Секс на войне. Часть 3

Спускаться с горы оказалось намного труднее, чем подниматься. Для Катрин — это было тяжело в двойне, так как она, в надежде, думала, что больше никогда не увидит этого места, а сейчас ее вновь ведут в обитель насилия, которому она была недавно подвергнута. Экон шел впереди, с высоко поднятой головой. Катрин смотрела в эту широкую спину и жаждала воткнуть что-то острое, да так воткнуть, чтобы пронзить самое сердце. «Возможно, в сердце и кроется его сила!» — подумала Катрин, вспомнив, как заколола этого ублюдка мечом, а он смог вернуться. Она не хотела показывать свои слабости, но ноги все больше становились ватными, а колени подкашивались с каждым новым шагом приближающим ее к городу. — Кто ты такой? Что за большая девятка? — эти вопросы не давали покоя Катрин на протяжении всего того времени на протяжении которого они шли обратно, а раз сейчас подвернулась такая возможность, почему бы не воспользоваться ею, пока он снова не набросится на нее, а это, по предчувствию Катрин, случиться совсем скоро. — Да ты не только возбуждающая, а еще и любопытная, — Экон слегка повернул голову в сторону Катрин. Загадочная ухмылка играла на кончиках его губ. — Имею право, — огрызнулась Катрин. — Конечно имеешь. — Как ты знаешь, война разрушила мир на части, из которых образовалось четыре державы. Они были так поглощены друг другом, что совсем не замечали ничего вокруг себя, а именно то, что девять маленьких стран, совсем малюсеньких и живущих на последнем издыхании нашли способ возродиться и через какое-то время появились мы, защитники большой девятки. Нашей единственной целью стало уничтожение этих держав. — Вы даже детей не жалеете, — вспылила Катрин. — Конечно, если мы пожалеем отпрысков нашего врага, когда они вырастут, то захотят отомстить, а нам это совсем не нужно. Если не хочешь чтобы дерево росло под твоим домом нужно рубить его на корню. — Это жестоко! — Этой война. Нас создавали не для того, чтобы мы сюсюкались с мелкими выродками. Такой ответ тебя устроил? — Да, — с неохотой ответила Катрин, сто раз пожалев, что начала данный разговор. Какое-то время они шли, молча пока между деревьями не стали мелькать стены города. — Вот мы и дома, — вдохнул свежего воздуха Экон. В воротах толпилось слишком много людей и Катрин увидела в этой толпе свой шанс сбежать. — Даже не думай о побеге, — обрубил все мечты Катрин, Экон. Чем ближе они подходили к воротам, тем сильнее становилось желание бежать, бежать и еще раз бежать. Замедлив шаг, Катрин наблюдала за движениями Экона. Девушка следила за его головой. Холодная рука обхватила запястье Катрин и потянула за собой. Очередная мечта на побег была пресечена. Потащив девушку сквозь толпу, они вошли в город. Буквально через пятьсот метров к ним подбежал солдат. — Господин президент. Последняя держава уничтожена. Они пали, — отчеканил солдат. — Отличные новости солдат. Свободен, — отдал приказ Экон и повернулся к Катрин. Девушка побелела, страх отражался в ее глазах. « Последняя держава уничтожена» — отдавалось пульсацией в ее голове. — Президент? — прошептала она. — Я забыл упомянуть? Когда-то нас было девять, но я лишил одного жизни и теперь весь мир пал на колени передо мной. — Я никогда не встану перед тобой на колени, — выпалила Катрин. — Это мы еще посмотрим, — рассмеялся парень. Схватив девушку за руку, Экон потащил Катрин в неизвестном для нее направлении. На улице все радовались и веселились. Когда они проходили мимо домов, то Катрин отчетливо слышала женские стоны, доносившиеся из окон. Спустя несколько улиц путники оказались перед огромным зданием. — Как тебе мой президентский дворец? — обратился он к Катрин, при этом, не сводя глаз со здания. — Оно отвратительно. — Ты полюбишь его. Как и меня. Внутри все казалось еще омерзительнее. Встречать президента вышли слуги, в основном это были немолодые женщины и мужчины. — Сегодня я устраиваю званый вечер и хочу, чтобы она выглядела так, чтобы у меня встал при ее виде, — он хотел поцеловать ее в губы, но Катрин толкнула его в грудь. Это не понравилось Экону. Она выставила его в неприглядном свете перед его людьми. — Что ж, посмотрим на твое поведение вечером, — он улыбнулся, отчего Катрин еще раз передернуло. Женщины отвели её в подвальное помещение. Снимали одежду они в полном молчании. Катрин пыталась сформулировать очередной план побега, но все концовки этих задумок, заканчивались печально. За ширмой, в виде густых веток деревьев, поднялся пар. Катрин вели к этому пару, слегка толкая в спину, так как она упиралась. За ширмой ей открылась офуро[1] со слегка кипящей водой. Сняв с нее грязную кофту и штаны Катрин предстала полностью оголенная перед ними. Ссадины и синяки покрывали все тело. После недолгих разглядываний ее покалеченного тела, одна из женщин указала девушке на офуру. — Я не полезу в эту воду, — огрызнулась она. Посмотрев еще раз на кипящую ванну, Катрин не успела опомниться, как ее столкнули. Горячая вода обожгла кожу, и сковало тело. Они держали девушку в воде около тридцати минут. За это время тело Катрин привыкло к смене температур, а кожа перестала гореть. Одна из женщин подозвала Катрин к себе и обвила ногами ее грудь, дабы та не смогла сбежать от предстоящих процедур. Она начала тереть тело Катрин жестким материалом. Девушке казалось, что с нее сдирают кожу. Отмыв ее от грязи, они помогли Катрин вылезти и усадили в жесткое кресло, сплетенное из материала похожего на ротанг. Расчесали волосы, смазали кожу приятным маслом, в котором чувствовались нотки жасмина, лаванды, мяты, розы и ромашки. Руки и ноги стали как ватные. В помещение вошла еще одна женщина. В ее руке лежало черное атласное платье. — Я не надену это, оно вызывающее. — Придется, этого хочет господин президент, — протараторила женщина. Услышав это, к горлу девушки подступил комок гнева. — Тогда я точно его не надену. — Не упрямься, а то появятся свежие синяки на теле. Взглотнув Катрин смирилась и надела нижнее белье, а следом пошло платье, оно скользнуло по ее телу и село как влитое. V-образный вырез открывал ее грудь, открытая спина до копчикас перекрестными лямками, была украшена цепью. Женщина поднесла туфли и вручила их Катрин. Она смотрела на них как на врагов. Эти шпильки выглядели как смертельное оружие. «Не смогла убить мечом, может хоть шпильками получится заколоть « — подумала Катрин. Время пролетело незаметно. Нагрянул вечер, а это означало, что после него Экон вновь овладеет Катрин. Женщины привели девушку к банкетному залу и толкнули внутрь. Девушка начала искать взглядом Экона, а когда не смогла найти его, то ненадолго обрадовалась. Ей не хотелось видеть ублюдка, а следовательно, не попадаться ему на глаза, стало ее главной целью. Заиграла приятная классическая музыка и Катрин приобняли чьи-то сильные мужские руки. — Позвольте пригласить вас на танец? — прошептал галантный голос. Катрин испугалась, что это Экон и начала вырываться. — Тише-тише… Я не кусаюсь, — проговорил мужчина. Повернув голову, девушка увидела перед собой высокого, стройного, статного парня в сером костюме, который идеально подходил к его пепельному цвету глаз. — Я Вас знаю? — обратилась к нему девушка. — Не думаю, — вытащив девушку в центр зала, незнакомец, в сером, прижал Катрин к себе, совсем не волнуясь, что за этими действиями могут последовать неприятности. Катрин почти не касалась пола, он крепко держал ее в своих мужественных объятиях. — Кто вы? — Ты очень красива, еще тогда я сразу приметил тебя. — Это не ответ на поставленный вопрос, — напирала Катрин. — Что ж, хорошо. Меня зовут Годвин. Я являюсь правой рукой Экона, — отбросив девушку в танце, он удерживал ее запястье, дабы та не упала. — Ты один из большой … Читать дальше →

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх