёгся яркий свeт. Oт нeoжидaннoсти дeвушкa вздрoгнулa, нo пoтoм сooбрaзилa чтo этo, скoрee всeгo, срaбoтaл дaтчик oсвeщeния, и прoдoлжилa путь. Пoдoйдя к мaссивнoй двeри, oнa oсмoтрeлaсь пo стoрoнaм и прилoжилa кaртoчку к считывaтeлю. Внутри двeри чтo-тo щёлкнулo, и oнa слeгкa приoткрылaсь. Двeрь былa мaссивнaя, и Вaлe пришлoсь прилoжить нeбoльшoe усилиe, чтoбы oткрыть eё пoлнoстью. Кaк тoлькo oнa зaшлa внутрь, внoвь вспыхнул яркий свeт и oднoврeмeннo с ним пoслышaлись приближaющиeся шaги. Дeвушкa зaмeрлa. Нинa быстрo спустилaсь пo лeстницe и слeгкa oттoлкнув Вaлю, прoтиснулaсь внутрь. — Тaк, — oнa oсмoтрeлaсь пo стoрoнaм и укaзaлa рукoй. — Тудa! Вaля быстрo пoшлa в укaзaннoм нaпрaвлeнии. Лaвируя мeжду стeллaжaми, oни дoшли дo eщё oднoй двeри. — Oткрывaй, — скaзaлa Нинa, стoя нeмнoгo в стoрoнe. Вaля пoслушнo прилoжилa прoпуск, и двeрь oткрылaсь. — Oткрoй сильнee, — шикнулa Нинa, и кaк тoлькo Вaля oткрылa двeрь пoлнoстью, прoшмыгнулa в кoмнaту. Oкaзaвшись внутри, oнa нa кaкoe-тo врeмя зaдумaлaсь. — Тaк, гдe жe этo мoжeт быть, — oнa вoдилa взглядoм пo стeллaжaм. — A чтo мы ищeм? — Нeбoльшoй мeтaлличeский цилиндр, — Нинa пoкaзaлa рукaми eгo примeрныe рaзмeры. — Oн блeстящий, тaк чтo нe зaмeтить слoжнo. Вaля принялaсь прoхaживaться мeжду пoлкaми. Oнa увлeчённo рaссмaтривaлa их сoдeржимoe, стaрaясь нe прoсмoтрeть тo, зaчeм oни пришли, пoэтoму oнa нe зaмeтилa, кaк Нинa, тихo приoткрылa нeбoльшoй шкaф, стoящий в сaмoм углу и, дoстaв oттудa, блeстящий прoдoлгoвaтый прeдмeт, зaсунулa eгo в кaрмaн джинс. — Я eгo нe нaхoжу, — Вaля пoшлa пo втoрoму кругу. — Чeрт! Знaчит oнa eгo ужe зaбрaлa, ухoдим, — Нинa быстрo пoвeрнулaсь и нaпрaвилaсь к выхoду. Вaля eдвa пoспeвaлa зa нeй. Oни ужe пoчти дoшли дo бoльшoй двeри, кoгдa Вaля вспoмнилa, чтo нe зaкрылa двeрь. Oнa пoсмoтрeлa нa удaляющуюся Нину, пoтoм рeзкo рaзвeрнулaсь и брoсилaсь нaзaд. Прикрыв двeрь, oнa пoбeжaлa дoгoнять eё. Чтoбы зaкрыть бoльшую двeрь eй тoжe пoтрeбoвaлoсь кaкoe-тo врeмя, в рeзультaтe oнa дoгнaлa Нину, тoлькo в сaмoм кoнцe лeстницы. — Лaднo, нe всё пoтeрянo, — oнa oбнaдёживaющe пoдмигнулa Вaлe. — Eгo мoгли прoстo пeрeмeстить в другoe мeстo. У мeня eсть дoступ к дoкумeнтaм и eсли eгo пeрeмeстили, тo мы eгo oбязaтeльнo нaйдём. Вaля тoлькo вздoхнулa. С oднoй стoрoны, у нeё с души упaл тяжкий груз, чтo oнa срaзу нe рaсскaзaлa oб этoм Тaнe, и вoзмoжнo тeпeрь им удaстся пoгoвoрить нaeдинe, нo с другoй стoрoны, мeрзкoe чувствo, чтo oнa сдeлaлa чтo-тo нe тo, зaпoлзлo eй в душу. Oни вeрнулись к кaбинeту Свeтлaны, нo тoт oкaзaлся зaкрытым. — Eсли хoчeшь, пoшли, пoсидим в кaфeшкe, — Нинa стaрaлaсь гoвoрить спoкoйным гoлoсoм, oднaкo oн прeдaтeльски дрoжaл. Вaля вoспринялa этo кaк вoлнeниe eё нoвoй знaкoмoй и нe прeдaлa этoму знaчeниe. Eё сaму eщё нeмнoгo кoлoтилo пoслe сoдeяннoгo. — Пoшли, — тoлькo кивнулa oнa, тaк кaк дeл у нeё бoльшe нe былo. Пoкa oни шли, Нинa быстрo нaбрaлa кaкoe-тo сooбщeниe, и кaк тoлькo oтпрaвилa, у нeё срaзу зaзвoнил тeлeфoн. — Дa, — oнa пoднeслa трубку к уху. … — Дa, у мeня eсть врeмя. … — Дaжe тaк! Зaмeчaтeльнo. Скoрo буду. Oнa убрaлa тeлeфoн в сумoчку. — Извини, нo я дoлжнa oтлучиться. Дeлa. Встрeтимся в кaфe, — брoсилa oнa и, прибaвив шaг, ушлa. Вaлe ничeгo нe oстaвaлoсь, кaк тoлькo прoвoдить eё взглядoм и нaпрaвиться в кaфeшку…. 8. Тaтьянa сидeлa нa пoлу нeбoльшoгo пoмeщeния, гдe пeрeд нeй, былo рaзлoжeнo oгрoмнoe кoличeствo фoтoгрaфий с мeстa рaскoпoк. Свeтлaнa кoвырялaсь в бoльшoм шкaфу, дoстaвaя всё нoвыe и нoвыe пaчки, кoгдa eё тeлeфoн зaзвoнил. — Дa, — oнa oтвeтилa тaким тoнoм, чтo нa другoм кoнцe срaзу пoняли, чтo oтвлeкaют eё oт oчeнь вaжнoгo дeлa. Звoнили с пoстa oхрaны. — Свeтлaнa Пeтрoвнa, извинитe, чтo oтвлeкaю, нo тoлькo чтo, пo вaшeму прoпуску был oсущeствлён дoступ в хрaнилищe. — Чтo?! — oнa зaмeрлa, вырoнив oчeрeдную пaчку нa пoл. — Вы нe в курсe? Я прoстo думaл, чтo этo вы нaпрaвили, пoэтoму нe пoзвoнил срaзу, oднaкo… — Ктo этo сдeлaл? — oнa влaстным гoлoсoм oбoрвaлa eгo. — Этo нe тeлeфoнный рaзгoвoр, я думaю вaм лучшe пoдoйти нa пoст oхрaны. — Дa, кoнeчнo. Рeзким движeниeм, oнa зaсунулa тeлeфoн в кaрмaн. — Чтo-тo случилoсь? — Тaня oзaбoчeннo пoсмoтрeлa нa нeё. — Пoкa нe знaю. Никудa нe ухoди, я скoрo вeрнусь, — сухo брoсилa oнa и вышлa. Нe прoшлo и пяти минут, кaк Свeтлaнa стoялa в двeрях нa пoсту oхрaны. У нeё пeрeд глaзaми былo кучa мoнитoрoв, нa кoтoрыe вывoдилoсь изoбрaжeниe с кaмeр нaблюдeния. — Чтo вы мнe хoтeли пoкaзaть, — скaзaлa oнa с пoрoгa. — Вoт смoтритe. Нa бoльшoм мoнитoрe былa виднa лeстницa, пo кoтoрoй спускaлaсь Вaля. Oнa, oзирaясь, пoдoшлa к двeри и прилoжилa кaртoчку. — Кoгдa этo былo? — Двaдцaть минут нaзaд. Тeм врeмeнeм, нa мoнитoрe, Вaля мeдлeннo oткрылa двeрь хрaнилищa. Тaк кaк кaмeрa стoялa в сaмoм углу тo, кaк тoлькo двeрь oткрылaсь, oнa пoлнoстью пeрeкрылa вeсь oбзoр. — Чтo oнa тaм дeлaлa? Oхрaнник щёлкнул мышкoй и вывeл изoбрaжeниe с другoй кaмeры. Тут былo виднo, кaк Вaля oткрывaeт втoрую двeрь, oднaкo oнa, кaк и пeрвaя, в пoлнoстью oткрытoм сoстoянии снoвa пeрeкрывaлa вeсь oбзoр. — И этo всe? — Тут дa, — oхрaнник пoжaл плeчaми. — Кaкoй идиoт устaнaвливaл эти кaмeры, чтo пo ним нe чeртa нe виднo! — Свeтлaнa пылaлa oт ярoсти. — В мaлoм хрaнилищe кaмeры eсть? — Нeт. Хoрoшo, чтo нaм выдeлили срeдств хoть нa эти. — Хoрoшo… — сeрдцe Свeтлaны бeшeнo кoлoтилoсь. «Нeужeли oнa зря oткрылaсь им. Дурa! Тaк пoдстaвить сaму сeбя», — мысли в eё гoлoвe пeрeмeшaлись. Oнa oсoзнaвaлa, чтo спуститься в хрaнилищe Вaлeнтинa мoглa тoлькo зa oдним, нo oткудa oнa узнaлa. Oткудa? «Мoжeт, eщё oбoшлoсь», — слaбaя нaдeждa зaтeплилaсь у нeё в душe. Oнa ужe сoбирaлaсь брoситься в хрaнилищe, кoгдa oсoзнaлa, чтo кaрты дoступa у нeё нeт. — Вoт eщё… — oхрaнник хoтeл eщё чтo-тo скaзaть. — Вы мoжeтe мeня прoвeсти в хрaнилищe, — нa пoлу слoвe пeрeбилa eгo Свeтлaнa. — Нeт. У мeня нeт тaких прaв дoступa. Вы eё знaeтe? Свeтлaнa рeзкo рaзвeрнулaсь и вышлa. «Тaтьянa сeйчaс смoтрит фoтoгрaфии… дoкумeнты, o кoтoрых никтo нe дoлжeн знaть… Кaкaя жe я дурa!» — oнa брoсилaсь бeжaть пo кoридoрaм, и ужe нe видeлa, кaк oхрaнник вывeл нa мoнитoр кaмeру, нa кoтoрoй былo виднo, кaк Вaля, a спустя кaкoe-тo врeмя и Нинa спускaются пo лeстницe. — Твaрь! Кaк ты мoглa! — Свeтлaнa влeтeлa в кaбинeт, чуть ли нe с нoги oткрыв двeрь. Oт нeoжидaннoсти Тaня чуть нe пoдскoчилa дo пoтoлкa. Oнa в изумлeнии встaлa и устaвилaсь нa Свeтлaну. — Вы мнe всё рaсскaжитe! Гдe твoя шлюхa?! — в oдин прыжoк oнa пoдскoчилa к Тaтьянe. — Чтo!? — Тaня сдeлaлa быстрый шaг в стoрoну, стaв тaк, чтoбы мaссивный стoл oгрaждaл eё oт Свeтлaны. — Чтo слышaлa! Пoкa ты мaстeрски oтвлeкaлa мeня, oнa пoхитилa сeмя! — У тeбя былo eщё oднo сeмя? — Тaня нe вeрилa свoим ушaм. — Будтo ты нe знaлa! — Нo кaк? Чтo вooбщe прoизoшлo? Свeтлaнa схвaтилaсь зa крaй стoлa и oдним мoщным движeниeм oтoдвинулa eгo сo всeгo пути. Oкaзaвшись зaгнaннoй в угoл, и нe придумaв ничeгo лучшeгo, Тaня схвaтилa oфисный стул, и с рaзмaху oпустилa eгo нa гoлoву Свeтлaны. Пoслe чeгo схвaтилa eё зa руки и, зaлoмив зa спину, пoвaлилa нa пoл. — Ты мoжeшь oбъяснить, чтo прoизoшлo! — кричaлa oнa, oсeдлaв Свeтлaну и пытaясь хoть кaк-тo eё утихoмирить. Этo слeгкa oстудилo пыл Свeтлaны. Oнa нa мгнoвeниe зaтихлa и прoцeдилa сквoзь зубы: — Вaлeнтинa! Oнa укрaлa кaрту дoступa и спустилaсь в хрaнилищe, пoкa я былa здeсь, с тoбoй! Oнa укрaлa сeмя! Тaня былa в шoкe oт услышaннoгo. — Вaля? Нeт, oнa нe мoглa. Oнa жe oстaлaсь с Нинoй. Oни были вмeстe? — Я видeлa тoлькo eё, — внoвь прoцeдилa Свeтлaнa, нo мысль o Нинe бoльнo укoлoлa eё в сaмoe сeрдцe. Пoслeднee врeмя oнa зaмeчaлa, чтo Нинa кaк-тo oтстрaнилaсь oт нeё, нo стaрaлaсь убeдить сeбя, чтo eй этo тoлькo кaжeтся, и нe прeдaвaлa этoму знaчeниe. Нo сeйчaс. Нинa, имeющaя дoступ кo всeм дoкумeнтaм, мoглa узнaть o сeмeни, и пoдгoвoрить эту дeвчoнку. «Кaк жe я мoглa тaк… « — oнa oкoнчaтeльнo сдaлaсь. Пoчувствoвaв, чтo тa бoльшe нe сoпрoтивляeтся, Тaня oтпустилa eё и, взяв тeлeфoн, нaбрaлa Вaлин нoмeр. — Привeт, — скaзaлa oнa, кaк мoжнo бoлee дружeлюбнee. — Ты гдe? … — A-a-a. В кaфe нa пeрвoм этaжe? — oнa крaeм глaзa слeдилa зa Свeтлaнoй, кoтoрaя сeйчaс сидeлa, пoтирaя руку. … — Нeт. Всё нoрмaльнo. Нe мoглa бы ты пoдoйти к кaбинeту Свeтлaны, я хoтeлa тeбe чтo-тo пoкaзaть. … — Зaмeчaтeльнo, и Нину зaхвaти. … — Кaк нeт? … — Яснo. Тoгдa жду тeбя. Цeлую. Oнa пoлoжилa трубку, пoслe чeгo вoпрoситeльнo пoсмoтрeлa нa Свeтлaну. — Ну? Злoстный вoришкa будeт в oткрытую сидeть в кaфe? Свeтлaнa ничeгo нe oтвeтилa. — Oнa сeйчaс придёт, a Нинa, кстaти, кудa-тo срoчнo ушлa. Нa глaзaх Свeтлaны нaвeрнулись слeзы. Oнa мeдлeннo пoднялaсь, и ничeгo нe скaзaв нaпрaвилaсь к свoeму кaбинeту. Тaня тaк жe мoлчa шлa зa нeй. Спустя пaру минут, пoдoшлa и Вaлeнтинa. Увидeв, в кaкoм сoстoянии былa Свeтлaнa и Тaня, oнa срaзу зaпoдoзрилa чтo-тo нeлaднoe и выдaлa всё, o чeм oни рaзгoвaривaли с Нинoй. O тoм, чтo oни спустились в хрaнилищe зa сeмeнeм, нo нe нaшли eгo, a пoслe Нинa кудa-тo срoчнo убeжaлa. Ужe нe скрывaя свoих слeз Свeтлaнa, мoлчa взялa кaртoчку из рук Вaли и тaк жe мoлчa удaлилaсь. Кoгдa oнa вeрнулaсь нa нeй былo лицa. — Oнa зaбрaлa eгo, — тихo скaзaлa oнa и сeлa нa стул. — Нo зaчeм? Пoслe стoльких лeт? Зa чтo? Oнa зaкрылa лицo лaдoнями и рaзрыдaлaсь. Сaмooблaдaниe oкoнчaтeльнo пoкинулo eё. 9. Нинa стoялa вoзлe фoнтaнa нa бoльшoй плoщaди. Сзaди к нeй пoдoшёл мoлoдoй мужчинa и слeгкa oбнял eё. Oт нeoжидaннoсти oнa вздрoгнулa. — Нaкoнeц-тo ты пришёл, — oнa лoвкo вывeрнулaсь в eгo oбъятиях и, oбвив свoими рукaми, слeгкa пoтянулaсь и пoцeлoвaлa eгo. — Я тoжe рaд тeбя видeть, нo прoсти, у мeня мaлo врeмeни. Тeбe, прaвдa, удaлoсь eгo дoстaть? Я нe пoвeрил, кoгдa прoчитaл твoё сooбщeниe. — Дa, — скaзaлa oнa с придыхaниeм, глядя eму прямo в глaзa. — Нo чтo ты дeлaeшь здeсь, в Aнкaрe? — Этo дoлгaя истoрия, — oн нaклoнился и eщё рaз пoцeлoвaл eё. Пoслe этoгo oн сeл нa крaй фoнтaнa, и увлёк дeвушку зa сoбoй. Нинa сeлa к нeму нa кoлeни, eщё плoтнee прижимaясь к eгo тeлу. Oнa хoтeлa eгo пoцeлoвaть, нo oн oтстрaнился: — Пoкaжи eгo… Нинa oткрылa сумoчку и дoстaлa блeстящий цилиндр. Кaкoe-тo врeмя oнa дeржaлa eгo в рукaх, пoслe чeгo прoтянулa мужчинe. — Вoт. Oн aккурaтнo взял eгo. Дрoжaщими oт вoзбуждeния пaльцaми, oн нe спeшa oткрутил крышку и зaглянул внутрь. Тaм нa сaмoм днe лeжaлo нeбoльшoe, нo дoстaтoчнo крупнoe сeмя. Пoспeшнo зaкрутив крышку, oн убрaл цилиндр вo внутрeнний кaрмaн пиджaкa. — A oн тoчнo смoжeт исцeлить мeня, — oдними губaми прoшeптaлa Нинa. — Eсли этo тo, чтo мы тaк дoлгo искaли, тo, скoрee всeгo, дa, — тaк жe тихo oтвeтил oн. — И мы, нaкoнeц, смoжeм быть вмeстe? — Кoнeчнo, — мoлoдoй чeлoвeк улыбнулся и нeжнo oбнял Нину.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики
Без рубрики

Руины. Часть 4

1. Альтан сидел в своей машине. После того, как девушки ушли, он нашёл укромный уголок и, припарковавшись в тени большого дерева, надеялся, что ему удастся немного отдохнуть. Однако… мысли путались в его голове. Он до сих пор не мог разобраться в том, что с ним происходит. После того рокового нападения, его жизнь буквально перевернулась с ног на голову. Если бы ему кто-то сказал, что он собственными руками разделается со своими друзьями, то он счёл бы его сумасшедшим. Но сейчас… причём его больше пугал не сам факт содеянного, а то, что он не испытывал по этому поводу абсолютно никакого угрызения совести. Напротив. Воспоминание о том, что он избавил свою Госпожу от опасности, вносило спокойствие в его душу. «Госпожа…» От одной мысли о ней, по его смуглому телу прошла дрожь. Для неё он был готов сделать всё, что угодно. Всё… только бы она вновь прикоснулась к нему, вновь… одарила своим вниманием. — Черт! Да что со мной творится? — он сжал свою голову руками. «Я должен беспрекословно повиноваться ей. В ней и только в ней заключён весь смысл моей никчёмной жизни!» — эта мысль пронзила его сознание насквозь, заставив вздрогнуть. Если сначала, он понимал, что слышит голоса, невыполнение требований которых, приводило к адским мучениям, то сейчас… он уже не разделял, где был его собственный внутренний голос, а где нет. Одно он усвоил наверняка — его жизнь полностью принадлежит Госпоже. «Госпоже…» От мысли о ней по телу разлилось тепло и стало безумно спокойно. Она нуждается в нём, и он готов на всё, чтобы заслужить её благодарность. Альтан прикрыл глаза и, наконец, провалился в тревожный сон, из которого его вырвал долгожданный звонок. Молча выслушав, откуда ему надо забрать девушек, он повернул ключ в замке зажигания и уже через полчаса, они сидели у него в салоне. 2. Машина неслась по трассе, плавно раскачиваясь из стороны в сторону. На такой скорости было сложно что-то рассмотреть за окном, но окружающая действительность Татьяну сейчас практически не интересовала. Она была полностью погружена в раздумья. Невольно, в памяти всплыла сцена с Николаем. «Что на меня нашло», — подумала Таня, и улыбнулась, вспомнив, как его член скользил внутри её изголодавшейся по мужской ласке дырочке. В паху вновь приятно затянуло, и жар похоти, зародившийся где-то внутри, плавно растёкся по телу приятным теплом. Она посмотрела на Альтана и вновь улыбнулась какой-то своей мысли. Заметив в зеркало заднего вида внимание к своей персоне, он немного приосанился, и как бы невзначай бросил назад: — Как все прошло? Удачно? — В целом да, — тихо сказал Таня, и отвела взгляд в сторону. — Куда-нибудь ещё надо заехать? Девушка пожала плечами и посмотрела на подругу. Валя расплылась в улыбке: — Коли так рано освободились, может, искупаемся? — она заговорщицки подмигнула Тане. — Но у нас с собой ничего нет… — начала Таня и неопределённо пожала плечами. — Я знаю один замечательный пляж, там вас никто не потревожит. Я гарантирую, — подал голос Альтан. Его сердце бешено забилось. Он вновь мог оказаться полезен, а значит… Турок бросил в зеркало взгляд полный благоговения в ожидании решения Госпожи. Воцарилась тишина. Таня задумалась. Дел у них больше никаких не было, так почему бы не посвятить остаток дня отдыху. — Поехали, — наконец сказала она. Валя радостно захлопала в ладоши, а Альтан, едва уловимо кивнул головой, и надавил на газ. В скором времени они съехали с трассы, а спустя ещё минут десять, затормозили на небольшой поляне, откуда открывался прекрасный вид на море. Тут уже стояло несколько машин, любителей уединённого отдыха, правда, их хозяев нигде не было видно. — Приехали, — парень заглушил машину и, хлопнув дверью, вышел и потянулся. Девушки последовали его примеру. Время едва перевалило за два часа, поэтому, как только они покинули машину, их сразу окутал раскалённый воздух. После салона машины, охлаждённого кондиционером, контраст был диким. Тем временем Альтан открыл багажник и достал оттуда большое покрывало и пару бутылок минеральной воды. — Тут раньше был небольшой пляж, но после шторма часть берега обрушилась, вдобавок сюда вынесло кучу мусора, и его забросили, однако вон там, — он показал на крутой, полуразвалившийся берег, выступающий прямо в море, — есть несколько укромных мест, где ещё можно позагорать и искупаться. — Ну, так что же мы стоим! — Валя уже успела скинуть со своих ног босоножки и аккуратно ступила на горячий песок. Таня последовала её примеру, и они двинулись вдоль берега. Первое из мест оказалось занято, там плескалась шумная компания, а вот другое, к счастью, было свободным. Обойдя по воде большой валун, отгораживающий тихую заводь от посторонних глаз, они оказались на песчаном берегу. Пока Альтан стелил покрывало, Валя, недолго думая, скинула с себя платье, после чего так же свободно освободилась от бюстгальтера, удерживающего её пышную грудь, и трусиков. Поймав на себе похотливый взгляд араба, она звонко рассмеялась и, поднимая целое облако из брызг, весело влетела в воду. — Класс! — она вновь весело рассмеялась. Таня улыбнулась. Она всегда поражалась раскованности подруги, и сейчас даже немного завидовала, что всё внимание приковано к ней. Бросив взгляд на молодого турка, который буквально поедал глазами Валентину, она нарочито медленно стянула через голову своё платье и, освободившись от трусиков, так же медленно пошла к воде. Теперь уже всё его внимание было приковано к ней. — Присоединяйся, — крикнула она парню, который застыл словно каменное изваяние, и нырнула в воду. Тёплая вода нежно окутала её стройное тело, даря, блаженное ощущение невесомости, а сам процесс купания нагишом, и предвкушение приятного времяпровождения, привело к тому, что в промежности возникло приятное чувство томления, а по коже пробежали мелкие мурашки. Добравшись до подруги, она обняла её, и их губы слились в сладком поцелуе. Не прекращая поцелуя, она принялась нежно ласкать её обнажённое тело, и Валя с радостью ответила. Судя по всему, она тоже была не против немного поразвлечься. Улучив момент, она бросила взгляд на берег и многозначительно повела бровью. — Чур, сначала он мой, — игриво проворковала она, — ты сегодня одного получила, а моя девочка уже изголодалась по крепкому члену. Таня повернула голову и посмотрела на Альтана, который тоже уже полностью обнажился, и быстро приближался к берегу. В такт его широких шагов, слегка набухший член увесисто раскачивался, приковывая к себе взгляды девушек. Он сделал ещё несколько торопливых шагов и с разбега нырнул. Проплыв под водой метров пять, турок показался на поверхности и размашисто поплыл вдаль. — А он, всё-таки, хорош… — где-то внизу живота приятно защекотало и, сжав покрепче бедра, Таня глубоко вздохнула. — Но, но… я первая, — Валя игриво надула губки, после чего вновь притянула подругу к себе и поцеловала. Немного освежившись, девушки выбрались на берег, и развалились на покрывале, подставляя свои шикарные тела жаркому солнышку. Спустя минуту показался Альтан. От вида двух обнажённых нимф, его член вновь начал увеличиваться в размерах. Подойдя ближе, он аккуратно прикрыл пах ладошкой, и в нерешительности остановился. Таня не сразу поняла, что он ждёт её дальнейших распоряжений, однако её опередила Валя. Перевернувшись на живот, она посмотрела на турка и, с трудом отведя взгляд от его паха, игриво проворковала: — Ты не мог бы немного размять спину, а то я сегодня что-то засиделась. Татьяна улыбнулась. Ей ничего не оставалось, как утвердительно кивнуть головой на немой вопрос Альтана. Турок быстро опустился на колени и принялся разминать Валину спину. — Да, молодец, — девушка потянулась, словно дикая кошка и чуть не замурлыкала от удовольствия, ощутив его сильные руки. Таня … повернулась на бок, любуясь их обнажёнными телами, ярко освещёнными полуденным солнцем. Сладкое томление в промежности постепенно переросло в непреодолимое желание запустить свою руку между ног, и прикоснуться к набухшим от желания срамным губкам. Стараясь не форсировать события, она с трудом удержалась от соблазна, и только посильнее сжала бедра, но и этого оказалась достаточно, чтобы новая волна желания прокатилась по телу. Альтан тем временем, старательно мял поясницу девушки, которая уже сгорая от желания, нетерпеливо водила бёдрами. Прекрасно понимая, чего от него ждут, Альтан медленно провёл рукой по Вериному бедру и, перейдя на его внутреннюю сторону, плавно двинулся вверх, пока не коснулся её промежности. Девушка вздрогнула и уткнулась лицом в покрывало, чтобы не застонать. Турок медленно провёл рукой по ягодице, нежно сжав её, после чего его ладонь вновь оказалась между бёдер девушки и, полностью накрыв срамные губки, сжала их. Это была последняя капля в терпении Вали. Она резко перевернулась на спину и, запустив пальцы в жёсткие волосы Альтана, прижала его голову к своей промежности. Он с жадностью припал к её раскрытому гладко выбритому бутончику. Валентина выгнулась дугой навстречу его языку и, закрыв глаза, застонала. — О да! Давай! — она водила бёдрами из стороны в сторону, вдавливая его голову в свою промежность. Не в силах больше сдерживаться, Татьяна медленно подползла к подруге и поцеловала её, заглушая сладостные стоны. Валины руки тут же обвили её шею, а их языки нежно заплясали во рту друг друга, заставляя их буквально задыхаться от нахлынувших эмоций. Не отрываясь от уст подруги, девушка принялась ласкать её груди, живот, бёдра. Таня буквально таяла от её прикосновений. Наконец ловкие пальчики сместились на тонкую полоску мягких волос на лобке, и слегка разгладив их, двинулись дальше, пока не коснулись мясистых половых губ. Из груди Тани вырвался непроизвольный стон, когда Валины пальчики, аккуратно прошлись по её промежности, коснувшись липкой мякоти её срамных губок. Подруга прекрасно знала, что и как она любит, поэтому Татьяне оставалось только наслаждаться. Тем временем Альтан, оторвался от истекающей соками вагины и, сместившись выше, приставил пунцовую головку члена к преддверию влагалища. Валя нетерпеливо повела бёдрами и он, слегка надавив, наконец, загнал своего дружка внутрь. Валя вновь выгнулась дугой. — А-а-а! — вскрикнула она, когда горячий поршень турка буквально пригвоздил её к покрывалу. От ощущения близости своей Госпожи, Альтан буквально обезумил. Окружающая действительность потеряла былую чёткость, оставляя в поле зрения только его Госпожу. С одной стороны он всё так же оставался мужчиной, и близость двух обнажённых нимф, безусловно, возбуждала его, но… Валентину, которая страстно извивалась под ним, он трахал чисто машинально, в надежде заслужить благодарность Татьяны. — Да! Да! Ещё! — Валя стонала почти в голос. Её пальчики, не переставая ласкали подругу. Сначала они нежно порхали над её губками, но теперь, когда она сама уже была почти на грани, они проникли внутрь. Сама того не осознавая, она стала буквально продолжением горячего поршня турка, снующего в её вагине. Как только его член устремлялся внутрь, и их лобки соприкасались, её пальцы скрывались в лоне подруги, и наоборот. Как только пальчики, обильно покрытые смазкой, покидали жаркую пещерку, член начинал обратный ход. Она вся отдалась наслаждению и прозевала тот момент, когда из промежности Татьяны показались тонкие ростки. Густо покрытые влагой они нежно скользили по её руке, постепенно формируясь в член цвета слоновьей кости. Ощутив под рукой увесистый отросток, Валя с наслаждением сжала его, после чего подтянула подругу поближе и коснулась губами раздутой резной головки, состоящей из сотен тонких стебельков. — Ммм… — девушки простонали почти синхронно. Заметив член, Альтан на мгновение замер. По его телу пробежала мелкая дрожь, во рту мгновенно пересохло. С трудом сглотнув подкативший к горлу ком, он словно заворожённый смотрел, как белёсый член скрывается во рту Валентины. — Пожалуйста! Не останавливайся! — голос Вали вырвал его из оцепенения, и он принялся вновь усиленно работать бёдрами. — Да! Да! Ммм, — она вновь принялась сосать отросток. Таня посмотрела на Альтана. На солнце, все его тело покрылось капельками пота, и блестело. Он старательно, словно машина загонял свой поршень в чавкающую и хлюпающую вагину подруги. На мгновение их глаза встретились, и она вновь утвердительно качнула головой, от чего на его напряжённом лице появилась улыбка. В следующий момент, ей пришлось блаженно закатить глаза, так как Валя, принялась усердно дрочить её член рукой, лаская язычком только самый кончик головки. — О Боже! Продолжай! — она сжала свои груди и, поймав соски кончиками пальцев, принялась играть с ними. Валя была великолепна. Не прошло и минуты, как мощный разряд пронзил её тело насквозь. Зародившись на самом кончике отростка, он пробежал сквозь всё тело и проник в её сознание, заставляя трепетать каждой клеточкой, и вернувшись назад, покинул её тело бурным потоком густого нектара. Валя вовремя раскрыла рот, поэтому первая струя ударила как раз в её нёбо и разлетелась на мельчайшие брызги, которые вонзились в её тело острыми осколками. Бурный оргазм Татьяны, передался её подруге, заставляя ту забиться под Альтаном, в блаженном экстазе. Выпустив изо рта член, Валентина вцепилась руками в подстилку: — А-а-а! — её тело содрогалось от волн наслаждения, а вагина бешено пульсировала, сковывая в своих бархатных тисках, член турка. Спустя мгновение он захрипел, и кончил, орошая её нутро своим семенем. Тяжело дыша, он распластался на Валентине и замер, приходя в себя, однако у Татьяны уже были на него вполне определённые планы. Едва схлынула первая волна наслаждения, она поднялась и, подойдя к турку, звонко шлёпнула его по ягодице: — Теперь твоя очередь, красавчик, — она встала сзади и медленно опустилась на колени между его ног. Увесистый отросток вмиг распался на тонкие стебельки, и спустя мгновение вновь собрался в член, правда, уже не такого внушительного размера. Альтан поспешно встал на четвереньки. Таня ещё раз увесисто шлёпнула по его ягодице, отчего он вздрогнул, после чего приставила член к его анальному отверстию, и надавила. Тонкая головка легко проникла внутрь, растягивая сфинктер араба. Татьяна вцепилась своими тонкими пальцами, в его ягодицы, и с силой качнула бёдрами, загоняя его целиком. — О да! — она почти прорычала сквозь стиснутые зубы. Альтан сдавленно застонал, и блаженно закатив глаза, мелко задрожал от охватившего его возбуждения. Таня, что есть силы, работала бёдрами, жёстко трахая его подтянутую попку. Ей показалось, что после первого оргазма, всё её тело превратилось в один оголённый нерв, и теперь каждое движение, разливалось по нему микроэкстазами. Она упивалась своей силой и властью, а отросток, источая понемногу свой нектар, с каждым разом становился все толще и толще. Это привело к тому, что вскоре движения стали тугими и безумно приятными. Теперь ей приходилось прикладывать силу, чтобы загнать свой член в прямую кишку турка, но он не выказывал по этому поводу абсолютно никакого недовольства. Наоборот, безвольно уронив голову, он тихо стонал, наслаждаясь каждым проникновением своей Госпожи. Движения Татьяны становились всё более хлёсткими, а её стоны более громкими и протяжными. Новый оргазм неотвратимо накатывал на неё, заставляя забыть о всём на свете и самозабвенно работать бёдрами, вгоняя свой, уже не маленький член, на всю длину. Она была уже на пределе. Загнав в очередной раз отросток так, что её распухшие от возбуждения срамные губки коснулись ягодиц турка, она пронзительно застонала. Обжигающий нектар густо оросил прямую кишку Альтана, заставляя того рычать от наслаждения. Из его окрепшего члена, брызнула сперма, окончательно … опустошая его немаленькие яйца. — О боже! Да! — находясь на вершине блаженства, Таня ещё несколько раз конвульсивно дёрнулась, стараясь максимально проникнуть в Альтана. — Да! Да! Её толчки были настолько сильными, что если бы она не держала Альтана за бёдра, тот давно завалился на покрывало. — О да! Это было великолепно, — еле слышно прошептала она, когда цветок перестал источать свой нектар, и медленно вытащила свой член. Растянутое анальное отверстие осталось зиять алой дырой на незагорелой коже ягодиц Альтана. Бросив взгляд на результат своих трудов, Таня улыбнулась и полностью изнеможённая опустилась на покрывало. Валя, успевшая к тому времени прийти в себя, и с любопытством наблюдающая за их соитием, приблизилась к ней и обняла. — Ты как? — она заглянула в глаза подруги. — Шикарно, — Таня расплылась в блаженной улыбке, — а ты? — Ну, — протянула Валя, — это гораздо приятней, чем просто ублажать друг друга. Девушки переглянулись и громко рассмеялись. Валя бросила взгляд на турка, который сейчас лежал на покрывале с закрытыми глазами и тяжело дышал. Она толкнула подругу и показала на него взглядом. Таня только махнула рукой и, вцепившись в Валю, потянула её к морю. Когда они вновь вылезли на берег Альтан, уже пришёл в себя и сидел, отрешённо гладя куда-то в одну точку. Девушки, не обращая на него внимания, расположились рядом, и принялись обсуждать сегодняшнюю поездку. — Ну, так что ты думаешь делать дальше? — Валя сделала небольшой глоток воды из бутылки. — Не знаю, — Таня перевернулась на спину. — Эта, Светлана Петровна, спутала все карты. Теперь только одна надежда, что она уедет, и Николай снова отведёт нас на раскопки. Я думаю, что мы ещё найдём там, что-нибудь интересное. — Да… Кстати, ты обратила внимание, как она выглядит? — Ну… — Таня пожала плечами, она поднялась и потянулась к сумке. Достав телефон, она какое-то время смотрела на экран, а потом загадочно улыбнулась и нажала кнопку вызова. — Николай звонил, — почти одними губами прошептала она, заметив, что Валентина с интересом наблюдает за ней. Из трубки послышались гудки. Никто не отвечал. Таня уже собиралась дать отбой, когда на другом конце послышался запыхавшийся голос Николая. — Привет, звонил? … — Да нет, не отвлекаешь. Мы просто купались. … — О как! Интересно! … — Да. Замечательно. Можешь СМС-кой скинуть адрес. Хорошо. Спасибо. Таня нажала отбой, и убрала телефон. Валя молча смотрела на неё. — Ничего не понимаю, — Таня отложила сумку в сторону, и вновь разлеглась, подставляя своё стройное обнажённое тело солнышку. — Сначала Светлана, вышвыривает нас с раскопок, а теперь приглашает к себе в музей… — Куда? — В музей анатолийских цивилизаций. Это главный исторический музей Турции и она там возглавляет отделение, занимающееся раскопками. — О как? А где он находится? — Николай сказал, что в Анкаре. Альтан… Турок сидел неподвижно. — Альтан! — крикнула она так, что он вздрогнул и посмотрел на неё. — До Анкары далеко? Было видно, что до него не сразу дошёл вопрос. Он тряхнул головой, отгоняя какие-то мысли, и попробовал осмыслить услышанное. — Сколько ехать в Анкару? — Ну… если без пробок, то часов пять или шесть. Как повезёт, — наконец сказал он. — Хорошо. Завтра заберёшь нас часа в 4 утра, и поедем. Адрес я скажу позже. — Хорошо Госпожа, — Альтан послушно кивнул. От такого обращения Таню всю передёрнуло, но она постаралась скрыть это. Роль госпожи была чужда её природе, однако с этим приходилось мириться. — Так рано! — Валя раздосадовано закатила глаза. — Ладно, я думаю, что справлюсь одна. Ты можешь отдохнуть. — Класс! — подруга даже захлопала в ладоши. Она довольная развалилась на покрывале. Валентина лежала, прикидывая, что завтра можно будет прошвырнуться по магазинам, сходить на пляж, может записаться в спа. Но как только сообразила, что подруга будет чёрт знает где, какое-то противное чувство закралось её в душу. Она не могла понять, что её тревожит, но как только осознавала, что Татьяна уедет, а она останется одна, ей становилось вновь не по себе. — Ладно, — наконец сказала она. — Едем вместе. Таня удивилась такому решению подруги, но нечего не сказала. Она думала о том, что заставило Светлану изменить своё отношение. 3. После того, как они приехали назад, девушки отправились в кафе, потом немного прогулялись и вернулись в номер, когда на улице уже темнело. Завтра предстояла дальняя дорога, поэтому они быстренько залезли в душ, привели себя в порядок, после длинного и насыщенного дня, и сразу легли спать. Однако Татьяне не спалось. Несмотря на то, что в течение сегодняшнего дня она уже неоднократно испытала бурный оргазм, у неё буквально свербело между ног, требуя к себе внимания. И с каждой минутой это чувство только нарастало. Она коснулась трусиков стягивающих промежность и обомлела. Их можно было выжимать в буквальном смысле слова. «Боже! Что это со мной творится!» От прикосновения к промежности, стало только хуже. Коснувшись своей текущей девочки, она уже не могла убрать руку. Она мяла и тёрла свой передок, тихо скуля в подушку, вот только облегчения это не приносило, наоборот, пламя вожделения окончательно охватило её тело, заставляя забыть о всём остальном. «Чёрт! Если меня сейчас кто-нибудь не трахнет, то я просто сойду с ума! Но кто?» Она посмотрела на мирно спящую подругу и, сообразив, что она ей сейчас ничем не поможет, тихо слезла с кровати. Недолго думая, она накинула на себя халат, после чего так же аккуратно открыла дверь и вышла в коридор гостиницы. «Я сошла с ума», — думала она, идя по пустынному коридору. Кое-где, из-под дверей номеров, пробивался свет, но в основном все постояльцы уже мирно спали. «И что, мне теперь стучаться в каждую дверь и интересоваться, не хотят ли меня оттрахать? Бред!» В этот момент, в паху вновь всё скрутило так, что в глазах потемнело и, чтобы не упасть, ей пришлось опереться рукой на стену. «Да что же это!» Она выругалась про себя, и медленно пошла дальше. Дойдя уже почти до конца коридора, она остановилась, услышав за одной из дверей весёлый гомон. Закусив губу, она постояла какое-то время возле неё, но, так и не решившись, пошла дальше. Она уже завернула за угол, когда услышала, как открылась дверь. — Я быстро, у меня в номере ещё есть бутылочка… — услышала она. По усилившемуся гулу, она поняла, что кто-то вышел как раз из того самого номера. Дверь хлопнула, и гул снова стих. Выглянув из-за угла, она заметила статную фигуру молодого человека, который не твёрдой походкой подошёл к соседнему номеру. Порывшись в кармане, он извлёк ключ и, открыв дверь, вошёл внутрь. При виде мужчины, по телу прошла нервная дрожь, а новый спазм в низу живота заставил забыть всякую осторожность. Она решительно вышла из-за угла и направилась в его сторону. Трусики уже успели пропитаться настолько, что уже не в силах были сдержать в себе всю влагу, сочащуюся из её дырочки, поэтому, сделав пару шагов, Таня ощутила, как она стала стекать по внутренней стороне бедра. «Да чтоб тебя!» Она выругалась сквозь зубы и, дойдя до двери гостиничного номера, решительно открыла дверь. Стараясь не создавать излишнего шума, она аккуратно закрыла её изнутри, после чего щёлкнула выключаем, гася свет. — Что за шутки! — послышался приятный мужской голос. — Я же сказал, что сейчас приду. Послышался гулкий удар и тихое ругательство. Судя по всему, он не сориентировался в темноте и обо что-то споткнулся. Таня же наоборот. Все её чувства были обострены до предела, поэтому даже слабого света проникающего с улицы через окно было вполне достаточно, чтобы ориентироваться в номере. Скинув с себя халат, она быстро стянула … трусики, в очередной раз, поразившись тому, насколько они стали мокрыми, после чего сняла майку, в которой она спала и решительно двинулась внутрь номера. Зайдя в комнату, она чуть не столкнулась с молодым человеком. Вернее он чуть было не налетел на неё. — Ох, ё… — от неожиданности он вздрогнул, чуть не выронив бутылку, которую держал в левой руке. — Кто тут? Он вытянул вперёд руку, и замер, так как она упёрлась как раз в обнажённую грудь Тани. — Э… Его рука сместилась чуть в сторону, зацепив торчащий сосок второй груди, и заставляя Таню сладостно поёжиться. — Света, это ты? Таня хмыкнула. После чего аккуратно взяла бутылку из его руки и, поставив её на полку рядом с собой, сделала шаг вперёд, после чего обвила его шею руками и, притянув к себе, поцеловала. Ошарашенный парень попробовал было отстраниться, но она держала его мёртвой хваткой. Вдобавок он ощутил какой-то незнакомый, но безумно приятный аромат, исходящий от девушки, и желание сопротивляться окончательно сошло на нет. Его рука скользнула по её обнажённой спине и, опустившись на упругие ягодицы, замерла. Воспользовавшись его растерянностью, девушка ловко стянула с него футболку, и толкнула в грудь по направлению к кровати так, что он непроизвольно попятился. — Свет, я не знаю, что на тебя нашло, но если вдруг кто-то зайдёт. Не произнеся не звука, Таня вновь оказалась рядом. Её дрожащие от нетерпения пальцы с трудом справились с ремнём, после чего вновь последовал толчок, заставляющий отступить парня назад ещё. Споткнувшись в темноте о край кровати, он завалился на неё, а Таня одним движением стянула с него штаны до самых колен. Её буквально трясло от желания. Оседлав его, она провела рукой по его обнажённому торсу, медленно спускаясь, всё ниже и ниже пока, наконец, не коснулась того, зачем она сюда пришла. Не смотря на растерянность парня, который с трудом верил во всё происходящее, его член был в полной боевой готовности. Проведя по нему рукой, Таня аккуратно направила его прямо в свою текущую девочку и с придыханием опустилась. — О, чёрт! Чёрт! Чёрт! Господи, — парень сдавленно застонал, когда бархатистые стенки её вагины, нежно заключили его в свои жаркие объятия. Смазки было так много, что Таня сначала даже не поняла, что он вошёл в неё. Смачно хлюпнув, её вагина буквально заглотила его в один присест. По телу разлилось блаженство. Медленно качая бёдрами, она плавно скользила по его члену, постепенно наращивая темп. Поймав руки парня, она положила их на свои груди, после чего слегка откинулась назад, и принялась скакать на его поршне. — Ммм, — она тихо скулила, раз за разом, опускаясь до самого конца, так что их лобки соприкасались. Тонкие стебельки в её вагине, нежно скользили по обильно покрытому смазкой члену, заставляя парня сходить с ума от наслаждения. Они заполнили почти всё свободное место, отчего движения стали тугими и безумно приятными. Татьяна буквально каждой клеточкой своего тела ощущала, как член вгрызается в её лоно. — О да! Да! — стонала она уже почти во весь в голос, не сдерживая рвущиеся наружу эмоции. Незнакомый паренёк шумно сопел. С трудом веря во всё происходящее, он полностью покорился таинственной незнакомке, дарившей ему неземное наслаждение. Не прошло и минуты, как он сдавленно застонал, самозабвенно сжимая её упругие груди. — Тише, тише — стонал он сквозь сжатые зубы, стараясь продержаться ещё хоть немного. — Я сейчас не выдержу. Дай достану… Таня нежно коснулась пальцем его губ, заставляя замолчать, после чего принялась ещё усерднее работать бёдрами. Парень захрипел. Его тело конвульсивно дёрнулось, и Таня явственно ощутила, как его член взорвался внутри неё, орошая густым семенем, тонкие ростки цветка. В следующий момент, её забила мелкая дрожь, плавно переходящая в бурный оргазм, такой силы, что ей показалось, что её вот-вот разорвёт на куски. — Да, да, да-а-а! — она впилась ноготками в его грудь и, что есть силы, прижалась своей промежность к его паху и замерла. Тонкие ростки волнообразно скользили по оргазмирующему члену, выдавливая из него всё до последней капли. В воцарившийся тишине было слышно только их учащённое сердцебиение, заглушаемое шумным дыханием и редкими непроизвольными стонами. Блаженство плавно растекалось по телу Татьяны. Она всё так же сидела верхом на парне и боялась пошевелиться, чтобы не спугнуть этот миг наслаждения. Наконец, слегка придя в себя, она наклонилась к парню и поцеловала его. — Спасибо, — тихо сказал она, и медленно слезла с уже обмякшего члена. Тонкие белёсые ростки в её вагине, тут же сомкнулись, запечатав внутри остатки его семени, которые ещё не успели впитаться. Не проронив больше не слова, она вышла в прихожую, где подобрала свои вещи и, накинув на себя халат, открыла дверь и вышла в коридор, оставив ошалевшего паренька наедине с самим собой. К тому моменту, как он натянул штаны и выглянул из номера, она уже успела скрыться у себя, оставшись для него таинственной одержимой незнакомкой. Зайдя в номер, она глубоко вздохнула. Во всем теле ощущалась какая-то лёгкость и блаженство. «Интересно, что это было?» — подумала она, зайдя в ванную. Включать душ она не стала, чтобы не будить Валю. Слегка открыв кран с водой, она намочила полотенце и обтёрла блестящие, от собственных выделений, бёдра, после чего одела чистое бельё и завалилась спать. На этот раз сон не заставил себя долго ждать. 4. Утром девушки проснулись в прекрасном настроении. Таня не стала рассказывать подруге о своих ночных похождениях, законно решив, что это касается только неё. К тому же она сама ещё не до конца поняла, что это вообще было. Девушки быстро собрались и вышли во двор гостиницы, где их уже ждал Альтан. Усевшись на заднее сиденье, Татьяна показала СМС-ку от Николая с адресом музея, и они поехали. Поездка прошла без приключений и уже в десять часов, они стояли на пороге очень красивого здания. Подойдя к информационной стойке, Татьяна сказала, что у неё назначена встреча со Светланой Петровной. Девушка за столом взяла телефон и набрала внутренний номер. Она разговаривала буквально пару секунд, потом положила трубку и жестом показала идти за ней. Светлана сидела у себя в кабинете. — Добрый день, — она приветливо улыбнулась. — Как доехали? — Нормально, — Таня тоже улыбнулась. — Честно сказать мы большую часть пути проспали, так что… Она неопределённо повела плечами. Светлана пригласила их сесть и, после небольшой паузы, сказала: — Сначала, я хотела бы извиниться. Возможно, вчерашний разговор вам показался резким, но сами понимаете, должность обязывает. Однако мне хотелось бы поближе узнать вас. Неожиданно, где-то на задворках сознания, Татьяна уловила нечто знакомое. Что-то такое… Оно буквально витало в воздухе, но она никак не могла понять, что именно, поэтому, тряхнув головой, она отогнала это наваждение и включилась в беседу: — Ничего страшного. Я прекрасно понимаю, и безумно рада, что вы пригласили нас. Светлана смерила взглядом Валентину, потом подняла трубку и, набрав номер, что-то сказала. Спустя мгновение дверь открылась и на пороге появилась девушка. — Я думаю, вашей подруге будет не очень интересно слушать нашу беседу, поэтому, если она не против, я предложила бы ей прогуляться по нашему музею. Валя посмотрела на подругу и, увидев, что та одобрительно кивнула, тоже утвердительно качнула головой. — Вот и замечательно. Следуйте за моей помощницей, она вам оформит гостевой билет. Валя ещё раз посмотрела на Татьяну и, улыбнувшись, вышла. — Так… — Светлана медленно поднялась, — а вам я проведу индивидуальную экскурсию по нашей лаборатории. — С удовольствием! Татьяна не верила своему счастью. Она быстро поднялась и последовала за ней. Они шли по коридорам, замысловато … переплетающимся между собой, и тихо беседовали. Сначала Таня вела себя осторожно, но радушие Светланы, быстро развеяло все её страхи. Они беседовали о раскопках, о том, что им удалось обнаружить и что они на этот счёт думают. Светлана показала редкие экспонаты, которые им удалось откапать, причём не только сейчас. Она и вся её команда занималась раскопками очень давно, и ими было обнаружено много стоянок племени амазонок, о которых Татьяна ничего не знала, как и о находках, произведённых там. Это были поистине удивительные вещи. Как оказалось, подобный склад с семенами был далеко не единственным. Более того, Светлана показала снимки из хранилищ, многие из которых повторяли увиденное Татьяной в том помещении, но были и другие. На одном из них была сфотографирована фреска, на которой гордая амазонка была в окружении большого количества мужчин, которые, судя по другим фрагментам, по очереди вступали с ней в половую связь. От увиденного, Татьяна даже слегка возбудилась. Однако её удивление было гораздо сильнее. Она никогда не встречала даже упоминаний о подобном ритуале. На другом снимке, на барельефном изображении воительницы уже чётко угадывался животик. Она была в окружении других амазонок вооружённых, так, что один их вид внушал трепет. Но самое страшное, что, судя по следующим фрагментам, этот плод потом приносился в жертву цветку. Это окончательно поставило Татьяну в тупик. Поражённая увиденным, она окончательно потеряла всякую осторожность, и смело делилась своими догадками. А вот Светлана, с каждым таким откровением становилась всё мрачнее и мрачнее. Когда их экскурсия подошла к концу, она все так же старалась выглядеть гостеприимной хозяйкой и даже пригласила Татьяну ещё раз приехать, но как только за гостьей захлопнулась дверь, она стала мрачнее тучи. Помощница Нина, сразу появилась возле неё. — Я была права. Девочка очень много знает и может представлять реальную угрозу. — Но откуда? — Не знаю. Возможно это то, чего мы так боялись. В ней чувствуется какая-то сила. Но что это… — Что будем делать? — Мы… ничего… Светлана достала из сумки старый потрёпанный мобильник, и набрала номер. — Девушка, приехала сегодня с подругой. На машине. Видел их? — её голос был холодным словно сталь. … — Она не должна больше меня беспокоить. … — Остальное на твоё усмотрение. Она нажала на кнопку окончания вызова и убрала телефон. Нина медленно села в кресло. — Ты уверенна? — она робко посмотрела на свою начальницу. — Мы не можем рисковать. 5. Татьяна быстро нашла подругу. Так как время уже было обеденное, то они встретились в небольшом кафе, находящемся на территории музея. — Ну? Как прошло? — Валя нетерпеливо поёрзала на стуле. — По-моему замечательно, — Татьяна буквально светилась от счастья. — Я сегодня узнала много нового, и меня снова пригласили. Так что я завтра опять сюда, а ты, наверное, всё-таки можешь остаться. — Ну и хорошо, — Валентина увлечённо жевала отбивную, — а то у меня от всех этих пыльных экспонатов, уже голова кругом пошла. Таня рассказала об увиденном и услышанном от Светланы, абсолютно ничего не скрывая от своей подруги. Та слушала с неподдельным интересом, иногда вставляя свои мысли на тот или иной счёт. Так за беседой прошёл их обед. Хорошенько подкрепившись, они вышли из музея и вновь оказались под лучами палящего солнца. Сначала Татьяна тоже хотела по нему пройтись, но решила не испытывать терпение подруги. Прикинув, что у неё ещё завтра будет такая возможность, она предложила Вале немного прогуляться по городу, на что её подруга с радостью согласилась. Когда они вышли из музея, Альтан все так же, послушно ждал их в машине. — Мы немного прогуляемся, а потом вернёмся сюда, — тихо сказала Татьяна, когда они подошли к нему. — Хорошо Госпожа, — турок только кивнул головой. Таня слегка поморщилась, но ничего не сказала. Они медленно вышли с территории музея, и немного покрутив головой, пошли по широкой улице. Как и следовало ожидать, на их пути было куча магазинов с сувенирами, подарками и прочей экзотикой. Они так увлеклись, что не заметили, что на приличном расстоянии за ними шёл, мужчина. Одет он был, как и большинство окружающих, так что абсолютно ничем не выделялся на общем плане. Постепенно подруги удалялись все дальше и дальше, пока не оказались на большой торговой площади. Народа тут было столько, что сделать шаг и ни с кем не столкнуться было бы просто нереально. Остановившись у одного латка, девушки принялись разглядывать украшения, когда мужчина вдруг прибавил шаг. Валя смотрела на себя в зеркало, примеряя серебряные серёжки, когда… у неё внутри, буквально все замерло. Она не понимала, как, но чувствовала, что приближается что-то… что-то… от неожиданности и растерянности она уронила серёжку и, ойкнув, нагнулась, чтобы поднять её. Мужчина поравнялся с девушками. Не останавливаясь ни на секунду, он достал из кармана длинный тонкий нож, и одним движением загнал его Татьяне между лопаток, а потом так же быстро вытащил его и, спрятав в рукаве, пошёл дальше. Быстро найдя украшение на земле, Валя поднялась и, повесив её на ухо, повернулась к Татьяне. Таня ещё какое-то время стояла неподвижно, потом её глаза медленно закатились, и она рухнула в объятия подруги. Валентина с трудом удержала девушку, не дав ей упасть на мостовую. Паника моментально охватила её сознание. — Помогите! — крикнула она, не зная, что делать. Вокруг началась суета. Грузная женщина опустилась рядом с Татьяной и слегка похлопала её по бледным щекам. Она что-то быстро заговорила на родном наречии, и ей подали бутылку с водой. Открыв её, она обтёрла Татьяну и вновь похлопала по щекам. Таня глубоко вздохнула и открыла глаза. Она ошарашенно смотрела по сторонам пытаясь понять, что произошло. — Ты… ты стояла, а потом рухнула словно подкошенная, — Валя тараторила без остановки. Она жутко испугалась за подругу. — Ох… — Таня аккуратно села. — Ты как? — Вроде нормально… я стояла, смотрела на украшения… потом… потом остро кольнуло сердце и… всё. Девушка пыталась понять, что она чувствует. Но вроде всё было нормально. — Потом какая-то женщина брызгала на тебя водой, и ты очнулась… — Валя старательно обтёрла лицо подруги платком и протянула ей ту самую бутылку. — Может… солнечный удар или… — Может… — Таня пожала плечами. — У меня никогда ничего подобного не было. Девушка поднялась. Голова уже не кружилась, и чувствовала она себя вполне нормально. — Идти сможешь? — Да, — она утвердительно кивнула головой. — Только, наверное, пошли обратно. Хватит впечатлений на сегодня. Она повернулась к Вале спиной и уже собиралась идти, когда за спиной раздалось: — Ой! — Валентино запоздало закрыла рот рукой, привлекая к себе излишнее внимание. На спине Татьяны красовалось небольшое кровавое пятно. Валя поспешно сорвала с себя большой платок, весящий на шее, и набросила его Тане на плечи. — Что такое? — Таня удивлённо посмотрела на подругу. На ней не было лица. — У тебя… там… кровь, — одними губами прошептала Валентина. Таня замерла, прислушиваясь к внутренним ощущениям. Нет. Ничего. Она чувствовала себя прекрасно. — Чертовщина какая-то, — она повела плечами, но никаких неприятных ощущений не было. — Пошли отсюда. Она быстро развернулась и, прибавив шаг, принялась нагло расталкивать толпу прохожих, буквально прокладывая себе дорогу грудью. В голове был рой мыслей. «Что? Как? Почему?» То, что её хотели убить, сомнений не вызывало, и у них это почти получилось. Она поразилась силе цветка, растущего внутри неё. Если он способен на такое… Она постаралась отогнать эту мысль. Не сейчас. У неё ещё будет время … подумать на эту тему. В данный момент важно другое. Кто это мог сделать? Случайное нападение исключалось сразу. Их не ограбили. Значит, убийца шёл за ними целенаправленно. О том, что они здесь знали только трое. Альтан отпадал сразу. «Николай… Нет». Её кулаки непроизвольно сжались. «Светлана!» Разрозненные кусочки мозаики в её голове выстроились в стройную картину. Показное радушие, вопросы. Как она сразу не обратила на это внимание. «Дура! Ну, сейчас я устрою!» — она буквально ощутила, как гнев закипает где-то внутри, заставляя каменеть её мышцы. Её движения из плавных стали резкими и отточено чёткими. Она шла всё быстрее и быстрее, словно воин набирающий скорость для атаки. Валя едва поспевала за ней. Не прошло и пары минут как она, с силой распахнула дверь музея и, не останавливаясь, направилась сразу к кабинету Светланы. — Куда? — девушка за стойкой хотела было дёрнуться, но в этот момент подоспела Валя. — Всё нормально, — она осадила пыл девушки, переключая её внимание на себя. — Светлана Петровна, что то забыла и попросила срочно зайти. Валя придумывала на ходу. Она ещё не понимала, что произошло, но намеренья Татьяны были ясны. Таня на одном дыхании взлетела по лестнице, столкнувшись по пути с Ниной. Увидев Татьяну, она сразу сообразила, что что-то не так и попыталась остановить её, но… Таня отшвырнула её словно тряпичную куклу, даже не смотря на то, что Нина была гораздо крупнее её. Не ожидая такого напора, Нина не удержалась на ногах и со всего маха впечаталась в стену спиной, сильно ударившись затылком, и осела. В два прыжка оказавшись у двери, Таня схватилась за ручку и дёрнула так, что та жалобно заскрипела. — Что всё это значит! Татьяна влетела в кабинет как раз в тот момент, когда Светлана стояла у большого окна с кружкой чая в руках и задумчиво глядела вдаль. Буквально минуту назад, ей позвонили и доложили, что проблема улажена и сейчас она была полностью погружена в свои мысли. От неожиданности Светлана вздрогнула, но уже в следующее мгновение, она стояла лицом к лицу с той, кого тут быть явно не должно. Её зрачки сузились, а от всплеска адреналина кровь буквально вскипела в венах, заставляя её напрячься каждой клеточкой её немолодого, но всё ещё прекрасного тела. Кружка, сжатая в руке, лопнула и разлетелась на осколки, разбрызгивая остатки недопитого чая. — Ты? — её голос был холоден словно сталь. — Да, я! — Таня в один прыжок оказалась возле Светланы. Та, стараясь защититься, выкинула вперёд руку, которую Таня ловко отбила в сторону и схватила за запястье. Но… вторая рука Светланы коротким, выверенным движением ударила её в грудь, выбивая оттуда весь воздух, и отбрасывая назад. В глазах на мгновение потемнело, но уже в следующий момент, она снова ринулась в бой. Их пальцы сцепились, и они замерли посреди кабинета, словно каменные изваяния. Ни кто из них не мог победить другую. Под лёгкими летними одеждами двух прекрасных особ, вздулись мышцы, в одно мгновение, превратив их из милых женщин, в грозных воительниц. И опять это знакомое, едва уловимое чувство… Таня с силой оттолкнулась от Светланы, отпрыгнув почти к стене, и замерла. «Что? Как такое возможно?» — она неотрывно смотрела на соперницу. А точнее, на её окровавленную ладонь, порезанную осколками кружки. Сейчас кровь смазалась, и Татьяна отчётливо видела, что на руке нет даже царапины… Догадка пронзила её сознание. — В тебе… цветок! — выпалила она. Светлана вздрогнула. Она проследила взгляд Татьяны и медленно опустила руку. — Госпожа! — Нина ворвалась в кабинет, и быстро оценив ситуацию, в один прыжок оказалась между Татьяной и Светланой. — Стой! — Светлана вскинула руку во властном жесте, заставив свою помощницу замереть на месте. Она подошла к ней и положила руку на плечо: — Всё хорошо. Похоже, вышло дикое недоразумение, — она аккуратно отодвинула её в сторону и спокойным шагом направилась к Татьяне, которая всё ещё стояла в боевой стойке. — Что ты сказала? Татьяна неотрывно смотрела на приближающуюся к ней хозяйку кабинета. — Цветок внутри тебя… «Черт! Ну конечно!» — Татьяну вдруг осенило. То знакомое чувство, которое она уже неоднократно испытала в этом кабинете, есть не что иное, как действие цветка, а точнее того вещества, которое он источает, воздействуя на сознание окружающих, но не её. Ведь в ней тоже растёт цветок. — И в тебе… — Светлана подошла достаточно близко, чтобы вытянуть руку и коснуться Татьяны. — Теперь я тоже чувствую это. Но как? Подожди… ты нашла его во время раскопок! Так? Таня только кивнула головой. Боевой запал плавно сходил, на нет. Светлана глубоко вздохнула и аккуратно коснулась плеча девушки. — Прости, что так получилось. Я ещё не встречала подобных себе, и поэтому заподозрила худшее… В этот момент в кабинет влетела Валя. — Все нормально, — Светлана на всякий случай сделала шаг назад. — Инцидент исчерпан, и я думаю, нам есть о чём поговорить. 6. Вздохнув с облегчением, Валентина постаралась восстановить сбившееся от бега дыхание, и медленно опустилась на ближайший стул. Нина медленно направилась к двери, потирая ушибленный затылок. Подойдя, она закрыла её, после чего плюхнулась рядом с Валей. Напряжение, царившее в кабинете, постепенно спало. Таня посмотрела на Нину, потом перевела взгляд на Светлану: — Я думаю, надо объясниться? Что вообще происходит? Светлана молча подобрала осколки кружки и, выкинув их в мусорное ведро, села в своё кресло, после чего жестом предложила сеть и Татьяне. Разговор предстоял долгий. Она рассказала, что в одну из первых командировок, она, как и Татьяна, нашла семя цветка. Тогда она ещё ничего не знала о его силе, и семя довольно долго пролежало среди прочих находок. Только гораздо позже, спустя примерно год, она нашла остатки фресок, которые частично проливали свет на его тайну. Именно тогда, она и решила посвятить всю свою жизнь этой загадке. Вернее, у неё не было другого выхода. Татьяна тоже рассказала о своём открытии и как она встретилась с цветком, и о том, что приключилось с Валей, которая сейчас сидела тихо, как мышка, и только с интересом поглядывала на окружающих. Где-то в глубине души у неё ещё сильнее загорелась надежда, на то, что теперь им будет гораздо проще найти решение их проблемы. Ведь теперь у них есть союзники. Единственное, о чем Татьяна предусмотрительно умолчала, так это об Альтане и Николае, разумно полагая, что хоть она и нашла единомышленников, но сразу раскрывать все карты не стоило. Светлана слушала рассказ Тани и только иногда кивала, а когда она замолчала, рассказала, что они с Ниной тоже в своё время попали в схожую ситуацию, только с одним отличием. На тот момент, они уже давно были настоящей парой, и эта связь только укрепила их союз. Таня посмотрела на Нину, которая все так же сидела на стуле и, склонив голову, охватила её руками. — Прости, — тихо сказала она, — надеюсь, я не слишком сильно приложила тебя. — Порядочно, — Нина грустно усмехнулась, — до сих пор в голове всё гудит. Светлана запоздало встрепенулась, вспомнив о своей помощнице. Поднявшись, она набрала в стакан воды, и подала ей. Нина сделала пару глотков и улыбнулась уже более жизнерадостно. Она посмотрела на свою начальницу, потом перевела взгляд на Валю, и едва заметно кивнула какой-то своей мысли. В её глазах вспыхнул огонёк глубоко скрытой надежды, но она смогла справиться с собой, поэтому это осталось незамеченным окружающими. Она натянула на лицо маску дружелюбия, немного приосанилась и, ещё раз улыбнувшись, сказала: — Ну что же. Если больше ни кто, ни на кого не собирается кидаться, и инцидент исчерпан, может, перекусим? — Кстати да! — Светлана поднялась. — Тут недалеко ест замечательное местечко, а потом, предлагаю отправиться к нам…. Нечего вам мотаться на ночь глядя. К тому же, у нас ещё уйма тем для разговоров. Татьяна посмотрела на Валю, которая только кивнула головой. Ей не особо улыбалось трястись в машине обратно, чтобы потом опять возвращаться сюда. — Вот и замечательно. — Только я отпущу человека, который нас привёз сюда, — Таня поднялась. — Хорошо, потом возвращайтесь сюда. Я быстро закончу свои дела, и мы все вместе пойдём. На том и порешили. Как только девушки вышли из кабинета, Валя шёпотом спросила: — Ты уверена, что Альтана надо отпускать, а вдруг? — Я и не собираюсь его отпускать, — Таня подмигнула подруге. — Пусть найдёт, где ему переночевать, и будет поблизости. Я думаю, что тут не все так гладко, и нам ещё может потребоваться его помощь. Когда они подошли к машине, Альтан мирно дремал, развалившись на сиденье. — Альтан! — Татьяна коснулась его плеча. Турок встрепенулся и открыл глаза. Сообразив, кто перед ним стоит, он сразу приосанился: — Да. Что угодно? — Пока ничего. У нас слегка изменились планы, и мы останемся на какое-то время здесь. Но… нам может потребоваться твоя помощь, поэтому никуда не уезжай из города и будь на связи. — Как прикажешь Госпожа, — он только послушно кивнул. — Хорошо, — Таня улыбнулась, и они вновь вернулись в музей. Когда они заглянули в уборную, слегка привести себя в порядок, Валя вновь обратила внимание на кровоподтёк на спине подруги. — Черт! Я и совсем забыла, — Таня скинула с плеч платок, и повернулась к зеркалу, стараясь рассмотреть рану. — Давай, помогу, — Валя аккуратно коснулась, небольшой дырочке на платье, после чего, оголила плечи подруги, слегка стянув его вниз. На спине, как раз между лопаток, было небольшое пятно засохшей крови. Она аккуратно намочила салфетку и провела по нему. На нежной коже, не было ни царапины и только едва заметный рубец, указывал на недавнюю, смертельную рану. Валя разрыдалась. — Прости, прости, — она припала к спине подруги, покрывая её поцелуями, — я должна была оберегать тебя, закрыть собой, а я… Таня повернулась и нежно обняла Валентину. — Ну что ты? Успокойся. Ты не могла ничего поделать в данной ситуации. Кто же знал, что так всё выйдет. Она стёрла ладошкой проступившие слёзы и поцеловала подругу. — Всё хорошо. Всё даже лучше, чем ожидалось. У нас теперь есть друзья, а значит, мы справимся. — Надеюсь, — всхлипнула Валя, но всё же слегка успокоилась. — Только в таком виде, — Таня вновь посмотрела в зеркало, — я не хотела бы появляться на людях. Недолго думая, подружки вышли на улицу и направились в ближайший магазин, благо в туристическом центре их было навалом. Средств, которыми их снабдил Альтан, было предостаточно, поэтому уже буквально через десять минут Таня щеголяла в новом платье. Встретившись со Светланой, которая уже раздала все необходимые распоряжения и освободилась, они вместе отправились в кафе. Светлана не могла не заметить преображения Тани и, выслушав объяснения, сердечно извинилась, поведав, что она не могла поступить иначе. Сидя за столиком, она рассказала, что до недавнего времени, раскопки шли своим чередом. Они постепенно всё больше и больше узнавали о таинственном племени, когда в один прекрасный день, ужасная находка чуть не перевернула всё с ног на голову. Они наткнулись на групповое захоронение, большого числа женщин. Нет, они и раньше находили захоронения, но не подобного плана. — Это было ужасно, — Светлана на мгновение закрыла лицо руками. — Судя по всему, их всех сожгли. Вместе. Мы нашли остатки очень прочных цепей, вмурованных в громадные глыбы. Я долго думала над этим, и всё больше склонялась к мысли, что это, наверное, единственный способ убить нас. Убить по-настоящему. А позже, мы нашли подтверждение той догадки. Всего одно упоминание о тайном ордене, целью которого было поиск и истребление несокрушимых воительниц. Поэтому, когда появилась ты, которая так много знала, я испугалась. Когда она закончила, в её глазах стояли слёзы. Таня сидела молча, стараясь осмыслить услышанное. Сказать, что она была в шоке, значит, ничего не сказать. Только спустя пару минут он смогла выдавить: — Ты думаешь… этот орден существует и по сей день? Спустя столько времени? — Не знаю, — Светлана сделала большой глоток вина. — Всё может быть… Она была так увлечена рассказом, что не заметила, как по Нининому лицу, скользнула едва уловимая улыбка. Дальше вечер протекал в дружественной обстановке. Светлана, абсолютно ничего не скрывая, рассказывала всё, что ей удалось узнать о быте и обычаях давно исчезнувшего племени, а Нина и Валя, беседовали о чем-то своём. Они вышли из заведения, когда на улице уже стемнело, и на город опустилась блаженная прохлада. Поймав такси, они быстро доехали до дома, в котором жили Светлана и Нина, и поднялись к ним в квартиру. Она была просторная, светлая, и вся заставленная различными экспонатами так, что Вале показалось, что они снова вернулись в музей. Светлана, на правах хозяйки, провела небольшую экскурсию, после чего показала свободную комнату, в которой стоял небольшой диван. — Располагайтесь, а я пойду, освежусь немного, — она мило улыбнулась. — Честно сказать и нам не мешало бы, — сказала Валя сев на край дивана. — Да, денёк выдался насыщенный, — поддержала её подруга. — Без проблем, я думаю, пару халатов мы найдём без труда, — Светлана подмигнула Нине, на что та утвердительно кивнула головой. И правда, вскоре она принесла два домашних халата и девушки с радостью переоделись, и в ожидании очереди в ванную, уселись на кухне за кружкой кофе. Нина хлопотала у плиты, а девушки отрешённо беседовали. Поочерёдно они, друг за другом слегка освежились и привели себя в порядок, после чего Валя отправилась отдыхать в комнату, Нина занялась какими-то своими делами, а Светлана и Таня так и сидели, общаясь о чем-то своём. Светлана иногда искоса поглядывала на гостью, слегка покусывая нижнюю губу. Наконец она решительно встала и, коснувшись Таниной руки, жестом пригласила следовать за ней. Зайдя в зал, Светлана взяла свой ноутбук и, усевшись на большом кожаном диване, включила его. — Садись, — она похлопала рядом с собой. — Я хотела тебе ещё кое-что показать. Она какое-то время ковырялась в компьютере, после чего вывела экран фотографию большой фрески. — Вот смотри, — она переместила ноут к Татьяне на колени и сама прильнула к ней. От увиденного у Тани слегка защекотало в промежности, а по телу разлилось приятное тепло лёгкого возбуждения. На экране, довольно подробно изображалась сцена соития большого числа воительниц. Они ласкали друг друга во всевозможных позах и комбинациях. Таня уже как-то видела подобное раньше, однако на данном изображении было кое-что ещё. Светлана медленно указывала пальцем то на одну группу, то на другую. То, что она изначально приняла за следы разрушения, было не что иное, как тонкие лучи, исходящие от тел амазонок. Они устремлялись ввысь, где объединялись вокруг барельефного изображения цветка. Подобное свечение она уже встречала раньше, на фресках где амазонки обезоруживали врага сиянием, исходившим от них. Догадка, зародившаяся где-то на задворках сознания, заставила её удивлённо вскинуть бровь и посмотреть на Светлану. — Ты хочешь сказать, что они занимались этим не только с рабами или приближенными, но и между собой… — прошептала она одними губами. — Более того, дорогая моя, — она вновь указала на исходящие лучи, объединяющиеся вокруг цветка, — я считаю, что эта связь давала им нечто большее, чем просто плотские наслаждения. Я нашла упоминания о том, что во время сражения они действовали как одно целое. В шуме боя трудно позвать на помощь, однако у них это каким-то образом получалось. Немногие свидетели … тех побоищ, сравнивали их с косяком рыб, дружно уходящим от опасности, или же наоборот одновременно устремляющихся в брешь, образовавшуюся в рядах противника. Она положила свою ладонь на колено Татьяны и слегка погладила его. — Валентина, возможно, рассказывала тебе о голосах в своей голове, дающих распоряжения, — продолжила она. — Так вот, между вами существует невидимая связь. Это голос цветка внутри тебя, однако она его слышит. Мы с Ниной пробовали экспериментировать с этим, и достигли положительных результатов. Она без звонка или просьбы всегда знает, когда мне нужна её помощь, и всегда оказывается рядом. Таня вспомнила, как Валя сначала радостно согласилась остаться на сегодняшний день в гостинице, а потом резко поменяла своё решение. Тогда ей показалось это немного странным, но теперь. Она нуждалась в помощи подруги, и та оказалась рядом. Связав всё воедино, она посмотрела на Светлану и согласно кивнула головой, подтверждая её слова. Та лишь улыбнулась в ответ. Её рука нежно гладила ногу девушки, и её прикосновения заставляли дрожать её каждой клеточкой своего тела. А от мысли, что она сможет ощутить этот член из сотни маленьких ростков внутри себя, слегка закружилась голова. Повинуясь внутреннему порыву, Таня потянулась вперёд и их губы соприкоснулись. Сначала мимолётно, но уже через секунду их языки сплелись в страстном танце заставляя забыть о всём на свете. Светлана аккуратно взяла ноутбук и переместила его с колен Тани на диван, после чего её рука проникла под полу халата и проскользила по бедру девушки до самых трусиков. Таня слегка подалась вперёд, немного разведя стройные ножки, и ладонь тут же сжала её промежность, вырвав из её груди тихий стон. — О Боже… — Светлана чувственно сжимала её срамные губы. — Давненько у меня никого не было кроме Нины. — А она не будет против? Вы уже столько вместе, — сказала Таня, и тут же пожалела об этом, так как Светлана убрала свою руку с её лобка. — Я думаю, это должно остаться нашей маленькой тайной. Ради науки. Ради знания… Нина, наверное, уже спит, но… — Светлана поднялась и вышла из зала. В ожидании хозяйки Таня назад запахнула халат и попыталась слегка успокоиться. Спустя минуту вернулась Светлана. — Они уже отдыхают, — тихо сказала она, развязывая свой халат, — так что попробуем их не разбудить. С этими словами она скинула халат с плеч, оставшись в одних трусиках. Таня заворожённо посмотрела на её стройное тело, отметив, что для такого возраста она выглядит просто сногсшибательно. Довольно крупные груди всё ещё не потеряли своей упругости, и пружинисто покачивались с каждым её шагом, словно гипнотизируя тёмными ареолами сосков. — Дай мне на тебя посмотреть, — она взяла Таню за руку и потянула на себя, заставляя встать. Как только девушка поднялась, она сама развязала поясок на её халате и, обнажив плечи, нежно коснулась их рукой. Под собственной тяжестью халат скользнул вниз, открывая молодое тело Тани. Она глубоко вздохнула и прижалась к Светлане. Их губы вновь слились в сладостном поцелуе. Медленно опустившись на диван, Светлана помогла Тани избавить от трусиков, после чего с трепетом припала к её сладкой девочке. — Какой нежный бутончик, — проворковала она, покрывая поцелуями внутреннюю поверхность бедра и лобок девушки. Таня с трудом сдержала протяжный стон, когда острый язычок проник между пухлых валиков, коснувшись чувствительного бугорка. Она закрыла глаза и полностью отдалась ласкам опытной женщины, которая нежно и в тоже время властно ласкала её тело. Вся внутренняя поверхность срамных губ покрылась мелкими бугорками, которые словно чувствуя родственную душу, потянулись навстречу Светлане. — Ну, привет, — едва слышно, с придыханием простонала она, когда первые стебельки цветка показались наружу. Она провела по ним ладонью, заставляя Таню задрожать от нахлынувшего возбуждения. Светлана улыбнулась и приподнялась. Не отрывая взгляд от лобка девушки и плавно шевелившихся ростков, она стянула свои трусики, обнажив мясистые срамные губы, между которыми свисали алые лепестки малых губ. Как бы разглаживая их, она провела по ним рукой, и глубоко вздохнув, сжала их. Она чувствовала, что и они уже стали претерпевать знакомую метаморфозу. — Ммм… — она ещё раз провела рукой по своей промежности, скользя пальцами по своим срамным губкам и тонким отросткам родного цветка. — Я чувствую, вам не терпится познакомиться поближе. Она аккуратно перекинула ногу через Таню, которая всё это время заворожённо наблюдала за ней, и опустилась так, что их лобки почти соприкоснулись. В следующий момент, тонкие ростки обоих цветков потянулись на встречу друг другу, плотно переплетаясь между собой. — О Боже! — Господи! Сдавленно простонали они почти одновременно, когда цветки соприкоснулись. Татьяну буквально насквозь пронзила яркая вспышка, заставляя вздрогнуть её всем телом и ещё плотнее прижаться к Светлане своей промежностью. Судя по всему, Светлана испытала нечто подобное. Она блаженно закатила глаза и, тихо скуля, принялась елозить своей киской по пухлым валикам Татьяны. Переплетаясь между собой, ростки двух цветков устремились в лона, заполняя собой свободное пространство, и формируясь внутри в член цвета слоновьей кости. Таня ощутила, как эластичные стенки её вагины расступились под натиском чужого цветка и в тоже время как её цветок проник в лоно Светланы. От нахлынувшего шквала эмоций закружилась голова, а тело задрожало в конвульсиях нахлынувшего оргазма. Оперевшись на Татьяну, Светлана принялась слегка покачивать тазом, загоняя свой член в её податливую дырочку, и одновременно с этим скользя своей по члену Татьяны. Несмотря на то, что амплитуда её движений была ничтожно мала, Таня ощущала обратное. Тугой упругий член, то почти полностью покидал её девочку, то напористо вгрызался в липкую мякоть, заполняя собой всё её естество. Однако времени, осмыслить это противоречие, у неё не было. Едва стихнув, первый оргазм переродился в новый, более мощный. Они словно волны во время шторма, резко накатывали на неё, подминая и растворяя её сознание в себе. Светлана судорожно вцепилась в спинку дивана. Чтобы не стонать во весь голос, она вонзилась зубами себе в ладонь, и тихо скулила, вздрагивая раз за разом. Каждое движение приносило неземное наслаждение, разливаясь по телу микроэкстазами и, казалось, будто цветки испытывают своих носительниц на выносливость. Один оргазм приходил на смену другого, не давая тому до конца стихнуть. Девушки уже были на грани изнеможения, когда цветки вдруг выстрелили, орошая их лона своим нектаром, и окружающая действительность окончательно померкла в шквале чувств и эмоций обрушившихся на них. Уже потом, лежа на диване рядом с Валей, Татьяна предположила, что обменявшись своим нектаром, цветки установили прочную связь между их сознаниями, но в тот момент… в тот момент она буквально ощутила всё то, что испытывала Светлана. Она будто находилась в двух телах одновременно, испытывая в них безумное наслаждение. Светлана, вздрагивая всем телом, безвольно повалилась на Татьяну. Оргазм невиданной силы сковал их сознания, и тонкие ростки цветков, словно проводники, позволяли ему гулять меж их телами, заставляя их стонать в унисон. Достигнув своего апогея, он буквально взорвался, распавшись на миллионы крупинок, вонзившихся в каждую клеточку их тел, и в следующее мгновение всё стихло… даря измученным телам блаженное успокоение. Они лежали на диване, раскинувшись в разные стороны, и тяжело дышали. Цветки уже давно скрылись в глубине их тел, вернув их срамным губкам первозданный вид, и только небольшая лужица из их выделений, на гладкой коже дивана, напоминала о недавно творившейся тут вакханалии. Светлана медленно поднялась и села, потрепав Таню по ноге. Девушка открыла глаза и, окинув взглядом комнату, наконец, сообразила, кто она и где находится. … Она облизнула пересохшие губы и с трудом поднялась. От многочисленных оргазмов ломило мышцы, и конечности не желали повиноваться своей хозяйке. — Жива? — Светлана улыбнулась, увидев неуверенный кивок головы. — Хорошо. А я думала, богу душу отдам. Стара я уже для таких приключений. Надеюсь, мы никого не разбудили? Девушки посмотрели друг на друга и улыбнулись. Светлана провела рукой по своей промежности, посмотрела на ладонь, обильно покрытую густой смазкой, потом перевела взгляд на Таню и на лужицу на диване. — Ох… надо бы привести всё в порядок. Она попробовала встать, но опять повалилась на диван. Помотав головой и сделав над собой максимум усилий, она всё же встала со второй попытки. Достав откуда-то из шкафа два полотенца, она одно кинула Татьяне, а другим принялась обтирать блестящие бедра. — Ты когда-нибудь испытывала нечто подобное? — спросила она вдруг, посмотрев на Таню, которая тоже приводила себя в порядок. Та только отрицательно покачала головой, не в силах сказать хоть слово. Сил принять душ тем более не было. 7. Валя и Нина проснулись раньше своих подруг. Не ведая о случившимся этой ночью, они решили, что девушки просто допоздна засиделись за разговорами и не стали их будить. Они сидели на кухне и завтракали, когда вдруг Нина коснулась Валиной руки и тихо сказала: — Я знаю, как нам избавиться от этого проклятья. Валентина не сразу поняла, о чем, она говорит, но когда до неё дошло, ей показалось, что сердце перестало биться в её груди. — Что? — она отдёрнула руку, и посмотрела на Нину расширившимся от удивления глазами. — Тихо! — шикнула она. — Светлана не должна об этом знать. Она прислушалась и, удостоверившись, что их ни кто не слышит, продолжила: — Есть ещё одно семя. На складе. Светлана держит это в строжайшей тайне. Я узнала об этом совершенно случайно. Но мне не справиться в одиночку. — Но как? — Не важно. Главное, что оно есть и возможно не одно. Я не знаю, что она ещё скрывает. С их помощью, мы, по крайней мере, станем им ровней. Но надо действовать быстро. Валя только закивала головой. Несмотря на то, что она безумно любила Татьяну, та роль, которую ей отвела судьба, была ей явно чужда. Но теперь… Теперь можно всё исправить. Она представила, как обрадуется Татьяна, как… — Только об этом не должен никто знать, — прервала ход её мысли Нина. — Чтобы тебе не наговорила Татьяна, я думаю, она преследует какие-то свои интересы. Поверь мне. Я в твоей шкуре гораздо дольше. Валя вновь кивнула головой. — Вот и хорошо. Я думаю, им сегодня будет не до нас, так что у нас всё получится, но надо действовать быстро. Второго шанса может и не быть. В этот момент раздались шаги, и на кухню вышла Таня. — Вы давно встали? — она сладко потянулась. — Не очень, — Валя слегка отодвинулась в сторону, предлагая подруге сесть. — Кофе будешь? — Не откажусь. Таня села на стул и позволила Вале немного поухаживать за собой. Вскоре к ним присоединилась и Светлана. Позавтракав, они собрались, и все вместе отправились в музей. По дороге Валя всё думала об услышанном от Нины, а точнее о том, что ей предстоит сделать и насколько это правильно. Несколько раз в её голове вплывали мысли, что она должна о всём рассказать Татьяне. Должна… Надо только улучить момент, и остаться наедине. Но этому не суждено было сбыться. Как и предполагала Нина, Светлана с Татьяной почти сразу уединились в хранилище, а им предоставили полную свободу действий. Чем они и воспользовались. Как только они остались одни, Нина взяла Валентину за руку, будто опасаясь, что она может передумать, и потащила за собой. Пройдя по длинным замысловатым коридорам, они остановились возле лестницы, ведущей вниз. — Так, — тихо скала Нина, — вот тебе карта доступа. Держи. Валя взяла цветной кусок пластика, на котором красовалась фотография Светланы. — Но как? — она подняла удивлённые глаза. — Стащила вчера вечером, — сухо оборвала Нина. — Так, приложишь её к считывателю… — А ты? — Не перебивай. У нас мало времени. Я буду здесь, на всякий случай. Если вдруг кто появиться, я смогу их отвлечь. Ты должна спуститься вниз, там увидишь большую дверь. Как только она откроется, я спущусь к тебе. Ясно? Валя кивнула головой. — Давай, — Нина осмотрелась по сторонам. Валентина медленно спустилась вниз. Как только она повернула на последний пролёт лестницы, зажёгся яркий свет. От неожиданности девушка вздрогнула, но потом сообразила что это, скорее всего, сработал датчик освещения, и продолжила путь. Подойдя к массивной двери, она осмотрелась по сторонам и приложила карточку к считывателю. Внутри двери что-то щёлкнуло, и она слегка приоткрылась. Дверь была массивная, и Вале пришлось приложить небольшое усилие, чтобы открыть её полностью. Как только она зашла внутрь, вновь вспыхнул яркий свет и одновременно с ним послышались приближающиеся шаги. Девушка замерла. Нина быстро спустилась по лестнице и слегка оттолкнув Валю, протиснулась внутрь. — Так, — она осмотрелась по сторонам и указала рукой. — Туда! Валя быстро пошла в указанном направлении. Лавируя между стеллажами, они дошли до ещё одной двери. — Открывай, — сказала Нина, стоя немного в стороне. Валя послушно приложила пропуск, и дверь открылась. — Открой сильнее, — шикнула Нина, и как только Валя открыла дверь полностью, прошмыгнула в комнату. Оказавшись внутри, она на какое-то время задумалась. — Так, где же это может быть, — она водила взглядом по стеллажам. — А что мы ищем? — Небольшой металлический цилиндр, — Нина показала руками его примерные размеры. — Он блестящий, так что не заметить сложно. Валя принялась прохаживаться между полками. Она увлечённо рассматривала их содержимое, стараясь не просмотреть то, зачем они пришли, поэтому она не заметила, как Нина, тихо приоткрыла небольшой шкаф, стоящий в самом углу и, достав оттуда, блестящий продолговатый предмет, засунула его в карман джинс. — Я его не нахожу, — Валя пошла по второму кругу. — Черт! Значит она его уже забрала, уходим, — Нина быстро повернулась и направилась к выходу. Валя едва поспевала за ней. Они уже почти дошли до большой двери, когда Валя вспомнила, что не закрыла дверь. Она посмотрела на удаляющуюся Нину, потом резко развернулась и бросилась назад. Прикрыв дверь, она побежала догонять её. Чтобы закрыть большую дверь ей тоже потребовалось какое-то время, в результате она догнала Нину, только в самом конце лестницы. — Ладно, не всё потеряно, — она обнадёживающе подмигнула Вале. — Его могли просто переместить в другое место. У меня есть доступ к документам и если его переместили, то мы его обязательно найдём. Валя только вздохнула. С одной стороны, у неё с души упал тяжкий груз, что она сразу не рассказала об этом Тане, и возможно теперь им удастся поговорить наедине, но с другой стороны, мерзкое чувство, что она сделала что-то не то, заползло ей в душу. Они вернулись к кабинету Светланы, но тот оказался закрытым. — Если хочешь, пошли, посидим в кафешке, — Нина старалась говорить спокойным голосом, однако он предательски дрожал. Валя восприняла это как волнение её новой знакомой и не предала этому значение. Её саму ещё немного колотило после содеянного. — Пошли, — только кивнула она, так как дел у неё больше не было. Пока они шли, Нина быстро набрала какое-то сообщение, и как только отправила, у неё сразу зазвонил телефон. — Да, — она поднесла трубку к уху. … — Да, у меня есть время. … — Даже так! Замечательно. Скоро буду. Она убрала телефон в сумочку. — Извини, но я должна отлучиться. Дела. Встретимся в кафе, — бросила она и, прибавив шаг, ушла. Вале ничего не оставалось, как только проводить её взглядом и направиться в кафешку…. 8. Татьяна сидела на полу небольшого помещения, где перед ней, было разложено огромное количество фотографий с места раскопок. Светлана ковырялась в большом шкафу, доставая всё новые и новые пачки, когда её телефон зазвонил. — Да, — она ответила таким тоном, что на другом конце сразу поняли, что отвлекают её от очень важного дела. Звонили с поста охраны. — Светлана Петровна, извините, что отвлекаю, но только что, по вашему пропуску был осуществлён доступ в хранилище. — Что?! — она замерла, выронив очередную пачку на пол. — Вы не в курсе? Я просто думал, что это вы направили, поэтому не позвонил сразу, однако… — Кто это сделал? — она властным голосом оборвала его. — Это не телефонный разговор, я думаю вам лучше подойти на пост охраны. — Да, конечно. Резким движением, она засунула телефон в карман. — Что-то случилось? — Таня озабоченно посмотрела на неё. — Пока не знаю. Никуда не уходи, я скоро вернусь, — сухо бросила она и вышла. Не прошло и пяти минут, как Светлана стояла в дверях на посту охраны. У неё перед глазами было куча мониторов, на которые выводилось изображение с камер наблюдения. — Что вы мне хотели показать, — сказала она с порога. — Вот смотрите. На большом мониторе была видна лестница, по которой спускалась Валя. Она, озираясь, подошла к двери и приложила карточку. — Когда это было? — Двадцать минут назад. Тем временем, на мониторе, Валя медленно открыла дверь хранилища. Так как камера стояла в самом углу то, как только дверь открылась, она полностью перекрыла весь обзор. — Что она там делала? Охранник щёлкнул мышкой и вывел изображение с другой камеры. Тут было видно, как Валя открывает вторую дверь, однако она, как и первая, в полностью открытом состоянии снова перекрывала весь обзор. — И это все? — Тут да, — охранник пожал плечами. — Какой идиот устанавливал эти камеры, что по ним не черта не видно! — Светлана пылала от ярости. — В малом хранилище камеры есть? — Нет. Хорошо, что нам выделили средств хоть на эти. — Хорошо… — сердце Светланы бешено колотилось. «Неужели она зря открылась им. Дура! Так подставить саму себя», — мысли в её голове перемешались. Она осознавала, что спуститься в хранилище Валентина могла только за одним, но откуда она узнала. Откуда? «Может, ещё обошлось», — слабая надежда затеплилась у неё в душе. Она уже собиралась броситься в хранилище, когда осознала, что карты доступа у неё нет. — Вот ещё… — охранник хотел ещё что-то сказать. — Вы можете меня провести в хранилище, — на полу слове перебила его Светлана. — Нет. У меня нет таких прав доступа. Вы её знаете? Светлана резко развернулась и вышла. «Татьяна сейчас смотрит фотографии… документы, о которых никто не должен знать… Какая же я дура!» — она бросилась бежать по коридорам, и уже не видела, как охранник вывел на монитор камеру, на которой было видно, как Валя, а спустя какое-то время и Нина спускаются по лестнице. — Тварь! Как ты могла! — Светлана влетела в кабинет, чуть ли не с ноги открыв дверь. От неожиданности Таня чуть не подскочила до потолка. Она в изумлении встала и уставилась на Светлану. — Вы мне всё расскажите! Где твоя шлюха?! — в один прыжок она подскочила к Татьяне. — Что!? — Таня сделала быстрый шаг в сторону, став так, чтобы массивный стол ограждал её от Светланы. — Что слышала! Пока ты мастерски отвлекала меня, она похитила семя! — У тебя было ещё одно семя? — Таня не верила своим ушам. — Будто ты не знала! — Но как? Что вообще произошло? Светлана схватилась за край стола и одним мощным движением отодвинула его со всего пути. Оказавшись загнанной в угол, и не придумав ничего лучшего, Таня схватила офисный стул, и с размаху опустила его на голову Светланы. После чего схватила её за руки и, заломив за спину, повалила на пол. — Ты можешь объяснить, что произошло! — кричала она, оседлав Светлану и пытаясь хоть как-то её утихомирить. Это слегка остудило пыл Светланы. Она на мгновение затихла и процедила сквозь зубы: — Валентина! Она украла карту доступа и спустилась в хранилище, пока я была здесь, с тобой! Она украла семя! Таня была в шоке от услышанного. — Валя? Нет, она не могла. Она же осталась с Ниной. Они были вместе? — Я видела только её, — вновь процедила Светлана, но мысль о Нине больно уколола её в самое сердце. Последнее время она замечала, что Нина как-то отстранилась от неё, но старалась убедить себя, что ей это только кажется, и не предавала этому значение. Но сейчас. Нина, имеющая доступ ко всем документам, могла узнать о семени, и подговорить эту девчонку. «Как же я могла так… « — она окончательно сдалась. Почувствовав, что та больше не сопротивляется, Таня отпустила её и, взяв телефон, набрала Валин номер. — Привет, — сказала она, как можно более дружелюбнее. — Ты где? … — А-а-а. В кафе на первом этаже? — она краем глаза следила за Светланой, которая сейчас сидела, потирая руку. … — Нет. Всё нормально. Не могла бы ты подойти к кабинету Светланы, я хотела тебе что-то показать. … — Замечательно, и Нину захвати. … — Как нет? … — Ясно. Тогда жду тебя. Целую. Она положила трубку, после чего вопросительно посмотрела на Светлану. — Ну? Злостный воришка будет в открытую сидеть в кафе? Светлана ничего не ответила. — Она сейчас придёт, а Нина, кстати, куда-то срочно ушла. На глазах Светланы навернулись слезы. Она медленно поднялась, и ничего не сказав направилась к своему кабинету. Таня так же молча шла за ней. Спустя пару минут, подошла и Валентина. Увидев, в каком состоянии была Светлана и Таня, она сразу заподозрила что-то неладное и выдала всё, о чем они разговаривали с Ниной. О том, что они спустились в хранилище за семенем, но не нашли его, а после Нина куда-то срочно убежала. Уже не скрывая своих слез Светлана, молча взяла карточку из рук Вали и так же молча удалилась. Когда она вернулась на ней было лица. — Она забрала его, — тихо сказала она и села на стул. — Но зачем? После стольких лет? За что? Она закрыла лицо ладонями и разрыдалась. Самообладание окончательно покинуло её. 9. Нина стояла возле фонтана на большой площади. Сзади к ней подошёл молодой мужчина и слегка обнял её. От неожиданности она вздрогнула. — Наконец-то ты пришёл, — она ловко вывернулась в его объятиях и, обвив своими руками, слегка потянулась и поцеловала его. — Я тоже рад тебя видеть, но прости, у меня мало времени. Тебе, правда, удалось его достать? Я не поверил, когда прочитал твоё сообщение. — Да, — сказала она с придыханием, глядя ему прямо в глаза. — Но что ты делаешь здесь, в Анкаре? — Это долгая история, — он наклонился и ещё раз поцеловал её. После этого он сел на край фонтана, и увлёк девушку за собой. Нина села к нему на колени, ещё плотнее прижимаясь к его телу. Она хотела его поцеловать, но он отстранился: — Покажи его… Нина открыла сумочку и достала блестящий цилиндр. Какое-то время она держала его в руках, после чего протянула мужчине. — Вот. Он аккуратно взял его. Дрожащими от возбуждения пальцами, он не спеша открутил крышку и заглянул внутрь. Там на самом дне лежало небольшое, но достаточно крупное семя. Поспешно закрутив крышку, он убрал цилиндр во внутренний карман пиджака. — А он точно сможет исцелить меня, — одними губами прошептала Нина. — Если это то, что мы так долго искали, то, скорее всего, да, — так же тихо ответил он. — И мы, наконец, сможем быть вместе? — Конечно, — молодой человек улыбнулся и нежно обнял Нину.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх