Сексуальная жизнь моей матери. Глава 10: Дорога домой

Через 2 часа мы уже стояли на ж/д вокзале. Ехать решили поездом, так как автобусом было очень утомительно. На поезде, со всеми остановками, ехать часа четыре. Ожидая поезд, мы сидели и шептались на разные темы. Мать постоянно повторяла, что так рада тому, что я всё узнал. И теперь она возбуждается каждые 5 минут от такого приятного поворота событий в её жизни. Она была безумно счастлива, что нашла человека, которому могла излить душу, и он её не осудит, а даже наоборот. А тот факт, что я её родной сын, вообще сносил ей крышу. Она стала через чур откровенной, как молодая девчонка. Я и подумать не мог, что 40 летние женщины бывают столь развратны. — Мои трусики уже все мокрые, — похабно шептала она мне на ухо. — Мааам, тише! — забеспокоился я, так как рядом сидела одна женщина, ровесница моей матери. Но по виду так не скажешь. У неё были короткие, неухоженные волосы с гулькой. Косметика на лице отсутствовала, да и гардеробчик она подобрала скорее отталкивающий, чем привлекающий. Другое дело, женщина справа от меня. Роскошные длинные волосы каштанового цвета, с кудрявыми локонами. Красивое статное лицо, в меру косметики. Большие круглые золотые серьги прекрасно смотрелись под белую водолазку. На ногах были узкие синие джинсы и синие туфли на каблуке (именно те, в которых она проползала всю ночь во дворе, их пришлось долго отмывать от спермы и грязи). Фигура у неё, была отпадная, об этом я уже не раз упоминал. Именно с такой женщиной я вскоре оказался в одном четырёхместном купе. Там уже находилось двое человек. Усатый мужчина в очках, читающий газету и бабушка, роющаяся в сумке. Мы поздоровались и заняли свои места. В купе зашёл ещё один мужчина. Как только он увидел мать, его глаза выкатились из орбит, а уголки рта поднялись в ехидной улыбке. Этот мужик долго не хотел уходить, пялясь на мать. Она даже поздоровался, как то дерзко. Мать вопросительно смотрела ему в глаза. Но затем он ушёл, ошибся купе. Поезд тронулся. Мы с матерью оказались на верхних полках напротив друг друга. Когда она залезала наверх, узкие джинсы туго обтянули её крепкий зад. Джинсы приспустились и показались полоски фиолетовых стринг. Она переодела водолазку, чтобы не память, на просторную белую футболку. Когда она снимала водолазку, была повернута ко мне спиной, точнее не ко мне, а к мужчине снизу, хотя он был увлечен газетой. Вместе с водолазкой она резко расстегнула лифчик и одела футболку на голое тело. Мать теперь лежала на боку и я отчетливо видел выпуклости её сосков под футболкой, признак сексуального возбуждения. Она игриво смотрела на меня большими зелёными глазами. Вдруг её рука медленно расстегнула пуговицу, а затем и змейку на джинсах. Кисть мигом нырнула между ног. Мужчина снизу всё также внимательно изучал газету. Бабуля была под мамой. Мать вытащила руку из штанов. Пальцы были липкие, как в меду. Моя сучка снова течёт. Она наглядно понюхала и облизала пальцы. Затем снова нырнула ручкой между ног и начала медленно мастурбировать, прикусывая губу, чтобы не стонать. Мой член не выдержал этого зрелища и вытянулся в полный рост, создавая мне неудобства. Мать показала жестом, что нужно отойти покурить. Мы вышли из вагона, я старался аккуратно спускаться с койки, чтобы бабулю не хватил инфаркт от моего колом стоящего члена. — Ты сумасшедшая! — засмеялся я в коридоре. Она схватилась рукой за мой член. — Вижу тебе понравилось мои маленькие шалости, — засмеялась она. Я зашёл в туалет, помочиться, а мать пошла в тамбур курить. Тяжело было ссать со стоящим членом. На это я потратил пару минут. Заходя в тамбур я обомлел. У окна стоял тот самый мужик, который ошибся вагоном. Он держал обеими руками голову моей матери на уровне члена. Она сидела на корточках, обхватив руками его бёдра. — Что здесь происходит? — подал голос я. Услышав мой голос, мать резко отпрянула от члена мужика. — Он меня заставил! — как то жалобно простонала она. — Ты кто? — уставился на меня мужик, продолжая держать мать за волосы. — Я её сын, дядя, — грубо ответил я. Пару секунд гримаса удивления не покидала лицо мужчины, но затем он расслабился и улыбнулся. — Ха! Тогда ты должен знать, что твоя мамаша грязная блядина. Шлюха, каких я никогда не встречал. Недавно ночью, мы толпой, человек в 30—40 отымели её во все дыры. Видел бы ты свою мамашу в деле. Мужик захохотал. Я не смутился. — Видел, — бросил я. — Был там в тот вечер. Вот теперь то мужик реально оторопел. Так завязался долгий разговор. Оказывается он был, одним из многих мужчин, которые трахали мою мать в ту ночь. Я ему всё рассказал, про наши с матерью новые отношения. Мужик не мог понять, как это так, в наше то время, в этой стране. Инцест. Да ладно? В итоге он был приятно ошарашен и мы поболтали ещё немного. Мать всё это время стыдливо смотрела в пол. — Меня в соседнем вагоне ждут друзья, — продолжил разговор мужик, звали его кстати Михаил. — У нас там тоже купе, может ты одолжись нам свою шлюшку на пару часиков? Мать вопросительно посмотрела на меня. Я не спешил с ответом. — Да ладно, браток, смотри, — он беспардонно схватил мать за ляжку и приподнял одну ногу. Прямо по центру на уровне промежности красовалось большое мокрое пятно. — Она даже сейчас течет, — восклицал Михаил. — Мам, ты не против? — спросил я. Она не знала, что ответить, косясь на Мишу. — Значит не против, — решил я. — Пойдемте в купе все вместе. Михаил так искренне по детски обрадовался, что аж обнял меня за плечи. Матери достался шлепок за круглой заднице и следующие слова. — Вперёд мокрощёлка, седьмое купе. И вот мы все втроем заваливаемся в это купе и закрываем двери. Пару минут Мишаня объяснял корефанам, что к чему. Ещё минуты две они осмысливали это явление. Я шепнул матери на ушко. — Ты же хотела, чтобы тебя выебали, раз так потекла. — Мне стыдно, — бросила она через плечо. — Тебе то? — засмеялся я. — С каких пор. Я подтолкнул мать к мужчинам, а сам упал на койку и закурил. — Она податливая, мужики, сказал я. — Стоит её разогреть, так она вам концы в порошок сотрет и не насытится. Они все хором заржали. Один из них встал, рыжий с щетиной. Крепкий такой мужичок. Схватил мать за задницу, потом помял сиськи. Встал второй стянул с неё футболку. Под шум и гам они начали лапать её дойки и лизать соски. — Вот это вымя, — восхитился кто то. — Отличные сиськи, да и фигура шикарна, не грамма жира на боках и животе. Они щупали тело матери как хотели и комментировали. Мишаня рассказывал, как её ебали толпой, причем всё в подробностях. — Зачетная шлюха, — твердили мужики. Вот уже джинсы упали к ногам, мать вышагнула из них, оставшись в одних трусиках и туфлях. Рыжий подхвати её под мышки и усадил жопой на стол. Он высоко поднял её за ляжки. — Смотрите, из неё течет, как из пожарного шланга. Я сам с интересом вытянул шею, чтобы посмотреть. Трусики мамы были насквозь мокрые. Ручейки стекали по жопе на столе. Рыжий резко стянул мокрые трусы и занюхал, как наркоман. — Вот это шлюха! Запах настоящей суки! Он кинул трусы остальным, а сам раздвинул половые губы. — Пизда то разработанная. Он звонко шлёпнул маму прямо по письке. Она издала непроизвольный стон. Рыжий принялся лизать её мокрую лоханку. — Ты бы лучше не лизал её манду, — сказал Мишаня. — Мы её тогда толпой выебали, хер знает, может подхватила что. — Не, парни, — вставил я. — Не парьтесь. У неё какой своеобразный иммунитет к венерическим болезням. Сотни мужиков прошли между её лях и она ни разу не заболела. — Это правда, — впервые подала голос мать. Это вроде убедило рыжего и он продолжить лизать мамину манду. Когда он задевал щетиной её половые губы, она тихо хихикала. Один мужик резко схватил её за шею, слегка придушивая. — Ах ты шлюха! Скажи это громко, скажи, что ты шлюха! Мужчинам всегда нравится, когда женщины говорят грязные пошлости. Он душил мать и смотрел в её красное лицо. Она смело смотрела ему в бешенные глаза и прокричала. — Я шлюха! Шлюха! Выебите меня уже! Раздался всеобщий одобряющий смех. — Я уже вся теку, а вы до сих пор одетые?! — возмутилась мать. — Шлюха просит члена, — мужики начали раздеваться. Мать откинулась на локти и лежала с широко раздвинутыми ногами. Но ногах были туфли, на правой туфле свисали мокрые трусики. Она провела рукой по своей киске и подмигнула мне. Первым между её бёдер встал Мишаня. Он начал быстро вгонять свой болт в мамину мокрою дырку. Пизда хлюпала на всё купе. Мать начала махать руками по воздуху, прося член. Её сразу же с двух сторон обступили мужики, и она сама направила их члены себе в рот. Посасывая член, она игриво улыбалась мне. Миша стал быстрее двигать бёдрами, заставляя мать стонать с членом во рту. Шмонка захлюпала ещё громче. — Ехать у неё мокрая щель, никогда таких не видел, — сказал Мишаня, высунув член. — Сань, ты следующий, только не торопитесь кончать, времени ещё полно. Рыжий сменил его у стонка и заставил мать стонать ещё громче. Через пол часа все дружно поимели мою маму промеж ног. И даже я не остался в стороне. Она лежала на спине, тяжело дыша. Вся потная, мокрая. Между ног на столе образовалась целая лужица её кончи. Мужики ржали, когда Миша набрал в ладони кончину и полил тело мамки, живот и сиськи. Она улыбалась во весь рот и растирала выделения по своему телу. Мяла свои сиськи и соски. Пока мужики сидели она гладила рукой свой клитер. — Ну что же вы, мужчинки. Хватит сидеть, трахайте меня, да посильнее. От этих слов, я громко засмеялся. — Мамка, ну ты и шлюшенция. — Я схватил её за лодыжку и стянул туфлю. Ногу её положил на свой член. Она усердно дрочила мне ножкой. Её прекрасные пальчики, с красным лаком на ногтях, медленно гоняли шкурку моего члена. Я резко встал и перевернул мать на живот. Она, как опытная шлюха, сразу поняла какую позу ей принять. Села на колени на край стола и отклянчила жопу. Я легко вставил свой член в её рабочий анус. Она издала протяжный стон. Я начал буравить её задницу. Когда мужики увидели, что я трахаю её в попку, удивились. — Она, что и в жопу даёт? — спросил самый старший, седоватый мужик. — Да, причем охотно, — промолвил я, тяжело дыша. — Я видел, как цыган ей кисть в задницу засунул, — рассказывал Михаил. — Прикинь, кулак вошёл в неё легко. Тогда то её задницу знатно растрахали. Он продолжал сыпать историями, пока я трахал свою маму шлюшку. Под конец я обильно извергся в её прямую кишку и высунул член. — Следующий. Меня сменил рассказчик Миша. Он ебал и рассказывал. Прям Юлий Цезарь. А также звонко шлёпал мать по заднице, которая уже вся была красная. Его сменил седовласый и, спустя ещё 30 минут, задницу моей матери растрахали все. Она была вся красная, со следами моей спермы. Мужики кончать не спешили. — Давайте её дуплетом, — предложил рыжий. Уговаривать мою мать не нужно было. Она услышав слово дуплет. Сама встала во весь рост на стол, причем на каблуках. Высокая голая женщина стоит на столе. Не мудрено, что руки мужчин стали блуждать по её ляжкам и икрам. Первым под неё подлез самый незаметный мужик. Хрен его знает, как его звали. Но член у него будь здоров. Толстая дубина. Именно на эту дубину моя мамаша села своей разработанной жопой. Под тихий стон она опустилась сракой на член, по самые яйца. Спереди пристроился Мишаня. Он закинул её ноги себе на плечи и легко вставил в вагину. Пошла жаркая ебля дуплетом. Мать стонала, как беременная корова. Обе её дырки легко принимали гостей, громко причмокивая. В этот момент поезд стал медленно сбавлять скорость. Мы проезжали первую остановку. И вот поезд резко остановился и все троя со стола упали прямо на меня. Причем мокрая щелка матери оказалась прямо у меня перед носом. Все громко заржали, карабкаясь друг по другу. Каблук матери царапнул седовласого по лбу. От этого он осерчал и начал хлестать мать по жопе и сиськам. Она извинялась отходя к двери. — Тупая пизда! Раскорячила свои копыта во все сторона! — гневался он, шлёпая её по сиськам. — Эй полегче, дедуля, — я перехватил его руку. — Извини, что то я разошёлся, — притих он и сел, потирая лоб. — Сейчас сидите тихо, пока поезд стоит, — сказал рыжий. — Если проводницы шум услышат, и заглянут, то нас всех высадят сразу же. Мы все согласились. Мать голая стояла у двери, сгорбившись и потирая попу. — Иди хоть отсоси, — предложил Миша. Эта предложение сработало. Она присела на корточки у его члена и взяла в рот массивную головку. Затем пошёл член другого мужика. Рыжий заставил маму сосать, сидя на коленях и прогнув спину. Пока она сосала незаметному дядьке, рыжий сняла носки и пальцами нырнул в её влагалище. Мать тихо начала стонать, когда он теребил пальцами ноги её лоно. Потом она подползла к нам и начала отсос с рыжего. Он грубо насаживал её ртом на свой член. Она кашляла и давилась, но когда вынимал член из рта и слюни вытекали из её рта, на лице играла похотливая улыбка. Поезд тронулся, когда её язык облизывал яйца седовласому. Маму обратно забросили на стол и снова зажали дуплетом. Сэндвич продолжался довольно долго. Мужики, казалось, не способны кончить. Но всё-таки им это удалось. Одна пара, седовласый и Миша, обильно напускали густой спермы в мамины щели. Их сменили рыжий и незаметный. Как только они не трахали её. Даже менялись, кто сверху, кто снизу. В итоге и они кончили под дикие стоны грязной шлюхи. Надеюсь она насытилась на сегодня. Когда их члены покинули её норки, я подошёл сзади. Мой член снова стоял. Я легко вонзил его в её грязное лоно и начала трахать по свежей сперме. Затем сменил вагину на жопу и излил своё семя туда. Мать, растраханная, лежала на сиськах и тяжело дышала. Незаметный водил обвисшим членом по её губам и лицу. Сперма блестела на выходах из её дырок. — Заполнили сучку, — сказал Миша и поднял мать за волосы. — Ты довольна шлюха? — Спасибо, мужчины, я очень довольна, — тяжело дыша, выпалила мать. — Вот это правильно, — раздался голос седовласого. — Только истинная шлюха благодарит за то, что её выебали. Он шлёпнул мать по заднице. Поезд снова остановился. Рыжий посмотрел в окно. На пироне стояли трое молодых ребят, лет по 15. В стороне стояла одна женщина и двое мужчин у ларька. У рыжего сверкнули глаза. Он поднял мать на ноги. Ей было тяжело стоять на столе, на высоких каблуках, после такого жесткого секса. Как только подростки увидел в окне вагона обнаженную женщину, стоящую на столе, она замахали руками, указывая пальцами и подпрыгивая от счастья. Мать это тоже заметила. — Покажи им свои грязные дырки, — скомандовал рыжий. Я думал, она откажется, всё таки людное место, хоть сейчас и мало людей было на пироне. Но она не переставала меня удивлять. Моя шлюшка, улыбнулась, стала раком, прислонилась жопой к окну и начала тереться пиздой об окно. От трения сперма стала вытекать из влагалища и ручейками стекать по окну. Вы бы видели глаза тех ребят, они увидели самое что ни на есть чудо. Лучшее зрелище для 15 летнего подростка. Мать продолжала тереться пиздой и жопой по окну, выплескивая сперму на стекло. Пару раз она пукнула и сперма брызгами летела из задницы на окно. Вскоре это зрелище заметила женщина, стоящая неподалеку. Она вылупила глаза и открыла рот. Мужчины стоявшие у ларька, завидев голую бабу, трущуюся пиздой об окно вагона, непроизвольно сняли кепки с головы и начали чесать затылок, улыбаясь золотыми зубами. Когда поезд снова тронулся, ребята побежали за вагоном. Мать примкнула большими сиськами к окну и начал вытирать ими сперму со стекла, помогая языком. В этот момент, рыжий схватил мать за волосы и оттащил от окна. — Хватит детей развращать. Разошлась шлюха. — Ты сам предложил, — ответила мать. — А ты и рада была, лишний раз пиздой светануть. — Может ещё по разику, — оглядела мать мужчин. — Не сучка, — ответил Миша, закуривая. — Яйца пусты. — Хватит здесь курить, — проворчал седовласый. — Начнут потом гнать на нас. Пойдемте в тамбур. Все собрались выйти покурить в тамбур. — Ты с нами, сучка? — оглянулся Миша. — Да, только оденусь, — бегло ответила мать, накидывая футболку. — Этого хватит, — сказал Миша и за руку вытащил её из купе. Её футболка едва прикрывала мохнатку. Так, как у моей матери была большая круглая жопа, то половинки ягодиц были свободно открыты глазу. Мы вышли в тамбур и начали курить и общаться. Кто то мял мать за сиськи, кто то за жопу. Седовласый заставлял мать говорить всякие гадости типа: — Я грязная шалава. Готова обслужить любой член. Мои дырки текут от запаха мужика. Мужики ржали, когда она это повторяла, а мать улыбалась, довольная, что угодила мужчинам. Один раз, она назвала себя блядской подстилкой и начала тереться пиздой об ногу Мишане, оставляя мокрое пятно на его штанах. В этот момент дверь начала приоткрываться, мать сразу же отскочила от ноги Миши и приняла достойную позу, если это вообще можно назвать достойной. Вошла проводница с бельем. Она с отвращением посмотрела на мать. Одна женщина среди 5 мужчин, в футболке, еле скрывающей её мохнатку, спермой стекающей по ляжкам (хотя мать прижала ноги, этого видно не было), с голыми ногами на высоких каблуках. Явно блядина какая-то, пронеслось в голове проводницы, но сказала она следующее: — Женщина, вы бы в таком виде не разгуливали по вагону, здесь всё-таки и дети есть. С этими словами проводница прошла дальше, одарив мать ненавистным взглядом. В общем после тамбура, мы вернулись в купе, где мать вытерла промежность трусиками и выкинула их в окно, затем натянула джинсы. Она посмотрела на себя в окно. — Волосы растрёпаны… Но хоть на лицо не кончили, — сказала она. — Спасибо за безбашенный секс, мужчины, приятно было вас отыметь, — хохотнула она и вышла из купе. — Это кто ещё кого отымел, — раздалось вдогонку. — До новых встреч шалава! Когда мы шли к нашему купе, я спросил её. — Как ты терпишь, такие унижения в твой адрес? На что мать неожиданно просто ответила. — Мужчинам нравится называть женщин шлюхами, шалавами, от этого они сильнее заводятся, а таким женщинам, как я, такое обращение нравится ещё больше. — Она нагнулась ко моему уху. — Да я вся теку, когда меня шлюхой называют. Я так и остался стоять, как вкопанный от услышанного. А мать прошла в купе. Через час мы уже были дома. To be continued! И помните, что ваши комментарии являются важнейшей мотивацией для автора.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх