Самолёт в Бангкок и тёплые, спящие губы

Бангкок. Как много загадочного и притягательного в этом слове. Все знают, что Бангкок город для мужчин. Об этом не устают повторять туристы и местные туроператоры, но что на самом деле кроется за этим манящим и экзотическим местом я никогда не знал.Я видел этого город в кино, удалённый и таинственный, наполненный азиатскими лицами и узкими переулками.Я думаю, что всё началось, когда в мае 2011 года моя любимая сказала мне, что уходит к другому. Я много работал, а она много отдыхала и путешествовала. Можно было догадаться, что она не станет вечно отдыхать в одиночестве или компании подруг. Я взял отпуск, и сбежал от всех. Уехал пожить в свой домик подальше от города. Не большое пыльное бунгало, заросшее густыми соснами со всех сторон, в двух сотнях километров от Москвы. Здесь чувствуешь себя по настоящему изолированным и одиноким. Я совсем не хотел возвращать Катю, ведь она предала меня. Мне просто было как-то гадко и пусто внутри.Днями напролёт я сидел на веранде и глушил выпивку. Я много думал, упиваясь горем и накопившейся нервозностью. Она изменила мне и зачем после этого вообще бороться за неё? Это ведь предательство. Мне действительно хотелось забыть её, и к чертям продать всё то, что меня с ней связывало.На четвёртый день моего отшельничества, у моего дома появилась «импала» Кости, моего закадычного друга детства. Ему удалось растрясти меня, вытащить из глуши. Он уговорил поехать с ним отдыхать в места полные «приключений и безумств», как он выразился. Вот тогда он и рассказал мне про Бангкок, сказал, что я забуду все проблемы. Я рад был видеть друга и долго не колебался. У Кости были связи в посольстве, каким-то образом он достал визы за неделю. Меня это не удивляло, парень умел крутиться. С деньгами проблем не было, я был готов.Билеты, визы, пара чемоданов и такси в Шереметьево. Наконец мы оказались внутри комфортного Аэробуса. Здесь и начались события, после которых я пожалел о своём решении, и это совсем, совсем не романтичная история.Костян засматривался на стюардесс в синей форме, которые виляя симпатичными попками развозили напитки. — Эй, как тебе вон та? — Костя пихнул меня локтём, отрывая от нахлынувших мыслей.Он показал пальцем на бортпроводницу. Это была стройная женщина лет тридцати, с приятной, самую малость пышной фигурой, рыжими волосами, убранными в хвост и круглым личиком усыпанным веснушками. — Симпатичная. — пробубнил я. — Симпатич… ? Она шикарна, ты только посмотри. — он замолк продолжая рассматривать её, — Я бы погрел кукан в её попке! — вдруг сообщил мне Костя, — Такая круглая, так и проситься, чтобы её растянул крепкий европейский член, что думаешь? — Что ты мелишь? — я уставился на Костю, — У тебя девушка в Москве осталась, ты о ней вообще думаешь? — Просто я мужик, понимаешь? — ухмыльнулся Костя, — Братан, тебе надо расслабиться, я тебе точно говорю! Ты сожрёшь себя с таким настроем, понимаешь? Нахер твою Катю, забудь её!Я знал девушку Кости, её звали Саша. Молодая юристка и студентка, получающая вторую вышку. Я был знаком с ней всего пару месяцев, но она уже казалась мне надёжным и милым человеком. Костя же продолжал бросать палки направо и налево. Часто печальная истина оказывается таковой, что девушки хорошо клюют на козлов. Что поделать, не в сказке живём.Я поёжился и укутался в плед, я не знал, что ответить ему, да и отвечать не хотелось. Мысли о прошлом окутывали меня, портя настроение. Я и сам понимал, что мне нужно отвлечься, но прошлая жизнь постоянно всплывала в сознании. Давным-давно я был более раскрепощённым и безголовым. Мы вместе с Костей клеили девушек в универе, а потом трахали на кроватях их родителей. Сладкие, неумелые минеты на вечеринках в ванной, первый анальный опыт с пухленькой девушкой с первого курса. Да… Студенческая пора осталась позади. Многое изменилось, я изменился, а Костя нет. Он был всё тем же бабником, сексистом и сумасшедшим чудаком, которого лучше не знакомить со своими родителями.Он уже смешал бурбон с соком, который ему передала стюардесса и с видом персидского короля оценивал задницы бортпроводниц, будто осматривал свои владения. Продолжал светские беседы с немкой — психотерапевтом, которая сидела рядом с ним, рассуждая о влиянии терапии старины Фрейда на медицину и социологию, после сороковых. Женщина из Германии говорила по-русски с сильным акцентом, при этом прекрасно понимала речь собеседника. На вид статная, взрослая дама, достаточно привлекательная. Ей было около сорока, наверное, может быть сорок пять. Психотерапевт, с приятным лицом и голосом, как это и положено. Она произвела на меня впечатление достаточно серьёзного, прямолинейного человека. Я толком не разговаривал с ней, так что не могу поведать вам её подноготную. Тогда голова была забита совсем другим.Шли часы, я много спал. Мне приходилось слушать рассказы о проститутках из Бангкока, пока собеседница Кости отходила в уборную или дремала. Когда же она просыпалась, Костя перевоплощался в аристократа — интеллектуала, продолжая дебаты о психиатрии. Надо сказать, он мог первоклассно морочить голову женщинам. Все знакомые твердили, что по нему плачет театральная школа. По мне так по нему плакала психиатрическая больница и курсы по лечению «сексоголии».Прочитав две статьи о психотерапии Фрейда на Википедии, и выучив, несколько заумных терминов он мог часами лить воду, разглагольствуя о чём-то высоком. Спустя какое-то время они уже вместе пили сок с бурбоном, оживлённо беседуя о чём-то неведомом мне.Я долго смотрел в окно, на тучи и океан, и когда солнце повисло на горизонте красным полукругом, я незаметно заснул.Когда я открыл глаза, в салоне самолёта горел тусклый свет, все пассажиры спали. Костя теребил меня за плечо и когда я уставился на него, он приложил ладонь к моему рту, чтобы я ничего не произнёс. — Тихо! — шепнул он. — Зацени!На соседнем кресле спала взрослая немка, лет сорока. Та самая немка, которую Костя поил бурбоном из Дьюти-фри. Она тихонько сопела, положив голову на плечо соседу. — Круто. — с сарказмом сказал я, — Склеил престарелую профессоршу. — Чего? — возмущённо шепнул Костя, — Ей сорок лет и она очень сочная, не нужно завидовать. — Было бы чему… — Тому, что дамы постарше клюют на меня. — От отчаянья! — Так уверен? Зацени! — с ухмылкой шепнул он.Он аккуратно раздвинул декольте бежевой кофточки спящей немки, под которым виднелись спелые груди среднестатистического немецкого психолога — женщины. Крупные, белые, молочные, затянутые белоснежным лифчиком, силуэт которого проступал сквозь блузку. — Ты спятил? — шепнул я, — Соображаешь что делаешь? — Да расслабься, — ёрничал Костя, он слегка сжал в ладони её правую грудь, и как бы взвешивая её, сказал: — Она приняла снотворное после бурбона и вот результат, сладко заснула…Я схватил его за руку. — Ты больной? Это домогательство, тебя засудят! — Да успокойся, она совсем не против. Летит в Бангкок искать приключений, вот и первое.Он взял двумя ладонями увесистые груди спящей немки и аккуратно расстегнул её блузку, под которой был белый бюстгальтер, стягивающий крупные шары.Похоже, что он был абсолютно трезв. Это меня не особенно удивило, ведь я знал его целую вечность. Мы попадали в полицейский участок … по вине Кости так часто, что я уже потерял счёт. Однажды он устроил драку в баре с футбольными фанатами. Парни были хамоватые, но Костя вскипел и первым кинул бокал с пивом в голову огромному бритому парню, закутанному в цветастый шарф. Тогда я тоже дрался, ведь чтобы не началось, настоящие друзья не бросают друг друга, даже если твой друг, поддатый накаченный бык с розочкой от бутылки в руке. Я часто припоминал ему тот случай, а случаев было множество. Тогда мы отделались фингалами и ночью в участке, но не всегда фортуна бывает настолько приветлива.Теперь же Костя тискал пышную грудь спящей немки, что как бы говорило — последствия могут быть крайне не предсказуемы. — Ты псих! Отвали от не! — Да ладно тебе… — прошептал он.Костя потянул за правую чашечку бюстгальтера, из которого выпала массивная красота с большим тёмно-коричневым соском. Женщина продолжала спокойно спать, положив голову на плечо моего друга.Этого придурка никогда нельзя было утихомирить. Сейчас его кто-нибудь заметит, и мы отправимся за решётку, причём в другой стране. Я стал оглядываться, но увидел в полутьме лишь спящие лица, из комнаты бортпроводниц горел яркий свет, но никого из персонала видно не было.Костя играл с буферами соседки. Женщина же тихо сопела, под влиянием бурбона и снотворного. Наконец он нагнулся и обхватил губами её сосок, облизнув его, он поднялся и причмокнув сказал: — Мм… Сочная немочка, люблю умных женщин, смакота! — И наверняка женатая! Ты просто дебил, я не стану выгораживать тебя! — покачал я головой, — Ты подумал, что будет, если она проснётся?Костя поднял её руку. На безымянном пальце у женщины было обручальное кольцо. Он посмотрел на меня и скорчил гримасу. — Ну и что? Ты видишь где-нибудь её мужа? Она летит одна отдыхать в Банкок! Этот город ещё более распущен, чем вся Голландия, хочешь сказать, она не собирается развлекаться там?Я не знал, собирается ли она трахаться в Бангкоке направо и налево. Вид у немки был очень солидный, да и неважно это. В её планах явно не было, быть оттраханной в салоне самолёта безумным пикапером. Мы разговаривали, и я пытался настоять о завершении вечеринки по реализации грязных фантазий Кости, по поводу профессора психиатрии. Да, пусть и женщины. Да, пусть и с большой грудью. Пока я читал ему нотацию, схватив за кисти рук, голова спящей женщины соскользнула с плеча Кости. — Чёрт!!Он дёрнулся, поймав немку за плечи. Дама охнула и повисла в Костиных объятиях. На секунду её глаза приоткрылись, и мне показалось, будто она произнесла что-то неразборчивое. Буквально через пару мгновений глаза снова закрылись, и послышалось тихое сопение. Я не понял, как вообще возможно так вырубиться? Конечно, я много спал, но бурбона было не так уж много. Конечно, она выпила снотворное, но чёрт возьми! Если человек так выключается после бурбона с соком, то ему пить не стоит вовсе.Костя аккуратно положил голову немки себе на колени. — Я же говорил тебе, идиот! — грозно забубнил я, стараясь говорить как можно тише, — Как будешь объяснять расстёгнутую блузку, грудь наружу? Я не стану тебя покрывать! — Да тише ты… — зашипел Костя.Из комнаты персонала выглянула рыжеволосая бортпроводница, окинув салон взглядом, она нахмурилась. Наверное, услышала что-то. Увидев, что одной пассажирки нет на месте, она направилась по проходу прямо к нам. Костя торопливо накрыл спящую немку пледом, чтобы скрыть обнажённую грудь. — У вас всё хорошо? — обратилась к нам стюардесса, лицо которой было покрыто слоем веснушек. — Всё прекрасно, а что-то случилось?Немка крепко спала, положив голову на колени Косте, укрытая пледом. Он легко гладил её по волосам. — Нет, я… Просто… — стюардесса замялась. — Что? — нахмурился мой приятель. — Мне показалось, извините. — Что вам показалось? — Костя стал разыгрывать недовольного клиента. — Просто я услышала какой-то шум. Извините, вам что-нибудь принести? — девушка явно была не много растеряна. — Ничего не надо, спасибо. — прошептал Костя, продолжая гладить немку по голове.Стюардесса натянуто улыбнулась и удалилась. Я положил ладони себе на лицо. — Я не знаю что тебе сказать, ты полнейший дегенерат. — пробормотал я. — Да хватит тебе! Мы отправились искать приключений, новых ощущений, да или нет?Костя продолжал гладить спящую женщину по волосам. Лучше я буду смотреть на пейзаж, чем на это безумие. За окном был чёрный океан и тёмное небо, затянутое густыми тучами. Я сидел и слушал тяжёлое дыхание моего соседа. По звуку было ясно чем он занимается. Запустил ладонь под одеяло и лапает немку, летящую на отдых. — Оп, у меня встал. — прошептал Костя, будто мне было необходимо об этом знать.Я раздражённо посмотрел на него. — Что? Мой хрен упирается ей прямо в ухо! — усмехнулся он. — Отвали уже. Хотя бы от меня отвали! — Что ты такой серьёзный? У меня есть идея! — весело шепнул он. Выждав пару секунд, он оглянулся и стал расстёгивать молнию на джинсах. — Чёрт, Кость, ты ведь не собираешься?… — я гневно посмотрел на него. — Положить член за щеку сорокалетней женатой женщине психотерапевту? — улыбнулся Костя. — Было бы интересно. — он сделал вид будто задумался, — Вообще не плохая идея, так и сделаю! — Ты болен! Забудь об этом!Я думал что он шутит. Даже такому психу как он, должно быть понятно чего делать нельзя. Дама же мирно спала у Кости на коленях.Я и опомниться не успел, как он вытащил из ширинки свой торчащий болт, толстый как скалка для теста, сдвинул кожу с крупной головки и приложил член к губам спящей немки. — Что же ты творишь, то… — За-мо-лчи пожалуйста! Я не хочу, чтобы мне откусили перец.Костя рукой открыл рот женщины и аккуратно вложил в него головку поршня. Он выглядел таким сосредоточенным, будто разминировал бомбу. Выждав несколько секунд, он притянул её ближе, погружая толстый член в губы, глубже и глубже. Немка тихонько сопела и вдруг издала звук, кажется, что-то сказав во сне, и Костя замер. На мгновение мне стало чудиться, что женщина дурит нас. Невозможно не проснуться, когда в рот запихивают огромный член. Может быть она адская фетишистка или что-то такое… Нет! Невозможно это! Я видел её, слышал, даже сумку помог убрать при посадке. Это взрослая, серьёзная женщина, практикующий психотерапевт. Если бы передо мной была пирсингованная студентка — анархистка, я бы мог с натяжкой поверить в это, но так? Я молча поднялся из кресла. — Куда ты? — Или ты немедленно это прекратишь или я сдам тебя стюардам! Клянусь тебе! — Что? — уставился на меня Костя. — Повторять не буду, я сделаю это! — Ладно-ладно… — забубнил Костя. — Вытаскивай! — чуть ли не заревел я сквозь зубы.Я блефовал. Я не хотел сдавать его, потому что знаю, где он окажется. Хотя может ему и стоит попасть туда, раз его жизнь ничему не научила. Я должен был угомонить этого придурка. С каждой секундой риск того, что игры Кости заметят, становился всё больше. — Не делай поспешных решений, дружище. Ты чего? — зашептал он. — То, что ты делаешь не правильно! — Да мы с ней болтали. Ей нравится разный экстремальный секс, всё такое. — Не ври! Я слышал, о чём вы говорили! — Успокойся…. Дай мне две минуты. Пожалуйста…Вдруг кто-то из пассажиров сзади зашевелился. Костя быстро накинул плед на немку, накрыв её почти с головой. — Сядь-сядь! — зашептал он страшным голосом.Я уселся обратно в своё кресло. Усатый увалень прошёл мимо нас по проходу, в сторону комнаты бортпроводников. «Вот и конец», — подумал я. Спалили. Я разочарованно покачал головой, а Костя смотрел на этого мужика и даже член изо рта девушки не вытащил. Я до сих пор не знаю, на что этот безумец надеялся. Думаю, здесь и так уже всё ясно. Клиника!Вдруг показалась стюардесса и протянула мужику стакан сока. Фуух! От груди сразу откатило. Этот хрен захотел пить. Довольный, со стаканом сока в руке, он прошагал обратно на своё место.Мы с Костей переглянулись. Он обернулся и посмотрел ещё раз на того мужика. Его место было в хвосте салона за нами. Костя откинул плед, и слегка приподнял голову спящей немки. Он стал медленно насаживать её на член, самую малость двигая тазом. Трахал её в ротик, так осторожно, не глубоко, но этого было достаточно, чтобы она проснулась. Тысячу раз проснулась! Но почему-то этого до сих пор не происходило. Костя тяжело дышал и закусывал губу, двигая голову дамы. Тихие почмокивающие звуки слюны и дыхание спящих пассажиров доносились до ушей. Я уже ничего не говорил, понимая, что его не переубедить. Здесь либо сдать его к чертям, либо разбудить женщину. Других вариантов не осталось.В какой-то момент Костя увлёкся и вставил ей слишком глубоко. Психолог закашлялась и упёрлась ему руками в живот. Приятель от неожиданности дёрнулся, а она отстранилась от члена и поднялась, оглядываясь по сторонам. Помада размазана, волосы растрёпаны. — Что… За?… Эээм… — прошептала она и покачнулась. Костя посадил её в кресло, чтобы она не упала. — Вам плохо? Скажите, всё в порядке? Принести вам воды? — забормотал он. — Ты… О Господи… Что?… — женщина взялась руками за голову. — Вам нужен врач? Вы отключились… Болит что-то?Я не мог поверить, что он пытается разыграть «дурочка» перед ней, накинув на член плед. Будто она не понимает, что секунду назад во рту был толстенный хрен. — Врача? Скажите, врача? — тараторил он, с безумными глазами. — Не молчите! — Я… — женщина замерла. Взгляд у неё был затуманенным. — Ой… Со мной… Это… — Глаза бегали, кажется она пыталась понять что вообще здесь происходит. По крайней мере, вид был именно такой. — Воды? Может вам в уборную надо? — продолжал осыпать вопросами Костя. — Наверное… Мм… А я давно ну… ? — женщина с трудом произносила слова на русском. Немка по роду, она всегда говорила с акцентом, а тут вообще всё путалось… — Пойдёмте, я вас доведу! — Костя подскочил и взял женщину под руку, помогая ей подняться. — Спасибо… — произнесла она.«Чёрт! Да не может этого быть!», — я с отвисшей челюстью смотрел на всё это и не верил глазам. Просто уму непостижимо. Её только что пароли в рот огромным болтом, а она не понимает этого? Решила, что это был сон? Или блин что? Нет, это вообще выше моего понимания. Я потёр подбородок, наблюдая, как парочка удаляется по проходу в сторону уборной.Внезапно меня пробрал смех. Это было настолько глупо, что я закрыл рот ладонью и уставился в окно. Как говориться и смех и грех. Костян полнейший дебил, это факт, но как можно так наклюкаться, чтобы не понять, что у тебя во рту член? Ох, а я ведь слышал, что алкоголь с лекарствами сочетать опасно. Реально опасно! Нужно держаться подальше от снотворного…Серьёзно, она ведь проснулась с членом во рту! Каким образом она могла не понять этого? Алкоголь? Снотворное? Что вообще происходит?Я смотрел в окно, в салон самолёта проникали самые первые, тусклые лучи солнца, освещая правый ряд кресел. Постепенно начинался рассвет. Я раздумывал об этом безумии, которое наблюдал несколько минут назад и кажется, даже начал успокаиваться.Через минуту появился Костя. Один. Вспотевший и красный, сел в своё кресло и лыбиться, смотря на меня. — Где она? — спрашиваю. — В уборной, в порядок себя приводит. — Поняла? — Не уверен. Я только что чпокнул её в кабинке. — самодовольно сказал Костя. — Врёшь! — Обижаешь! — насупился он, — Поласкал её не много сзади, когда она стала умываться. Сперва мол: «Нет, да нет», а потом сама ножки раздвинула. Тесно там конечно в туалете, что врагу не пожелаешь. — с расстройством сказал он, — Комната маленькая, а попа растянутая. Даже для меня, прикинь? Короче, я ожидал не много большего.Я натянуто улыбнулся. Удачливый сучёнок! — Эм… Понятно. — сказал я. — Блин. — замялся Костя, — Было такое ощущение что у неё в попке до меня тысяча самцов побывало, а я повёлся на её серьёзный вид, думал там всё узко и мило.Откровенно говоря, я даже не знал что ответить. — Она сейчас придёт, ты держи язык за зубами, ладно? — фыркнул Костян. — Да мне вообще плевать. — пожал я плечами и уставился в окно.Через пару минут появилась немка, слегка покачивающаяся, со стаканом воды и таблеткой аспирина. Она села в своё кресло и слегка улыбнулась Косте, устроилась поудобнее и заснула.Оставшиеся несколько часов мы молчали. Костя тоже задремал, немка положила голову ему на плечо и спала как младенец. Уму непостижимо, может, я действительно слишком загоняюсь? Не знаю.Мы спустились ниже уровня облаков, и я увидел Банкок, тот самый город, что полон сюрпризов и тайн. Страшно было подумать, что может случиться на отдыхе с Костей. Надеюсь, он не сделает что-нибудь такое, за что нам придётся расплачиваться всю оставшуюся жизнь. Посадка была мягкой, люди сладко потягивались в креслах, кто-то аплодировал пилотам. Спящая парочка проснулась, и стала собираться. Уже через несколько минут мы спускались по трапу, нас ждал отель и таинственный Бангкок.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх