Секретарь райкома

Лежа голой грудью на столе, Юленька, горько плакала. Она плакала тихо, потому что стеснялась выражать свое горе громко. Стоя сзади между ее раздвинутыми стройными ножками, первый секретарь райкома партии, Вениамин Михайлович Павлов, сластолюбиво вонзал под красивую попку девушки крупный член, который широко раздвигая нежные складки половой щели, глубоко входил в ее тесное влагалище. Его член был окрашен кровью невинной девушки, которую он только что сделал женщиной. Это, необычайно возбуждало его. До того, как забравшись в ее трусы он начал жадно лапать ее половую щель, она свято верила, что коммунисты люди особенные, чуть ли не святые. Его бесстыдность разрушила прочные идеалы молодой, наивной комсомолки. Она осознала, что среди них, как и везде, есть разные люди, плохие и хорошие. Глубоко вонзающийся в ее тесную половую щель член, пробуждал в ней новые, непривычные чувства вожделения. Перестав плакать, она крепче прижала к нему нежную попочку, и крутя ей, старалась лучше почувствовать его упругую плоть. Распластавшись на спинке девушки, Вениамин Михайлович, сладострастно стиснул ее упругие грудки, и ощутив подступивший оргазм, сладострастно содрогаясь, длинно спустил в нее свое семя. Натянув трусики, девушка оправила юбку и покачиваясь от слабости, вышла из кабинета. Увидев все понимающий взгляд сидящей в ожидании женщины инструктора, она стыдливо вспыхнула. Сев за пишущую машинку, она с излишним усердием стала печатать документ. — Вы можете войти. Вениамин Михайлович Вас ждет. Войдя в кабинет, женщина закрыла дверь, и неприметно улыбнувшись стала смотреть в спину, застегивающего ремень первого секретаря райкома. Сообщая ему о своем появлении, она тихо кашлянула. Резко обернувшись, не остывший после любви Вениамин Михайлович окинул заинтересованным взглядом приятно выпуклую фигуру инструктора. Смущенно вспыхнув, она непроизвольно огладила на красивой груди блузку. — Что у Вас ко мне? — Спросил он, вплотную подходя к ней. Надежда Николаевна смотрела в его глаза, и смущаясь краснела. В его присутствии, она испытывала робость и странное оцепенение. Он словно бы обладал очень сильным мужским магнетизмом. Он приблизил к ней лицо, и она послушно потянулась к нему. Положив руки на ее покатые плечи, он ласково ее поцеловал. Закрыв глаза, она стояла, чувствуя, что он расстегивает ее блузку и вывалив из лифчика грудь, жадно целует соски. Продолжая оставаться в оцепенении, она покорно пошла вслед за ним, затем покорно подняв платье, медленно легла на кровать. Стянув с нее трусы, он вынул член и глубоко погрузил в ее увлажнившуюся от желания половую щель. Целуя ее пухлые губы, он глубоко вонзал член в ее набухающую от притока крови половую щель. — Раздвиньте шире ноги, я хочу до конца владеть Вами. — Вот так? — Спросила она, почти шпагатом раздвигая по сторонам ноги. — Да. Прекрасно! Его упругая головка ударила в дно ее влагалища, она застонала от боли и наслаждения. — Вам приятно со мной? — Очень! Вы изумительный мужчина! — Вы, тоже нравитесь мне, Надя. Тихо охая, она размеренно покачивалась под ним. — Так что у Вас ко мне? — Спросил он, вставая с нее. — Я пришла для того, что мне нужно подписать у Вас документы. — Давайте, я их подпишу. — Когда мне придти к Вам в следующий раз? — Краснея, тихо спросила она. — Я приму Вас в любое время. Как Вас зовут? — Надежда Николаевна Баховцева, я служу инструктором по сельскому хозяйству. — Мне было приятно с Вами познакомиться Надежда Николаевна. Да, кстати, Вы, замужем? — Да. Мой муж главный архитектор района. Его Вы, должны знать. — Да, я знаком с ним. Постарайтесь, чтобы он ничего не узнал. Если у Вас нет других дел, Вы можете идти. — До свидания. — Надеюсь, до скорого свидания Надежда Николаевна? Я хочу видеть Вас у себя. — Хорошо, если хотите, я приду завтра, — тихо ответила она. — Я буду Вас ждать. Приходите. Выходя из его кабинета, она потерла раскрасневшиеся от возбуждения щеки и встретившись с сочувствующим взглядом Юли, тепло улыбнулась ей. Они, прекрасно понимали друг друга. В отличие от своих сослуживцев, Вениамин Михайлович, умело делал партийную карьеру в постели. Одним для этого нужен острый пытливый ум, а ему помог его большой член. На юного симпатичного второго секретаря райкома комсомола Веню Павлова обратила внимание одна дама очень влиятельная в партийных кругах. Молоденький, краснощекий комсомолец приглянулся ей. Пригласив его в свой кабинет, она строго спросила, понимает ли он, что советы старших нужно слушать? Веня, оробел. — Безусловно, нужно. Но, что от меня требуется? — Догадался он задать верный вопрос. — Послушание, и ничего иного, — строго ответила дама. — Вы готовы к нему? — Я привык строго подчиняться партийной дисциплине, хотя я еще комсомолец, но постоянно учусь этому у своих старших товарищей. Буду очень признателен Вашим мудрым советам. — Готовы ли Вы мне подчиняться товарищ Павлов? Во всем. — Приблизившись вплотную к нему, строго спросила дама и посмотрела в его смущенно бегающие глаза. — Безусловно, готов! — Горячо повторил он, и зачем-то добавил: — «Душой и телом!» — Даже телом? — Рассмеялась она. — Именно это я и хотела от Вас услышать. — Это, мы сейчас проверим и неожиданно расстегнув его брюки внезапно запустила в них руку. В ней затрепетал возбужденный член Вени. — Я вижу Вениамин, Вы очень возбуждены?! — Заметила она. — Мне очень интересно узнать, на кого? Веня был не жив, не мертв. Он не мог понять, чего она от него хочет. Не мог же он признаться ей, что всегда возбуждается в минуты опасности. Так уж у него странно устроен организм. — Не на меня ли? У него от страха ухнуло вниз сердце. Вот задает вопросы! Не знаешь, что отвечать. Сразу не сориентируешься. — Если на меня, — продолжала она, — то мне лестно, что я еще могу вызывать желание у молодого человека. — Да, простите, на Вас, — рискнул подтвердить он. Будь, что будет. — Знаете, а это даже интересно. Я ведь не только партийный работник, но и живая женщина, мне приятно, что я еще могу вызвать у Вас чувственное желание. Что если я уступлю Вам и захочу проверить, насколько Вы товарищ Павлов, правдивы. — Проверяйте, меня сколько хотите! — Решился он. — Я, не лгу Вам! — Вот как! Что же, мне придется с Вами рискнуть. Пойдемте со мной. Заведя в полутемное помещение, она закрыла дверь и повернувшись к нему, приказала: — «Раздевайтесь. Сейчас, я проверю, насколько Вы правдивы». Торопливо срывая одежду, он обнажился и повернувшись к ней, увидел, что выставив обширный зад, она снимает трусы. Повернувшись к нему, она обнаружила перед ним большую, слегка отвисшую грудь и обильный ковер волос, под выпуклым животом. Гигантский член Вени торчал, будто кол. Увидев его, она возбужденно засопела и приблизившись к нему, сладострастно схватила его рукой. Осмелившись взять ее за бедра, он осторожно погладил ее полный зад. — Не стесняйтесь, ласкайте смелее, — тиская его член, взволнованно дыша, произнесла она. — Мне это нравится. Член Вени едва не лопался от возбуждения. Он всерьез захотел ее. Он ни разу не имел женщину ее лет и жаждал попробовать, какова она в любви. Увлекая его к дивану, она легла навзничь и притянув его к себе, широко раздвинула под ним тучные ноги. Видя ее соблазнительно … мохнатую половую щель, он осторожно пристроился между ее ногами и приподнявшись на локте со страстным придыханием, глубоко погрузился в нее. Внутри нее было влажно и горячо. Ее лицо мгновенно налилось кровью. Крепко сжимая его, она притянула его к себе и пылко подняла кверху бедра. Бедра Вени инстинктивно задвигались. Сжимая его полными ляжками она принялась знойно подмахивать ему. Входя в любовный раж, он навалился на нее всей тяжестью тела и сдерживая свои страстные порывы, бесконечно долго всаживал ей. Всхлипывая и охая от наслаждения, она стремительно вскидывала под ним бедрами. Оргазмы раз за разом изгибали ее большое тело. Выгибаясь под ним, она сладострастно стонала, дрожала и испуская любовный сок, неистово кончала под ним. Когда обессиленный любовью Веня кончил, она лежала бледная и утомленная. — Да, товарищ Павлов, Вы не лгали мне. Вы действительно очень сильно хотели меня. Я ценю Вашу честность и откровенность. Можете считать меня своим близким товарищем. Я надеюсь часто видеть Вас возле себя. Так он стал любовником высокопоставленной особы, после чего стремительно пошел вверх по карьерной лестнице. Анастасия Дмитриевна серьезно увлеклась своим молодым возлюбленным. Воспылав желанием она вызывала его в кабинет, они запирались, и Веня в поте лица трудился на ней. Она до того втянулась в любовную связь с ним, что стала приглашать его к себе домой. Во время одного из посещений, его встретила очень похожая на мать молодая женщина. Она знала про него все. В этот день Анастасию Дмитриевну вызвали в обком и она срочно уехала. Валентине было скучно, и они с Вениамином разговорились. Молодая замужняя женщина, ужасно скучала от одиночества. Ее нового мужа неожиданно отозвали на военные сборы командиров и оставшись без мужской ласки, она жаждет страстной любви. Между тем, рядом с ней сидел молодой пышущий здоровьем симпатичный мужчина, который был любовником ее мамы. Неужели она хуже ее? Намекнув ему, что она может на время заменить маму, Валентина увидела устремленный на ее соблазнительно обтянутую изящно сшитым платьем красивую грудь, вожделенный взгляд и непроизвольно потянулась к нему. Они обнялись и слились в знойном поцелуе. Заваливаясь на спину, она быстро приподняла зад, помогая ему снять с себя трусы. Пылко овладев ею, Веня был в восторге от ее страстной любви. Они провели в постели всю ночь. Валентина мгновенно влюбилась в своего нового любовника. Понимая желания зрелой полной жажды любви дочери, Анастасия Дмитриевна старалась не замечать их любовную связь. Оставаясь у них, за один вечер он принимался ублажать, одновременно мать и дочь. Случайный, выпущенный по ошибке боевой снаряд, накрыл находившегося в окопе бравого офицера и получив извещение о его гибели, затем похоронив останки мужа, Валентина неожиданно стала молодой, очень богатой вдовой. Сидя в кресле возле дочери, Анастасия откровенно объяснила ей, почему она должна выйти замуж за Вениамина Павлова. Тогда он войдет в их семью и не дискредитируя себя они обе могут сколько угодно спать с ним. Валентина давно втянулась в любовную связь с ним и охотно согласилась с мамой выйти за него замуж. Через несколько месяцев, они расписались и стали супругами. К этому времени, молодой коммунист Вениамин Михайлович Павлов уже работал ответственным инструктором райкома партии. Он курировал местное искусство. В местном краеведческом музее случилась кража ценного экспоната восемнадцатого века. Взявшись за расследование прокуратура выявила еще целый ряд пропаж из его запасников. Директор музея Ольга Леонидовна Мыльникова, была в панике. Дело было нешуточное. Ее могли не только снять с работы, но и отдать под суд. Ей сказали, что председателем ко-миссии по расследованию кражи в ее музее, ответственный инструктор райкома партии Вениамин Михайлович Павлов. Позвонив своей подруге, Елене Васильевне Пряхиной, она спросила, что ей сделать, чтобы Павлов свел это дело на нет? — Это не телефонный разговор Оля. Приезжай ко мне в дворец культуры, поговорим. Приехав к подруге, Ольга Леонидовна плюхнулась в кресло и с надеждой уставилась на нее. — Поговаривают, что наш Павлов, неравнодушен к хорошеньким женщинам, — закуривая сигарету, произнесла Ольга. — Ну и что? Чем это мне поможет? — Соображай, сама. Ты не глупа, не дурна собой, все при тебе, у тебя эффектная внешность, прекрасная фигура. Поговаривают, что Павлов ценит красивых женщин, — со значением повторила она. — Ты предлагаешь мне, лечь с ним в постель? — Ничего я тебе не предлагаю. Ты должна принимать решения самостоятельно. Я лишь подсказываю тебе наиболее приемлемый в этой ситуации вариант решения твоей сложной проблемы. Взяток он, учти, не берет. У него и без того много денег. Так что думай Оля. — Но, как мне это сделать? Придти к нему и снять перед ним трусы? Елена Васильевна, звонко рассмеялась. — Представляю ошарашенное лицо Павлова. Но ты почти угадала. Тебе надо к нему придти, а трусы с тебя, он сам снимет. Говорят, он делает это очень ловко. — Хотя я была всегда верна своему Косте, мне придется поступиться своими моральными устоями, — задумчиво заметила Ольга. — Это, твое дело. Мы с тобой Оля, ни о чем не разговаривали, а я тебе ничего не советовала. Позвонив Павлову, она сказала, что хочет попасть к нему на прием. Услышав в трубке ее голос, Вениамин довольно улыбнулся. Ольга Леонидовна Мыльникова, ему давно нравилась, но до сих пор, всячески избегала с ним встреч. Значит, она проанализировала ситуацию и осознала, как она опасна для нее. Прокуратура выяснила, что пропажа музейных фондов произошла еще при прежнем директоре и прокуратурой дело на нее было почти закрыто, но он нарочно не сказал ей об этом. Пусть поволнуется, снимет для него трусы, потрудится под ним в постели, а уж потом, он скажет ей, что дело на нее он постарался прикрыть. Мыльникова была так бледна, что ему даже стало жалко ее. — Не переживайте Вы так, Ольга Леонидовна. Возможно, все не так ужасно, как Вам это кажется. — Вы не представляете Вениамин Михайлович, что я пережила за эти дни, — жалобно произнесла она. — Я могу постараться и прикрыть это дело, если Вы… — Я готова на все, — дрожа губами, тихо сказала она. — Куда мне идти? — Вот в эту комнату. Вы пока, устраивайтесь, я скоро приду к Вам. Дрожа в предвкушении того ужасного и стыдного, что должно скоро произойти с ней, она быстро разделась и белея женственным телом, подняла полную ногу и поставила ее на край постели. Рука Павлова жадно схватила ее за половые губы. Она даже не заметила, как он появился рядом с ней. — Какая Вы соблазнительная Оленька! — Страстно лаская ее половую щель, прохрипел он. Извиваясь под его рукой, Ольга со смущением ощутила, что его ласки приятны ей, они возбуждают ее. Она продолжала стоять с поднятой на кровать ногой. Его пальцы щупали и страстно трогали ее половые губы. — Вы уже возбуждены Оленька, и испускаете сок желания. Сейчас я удовлетворю его. Она тотчас ощутила упругое прикосновение его члена, вздрогнула от толчка и ее влагалище пылко сжало его. — Как Вы хотите, — прошептал он, делая первые движения. Его член так приятно возбуждал ее лоно, что она застонала от наслаждения и завертела перед ним широким, налитым задом. Громко застонав, он схватил ее за бока и притянув к себе долго и страстно содрогался в экстазе, заливая семенем ее влагалище. Вскоре ей позвонили из прокуратуры и сообщили о прекращении против нее дела. Положив на телефон трубку, она с облегчением вздохнула и мечтательно смотря в окно вспомнила великолепный день и вечер, который … она провела в постели с Павловым. Таких вечеров у них было еще очень много. Но он, не забывал и про других красивых женщин. Вызвав в кабинет нового второго секретаря райкома комсомола Ксению Свиблову, он взыскательно посмотрел на испуганно побледневшее лицо симпатичной комсомолки. В методах преодоления карьерных препятствий они были родственными душами. Смазливая, фигуристая Ксюша не гнушалась ложиться в постели товарищей, которые могли продвинуть ее вперед. Ей было известно, как сделал свою стремительную карьеру молодой начальник и была готова перенимать его опыт. Заприте дверь на замок товарищ Свиблова и идите ко мне. Выполнив приказ Павлова, она подошла к Вениамину и обняв ее, он жадно ощупал ее упругую грудь. — Мне раздеться? — Спросила она, начиная расстегивать пуговицы блузки. — Лучше не надо. Просто, поднимите юбку и ложитесь на диван. — Товарищ Павлов, Вы будете меня опекать? — Снимая трусы, спросила Ксения. Любуясь ее выпуклой, красивой половой щелью, он кивнул. — Охотно, Ксения. Вы очень умная и не гордая девушка. Я с удовольствием буду помогать Вам. — Вениамин. Мне Вас можно так называть? — Не только нужно, даже нужно. Если хочешь, называй меня Веней. — Венечка. У меня есть небольшая квартира, о которой практически никто не знает. На ней живет моя сестра. Если хочешь, мы можем встречаться в ней. Член Вени с приятным чмоканьем погрузился в ее растянутую половую щель и ее влагалище страстно облекло его. Он ощутил прилив желания. Ксения нравилась ему. — Сестра? Ты говоришь у тебя есть сестра? Она хорошенькая? — С интересом справился он. — Да. Она очень милая девушка. Целомудренная кстати. Но, почему ты спрашиваешь? Ты хочешь сделать ее своей возлюбленной? — Я обожаю таких милых девушек, как ты Ксюшенька. — Она будет твоей, если ты возьмешь ее к себе секретарем. — Секретарь, мне пока не положен. — Она должна работать в райкоме партии. Придумай ей какую-нибудь должность, — настойчиво потребовала Ксения, но озабоченный ее просьбой Веня не заметил ее приказного тона. Он размышлял, кого передвинуть, чтобы на его место устроить сестру Ксюши. — Нам нужна работница архива, — воскликнул он. Ксения поморщилась. Это была не очень заметная должность, но для начала, подойдет хотя бы это, а в последующем, она пристроит Аню на более престижное место. Упругая, словно налитая тугой плотью Ксюша, очень понравилась ему, любя ее он наслаждался ее ласками. Пылко подмахивая выпуклыми бедрами, она умело выдаивала влага-лищем его член, и он несколько раз с наслаждением кончил в нее, совершенно не задумываясь о том, что тем самым, он закладывает под себя очень опасную мину, которая впоследст-вии сработает против него. Она вышла из его кабинета расслабленной походкой. Павлов оказался превосходным и пылким любовником, великолепно удовлетворил ее. Теперь ей первым делом надо подготовить сестру к близости с ним. Она решила прибрать его к своим рукам. Ей надоело ложиться под всех начальников подряд. Перспективный, быстро продвигающийся по карьерной лестнице муж, это более надежно. То, что ее невинная сестра станет его любовницей, ее совершенно не волновало. Когда к нему в кабинет вошла новая секретарша, он с мужским интересом оглядел ее стройную фигурку. Красивая мягко очерченная упругая грудь, женственные бедра, полные стройные ноги. Красавица. — Как Ваше имя? — Меня зовут, Валерия. — Валера, заприте на замок дверь и подойдите ко мне. Недоумевая, она заперла дверь и приблизившись к нему, вопросительно посмотрела в его глаза. Подойдя к ней, он обнял ее и целуя, страстно помял ее тугую ягодицу. Она попыталась оттолкнуть его от себя, вырваться из его объятий. Повалив ее на диван, он порвал ее трусики и упершись в разрез ее сомкнутых половых губ, его член ворвался в ее влагалище. — Что Вы делаете?! Как Вы смеете?! У меня есть муж и я не собиралась с Вами спать! Не слушая ее криков, он продолжал пылко любить ее. Конвульсивно вздрогнув, Валерия замолчала и издав стон наслаждения, принялась подмахивать ему. Вернувшись домой, она попала в объятия мужа. Забравшись под подол ее платья, он внезапно обнаружил на ней рваные трусы и мокрую после секса половую щель. Повалив жену на пол, он зверски изнасиловал ее и пнув ее между ногами, громко хлопнул дверью. Опозоренная залитая мужской спермой, Валерия долго валялась на полу. Ее замужняя жизнь была кончена. Придя утром к Павлову, она пожаловалась ему, что муж изнасиловал и оставил ее. Он мне искусал всю грудь. Эта деталь взволновала его. — Заприте дверь и покажите ее мне. Повернув ключ, она расстегнула кофточку и сняв ее, показала ему свою покрытую яркими синяками красивую грудь. Взяв в руку, Веня страстно ее помял. — Так больно? Валерия задрожала. — Нет. Сейчас уже не больно. Запустив под подол ее платья руку, он забрался ей в трусы. — А здесь он не ударял Вас? — Ласково щупая половую щель, взволнованно дыша, спросил он. — Нет, только насиловал. — Снимайте трусы и ложитесь на диван, мы повторим все, что он с Вами делал. Секс с ним, был особенно сладок для нее. Его член был лучше небольшого пениса бывшего мужа и пылко подмахивая начальнику, она блаженно постанывала под ним. — Сегодня, я приду к тебе в гости. Она, замялась. — Неужели ты уже нашла себе любовника? — Ревниво справился он. — Нет. Я пригласила к себе жить сестру. — Она, такая же хорошенькая, как ты? — Спросил он. Валерии польстили его слова. — Да, она очень хорошенькая, но к сожалению, она уже замужем и она любит своего супруга. — Это ничего не значит. Ты сама это знаешь. Если она захочет меня, муж ей не помеха. Ты, заинтриговала меня. Жди меня вечером. — Хорошо. Приходите. Уходить было поздно. Елена пришла к сестре, за пять минут до прихода ее начальника. Когда она разделась, виновато посмотрев на нее, Валерия сообщила, что сейчас должен придти ее начальник Вениамин Михайлович. — Ты что его любовница? Уже с ним спишь?! — Мгновенно все поняв, сердито спросила Елена. Ей было неприятно, что Павлов, который нравится ей, будет здесь и она не выдержит, начнет краснеть в его присутствии и тем самым, мгновенно выдаст себя. Увидев молодую женщину, Павлов мгновенно узнал ее, ведь он лично присутствовал на ее свадьбе с одним из чиновников от культуры. Он даже вспомнил, что ее зовут, Елена Викторовна Сергиевская. Так вот, оказывается, кто сестра его милой секретарши. В его присутствии Елена Викторовна, вела себя странно. Видя, что она краснеет и бледнеет, его неожиданно осенило. Да она же просто неровно дышит к нему. Значит, сегодня, она будет принадлежать ему. Но, он не подал вида, что заметил это. Он был ровен в обращении и непринужденно шутил с ними. Валерия была в ударе. Ей хотелось показать сестре свою значимость. Товарищ Павлов влюблен в нее и она отвечала ему взаимностью. Лежа в постели, Елена слушала ее томные вздохи и всхлипы, и… завидовала ей. Это продолжалось так долго, что она задремала. Почувствовав легшую на ее обнаженную грудь, его ладонь, она мгновенно проснулась. Взяв в руки ее лицо, Вениамин Михайлович страстно припал к ее губам и забыв обо всем, она столь же пылко ответила на его поцелуй. Отталкивая навалившегося на нее Павлова, она пыталась оторвать его руку от своей половой щели, которую он умело ласкал. Желание охватило ее страстно трепещущее … тело и непроизвольно раздвинув под ним ноги, она пустила его в себя. Он любил ее с не меньшей страстью, и пылом, чем сестру. Круто изогнувшись на ней, он часто целовал ее возбужденно отвердевшую грудь. Страстно постанывая от блаженства, она пылко отвечала на его поцелуи и много кончала. Веня вызывал в ней неутолимое желание отдаваться ему. Были праздничные дни и прикрываясь просьбой сестры пожить с ней, Елена целые дни не вылезала из постели. Оставив стонущую в экстазе Валеру, он брал ее и громко постанывая она страстно подмахивала ему. Они утратили осторожность. Приехав за ней, Громов открыл не запертую ими дверь и войдя в спальню, увидел лежащую под неузнанным им голым муж-чиной молодую жену. Открыв глаза, она увидела остолбеневшего мужа, в ужасе закрыла их и когда снова открыла, его уже не было. Она поняла, что ее семейная жизнь, только что, кончилась. Так Вениамин, невольно разрушил две семьи. Должность третьего секретаря он отмечал в кругу коллег. Выпив за будущую плодотворную работу своего нового подчиненного, второй секретарь райкома партии, товарищ Викторов, передал поздравление от их общего начальника и откланялся. Знакомясь с подчиненными он со значением посмотрел на строптивую и неуступчивую инструктора по сельскому хозяйству Марину Александровну Дробышеву. Когда они были в равном положении, она с негодованием отвергла его, сказав, что не спит с посторонними мужчинами, предпочитая это делать только с мужем. Недавно ее муж угодил под следствие, а она сама находилась на грани увольнения. Уволить ее или нет, сейчас зависело только от него. Ее ответный взгляд был растерянный и виноватый. Она явно была готова сдаться на милость победителя и Вениамин решил пощадить ее. Она была очень хороша собой и была ему нужна в качестве любовницы. Посмотрев на него, она медленно пошла в другую комнату. Поняв ее молчаливый призыв, немного поговорив с гостями, он извинился и пошел вслед за ней. Она стояла возле окна, воротник ее платья был красноречиво расстегнут. Заперев дверь, он погасил свет, после чего подойдя к ней, взял в руку ее нежную грудь. — Мир? — Лаская отвердевший сосок, спросил он. — Я, признаю, что виновата перед Вами. Я не оценила Вас, — прижимаясь к нему, тихо ответила она. — Снимите трусы. — Я уже их сняла. — Тогда, давайте ляжем. У нас мало времени, Марина. Подняв платье, она легла поперек кровати и закрыв глаза, закусила губу. Его член с трудом вошел в ее половую щель. Шумно дыша, он любил ее. Широко открыв затуманенные желанием глаза, она протяжно стонала. — Я снова ошиблась в тебе Веня. Ты изумительный любовник. — Марина, я хочу, чтобы ты осталась у меня на ночь. — А как же твоя жена? — Она привыкла к тому, что у меня иногда бывает желание любить других женщин. Она, у меня, к счастью, не ревнива. Стоя в зале, он маленькими глотками пил вино. — Вы отлично устроили вечер, Вениамин Михайлович, — незаметно подойдя к нему сзади заметила молодая женщина. — Мы с Вами не знакомы. Я, Мефодьева Анастасия Дмитриевна. — Жена самого Мефодьева? — Растерянно спросил он. Ему казалось, что жена первого секретаря райкома значительно старше этой красивой женщины. — Почему обязательно, его жена? Леня, мой родной, и старший брат. — Извините. Этого, я не знал. — Ничего, Вам это простительно. Мне нравится у Вас. Поухаживайте за мной. Налейте мне немного вина. Или, знаете что, возьмите бутылку, рюмки, а потом давайте уединимся где-нибудь в тихом месте. Мне ужасно надоедают Ваши новые сотрудники. Они считают своим долгом ухаживать за мной, а мне никого не хочется знать. Зато с Вами, я с удовольствием пообщаюсь. Быстро отыскав пару бутылок светлого легкого вина, он схватил чистые фужеры и разыскав Анастасию на прежнем месте, решительно увел ее от двух настойчиво приглашавших ее танцевать кавалеров. — Вот видите. Они убеждали меня, что я хочу танцевать, — держа его под руку, пожаловалась она. — Сочувствую Вам. Со мной, они больше не рискнут подойти к Вам. Они с интересом присматривались друг к другу. Встретив его внимательный взгляд, Анастасия вдруг спросила у него: — «Я, нравлюсь Вам? Только отвечайте открыто и честно, без утайки». — Очень, нравитесь. Вы смелы, непринужденны, умеете не стыдиться своих желаний. — Ваше последнее утверждение неожиданно для меня, но я соглашусь с ним. Хотите меня поцеловать? — Очень, хочу. — Я тоже хочу поцеловаться с Вами. Сюда ни кто не зайдет? — Может мне лучше запереть дверь? — Я не боюсь Ваших приставаний. Более того, жду их, поэтому, заприте. Сев к ней, он забрал у нее фужер и поставив его на столик, обнял ее и они слились в страстном поцелуе. Решив проверить, он взял ее за грудь, но она лишь плотнее прижалась к нему. Ее тело знойно затрепетало. — Только не раздевайте меня. Давайте так. Встав с дивана, она запустила под платье руки и спустив трусы, посмотрела на него. Вениамин держал в руке возбужденный член. Ее рука жадно обхватила его. — Какой он у тебя большой. Я хочу тебя, — ложась на диван, страстно произнесла она. Беря ее, он чувствовал себя на седьмом небе. Его любовницей стала родная сестра первого лица района! Анастасия была очарована им. Вениамин оказался очень страстным и неутомимым любовником. За вечер, они три раза скрывались в «своей комнате» и сливались в неистовых любовных объятиях. — Даша, он изумительно страстный любовник! — Склонившись к сидящей рядом подруге, горя от восторга восклицала она. — Он неутомим и способен любить меня двадцать четы-ре часа в сутки. Он обожает мое тело. Зацеловал его, сверху, до низа. Однажды он поцеловал меня в половую щель, и я едва не кончила от восторга. Представляешь, он лизал мой задний проход, засовывал в него язык, ласкал его членом. Я, почти мгновенно кончила. Это, восхитительная ласка. — Настя, я уже хочу его! Неистово хочу! Сведи нас! Познакомь меня с ним, только не говори, что я жена самого. — Даша, это очень легко. Он свободный, независимый от жены человек. Хотя она знает про все его любовные связи, он приучил ее к полному послушанию и она «не замечает» меня. Просто в упор не видит. Мы занимались с ним любовью, почти на ее глазах. — Настя, привези его на нашу квартиру. Я буду ждать Вас там. — Сегодня же ты увидишь его. Ты хочешь с ним спать? — Пока не знаю. Я видела его мельком, но твои красочные рассказы, пробудили во мне желание. Леонид становится слаб, как мужчина и я не удовлетворена им. Мне хочется чего-то нового, неизведанного, настоящей страсти! — Страсть я тебе гарантирую. Приехав по указанному Анастасией адресу, он увидел в квартире, смутно знакомую ему женщину. Да ведь это… Узнав жену Мефодьева, которую он несколько раз видел в его кабинете, Веня понял, что ему предоставляется отличный шанс выдернуть сразу выигрышную карту. Дарья Константиновна была необыкновенно хороша собой. В отличие от своего стареющего мужа, молодая двадцативосьмилетняя женщина, находилась в апогее расцвета и женской красоты. Она была столь соблазнительна, что у него мгновенно вспух на брюках большой бугор. Заметив это, они переглянулись и польщено рассмеялись. Если он сейчас, так живо и страстно реагирует на них, то что же будет, когда они разденутся? Познакомившись с ним, Дарья поняла, что получит от него все, что ждет. Ее глодал сексуальный голод, а рядом с ними сидел и пил вино, молодой, откровенно жаждущий их мужчина, похотливый самец. Дарья сидела в … раскованной позе. Ее платье подчеркивало красоту и стройность ее полных ног, обширность круглого зада. Большой вырез открывал сияющие белизной выпуклости крупной груди. Вероятно вожделение ярко выражалось в его взгляде, потому что переглянувшись между собой молодые женщины воркующее рассмеялись. Дразня его, Дарья провела по платью, натягивая его на груди и он увидел под ним четко проступившие шишечки сосков. — Венечка, мы не будем тебя зря мучить. Ты у нас уже взрослый мальчик и все отлично понимаешь. Мы сейчас пойдем в соседнюю комнату, ты немного поскучай, а затем приходи к нам, — сказала ему Настя. Возбужденно пылая налившимся кровью лицом, он быстро кивнул. Выждав несколько минут, он пошел в спальню и сняв одежду, пошел разыскивать невидимую в темноте кровать. Подавая ему сигнал, Настя возбужденно хихикнула. Пойдя на ее смех, он наткнулся на кровать и подняв одеяло, протянул руку, которая наткнулась на большую, упругую грудь. Он успел хорошо изучить грудь Насти, у нее она была чуть меньше. Дарья специально легла возле края, чтобы он сразу нашел ее. Накрыв собой ее взволнованно дрожащее тело, он прижался к ее губам и жарко целуя ее, не мешкая ни мгновения, вставил член в ее жаркое, наполненное влагой желания влагалище. Страстно сжимаясь от жажды любви, оно с трудом пустило его. Ему пришлось пробиваться в нее силой. Дрожа всем телом, она поднимала навстречу и раскрыла бедра. Коснувшись яйцами ее щекочущей волосами промежности, он принялся пылко ее любить. Его большая мошонка приятно шлепала ее между ногами. Представив его колоссальный член, молодая женщина содрогнулась в экстазе и дергаясь под ним, со стонами наслаждения, пылко подмахивала ему. Веня был польщен ее неистовой страстью. Даже буйная в любви Настя не проявляла ее столь бурно. Он явно понравился Дарье. Отдаваясь ему, она испытала несколько умопомрачительных оргазмов. Веня оказался фантастически приятным любовником и она решила, что отныне будет спать только лишь с ним. Настя кричала так громко, что он испугался, вдруг ее страстные вопли услышат соседи? Но, вспомнил двойные, как в кабинетах двери, толстые стены и понял, что до них не донесется ни одного звука. Оставив ее, он снова потянулся к Дарье и она мгновенно обняла его. Он любил ее страстно, неутомимо. Его возбуждала мысль, что он обладает женой первого секретаря. Когда Мефодьеву осторожно доложили об измене жены, и ее новом любовнике, третьем секретаре Павлове, он лишь устало поморщился. Работа отнимает у него все силы. Он, даже удивлялся, зачем женился на этой молодой, похотливой самке, но разводиться с ней не собирался, так как хорошо знал, что мз-за этого у него могут быть неприятности. Пусть она спит с ним, только оставит его в покое. Он хочет благополучно дожить до пенсии, а затем, когда отстранится от дел, немедленно разведется с ней. — Хорошо, — кивая головой, невнятно ответил он. — Все, что нужно, я услышал. Приехав домой, он хотел поговорить с ней, но ему позвонили, затем он долго сидел за рабочим столом, вспомнил, что хотел спросить у нее про любовную связь, но она уже крепко спала. Он уехал рано утром, и вскоре, надежно об этом забыл. Не смотря на сексуальную жадность Дарьи, отнимающей в постели много сил, он продолжал обращать внимание на красивых женщин. В двадцать первой школе освободилась вакансия директора. По негласному закону, он отвечал за назначение руководства школ. Когда к нему пришла стервозная, но невероятно соблазнительная завуч школы и, намекая ему, что будет очень-очень благодарна ему за это, а затем стала проситься на место директора, он лично подошел к двери и выглянув в нее, сказал секретарю, что он уезжает на совещание. Посетители мгновенно покинули его предбанник. Заперев дверь, он внимательно посмотрел на нее и проверяя ее сообразительность пошел в комнату для отдыха. На мгновение замерев, Вера Игнатьевна встрепенулась и почти бегом последовала за ним. Задернув на окнах плотные занавеси, он снова повернулся к ней. Смущенно краснея, она медленно расстегивала юбку. Когда она упала возле ее ног, подойдя к ней, он запустил руку в ее трусы и пощупал половую щель. — Я, сейчас… разденусь, — замирая от откровенности происходящего между ними события, стеснительно прошептала она. — Я сам сниму Ваши трусы, — прохрипел он и потянув их, спустил к ее круглым коленям. Под ними обнаружился красивый лобок покрытый пушащимися русыми волосами. Выпуклый живот женщины взволнованно вздувался. Она была замужем и до этого дня, надежно хранила верность мужу. Но сейчас ей очень была нужна должность директора школы, ради которой она была готова поступиться своими принципами. Опускаясь на колени, он снял с ее ног трусы, после чего к ее ужасу, страстно прижался губами к ее половой щели. Его сильные губы жадно присосались к ней. Вера Игнатьевна невольно ощутила прилив нахлынувшего на нее желания. Муж никогда не целовал ее половую щель. Его язык умело шевелил клитор. Эта ласка сводила ее с ума. Вера Игнатьевна осознала, что пуританская любовь ее мужа ничто по сравнению с изысканными ласками третьего секретаря. Держа ее за ягодицы, он глубоко засунул в ее задний проход палец и пошевелил им. Она едва не упала от острого чувства наслаждения. Запрокидываясь на спину, она жадно ухватилась за него и горя от страстного желания, затянула его на себя. Елозя под ним, она с тоской думала, что отдаваясь мужу, отныне она будет постоянно мечтать о страстных ласках Павлова. Кончив несчетное число раз, она ушла уверенная в том, что должность директора теперь ей гарантирована. Она не подозревала о том, что уносит от Вениамина Михайловича личный дар, который очень скоро обнаружит и вспомнит этот безумно приятный день, до краев наполненный медом грешной любви. Возя ложкой по тарелке с супом, Мефодьев с подозрением смотрел на неожиданно раздобревшую сестру. Хотя она и до этого не была особенно изящного сложения, но сейчас ее грудь едва умещалась в ставшем тесном для нее платье, а зад чудовищно раздался, да и его жена тоже выглядит не лучше. Черт побери, он работает как ломовая лошадь, рискует здоровьем, а эти бесстыжие потаскушки, бессовестно спят с его третьим секретарем. Павлов, скотина, тоже хорош. Хотя бы немного уважал своего начальника, не лез в его личную постель. Тоска заковала его сердце в сплошной панцирь, состоящий из тоски и несносной боли. Бросив ложку, он резко встал, и пройдя в свой кабинет, достал из тайника бутылку коньяка. Выпив половину стакана, он внезапно испытал жестокую боль, рвущую его сердце на части, схватился за него и недоумевая, что же это с ним случилось, начал медленно заваливаться на спину. Задыхаясь от острого приступа удушья, он попробовал крикнуть, но из его груди лишь вырвалось слабое мычание. Закрыв глаза, он ушел в вечность. Его похороны, состоялись в четверг. Стоящий возле гроба второй секретарь райкома партии Вениамин Михайлович, заботливо поддерживал под руку одетую в траур вдову. Ее глаза были сухи. Посмотрев на невозмутимое лицо Дарьи, сестра покойного впервые испытала к ней ненависть. Эта сука вместе с ней безжалостно убила своего мужа и даже не пытается притворяться, хотя бы показывать всем, что тоже скорбит о смерти любимого супруга. А этот гусь Веня Павлов, скотина развратная, тоже хорош. Сволочь! Он все-же наконец добился своего. Вот он уже и второй секретарь. Осталось уморить только следующего, который занял место ее старшего брата, и, чтобы устранить его, он обязательно найдет способ также уложить его в гроб. Она в этом, не сомневается. Сразу после поминок, она лихорадочно покидала в сумочку косметику и уехала на вокзал. С нее хватит. Она больше не хочет иметь ничего общего с этими скотами. С тех пор Вениамин Михайлович больше никогда не встречал Настю и не подозревал, что у него растет красавица дочь, которая не знает о своем отце. Лишь умирая, Анастасия … расскажет ей историю своей грешной любви к ее отцу. Любви, которую она уносит с собой в могилу. Настя продолжала его любить до самой смерти, но не смогла ему простить смерти своего брата. Любовь Викторовна, пришла к нему жаловаться на мужа. Став первым секретарем райкома Алексей Павлович Виторгин, совершенно распоясался. Почти открыто живет с новой любовницей Игнатьевой, которую он сделал начальником паспортного стола. С подчеркнутым вниманием выслушивая ее, Павлов внутренне усмехался. Прелюбодеяние процветало в райкоме. Даже сам господь бог не разберется, кто и с кем спит, хотя все без исключения женаты или замужем. Он сам, обожает женщин. Кстати, она ничего. Хотя на ее лице было выражение безнадежности, она оставалась красивой женщиной. — А Вы не пробовали его наказать тем же оружием? — Неожиданно подумав, что может сыграть на их разладе в свою пользу, спросил он. — Это, каким же образом? — Не поняв его намека, с недоумением спросила она. — Также изменить ему. Мужчины, как Вы должны понимать, тоже часто очень ревнивы. Услышав о Вашей супружеской измене, он одумается, а потом вернется в семью. — Нет. Об этом варианте я не подумала, хотя в нем что-то есть. Только с кем я изменю ему? Может с Вами? — Она даже улыбнулась этому предположению. — Со мной? Гм. Что же. Возможно и со мной. Ради Вас, я готов рискнуть и навлечь на себя его гнев. — Господи! Да, какой гнев?! Вы не представляете, какая это тряпка! Я поражаюсь, как он только сумел стать первым лицом в нашем районе? Это же совершенно бесхребетное существо. Хотя он, действительно ревнив и предложенный Вами способ, может сработать. Вот это новость! — Радостно воскликнул про себя Вениамин Михайлович. Если это определение ее мужа соответствует действительности, то устранить его с этого высокого поста, для него не составит большого труда. — Вениамин Михайлович! Надеюсь, Вы не в серьез предлагаете мне себя? И моя измена не может быть настоящей? — Смущенно краснея, спросила она. — Разумеется я не предлагал Вам себя, но если Вам нужна моя помощь, я охотно помогу Вам. Что же касается Вашей измены ему, это невозможно имитировать. Вам действительно следует ему изменить. По настоящему, иначе он Вам не поверит. Узнав о том, что у Вас завелся любовник, он начнет за Вами следить и тогда выяснится, что это полный блеф. Он лишь, посмеется над Вами и будет продолжать встречаться с Натальей Алексеевной. Я слышал, Игнатьева, серьезно вцепилась в него, — припугнул он, — и уговаривает его, развестись с Вами. Ей очень хочется стать женой первого секретаря райкома партии. Лицо молодой женщины, покрыла бледность. Она была в ярости. Этот слизняк может решиться развестись с ней и тогда, что она будет делать, не имея ни диплома, ни какого-либо серьезного образования. — Хорошо, я согласна… встречаться с Вами, — с трудом выговорила она, совершенно не представляя себя и Павлова в одной постели. Да еще, голыми. — Любовь Викторовна. Так может мы не будем откладывать это в долгий ящик и при-ступим прямо сейчас? — Вкрадчиво спросил он, хищно глядя на ее соблазнительную фигуру. — Как?! Прямо сейчас?! — Почти с ужасом спросила она, не ожидая столь быстрого развития событий. — Конечно. Вы будете точно знать, способны ли Вы изменять ему и Вам не придется долго ломать над этим голову. Решайтесь, пока я готов помочь Вам. — Но, я не знаю. Совершенно не представляю, как Вы и я… Как мы будем с Вами… — Беспомощно глядя на него, растерянно лепетала она. Он понял, что если он сам не прижмет ее, не снимет с нее трусы, она ни за что не решится изменить своему тюфяку мужу. Одно дело, предполагать изменить ему теоретически, и совершенно другое, лечь с кем-то в постель. — Я вижу, Вы очень робки и сами ни за что не решитесь на поступок, — встав из-за стола, произнес он. — Давайте, я Вам помогу. Пойдемте со мной. — Куда? — Послушно следуя рядом с ним, растерянно спросила она. — В соседнюю комнату. Оказавшись в приглушенном свете затемненной комнаты, она стала смущенно отступать от него и упершись ногами в кровать, остановилась, вытянув навстречу ему дрожащие руки. — Ну, что Вы так боитесь меня Любовь Викторовна, — подходя к ней, спросил он с легкой укоризной. — Я такой же мужчина, как Ваш супруг, а в чем-то, возможно даже лучше его. Если Вы не решитесь на это сейчас, Вы не решитесь уже никогда. Расстегивая на дрожащей женщине кофточку, он незаметно расстегнул ее юбку и упав к ее ногам, она обнажила ее затянутые в трусы, красивые бедра. Растерянно глядя в его горящее лицо, она кусала губы. Лишь когда он снял с нее трусы, она заметила, что стоит перед ним обнаженная. Ее юбка и трусы лежали на полу. Быстро нагнувшись за трусами, она выпятила обширный зад, с аппетитными складками половой щели и Вениамин мгновенно воспользовался этим. Держа рукой член, он ловко направил его в створки ее половой щели и одним толчком вошел в нее. Схватив молодую женщину за раздавшийся зад, он с силой натянул ее на член. Ощутив внутри себя упругий удар его большого члена, она ахнула и резко разогнувшись, лишь усилила их чувственный контакт. У нее потемнело в глазах от волнующего ощущения внутри себя чужой, гигантской мужской плоти, которая распирает ее влагалище. Обхватив ее, держа руками ее мягкий, дрожащий живот, Вениамин крепко прижимался к ее роскошному заду. Его член мелкими толчками, заскользил в ее влагалище. Невольно задыхаясь от прилива нахлынувшей страсти, она выгнулась в его руках и откинув на его плечо растрепавшуюся голову, заколыхалась от его толчков. — Господи, боже мой! — Потрясенно прошептала она. — Вы уже внутри меня! — Вам хорошо со мной? Вы не ошиблись в своем выборе? — Стремительно двигая членом спросил он. — Я, не знаю! Я ничего не знаю. Это так неожиданно! Ее зад двигался в унисон его бедрам. — Вам приятно сейчас? — Лаская ладонями ее упругую грудь, спросил он. — Да. Очень. — Повернитесь ко мне. Повернув к нему лицо, она встретила его губы и сося их, он продолжал страстно всаживать ей. Громко вдохнув воздух, она пригнулась и принялась пылко подмахивать ему. Держа ее в объятиях, он с громким чмоканьем всаживал в нее член. Их оргазм был дружным и скорым. Громко застонав, она изогнулась и всасывая его льющуюся сперму, вобрала ее в себя. Жадно оплетая его руками и ногами, Любовь Викторовна знойно подмахивала ему. Лишь только отдавшись Павлову, она осознала, до чего же сильно она стосковалась по любви и была благодарна ему за нежность и проявляемую к ней любовную страсть. Под его мощно вонзающимся в нее членом, ее горе мгновенно померкло, уступив жажде любовного наслаждения. Игнатьева была оскорблена до глубины души. Попользовавшись ею, Виторгин коварно сошелся с новой любовницей, которой стала ее бывшая лучшая подруга Алевтина Смирнова. Наталья и дружила с ней только потому, что на фоне широкозадой, большегрудой Алевтины, она выглядела выигрышнее. И вот теперь эта толстая корова, радостно барахтает-ся с ним в постели. Подозревая, что Павлов крепко недолюбливает Виторгина, она не нашла ничего более умного, как придти к нему и пожаловаться на своего непостоянного любовника. Внутренне усмехнувшись, Вениамин предложил ей, уже испытанный имя с Любовью Викторовной, сценарий измены и соперничества. А в качестве любовника, чтобы сильнее досадить Виторгину, предложил ей себя. Утратив от ревности способность здраво мыслить, Игнатьева с радостью ухватилась за его предложение и спустя десять минут уже лежала под ним на диване. К ее … удивлению, Павлов, которого она недолюбливала, оказался очень искусным любовником и она с удовольствием предавалась с ним любви. Лежа рядом с блаженно раскинувшейся Натальей, он с удовольствием сосал ее по-девичьи упругую, приятно полную грудь. Постанывая от блаженства, она страстно теребила его начинающий наполняться упругостью член. — Венечка, ради бога, прости меня дуру. Я думала о тебе плохо. Ты изумительный любовник. Слушай, может мне послать к черту этого придурка Виторгина и продолжать с тобой наши милые отношения? Как ты на это смотришь? — С большим удовольствием. — Ты не представляешь, как я мечтаю отомстить этому высокопоставленному засранцу, — умело онанируя членом, откровенно созналась она. — Накатай на него телегу, от имени соблазненной им невинной женщины. Напиши о том, что, пользуясь своим высоким положением, он принудил тебя вступить с ним в половую связь. Что он постоянно обманывает бедную жену, которая страдает от его непрерывных любовных приключений. Попроси его любовниц, подписать это письмо и ты вскоре увидишь, как за эти выходки ему больно надерут зад. — Венечка! Милый! Ты гений! — Радостно вскрикнула увлеченная его идеей с письмом Наталья. — Я непременно напишу его и ручаюсь тебе его подпишет несколько оскорбленных им женщин. Оно будет не анонимным, а как положено, с подписями. Она не подозревала, что неделей раньше целиком и полностью подчиненная им, жена Виторгина, Любовь Викторовна, под его собственную диктовку, написала в обком партии обстоятельную жалобу на неверного в семейной жизни, бесстыдного развратника мужа. Все! Можно уверенно считать, что теперь недалекий тюфяк Виторгин, мгновенно сгорит. В обкоме, очень не любят, когда партийный руководитель начинает пачкать и без того изрядно запачканную партийную тогу. Письму жены они безусловно поверят, а вдобавок к нему придет письмо обманутых и бессовестно соблазненных им женщин. Вызвав его к себе в кабинет, опустив глаза, Виторгин неприязненно сообщил ему, что он остается за него в районе. А его вызывают в обком партии. Виторгин знал уже все, и о коварной измене жены, из-за ревности, спутавшейся с Пав-ловым, и про гнусное письмо Натальи, а также о роли в этих делах самого Вениамина Ми-хайловича, но ничего не мог в ответ предпринять. Власть уходила из его рук. Он осознавал, что в обкоме, его, вероятнее всего отправят в отставку, а на его место сядет этот выскочка и карьерист Павлов. Оставшись вместо соперника, Вениамин Михайлович довольно улыбнулся и решительно нажав кнопку, вызвал к себе холеную, красавицу секретаршу Виторгина, на которую у него уже давно была устойчивая эрекция. Сейчас, она находится в его власти и уже не станет высокомерно отказывать ему в близости. — Маргарита Константиновна, Вы не хуже меня понимаете, что я скоро буду не только временно исполнять обязанности, но прочно и долго сидеть в этом кресле. Мне кажется, нам с Вами нужно наладить более дружеские, даже близкие отношения, — с вожделением взирая на ее обольстительную фигуру, откровенно заявил он. Фиронова, молча подошла к двери и привычно повернув в ее замке ключ, расстегивая платье, пошла в знакомую ей комнату для отдыха. — Вениамин Михайлович. Я хочу остаться на своем месте, и работать вместе с Вами, — поворачиваясь к нему обнаженным передом, произнесла она. Павлов увидел перед собой прекрасное тело, цветущей, молодой женщины. Его ошеломила гармоничная красота ее бедер, упругость горизонтально торчащей груди, с твердо выставившимися, словно у молодой девушки розовыми сосками. — Маргарита! Признаюсь Вам откровенно, Вы нравитесь мне. Не беспокойтесь, Вы непременно останетесь на своем месте. Сейчас я вижу, что мы с Вами прекрасно поладим. Приблизившись к нему, Фиронова вдруг встала перед ним на колени и глубоко, до самых яиц умело всосала ртом его член. Эта изысканная ласка, была для него столь приятна, что судорожно ухватив ее за красиво причесанные волосы, он пылко всадил член ей в горло. Она закашлялась, но ее прекрасные губы продолжали чувственно охватывать его древко. — Маргарита! — Задыхаясь от наслаждения, прохрипел он. — Достаточно ласк! Ложитесь на кровать, я страстно жажду Вас! Поспешите, а то я кончу в Ваш прелестный рот. — Я с удовольствием высосу Вас. Встав с колен, она нарочито медленно пошла к постели, соблазнительно крутя пышными шарами больших ягодиц и медленно откинувшись на спину, широко раздвинула перед ним полные ноги, открывая перед ним мясистые складки, страстно распахнувшейся половой щели, в глубине которой нежно розовело отверстие призывно открывшегося влагалищного входа. Страстно дрожа, он бросился на нее и судорожно засунув в нее член, стал безжалостно вонзать в нее. Маргарита пылко подмахивала ему. Павлов оказался самым страстным и при-ятным любовником из числа всех мужчин, которых ей довелось попробовать. Он с удовольствием имел ее до полного изнеможения. Она до такой степени понравилась ему, что страстно поцеловав ее во вспухшие после страстного секса губы, он напросился к ней в гости. Позвонив домой, Маргарита предупредила мать и сестру о приходе в гости Павлова. В отличие от него, Виторгин был не очень внимателен к своей любовнице, и за все время, ни разу не посетил ее дом. Осторожный Павлов, приехал к ним лишь в девять часов вечера. Не скрывая своего отношения к нему, Маргарита вышла к нему в тесно облегающем ее роскошное тело коротком халатике и чувственно прижимаясь к нему, любовно поцеловала в губы. Проведя рукой по ее заду, Вениамин задрал халат и увидев обнаженный зад дочери мать и сестра деликатно отвели глаза. Почувствовав рукой ее голую ягодицу, отвечая на пылкий поцелуй Маргариты, он покосился на ее младшую сестру и увидел ее по-женски оценивающий его взгляд, да и мама также с нескрываемой заинтересованностью изучала его. Павлов ощутил, что в этом гостеприимно открывшемся для него доме, его прелестные обитательницы сделают все, что-бы он был удовлетворен. Ему особенно приглянулась Лидия Константиновна, Лидочка. В ней чувствовалась некоторая развращенность, женская алчность и желание изведать нового любовника сестры. Заметив ее многообещающий взгляд, незаметно для других он потер член. Ее глаза страстно вспыхнули. Не смотря на серьезный возраст, Раиса Даниловна продолжала оставаться соблазнительной женщиной. Перемещаясь по квартире, она нарочито вращала перед ним крупными ягодицами, ее большая, не потерявшая полноту грудь, упруго колебалась. Выходя из туалета, он встретил ее, несущую в руках поднос с вином и фруктами. Взяв Раису Даниловну за грудь, он страстно поцеловал ее. Прерывисто дыша, она посмотрела ему в глаза. — Ночью, я обязательно приду к Вам. — Я буду Вас ждать, Вениамин, — не притворяясь, что не хочет его, ответила она. Танцуя, Лида возбуждающе прижималась к нему бедрами. Его стоящий член с силой упирался в ее живот. — Я, хочу Вас! — Целуя ее за горящим ушком, прошептал он. — Скажите сестре, чтобы она позвала меня к себе и я приду к Вам. Я тоже хочу тебя. Потеряв ее, он пошел в прихожую и увидев открытую дверь туалета, подошел к нему. Расставив ноги, Лида подтирала половую щель. Эротичность этой возбуждающей сцены распалила его. Стремительно войдя в него, он вынул член и прижимая женщину к стене, страстно вонзил в нее член. — Да! Да! Да! Я хочу тебя! — Страстно прижимаясь к нему голым животом, страстно дрожа воскликнула она. — Люби меня! Отдаваясь ему, она стонала и даже кричала, совершенно не заботясь о том, что ее крики слышат другие. Расстилая кровать, Маргарита поняла, что сестра будет в постели третьей. — Ты пошел к маме, — сонно открывая глаза, тихо спросила утомленная его неистовой любовью Маргарита. — Да, она просила меня навестить ее. — Неужели, после того, как ты уморил меня и Лиду, ты еще можешь хотеть женщину? — С удивлением справилась она. — Она нравится мне. Мне очень хочется попробовать ее. Теперь я буду у Вас частым гостем. Раиса Даниловна встретила его страстными объятиями. Распаленная томными стонами дочерей, она изнемогала от желания любви. Он в ней не ошибся. Под ним лежало пышное тело немолодой, но очень страстной женщины, которая с молодым пылом подмахивала ему. Всаживая член в ее громко чавкающую половую щель, он ощутил содрогания ее влагалища и сжимая ее горячее тело в объятиях с наслаждением спустил. Как ему было ни жаль, ему вскоре, пришлось расстаться с носящей большой живот беременной от него Маргаритой. Ее сестра Лида, также была на сносях. Страстная любовь с ним, также не прошла для нее даром. На время своей беременности, Маргарита прислала к нему свою только что закончившую школу, юную племянницу Юленьку. Это она горестно рыдая, подставляла ему свою нежную, персиковую попочку, под ягодицами которой растянутые его членом, скользили ее налитые кровью половые губки. Громко вскрикивая, она содрогнулась в первом в своей юной жизни оргазме. К этому времени, Вениамин Михайлович Павлов, уже стал первым секретарем райкома партии. E-mail автора: Severin809@rambler.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх